За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Река Такут

Сообщений 21 страница 40 из 173

1

http://s3.uploads.ru/qmjU6.png

Широкая река, тянущаяся почти от самого Ледяного пояса до Ацилотса. На одном из древних наречий её название звучит, как "бесшумная". Отчасти древние были правы – река, действительно, тихая, едва слышный плеск поднимает лишь рыба, коей в водах Такут огромное количество. А уж какие на ней закаты и рассветы, плавленным золотом отражающиеся в ровной речной глади! Однако случаются дни, когда речные воды неожиданно темнеют до иссиня-черного, а яростный ветер поднимает бугры волны. Причину этого явления никто так и не в силах объяснить, хотя маги не раз задавались этим вопросом. Да, существует над рекой некое магическое поле, которое временами идет рябью, тем самым вызывая над Такут внезапные изменения погоды, но большего чародеи сказать не могу. А, может, просто не хотят, чтобы не сеять паники?..

0

21

- Я у родителей был, вот обратно в Таллем возвращаюсь, Рэю надоело стоять в канюшне и он наотрез отказался через телепорт, поэтому пришлось обычным способом добираться. Ну а опасных монстров в окрестностях столицы уже давно извели, а со всякой мелочью я спокойно справлюсь.
Рэю? А это наверно его конь. Подумал таррэ, однако почему то нутро его говорило, всей своей сутью говорило, что перед ним некто, кто ему навредил, иными словами недруг, враг.
- Странно, я почему то не слышал. Да и как это возможно, кто будет бегать по лесам отлавливая диких тварей, кому это нужно? – Иронично вскинув свою правую бровь, маг ясно дал понять что считает подобное чистой воды бредом, но сказать это в лицо не позволяли хоть какие, а приличия.
- Перррррвый вариант был пррррравильным. Что я чувсссссссствую? Только то, чо зззззздесь использовалассссссссь мощная магия. Кто-то хотел зззззакрыть от поссссссторонних это месссссто. Кто очень ссссссильный.
Спросить совета у дракона было правильным решением, и как он сам не заметил, теперь когда об этом сказал дракон всё казалось таким очевидным. Это отличается от того что мне говорили о докладе магов, неужели от меня что то скрыли? А если и так то с какой целью и зачем?
- Саф это довольно серьёзно, однако раз дракон так говорит у меня нет причин сомневаться , прими мою благодарность. – Кивком подтверждая свои последние слова, маг повернулся к эльфу.
- У вас не будет на чём писать? – Стоило задокументировать всё что он тут узнал и немедленно, а затем провести более подробный анализ и вернуться в академию. Так таррэ думал, ощущая как разгоняется кровь в его жилах. Предстояло что-то интересное, а уж это он не упустит, может даже наградят. Улыбаясь уголками губ, Аррэр сейчас чувствовал себя просто великолепно.  Хотя в первую очередь и стоило задуматься кто может владеть подобной силой и почему, а главное для чего он выбрал именно это место.

Отредактировано Аррэр Рэгэ (2011-11-10 18:04:28)

0

22

Эльфик задумчиво посмотрел на мага, но мимолетно, хотя уже гораздо более внимательно, чем в прошлый раз... И сделал выводы, о которых просто не приминул сообщить, хотя совершенно и не выделял их интонациями, продолжая говорить все так же, как и обычно, улыбаясь:
- Юноша, а зачем бегать за тем, что само нападает? Все, что нападало вывели вокруг столицы еще до моего рождения, ну а того, что не нападает, и бояться не стоит, каким бы страшным оно не было. -изрек ушастый простейшую житейскую мудрость, до которой обычно все так долго доходят. Нет, конечно же был шанс, что тут что-то новое забрело и еще не успело себя проявить, чтобы быть сочтенным опасным и, следовательно, нуждающимся в устранении, но Тайка был просто неизлечимым оптимистом, поэтому про такое даже и не подумал. Хотя стоило бы... Все-таки его пятую точку считают крайне аппетитной не только представительницы противоположного пола (да и своего, в принципе, тоже), но и просто толпы приключений,которые ему даже искать не надо, их как магнитом тянет. Но горбатого исправит лишь могила, а нашему "горбатому" до могилы далеко, так как из всех приключений ему хватает удачи выходить без значительных потерь. Но да хватит рассуждений, ведь действо двинулось дальше и своё слово сказал дракон. Лучше бы не говорил... Ибо любопытство наше соизмеримо лишь с длинной ушей и стольинтересный факт, что где-то кто-то что-то прятал просто не мог его не пробудить. Да и к тому же в этот раз любопытствовал не только он один, но и еще двое, которые вполне могли стать ему друзьями.
- Будет. Бумага и чернила найдутся... Но вот чем писать нету... -ушастый чуть покраснел, но не столько из-за стыда, сколько из-за неловкости, но потом добавил, улыбнувшись,- но магу воды это ведь не составит проблем, да? -после чего полез в седельные сумки за требуемым, попутно чуть побив пятками конягу, который уже сожрал всю травку в пределе досягаемости и теперь заинтересованно приглядывался в камышу.

0

23

Дракон изогнул шею, наблюдая за действиями эльфа. Писать? Зачем что-то записывать, когда маг может разобраться со всем на месте? Он же маг, чёрт побери. А все они с одного поля ягодки... А раз так, то не стоит им доверять.
Кстати, насчёт доверять. Коняга-то у эльфа больно смирный рядом с драконом. Любой другой уже давно бы сбежал куда подальше впереди собственного ржания, а этот стоит и ухом даже не ведёт. Тренированный? Или просто на голову пришибленный? Что, в принципе, одно и тоже. Что первое, что второе - одинакого не способны пугаться.
Насчёт пугаться. Чуткий слух дракона уловил едва слышимый треск веточки под лапами хищника, который явно наблюдал за троицей. А вот и ветерок донёс запах кошки. Пантера? Пума? А, неважно. Широкая мощная струя пламени устремилась к жертве, превращая в головёшки не только её, но и кустарник вокруг...

0

24

- Юноша, а зачем бегать за тем, что само нападает? Все, что нападало вывели вокруг столицы еще до моего рождения, ну а того, что не нападает, и бояться не стоит, каким бы страшным оно не было.
Думаю не стоит говорить ему про нежить, да и в правду не стоит, в противном случае боюсь этот спор затянется. Не в его правилах было часами спорить о какой-то ерунде, какой в этом смысл? и почему его коллеги волшебники так это любят? Многие изображают магов этакими старцами в возрасте с пергаментом и залысиной, спорящих о том как лучше законсервировать травиной корень, ну или какой город следующим разнести. Всё зависит от местных обычаев.
- Будет. Бумага и чернила найдутся... Но вот чем писать нету... но магу воды это ведь не составит проблем, да?
Принимая из рук эльфа столь желаемое и нужное на данный момент, Аррэр мог позволить себе добродушно улыбнуться. Именно позволить, так как он всё ещё не доверял Тайю. Хотя конечно эльф был прав, нечего не стоило ему как магу воды писать имея только одни чернила, вот если бы их не было, всё таки чтобы создать подобную жидкость нужно ещё и понимать в магии земли, а там уже не важно токсин, яд или виноградный сок.
- Очень тебе благо... - Не так далеко от таррэ вспыхнул драконий огонь и начисто сжёг и обратил в угли весь кустарник в своей досягаемости, сгорел даже тот что находился поблизости, несмотря на то что был влажным. Аррэр так и остался стоять с чуть приоткрытым ртом ещё несколько секунд, всё ещё ощущая жар этого пламени на одежде, так и не закончив своей мысли. Стоило пожалеть всех тех охотников на драконов, этож сколько надо приложить усилий, сколько мозгов, чтобы убить хотя бы одного. Пожалуй единственное о чём он сейчас думал, выразилось в одном единственной вопросе к дракону Саф.
- Что на тебя нашло? – Как не странно но в тот момент предрассудки неосознанно взяли вверх и единственное что видел маг в действиях Саф, то угрозу, ну или недовольство.

Отредактировано Аррэр Рэгэ (2011-11-13 12:52:26)

0

25

http://uploads.ru/i/P/k/s/PksCG.png

В жизни каждого живого существа находиться место такому моменту, когда у него есть выбор. В жизни вообще очень и очень много выборов и прав на так называемую ошибку. Только это ни в коей степени не ошибки. А самые что-ни на есть правильные решения. Правда, лишь только для тебя самого.
Сейчас такой момент настал для эльфика Тая, как он себя привык величать. Пришло время сделать выбор. Тайлиэль Меллиаро замер и время для него словно остановилось. Он прикрыл глаза и заглянул внутрь себя самого. Это был темный лес, величавый темный лес, укрытый покрывалом ночи. Земля была покрыта влажным мхом, темно-изумрудная трава покрыта росой. но этого не было видно - все земля была усеяна туманом. Густым и тягучим. На небе ярко сверкали мириады звезд, но их тоже нельзя было зафиксировать взглядом - кроны деревьев, казалось, тянулись до самой луны. Нельзя увидеть..Можно лишь почувствовать.
Из глубины леса к нему приближалась эльфийка, облаченная в длинное белое платье, сияющее в незримом лунном свете. Ее гладкие струящиеся волосы, добрые теплые глаза...Невозможно было описать словами то, что чувствовал и видел ушастый. Не потому, что мы скудны в своей лексике..Нет. Просто истине никогда нельзя дать верное имя. Только лишь ощутить.
И вот она так близка, улыбается теплом и нежностью, касается его плеча вместе со своей рукой уверенностью.
Ты стоишь на своем перекрестке, Тай. Перед тобой столько путей, ты Путник....Телекинез, телепатия, огонь, дракон и аномалия магии казались таким никчемным по сравнению с ее голосом, у которого не было ни звука, ни интонации. Это был голос немного человека, затрагивающий лишь суть твоей природы, суть природы ушастого. Но твой путь уже выбран Свечой...тебе некуда деться. Это не твое время и не твои попутчики. Уходи..Таллем.
Эльфик пришел в себя быстро. Он почувствовал запах паленого, его чуткое обаяние было обожжено запахом гари и дыма. Тай резко обернулся через плечо, узрев горящий куст и перевел взгляд на дракона. Пробуждение оказалось сродним с первым глотком воздуха, поданным утопающему его спасителем. Слишком резкое, импульсивное и..нервное. Жадное
- Что ты делаешь? Нет..знаете...Мне и правда пора обратно..В Таллем. А вы....вы разбирайтесь сами с этим...Мне здесь не место. Было приятно познакомиться...правда еще и немного мокро, но.. - пробормотал эльф активно жестикулируя. Кончики его ушей покраснели, а серебренные волосы пару раз довольно интересно заиграли причудливыми бликами, пока Тай двигался. Он повернулся вокруг себя и свистнул, подзывая к себе коня. Животинка довольно быстро подошла к нему, удивленно смотря на дракона и уже сложно было отследить цепочку событий. Как Тай запрыгнул, словно впопыхах, как он не сказав больше не слова ударил коня по крупу и как они ускакали, оставляя за собой лишь звонкое эхо копыт и легкую дорожную пыль.
В тот день Сафферот и Аррер видели Тая в последними. Стража Таллема не увидела его, да и нигде он не давал о себе знать. Возможно, кто-то подстерег его, когда ушастый вышел на тракт, возможно он пустился путешествовать, забыв о трепетном и бережном волнении матушки...Все могло бы произойти, кто знает что именно стало его судьбой? Только Тай.
Кем была та эльфийка и происходило ли все это на самом деле? Это, конечно же, знал тоже только он. А так...у его истории не было конца, он просто ушел..в закат. Смешно правда, но это самое точное определение, наверное. Эльфа вели теплые глаза его видения, его судьбы.
Кто знает..быть может, Фатария еще услышит о нем. Кто знает, кто знает...

0

26

<<< Бэй и Нерикс: Город Ацилотс. Лавка чудес "Хрустальная туфелька".

27 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Утро-день.

