Вверх страницы
Вниз страницы

За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Река Такут

Сообщений 61 страница 80 из 173

1

http://s3.uploads.ru/qmjU6.png

Широкая река, тянущаяся почти от самого Ледяного пояса до Ацилотса. На одном из древних наречий её название звучит, как "бесшумная". Отчасти древние были правы – река, действительно, тихая, едва слышный плеск поднимает лишь рыба, коей в водах Такут огромное количество. А уж какие на ней закаты и рассветы, плавленным золотом отражающиеся в ровной речной глади! Однако случаются дни, когда речные воды неожиданно темнеют до иссиня-черного, а яростный ветер поднимает бугры волны. Причину этого явления никто так и не в силах объяснить, хотя маги не раз задавались этим вопросом. Да, существует над рекой некое магическое поле, которое временами идет рябью, тем самым вызывая над Такут внезапные изменения погоды, но большего чародеи сказать не могу. А, может, просто не хотят, чтобы не сеять паники?..

0

61

27 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Ранний вечер

Как говорят, лучшая защита это нападение. Так у них обеих сейчас и получалось. Альвэри, чувствуя себя по меньшей мере такой же рогатой животиной, коей обозвала себя недавно Адель, внутренне изнывая от чувства вины за то, в чем недавно призналась, набросилась на подругу с праведным гневом. Адель, в свою очередь тоже решила, что она собрат Нерикса по «счастью» и что ей тоже положено обидеться не в меру, помахивая своим хвостом да фыркая в ответ, огрызнулась так же.
- Ага~а! Забыла!!  Так и говори! Я, между прочим, маску надевала, чтобы в Ацилотсе остаться… Да не случилось вот!! А кто же знал, что вы такие тугодумы?!?-" Да, забыла! Я же признала, не надо мне лишний раз на сие намекать!...Оно и видно, как ты хотела остаться! Ага, тугодумы, зашибись, мать твою! Нацепила какую-то хрень на лицо магическую, а мы виноваты, ну отлично! И, главное, логично!" – кипишевала, пока еще в мыслях, лоддроу, гневно сверля взглядом подругу, - А о моих чувствах ты не забыла подумать? Я, может быть, страдаю в глубине души?!?"Ох ты ж Ильтарово чудо! Дааа~, я видела, как ты страдаешь! В глубине, ага…" - Тьфу!!! Да среди вас только Нер оказался приличным лицом! Вот это друг – я понимаю!"Вот и вали к нему под пушистый бок, чего пристала?!" - Да и вообще... Колись давай - что с шеей сделала? Какие там у вас с Бэем дела, что вы спозаранку по всему Ацилотсу гоняете? …Чего? Следы от поцелуев?
Продолжая бесится в мыслях на каждый выпад Адель, Альвэри не сразу среагировала на столь резкую смену темы. А когда до нее дошел смысл слов таррэ, праведный гнев, коим полыхала лоддроу еще минуту ранее, как ветром сдуло. Девушка моргнула, чувствуя, как предательски краснеет. И дабы подруга, внимательно вперившая в нее взгляд бирюзовых глаз, не увидела сего прискорбного факта, сделав свои выводы, Аль снова присела, принявшись за тушку.
- Нормально все с шеей, как видишь...Горло прихватило, такое бывает. Тем более, шаль весьма гармонично смотрится, не находишь? – спокойно проговорила девушка, орудуя кинжалом и, хотя она могла проигнорировать вопросы Адель, вид которой до сих пор был незнаком, продолжив. – Никаких там следов от…нет, вот. У нас состоялся не самый приятный…разговор, да. Поспешили с некоторыми выводами, такое бывает…- Альвэри по-честному хотела объясниться, но так, как ранее никогда о подобном не вела разговоры, то сейчас получалось не лучшим образом, да и воспоминания о ночи, когда ее чуть не удавили, были не самыми радужными. – Раз ты подметила, то сама понимаешь, что трудности бывают у всех, - лоддроу бросила короткий взгляд на таррэ, в уголках губ мелькнула призрачная улыбка. – Кроме того, я же тебе сказала, что все объясню, но не среди леса же. Правда, я как-то не знала в тот момент, что мы здесь окажемся…
Фенрил снова перевела взгляд на тушку, быстро с ней расправившись и принявшись за последнюю. Как не крути, а не стоило долго тянуть, ведь голод не тетка и вскоре даст о себе знать. Весьма оперативно расправившись с последней «жертвой», лоддроу подхватила все тушки и подошла ближе к реке, принявшись их выполаскивать от крови и прочего. Заодно и отмыла кровь с рук, да с кинжала. Нужно будет после пойти скупаться, однозначно, - промелькнула мысль. Завершив с сим делом, девушка поднялась и, подойдя к Адель, вручила той две тушки с легкой ухмылкой.
- Я потом все тебе расскажу, обещаю. За чашкой чая или чего покрепче дома, хорошо? А пока что, идем, день клониться к закату, - не дожидаясь ответа, лоддроу пошла прочь от реки.
Заметив Бэя, который, видимо, занимался разведением костра, девушка прищурилась, сменив траекторию движения. То, что он щеголял голым торсом могло означать порчу верхней одежды в процессе построек, ну может, конечно, ему слишком жарко стало, но в этом она сомневалась. Кроме того, что он мог простыть, еще и то самое чувство, что готово было поднять голову всякий раз, когда видит с ним особь женского пола, начало зудеть изнутри. Поди, не одна она лицезрела эту картину. Подойдя к дереву, где под пледом и плащом покоилась ее сумка, Альвэри склонилась к той и, недолго покопавшись, выудила рубашку. Его рубашку, к слову. Конечно, она была малость измята, да и не первой свежести, зато сухая и не поврежденная, что уже хорошо. Подхватив оную, девушка двинулась к мужчине. Подойдя со спины к занятому благим делом Бэю и бросив рядом разделанные тушки, она положила на его плечо рубашку, склонившись к уху и проговорив:
- Я полагаю, ты думал, что я шучу насчет лечения в полевых условиях в моем исполнении. Зря. Простынешь, после пеняй на себя. И твои друзья тебя не спасут, уж будь уверен.
Угроза, может, и звучала шуточно, но была проговорена весьма серьезным и спокойным тоном, что заставляло сомневаться в той юмористической ноте, что в нем могла бы быть расслышана. Кроме прочего, Аль заметила и исцарапанные руки, следствие трудов по возведению шалашей. Потянувшись и взяв за кисть руки парня, заставляя тем самым приостановить дела, уже недовольно проговорила:
- А вот это надо, как минимум, промыть.

Отредактировано Альвэри (2014-03-22 00:08:15)

+2

62

Пытаясь развести огонь, и чуть ли не шаманя над небольшим возведенным шалашиком из сухих прутьев, мха и бумаги, Бэйнар вздохнул, недовольно скривив губы в подобии усмешки. Только если что и несла в себе та, то это было ничем иным, как безысходностью складывающегося положения. «Право слово, впору брать бубен и плясать с ним вокруг этой несчастной горстки непонятно чего на одной ноге!». Мужчина оглянулся, краевым зрением уловив приближающийся к поляне силуэт. Он отвлекся, пронаблюдав за тем, как Альвэри, держа в руках пару разделанных тушек, прошла куда-то в сторону, но уже после снова принялся за, казалось бы, тщетные попытки «раздобыть» хотя бы дымок. Говорить о высечении искры вообще не приходилось, так как даже кремень, ясен пень, с собой никто не брал. «Хоть саламандру покупай, или как ее там… Всяк будет полезнее кото-червя! Однако… если его на пояс или шарф пустить, как я и задумывал ранее...». Мысли, начавшиеся с одного, плавно перетекли в другое. И вот Эйнохэил вовсю вспоминал домашних питомцев ледышки со своей, особой, любовью к этому зверью. «Нет, конечно, в таком варианте он мне даже нравится. Интересно, а мясо у них как, съедобное? Про курицу… То бишь сову, и так все понятно: перья в канцелярии пригодятся, тушку в печь. А вот с луном…». Бэй бы так и продолжал занимать себя думами как бы мог повыгоднее избавиться от пушистых дармоедов, если бы не подошедшая к нему со спины девушка. «Зубы можно было бы на ожерелье сдать…». Мужчина оборвал себя, моментально теряя смысловую нить и поворачивая голову к плечу, на которое только что легла какая-то одежда. Он не сразу признал свою рубаху, кою так любезно предоставил лоддроу еще в Таллеме, но поняв таки, удивленно вскинул брови, переводя взор с кипельно-белой ткани на шмякнувшиеся рядом с ним тушки. «А я и не помнил!».
- Я полагаю, ты думал, что я шучу насчет лечения в полевых условиях в моем исполнении. Зря. Простынешь, после пеняй на себя. И твои друзья тебя не спасут, уж будь уверен, - склонившись к уху Бэйнара, серьезным тоном произнесла Аль.
Мужчина заметно вздрогнул от прокатившегося вдоль спины приятного ощущения, что вызвала непосредственная близость с девушкой и ее горячее дыхание, мельком, но все же ощутимое на коже. Он и вовсе перестал копошиться в кучке мелкого хвороста, теперь же перекинув все свое внимание на Альвэри, которая в этот момент наклонилась ниже, беря его за кисти рук.
- А вот это надо, как минимум, промыть, - по сравнению с предыдущей репликой, эта звучала куда грознее, по мнению самого Бэя. Однако сомневаться в том, что первое высказывание касательно простуды и методов ее сподручного лечения, являлось шуткой, он так же не спешил.
Осмотрев перепачканные и поцарапанные руки не так придирчиво, как ледышка, Эйнохэил пожал плечами. «Ерунда. А что касается «заболеешь – пеняй на себя»…», - мужчина взглянул на лоддроу, подаваясь вперед и застывая около ее уха, будто бы в порыве ответить так же тихо, как и она сама. Но вместо этого он просто уперся носом в заостренный контур, вместе с тем довольно чему-то улыбаясь, - «Не в Мандране». Ну, и видимо, как обычно своим мыслям. Да и для того, чтобы переодеться, или же накинуть на себя прежнюю рубаху, надо было сначала закончить все начатое. А посему, мягко высвободив кисти из рук Аль и отстранившись от девушки, Бэйнар встал, направившись к шалашу и прямо с плеча скидывая на него вторую рубашку. После он вернулся обратно, снова принимаясь за костер. И надо было заметить, что в этот раз, Госпожа Удача соизволила снизойти до мужчины, так как уже через несколько минут слабые языки пламени затанцевали на бумаге, неуверенно перекидываясь и на мох. Со взглядом победителя Эйнохэил уставился на ледышку, ехидно улыбнувшись и еще раз подавшись в сторону девушки.
- Смотри, как несмело пляшут, - он сделал небольшую паузу, по привычке дополняя тихие слова, пророненные практически шепотом, жестом. А в данном случае кивком головы в сторону разведенного в конце концов огня, - прям как ты целуешься.
Нет, подобного в мыслях он сдержать просто не мог, начиная все больше открываться перед Альвэри. Да и к тому же шутку, озвученную им, никак нельзя было счесть за «злую». Мужчина рассмеялся, стараясь подавить хохот  и переводя его в более сдавленный, и поднялся, зашагав с поляны. Надо было сполоснуть руки, заодно и промывая речной водой мелкие царапины. Подходя ближе к берегу, Бэй окинул взором сорвавшегося со своего места таррэ, отметив про себя, что не мешало бы и ему узнать хотя бы имя незнакомца, так нескромно зачесавшегося в их ряды.

