Вверх страницы
Вниз страницы

За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Река Такут

Сообщений 101 страница 120 из 173

1

http://s3.uploads.ru/qmjU6.png

Широкая река, тянущаяся почти от самого Ледяного пояса до Ацилотса. На одном из древних наречий её название звучит, как "бесшумная". Отчасти древние были правы – река, действительно, тихая, едва слышный плеск поднимает лишь рыба, коей в водах Такут огромное количество. А уж какие на ней закаты и рассветы, плавленным золотом отражающиеся в ровной речной глади! Однако случаются дни, когда речные воды неожиданно темнеют до иссиня-черного, а яростный ветер поднимает бугры волны. Причину этого явления никто так и не в силах объяснить, хотя маги не раз задавались этим вопросом. Да, существует над рекой некое магическое поле, которое временами идет рябью, тем самым вызывая над Такут внезапные изменения погоды, но большего чародеи сказать не могу. А, может, просто не хотят, чтобы не сеять паники?..

0

101

Переменчивый словно погода весной характер Альвэри с удивительной чуткостью умел прогибаться под особенности ситуации – возможно, всё дело было лишь в том, что живой пытливый ум лоддроу и наблюдательность, вкупе с умением слушать, делали её персоной сочувственной и понимающей…  Однако Адель, хоть и не помнящая в этот миг саму себя, всё-таки предпочла дать этому особенному пониманию более простое объясненье – вот так уж гармонично прониклись друг другом их души, что теперь она действительно ощущала во внимательном взгляде Аль искреннюю заинтересованность и дружескую поддержку…
Однако, в один из моментов беседы, а точнее было бы сказать длительного процесса выслушивания переживаний Аделя лоддроу, их прервал удивленный девичий возглас: - Адель? – ещё одна участница компании, которую чуть ранее упомянул вивариин, назвав её Элью – это таррэ запомнил - явилась пред взорами друзей.
«Алла…?» - медленный взгляд бирюзовых глаз прошелся по фигуре Эллюмиель сверху вниз, чуть дольше задержавшись на лице – которое совершенно точно не находило ассоциаций с озвученным именем в памяти – да на широких, выглядывающих из-за спины девушки крыльях, - «Чернокрылая? А ведь верно…» - именно наличие крыльев, а также глубокий иссиня-черный окрас её перьев, почему-то лежали на месте воспоминаний об Эль особенно яркой бороздкой у таррэ в голове, - «Вспомнил!»
Впрочем, поскольку помимо того, как окликнуть Аделя, алла ничего не сказала, предпочтя для начала обуться - она, очевидно, купалась в реке, так как волосы и перья её были мокрыми – таррэ вновь переключился на Аль, заметно помрачневшую и насупившуюся: «Быть может, я ничего и не помню, но для того чтобы понять, что отношения между этими двумя весьма напряженные, воспоминаний и не нужно», - непонимающе изогнув бровь, Адель посмотрел на обоих, ожидая, что Чернокрылая, помимо странного приветствия, наверняка добавит что-нибудь еще…
Он не ошибся. Разобравшись с вещами, Эль вернулась, деловито заявляя о проблемах, которые разрешены, и тех, что разрешения лишь ждут:  - …с твоими ногами разобраться еще предстоит. Ты сильно истер кожу, нужно посмотреть, - действительно, вспомнив о неприятном чувстве, возникающем при ходьбе, Адель, соглашаясь, кивнул, - «Мозоли! Точно… Было бы недурственно их вылечить… Но, подождите, как я не заметил…?» - он опустив на секунду глаза, оценил свой крайне не походный наряд, удивляясь - «…быть может, кто-то знает, зачем я в ЭТО вырядился?» - брезгливо посмотрев на расфранченные сапожки он недовольно фыркнул, - «Я что? Какой-то театрал? Или столичная кокетка? Вот, не было печали только…»