Перейдя маленький мосточек, что вел от магической лавки, Бэй ни разу так и не посмотрел в сторону оставшейся за его плечами компании, просто потому, что боялся вернуться, увидев реакцию Аль на его поспешный уход. Пусть та и была бы преисполнена напускным безразличием и холодностью, а не пестрящими на лице девушки эмоциями, что так и просили бы остаться. Да и Тейар бы его побрал! Мужчина прекрасно понимал, что как бы не отреагировала лоддроу, он все равно сдал бы все свои позиции, рванув назад. Отмахиваясь от подобных этому мыслей и по-прежнему «увлеченно» разглядывая чуть ли не каждый попадавший под ноги камешек на его пути, Эйнохэил старался взять себя в руки и хотя бы на минуту переключиться на что-либо, не касающееся его собственных переживаний. Однако это выходило у Бэйнара весьма скверно, дабы эмоции, какими бы они не были, он скрывать практически не умел. Раздраженно вздохнув, и чувствуя, что скапливать в себе невысказанное уже не мог, мужчина готов был схватить рядом идущего вива за плечи, и хорошенько встряхнув о чем-то весело галдящего кота, высказать все ему в морду, после задавая один-единственный вопрос, так и не покидающий стенок черепной коробки до сих пор. А правильно ли он поступил? «Нер?!», - вскинувшись в мыслях и почти выкрикивая имя друга у себя в голове, Бэй резко повернулся к мохнатому, чтобы затормозить того как и хотел, но вовремя осекся, заприметив идущую за ними Эллюмиель. Видимо, полностью уйдя в свои мысли, а после, старательно пытаясь выкарабкаться из их капкана, им же и созданного, мужчина не заметил, как алла потянулась следом. Сей факт немало удивил, заставляя опешить и сбавить шаг. Удивленно воззрившись на девушку, Эйнохэил уловил ответный заинтересованный взор Нерикса и слова, что-то сродни: «Ты это… Хотел чего?», и отрицательно помотал головой. «Не бери в голову, Нер. В последнее время я и сам не понимаю, чего хочу». Далее у хвостатого произошла короткая, но эмоциональная сцена понимания того, что таки они шли не одни, и он всецело отдался трепу с алла, расписывая той все прелести предстоящей охоты и вообще чудесного времяпрепровождения в лесу. Ну что тут сказать? Кот был кот и котом останется. Поспешив отвести глаза от увлекшегося почти односторонним разговором вивариина, так как вымотавшаяся и по какой-то неведомой причине все же пошедшая с ними Эллюмиель отвечала довольно коротко и с заметной ленцой, Бэйнар продолжил изучать дорогу. К слову говоря, он и понятия не имел, шел ли в правильном направлении из города, пока через какое-то время не поднял голову, чтобы лицезреть перед собой высокие стены Ацилотса и мощные ворота. Сердце больно сжалось в груди, будто бы переступив за чертоги города, мужчина обрывал тем самым все связывающие его с Альвэри нити. От иллюзорного падения куда-то в пустоту и захватывающего с головой ощущения разочарования в самом же себе  Бэй крепче схватился за ремень сумки и потянул его на себя, словно просто поправляя неудобно висящий на плече рюкзак. Но, видимо, у Судьбы были свои планы на все происходящее, а те нити, что переплели меж собой две жизни, оказались намного прочнее, никак не желая поддаваться на жалкие попытки их разорвать.
Краем глаза уловив рядом с собой какое-то оживление, мужчина не успел должным образом отреагировать на Аль, схватившую его за локоть, просто тормозя и с неверением во взоре уставившись на ледышку. От некого ошеломления Эйнохэил даже не расслышал слов, кои с неподдельным, пусть даже и натяжным, но все же безразличным тоном были брошены ему в лицо. Нет, это и в самом деле напоминало насмешку судьбы или же злой рок. А может просто они с Аль сами так изощренно любили поиздеваться друг над другом, что каждый раз давая возможность кому-то из них уйти – возвращались под тем или иным предлогом. И самое смешное заключалось в том, что эти самые предлоги никто из них не искал специально. Перестав пристально таращиться на кажущуюся ледяной статуей девушку, остановившую его практически на полпути, Бэй моргнул,  который раз за утро и день пытаясь прийти в себя и понять, чего же от него хотели. Но во взгляде лоддроу, так умело замаскированным обжигающим безразличием, он не смог увидеть ничего, кроме выстроенной стены холода, за которой, быть может, и крылось что-то помимо льда. То, что пусть так боязливо и спонтанно, но уже раз она смогла показать ему, заставляя бежать в желании таким вот глупым образом защитить девушку от себя же. И как раз таки то, что сейчас могло сподвигнуть мужчину остаться, доказывая, что услышанное у «Хрустальной туфельки» не было пустым звуком. Да, минус Бэйнара, и, наверное, огромный, был в том, что его приходилось чуть ли не буквально тыкать носом в то, что ты пытался донести до него, избегая легких намеков и нелепых попыток обойти какую-бы там ни было ситуацию окольными путями. Но, увы и ах, кроме пресловутой книги, о которой позабыл Бэй, причины нагнать их девушка и не собиралась показывать. «Книга…», - рассеянно произнес про себя мужчина, пытаясь вспомнить, о какой такой книге вообще шла речь, - «Ах, кни-и-ига!». Осознание сего моментально отразилось на лице Эйнохэила, сменяя ступор и растерянность на недовольство. А некто незнакомый, в чьем сопровождении и нагнала всю честную компанию Аль, и вовсе был одарен раздражительным взором, перекинувшимся обратно на ледышку. «Вечером с одним, ночью с другим, утром с третьим… Что ж, к обеду глядишь, и еще кого встретишь, али подыщешь. Как посмотрю, проблем с этим у тебя не возникает!». Нахмурив брови и презрительно хмыкнув в сторону нарисовавшегося незнакомца, Бэй оглянулся на Эллюмиель и Нера, явно тоже не понимающих сути происходящего. Ну, за исключением того, что требовала от мужчины Аль, разумеется. Недолго думая, мохнатый, пребывая в приподнятом расположении духа и чихающий на все остальное вокруг, полез к знакомому ледышки или же просто первому встречному, которого та подцепила на улицах Ацилотса, здороваться-знакомиться, улыбаясь во все свои кошачьи глаза, как то любил делать, и радушно протягивая лапу. Эль же вообще удивленно хлопала глазами, кажется, успев даже проснуться. Вся абсурдность ситуации вмиг вывела из себя, напрочь перекрывая прежнее задумчивое состояние и отшвыривая далеко в сторону гложущие мысли и терзающие душу чувства. «Ты, *цензура*, это специально делаешь, так для меня стараясь?!», - спылил Эйнохэил, резко задрав голову вверх и стараясь даже не смотреть в сторону незнаемого кого, после чего уставился на Альвэри, моментально сменив злость на вопрошающий и застывший во взоре вопрос, перекликающийся если только с немой мольбой: «Я дал нам шанс разойтись, а ты вернулась, чтобы устроить тут целый спектакль?».
Книга... Да будь это просто требование вернуть фолиант, находящийся на попечении у того, кто и умудрился выкрасть его в самом начале, то мужчина отдал бы эту ценность ее владелице, не находя более ничего удерживающего себя рядом с ней. И по логике вещей, они бы разошлись здесь и сейчас, если уж так порывался Бэйнар. Однако, еще уходя от магической лавки, он понимал, что его решение, так и не нашедшее подтверждения в словах вивариина, которому он не успел высказаться, рухнет в одночасье, если же они с ледышкой снова столкнутся нос к носу. А тут все получилось еще хлеще… Схватив Аль за запястье, театрально раскланиваясь перед всеми остальными и не скупясь при этом на натянутую улыбку во все тридцать два зуба, Бэй поднял руку, в которой держал девушку, вверх, заставляя лоддроу закружиться вокруг собственной оси, и подождав, пока ее, так сказать, прокружит, потащил в сторону с дороги, уводя на приличное расстояние от друзей. Спектакль, так заканчивать красиво!

Остановившись только будучи уверенным в том, что компания, так же как и массивные ворота Ацилотса, осталась позади, маяча лишь хорошо различимыми силуэтами на горизонте, Эйнохэил отпустил Альвэри, ставя ее перед собой и скидывая с плеча сумку, в которой принялся рыться. Но эмоции, переполняющие сознание, отчаянно пытались вырваться из тесной каморки разума, более не желая быть прочитанными лишь по взгляду, жестам и писанине, и мужчина замер, стараясь перевести дыхание и не захлебнуться в водовороте той недосказанности, что никак не легла бы на бумагу. Не поднимая взора на девушку, он прекратил попытки отыскать среди прочих вещей чистые листы и карандаш, как всегда погребенный под чем-то ненужным в данный момент, и вытащил только лишь книгу, протянув ее ледышке и теперь же безотрывно наблюдая за каждым ее движением.
- Я ради тебя стараюсь, глупая, - полностью игнорируя свой голос и пытаясь говорить как можно ровнее, избегая пауз между словами, начал Бэйнар, - Видишь, к чему все привело?
Каждый звук, каждая буква, ложившаяся на язык, была будто бы эхом того, что мужчина сначала по привычке проговаривал про себя. Он скользнул взором по прикрывающей шею Аль ткани легкого шарфа, тут же одергивая себя, уводя взгляд куда-то в сторону и набираясь смелости для того, чтобы продолжить монолог, который давался с огромным трудом, хоть и облегчал в какой-то мере, выплескивая все накопившееся внутри.
- Я не могу дать тебе никаких гарантий… - Бэй запнулся, улавливая, как дрогнул мягкий баритон, - Не понимаешь, - прозвучавшее последним не требовало какого-либо ответа, служа риторическими словами, адресованными больше самому себе, - Хотел просто оградить тебя от этого... От себя. Зачем надо было поступать так, Аль? – Мужчина не глядя, кивнул в сторону компании, намекая ни на кого иного, как незнакомца, которого ледышка притащила за собой вообще непонятно откуда, - Или ты думала, что я от балды все писал, чтоб из тебя чего-то вытянуть? – К досаде, которая слышалась в голосе до сей поры начали примешиваться ноты злости, - Если тебе нужна была просто книга, могла бы не устраивать всю эту показуху на малую публику… Я не изо льда сделан… Как ты. А знаешь, порой даже Тейаровски жаль!
Эйнохэил замолчал, сцепив зубы и двинувшись назад, но пройдя с десяток шагов к воротам, остановился, наблюдая за тем, как Нерикс, поймав какого-то мужика с телегой, что застрял по воле кота на выезде из города, сбагривал тому тушки. Набрав в легкие побольше воздуха, Бэйнар крикнул, адресуя высказанное всем:
- Есть еще у кого желание идти или так и будем стоять тут?
Он развернулся, не дожидаясь какой-либо реакции от друзей и двинулся к застывшей на месте Альвэри, на ходу закидывая сумку обратно на плечо и раздраженно закатывая рукава по локоть.
- Если есть, чего сказать, выскажешь по дороге, - второпях кинул мужчина, проходя мимо девушки.
«Я же смог».

+3

27

<----Город Ацилотс » Лавка чудес «Хрустальная туфелька»

27 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Утро-день.