Отредактировано Бэй (2014-12-26 21:02:56)

+2

63

Нехитрая психологическая уловка с перескакиванием с темы на тему, наверняка знакомая каждому детективу, и в этот раз сыграла Адели на руку – Аль, весьма заметно растерявшись, вдруг, перестав парировать подругины накаты, замерла, оторопело хлопая ресницами.
«А-ха! Подловила!!» - инспектор Кьюртен, задумчиво обхватив свой точеный подбородок тонкими пальцами, лукаво прищурилась, не отводя глаз от лица Альвэри, - «Давай – заливай... Я всё вижу!», - действительно, тот факт, что лоддроу отвернулась, смущенно пряча взгляд, не мог уйти от наблюдательности детектива  не замеченным.
- Нормально все с шеей, как видишь... Горло прихватило, такое бывает. Тем более, шаль весьма гармонично смотрится, не находишь? – без тени эмоций проговорила Альвэри, принявшись вновь ковырять дичь кинжалом.
«Что ж, аплодирую стоя – по части оправданий твоя дровийская невозмутимость бьет все рекорды, Аль!» - однако, несмотря на очевидное вранье по поводу «внезапной простуды» – о коей, между прочим, пора было задуматься и Адели, рассекающей босиком по холодной земле -  пытать подругу дальше суккубия не стала – действительно, у всех есть свои маленькие тайны…
- Резонно… Хм~ - уперив взгляд в темнеющее небо заметила она, стараясь избежать насмешливого тона в интонации – отделаться от этой «гадости» с её характером было не так уж просто, - Я не сказала бы, что теплые оттенки тебе к лицу, однако ты права – с этим нарядом очень гармонично!
- Поспешили с некоторыми выводами, такое бывает… Раз ты подметила, то сама понимаешь, что трудности бывают у всех, - продолжала свою «оправдательную» речь Альвэри. Адель же, кинув на подругу беглый взгляд, активно закивала – поскольку, как показалось суккубии, в голосе у Аль промелькнули нотки грусти. Но не обычной грусти, что близка со скукой, а тянущей тоски и сожаления. Поджав плотнее сероватые губы, дабы те невзначай не скривились в гримасе отчаянья, Адель, придав лицу строгий вид, нахмурилась, наморщив переносицу.
«Ещё как понимаю… Такая штука, Аль – не вытравишь ничем», - посмотрев на Альвэри внимательно она мягко, понимающе, заулыбалась.
- Я потом все тебе расскажу, обещаю. За чашкой чая или чего покрепче дома, хорошо? – пообещала Аль, вручая «главному нахлебнику лагеря» пару выпотрошенных и промытых тушек. Адель молчаливо кивнула, - «Да, верно сказала! Чай, ром, может зелье Айрэны…? Хоть не надолго, да утешит мысли... Эх, знай бы я этот рецептик счастья – то непременно б поделилась!», - проводив подругу взглядом, таррэ решила задержаться у реки, дабы поразмыслить о сказанном.
Последние отблески солнца, лениво купаясь в воде, слегка розовили глубокие тихие воды Такута. Дождь окончательно закончился и теперь, под вечер, в реке нет-нет, да плескалась у поверхности рыбешка, и лишь она одна, пожалуй, если не брать в расчет приятный стрекот насекомых в прибрежной осоке, разрозненными плесками рвала тяжелый бархат вечерней тишины. Шаги босых ног Адели, заглушаемые мягкой мокрой почвой, тоже не касались этой тишины. Глядя на то, как мутные красноватые капли - остатки от «кровавого дела» Альвэри - танцуют в проточной воде, растекаясь на дымчатые нити и растворяясь, в конечном итоге, без следа, она вновь погрузилась в дебри своего шального сознания, начав очень тихо, незаметно для себя самой напевать:  - А свет заката тянется за мной, моей тропой, ложась кровавым следом, а я смеюсь, пою и пью вино, оставив все вопросы без ответов… Я всё забыла, чтоб отречься от тебя, во имя свободы и чести… Оставлю лишь свой вздох у твоего окна, чтоб подарить тебе эту песню~ - слова, снова взявшиеся из ниоткуда, помогли печальным мыслям улечься в ровные строки и, обретя мелодию, которую будь под рукой клавесин, Адель бы даже наиграла, унестись вместе с течением и ветром.
Отвлекшись ни сие занятие, Адель не заметила, что к берегу направился и Бэй – скорей всего, с той целью, чтоб умыться. Так что увидела она мужчину лишь тогда, когда обернулась.

[mymp3]http://ato.su/musicbox/i/0314/78/e8134b.mp3|Прямой намек на эту песню))[/mymp3]

Отредактировано Адель Кьюртен (2014-03-23 02:25:07)

+2

64

Передернув плечами и тем самым своеобразно отмахнувшись от ее слов, Бэй вызвал в душе девушки легкое раздражение. Его беспечность, порою, поражала больше, чем взрывная эмоциональность. Может эти мысли она бы и вслух выразила, да вот не успела. Взглянув на нее, Бэйнар подался вперед, сократив и так опасно близкое расстояние между ними. Лоддроу даже в какой-то момент показалось, что сердце перестало биться в груди, а дыхание с трудом вырывалось из легких, застревая где-то посреди дороги. Альвэри ожидала ответа вслед за сим, казалось, вполне естественным жестом, однако, вместо этого, затаив сбившееся дыхание, почувствовала легкое прикосновение. Волна ненавязчиво приятного тепла разлилась по телу, а сама она даже боялась сделать лишнее движение, дабы не развеять этот зыбкий момент чего-то неуловимого.
Впрочем, сей короткий миг был прерван самим же Бэем. Мужчина освободил руку из, не такого уж цепкого, плена пальцев лоддроу, после отстранился и поднялся, прошествовав куда-то. Альвэри же, сбросив минутные путы, которые столь не вовремя, подпитанные чувствами, сковали девушку, присела подле не разведенного костра, вперив взгляд в таррэ, который продолжал маячить возле реки. В его руке покачивались две тушки, что она вручила Аделю, покидая того на берегу. Занятное было зрелище. Таррэ с задумчивой миной на чуть бледноватом лице, вперил взгляд куда-то в сторону реки, а в когтистых руках - жертвы. Чудно, по-иному и не скажешь. Губы дрогнули в легкой усмешке, лоддроу отвлеклась на подругу, уж в который раз появляющейся столь вовремя на горизонте. Впрочем, недолго ее внимание было сосредоточенно на Аделе, ибо Бэй вернулся и снова занялся разведением костра, что, наконец, у него таки получилось. Пламя осторожно, словно с опаской заплясало на листах бумаги и тех немногих сухих ветках, что удалось найти Бэйнару. Что же, вскоре и жаренным запахнет, - мысленно усмехнулась девушка, глядя на огонь.
- Смотри, как несмело пляшут, - отвлек ее от мыслей Бэй, чуть качнувшись к ней и как-то странно улыбаясь, после указав на язычки разгорающегося пламени, - прям как ты целуешься.
Альвэри показалось, что она ослышалась, вперив в парня изумленный взгляд. А тот едва не удавился в ту же минуту от своего же смеха. Нет, девушка не собиралась доказывать обратное, по крайней мере, не словесно и не сейчас, ибо свои «навыки» в этом деле она оценивала вполне трезво, посему даже обижаться не думала, да и не в ее привычке. Больше изумил сам выпад, весьма внезапный, должна была признать лоддроу. Пока же она растерянно собиралась с мыслями, Бэй весьма удачно ретировался в сторону реки.
- Тоже мне, герой-любовник нашелся, - буркнула вдогонку Фенрил, поворошив огонь небольшой веточкой, валявшейся подле.
Впрочем, бросив взгляд в том направлении, в котором ушел Бэй, она едва заметно усмехнулась. Невозможный человек, совершенно, пора бы уже привыкнуть, да вот как-то не получалось. Девушка перевела взгляд на тушки. Стоило найти что-нибудь подходящее для их приготовления, чем она и занялась, поднявшись и вскоре исчезнув в ближайших зарослях. Оттуда девушка вышла с охапкой всевозможных веток, кои еще стоило зачистить от лишнего да что-то сродни вертела над костром придумать.

+2

65

Еще по пути к реке, Бэйнар мог услышать слова какой-то совсем незнакомой ему песни, что напевал Адель, по какой-то своей причине не пошедший вслед за Альвэри. Мужчина немного удивленно взглянул на таррэ, как раз в тот момент, когда тот, видимо, заслышал его шаги в свою сторону и обернулся. «А птичка-то… поет!», - пронеслось тут же в голове. И неважно, что единственная птичка из их компании давно уже посапывала в одном из шалашей и петь не особо порывалась. Обогнув незнакомца, и присев на корточки около самого берега, где недавно разделывала тушки убитых ею животных лоддроу, Эйнохэил сполоснул руки, тщательно отмывая их от грязи и заодно стараясь промыть царапины. Одновременно с этим занятием, он снова одарил парня, стоявшего чуть поодаль, спокойным взором. «Ну, продолжай, продолжай, голосок-то есть. Пусть и не в опере выступать, но для нашего, так сказать, сословия, потянет». Бэй вынул одну руку из воды и покрутил ей в воздухе, очерчивая кистью круги, что при словестном сопровождении могло означать: «Прошу-прошу, далее, пожалуйста!». И снова увлекся приведением себя в более-менее Ильтаровский вид после постройки шалашей и разведения костра. «А знаешь что, рогатый», - проговорил в мыслях мужчина, хотя бы просто ополаскивая плечи и шею, - «Ща тоже спою». Ну, и естественно, что какую-нибудь там хорошо известную песню, а ту, что умудрялся каждый подходящий раз придумывать прямо на ходу. Бэйнар уставился куда-то вдаль, наблюдая за рекой и отмечая, что и не заметил того, как быстро в хлопотах пролетел день и вечер, незаметно тая, растворяясь где-то за горизонтом и уступая место ранней ночи, а точнее наступавшим сумеркам. «Ну да сойдет, думаю. И так, один-два-три-четыре! Погнали», - Эйнохэил мысленно настроился на то, что собирался выдать, - «В это время из ночного леса вышел сельский па-а-арень. Увидал он мужика и камень», - он оторвался от созерцания чего-то своего и кинул быстрый взгляд на таррэ, переводя внимание на небольшой булыжник, лежащий около зарослей камыша, - «Мужика и ка-а-амень. Здравствуй, дядя. На тебя я глядя, не могу поня-ять, для чего в ночи-и у реки стоя-ять?!». Ну а что, очень даже себе ничего получалось описывать сложившуюся ситуацию. Мужчина улыбнулся парню и отвел взор, принявшись умываться. «И, к чему я это, собственно, вел… Ты ж после разговора не собрался топиться, я надеюсь?», - еще один короткий взгляд в сторону незнакомца в желании убедиться, что тот просто задержался тут, задумавшись о чем-то своем, и уж никак не о подобном тому, что крутилось в мыслях у Бэя. «Что за фокусы?! – Воскликнул парень и попятился назад…». Наверное, увлекшись сочинением, Бэйнар мало задумывался о том, что чем больше он расседал у вод Такута в иле, к которому примешивался и речной песок, тем больше увязала в этом месиве обувь. «В козлиные ро-ога его вонзился взгля-яд!!». Конечно, слово «козлиные» надо было заменить на «бараньи», но то мало вязалось со слогом. С уже более открытой и искренней улыбкой от своих же сочиненных строк, мужчина попробовал поудобнее усесться, но то как-то не получилось. Жижа, успевшая полностью «облюбовать» подошву, не захотела просто так расставаться с ботинками, благодаря чему Эйнохэил, дернув ногой и так и не оторвав ее от земли, плюхнулся на пятую точку. «Ядрен батон! Засиделся». Вместо песен в голове роились и ругательства посерьезнее простого ядреного хлебобулочного изделия. Наскоро поднявшись и отряхнув штаны, которые теперь же стоило и простирнуть, мужчина вновь вымыл руки. «Антракт, так сказать», - усмехнувшись, проговорил про себя Бэй и повернулся к таррэ, кивнув ему в сторону поляны и зашагав к шалашам, около которых разгорался все сильнее разведенный им костер.
Подойдя ближе, он увидел Аль, уже успевшую метнуться за ветками, кои могли бы послужить чем-то сродни вертелу и сейчас зачищающую их от листвы. Кота Эйнохэил не приметил. Наверное, тот достраивал последний уже шалаш. «Три», - немного нахмурившись, протянул мужчина. Он-то намеревался успеть отстроить каждому по крову над головой, однако, не срослось. «Встаем рано. Этого времени нам не хватает». Конечно, надо было учесть и помеху в виде дождя, но и тот продлился не так уж и долго, а значит, утром – идем, во второй половине дня – привал. Иначе вся компания рисковала провести в этом путешествии ни то, чтобы неделю, а как минимум, полторы. Отмахнувшись от противно пищащего над ухом комара, Бэйнар прошел к шалашу, с которого стянул рубаху, успевшую подсохнуть. Одевшись, он взял и вторую, быстро дойдя до своих брошенных под деревом вещей, положив одежду в сумку, и перетащив манатки поближе к костру. А вскоре к ним присоединился и Нер, плюхнувшись в сторонке ото всех и ковыряющий каким-то прутиком землю около пламени. «Надев» мясо на уже готовые ветки, способные выдержать его вес, и соорудив тот самый «вертел», вся четверка принялась ждать, когда же в воздухе запахнет жареным. Подтянув ближе к себе рюкзак, Бэй принялся в нем копошиться до тех пор, пока не достал небольшой коробок с травами. Он был не уверен, были ли они годны употребления в пищу, так как и помнить не помнил, чего туда напихал. Мужчина протянул свой «взнос» в общее дело, (ведь о соли, как полагается, никто тоже не задумывался), Альвэри, вопросительно глядя на девушку. Он надеялся, что хотя бы по запаху лоддроу сможет определить, какая именно трава находилась в коробке.