- Ты можешь разжечь костер? Мне нужно вскипятить воды… - тем временем руководила Эль парадом. Надо сказать, что к деятельной заботе алла об его ступнях, Адель отнесся с огромной признательностью – в конце концов, кто знает, сколько им ещё идти до… дома? И где вообще теперь находится его родной дом, - «Возможно, Аль поможет с этим?» - таррэ обернулся в сторону подруги.
Миэль, взяв котелок, чем почему-то изумила Альвэри до такой степени – что та чуть рот от удивленья не раскрыла - направилась к реке, а Нерикс занялся разведением костра, и теперь они с лоддроу могли спокойно обсудить проблему амнезии.
- Не думаю, что это надолго, Адель… - Альвэри, проявляя удивительные для лоддроу тепло и мягкость, поспешила утешить подругу, убеждая её в том, что ничего непоправимого еще не случилось, и вскоре память к ней вернется, расставив все на свои места, - …остается только дождаться, - в то время как оперативно возвратившаяся Эль что-то там колдовала у костра, Аль, аккуратно тронув острый локоть Аделя, подтолкнула таррэ к шалашу и вполне логичной мысли – посмотреть свои вещи, - «Конечно же! Ведь я не мог отправиться блуждать по лесу совсем без ничего… Хотя…» - он снова бросил недовольный взгляд на обувь, никак не соответствующую ситуации, - «Тэйар меня такого знает…» - остановившись у палатки, таррэ попытался вспоминать, что именно, помимо плаща – который, к слову, при ближайшем рассмотрении, оказался помечен эмблемой в виде щита и скрещенного оружия, что наверняка свидетельствовало о его принадлежности к какой-то военной организации - было у него при себе.
- А насчет твоего сна… - задумчиво протянула Аль, - Если он тебе приснился, может это кто-то важный для тебя? Кто-то настолько близкий, что смог пробиться даже сквозь завесу потерянной памяти и оставить свой след… К сожалению, я не имею понятия кто это, у тебя ведь тоже есть маленькие секреты… - Альвэри хитро улыбнулась.
Улыбкой ей ответил и Адель, трепетно хранящий этот непойманный образ в памяти, как что-то действительно важное, - «Да, верно… А может… Может, это мой возлюбленный?» - бледные щеки почему-то вспыхнули румянцем, ощутимо запылав, - «Ох, нет… В таком случае – я право странный… Стоп, Альвэри!» - легкая хитринка, с которой Аль сказала о «секретиках» вдруг навела его на темненькие мысли, - «Ох, Ильтар! Неужто я… Того…» - по лицу «инкубара» расплылась ехидная улыбка и, вильнув хвостом, он нырнул под навес, дабы там отыскать свои нехитрые пожитки.   
Его ремень с тяжелой пряжкой – и как он только, спешно выскочив из шалаша, штаны не потерял? – нашелся почти сразу. Помимо прочего, нашлась небольшая поясная сумка – внутри которой что-то тренькнуло, как колокольчик - похоже, на дне сумки лежало много мелких вещичек, и свернутый аккуратным кольцом черный кнут.
«Мой дорогой!» - схватив боготворимое оружие, словно ребенок, вытащенную из дальнего угла любимую, но позабытую игрушку, Адель прижал кольцо кнута к груди, - «Мой кнут! Конечно же… А кто же я по долгу службы? Так-так…» - выуживая из поясной сумки ежедневник, он деловито принялся листать страницы, - «Ох, ну и ужасы…» - пометки и записки, по большей части рабочего характера, сделанные в несколько циничной форме, Аделя позабавили, - «Ну, всё понятно, я – стражник и расследую убийства… Детектив, стало быть… Понятно… Стоп, а это что?» - сграбастав пожитки, он вышел на свет, присаживаясь у костра. Перелистнув страницы в ежедневнике до самого конца он вдруг нашел забавную заметку: «Не забудь купить новое платье! Ты слишком долго таскалась в мужской ипостаси – твоей женственности это не на пользу!» - Адель прыснул со смеха, ощутив, как на ресницах выступили слезы: - Ребят, вы это видели?!? Со мной что-то не так?