Ее появление, мягко говоря, озадачило Бэйнара, что весьма красноречиво отпечаталось на его лице. Он так и застыл на месте в немом изумлении, благо, рот не открыл. Сердце лоддроу дрогнуло, но она мысленно твердила, что не стоит поддаваться на эти показные эмоции, ведь буквально минутами ранее он указал ей на то, что им не по пути. Девушка терпеливо и молча ждала ответа, отпустив руку мужчины, не обращая внимание на суматоху, которую поднял Нерикс, пытаясь познакомится с тем, кто шел следом за ней. К слову, ей тоже было весьма любопытен сей вопрос, но пока что у нее были заботы поважнее. Наконец, на лице Бэя отразилось нечто сродни понимания. О-о-о, мозговой процесс запущен, - мысленно съехидничала девушка , после будучи одаренной весьма раздражительным взглядом, который, естественно, расценила по-своему. - Я же извинилась! Отдай книгу и вали с миром, - все так же мысленно, уже с нотами собственного раздражения, ответила она на его колкие взгляды. Однако, следующие действия Бэйнара вогнали ее в немой ступор. Мужчина вскинул голову, как будто что-то в небесах его весьма заинтересовало, но уже в следующее мгновение полоснул ее каким-то странным взглядом, который Аль не смогла толком и понять. Впрочем, на понимание у нее не оказалось более времени, ибо цепкие пальцы схватили ее за руку, вызвав очередной всплеск негодования, ибо сразу же подобное начало ассоциироваться с отрезанием путей к отступлению, что так четко нарисовались на горизонте за последние несколько минут. Однако, пока она исходила молчаливым возмущением, сам Бэй решил, что пришло время паясничества, с какого-то перепуга принявшись раскланиваться налево-направо. Ладно бы этим все и закончилось, так нет, для пущего эффекта, мужчина привлек и ее особу, внезапно заставив крутануться вокруг своей оси да не давая очухаться толком, поволок подальше от всех.
Ну что за дурная привычка? - проскочила мысль, когда сознание пришло в норму от невольно выполненного финта. Оттащив ее на знатное расстояние ото всех, Бэйнар отпустил, наконец, запястье лоддроу, которая принялась раздраженно его растирать, пока мужчина копался в сумке. Говорить что-либо не было желания, только не понятно, зачем было ее тащить сюда, чтобы отдать книгу?! В кои-то веки девушка сокрушалась над бесшабашным нравом мужчины, который каждый раз умудрялся вогнать ее из одного состояние в другое, едва ли не мановением руки. Наконец, драгоценный фолиант был выужен из недр сумки Бэйнара и протянут хозяйке, которая, впрочем, приняла его без особой радости, задумчиво наблюдая за Бэем. Впору, ноги в руки и отчаливать, да вот нет, слова парня, буквально, пригвоздили ее к месту, вынуждая слушать.
- Я ради тебя стараюсь, глупая, - Сам дурак, - огрызнулось чувство раздражения внутри Альвэри, которая лишь изогнула бровь на следующий его вопрос. - Видишь, к чему все привело?... Я не могу дать тебе никаких гарантий… - А разве я о них когда-либо говорила? – в глазах блеснул легкий огонек гнева.
Какого, Тейар его раздери, он начал сейчас ей это говорить? Что опять не так? Какие, к Тейару, гарантии, если ты даже ничего не захотел более слышать, довольствуясь малым и сразу решил сбежать? Лоддроу почувствовала, как волна всепоглощающего раздражения начала подниматься изнутри, подпитанная подобными мыслями. Она пыталась успокоится, но Бэй, которого прорвало с какого-то перепуга на «ля-ля», не предоставил ей такой возможности и все, что она могла пока что делать, это терпеливо слушать. Слушать и пытаться понять, что он хотел до нее донести. Сказать, что у нее плохо получалось – ничего не сказать. От сего факта раздражение усиливалось в разы, дополняясь и чувством злости.
-…От себя. Зачем надо было поступать так, Аль?Как так? И мне не нужна ничья защита…сама  как-нибудь справлюсь. Не нужно за меня что-либо решать, Бэйнар, - говорили мысли в ответ на слова парня.
Фенрил до сих пор не могла взять в толк, чего он бесится. Что вытянуть? Кого вытянуть? Ну что за бред, мать твою? От того, что Бэй начал излагаться без помощи пера и бумаги, легче понимать его не стало…
-…могла бы не устраивать всю эту показуху на малую публику… Я не изо льда сделан… Как ты. А знаешь, порой даже Тейаровски жаль! – изогнув бровь на всплеск бурных эмоций, девушка проводила его злым взглядом, после подняв лицо к небу, в котором явно виднелись тучи.
Боги, за что? – всего один вопрос в пустоту и усталое движение рукой. Аль слегка помассировала переносицу, прикрыв глаза. Она честно пыталась сдерживаться, помня к чему приводят их баталии, возникающие, как стихийных огонь с ниоткуда. Однако, терпения у нее на сие было ну очень мало. Из всей речи, которой удостоил Бэй ее персону, она ровным счетом половины не поняла. Дурацкая манера говорить намеками о чем-то своем и надеяться, что его поймут тогда, когда ей не было откуда черпать это пресловутое понимание. Чертыхнувшись, она опустила голову,  услышав окрик Бэя. Надо же, решил потрепаться всласть, - коснулась сознания очередная ехидная мысль, когда лоддроу наблюдала возвращение мужчины обратно. Забросив сумку на плечо и не скрывая своего раздражения, он бросил:
- Если есть, чего сказать, выскажешь по дороге, - и зашагал прочь.
У Альвэри появилось дикое желание подлететь и смачно врезать ему по затылку той же книгой, и неважно, что стоит последняя целое состояние, ради такого не жалко…Девушка бросила взгляд на оставшихся знакомых и…незнакомца. В принципе, ей особо ничто не мешало кое-что сказать, хотя…задержавшись глазами на незнакомце чуть дольше, Аль могла поклясться, что что-то упустила из виду , что-то важное, но что? Сознание упорно молчало, совершенно не помогая. Посему, нахмурившись и отмахнувшись от зудящего ощущения, связанного с незнакомцем, непонятно откуда взявшегося, девушка снова перевела взгляд на Бэйнара.  Мужчина успел отойти, заставляя ее поспешить с решением. Скрипнув зубами и с явным раздражением запихав книгу в сумку, она быстрым шагом двинулась следом.
Нагнав Бэйнара и поравнявшись с ним, Альвэри не стала смотреть на него, вперив взгляд куда-то вдаль, но не особо замечая окружающих красот.
- Я, наверное, повторюсь, но все же скажу. Раз уж начинаешь говорить, то будь добр не ходи вокруг да около. Увы, твои шарады разгадывать, когда ты их сыпешь едва ли не каждые пять минут, просто физически не хватает возможностей, уж извини меня такую...глупую, да, - начала лоддроу наигранно спокойным тоном. – Тем не менее, я попытаюсь ответить на все…это, - раздражительный жест рукой куда-то за спину. – Не знаю, что ты там пытаешься-стараешься…Я тебя об этом не просила, Бэйнар, и не надо меня опекать без спроса. Как поступать, что поступать? Все, что я успела сделать, это ответить тебе ранее да вот, - все так же раздраженно шарпнула за сумку, в коей покоилась книга. – Так что, прости, если тебе что-то в моих словах задело…И я не знаю, от балды или не от балды ты там что-то писал. Толку об этом говорить после сказанного уже, тем более, что я, вроде как, ни в чем тебя не обвиняю подобном, да и не открещиваюсь от произнесенного, - лоддроу судорожно вздохнула, пытаясь контролировать эмоции, особенно раздражение, что продолжало «царапать» изнутри. – Гарантии, оградить от себя…а может меня не нужно ограждать? Может это ты себя ограждаешь? Бежишь без оглядки, пугаясь каждого неосторожно брошенного слова и даже не задумываешься, что делаешь этим хуже, чем причиняешь физическую боль. Может я не хочу, чтоб ты меня от себя ограждал,- голос, уйдя в едва слышную тональность, сорвался и лоддроу резко глянула в сторону. – Я тебя ни о чем не просила, но так сложилось…Я не преследовала что-то конкретное, фактически, когда соглашалась на твою просьбу, в ответ лишь попросив открыть себя, что ты сделать вправе, показать, не более. Даже не надеясь на что-то сродни, - очередной раздраженный жест и недосказанное предложение, что давалось с таким трудом. - Но если нет желания…Лед тоже может треснуть и последствия этого, порою, более глубоки нежели ваши теплокровные раны, - бесцветно произнесла девушка, внезапно заинтересовавшись пряжкой на сумке.
Настроение упорно скатывалось на нет, а радуга из эмоций просто пестрела чередой оттенков, заставляя съеживаться от всех ощущений, что они несли. Она устала закапываться в собственные чувства и пытаться разобраться еще и в чужих дебрях, когда их упорно от нее прячут. Зачем этот фарс? Было ясно одно, что лоддроу не была готова к принятию того, что повлекла за собой проснувшаяся любовь к Бэю. Сторонясь всех и всего на протяжении своей жизни, держась на расстоянии и сторонясь хоть чего-то, издали напоминающего какие-либо отношения, она сейчас была словно на необитаемом клочке земли, окруженного со всех сторон полнейшей тьмой. А все попытки сделать шаг заканчивались весьма плачевно и не приносили ни должного облегчения, понимания происходящего, ни даже на миллиметр не разрывали полог мрака. И, тем не менее, девушка упорно ступала куда-то вперед, подсознательно на что-то надеясь, но вот такие вот развороты и отрезания от выбранного пути слишком уж больно отпечатывались на ней, лишая возможности и сил продолжать попытки. Даже ей, не особо сведущей в подобных делах, было ясно, что лишь ее желания и стремления было мало. Но, опять же, навязывать их она их не могла, хотя глубоко внутри очень этого хотела. Ведь кому хочешь могут надоесть эти вечные выяснения отношений без толку, которые почти всегда не вносят ясность, а наоборот – одну лишь смуту, еще больше сгущая краски. Пребывая в сих раздумьях Альвэри напрочь забыла о том, что многим позади могли двигаться знакомые да незнакомец, личность которого так и осталась для нее неразгаданной.

Отредактировано Альвэри (2014-03-12 21:50:04)

+2

28

И, конечно же, успев хоть самую малость узнать норов Альвэри, Бэйнар знал, что ей будет что сказать. Тем более чувствовал, что и сам выразился довольно криво и обрывисто. Мужчина и предполагать не мог, что мысли будет так трудно передать словами, половина которых упорно не хотела ложиться на язык, теряясь где-то в неловком молчании и так и оставаясь в стенках сознания. Он первый раз в своей жизни столкнулся с тем, что ему приходилось подбирать то, чего он показал бы на жестах в десять раз лучше, раньше считая совсем наоборот, но не роняя ни звука. Естественно, что девушка не поняла его, скачущего с одной мысли на другую, но упорно пытающегося донести до лоддроу хотя бы крупицу того, что поступал Эйнохэил именно так, потому что она была ему не безразлична. Ну а заботился он так, как мог, предпочитая вообще не рисковать жизнью той, которая стала ему настолько близка.
В тот момент, когда ледышка поравнялась с ним шагом, заговорив, мужчина искоса взглянул на нее, замечая, что Аль увлеченно разглядывала дорогу перед собой, не особо-то и интересуясь его особой.
- … просто физически не хватает возможностей, уж извини меня такую...глупую, да, - съязвила  девушка, открыто передергивая его слова.
«Ага», - коротко кинул про себя Бэй, так же уставившись перед собой и концентрируя внимание на всем, что только попадало в поле его зрения, будь то куст или же какое дерево, которых по обочинам становилось все больше.
-...  Не знаю, что ты там пытаешься-стараешься…Я тебя об этом не просила, Бэйнар, и не надо меня опекать без спроса. Как поступать, что поступать? Все, что я успела сделать, это ответить тебе ранее да вот…
Не отвлекаясь на лицезрение размахиваний Альвэри руками налево и направо, Бэй молча огрызнулся, словно бы пропуская свое имя, услышанное от ледышки, мимо ушей. «Не просила… Замечательно… И не просила бы вообще больше ни о чем и никогда, если бы…». Он упрямо тряхнул головой, отбрыкиваясь от пришедшей на ум мысли, от коей только еще больше заводился. «Боги, да тут дело не в твоем спросе, как ты не поймешь это хотя бы по содеянному мной?!». Эйнохэил отвлекся от размышлений, ушедших впустую, и принялся выслушивать тираду далее. Он спрятал руки в карманы брюк, замечая, как они начинали дрожать при одном лишь упоминании о том, что могло последовать, не опомнись бы он на постоялом дворе хотя бы запоздало и не признай в ледышке ее же саму.
- … И я не знаю, от балды или не от балды ты там что-то писал…
«То же я могу сказать и о твоих словах, чего уж?! А стоили ли они хоть грамма искренности? Как оглянусь назад, так ноль!». Все, начатое с незнакомца, к нему же и возвращалось. Это невероятно бесило, грозя сорваться в концы, и только дальнейшие слова лоддроу, значения которых Бэйнар вообще не уловил, кое-как, но все же перетащили на себя его внимание. «Что?? Ты хоть сама понимаешь, чего несешь?». Нет, определенно разговор у них не складывался, и говорили они на разные темы, едва перекликающиеся меж собой. Мужчина пытался доказать, что был опасен, а она продолжала стоять на своем, выказывая способность постоять за себя и тыкая своим вторым «Я». Да если бы девушка просто пошла следом, давая возможность остыть, а потом уже пытаться поговорить, толку было бы больше, чем от эмоций, плещущих через край, но не могущих достучаться до сознания и донести сути.
- … а может меня не нужно ограждать? Может это ты себя ограждаешь?
Бэйнар изумленно посмотрел на Альвэри, не веря своим ушам. Получалось, что даже после наглядного урока и той толики себя, что он нехотя, но все же показал ей, она считала, что находилась рядом с ним в безопасности. Именно так и понял Бэй, прокручивая все сказанное у себя в голове и все равно отказываясь верить. Поджав губы и сохраняя частички самообладания, он дослушал все до конца, только спустя несколько секунд останавливаясь и срывая с шеи ледышки шарф.
- И как ты считаешь, от этого тебя тоже не нужно ограждать, м?
Наряду с обуревающим мужчину раздражением и злобой отступали даже страхи перед самим собой, затихая, чтобы, быть может, потом с удвоенной силой напомнить о себе. Но, задавая вопрос и отпуская ткань шарфика, что сбежала по плечам Аль, обнажая ее шею с хорошо заметными следами удушья, Эйнохэил понимал, что ответом он сыт не будет. Надо было копать куда глубже, чтобы уже из этого делать какие-либо выводы. Воцарилось молчание, неловкое и гнетущее, но нарушить его никто не спешил. Лоддроу хотела, чтобы он перестал ходить вокруг да около, но и сама петляла не хуже Бэйнара, не торопясь выказывать все то, за что он мог зацепиться, чтобы быть хотя бы на половину уверенным в том, что рассказав о себе, показав, каким был на самом деле, она не оттолкнулась от него. «Хватит», - кинул мужчина самому себе, внимательно глядя в голубые глаза ледышки, в которых плясали искры такой знакомой ему злости.
- Ты меня любишь?

+2

29

ООС: Раз уж такая пьянка, то лучшему другу Бэя грех не отписаться и во время отсутствия!

- Есть еще у кого желание идти или так и будем стоять тут? - Нерикс поначалу просто обернулся на смутно знакомый голос. Такое чувство было, что он знает человека, который обладал (или мог бы обладать) этим голосом. Или показалось. После вечеринок при интоксикации и не такое может показаться. Вивариин обернулся на крик, но увидел в месте источника шума лишь Бэйнара. Кот сплюнул на землю с досады, решив, что и правда травонулся и ощущает последствия не выведенных из организма ядов. - Померещится же. - И повернулся опять к мужику, которому хотел сбагрить честно награбленное у природы. - Так, о чем мы говорили? А, да. По рукам. - Сделка была совершена, кот доволен. Повернувшись к другу, он проморгался на всякий случай, проверил, не двоится ли у него рука, тряхнув ею перед собой. А потом... А потом этот паршивец снова заговорил! А Альвэри даже услышала его и как-то отреагировала! - "Ну я же не грибы жрал! Скотина..."
Нерикс, схватившись покрепче за сумку и лук за спиной, рванул с места, быстро нагнав друга и схватив его за предплечье, кот был настолько в шоке и ярости, что не контролировал себя, - Вот урод! Вот как. Я... - Нер сделал круг головой. Вернее, мордой, так как вокруг шеи он точно не мог голову вращать, - Я даже не знаю, как комментировать, молчун ты наш, - Вивариин посмотрел на Альвэри, - А ты, значит, знала? Может быть, вы давно знаетесь, а? И пахло от вас... Не впервые вместе, просто я тебя не так долго знаю, наверное. Тоже сюрприз. Думал, вы еще не вместе, а так... А вон как все. Да и тебя я, - Нерикс уставился теперь на товарища, - И тебя я не знаю, оказывается. - Нер сжал руку, и из него поперли слова, как из конской головы, - Что ж так? Не сдержался? Надоело молчать, а в языке костей нет? Браво! Долго же и упорно скрывал. Но нахрена?! Я думал, что мы как-то... Ну, доверяем друг другу, что ли. - Кот отпустил друга и побрел дальше, словно в тумане. После такого-то потрясения! Да тут любой офигеет и будет дуться. Вот теперь пусть пробует сдуть котика, раз таков подлец. - Дурдом. Не, ну надо же столько голову мурыжить.

Отредактировано Нерикс (2014-03-12 23:30:19)

+3

30

[ Ацилотс. Лавка чудес "Хрустальная туфелька" ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png

27 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Утро-день.