Отредактировано Бэй (2014-12-26 21:10:31)

+2

66

Решив не щеголять своими вокальными данными перед Бэйнаром, Адель замолчал – странное дело, но почему-то эта песня, над текстом которой суккубия даже не слишком задумывалась, показалась ей слишком личной, чтобы петь её перед кем-то помимо собственной тени. Ждать того, что тень окажется благодарным слушателем, она, конечно, не планировала, но и пытаться найти иных ценителей для своего творчества – тоже. Однако один такой, всё же, выискался – присевший на корточки у самой воды, Бэй, отмывая руки, внимательно глядел на неё.
«Проклятье… Ведь он точно слышал!» - Адель, «непонимающе» выгнул бровь, пожал плечами и встряхнул в воздухе тушками, - «Вот же стыд! Теперь решит, что я тут сопли по ветру пускаю…» - и вправду, ничего глупее, нежели распевать тут, вяля мясо, да кормя мошек у реки, наивные песенки о несчастной любви, Адель и придумать не могла – разве только вынуть из кармана розовый платочек в кружевах, да вытереть слёзки…
Пока Бэй мыл руки и лицо, таррэ, прислушиваясь к плеску воды, обернулся в сторону палаток и, глубоко вдохнув, потянул ноздрями воздух – со стороны лагеря доносился приятный запах дымка – заметив, что Альвэри развела костер и уже вовсю была занята приготовлениями к ужину, Адель улыбнулся. Рыжее пятно костра, подрагивающее от порывов ветерка, манило к себе. Да и тушкам, которые он всё ещё держал в руках, давно пора было присоединиться к своим «собратьям» на вертеле.
Переведя глаза на реку и вновь столкнувшись взглядом с Беем, Адель заметил, что тот чему-то ухмыляется: «Чего?!» - таррэ рассеяно улыбнулся ему в ответ, - «Чего ты там ещё придумал?»
Бэйнар, однако, промолчал – другого, впрочем, от него Адель не ждал – и, хлюпая ногами в тине, продолжил умываться. Взмахнув хвостом, чтоб разогнать докучливую стайку мошек, которые уже давно крутились у воды, Адель неопределенно хмыкнул и печально улыбнулся: «Пошли уже… Что ли? А то… Тут холодно - а там у них - тепло…»
Бэй, выбравшийся, наконец, из тины, где, кажется, едва не потерял ботинки, также кивнул  в сторону лагеря и зашагал туда вперед таррэ. Адель, понурив голову, поплелся следом… День, насыщенный событиями и эмоциями, немало утомил суккубию, и теперь ей хотелось просто отдохнуть в тишине и тепле.
- Держи их ты, у тебя наверняка выйдет лучше… - передав Бэю тушки, которые уже конкретно «заждались» хорошенькой прожарки, Адель потер ладони об траву и, подобрав с земли свой мятый плащ, который, к счастью, уже был почти сухим, закутался в него, расположившись у костра. Тем временем вертел, вместе с нанизанным на него мясом, «торжественно» был помещен на законное место…
- Эх, поскорей бы прожарились… - кидая на тушки голодные взгляды, таррэ, выудив из поясной сумки какую-то книжку в черной обложке, зашелестел страницами. Помещенное над огнем мясо приятно скворчало, капая в пепел растопившимся жиром, от чего во рту начала скапливаться слюна, а желудок, в предвкушении жареной дичи, ещё активнее начало сводить от голода. Вынув из-под переплета книжки, оказавшейся ежедневником, грифель в медной обертке, таррэ принялся что-то быстро записывать: «…свет заката тянется за мной, моей тропой, ложась кровавым следом, а я смеюсь, пою и пью вино, оставив все вопросы без ответов… Я всё забыла, чтоб отречься от тебя, во имя свободы и чести… Оставлю лишь свой вздох у твоего окна, чтоб подарить тебе эту песню…» - спустя минуту, отняв глаза от новых строк, «осевших» на листе ежедневника, Адель заметил поодаль от палатки свои сапоги, вдруг вспомнив о мозолях и о том, что ведь он по-прежнему босой: - Ох… Их бы надо просушить… - встав, чтобы поднять промокшую обувь с земли, он вновь возвратился к костру, поставив сапоги так, чтобы те могли высохнуть, но при том не сгореть к тейаровой бабушке, - Скажите, а что-нибудь против мозолей, у кого-нибудь имеется? Лечебная травка, быть может?

Отредактировано Адель Кьюртен (2014-03-24 03:56:00)

+2

67

Пока парни проводили время в обществе друг друга возле реки, Альвэри вовсю принялась зачищать ветки, которые нашла в чаще. Вечер неумолимо скатывался к позднему времени суток, что обещало скорые сумерки, а тогда даже огонь от костра не поможет разглядеть что-либо в окрестностях. За спиной слышалось сопение да периодичное пыхтение Нерикса, которых продолжал постройку шалашей. Лоддроу сомневалась, что он успеет достроить вовремя все, что запланировано. Впрочем, ей крыша над головой вообще без надобности, если снова дождь не пойдет, конечно. А еще искупаться хотелось, но сначала поесть, это даже не оговаривается. Кто же на голодный желудок полезет в воду? После такого она не то, что будет голодна как оборотень в полнолуние, но ей будет наплевать уже на то жаренное мясо или сырое. Альвэри усмехнулась, продолжая свое занятие. Краем ушей девушка услышала приближающиеся шаги, и бросила короткий взгляд в том направлении. Бэйнар, видимо, привел себя в относительный порядок, потрепался с таррэ да решил вернуться. Проводив того взором до шалашей, лоддроу перевела его на идущего следом Аделя, который, наконец, донес вторую половину будущего ужина до костра. Ей было любопытно, о чем разговаривали парни, но проявлять свой интерес она и не подумала, пока что.
Вскоре к ней присоединился Бэйнар, успевший одеться и теперь принявшийся помогать ей с приготовлением дичи. После и ворчливый кот поднес свою пушистую пятую точку поближе к костру, принявшись маяться ничегонеделанием, пока Бэй соорудил какой-никакой вертел, на который вскоре водрузились добротные, зачищенные ветки с тушками. Напротив них уселся Адель, завернувшись в плащ, явно недовольный сырой погодой, да принялся что-то писать, достав из сумки записную книжку. Лоддроу улыбнулась на слова таррэ, ибо всем им также хотелось кушать, а желудки и вовсе могли в любую минуту начать «нараспев» об этом говорить. От сих мыслей, как и от наблюдения за подругой, девушку отвлек Бэй. Откуда-то выудив коробок с чем-то, весьма знакомо, но слишком слабо пахнущим, он протянул его Альвэри, вопросительно взглянув на нее. Неужели сам не знает, что с собой таскает?- ответила она таким же вопросительным взглядом. Видимо, нет, поэтому, не дожидаясь ответа и взяв сие «богатство» из рук мужчины, лоддроу приоткрыла коробок, с осторожностью понюхав содержимое. Таки обоняние ее не обмануло. Ноздри защекотало от все того же знакомого запаха пряной специи, что при принюхивании расцвел всем своим ароматом, да от ее частиц, что попали при вдохе. Быстро отвернувшись, девушка не удержалась от чиха.
- Прошу прощения, - поспешила извиниться Альвэри, возвращая коробок Бэю. – Это тимьян. За неимением лучшего, вполне сойдет для приправки нашего мяса, хоть немного улучшит вкус и оно не будет столь постным. Хотя на голодный желудок и не такое съешь, - она улыбнулась. – Можно не опасаясь приправлять. Эта трава весьма широко используется в приготовлении многих блюд, особенно овощных, но и для мяса подходит. Жаль соли нет…
А еще жаль, что она не взяла с собой свою сумку, которая сейчас спокойно почивала на кровати в ее спальне в Мандране. Там остались несколько пакетов со специями и пряностями, кои приобрела в Кен-Корионе, вот бы сейчас они пригодились. От подобных мыслей кушать захотелось еще больше, хотя, возможно, во всем виноват запах, который распространился по поляне из-за тушек, весело скворчащих на вертеле, которым заведовал Бэйнар. Альвэри же, в очередной раз задумавшись, глядела на языки пламени, поедавшие ветки да возмущенно вспыхивающие от каждой капли сока ушастой дичи.
- Ох… Их бы надо просушить… - послышался голос Аделя, после чего тот встал и отошел, вернувшись уже с сапогами в руках.
Ну да, и обувь весьма подходящая для похода по лесам. Альвэри было искренне жаль подругу, но раз та не рвалась обратно, значит ее все, ну или почти все, устраивало. Недоразумение, которое произошло из-за ее перевоплощения уже не зудело в душе, легким осадком осев где-то в глубине.
- Скажите, а что-нибудь против мозолей, у кого-нибудь имеется? Лечебная травка, быть может? – спросил таррэ у всей честной компании.
Альвэри сомневалась, что подобное могло заваляться в закромах у ребят, собственно, как и у нее сейчас, ибо ни в какое путешествие она не планировала идти.
- Боюсь, что нет. Утром можно будет прошерстить окрестности, может, найду что-нибудь подходящее, - произнесла Аль. – Сильно натер? Рэн бы сейчас не помешала со своими алхимическими штучками, правда, Адель? – лоддроу, внезапно вспомнив о близкой подруге, улыбнулась. – Главное, чтобы баночки не попутать…К слову, я бы тебе посоветовала вообще не обуваться в подобное здесь, но босой-то точно далеко не зайдешь, даже не знаю...
Альвэри не стала заморачиваться насчет того, что обратилась к таррэ по имени, с которым были знакомы все, абсолютно уверенная в том, что парни успели объяснится еще у реки.