Отредактировано Адель Кьюртен (2014-04-06 21:09:33)

+3

102

Она доставала из сумки несколько лоскутов чистой ткани, когда интуиция заставила ее замереть на секунду. Будучи развернутой мягким прикосновением к плечу, Эль взирала в голубые глаза Бэя, и в них было что-то, чему алла не могла подобрать названия. Раздражение, злость, непонимание? Целый спектр эмоций, причудливо сплавленный воедино, всколыхнул что-то внутри чернокрылой, и она прищурила серебро глаз в ответ, не проронив ни слова, но все так же упрямо продолжала смотреть парню в глаза. В пальцах мяла листья леофиса, распространяя легкий свежий запах, но остановиться не могла, чувствуя вопрос, повисший в воздухе.
- Меня никто и не спрашивал, - спустя мгновение, тянущееся бесконечно, проговорила Элли негромко, не собираясь отводить взгляда, в коем заплясали искры нарождающегося солнца, - а навязаться у меня смелости и сил не хватило.
Опустив ресницы на миг, Лоренцетти мягко обогнула синеволосого, нечаянно задев его плечом крыла, и засеменила к костру. Соврала ему, но что она могла сказать в свое оправдание? О наличии сей незатейливой вещицы в своем инвентаре алла узнала только сегодня утром, рыская в недрах пятимерной бездонной сумки в поисках чистых вещей. Как можно не обратить внимания на такую нетривиальную вещь для дамской сумки, спросите вы, и будете абсолютно правы. Но спросить у Эль вчера, какое вчера было число, то девушка вряд ли бы кому ответила хоть что-нибудь вразумительное. Сумка вчера ей попалась "с начинкой", о чем наверняка не ведал и сам хозяин лавочки, решивший (наверное) протестировать свой товар на вместительность. Более разумного ответа на сей молчаливый вопрос алла не могла придумать.
Она сняла небольшой, объемом всего в пару чашек, котелок с огня и бросила в него пару листьев леофиса, щедро делившихся горьковатым соком, пару щепоток толченой коры рогена. Жидкость стала буреть, и чернокрылая целительница по очереди стала опускать в отвар ткань, пытаясь не обварить себе пальцы. Когда компрессы были готовы, Эль отошла от костра и прошествовала к таррэ, явно потерявшемуся в пространстве. Сеанс "вспомнить все" проводила Альвэри, чей неторопливый говорок мелодично и успокаивающе расплывался над лагерем. Алла подходила все ближе, но комфортно она себя не чувствовала, отнюдь. Вспомнить хотя бы тот взгляд, что чувствовался кожей, преисполненный раздражения, адресованный именно ей. Проклянув про себя дурацкую посуду, Эль в эту секунду задумалась над тем, что немой быть совсем неплохо. Особенно в ее случае, когда лишнее оброненное ею слово было совершенно некстати, и привносила в разговор больше смуты, нежели толику здравого смысла.
Тихо извинившись, Лоренцетти присела возле ног Аделя и, спрашивая у того взглядом разрешения, потянулась к больным ступням. Обувь, конечно, хороша, но вот мозолям от этого было не лучше. Содранную кожу покрывала тонкая корка сукровицы, да и нарывала содранная кожица неслабо, нужно полагать. Осторожно обтирая края ранок уголком влажного компресса, целительница обернула каждую ступню в ткань, бережно разглаживая все неровности, стараясь причинить Аделю как можно меньше неудобств. Покончив с этим, чернокрылая накрыла повязки ладонями, начитывая под нос заклинания исцеления на родном языке. Рождающееся солнце придавало сил, заклинание читалось на одном дыхании, взывая к силам, таящимся глубоко внутри алла. Ладони налились мягким светом, передавая силу по крупице для излечения. Миг, и свечение исчезло. Выдохнув, Эль стала разматывать повязки, демонстрируя таррэ плод своих трудов в виде залеченной кожи, слегка раскрасневшейся от тепла компресса.
- Ну...вот, - робко проговорила она, - теперь можно двигаться дальше.