Под ногами клубилась пыль. Поднимать глаза к небу, постепенно затягиваемому мутной пеленой дождевых облаков, почему-то не хотелось. Эллюмиель выглядела подавлено, разочарованная в собственных надеждах, снова и снова оставленная перебирать в голове те крохи воспоминаний, которыми обладала. Вот вам и минутка самобичевания, постепенно растягивавшаяся в часы, дни. Хандра была совершенно не в ее стиле, а вот самоедство и самокритика - вполне. Не питая особого оптимизма и совершенно зная наверняка, что искать одинокого алла, который вполне мог потерять память, быть тяжело больным, искалеченным, потерявшим крылья в огромной столице, Лоренцетти все же продолжала корить саму себя. Сердце сжималось от страха неизвестности, и чернокрылая, поджав и без того сжавшиеся в ниточку губы еще больше, все так же смотрела под ноги, отсчитывая шаги.
Ацилотс постепенно оставался за спиной. Перед алла лежал целый открытый огромный мир, но вопреки этому она совершенно не знала, куда деться от самой себя, от того отчаяния, что дробил душу, вопреки всем ее внутренним убеждениям и, казалось бы, неугасимому оптимизму. Усталость ее сильно подкосила.
"Не хватало, чтобы ты еще слезу пустила, тряпка" - огрызалась Эль сама на себя, пытаясь вновь вернуться к своему прежнему состоянию и понапрасну не акцентировать внимание друзей на своей персоне. Настроения витали и так не самые теплые, не хватало еще и внести свою лепту в виде угрюмого выражения лица  нелюдимого вида в целом. Хватит.
Она же сильная, но на то, чтобы оставаться сильной, уже не хватает сил. Глупо, парадоксально, но правда порою тоже всего лишь парадокс.
Кажется то, что она пошла следом за известной парочкой друзей, стало для последних полной неожиданностью. Мельком глянув на Бэя и приметив на его лице некую отрешенность и растерянность, девушка поспешила отвести глаза, полные смятения, утыкаясь взглядом в вечно неунывающего вивариина. Губы чернокрылой тронула неуверенная улыбка, секундная и незаметная. Тиски, стальной хваткой обхватившие сердце, чуть разжались, позволяя дышать и не вслушиваться в ноющую боль, толчками бьющуюся в теле. Он как обычно завел свои разговоры о лесах, охоте, что-то о фазанах было, она могла поклясться. Несмело улыбаясь его словам, девушка вслушивалась в них с благодарностью, но к сожалению, не могла отблагодарить его ничем более. Отвечала нечасто, с заметной усталой хрипотцой, чувствуя, что гаснет, как огонек свечи на сильном зимнем ветру. Виной тому эмоциональное потрясение или все же недосып... Однозначного ответа чернокрылая дать не могла, так как чувства заметно притупились, и ощущения собственного тела не были столь яркими, чтобы можно было в этом определиться.
Мимо, едва не задев крылатую целительницу плечом, стремительно пронеслась Альвэри. Уверенной походкой она двинулась к Бэю и, ни с того ни с сего, алла объяло раздражение. Назойливое и липкое чувство, которое чернокрылая не испытывала уже очень давно. Если серьезно призадуматься, то синеволосого начало "вести" как раз после того, как беловолосая лоддроу появилась в "паладине". Внезапные смены настроения, беготня по ночным улицам столицы. Загнанный, глухой ужас в глазах, которого в иной раз и у зверя в капкане не увидишь. Чувствуй Альвэри что-либо, кроме дружбы... Алла тряхнула головой, пытаясь отогнать сон, постепенно завладевающий ее телом и сознанием. Чтобы хоть как-то отвлечься от мыслей, которым в ее голове абсолютно было нечего делать, Лоренцетти на ходу сняла с плеча новенькую сумку и стала в ней рыться. Через мгновение в ее ладони оказался браслет, еще пару часов назад лежавший на прилавке в "хрустальной туфельке". Металлические вплетения поблескивали серебром на угасающих лучах утреннего солнца. Стоп, а это кто?
С фокусировкой внимания тоже были проблемы, иначе Лоренцетти заметила бы идущего неподалеку парня. Понимая всю неловкость ситуации, Эль прижала сумку к груди, но не проронила при этом ни словом, смутно понимая, что выглядит сейчас еще более глупо. Парень был смутно ей знаком, однако поймать за хвост ускользающий из памяти образ совершенно не получалось.
- Извините, - не прекращая идти, полюбопытствовала алла у незнакомца, - мы могли бы вам чем-либо помочь?
Нет, в нем явно было что-то, что Эль уже встречала в ком-то, но сознание обманывалось, постоянно разрушая возможные гипотезы. Подбородок не такой, волосы другие и прическа не та. Глаза? Возможно, но что-то не то, все-таки.
- Есть еще у кого желание идти или так и будем стоять тут?
Незнакомый баритон царапнул слух, и Эль скорее машинально, нежели осознанно, повернулась на этот возглас, явно им адресованный. Замерев и не веря своим глазам и ушам, снова сославшись на недосып, Эль осознавала, медленно и мутно, что это голос Бэя. Это его голос, скованный немного, даже в крике, осипший от постоянной тишины. Сумка выскользнула из ослабевших пальцев, и алла чудом сумела ее подхватить прежде, чем та шлепнется на землю и испачкается в дорожной пыли. Он не немой, как прежде ей казалось. Он...говорит! Только следом возник вопрос: почему он предпочитает голосу молчание?
Вив, стоящий у подъехавшей телеги, тоже был, мягко говоря, в шоке. В свойственной ему манере Нерикс чертыхнулся и унесся к другу, а Эль осталась позади, медленно перебирая шаги. Слишком много событий для одного утра, голова раскалывалась на куски. Морщась от тупой боли в висках, целительница повесила сумку на плечо и, еле нашептывая заклинания, приложила налившиеся мягким светом ладони к груди. Собственная энергия грела, но не могла принести того облегчения, на которое девушка надеялась. Сцепив зубы и выпрямив спину, Лоренцетти уверенно пошла по дороге вперед, стараясь не слишком отставать от компании, но и не нагонять слишком усердно. Альвэри не слишком будет рада ее, нарушительницу всяческих личных границ, видеть в непосредственной близости с собой. Губы тронула едва заметная усмешка. Дожила.

+1

31

Альвэри краем глаз заметила, как тормознул Бэйнар, но не успела вовремя среагировать на его порыв, направленный на то, чтобы сорвать с ее шеи газовый платок.
- И как ты считаешь, от этого тебя тоже не нужно ограждать, м? – гневно спросил мужчина.
Девушка упрямо вскинула подбородок, встретившись с Бэйнаром взглядами. Безусловно, он был по-своему прав. Кто знает, как закончился бы тот неприятный инцидент, от воспоминаний о котором сразу волна холодящей кровь дрожи пробегала по спине, если бы он вовремя не отступил. Нет, она не боялась, скорее опасалась его после случившегося, но именно из-за того, что не ведала причин. Посему, лоддроу не устраивало то, что он пытается спрятать от нее и убежать, оправдывая все тем, что ее защищает. От чего? От минутного помутнения во сне? Ну знаете, если уж сильно придаться разгулу фантазии, то любой не застрахован от подобного, так то. А так, как она доселе не знала, с чем связан его поступок, хотя была уверена, что Бэй ведает наверняка и это не минутное помутнение сонного рассудка, то не могла допустить подобного отношения ни к себе, ни к нему. По крайней мере, пока она рядом, а уж так сложились обстоятельства, снова.
Поджав губы и собираясь с мыслями, чтобы дать ему ответ на сей выпад, Альвэри поймала шаль, упорно пытавшуюся сползти на пыльную дорогу и уже хотела замотать на шее, воззрившись на Бэя не менее красноречивым взглядом, чем тот на нее. Однако, слова так и застряли в горле, без возможности быть произнесенными, как только мужчина задал свой следующий вопрос.
- Ты меня любишь? – прозвучало для нее, как гром среди ясного неба.
Мысли, ранее роившиеся в голове словно рой диких пчел, бросились в рассыпную, оставив после себя в голове лишь какой-то глухой звон. Сердце остановилось, лишь для того, чтобы в следующее мгновение забиться с бешеной скоростью, разгоняя кровь по телу, которая почти сразу горячей волной бросилась к лицу. Альвэри показалось, что она сейчас задохнется, до такой степени сперло дыхание. В мгновение ока все чувства, столь остро ощущаемые и толкающие на выяснение отношений в очередной раз, забылись и загнались куда-то на глубину подсознания. Лоддроу явно не ожидала подобного и была застигнута врасплох, не имея возможности подготовиться. К чему? Да к тому, чтобы и не соврать, и в очередной раз не нарушать своих слов, данных себе же. Однако, казалось, Бэй прекрасно знал, когда стоит уловить момент для подобного вопроса. Она сама и виновата, ведь успела бездумно ляпнуть ранее о том, что чувствует по отношению к нему.  Теперь разгребай, так сказать. А что разгребать? Фенрил буквально чувствовала, что загнана в тупик. Нет, конечно, она могла сорвать, напустить на себя побольше высокомерия и весьма резко ответить ему или вообще не ответить, мол, не обязана, но что потом? На расстоянии девушка легко, хоть и в порыве гнева готова была разорвать сей «порочный» круг отношений, а сейчас…Стоя напротив того, кто прочно засел у нее в мыслях, украл ее сердце, которое было сродни куска льда, как у истинного снежного создания, Альвэри не могла ему соврать, понимая, что тем самым предала бы саму себя. Да и разве не она же упрекала мужчину в том, что сказав «А» стоит сказать и «Бэ»?
Все это со скоростью света пронеслось в опустевшей голове. Лоддроу, до сих пор чувствуя, как предательски полыхают щеки, чуть повела плечом, наконец, проговорив:
- Очевидное невероятное, верно? Да, это так…
После девушка опустила взгляд, принявшись наводить порядок на шее, возвращая туда вслепую шаль. Она не хотела смотреть в глаза того, кого действительно любила. Не просто не безразлично относилась, чувствуя что-то сродни глубокой симпатии, возможно, порождённой парой ночей, проведенных вместе и тем, как он смог смять под своим напором ее страх, а именно любила. Но опять же, произнеся сие, Аль не надеялась на взаимный ответ и снова боялась увидеть в его глазах насмешку, отчуждение и прочее. На фоне всего этого канули в прошлое и злость, и раздражение, уступив место глухой пустоте и какому-то напряженному ожиданию. Чего? А Тейар его знает…Впрочем, от сего ее отвлекло внезапное появление Нера.
- Вот урод! Вот как. Я... – чувства, с которыми проговорил сие кот, были далеки от привычно-радушных.- … А ты, значит, знала? Может быть, вы давно знаетесь, а? И пахло от вас…- Альвэри закатила глаза, вскинув брови.
Заладил же - пахло да пахло, сколько можно? Пластинку смени! Боги, вот как раз истерики от вивариина им и не хватало для полного счастья. Хотя она и не видела его в подобном состоянии, но как-то и желанием не горела именно сейчас лицезреть сие. А кот и не подумал униматься:
- Что ж так? Не сдержался? Надоело молчать, а в языке костей нет? Браво! Долго же и упорно скрывал. Но нахрена?! …
Нерикс явно был ошарашен, подавлен открытием и лоддроу, снова покосившуюся на него, стало искренне жаль парня. Как бы она чувствовала себя на его месте в такой ситуации? Верно, весьма паршиво, учитывая то, насколько близки были друзья. Девушка глубоко вздохнула, посмотрев в спину удаляющемуся Неру.
- Думаю, тебе стоит его догнать, - проронила девушка, снова взглянув на Бэя, а после посмотрев на пару, которая не успела еще подойти к ним.
Благо, не успела, да и особо не спешила, ибо еще и их вмешательства, как раз и «не хватало» в данной ситуации.