Отредактировано Альвэри (2014-03-24 15:13:53)

+2

68

Какой-никакой, а вертел для зайчатины получился шикарный! И даже больше! Бэй мог с гордостью сказать, что руки у него росли из правильного места и поистине были золотыми (в сей раз), а всех, кто с этим мог не согласиться, пыфнув в сторону костра с жарящимися на нем тушками, или же, по его мнению построить что-то лучше, назвать не ценителями и выпендрежниками, вот так вот-а! Тут еще можно было бы дополнить всю картину и поток мыслей кивком головы, как бы ставя жирную точку подо всем вышесказанным, но тараканы в голове у мужчины и так уже аплодировали стоя. Посему, оставив при себе похвалы в свою же сторону и молча полюбовавшись аппетитным  видом уже начавшегося прожариваться мяса, Эйнохэил перевернул тушки другой стороной, параллельно выслушивая Альвэри, которая, чихнув, - «Будь здорова, не болей», - принялась пояснять, что же за чудо-траву таскал с собой Бэйнар. Он принял коробок из рук девушки, как только закончил с их будущим ужином и сам понюхал специи, тут же наморщив нос и промаргиваясь от столь резкого запаха, что, как следует, вдохнул в себя.
- Это тимьян. За неимением лучшего, вполне сойдет для приправки нашего мяса, хоть немного улучшит вкус, и оно не будет столь постным. /…/ Можно не опасаясь приправлять…
Сказано – сделано! Пожав плечами и стараясь не чихнуть вслед за лоддроу от зудящего ощущения в носу после, как оказалось, тимьяна, мужчина принялся приправлять специей кусочки мяса, пытаясь не переборщить, дабы потом не отплевываться от испорченной зайчатины. На фыркания и бубнеж  Нера Бэй старался никак не реагировать, так как вообще не хотел привлекать к себе внимания обиженного, и надо признать было на что, друга. Он прекрасно понимал, что утро вечера мудренее, и уж точно не сейчас надо было выяснять отношения с вивом и извиняться перед ним, попутно расставляя коту все так, как оно и было на самом деле, а не так, как тот сам себе же и придумал. Занятый поздним, наверное уже, ужином, Эйнохэил не заметил, что там делал таррэ и куда, собственно говоря, отходил, переключаясь на парня только тогда, когда он поинтересовался лечебной травкой от мозолей. «Травка от мозолей? Рогатый, уволь. Нер может тебе предложить травку куда действеннее. Правда мозоли она не вылечит, а вот душу, в какой-то мере…», - с нескрываемой, но доброй усмешкой проговорил в мыслях мужчина, снова переворачивая мясо на вертеле (чудном вертеле! И ударение, пожалуйста, на первый слог в слове «чудном») и посыпая его специей, - «Ну а я… По крайней мере у меня есть тимьян!». И все было бы хорошо, и складывалось прекрасно, не считая целых туч комаров, повисших над компанией в воздухе, пищащих прямо в уши и норовивших присосаться тебе прямо к глазу и дикого голода, если бы не последующие слова Аль.
- …Сильно натер? Рэн бы сейчас не помешала со своими алхимическими штучками, правда, Адель?...
Услышав этот отрывок милой беседы, далее Бэйнару улавливать что-либо  было уже абсолютно неинтересно. Перестав возиться с едой, и чуть ли не опрокинув целый коробок с тимьяном на один из кусков зайчатины, он вскинул голову, с неподдельным изумлением во взгляде воззрившись на ледышку. Он мог ослышаться, конечно, но вероятность того была крайне мала! Тем более что в разговоре промелькнуло незнакомое мужчине имя, которое что-то, да должно было говорить как самой Альвэри, так и таррэ. «Что за фиготня тут творится?!». Переведя все еще малость ошарашенный взор на незнакомца, Эйнохэил так и не смог провести параллель между ним и другом лоддроу, только больше нахмурившись. «Вот тебе и разобрались», - отвернувшись от парня и устало потерев переносицу, подумал Бэй, полностью уходя в себя, - «Компания все больше походит на сборище шизофреников и нервнобольных. И я даже рад, Тейар бы побери, что отношусь ко вторым!!». В голове никак не укладывалось то, что весь треп Аль с этим объектом в конечном итоге скатился к полнейшему абсурду. «Нет, мне просто не верится… А ну-ка, еще раз, девочка», - Бэйнар посмотрел на девушку, жестом требуя проговорить все то, что она сказала еще минутой ранее, но уже после этого просто махнув на все рукой, - «А, впрочем, забудь. Может, я действительно более похожу на барана, чем кто-либо другой тут, раз уж не признал в «Аделе» Аделя!». Поднявшись со своего места, мужчина быстрым шагом направился к шалашу, в котором спала Эль. «Нет, ну надо же! Адель! И как я сразу не признал? Да из него такой же Адель, как из меня Нерикс! И как она к такому пришла-то?!», - продолжая поражаться странному, если не сказать более, стечению обстоятельств, он присел около входа в палатку, не сразу разглядев в темноте спящую алла. Надо было растолкать девушку, чтобы потом той не пришлось есть все остывшим. Пытаясь отпихнуться от раздражающих мыслей, Эйнохэил глубоко вздохнул. Он положил руку на ногу Эллюмиель чуть повыше щиколотки и аккуратно потряс. Оставались и другие варианты, как можно было разбудить подругу, но она вивариином не являлась, да и кровати тут, чтобы скинуть ее, как когда-то Нера, не было. Но и этого оказалось вполне достаточным для того, чтобы выдернуть алла из мира грез. Немного поворчав что-то себе под нос и попробовав кое-как повернуться, что сделать не позволяли стенки шалаша, девушка таки соизволила выползти из палатки, сонно потирая глаза и еле сдерживая широкий зевок. Мужчина же поднялся, делая шаг назад и стараясь улыбнуться Эль без тени раздражения, что глодало сейчас изнутри. Он кивнул ей в сторону костра, давая понять, что приглашал присоединиться ко всем остальным, и глубоко вдохнул воздух, уже пропитанный жаренным мясом. Вернулись к огню они уже вместе, рассевшись кто где и принявшись дожидаться полной готовности предстоящего ужина. Не желая смотреть на кого-либо из присутствующих, Бэй, что называется, утупился в языки пламени, пляшущие в своем странном природном танце. Таком же странном, как и все происходящее в компании. «В последнее время».

Отредактировано Бэй (2014-03-24 23:39:02)

+2

69

27 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Поздний вечер

Что же, в своих рассуждениях она, видимо, ошиблась. Сей вывод можно было легко сделать из-за того, как поменялся в лице Бэйнар, воззрившись на нее с явным изумлением. По его взгляду, после переброшенному на таррэ, было ясно, что разговор у реки, если у парней и состоялся, то был ни о чем. Не было печали, - промелькнула в голове ленивая мысль. Альвэри поморщилась, «предвкушая» возможные последствия сказанного. Она совершенно не была настроена на очередные разборки в сей час, внутренне успев поежиться и уже забыв о том, что обратилась к подруге, снова замыслившись о своем. В общем, слово не воробей, как известно. Впрочем, как оказалось, девушка зря настроилась на столь «привычный» уже лад, ибо Бэй, явно не в настроении, сумбурно пожестикулировав, после сорвался с места и ушел к шалашам. Ну и ладно, - передернув плечами, мысленно произнесла лоддроу, принявшись самолично заниматься тушками. Вскоре, как не удивительно, с сим делом ей помог Нерикс, подсевший поближе к костру. В какой-то момент, оставив на кота всю «кухню», лоддроу скрылась в ближайших зарослях, выйдя оттуда с десятком широких листьев. Девушка спустилась к реке, где тщательно их отмыла и вернулась с этим «добром» к костру. За неимением посуды сие вполне могло сойти за своеобразную природную тару для мяса, все же лучше, чем в руках держать. Сложив «тарелки» между собой и Нериксом, девушка снова присела рядом, помогая мохнатому ворочать тушки, если в том была необходимость. Мясо уже практически было готово, судя не только по запаху, но и по надрезам, сделанным на тушках, чтобы уж наверняка не ошибиться. Нер что-то довольно проворчал себе под нос. Видимо, даже его обида уступила место чувству голода, а готовый ужин способствовал снятию осадка. Но надолго ли? Сим вопросом Аль особо не задавалась, как и лишь мимолетно глянула на подсевших к костру алла и Бэя. День был слишком насыщен, по крайней мере для  нее уж точно, и на ночь глядя не хотелось бередить успокоившиеся чувства. Посему, полностью отдавшись ожиданию горячего ужина, Альвэри, как и все вокруг, ждала момента, когда сможет утолить голод, нет-нет да отзывающийся в глубине желудка урчанием.
И вот момент, которого все без исключения, скорее всего, ждали, наступил. Нерикс победно огласил, что ужин готов и можно приступить к его поглощению.  Первая тушка стянута с вертела. Дабы не ждать Тейар знает сколько времени, пока мясо остынет, лоддроу прибегла к магии и вскоре ушастую дичь можно было держать в руках, не боясь обжечься. Первые куски, кои отделил Нер, орудуя кинжалом и лапами, легли на «тарелки» и пошли по рукам собравшихся возле костра. Следом за разобранной и в мгновения ока исчезнувшей с обуглившейся ветки первой тушкой, пришла очередь второй. Две оставшиеся поспешно были сняты с огня, дабы не превратились в несъедобные головешки и отложены в сторонку на оставшиеся листья. Повисла относительная тишина, нарушаемая только треском веток в костре да короткими фразами, коими перебрасывались собравшиеся иногда, ибо вскоре занялись каждый своей «тарелкой».
- Всем приятного аппетита, - произнесла девушка, поудобней усаживаясь.
Альвэри принялась за свою «порцию» ушастой добычи, с нескрываемым удовольствием поедая результат своих, и не только, трудов. Хотя мясо и было жестковато, совершенно непросоленно, ему явно не хватало специй и прочего-прочего, но она бы не соврала, если бы сказала, что более вкусного блюда не ела уж давно, настолько успела проголодаться. Легкий аромат тимьяна смог хоть немного да скрасить постность дичи, за что стоило поблагодарить Бэйнара отдельно. Лоддроу покосилась на парня, уминающего свой «паек» и усмехнулась. Вот же человек настроения, сума можно сойти, - подумала девушка, отвернувшись и продолжив расправляться с мясом. То, что она и сама не далеко от него зашла, в голову как-то не пришло, хотя сие было брошено в сторону Бэя беззлобно.
Расправившись с ужином, лоддроу поднялась.
- Спасибо тем, без кого нам бы не удалось столь сытно отужинать, - с легкой улыбкой она взглянула на Бэя, после переведя взгляд на Нерикса. – И приятно вам доужинать, а я, с вашего позволения, отлучусь на какое-то время. День был насыщен, хотелось бы освежиться перед сном.
Кивнув всем, возможно, на прощанье, ибо вечер потихоньку перетекал в ночь и по возвращению многие уже могли лечь спать, лоддроу отошла от компании. Девушка направилась к своей сумке, из которой извлекла щетку для волос. Вот рубашка бы сейчас пригодилась, - с легкой усмешкой подумала Альвэри, закрывая сумку. Коротко оглянувшись на компанию, девушка быстрым шагом спустилась к реке и пошла вдоль берега в поисках как более отдаленного места для купания, так и приемлемого для себя. Только оставив далеко позади поляну, где разместилась вокруг костра вся честная компания, лоддроу остановилась. Река в этом месте делала резкий поворот и создавалось впечатление, что здесь находился эдакий искусственный бассейн, окруженный со всех сторон девственной природой, силуэт которой все больше тонул в опускающихся на мир сумерках. Несмотря на позднее время суток, казалось, жизнь в окружающей среде только начала просыпаться. То здесь, то там слышались трели каких-то ночных птиц, сверчки так же не отставали, напоминая о своем присутствии, о комарах, которые уже успели себя показать на поляне, вообще не стоило упоминать. Альвэри усмехнулась, положив на широкий камень, лежавший на берегу и обросший высокой травой, щетку для волос и принялась раздеваться. Дольше всего пришлось повозиться со всеми ремешками, коими пестрел костюм. Справившись с оными, лоддроу оперативно сбросила одеяние и обувь, сложив все на том же камне. На девушке остался только шарф, закрывающий шею, который она не захотела снимать.
Альвэри медленно вошла в прохладную воду, упиваясь ее свежестью. Даже после дождя, в сию весеннюю пору, она не потеряла своего приятного холода, от которого приятно зазудела кожа, а тело отозвалось волной облегчения после напряженного дня да относительно долгого пути на ногах. Нырнув под воду, Альвэри скрылась под ее темной гладью, смывая с себя не только дорожную пыль, результат разделки зверья да усталости, но и осадок, оставшийся после всего произнесенного и услышанного за день.