+1

103

Молчаливые переглядки Бэя и Эль, наполненные целой гаммой красок и эмоций, которые со стороны мужчины пестрели праведным негодованием и раздражением поступком алла, а с другой наивным удивлением и искренним непониманием девушки, прервала же она сама:
- Меня никто и не спрашивал. А навязаться у меня смелости и сил не хватило.
Миель не стала дожидаться какого-никакого, а все же ответа мужчины, поспешив ретироваться. Набрав в легкие побольше воздуха и медленно выдохнув, тот закрыл глаза, попытавшись взять себя в руки. Почувствовав легкий тычек, Бэй посмотрел в спину удаляющейся от него алла, задевшей его крылом, и повернулся в сторону заговорившего вива, голос которого, казалось бы, был лишен всяких красок.
- Думал, так и будете тупить на друг друга. Я тут как бы костер развел. Удосужитесь чего дальше сделать кроме как травы заварить?
С несколько секунд понаблюдав, как Нер отряхивал лапы от пепла и грязи прямо себе об штаны, Эйнохэил хмыкнул себе под нос. Ну а что? Правильно кот делал. Авось не на званом приеме, королевской охоте и тому прочему находились, чтобы показывать кто во что горазд в знаниях этикета и правилах приличного поведения. Да и в словах мохнатого была своя логика вещей. И действительно, чем выяснять отношения, им всем стоило бы лучше поторопиться со сборами. Раннее утро, что еще с какое-то время назад освещало все вокруг первыми лучами солнца, медленно, но верно клонилось ко дню, грозя оставить горе-путников на этой самой поляне еще на сутки, как минимум. «Еще немного, и Ильтаром клянусь, я чокнусь с вами окончательно и бесповоротно». То, что не всегда блистал умом, адекватностью и сообразительностью, Бэйнар как-то в расчет не брал. Снова обратив свое внимание на занявшуюся варевом Эллюмиель, он развернулся и зашагал прочь, предоставляя алла возможность разобраться со своими делами. «Неужели обо всем женщин надо спрашивать? А может у тебя и поесть чего найдется, раз на то уж пошло?».
- Я еще это… - снова заговорил вивариин, практически отвечая на мысли мужчины и заставляя его замедлить свой шаг на пути к шалашу, рядом с которым разместилась Аль, - тушку одну припас с ужина. Можно хотя б по куску разделить будет. Только бы подогреть, да с чаем… М-м-м… Кстати, а у меня есть! Мы ж теперь и с водой, и с котлом! – К концу речи в интонации Нерикса можно было уловить нотки всколыхнувшейся в коте радости и начавшего пробуждаться веселого задора.
От проблем, как больших, так и малых каждого спасало что-то свое, будь то какая покрепче выпивка, азартные игры, одиночество и время на «подумать» или же чай… Обычный крепкий и терпкий напиток, способный пробудить в виве, к примеру, тягу к прекрасному и позитивному. Причем таким для него становился, кажется, весь мир… Прекрасным и позитивным! Не желая сбивать усатому настроя, ну и лишний раз привлекать к себе его внимание, Эйнохэил только и кивнул в ответ на слова Нера, не будучи уверенным в том, что тот вообще заметил сей жест с его стороны. Присев на корточки около своей сумки и открыв горловину, мужчина основательно покопался в ней, доставая из рюкзака лист бумаги и карандаш. «Дурка, не иначе», - чирканув всего одно короткое предложение, он, усмехнувшись, протянул листок Альвэри, в следующий момент оборачиваясь на выкрик Аделя и пытаясь понять, чему таррэ мог так ухахатываться. Поднявшись на ноги, подойдя к парню почти одновременно с Эллюмиель, Бэй склонился над таррэ, с интересом пытаясь разобрать незнакомый почерк и строки, в которые тот упорно тыкал острым когтем, смеясь взахлеб. «Не забудь купить новое платье, хм», - написанное эхом ложилось на сознание, приплетая к прочитанному уже собственные мысли, - «Не, ну я, конечно, догадывался, что ты у нас еще тот фрукт… Таскалась в мужской ипостаси - тво-е-е-й женственно-о-ости… Женственности??..». Округлив глаза от еще одной волны удивления, моментально накрывшей мужчину с головой, он воззрился на Аделя, судя по всему ожидая увидеть у того на лбу подтверждение его догадкам, или же внезапному озарению, что прозвучало бы вернее. Нет, естественно, что даже не будучи очень уж сведущим в расах Фатарии, так как первую лоддроу в своей жизни он увидел только лишь недавно, а как выглядит дракон и до сих пор себе не представлял, догадаться о том, что сидящий перед ним таррэ был ильзаром или инкубаром мог вполне. Однако до сего момента Эйнохэил и не задумывался о подвиде его нового знакомого. Да и не стал бы и в дальнейшем, наверное, если бы не прочитанное сейчас. Странно, но вот суккубией, а именно то и получалось(!), Бэйнар Аделя никак уж не видел! А взять в расчет и то, что Альвэри ни разу за все это время так и не упомянула об этом, так вообще бы и никогда не подумал. Кстати об этом аспекте… Стерев с лица отчетливо уловимое ошеломление, мужчина кинул короткий взгляд в сторону сидящей у палатки лоддроу. «Да я ошибался… Тут даже и дурка рядом не стояла». Тот факт, что ледышка могла в любой момент, да пусть еще в том же Таллеме представить таррэ без лишних кривляний и лжи, но до сих пор считала лучшим вариантом умалчивать о его истинной ипостаси, больно царапнул ни только в сознании, но и в груди. Отведя взор от девушки и снова обратив внимание на парня, Бэй перевернул исписанные листы ежедневника, стараясь тем самым не выронить его их рук рогатого, и принялся выводить собственные каракули: «Получается, что-то, да не так, девочка. Наверное, стоит спросить это у своей подруги. Авось достаточно близки, чтобы она тебе о подобном не соврала». Закончив писанину, мужчина пару раз похлопал таррэ по плечу, расположившись у разведенного костра, вокруг которого во всю уже сновал Нер с тушкой в лапах. «Одна котлы ныкает, другая подруг за мужиков выдает… Великолепно! Третий того и гляди, сейчас лопнет, надувшись, как пузырь какой...». Размышлять дальше ни о чем вообще не хотелось, а хоть какое-то стремление разгрести, пусть и немного позже, всю заваренную в компании кашу, теперь же упорно сходило на нет, оставляя после себя горький осадок того, что как бы ты не открывался кому-либо, а секреты, недоговоренности и тому прочее от этого никуда не денутся. И не только с твоей стороны.
Грузно опустившись на траву по правую сторону от Аделя... или как уж его... ее там звали, Бэйнар урвал небольшой кусок зайчатины, которую только что поделил на относительно равные части мохнатый, и принялся за свой завтрак, жестом давая понять Нериксу, что возиться с чаями времени оставалось у них не так-то и много.