Отредактировано Альвэри (2014-03-13 02:25:35)

+1

32

Чего-чего, а вот таких последствий, несмотря на выданные относительно магической маски инструкции, Адель уж точно не ждала… Эффект, как говорится, превзошел все свои ожидания – мало того, что  Альвэри, несмотря на то, что ещё секунду назад они преспокойно беседовали, вдруг не узнала подругу, так вдобавок и минутки на то, чтобы попытаться что-то объяснить, лоддроу ей не оставила, вместо чего, следуя какой-то странной логике, принялась зачем-то рассказывать «незнакомому парню» о собственных планах. Впрочем, договорив зависшую в мыслях фразу, она всё же опомнилась: - Простите, а Вы кто?
  В очередной раз подняв указательный палец к небу, Адель уже почти была готова поведать «тайну» их с Фенрил знакомства, однако была резко прервана Альвэри, обеспокоенно рассказывающей ей до смешного очевидные вещи: «Муа-ха-ха!» -  мрачноватый шутник, разбуженный внутри Адели обстоятельствами, шепнул ей, как бывало, Джей: «Ну, а чем не новый повод для знакомства? В конце концов, в первый раз получилось как-то не очень…  Посмотрим же - чему нас время учит! Эхе-хе-хе-хе-хе~» - но это только в мыслях, на деле же, Адель, пожав плечами безразлично, без слов поплелся за Альвэри.
  К счастью Бэй и компания смогли ушагать не настолько далеко, дабы Аль и Аделю было сложно их найти – хотя, постой они у лавки ещё минут пятнадцать, пришлось бы догонять друзей уже за стенами Ацилотса.
«Ха-ха… Друзе-ей!» - глядя краем глаза на торопливо шагающую рядом, едва ли не срывающуюся на бег лоддроу, думала суккубия, - «Теперь ведь я для них никто… Как точно подмечено!» - склонность к самоуничижению, так некстати шевельнувшаяся в ней, бушевала разгульной радостью… Однако от изначальной своей задумки познакомиться со всеми повторно она отказываться не планировала – это, по меньшей мере, могло бы получиться довольно забавно. Хотя, опять же, стоило уточнить – забавно по отношению к кому, или же – исходя из каких взглядов и особенностей чувства юмора?
  Тьма, окрашивающая мысли Адели всецело, смогла таки повеселиться над очевидным державу, когда их переглядки с Бэйнаром, как и при первой их встрече, оказались не слишком дружественными, с одной только разницей – на этот раз, неприязненные взгляды кидал не таррэ на Бэя, а как раз-таки наоборот. А вот Нер, что в очередной раз показалось суккубии несказанно милым, с большим энтузиазмом отнесся к возможности расспросить «незнакомца» о том кто он и откуда, ну и – как же без этого – в очередной раз предложить «потенциальному покупателю» лицезреть свою чуднУю коллекцию. Увидев тушки в сотый раз, Адель, неожиданно для самого себя, прыснул со смеха, зажав рот ладонью… Ещё немного, и он бы даже порадовал вивариина возможностью сбагрить добро, приобретя у него – ну, в качестве своеобразного сувенира, связанного с этой необычной прогулкой - какой-нибудь экземплярчик, но пока он смеялся в ладошку, на пустынных чудищ нашелся и другой «желающий», которого Нерикс, походу, застращал до такой степени, что тот аж согласился… «А у кота-то прям ажиотаж… » - новый приступ смеха заставил уже ощутить на веках выступившие слезы. Возможно, таррэ и не отказался бы поломать комедию для самого себя чуть дольше, однако, произошедшее далее, и совсем уж не ожидаемое, заставило его вдруг посерьезнеть: - Есть еще у кого желание идти или так и будем стоять тут? – донесся до слуха ранее не слышанный, но явно принадлежащий никому иному как Бэйнару, голос, - «Ого! Так я был прав - ты, всё же, не немой?» - лицо суккубии, претерпевая ряд метаморфозов, сначала вытянулось, распрямившись после приступа веселья, а затем вновь скривилось - уже в хитроватой ухмылке, - «Право слово! Тот раз – то было не знакомство, всего лишь репетиция… Вон, кто-то текст забытый вспомнил…»
  Вот только жаль, что у Альвэри, насколько мог судить по выражению её лица Адель, настроения смеяться не было ничуть – застывшая на лице у лоддроу немая злоба, кажется, должна была вот-вот обрушиться на всех присутствующих, словно снежная лавина… Что ж, так примерно и случилось. Однако львиная доля её раздражения, по праву досталась Бэйнару, которому она, недолго думая, всё высказала разом…
  «Нда… А мы, хоть и догадывались, о них, как оказалось, многого не знали… Вот так и подумаешь…» - едкая самоирония вновь сжала сердце в тиски, заставив скрежетнуть зубами, так что таррэ аж прикусил губу, - «…что незнакомцу правду о себе поведать вам куда проще, чем верному другу», - из грустных мыслей его вытащил лишь мягкий голос алла, спросившей, как обычно, предельно вежливым тоном: - Извините, мы могли бы вам чем-нибудь помочь? – плавно повернув голову в сторону вопрошающей, Адель улыбнулся ей блестящим взглядом из-под маски: - Мне?!? – кивнув в сторону спорящих Бэя и Альвэри, удивленно заметил он, - Похоже, это им сейчас не помещает чья-то помощь… Как минимум друг друга... - он опустил глаза, принявшись разглядывать свои блестящие ухоженные коготки на пальцах, - …Меня зовут Адель, я… Я знакомый мисс Фенрил, вот… - он обернулся показав рукой на город - и ведь ни слова не соврал! - Вот, из Ацилотса… Случайно, знаете ли, встретились… И госпожа Альвэри вряд ли меня помнит… - его губы тронула печальная, не без наигранной трагичности, улыбка, - Но я, если это уместно, не отказался бы помочь и Вам, - с, казалось бы, «неподдельным» интересом, он посмотрел на крылья Эль, - Давно у нас, в Ацилотсе, не видел алла…

[mymp3]http://ato.su/musicbox/i/0314/73/7329a3.mp3|Poets Of The Fall – Carnival Of Rust[/mymp3]

Отредактировано Адель Кьюртен (2014-03-13 10:29:41)

+2

33

И снова молчание. Только на этот раз, пока тянулись несчастные секунды, а девушка собиралась с мыслями, явно обескураженная последним вопросом, прозвучавшим в лоб, ничего внутри так и не дрогнуло, перекрытое неугасаемым раздражением и общей напряженностью, от которой становилось трудно дышать и хотелось побыстрее отделаться. Наблюдая за тем, как заливалась румянцем Аль, видимо застигнутая врасплох и прижатая к стенке, Бэй ни капельки не изменился в лице, просто ожидая от девушки прямого ответа. И видит Ильтар, уклонись она от него сейчас или обойди, начав говорить намеками, он просто развернулся бы и зашагал прочь. И плевать, как бы это выглядело со стороны, и чего бы подумала лоддроу. Она все равно умудрялась думать и додумывать чего-то свое, расценивая поступки и слова мужчины совсем не так, как то было на самом деле. Да, наверное, это все выходило именно так из-за недомолвок, на кои были щедры они оба, но в данный момент Эйнохэил этого не видел, и понимать не хотел. Тем более, что уйдя, как и намеревался изначально, он оставил бы девушку в покое, отгораживая от той боли, которую мог ей причинить. И не важно, хотела она того или нет, просто-напросто многого не понимая. И в этом был виноват он сам, попросту боясь оказаться отвергнутым после. А посему и отвергал первым, в глупой надежде на то, что со временем все уляжется, а привычка, переросшая в настоящие чувства, забудется, стираясь из памяти и сердца.
Следя за ледышкой, пока что так и не решившейся сказать что-либо, Бэйнар нехотя начинал сравнивать ее с Таей, лишний раз и без чьих-нибудь одобрений и поддержки подмечая, как правильно он поступил тогда, пусть и трусливо пойдя на попятную. Чего уж там юлить и отнекиваться? Мужчина признавал, что струсил, возможно, как и тогда, в Мандране, просто собравшись и свалив восвояси. Зато тем самым смог оградить девушку от того, от чего не уберег Альвэри. Вихрь мыслей, сменяющий одну на другую и кидающий из колеи в колею, так не похожую друг на друга, наконец-таки смог поменять и настроение Бэя, сменяя злость на тупое ожидание чего-то неизвестного и некую безъэмоциональность. Однако и каменному выражению лица не суждено было надолго застыть, отражаясь на мимике. Ответ ледышки резанул по ушам, вынуждая вылезти из вороха мыслей и сравнений, чтобы, проморгавшись, увидеть еще большее смущение Аль и спрятанные от взора мужчины глаза. «И сколько же мы ходили кругами?». Хотелось довести все до конца здесь и сейчас, не оставляя после пробелов и недосказанности, отгородиться от страха в итоге остаться одному и поверить в то, что все может пойти по иному. Аль была права. Эйнохэил действительно бежал всю свою жизнь, не подпуская к себе никого и будучи уверенным в том, что не сможет уберечь от самого же себя. Но сил на этот долгий марафон уже не хватало. А непреодолимым препятствием на пути стали собственные ответные чувства. И мужчина прекрасно ощущал, что начинал сдаваться, окончательно и бесповоротно.
«Аль», - интуитивно произнеся имя девушки лишь в мыслях, Бэй хотел уже переложить его на слова, потянувшись к ледышке для того, чтобы обхватив пальцами подбородок, поднять ее лицо и заставить посмотреть ему в глаза. Но, Судьба, любила добивать по-своему красиво, преподнося свои финальные аккорды в так и не доигранный спектакль.
Мужчина одернул руку, ощутив на ней цепкую хватку и обернувшись.
- Вот урод! Вот как. Я...
Нер, буквально подлетевший к ним, был просто в ярости, выпалив, казалось бы, первое, что только могло прийти в мохнатую голову. Надо было признать, что на такое поведение друга Бэйнар мало рассчитывал, а зря. Вива можно было понять. Да и сам бы Эйнохэил поступил так же, будь на его месте, как пить дать. Кинутое в лицо заставило опешить от неожиданности и накала, с которым кот выражал свои эмоции. Словно прибитый к своему месту, мужчина так и остался стоять, в нерешительности даже пошевелиться.
- … А ты, значит, знала? Может быть, вы давно знаетесь, а? И пахло от вас... Не впервые вместе, просто я тебя не так долго знаю, наверное. Тоже сюрприз. Думал, вы еще не вместе, а так...
«Нер, нет!», - вскинулся в мыслях Бэй, попытавшись развернуть вивариина к себе. Но того и не потребовалось. Тот сам переключился с ледышки обратно на друга, с гневом продолжив:
- И тебя я не знаю, оказывается. Что ж так? Не сдержался? Надоело молчать, а в языке костей нет? Браво! Долго же и упорно скрывал. Но нахрена?! Я думал, что мы как-то... Ну, доверяем друг другу, что ли.
Мужчина отвел взгляд, вперив его куда-то в дорогу и молча снося все, что высказывал ему Нерикс. Оправдываться перед хвостатым сейчас, разглагольствуя, как тот ошибался, не было никакого смысла. Да и все, что мог сказать ему Эйнохэил, комом застряло в горле, больно царапая изнутри. От прежних эмоций сродни злобы и ей подобных не осталось и следа, уступая место пониманию того, как он поступил с единственным другом, который на протяжении ни одного года поддерживал его и оставался рядом не смотря ни на все чудаковатости, ни на дурной, вспыльчивый характер. Бэйнар устало прикрыл глаза, слушая удаляющиеся шаги вива и его высказывания в свою сторону. Чувствуя себя полностью разбитым, и понятия не имея, за что хвататься, чтобы выползти из той ямы, в которую он себя сам же и зарыл, мужчина оглянулся, наблюдая за тем, как к ним подходила Эль, семеня по дороге и чуть ли не волоча по ней опущенные от усталости крылья. А за ней, как бы то ни было странным, волочился и незнакомый никому таррэ. Вот только единственным рогатым тут ощущал себя именно Бэй. «Какой же я козел…». Он даже не пытался отыскать себе оправдания в глазах его друга, зная, что сейчас все попытки будут тщетны. Все, что мог сделать в эту минуту Бэйнар, это поблагодарить не рвущуюся выяснять отношения Эль, которой молча говорил свое "спасибо".
- Думаю, тебе стоит его догнать, - слова Аль, прозвучавшие на удивление тихо и спокойно, долетели до сознания с некоторым опозданием и заторможенностью.
Опустошенный и вымотанный морально, мужчина посмотрел ей в глаза, отрицательно мотнув головой и воззрившись в спину обогнавшего их и уже ушедшего вперед кота. Эйнохэил как никто другой понимал, что вивариину следовало сначала остыть, а уж после кидаться к нему с примирениями. А сейчас сил не хватало даже на то, чтобы должным образом обратить свое внимание на незнамо кого, увязавшегося за ними и шедшего рядом с Эллюмиель. Такие разнящиеся чувства, что поедом сжирали не только душу, но и разум, оставляли после себя зияющую дыру безразличия и пустоты. Сорвавшись с места, Бэйнар тихим и размеренным шагом поплелся вдоль дороги, специально не нагоняя Нерикса и сохраняя меж ним расстояние в шагов так пятнадцать.

Спустя примерно час, или около того, вся компания, в гнетущем молчании и каждый в своих заботах и мыслях свернула с тропы, уходя в сторону реки и пробираясь уже среди деревьев, что отделяли собой главную дорогу, с которой и сошел Бэй со всеми остальными, и прибрежную полосу. Задрав голову и посмотрев в помрачневшее небо, в коем слышались раскаты грома, мужчина остановился. Осматриваясь по сторонам, он взором выцепил небольшую поляну, кивнув на нее друзьям-товарищам и поспешив первым кинуть на нее свои кости да сумку. Хотя долго рассиживаться ему не пришлось, и переведя дух после начала долгого пути, Эйнохэил поднялся с травы, оставляя около ветвистого дерева рюкзак и скрываясь за ближайшими кустами. Поняв, за чего принялся мужчина, за ним последовал и Нерикс, по-прежнему сохраняющий молчание и надутую морду морды. Надо было готовиться к ночи, а учитывая наскоро портящуюся погоду, с возведением шалашей-палаток следовало поторопиться. Не уходя далеко от поляны, на коей они предпочли разбить лагерь, Бэй периодически следил за оставшимися на ней Альвэри и Эллюмиель, в той призрачной надежде, что незнакомец, так и не отставший от компании, и вправду был знакомым ледышке, а не являлся просто каким-то хреном с бугра.