офф

Пардон за внеочередность, просто могу завтра задержать с отписью

Отредактировано Альвэри (2014-03-25 21:08:54)

+1

70

Настроения возиться с мясом как-то поубавилось. Да и за то время, пока Бэй будил алла, этим занялись Нерикс и Альвэри. Что ж, мешать им мужчина не стал, не обращаясь никакого внимания на раскладку порций по импровизированным тарелкам, которые уже успела помыть в реке ледышка, и радостные реплики вивариина. Естественно, мохнатый оживился лишь благодаря чувству голода, сменив серьезность и надутость на минутный позитивный настрой перед долгожданным ужином. В том, что все собравшиеся вокруг костра хотели есть, сомнений не было. Компания и крошки в рот не брала еще с постоялого двора, где побывала прошлой ночью. «Может и правда, стоит поесть и все встанет на круги своя? Что касается настроения, конечно. За адекватность поступков и всего прочего я говорить уже не берусь». С этими мыслями Эйнохэил пододвинул к себе один из листов, на котором лежала его порция зайчатины, и принялся за мясо, успев перед этим кивнуть, что послужило ответом на пожелание приятного аппетита от лоддроу.
Что ж, опуская все тонкости поздней трапезы на свежем воздухе, можно было оставить такие факты, как жесткость и непросоленность дичи, что сейчас отступала далеко на вторые планы и казалась малозначимой, огромные скопища кусачих и пищащих комаров, и, разумеется, короткие разговорчики, в которых Бэйнар не участвовал, предпочитая даже не вслушиваться в кинутые фразы. Надо было признать, что утро, ровно так же, как и день с ранним вечером выдались очень уж насыщенными, что касалось эмоций и стечений обстоятельств, на кои мужчина никак уж не рассчитывал. А это выматывало, причем конкретно. Ну и последний финт, высказанный Аль в сторону таррэ, внес свою лепту в и без того сумбурное настроение, ложась на душу зудящим осадком и привносящий в разум еще больше путаницы и непонимания. Хотелось просто поскорее покончить с ужином, и, уйдя куда подальше, остаться одному. Да даже бы уснуть, на худой конец, залезая в свободный шалаш и устраиваясь там поудобнее! Размышляя над этим, Бэй приходил к выводу, что в данный момент его кошмары были не так страшны ему, как общее состояние, понять которого он не мог, кидаясь из одной крайности в другую, пытаясь успокоиться и через какое-то время снова вспыляя из-за какой-нибудь ерунды, на которую будучи в «нормальном» расположении духа не обратил бы внимания, или же тихо и спокойно разобрался. Одним словом, надо было отдохнуть. Из собственной задумчивости Эйнохэила вывел голос Аль, и, отставив от себя почти доеденную порцию, мужчина первый раз за все время их вечерних посиделок поднял голову, чтобы посмотреть на вставшую «из-за стола» девушку. Но поймав на себе ее взгляд и легкую улыбку, он поспешно отвел взор, снова приступив к трапезе. Бэйнар и рад был бы ответить тем же, но улыбка никак не ложилась на губы. «Да уж, и не говори. Такой насыщенный, что аж по самое «не хочу»». И их осталось четверо… Дожевав последний кусок и свалив оставшиеся кости в костер, мужчина встал, обведя всех оставшихся немного утомленным взором. «Было вкусно. Всем спасибо, ну и всего такого… Да». Кивнув самому себе и указав на один из шалашей, Бэй подобрал с земли свою сумку, и направился к палатке, более не задерживаясь у костра.
Присев около входа, он аккуратно, чтобы как можно меньше замарать перепачканными пальцами все вещи, порылся в рюкзаке, вынимая из него флягу с питьевой водой. Тратить ее на мытье рук не больно-таки и хотелось, однако спускаться к реке в потемках желания было еще меньше. Ополоснув руки, Эйнохэил уже без опаски запачкаться еще больше вытер их об штаны и убрал флягу обратно. И вместо ее достал оставшийся у него плед, поделиться которым совсем не мешало бы. Взяв его в руки, он прошел к третьему шалашу, и, убедившись в том, что его заметил хотя бы таррэ, демонстративно положил покрывало… или простынь… у кого и чем послужит, так же, около входа в палатку. Затем мужчине пришлось с несколько минут походить по поляне в поисках того самого дерева, под которым остались его плащ и второй плед. Отыскав вещи, Бэй приметил и сумку Аль, тут же вспоминая тот факт, что шалашей то они успели построить на порядок меньше, чем требовалось. Нахмурив брови, он вперил свой взгляд в рюкзак ледышки, соображая, как стоило поступить в сложившейся ситуации. Оставить девушку ночевать под открытым небом Бэйнар не мог. Покосившись в сторону мохнатого, было так же ясно, что вив в одну с ним палатку тоже не полезет. А если и полезет, то это минимум полночи вслушиваться в его недовольное сопение и знать, что тот все еще на тебя обижен. «Не шик». Да и тем более, то бы значило, что тем самым место Альвэри мужчина отводил рядом с не пойми кем. Да, Тейар бы через колено (и не только!!) того таррэ! Он так и оставался загадочной фигурой в компании, теперь же именуемой Аделем. Фыркнув своим же мыслям, Эйнохэил подцепил с земли и сумку лоддроу, унося все к шалашу, где принялся стелить плед и укладывать рюкзаки поближе к выходу из палатки.
После всех приготовлений к грядущей ночи оставалось дождаться девушку, чтобы та не бегала по всему полеску, ища пропавшие из-под дерева вещи. «А сам уж как-нибудь перекантуюсь. Авось не в первой». В ожидании ледышки Бэй уселся около шалаша, нет-нет, да и поглядывая на оставшихся около костра.

+2

71

Сколько девушка придавалась сему занятию, одному Ильтару ведомо, ибо счет времени она не вела. Лоддроу с неприкрытым блаженством на лице, которого никто не видел, естественно, покачивалась на волнах реки, устремив свой взор в небо, на котором уже появлялись первые звезды. Тучи еще бегали друг за другом, напоминая о непогоде, но их было мизерно мало и они не мешали ночи вступить в свои права во всем своем великолепии. Качаясь бледным пятном на темной водной глади, Альвэри лениво прокручивала в мыслях недавние события. Прохладные волны приятно «поглаживали» тело, убегая куда-то вдаль и не застаиваясь на месте. Воздух вовсю благоухал свежестью и только-только начинал насыщаться ароматами представителей ночной флоры. В кои-то веки, пребывая в спокойном и умиротворенном расположении духа, девушка не особо вдумывалась во что-либо и не ковырялась в себе, продолжая принимать своеобразные ласки реки Такут, коими та щедро одаривала лоддроу, одиноко покачивающуюся на волнах. Вот так бы всю ночь, - промелькнула очередная ленивая мысль, на что Аль лишь усмехнулась, прикрыв глаза и нырнув. При всем желании, спать в воде будет не совсем безопасно, поди, не русалка, утонет только так. Девушка вынырнула. Струи воды, залившие лицо, сбегали по длинным волосам и коже, смывая некую лень, которая успела навалиться на девушку, пока та качалась на волнах.
Еще немного поплескавшись, лоддроу поплыла к берегу, на который выбралась не без боязни растянуться, ибо мокрые ступни упорно скользили по такой же прибрежной траве. Хохотнув себе под нос, Альвэри все же удалось выйти из реки и не испачкаться тут же на берегу. Встряхнув головой, отбрасывая мокрые волосы назад, она віпрямилась и потянулась с легкой усмешкой. Ночное, по сути, купание не только взбодрило и смыло усталость с тела, но и от каких-то осадков былых эмоций не осталось следа. Прошествовав к камню, на котором оставила свои вещи и щетку, девушка взобралась на оный, принявшись выкручивать длинные пряди. Ни полотенца, ни чего-либо подобного, увы, под рукой не было, а, значит, придется сначала обсохнуть, хотя ее тяжелые волосы навряд ли прислушаются к желанию хозяйки. Впрочем, до утра точно просохнут, а так, как спешить было некуда, то и заморачиваться на сей счет она не собиралась, принявшись аккуратно и любовно разбирать спутавшиеся белоснежные пряди, орудуя попеременно то пальцами, то щеткой. Пока Аль занималась волосами, то кожа успела обсохнуть. Вечерний ветерок и близость реки приятно холодили оную, чуть щекоча. Одеваться совершенно не было желания, как и покидать сие место. Лоддроу даже задумалась, что, может, стоило бы здесь и заночевать, однако мысль о том, что кому-то стукнет в голову пойти ее искать из-за долгого отсутствия, отрезвляла. Проворчав что-то себе под нос о том, что в следующий раз она пойдет в одиночный поход, Фенрил принялась одеваться, поморщив нос от запаха дыма, коим было пропитано одеяние. Стоило взять платье, - запоздало подумала девушка. Ремни на одежде затягивать особо не стала, тем более, что оную придется сменить. За ночь ее вид станет не самый лицеприятный. Поморщившись от мысли о том, что спать придется в этом всем, девушка подхватила сапоги и щетку, двинувшись обратно на поляну. Обуваться она не стала, решив идти к лагерю босиком и наслаждаясь той прохладой, что хранила в себе трава под ногами. То, что можно было и пораниться таким образом, в голову не пришло, не то настроение как бы. Мокрые волосы, аккуратно зачесанные назад и спадающие на спину белоснежным покрывалом, также приятно холодили кожу, а поодинокие, подсохнувшие волосинки упрямо щекотали лицо. Как ни крути, а день, все же, удался.
Альвэри вернулась на поляну, заметив, что возле костра еще сидит тройка ребят, видимо, засидевшихся да заболтавшихся. Изогнув бровь, уже в следующий момент она потеряла к тем всякий интерес, не собираясь подсаживаться. Девушка направилась к дереву, где бросила свои вещи. Подойдя к оному, Альвэри не нашла там большинства того, что оставила, лишь лук и колчан со стрелами висели на ветке, мерно качаясь от дуновения ветра. Лоддроу озадаченно оглянулась на соседнее дерево, вдруг попутала чего. Но ни там, ни где-то еще поблизости не заметила ни своей сумки, ни пледа с плащом. Кстати, последнее натолкнуло на мысль, что их забрал Бэйнар, все же его вещи. Ну, так, а ее сумка-то куда пропала? Чего гадать, если можно было спросить. Обернувшись на шалаши, недолго раздумывая, лоддроу направилась к постройкам. Возле одного из них, еще на подходе, Альвэри заметила одиноко сидящую в потемках фигуру Бэя. Подойдя к мужчине и замерев в паре шагов от него, она спросила:
- Сумку мою, случайно, вместе с пледом не прихватил с собой? – в ее голосе не было ни сарказма, ни намека на былые «грешки», кои, по ее мнению, имелись у парня.

Отредактировано Альвэри (2014-03-26 15:48:35)

+2

72

Заметив на поляне появление Аль, Бэйнар усмехнулся. «Ну, сейчас по всем веткам, да кустам пройдется». Однако, вопреки мыслям мужчины, девушка не сдвинулась со своего места, когда оказалась у дерева, на котором остались ее лук и колчан со стрелами. Внимательно наблюдая за застывшим в сумерках силуэтом лоддроу, Эйнохэил представлял, о чем она могла думать, не находя половины своего добра. Да и чего там говорить, он сам бы точно так же в растерянности водил носом по сторонам в надежде обнаружить пропажу  где-нибудь неподалеку. Но, уже спустя минуту, не более, ледышка поспешила в его сторону, видимо, предпочтя все-таки спросить, а не тратить время в пустую.
- Сумку мою, случайно, вместе с пледом не прихватил с собой? – Поинтересовалась Аль, подойдя к шалашу, у которого сидел мужчина.
Бэй поднял голову, стараясь разглядеть в сгущающейся темноте направленный на него взгляд девушки. Но, это удавалось с трудом, а для того, чтобы все-таки удавалось, надо было, по крайней мере, дать глазам привыкнуть. А это значило тупо и молча пялиться на лоддроу еще какое-то время. Бэйнар кивнул, потупив взор и указав вглубь шалаша. Доставать из него вещи, заваливаясь набок, не хотелось. Да и может быть Аль все же поймет, что ночевать на сырой траве, пусть и не ощущая холода, было делом не совсем разумным. Эйнохэил отсел, как бы пропуская ледышку в палатку и пока что не торопясь куда-либо смыться. «Можно было бы все же спуститься к реке, авось… А не, плохая задумка, наверное. Спустишься и станешь кормом для комаров. Складывается такое ощущение, что они «поют» похлеще сверчков. Или же это у меня в ушах уже их писк стоит, что даже все другие звуки перекрывает?». Отвлекшись от своих мыслей и снова обратив внимание на стоявшую около него девушку, Бэй взором скользнул по ее одежде, показавшейся ему «лишь для приличия накинутой», настолько как-то «расхлябано» сидел сейчас на Альвэри ее костюм. А может так всего лишь казалось, ведь до шалаша свет от костра доходил очень слабо, если не сказать, что не доходил совсем. В сознании тут же всплыли картины того, как девушка выглядела после купания в оазисе. Мужчина нервно выдохнул, вспоминая все в малейших деталях и подавляя в себе желание вновь увидеть ледышку в таком же одеянии, благодаря которому под мокрой тканью блузки, облепившей стройное тело, без труда можно было разглядеть каждый изгиб ее точеной фигуры. «М-м-м…», - задумчиво протянул про себя Бэйнар, еще не совсем очухиваясь от «представленного» и таки отводя взор от Аль.