+2

34

На ее слова Бэй ответил молчаливым отказом, взглянув другу вслед. Оно и не удивительно, в принципе, ведь в сей момент эмоции переполняли сверх меры, особенно у пушистого, возомнившего себя самым обиженным в мире. Нет, у него, конечно, были на сие основания, но зачем же пороть горячку, не разобравшись и не давая возможности оправдаться? Впрочем, лоддроу не собиралась вмешиваться в отношения друзей. Поди, не маленькие, да и не первый день вместе, найдут общий язык, просто на все нужно время. Немного отойдя от собственных чувств, кои съедали ее буквально недавно, девушка лицезрела, как Бэй в молчаливой подавленности двинулся следом за Нериксом. Взглянув на пару позади, что уже нагоняла их, Аль решила, что уж к ним точно не готова присоединится, не то настроение. Хотя, вопрос о примкнувшем незнакомце оставался открытым, но волновал в сей момент ее меньше всего. Поэтому развернувшись, она пошла следом за Бэем, оставив ему возможность спокойно продолжать путь, не думая даже тревожить лишний раз. В кои-то веки Альвэри понимала насколько ему необходимо побыть одному, пускай сейчас это почти нереально ввиду их общего похода. Да и ей самой было о чем подумать. Все чувства и эмоции, казалось, притупились в одночасье и в душе воцарилась гнетущая тишина. Лоддроу не знала, что будет дальше и зачем она продолжает этот путь. Опять же, из-за вынужденного признания, легче не стало, наоборот, открывшись перед Бэйнаром, девушка ощущала абсолютно беззащитной. Было такое чувство, словно выбралась из одного мира в другой, чуждый и неизвестный. Она не знала, как себя стоит вести, а глубоко внутри засело зудящее ощущение испуга, требующее возврата обратно. Однако, как бы лоддроу не хотела, назад дороги не было, лишь слепой этого мог не заметить. Казалось, Фенрил застряла на распутье миров, не имея возможности вернуться обратно и опасаясь приоткрыть завесу нового...
Вот так вся честная компания, разбившись на части-осколки, двигалась какое-то время, каждый размышляя о своем, а может и разговаривая об этом, ведь был и парный осколок. Погода за это время успела знатно подпортиться, хотя Аль и не особо расстраивалась, ведь она больше любила тень, а не принимать солнечные ванны. Кожа хоть перестанет сиять. Впрочем, на это она уже и запамятовала обращать внимание из-за выяснения отношений. Мотнув головой, отгоняя непрошеные мысли, кои уже и до головной боли могли довести, девушка взглянула на шедшего чуть впереди Бэя. Видимо, мужчина решил сделать привал, в одно мгновение оглянувшись и кивнув всем в сторону аккуратной поляны чуть поодаль. В принципе, усталой она себя не чувствовала, но не была против немного отдохнуть. Поэтому, потянувшись следом, лоддроу сняла все, чем была знатно так обвешана и развесила на ветке добротного дерева. После, оглянувшись и выцепив взглядом алла и таррэ, Фенрил, наконец, заметила состояние крылатой. Ну я же говорила, что нужно было поспать хоть чуток, - мысленно произнесла девушка, но в голос ничего не сказала. Эллюмиель была взрослой барышней и сама могла сообразить, чем для нее чревато подобное поведение. Посему привал таки оказался более, чем уместен с учетом того, что они никуда не спешили, вроде как. Опершись спиной о ствол дерева и скрестив на груди руки, Альвэри какое-то время наблюдала за возней Бэя и Нерикса. Принимать участие не стала, ибо банально от нее в сем вопросе было толку маловато, мягко говоря. Еще не хватало, чтоб из-за ее помощи один из шалашей, кои возводили парни, рухнул на голову кому-то. Хотя можно было бы закрепить его льдом, но это, если для себя стараться, другие же не скажут спасибо, замерзая в оном. Аль усмехнулась, переведя взгляд на таррэ и тут же нахмурившись. Кто же ты такой? – появилась непрошеная мысль, напоминая, что парень взялся буквально с ниоткуда и принялся с ней разговаривать так, словно они были старыми знакомыми. Этого лоддроу не могла взять в толк, но по-прежнему не хотела поднимать сей вопрос.
Недолго еще помаячив, Альвэри, наконец, придумала, чем сможет помочь в общем деле. Она как-то не заметила, чтобы они запаслись съестными припасами, уходя из города, а значит в их сумках мало, что могло заваляться. Разве что черствый сухарик, но от него толку всем собравшимся было более, чем мало. Посему, оттолкнувшись от дерева, девушка сняла лук и колчан со стрелами. К слову, эти стрелы, имея свои необычайные свойства, не совсем были пригодны для задуманного, но особо выбирать не приходилось. К тому же, разят они жертву не хуже обычных, главное самой не пострадать в процессе охоты. Закрепив колчан за спиной, Аль двинулась в сторону лестных дебрей, проскользнув мимо суетившихся над постройками шалашей друзьями. Вскоре, лоддроу отошла на приличное расстояние от их лагеря, принявшись выслеживать местную живность. Пасмурная погода и легкая дождливая «слезливость» облаков не заставили жизнь лесной фауны замереть на месте, поэтому лоддроу надеялась на то, что сможет что-то да подстрелить и не вернется с пустыми руками.

+2

35

- Я в этом не уверена, - покосившись в сторону скандальной компании, проговорила Элли сухо, - по мне, так уж лучше их не трогать. Разберутся и без нас.
"Хотя сама знаешь, что тоже в сложившуюся ситуацию лепту внесла" - напомнила алла себе, но отчаянно в это не хотела верить. Что сложилось, то и имела в наличии. Жаль лишь то, что Мариса не соблаговолила великодушно повернуть время вспять. Казалось, что это и было бы решением всех проблем, все эти высказанные слова, искорка непонимания, всеобщие недоговоренности. Ничего бы не было, по сути всего лишь совместный поход по магазинам, не более. Что могло так резко измениться за всего несколько часов? В ту минуту, когда Бэй подал голос, впервые на ее памяти? В тот ли миг, когда Нерикс, друг, вечный спутник и партнер синеволосого, проявил ярость в кошачьем разрезе глаз, которую алла никогда не доводилось наблюдать доселе? Слишком много вопросов обуревали ее изнуренное сознание, чересчур много, и на все чернокрылая хотела знать ответы. Но вместе с этим нутром чувствовала, что упустит из рук невидимые, невесомые нити какого-то своего бытия, которые уже не сможет найти вновь.
"Счастье в неведении", - маленькая сероглазая девочка, сложив ладони на коленях, тоскливо смотрела изнутри на клубящееся серыми тучами весеннее небо. Будет дождь. Будет накрапывать особенную, неповторимую мелодию, выстукивая тяжелыми каплями по земле, листве и крыльям свою неспешную поступь. Жизнь в сером цвете не чета буйству летнего ливня, но степенность не всегда плохо. Особенно сейчас.
- …Меня зовут Адель, я… Я знакомый мисс Фенрил, вот…
- Адель, - взвешивая имя на губах, повторила Лоренцетти вслед за незнакомцем, - странно, мы не могли встречаться где-либо прежде? Мне знакомо это имя.
Хотя мало ли носителей сего красивого имени бродят по простором Фатарии? Сей вопрос чернокрылая решила оставить без ответа, хотя зудящее чувство дежа вю никак не желало оставлять девушку в покое, явно на что-то намекая. Но то ли алла была глупа, либо, натерпевшаяся за вчера-сегодня немало, просто решила не обращать на это ощущение внимания.
- Давно у нас, в Ацилотсе, не видел алла…
Недавняя тревога снова нахлынула волной, и, будучи смятенной внезапной сменой темы, криво улыбнулась Аделю, стараясь проявить учтивость, но получалось у нее это откровенно слабо.
- Теперь столица увидела немного больше, - прикрыв в улыбке глаза, Эль слегка приподняла приковавшие к себе взгляд незнакомца крылья. Перья на редких лучах солнца блеснули сафпировым отливом, чистотой обязанным требовательной заботой хозяйки. На секунду спохватившись и убедившись в том, что честная компания уже довольно далеко продвинулась вперед, Эль мягко улыбнулась таррэ и вновь пошла по дороге, приглашающе кивнув Аделю головой.
Повернувшись к новому знакомому спиной, Эль устало прикрыла глаза. Крылья поникли, а перед глазами вновь замельтешили камешки да островки пыли. Прижимая к груди сумку, алла боролась с собой, снова пыталась убедить себя в том, что неудача, одна из многих сотен, еще не повод отчаиваться. Впереди десятки городов, сотни дорог, и в одном из домов, на одном из перепутий она обязательно встретит его. Уткнется носом в плечо и, наконец-то, позволит себе зарыдать, цепляясь за ткань рубахи тонкими пальцами.
"Но печально знание о том, что посреди сотен перепутий ты совершенно одна"

Спустя некоторое время алла все же догнала всех друзей, которые в спешном порядке начали обустраивать привал. В небесных сводах глухо, словно ворчливо, гремело. Наблюдая за тем, как компания суетится, расставляя шалаши, алла присела у корней дерева недалеко у берега. Мышцы отозвались тянущей болью, и Эль, тяжело вздохнув, запрокинула голову назад, любуясь дивным кружевом молодой листвы над головой. Запоздало вспомнив, что в руке все еще держит браслет-артефакт, девушка подтянула к себе правую ногу, чуть повозилась со ступней (наденешь пока), и через пару минут на изящной лодыжке засеребрился металлическими нитями браслет. Повертев ступней и так, и эдак, чернокрылая пришла к выводу, что вещь и смотрится неплохо, и наверняка в применении полезна, но о свойствах артефакта она узнает только опытным путем, да и то уже не сегодня.
Повисла тишина, нарушаемая лишь шепотом предгрозового ветра. Природа замерла в ожидании, и только ветерок покачивал прибрежный камыш, обволакивая дыханием тяжелым, но свежим. Убаюкивал, раскачивал на невидимых руках, словно перо. Эль не отрываясь смотрела на маленькие волны, изредка пробегавшие по водной глади реки, на раскачивающиеся налитые весенними соками прибрежные травы, на ветки дерева, которые оно, словно плачущее, свесило в воду. Чувствовала, что тает, угасает сознание, за которое не хотела цепляться. Веки тяжелели, со сном бороться уже не было больше сил, да и тело более не слушалось свою хозяйку.
Так Эллюмиель и уснула, прислонившись спиной к дереву и раскинув черные крылья, обнимая себя, согреваясь.

Отредактировано Эллюмиель (2014-03-13 23:53:39)

+2

36

За возней, обустройством лагеря и возведением шалашей и протекало неспешно время, отвлекая от назойливых мыслей и давая шанс оклематься ото всего столь спонтанно произошедшего. Насколько мог заметить Бэй, Альвэри некоторое время назад покинула поляну, видимо решив поохотиться в столь ненастную погоду. А все остальные… Что ж, Эллюмиель мужчина, признаться, потерял из виду, будучи полностью поглощенным своим делом и лишь изредка уже посматривая в сторону незнакомца, по какой-то никому невиданной причине так и оставшегося с ними без каких-либо разбирательств. Кстати об этом… По-хорошему стоило бы взяться за сие невыясненное обстоятельство и во всем разобраться таки, но. Но-но… Всегда находилось какое-то «но» на то, к чему мало тянуло или же не интересовало вообще. Однако именно интерес и жег душу, а вот суваться в то, что вновь могло вывести из себя Эйнохэил как-то желанием не горел. А уж понять для себя, что одно неосторожное слово со стороны предположительно знакомого ледышки способно было вызвать новую волну раздражения и ревности, не составляло особого труда. Именно поэтому-то мужчина и не порывался пока что выяснять отношения с не пойми кем, оставшимся в стороне от забот всей компании и наблюдавшим за всем, будто бы зритель за развернувшимся действием на сцене малого театра. «Ну нет уж, так дела у нас не пойдут, парень», - накинув на один из почти готовых шалашей еще парочку раскидистых еловых лап, произнес в мыслях Бэйнар, прекратив таскаться за ветками туда-сюда и подходя к незнакомцу. «Не будете ли вы столь любезны, сударь, вложить свои пять фунтов в общее дело, раз уж соизволили примкнуть свой хвост к нашей незатейливой компании?». Он смерил мужчину вопросительно-холодным взглядом, указав открытой ладонью вверх на непокладающего лап Нера, который, уйдя в себя, кажется, не замечал никого и ничего вокруг, кроме строительства, коим и был занят. И для пущей уверенности в том, что незнакомец растолковал его взор и жест правильно, Бэй отошел на пару шагов, подходя к ближайшему от них дереву и как следует деранув его за нижние ветки, что со свойственным древесине хрустом оторвались от ствола и вскоре были вручены рогатому. Эйнохэил утвердительно кивнул, глядя в необычайно лазурные глаза таррэ, мол говоря: «Ну, ты понял, чего от тебя хотят», и более не стал задерживать на персоне незнакомца своего внимания, переключая его на пустую поляну. «Странно…». Протянул про себя Бэйнар, нахмурившись и вытирая с лица капли дождя, что становились заметно крупнее. Если он заметил уход Аль, то вот куда могла подеваться полусонная алла и понятия не имел. В желании поинтересоваться этим вопросом у вива, он повернулся в сторону мохнатого. Но тот лишь демонстративно отвел взор, делая вид, что был слишком уж занят и ни на что отвлекаться не желал. Тяжело вздохнув и снова почувствовав себя виноватым перед другом, что не могло не вернуть от части в прежнее подавленное состояние, Бэй принялся самостоятельно выискивать потерявшуюся девушку…
Это заняло у него некоторое время, пока мужчина не увидел мелькающие за одним из деревьев черные крылья, спустившись ближе к реке. Как ни крути, а такую рассовую особенность было ой как не просто скрыть. За что в сей раз можно было сказать Создателю «спасибо». Обогнув массивный ствол, Эйнохэил остановился, заметив, что Эллюмиель, укрывшись крыльями, словно одеялом, или же спрятавшись в них, будто бы в кокон, кажется, спала. И то было немудрено, учитывая, что девушка не смыкала глаз уже около двух суток. Озадаченно вскинув брови и положив малость покарябанные руки себе на пояс, мужчина задумался. «И что мне с тобой делать?». Но вариантов было не так уж и много. А для начала надо было как-то развести массивные крылья, руша тем самым мнимое одеяло, в которое закуталась алла в попытке не замерзнуть. Принявшись за это дело, Бэйнар мысленно взмолился о том, чтобы девушка не проснулась именно в этот момент, шарахнувшись в сторону от испуга. «Только бы не крылом по хлебальнику!». Но, видимо, Боги в сей ситуации были на его стороне. Присев перед спящей на корточки, мужчина пару раз щелкнул пальцами у лица Эль в надежде на то, что она таки очнется. Увы, но то не дало абсолютно никакого результата. Тогда, не найдя варианта получше, Бэй просто подхватил алла, запрокидывая ее руку себе за шею и приобнимая за талию. Волна холодного озноба моментально прокатилась по всему телу, напоминая о дремлющих до сей минуты страхах, но вопреки мерзопакостному ощущению и желанию сохранить дистанцию, лишь для того, чтобы не чувствовать себя в плену у собственных фобий, Эйнохэил лишь скрипнул зубами, не без труда поднимая девушку с земли и стараясь поставить ее на ноги, при этом все еще поддерживая. «Давай же, Эль, проснись хотя бы на минуту. Ильтаром клянусь, я тебе все крылья истопчу, если буду тащить тебя один». И словно бы в подтверждении своих мыслей, оступившись, мужчина умудрился наступить на маховые перья, сминая их под тяжелым ботинком. «Тейар тебя подери!». Насупившись и все еще пытаясь привести алла в чувства, Бэйнар отступил, высвобождая крыло и, медленно, но уверенно, двигаясь в сторону поставленного шалаша, около которого в конечном итоге и уложил девушку, все же разлепившую глаза на полпути и кое-как помогавшую ему проделать сей нелегкий, как оказалось, путь.