Отредактировано Бэй (2014-12-26 21:12:56)

+1

73

Глаза уже успели попривыкнуть к полумраку еще возле дерева, когда она искала свою сумку, но даже это не могло помочь разглядеть эмоции на лице Бэя, обратившего внимание на нее. А так, как и разговаривать он не рвался особо, то оставалось лишь гадать, ответит он на ее вопрос или нет. Впрочем, мужчина не стал томить ее долгим ожиданием, кивнув в сторону шалаша за своей спиной. Логично было предположить уж, что он взял ее сумку не случайно, а значит…Лоддроу изогнула бровь. За нее уже решили, где она будет предаваться сну. О как! И с чего это вдруг? – все еще мысленно проговорила Альвэри, не спуская взгляда с Бэя, жест которого немного озадачил ее. Он ведь прекрасно знает, что ей холод нипочем, а, значит, стеснять себя ее присутствием рядом не было обязательно. Да и дулся он еще, как пить дать.
Лоддроу заметила еще один взгляд, брошенный в ее сторону, но, благодаря все тем же потемкам, тяжело было сказать, о чем думает Бэй в сей момент. Может о том, что она сильно долго и молчаливо маячит над головой. Аль усмехнулась. Все-таки приподнятое настроение вносит свои коррективы в поведение. Передернув плечами, бросив сапоги подле шалаша и недолго раздумывая над тем, стоит ли, девушка принялась забираться в шалаш, в первую очередь намереваясь найти сумку. Не особо грациозно вползая, она успела задеть Бэя, все так же молчаливо восседавшего у входа. Как ни странно, это вызвало новую улыбку на ее лице, но она промолчала. Кое-как забравшись в шалаш и плюхнувшись на плед, девушка нашла свою сумку, принявшись в той копаться. Спать как-то не особо хотелось, а занять себя особо не было чем. Может книгу полистать? – подумала Фенрил, натолкнувшись пальцами на твердый переплет фолианта. Конечно не в потемках, а с «подсветкой», но это может быстро надоесть. Затолкав все содержимое в сумку, девушка уже хотела было выползти, но не очень аккуратно извернулась и «наступила» рукой на край шарфа, свисавшего с шеи. Это в мгновения ока вызвало воспоминания о случившемся, но Аль с раздражением отмахнулась. Ей совершенно не хотелось сейчас бередить былые раны. Сдернув газовую ткань с шеи, лоддроу затолкала и ее в сумку. Благо, ночью не видно, что с кожей, посему и давить себя не обязательно.
Расправившись, вроде как, со всеми делами, Альвэри кое-как села, вперив взгляд в спину Бэя. Мужчина продолжал сидеть на том же месте, как мраморное изваяние стража входа какого-то замка. От подобного сравнения лоддроу снова улыбнулась, а в следующее мгновение вкрадчиво двинулась к сидящему. Остановившись буквально в паре сантиметров от парня, девушка потянулась, едва не коснувшись губами уха, и проговорила:
- Что там, в темноте, интересного? Призраки ночные, помогающие дуться подольше?
Выдала, да, от скуки, поди, великой и зудящей. Ну, а что? Его же никто не заставлял тащить ее в свой шалаш. Нечего теперь сидеть как сыч и воротить нос. Она могла бы, как ранее, оставить беднягу в покое, но, как уже говорилось, не в том настроении пребывала лоддроу в сей момент.

Отредактировано Альвэри (2014-03-26 17:30:38)

+1

74

И… Слава Богам! Не проявив свой норов на сей раз, Аль начала забираться в шалаш. Неуклюже и задев при этом Бэя, но все же. Мужчина, покосившись в сторону вползающей, усмехнулся, отмечая, что в каких-то ситуациях грацию и аккуратность сохранить было весьма трудно. Нет, конечно, можно было бы не только усмехаться, но, и открыто поржать, если бы лоддроу предпочла корчить из себя незнамо чего, пытаясь, так сказать, «вплыть» в палатку подобно лебедю. Однако здравого рассудка у девушки оказалось больше, чем желания покривляться. Да и заметить, никогда оно в ней особо-таки и не вспыхивало, что не могло не радовать. А вот эмоциональность, доселе скрываемая под толстым слоем льда и напускной холодностью, проскальзывала в ней все чаще. Но даже тут Эйнохэил не мог сказать, что был особо против или не одобрял. Ведь смотреть в глаза, в которых виднелись порой невыраженные чувства и эмоции было куда приятнее, чем в бездонную пустоту. Вновь уйдя в свои мысли, мужчина вперил взгляд куда-то вдаль, словно видел то, что творилось за пределами поляны, у самой кромке воды. «Да и чего там может твориться? Тучи комаров, витающие над рекой и разгоняемые лишь прожорливыми лягушками. Если что, я на стороне жаб!», - он отогнал надоедливое насекомое, которое особо яро попискивало над ухом, будто бы билось в предсмертных конвульсиях и от того так истошно вопило. Ну да, наверное, до мурашек противный писк можно было сравнить с комариными воплями. Ибо это как же ж надо было надрываться, чтобы так орать? - «Того и смотри, лопнет». Бэйнар представил, какая картина была бы, если бы все комары в округе вдруг начали бы лопаться прямо в воздухе от собственного истошного писка. Губы тронула малость придурковатая улыбка. «Вроде бы взрослый мужик, а такая чушь в голову лезет! Хотя, было бы забавно, не спорю! Оп такие, полопались и… тишина-а-а». Тема и размышления на счет комаров, которые сейчас бы с радостью подхватил Нерикс, не будь он обижен, уводили мужчину далеко от реалий, так и оставшихся для Эйнохэила по меньшей мере загадочными. Ну, и как уже не раз говорилось – утро вечера мудренее. Авось разгребут все. Кстати, как раз-таки про утро, видимо, никто из оставшихся у костра и не думал. «Они что, думают, что проспят до самого обеда, а потом снова на ночь глядя шалаши возводить будут? За километр или два отсюда, причем, так как дальше со всеми сборами и тому подобным мы просто не вчешем!». От минутной радости, пусть и весьма идиотским думам, не осталось и следа. Поджав губы и скривив их набок, Бэй хотел было подняться, чтобы разогнать засидевшихся, но… У разместившейся в шалаше Аль были другие планы, нежели тоже, к слову говоря, свернуться калачиком и посапывать до самого утра.
Услышав шепот девушки, мужчина опешил, и только дослушав до конца, повернул голову в сторону лоддроу, замирая в каком-то сантиметре от ее губ. «Я дуюсь?», - он наигранно повел бровями, - «Ну смотри, а то еще как лопну! Кровь, кишки, ужас то какой! Я ж ведь не комар какой-нибудь!». Широко заулыбавшись, Бэйнар резко развернулся, подхватив Альвэри и просто-напросто снося ее с четверенек, на которых та и подползла к нему. По-хорошему то стоило бы разобраться, раз уж представился случай, и повернуть начатый разговор в нужное русло. Вот  только непосредственная близость, в которой они оказались, диктовала свои правила, откидывая в сторону здравые рассуждения. Да, дулся. Да, было из-за чего и кого. Но выяснять это теперь Эйнохэил уже не стремился.
Повалив ледышку на спину и все так же широко улыбаясь, Бэй привстал, опираясь на руки и с любопытством заглядывая в глаза лоддроу. «Так-то!».

Отредактировано Бэй (2014-03-26 19:57:51)

+1

75

Зачем Фенрил решила растревожить Бэйнара в сей поздний час вместо того, чтобы попробовать уснуть самой или просто спокойно поваляться, отдыхая от тягот минувшего дня, одному Ильтару известно. Скука отговорка хорошая, но в ней ли дело? Девушка навряд ли могла бы сама сейчас ответить на вопрос, если бы ее спросили. Но опять же, непонятный замысел уже не только созрел в голове, но уже сделаны первые шаги и то, что она явно оставила слишком мало места для маневров, стало ясно уже в следующие минуты. Как только Бэй повернул голову в ее сторону, сократив расстояние еще больше, Аль еле сдержалась, чтобы не отпрянуть. Сердце глухо забилось, напоминая всю ту же птицу, пойманную в силок. Однако, лоддроу напомнила себе, что сама и дернула парня, мирно сидевшего и никого не трогающего, посему нечего трусливо поджимать хвост, которого-то, собственно, у нее не было-то.
Заметив широкую улыбку Бэя, сверкнувшего белизной зубов в окружающем полумраке, девушка уже хотела было что-то выдать похлеще предыдущего вопроса и, возможно, не лишенного легкого сарказма, но не успела. Финт, который провернул мужчина в следующее мгновение, выбил не только почву из-под рук и ног Альвэри, но и разогнал в голове все мысли и задумки, если они были. Не успев среагировать вовремя и ахнув от столь резкой смены положения, девушка на пару мгновений застыла, взирая на Бэя, нависшего над ней и улыбающегося. Однако, уже в следующее мгновение она ухмыльнулась, чуть дернув подбородком, мол – Тоже мне, неожиданность! Благо, мысли никто читать не умел и уличить во лжи также не мог. Посему, не переставая усмехаться в ответ, как и меряться взглядами, Альвэри вскинула руки, потянувшись и обхватив Бэйнара за шею, едва ли не повиснув на нем. В глазах в сей час можно было легко прочитать не только веселость, но и какую-то хитринку. Принявшись перебирать пряди тонкими пальцами, девушка снова произнесла, попытавшись напустить на себя побольше важности:
- Этот ответ нельзя расценивать однозначно, - в голосе явно проскакивала усмешка, что лоддроу и не подумала скрыть. – Потрудись объясниться, а то мало ли что в голову взбредет…
Да, что там взбредет…уж взбрело. Ей, в который раз, приходилось признавать, что близость этого мужчины действовала на нее весьма противоречиво, но разве это повод отступить и не попытаться сделать все по-своему? Да и чего греха таить, сейчас, пребывая в превосходном настроении, медленно и уверенно перетекающему в игривое, Альвэри забыла о всех склоках да нелицеприятных моментах, что успели они вдвоем пережить за прошедшие сутки. Сейчас над ней склонилось лицо того, кто был дорог сердцу, что подавляло в сей момент любые доводы разума, как и страхи.

+1

76

Что ни говори, а игра в «переглядки» в полной темноте шалаша, была плохой задумкой. Даже теперь, когда глаза привыкли к царящему вокруг мраку, разглядеть эмоции на лице девушки удавалось с трудом, не говоря уже о ее взоре. Все, что мог «вырвать» из мягкого ночного плена Бэйнар, скользнув взором по лежащей под ним Альвэри, это ее силуэт. Да и то, множество деталей одежды терялось в сумраке, заставляя достраивать картинку того, как все должно было быть на самом деле, у себя в голове, опираясь лишь на фантазии и память. С первыми у мужчины проблем как раз-таки не было, а вот вторая хоть иногда, но все же подводила. Тем более что запоминать костюм ледышки было как-то некогда, да и незачем. А сейчас до него и вовсе не было никакого дела. В тот момент, когда Аль обвила его шею руками, начав медленно перебирать пряди волос, Эйнохэил взбрыкнул, не стирая с губ открытой улыбки. «Не-е-ет, фу, что ты делаешь, девочка?! Не трогай меня, ты ж теперь перепачканная по самые уши от гигантского лопнувшего комара!!». Но почти сразу же притих, позволяя выражению лица стать более спокойным и прислушиваясь не только к словам лоддроу, произнесенным в этот момент, но и к собственным ощущениям, что дарила ему девушка легкими прикосновениями, и которые заставляли его замирать, словно бы Бэй был пойманной в кошачьи лапы мышью.
- Этот ответ нельзя расценивать однозначно… - не без усмешки произнесла Альвэри.
И мужчина, вопросительно выгнув бровь, уставился на нее, силясь понять, продолжала ли ледышка шутить, или говорила уже серьезно. И снова лишь черты, и, кажется, улыбка… Это начинало сводить с ума, вынуждая «читать» девушку не глазами, а чувствами и все теми же ощущениями, что все больше начинали уволакивать в далекую от разговора сторону.
- … Потрудись объясниться, а то мало ли что в голову взбредет…
Бэйнар улыбнулся, не сумев вытравить из этой улыбки ехидство, кое могло быть просто не увидено. «А что уже успело взбрести?». Конечно, дуться то он уже и не дулся. И никаких призраков, тому способствующих, не видел. А вот что там напридумывала себе Аль… А было ли это сейчас интересно? Опершись на одну руку, вторую Эйнохэил приподнял, аккуратно убирая с лица лоддроу упавшую на него светлую прядь, и медленно проводя большим пальцем по ее щеке. Он безумно хотел видеть ее взгляд, которого рассмотреть так и не получалось. Но упершись, как баран на новые ворота, мужчина упорно продолжал блуждать взором по окутавшей их обоих темноте в попытке все же разобрать хоть что-то, кроме строгих линий подбородка и скул девушки. Бэй склонился ближе к Аль, чувствуя, как на мгновение замерло в груди сердце, чтобы в следующую же секунду застучать сильнее. Коснувшись ее губ в легком поцелуе, он так и не смог сдержать себя, чтобы не пойти дальше. Рука, до этого момента покоившаяся у девушке на щеке, скользнула к ее уху, исчезая во влажной после купания копне пепельных волос, которые мужчина с жадностью сжал, вместе с тем переводя их поцелуй в более требовательный.
Но, как бы то не было иронично, не спали сейчас не только все горе-путешественники, но и отголоски прошлого, коими щедро сыпал бодрствующий рассудок, давая хороший «пинок под зад» и отрезвляя уже начинающее «плыть» сознание. Оторвавшись от губ девушки, в бархате которых он чуть ли не буквально утопал еще секундой ранее, Бэйнар снова приподнялся на руках, нахмурившись и пытаясь понять, какого лешего он творил. Разве не он сам еще какое-то время тому назад пытался держаться от Альвэри подальше, чтобы по его же словам, не навредить ей? Разве не он старался убедить ее саму в этом? А теперь… Мысли путались, разбегаясь в разные стороны по черепной коробке и чуть ли не кричали: «Не поймаешь! Не поймаешь!». Что она была способна сделать с ним, в мгновение ока стирая все расчерченные между ними линии и какими-то необъяснимыми чарами увлекая за собой туда, откуда Эйнохэил уже не находил выхода?! Слушая собственное глухое сердцебиение и воззрившись на Аль, взгляда которой до сих пор не мог рассмотреть, мужчина в тысячный раз понимал, что теряется, находясь рядом с ледышкой из-за своих же к ней чувств, что поборотить в себе никак не мог. И что пугало еще сильнее, так это осознание того, что бороться с ними он больше и не хотел.

+1

77

И опять тишина. Лишь только острое ощущение его тепла да гул собственного сердца, нарушали сей миг ожидания чего-то. Альвэри задумалась о том, что могло сейчас происходить в синеволосой голове склонившегося над ней парня. А тот и не думал поведать ей сию тайну, продолжая отмалчиваться. Впрочем, об этом она уже перестала думать в тот момент, когда он убрал с лица непослушную прядь и мягко провел по щеке пальцем. Лоддроу прикрыла глаза от внезапно нахлынувшей волны чего-то более глубокого и трепетного, нежели привычная страсть и безрассудство. До зуда в пальцах захотелось просто обнять и прильнуть к мужчине, растворившись в его объятиях, не желая более ничего иного. Но даже это, еще далекое от внутреннего огня желание быстро пресеклось, стоило только Бэю сократить расстояние между ними. Альвэри вперила взгляд в смытые потемками  очертания лица парня, боясь лишний раз вздохнуть и пошевелиться. Ускорившееся сердцебиение отзывалось в голове, едва ли не оглушительным  оркестром, мешая здраво мыслить. Хотя, какое там здравомыслие в такой опасной близости с объектом своих грешных желаний? Да и мягкий поцелуй, вскоре переросший в более глубокий, совершенно не исправил ситуацию, лишь усугубив. Что же, достойное испытание для того, кто решил затеять игру. Сия мысль коснулась сознания, когда она поддалась искушению, ответив на поцелуй и едва не потерявшись в тот же миг.
Руки, обвившие шею, перестали играть с волосами и кожей парня, замерев и снова придя в движение лишь, когда Бэйнар прервал поцелуй. Уже немного затуманенным сознанием лоддроу почувствовала легкий укол сожаления, облизнув нижнюю губу, словно смахнув с нее остаток вкуса губ парня. Снова вспомнилась мысль, пришедшая на ум ранее. Губы дернулись в кривой ухмылке. Ей не было в сей момент дела ни до своих страхов и предубеждений, ни до чужих, как и до слов разума, который требовал образумиться. Азарт эдакой игры, в коей эмоции, что их охватывали, были не только результатом обоюдного желания, но и своеобразным испытанием, захватил душу лоддроу. Новое чувство не заставило себя ждать в бездействии. Альвэри не намеривалась бросать начатое, отпустив Бэя на все четыре стороны. Снова померявшись с мужчиной взглядами, кои ровным счетом ничего не давали в потемках, Аль резко рванулась вперед, приподнимаясь и держась за шею Бэйнара одной рукой, тем самым угрожая завалить обоих. Второй же девушка уцепилась за рубашку парня. Этими телодвижениями она не столько сама приподнималась, сколько потянула мужчину на себя. Замерев буквально в паре сантиметров от его лица, Альвэри прошептала:
- Никогда не думала, что у меня проблемы с восприятием чужой речи, но сейчас я должна признать, что снова не смогла разобрать твой ответ. Склонна предположить, что это не моя вина, - едва подавив смешок, продолжила девушка. – Внятности в твоих словах не хватает, вот. С этим надо что-то делать…
Проговорив сие, девушка сильнее дернула за рубашку, ткань которой издала какой-то жалобный звук, притягивая мужчину к себе. В следующее мгновение, без особых церемоний,  Альвэри «впиваясь» в губы Бэя глубоким поцелуем. Несмелость она такая, злопамятная…

Отредактировано Альвэри (2014-03-26 23:59:49)

+2

78

Но, время для того, чтобы полностью оклематься и вспомнить-таки, что вообще-то еще минутами ранее он хотел уходить куда-то, Бэю предоставлено не было. Никак не рассчитывав на подобный маневр со стороны Аль, мужчина чуть ли не рухнул на плед, накрывая собой, откровенно говоря, повисшую на нем девушку. Надо ли говорить, какое удивление выражал сейчас его взгляд, направленный на лоддроу? Толком не успев отделаться от мимолетной слабости, что крыла каким-то совсем незнакомым теплом и своеобразной умиротворенностью от краткого момента их уединения, Эйнохэила с головой окунули в совершенно иное, жгущее изнутри и колющее сознание чувство, а переплетаясь меж собой, оба они дарили совсем уж нереальные ощущения. Настолько резко сокращенное расстояние между ним и лоддроу тут же дало о себе знать, подобно ознобу прокатываясь тяжелой волной по всему телу и заставляя щеки пылать, в то время как по спине наоборот расползался приятный холодок. Смущение ее поступком? Отнюдь. Тогда почему же столь бурная реакция на, по сути своей, дурачество ледышки? Бэйнар чувствовал, как тесно стало в груди, отчего дыхание сперло и воздуха начало катастрофически не хватать. Настолько близко… Держась на руках, так крепко, насколько только мог, он понимал, что долго удерживать Альвэри на себе у него не получится, хотя бы потому, что руки понемногу становились ватными, если это выражение вообще было к ним применимо. Хотя, к Тейару «применимо» или «нет». Рядом с этой девушкой все было применимо… Все и ко всему!
- Никогда не думала, что у меня проблемы с восприятием чужой речи, но сейчас я должна признать, что снова не смогла разобрать твой ответ. Склонна предположить, что это не моя вина. Внятности в твоих словах не хватает, вот. С этим надо что-то делать…
Бэй стиснул зубы, упрямо подавляя в себе новую волну непонятной легкости, что растекаясь по телу и вырывая каждый новый вздох, была сравнима лишь с ощущением свободного полета. И тому способствовали всего-навсего слова девушки, оброненные полушепотом, что только подбрасывало поленьев в начинающее разгораться пламя чувств и эмоций. Она хотела разговорить его, не задумываясь о том, что любому диалогу сейчас Эйнохэил предпочел бы ее саму. А вот если суть сказанного была обманным маневром, то он удался ледышке на славу… Треск рубахи, за которую сильнее дернула Альвэри, вынуждая склониться еще ниже к ней, так как руки уже начали скользить даже по пледу, так и остался бы стоять в ушах, если бы не глухой выдох мужчины, нагло заткнутый напористым поцелуем. Однако хотя он и смог перебить «жалобный скулеж» наверняка уж разошедшейся по швам ткани, а вот заглушить ударившую к вискам кровь, что била по ушным перепонкам, как музыкант по барабанам, казалось, было уже ничего не в силах. Напрочь позабылось все. И то, зачем Бэйнар оказался в этом шалаше. И то, почему хотел уходить. В хороводе мыслей, обрывистых и путающихся меж собой, ясной оставалась одна: «Вызов!».  Девушка, не петляя и не идя на попятную, бросала его прямо в лицо, как некогда, сидя у только-только разведенного костра, делал это сам мужчина. «Значит такая ты несмелая?». Откидывая в сторону крупицы трезвости, что только были еще способны угнездиться в угасающем рассудке, Бэй с жадностью ответил на поцелуй, одной рукой крепко обнимая лоддроу за талию, и приподнимая ее насколько мог. Он тут же опустил руку ниже, пробежавшись ей по гладкой ткани короткой юбки, и прижимаясь к девушке всем телом, от чего мигом закружилась голова. Но не этого ли добивалась сама Аль? А если и не этого, то было уж слишком поздно. Отступить бы ей Эйнохэил все равно уже не позволил.
Мужчина прервал поцелуй, все больше затуманивающий ни только сознание, но и взор, и наконец-то опустил ледышку на плед, перебегая с ее губ на заостренное ухо, мочку которого принялся слегка грубовато покусывать. Вместе с тем Бэйнар приобнял девушку за шею, заставляя Альвэри выгнуть ее ему навстречу, и снова припал ближе к ледышки, даже под тканью костюма ощущая, как часто стучало ее сердце, а вся она еле заметно вздрагивала от его прикосновений, далеко ушедших от нежности.

Отредактировано Бэй (2014-03-27 01:59:39)

+2

79

27 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Поздний вечер.