+1

37

Не уверенно глядя на таррэ, чернокрылая решилась уточнить: - Адель… Странно, мы не могли встречаться где-либо прежде? Мне знакомо это имя… - но Адель лишь отрицательно помотал головой, для пущего эффекта добавив комментарий про алла. Эль ответила с шуткой, улыбнувшись через силу. Адель же в ответ лишь грустно вздохнул: «Добрая ты… Сострадающая и милая… Но счастья это тебе не приносит… Может - ну его, правда? Бросить всех и заботиться лишь о себе?» - трогательная заинтересованность, проявленная Эллюмиелью к ней даже в облике «незнакомца», согрела сердце: «Даже жаль, что это вы все, а не я, потеряли память…» - очень захотелось развернуться, потопав обратно в Ацилотс, однако, посмотрев на быстро удаляющуюся компанию, суккубия нехотя потащилась за алла.
Вообще-то Адель и сама уже пожалела, что надела эту тейарову маску… Будучи в данной компании и без того «пятой лишней» – теперь, превратившись из доброй знакомой Альвэри в навязчивого, никому не известного типа, она окончательно ощутила свою неуместность. Грустные мысли, никак не желающие покидать её головы, поддерживала даже природа – чистое и солнечное с утра ещё небо теперь грозило «обрадовать» путников дождем.
«А может, мне и не нужно никуда идти? Может, всё-таки, стоит вернуться?» - думала Адель, поникнув взглядом и рассматривая серую дорожную пыль под ногами, - «Для чего-то же я всё это затеяла?» - старые раны души, разрываемой прошлым и будущим на клочки, заныли с удвоенной силой, - «Для чего нужно было бежать оттуда, где тебя ждут, чтобы попасть туда – где ты никому не нужен?» - эта грустная идея, кровавой линией пролегшая через всю жизнь Адели и так старательно маскируемая доводами убедительной логики, вмиг напомнила о своей актуальности, срывая все замки подсознания, - «Тцц… Тейар!!» - Адель злобно пнула попавший под подошву камешек. Надо сказать, что и «прикид» суккубии, только лишь наличием плаща походящий на дорожный, явно не готовился к таким путешествиям, в которое она неожиданно для себя ввязалась. О том, что высокие сапоги на каблуке для длительного хождения пешком не годились, не догадаться, пожалуй, мог бы только наивный аристократ, всю свою жизнь проездивший в удобном экипаже, а вот для Адели, явственно ощущающей жгучую боль в области пятки, это был вопрос очевидный: «Не хватало только, Изнанка разверзнись, ещё кровь из сапогов выливать…» - посему предложению сделать привал, поступившему от вновь замолчавшего Бэя, она несказанно обрадовалась.

Вскоре, покидав пожитки, вся компания рассредоточилась по округе. Парни занялись постройкой шалашей - весьма кстати, стоит отметить – ибо далекие, пока ещё, грозовые раскаты ничего приятного друзьям не обещали. Аль же, решив не отбиваться от общей «идиллической» картинки тоже решила внести в дело свою лепту и вскоре исчезла где-то за деревьями, явно намереваясь опробовать свой новенький лук. Ну а Миель, слишком уставшая для того, чтобы двигаться, примостилась под деревом, глядя неясным взглядом на тихие воды Такута, отражающие лишь свинцовую тяжесть грозовых облаков.
Адель, скинув плащ и устало потянувшись, расправляя широкие плечи, посмотрел вдаль – мирная река, петляя красивыми изгибами, образующими хорошие для рыбалки заливчики, убегала куда-то в незримую даль. Потирая виски и хмурясь, словно при сильной головной боли, Адель поморщился – Тьма, поочередно цепляя и дергая все эти мрачные мысли, как многочисленные канатики растянутые у суккубии внутри головы, играла тейарову симфонию на всех колоколах! Бирюзовые глаза, утонувшие взглядом в темнеющих в согласии с небом водах Такута, коснулись, кажется, самого дна, а разыгравшееся воображение уже рисовало картины… Вот белый песок обнимает изящное, гибкое, тело, очерчивая, словно хорошая перина, его мягкий контур – руки и ноги, рога на макушке… Вот волны колышут роскошные локоны, похожие на заросли черных водорослей… Вот тусклые лучики света, разделенные толщей воды на золотистые нити, скользят по бледной больше обычного коже… По спине побежали мурашки приятности... Адель, дрожа густыми ресницами, закрыл глаза, расслабленно выдохнув – что ж, пожалуй, именно «утопись» было бы весьма уместным пожеланием, если бы его хотели адресовать незнакомому таррэ Нерикс или Бэй, всё это время, пока тот «любовался видами», трудившиеся над постройкой шалашей...
По крайней мере, во взгляде Бэйнара, подошедшего к нему, разве что не с желаньем отвесить пинка по хвостатому заду, ничего дружелюбного не обнаружилось – довольно неоднозначно указав таррэ на трудящегося Нера, он, в качестве пущей наглядности, вручил бездельнику охапку лапника – мол, хватит дурака валять! Адель поморщился, насупив брови и куснув губу: «Эх, знал бы ты с чем связываешься… Тьма, знаешь ли… Не созидает…» - швырнув лапник на землю, он сев на плащ, расшнуровал ботинки – потому что темный маг, думающий о кровоточащих мозолях, в момент постройки укрытия – слишком жестокая перспектива для тех, кто этим укрытием намеревается пользоваться.
Помучившись с минуту со шнурками и длинными когтями, делающими использование шнуровки не самым удобным занятием, Адель таки стянул сапоги, аккуратно отложив их в сторону и, иронично усмехаясь, пошевелил пальцами ступней, на которых красовались спиленные обглодки таких же черных, как и на руках, когтей, безнадежно страдающих в холодное время года: «Не время ещё, чтоб гулять босиком, но… выбирать не приходится!» - земля, несмотря на теплую погоду в дневное время суток, в это время года ещё не успела прогреться настолько, чтобы ступнями её было приятно касаться, однако прохлада почвы и лесная подстилка, колющая пятки, была без сравненья приятнее боли от содранной кожи…
- Заметьте! Я открыто заявил, что не силен в строительстве и инженерии, - приблизившись к увлеченному строительством коту, напомнил о себе Адель, - И посему прошу не ныть, если в итоге вся эта конструкция вдруг станет чьей-нибудь могилой… - однако, не дождавшись мнения вивариина касательно необходимости своего участия, а может неучастия в общественной работе, он со шкодливым выражением лица, всё-таки приладил пару веточек к практически уже готовой крыше.

[mymp3]http://ato.su/musicbox/i/0314/9a/c2814a.mp3|Крышу унесло теченьем... (Emilie Autumn – Opheliac)[/mymp3]

Отредактировано Адель Кьюртен (2014-03-18 22:10:45)

+3

38

Забравшись достаточно далеко в чащу прибрежного полу леса, лоддроу очутилась, фактически, в сумеречной зоне, до того внезапно потемнело вокруг да притихли все звуки. Ясно было, что погода собиралась показать свои намерения со всей серьезностью. Воздух стал заметно свежее, несмотря на короткий миг удушливости перед надвигающейся стихией. Тем самым помогая прочистить не только легкие, но и голову, которая до сих пор переливала из пустого в порожнее события последних часов, что могло весьма плачевно сказаться на всей задуманной охоте. Тряхнув головой, отбрасывая остатки оных мыслей, девушка вкрадчиво пробиралась сквозь заросли, высматривая будущий обед или ужин, а может и завтрак – у кого как.
Как Альвэри и предполагала, лесное зверье не спешило прятаться по норам, ведь погода не настолько подпортилась, пока что, и вскоре ей повезло. Лоддроу набрела на небольшое стадо мелких парнокопытных. Всего один выстрел, осторожный, даже не обязательно меткий и вся группа – экспонаты в ледяной дворец, да вот толку? Аль усмехнулась, даже один такой экспонат она вряд ли легко дотащит до поляны, где разместилась вся компания. Разве что с помощью магии, но тратить силы на подобные вещи не особо-то и хотелось, мало ли на что еще понадобятся. Посему, бросив еще один взгляд на мирно пасущихся животных, девушка пошла искать что-то более подходящее и менее громоздкое. Стоило поспешить, ведь дождь, даже небольшой весьма быстро «затирал» и смешивал все следы, что усложняло охоту, но, видимо, в этом вопросе госпожа Удача решила не испытывать терпение охотницы. Побродив еще относительно недолго, Альвэри заметила возле небольшой лужи, то ли природного происхождения, то ли дождливая погода постаралась, небольшое ушастое семейство. Не особо долго раздумывая и тем самым не давая зверью обнаружить себя, девушка максимально тихо и осторожно приготовилась к выстрелу. Мгновение, несколько ударов сердца, что глухим и равномерным стуком отдавались в ушах, и сверкающая стрела, с легким свистом разрезая воздух, устремилась к своей цели. А дальше было весьма любопытное зрелище. Стрела нашла свою жертву, пробив тело несчастного создания насквозь и чуть отбросив от общей кучи, но на этом все только начиналось. Испуганные сородичи, после секундного замешательства, кинулись было врассыпную, однако чары, коими насквозь была пропитана морозящая стрела активизировались и с пугающей скоростью окутывали местность. В итоге, еще тройка самых неповоротливых так и заледенела на ходу или на бегу. Аль еще подождала какое-то время, пока ледяное колдовство охватит максимально допустимый радиус своего действия, замораживая на своем пути все живое и не живое. После, выбравшись из своего укрытия, она принялась собирать плоды своих трудов. Как и предполагалось, сие было задачей не из легких, ибо сначала нужно было отодрать ледяные скульптуры от общего куска, а после еще и протащить до лагеря. В общем, пришлось повозиться приличное время, что в конечном итоге увело ее мысли далеко от событий минувших часов, переведя в русло ироничного подтрунивания над самой собой. Как оказалось, и в этом случае нельзя было обойтись без своих магических способностей.
В таком настроении и таща весьма нелегкую добычу, кряхтя и продираясь сквозь кустарники, уже не заботясь о том, что спугнет животину, лоддроу выбралась на поляну, на коей расположилась вся компания. Спиной вперед, правда, выползла, благо ни на кого не наступила. Вытащив ледяные статуи будущего обеда или ужина поближе к средине лагеря, Аль выпрямилась, переведя дух и подставив лицо мелкому дождю. Нет, надо заканчивать с подобным экстримом, - ворчливо подумала девушка, потянувшись, чтобы размять затекшие кости. В следующий момент Альвэри оглянулась, отметив местонахождение каждого из членов группы. Нерикс, как и прежде, возился с постройкой укрытия в той же насупленной отрешенности проступающей на морде. Рядом топтался босой незнакомец, на котором лоддроу задержала свое внимание, не без удивления выгнув бровь. Столь ухоженный и весь такой щегольской на вид мужчина мало вязался с подобного рода трудом. Это натолкнуло на мысль, что стоит запомнить, к какому именно шалашу приложить свои утонченные руки таррэ. Но все же…кто он и почему у нее глубоко внутри возникает странное зудящее чувство относительно его особы? Пора бы уже разобраться, только не отвлекать же парня от столь благородного занятия, хотя, может, и стоило бы. Через мгновение ее взгляд снова принялся гулять по поляне, выцепив фигуру Бэя, маячившую возле, вроде как, законченного шалаша. Там же прилегла и алла, как оказалось. Видимо, уставшая вкрай, девушка еле шевелила крыльями, как и конечностями, ибо ее внешний вид говорил о том, насколько сильно она устала и как нуждалась в отдыхе. Только этот момент уберег пару от новой вспышки ревности со стороны лоддроу и поднятия из глубин притихших за время охоты чувств. Глубоко вздохнув и бросив взгляд на пасмурное небо, девушка двинулась к дереву, где ранее бросила свои вещи, снова определив на ветку лук со стрелами. Благо, за замороженную живность, что потихоньку оттаивала, можно было не волноваться, она уже никуда не убежит, даже если полностью избавиться от ледяного плена. Мертвые редко бегают. За неимением более дел, коими могла бы себя занять в текущий момент, лоддроу присела под дерево, упершись спиной о мощный ствол и бросив взгляд в сторону реки. Через несколько мгновений Альвэри уже была полностью поглощена своими мыслями, своеобразно отгородившись от реальности.

+2

39

Сон ласково обнимал за плечи, шептал на ухо слова, не поддающиеся переводу. Для алла шепот был ветром, язык которого ей не требовалось понимать, она его чувствовала, от первого и последнего дуновения, что успокаивал растревоженную душу. Заплутавшую, утомленную, надломленную горечью переживаний и неудачи. Дышала ровно и глубоко, вдыхая запах прибрежных трав, свежий, чуть с горчинкой от полевой полыни. Сквозь пелену сна слышала, как по листве плачущего дерева барабанят капли дождя. Упруго шелестя, они скатывались по природному навесу, наигрывая дивную прекрасную мелодию. Алла проваливалась в сладкие объятия Морфея все глубже и глубже, явственно слушая только дождь. Мерный, спокойный, он нес умиротворение, услаждая слух, словно исцеляя своеобразным даром небес раны, которые переносить с каждым разом становилось все труднее.
"Я устала" - закралась в голову шальная мысль, - "пусть хотя бы сегодня мне приснятся хорошие сны"
Грезы, вынашиваемые нами, лелеемые многие-многие годы, есть самые безнадежные. Исполнение заветной мечты приносит разочарование только потому, что исполнилась мечта совсем не так, как мы о ней грезим, а неисполнение приносит только боль. Исцеляя раны тела, никакой целитель, и чернокрылая в этом не исключение, не может исцелить и залечить внутренние раны и шрамы. А если и может... Невероятная сила воли и духа должна пребывать в нем, а смелостью он должен превосходить всех известных героев вместе взятых. Хотя бы для себя.
Девушка шелохнулась во сне, закутываясь в черные крылья плотнее. Дождь все так же барабанил по листьям плачущего дерева, воздух постепенно становился тяжелее и насыщеннее, суля с ветром преподнести осадки посильнее. Становилось зябко. Завозившись, девушка, поерзав, приняла более удобное положение. Липкая пелена сна не давала выпутаться из своих силков, обволакивая каждую ноющую мышцу, каждый нерв, подчиняя алла себе и телом, и сознанием. Посему просто взять и проснуться, дабы перебраться в место посуше да теплее, не представлялось возможным. Уставшее тело требовало отдыха, абсолютно наплевав на всяческие инстинкты самосохранения. И мерный стук капель о листву действовал удивительно усыпляюще, поэтому-то чернокрылая не слышала никого и ничего, кроме этой шелестящей мелодии.
В сонном бреду Лоренцетти не почувствовала, как ее подхватили на руки и старались попридержать чьи-то руки. Ей ничего не оставалось, кроме как повиснуть на этих руках, полностью отдаваясь их воле, хотя где-то глубоко в себе сомневалась, что это правильно. Неприятная тянущая (очень знакомая) боль заставила чернокрылую со стоном разлепить глаза.
"Ну Бэй, ну крылья, да что ж... Погодите-ка" - крылатая отказывалась соображать, чувствуя, что ничего из этого дельного не выйдет. Это был точно сон, а то Бэй в реальной жизни ни за что бы просто так не взял ее, так сказать, "в руки". Вспомнить хотя бы затухающую пугливую искорку в голубых глазах всякий раз, когда девушка прикасалась к нему, а тут...вот так. Лениво скользнув взглядом по уверенному, но несколько сконфуженному профилю синеволосого, чернокрылая пришла к выводу, что даже во сне Бэйнар (о Ильтар) остается верен себе. Однако постепенно сознание давало понять, что это уже далеко не сон, и ее действительно тащат к импровизированному лагерю. Отчаянно покраснев, усталая алла стала хоть как-то перебирать шаркающими по земле ногами в попытке помочь транспортировать собственное тельце как можно скорее, зная, как Бэй реагирует на нее. Взгляд скользнул ниже, по рукам парня, испещренным краснеющими царапинами. Голыми руками, не жалея себя, ветки драл. Дурень.
"А вот Альвэри пользуется каким-то особым положением, я как посмотрю" - лениво растягивая слова, отозвался внутренний голос, от которого чернокрылая поспешно отмахнулась, аргументируя это долгим знакомством между Бэем и беловолосой снежной эльфийкой. Однако душу укололо мимолетной обидой. Сколько не стучись в эти двери, кажется, что они так и окажутся для нее закрытыми, а вместе с ними и целый мир по ту их сторону.
"Ты, вроде, стала свидетелем частички этого мира. Ты услышала его" - внутренний голос вновь мягко напомнил о себе, на сей раз будучи полностью и безраздельно услышанным. И с этим нельзя было поспорить. Но надежда...
Надежда пугала, как ничто иное.
Вскорости они дошли до места. Стараясь освободить Бэя от себя как можно скорее, Лоренцетти, тихо поблагодарив, хотела было сесть на расстеленный поверх кучи сухого валежника плед, но не тут то было. Судорога в опорной ноге заставила алла начать заваливаться назад намного быстрее, чем она сама того желала. Не находя точки опоры, Эль скорее инстинктивно, нежели осознанно, вцепилась в рубашку синеволосого и, с коротким вскриком, утащила его вслед за собой. Охнув от тяжести навалившегося сверху тела (да туши скорее), Лоренцетти закашлялась, а после, густо краснея, вперилась взглядом серебристых глаз в голубые глаза Бэя.
"Как обычно все испортила" - нараспев протянула девочка изнутри, хихикая и прикрывая рот ладошкой, ну а чернокрылая Эллюмиель чувствовала за этими словами нечто, чего она, почему-то, страшилась. Бормоча под нос слова извинения, она сама и не заметила, как выбралась из столь щекотливой ситуации, учитывая то, что Альвэри это воистину красочное действо ну никак не одобрит.
- Я...извини, пожалуйста...я не хотела, - Элли прятала глаза за свесившейся челкой, совершенно не зная, куда себя в эту минуту деть. Слишком близко, чересчур близко. Никого так близко к себе еще не подпускала, даже Леонардо. Совершенно точно зная, что теперь-то уж точно Бэй будет от нее шарахаться, алла почувствовала тоску, угнездившуюся у сердца. День явно был не ее, и лучшим выходом из положения было теперь тихо заползти в тенек и не отсвечивать. Да хотя бы записную книжку листать без дела, то и так она привлечет меньше внимания. Но, как известно, беда не приходит одна.
- Сумка, - выдохнула девушка, опуская голову, - я ее у дерева оставила.
Алла закрыла лицо ладонью и тяжело вздохнула. Ситуацию можно было бы обозвать комичной, если не знать предшествующих сему событий. И, как обычно, в центре событий вновь оказалась она собственной персоной. Плюс к сжигающему ее смущению прибавить общую разбитость по состоянию... Замечательно просто.

+2

40

27 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
День-вечер.

Но, спокойно уложить Эль возле шалаша на непонятно откуда взявшийся и расстеленный там плед (видимо за то надо было благодарить Нера, все еще дувшегося на друга, но предпочетшего не оставаться в стороне в ту минуту, когда мог помочь Бэю) как-то не получилось. Почувствовав, как крепко вцепилась девушка в его рубаху, начав заваливаться на спину, мужчина не успел толком ни то, чтобы подумать, как можно было бы сохранить остатки равновесия, но и даже сообразить, что произошло. В голову ударила одна-единственная мысль, и то, никак не похожая на здравое рассуждение или же идею, дабы избежать последующей неловкой ситуации. «Едрить ту Лю…». Но и додумать Эйнохэил толком не сумел, в одно мгновение и по вынужденной прихоти алла увлекаемый за ней. Паникующий рассудок почему-то не сработал на то, что было реальным хотя бы попытаться упасть хотя бы на руки, выставляя их вперед. Однако, крылья девушки, раскинувшиеся у нее за спиной, ощутимо обесцвечивали слово «реально». Знатно плюхнувшись сверху и впахавшись носом в плед, Бэйнар полностью подмял под себя Эль, в первые секунды произошедшего даже и не подумав пошевелиться. Казалось бы, сознание, еще за ничтожные крупицы времени тому назад пытавшееся выругаться, теперь же и вовсе отключилось, предоставляя возможность мужчине опираться не на потоки мыслей и рассуждений, а лишь на испытываемые им ощущения… И, наверное, было многим лучше то, что пошевелиться и наскоро привстать Бэя заставил сдавленный кашель алла, а не мягкое тепло ее тела, которое пока что едва чувствовалось благодаря той непозволительной близости, в коей они оказались. Но и для того, чтобы хоть как-то приподняться и найти точку опоры, мужчине потребовалось повозиться, так как просто бы откатиться в сторону ему не позволили все те же крылья, поломать которые он опасался, а их размах и, казалось бы, вездесущие в те моменты перья мешали поставить руку. И именно эти секунды промедления и всколыхнули в душе толком еще не улегшийся глухой страх, тут же отразившийся в глазах, пока что скрытых от взора Эллюмиель. Эйнохэил резко вздернул голову от пришедших на ум сравнений, что повлекли за собой отчаянные попытки девушки сделать хотя бы один глоток воздуха, и таки попытался опереться на руки, заводя одну из них под крыло алла, а вторую успев взметнуть у нее над головой. Сердце гулко застучало в груди, бросая кровь к вискам и затмевая своими ударами прокатившуюся по всему телу волну липкого ужаса. И если бы не взгляд Эль, наполненный искренним сожалением, с которым она смотрела на него, и не ее слова извинений, скомкано и тихо прозвучавшие какими-то мгновениями после, мужчина бы рванул прочь, уже не задумываясь о целостности таких драгоценных для их обладательницы перьев, да и обо всем другом.
Не произнося ни звука, и не кивая, чтобы дать понять Эллюмиель, что принимал ее «прости, извини», Бэй лишь безотрывно смотрел на девушку, которая не сразу, но все же умудрилась выползти из-под него. Одновременно с этим он пытался взять под контроль накрывший его практически с головой страх. Бэй давно уже понял, что со своими фобиями не надо было жить бок о бок. С ними надлежало бороться. И толчком к этому решению послужила для него Альвэри. И, стараясь побороть самого себя и не обращая внимания ни на чего вокруг, мужчина так и остался в положении «упал-отжался», что должно было выглядеть весьма комично со стороны, однако не заставляло улыбнуться его самого. Опомнился Бэйнар лишь когда снова услышал голос алла, прозвучавший чуть ли не шепотом. «Ну… Хорошо что не копилкой кверху», - оценивая свое положение, произнес в мыслях мужчина, поднимая глаза на девушку и таки довольно оперативно подрываясь с пледа на ноги. «Сумка??». Понять, про какую сумку говорила ему Эллюмиель, пока что было не дано. А вот заприметить по-прежнему копошившегося у второго почти готового шалаша Нера, к которому соизволил присоединиться никому неизвестный таррэ, и вышедшую спиной ко всем из леса Аль, Эйнохэил вполне себе смог. Глубоко вздохнув, прикрыв глаза и в конец унимая не отпускающий его отголосок страха, мужчина поправил челку и принялся рассматривать заледенелый улов лоддроу. Что ж, ледышке можно было гордиться собой. «Как известно, свежезамороженные продукты сохраняют в себе все полезные чего-то там», - подметил про себя Бэй, снова переводя взор на Эллюмиель. «Сумка». Припомнив слова крылатой, он двинулся в сторону реки, откуда и принес, или же притащил, что будет вернее, спящую алла. Подобрав с земли успевший прилично намокнуть под дождем рюкзак, он вернулся обратно к шалашу, протянув девушке, которая успела уже разместиться в палатке, ее забытую вещь и тепло улыбнувшись. Бэйнар и понятия не имел, делал ли он это, чтобы дать понять продолжавшей заметно смущаться Миель, что все было в порядке, или же таким способом успокаивал самого себя. «Не бери в голову. Всяк бывает». Мысли, проскочившие в уме, могли бы быть положены на слова, вот только разговаривать Эйнохэил больше не рвался. Отдав сумку Эль, мужчина развернулся, еще раз окидывая поляну пристальным взором и решая, чем стоило бы заняться далее.
Со стороны было слышно недовольное ворчание Нера на счет начавшегося ливня, которого и ливнем-то назвать было трудно. Скорее всего это он адресовал своему новому знакомому, с которым на пару накидывал ветки на шалаш, попутно умудряясь, так скажем, обучать таррэ основам строительства. Бэй грустно усмехнулся, переводя свой взор на разместившуюся под деревом лоддроу. Вообще относительная тишина, повисшая в компании, и почти осязаемое напряжение с примесью уныния ну никак не радовали. Однако отделаться от сего, махнув на все рукой и начав улыбаться, тоже было сложно, да и придурковато. Подойдя к своим кинутым вещам, мужчина распахнул горловину рюкзака, вынимая оттуда прихваченный с собой плащ и вместе с ним подходя к Альвэри. Присев по левый бок от ледышки, он аккуратно накинул ей на голову капюшон, закутывая ее в одежду и заглядывая в голубые глаза, но практически тут же отводя взор. Бэй не хотел показаться слишком навязчивым, со своей заботой, которая, как и попытка оградить девушку от себя, могла быть ей не нужна, но и в стороне оставаться не мог. «Она же не просила». Фраза, засевшая глубоко в сознании, больно корябнула ко сердцу. С несколько секунд поизучав траву, о которую разбивались дождевые капли, наполняя пространство свежей и какой-то успокаивающей мелодией в своей монотонности, Эйнохэил снова поднял голову и кивнул Аль в сторону построенного шалаша, не понимая, почему ледышка предпочла торчать под ливнем.

Отредактировано Бэй (2014-03-17 21:07:03)

+1