Хотя, задав вопрос о лекарстве, Адель и не рассчитывала на счастливый для себя исход дела, спросив скорей на всякий случай, друзья совершенно искренне попытались подсказать что-то дельное…  Альвэри даже пообещала пошариться утром в лесу на предмет целебных травок.
Сильно натер? Рэн бы сейчас не помешала со своими алхимическими штучками, правда, Адель? – да уж… Одно только имя Аерэны, упомянутой в такой ситуации, возымело целительный эффект – вспоминая свои приключения с добавлением капли алхимии, Адель довольно хмыкнула: - Да, ты права, Айрэна знает толк в лекарствах… И настоях… - упомянув настои, она, показав острые зубки, улыбнулась несколько странно – блики от огня ложащиеся на лицо суккубии придали ей довольный, однако несколько зловещий вид.
А вот на лице у Бэя, явно удивившегося, когда Аль обратилась к подруге по имени, отразилась эмоция далекая от радости или умиротворения… Впрочем, сама лоддроу значения реакции Бэйнара не придала – мол, эти двое и без её участия между собой разберутся - продолжая давать Адели не лишенные наивности советы: - Я бы тебе посоветовала вообще не обуваться в подобное здесь… - да, ценная информация, ну ничего не скажешь… Адель саркастически фыркнула: «Аль, ты всерьез считаешь, что я родилась в туфлях с каблуками? Эх, знай бы я заранее…» - однако, стоило отметить, что и Альвэри знала заранее далеко не всё, что хотелось бы, да и «запасной» обуви ни у кого из участников их «спонтанного» похода не было и вряд ли быть могло… Посему, дабы не углубляться в пространные размышления о собственноручном погружении себя самой в самую что ни на есть липкую трясину проблем, суккубия просто загородилась ото всех щитом непробиваемого безразличия и, лениво отмахиваясь хвостом от комаров, так и липнущих к свету костра и теплу от тел вокруг него собравшихся, уткнулась в свою записную книжку, продолжая делать какие-то заметки.
«Вот я на голову больная, не иначе… И что же это мне спокойно не жилось? Сначала какого-то Тейара в Ацилотс попрелась, затем решила по лесам в модных ботинках попрыгать… Мда…» - грифель, выводя на бумаге ровные заостренные буковки, быстро двигался в её руке, - «…не стоит надеяться на адекватность этого сознания! Что там ещё торговец по поводу эффектов этой клятой маски говорил?» - действительно, зная свою рассеянность, Адель предпочитала записывать любую мало-мальски значительную для неё информацию. И очень верно поступала – ведь в этом случае дело оставалось за малым - просто вспомнить, где же лежит её бесценный ежедневник…
В ожидании ужина время текло бессовестно медленно! И это, похоже, заметила не только Адель. Стараясь приблизить тот самый момент, когда горячий ужин уже, наконец, окажется на языке и в желудке, каждый из участников процесса приближал за счет каких-то манипуляций относительно жарящейся на вертеле зайчатины. Пожалуй, даже далекая, мягко скажем, от кулинарных талантов суккубия внесла свою лепту – тем, что не стремилась влезть в процесс готовки.
И вот, когда, судя по приятному запаху и внешнему виду «блюда», стало понятно, что долгожданный момент настал, Альвэри и Нерикс, взявшийся за дело с особым энтузиазмом, разложили мясо на «тарелки» из листьев, которые лоддроу предусмотрительно заготовила заранее.
«Отлично придумано с этими листьями!» - мысленно похвалила подругу Адель, принимая из рук Альвэри тарелку со своей порцией ужина так, словно это был самый исключительный деликатес, который ей приходилось видеть и пробовать в своей жизни: - Да, приятного всем аппетита! – она без промедления вгрызлась в поджаристую корочку мясного куска, пускай не слишком мягкого и сочного, но на удивленье желанного…  Впрочем, учитывая непритязательность Адели в еде, да резкое чувство голода, удивляться тут было нечему.
Вскоре к троице у костра присоединились Бэй и заспанная Миель, которую Бэйнар похоже разбудил специально, чтобы та поспела к ужину, пока тот горячий и ароматный – тимьян, использованный в качестве приправы, действительно оказался полезным дополнением. Адель даже на всякий случай записала название этой пряности в свой ежедневник – мало ли в жизни  пригодится?
Теперь вся компания, собравшись у костра, дружно жевала зайчатину – кто-то явно с довольным видом, ну а кто-то…почти. Разговоры, сводившиеся к обмену эмоциями относительно ужина да пожеланиям друг другу приятного аппетита, не сильно обременяли уставший разум собравшихся, так что теперь Адель могла насладиться не только пищей, но и тишиной – треск костерка, тоненький писк насекомых, шуршание листвы где-то высоко над головой…  Всё это, хоть и не было лишено атмосферы дикости, имело свою особенную ценность и, несмотря на проблемы с комфортабельным размещением, казалось ужасно романтичным…
Однако Альвэри, похоже, решила расширить для себя рамки романтической картины ночного леса у реки и, вежливо удалившись, направилась в сторону берега: «Неужели купаться надумала?» - предположила, не без легкой зависти суккубия. Пыль дорог да копоть с рук очень хотелось бы отмыть и ей – однако, к сожалению, не у всех такое здоровье, как у лоддроу, дабы лезть в реку по весне… - «Вода наверняка ледяная… Но вот умыться было бы недурно!» - мысли, похожие на мореных мух, как-то леностно шевелились в её голове. Веки, потяжелевшие и влажные, сами собой опускались на глаза, однако Адель почему-то не двигалась с места, продолжая составлять Нериксу и Элли компанию в задумчивом созерцании того, как угольки в кострище, то накаляются от дуновенья ветерка, вспыхивая рубиновыми огнями, то снова гаснут, погружая поляну в полумрак…
Сказать точно, сколько они так просидели, Адель не могла, да и не хотела она сейчас следить за временем – пусть оно течет в обход её жизни, а лучше, пусть повернется вспять, унося её, как эта смирная равнинная река в те дни, когда она была по-настоящему счастливой…  Опустив ресницы, она задремала, и, возможно, заснула бы прямо на месте, если бы не ворчание Нера, который, похоже, сказал что-то про возвращение Альвэри, ночной тенью прошмыгнувшей через поляну. Не став задерживаться у кострища, лоддроу направилась прямиком к шалашам, да и Бэй, отделившийся от друзей довольно давно, уже, похоже, готовился ко сну – Адель заметила, что он оставил один из пледов у третьей палатки, что было весьма благородно с его стороны…
«Что ж – раньше ляжем, раньше встанем! Раньше встанем – раньше отправимся в путь… А значит, хочется надеяться, быстрее доберемся…» - в очередной раз выстроила Адель нехитрую логическую цепочку, нехотя поднимаясь с места, - Пожалуй, пора сворачивать лавочку! – в шутливом тоне обратилась она к засидевшимся на поляне виву и алла, - «А вот умыться, всё-таки, стоит…» - вопреки усталости и, быть может, даже здравому смыслу, Адель, захватив подсохшую к этому времени обувь, пошагала в направлении берега.
Теперь, пробираясь к реке, следовало осторожнее смотреть под ноги – луны за тучами видно не было, а звезды, хотя они и проглядывали сквозь просветы темных облаков, не слишком хорошо освещали путь. Впрочем, чуткое зрение таррэ даже в ночи помогло Адели нигде не запнутся, и теперь, стоя на берегу, она любовалась легкими бликами звезд в зеркале темной воды. Подтянув края брючин повыше – дабы не замочить - она зашла в воду по щиколотку, ощутив, как сводит от холода пальцы: «Рискованное предприятие, надо сказать… Зато пятки болеть перестали!» - наклонившись к водной глади она, невзначай окунув в воду волосы, ополоснула руки и, зачерпнув пригоршню воды, быстро умылась, выскакивая из реки на траву, - «Брр~ Вот вам и процедуры закаливания!» - заметив у берега удобный плоский камень, суккубия села на него и, обтерев мокрые ступни краем плаща, обулась. 
«Сейчас бы в тепло, да бы на мягкую перину…» - мечтательно откинув голову назад, подумала она, глядя в чернильное небо, усыпанное блестками звезд. Действительно, от попытки спать в не самой удобной позе, всё тело ныло – особенно спина и шея… Адель расстегнула пряжки ремней на груди и расслабленно вздохнула, приготовившись к тому несравненному ощущению, когда её кожа, становясь мягкой, словно подтаявший воск, плавно меняет места натяжения, а сознание на миг погружается в сладкую истому. Перед глазами заколыхалось алое море приятности – конечно, нельзя утверждать этого наверняка, но Адели всегда казалось, что именно так она воспринимала мир до своего рождения, пока находилась в уютной материнской утробе... Она изменилась. Одежда, провисшая на ней и ставшая чуть просторнее, сидела несколько несуразно, и, конечно, Адель  совсем не хотела бы, чтобы кто-то увидел её в этом виде… Прижав подбородок к ключицам, суккубия скользнула беглым взглядом по собственной высокой груди, оказавшейся в этом наряде полностью обнаженной, и тонким запястьям изящных рук, расположившихся ладонями на шикарных бедрах, которые в мужских брюках смотрелись довольно…дерзко. Адель усмехнулась: «Зря я, всё-таки, не примерила парочку платьев, пока наряжалась Альвэри…» - решив прикупить новый дамский наряд сразу же, как компания очутится в ближайшем крупном населенном пункте она, дабы не забыть, сделала заметку в ежедневнике и об этом…
Дальше последовало обратное изменение, в комплекте, соответственно, со всеми ощущениями. И вскоре Адель возвратился к лагерю, решив сразу завалиться спать. Соседство с Нериксом суккубию, к слову, совсем не смущало – в конце концов, вив отнесся к ней очень по-доброму, да и не пытался никак стеснить «едва знакомого» таррэ, общаясь с ним как будто ни в чем ни бывало…  Поэтому, забравшись в шалаш и решив постелить плед на землю – спать на траве совсем не хотелось – она тихонько устроилась под плащом, оставив рядом место и для усатого друга.

Отредактировано Адель Кьюртен (2014-03-27 04:09:33)

+2

80

Если в сознании еще гнездились где-то остатки трезвости рассудка, то они канули в небытие в ту самую минуту, когда Бэй ответил на ее поцелуй с не меньшей  страстью. Альвэри задохнулась от волны тепла, мгновенно растекшегося по телу и зацепившего самые потаенные уголки. Приподнятая крепкой мужской рукой, девушка прильнула к парню, даже не думая выпускать из рук его рубашку. То ли забыла, то ли решила отомстить за порчу своей одежды в прошлый раз, Тейар сие разберет в этот момент…
Ответ, пускай и молчаливый, но столь желанный вскружил голову сильнее, чем того ожидалось. Остро чувствуя тепло чужого тела даже сквозь одежду, лоддроу продолжала тонуть в том водовороте ощущений, созданных не без ее помощи. Жалела ли краем все еще пытающегося держаться на плаву сознания? Совершенно нет. Подобного чувства легкости и непринужденности она не ощущала никогда прежде, не собираясь на сим останавливаться.
Прерванный поцелуй не вызвал негодования из-за неутоленного чувства голода, уже начавшего пробирать изнутри. Плед, расстеленный на сырой после дождя земле, дарил сквозь себя едва ощутимое чувство прохлады, неким образом помогая сохранить остатки самообладания, дабы не податься искушению раньше времени, с головой ныряя в омут обоюдного желания. Сердце – главный предатель и инициатор же всего этого, явно не собиралось успокаиваться, грозя разорвать грудную клетку и со всей своей любовью уцепиться в Бэйнара. Лоддроу прикрыла глаза и поежилась от чуть грубоватой ласки уха, а после и шеи, кою она выгнула, следуя немому требованию мужчины. Мурашки, что раскатывались по телу от каждого прикосновения, от столь тесной близости, заставляли тело дрожать в молчаливом требовании продолжения. Однако, как ранее, лишь принимать, вкушая ласку Бэйнара, в сей раз Аль не была намерена. По крайней мере, до тех пор, пока хоть песчинка здравомыслия царапалась о черепную коробку и использовалась явно не по назначению. Оставив в покое шею мужчины и стараясь хоть частично отгородиться от приятного озноба, вызванного деяниями Бэя, она скользнула и второй рукой к рубашке, собираясь предпринять попытку, фактически вслепую, избавиться от оной. Но та близость, в коей они находились, явно не способствовала безболезненному, для предмета одежды, решению вопроса. Губы тронула кривая ухмылка. Не особо раздумывая, лоддроу ухватилась руками за рубашку и, с силой, резко дернула в стороны. Треск ткани и то, как распахнулась рубашка, ознаменовали ее личную маленькую победу.
- Упс, какая досада, - чуть хрипловато, все тем же шепотом, выдала Альвэри.
Теперь ее собственная испорченная рубашка может покоится с миром там, где она ее оставила. От столь ничего не значащих мыслей настроение бы еще улучшилось, если бы сознание, как и сама лоддроу не были заняты совершенно другим. Руки, получив доступ к телу Бэйнара, сразу же поднырнули под испорченный предмет одежды, пробежав ногтями по коже. Тонкие пальцы принялись хаотично хозяйничать на спине мужчины, «бегая» по упругим мышцам да подразнивая бока. Только после короткого, во временном промежутке, экскурса по чужому телу, Альвэри, оставив одну ладонь покоиться на лопатке Бэя, чуть поглаживая кожу, вторую запустила в копну его волос, чуть сжав попавшуюся под руку прядь. В тот же момент она обхватила ногами его бедра, заставляя прильнуть к себе еще теснее и тем самым чувствуя тепло, которое дарило тело мужчины, еще острее.  Отвлекающие маневры? Да куда там! Без особой скромности, она могла бы сейчас заявить, что успешно внедрила в жизнь первую часть плана по «захвату врага»! Правда сам «план» созрел весьма спонтанно, обрастая на ходу деталями, посему и не просчитан до мелочей. Впрочем, с некоторыми поправками, но что-то да вышло, хотя девушка не планировала оказаться на спине в скором времени. Запоздало вспомнив об этом и с огромным трудом вырываясь из паутины собственных чувств и ощущений, Альвэри чуть поерзала, будто пытаясь понять, возможно ли свое положение. Хотя она бы соврала, если бы сказала, что оно ее не устраивало.

Отредактировано Альвэри (2014-03-27 16:23:09)

+1