Отредактировано Бэй (2014-04-08 00:32:44)

+3

104

Альвэри лениво и без острого интереса наблюдала за немой сценой, участниками которой были Эллюмиель и Бэйнар, так и не меняя позы. Прохладное утро, что сменило ночь, приятно холодило кожу, заставляя мысли с некой ленцой тянуться по рассудку, а эмоции, ранее вспыхнувшие ярким огнем, осесть в глубины подсознания. Алла что-то произнесла и оперативно оставила Бэя наедине со своими мыслями. Судя по выражению лица мужчины, девушка ответила не совсем так, как тому желалось. Лоддроу усмехнулась. А чего он ожидал? Имея кучу скелетов в своей сумке, он исходил праведным негодованием, если нечто подобное внезапно появлялось у его окружения. Как говорится, с кем поведешься... Альвэри заметила движение со стороны Аделя, который, видимо, внемлил ее словам и покопался в своих пожитках, кои, прихрамывая из-за разраненных ступней, тащил следом за собой к костру. Девушка нахмурилась. Если бы не выходка подруги с той чертовой маской, то она бы сто раз подумала, стоит ли тащить таррэ с собой, по крайней мере, в таком виде. Но заслепленная магией артефакта, лоддроу в тот момент откровенно плевать хотела на незнакомца и его комфорт в путешествии. Фенрил вздохнула, спрятав лицо в подтянутых коленях. В пору бы чувствовать себя хоть немного счастливой, что ли, от всего того, что ей открылось относительно ее отношений с Бэем, прислушаться и начать изучать новое чувство, но нет же...вечно какие-то подводные камни уносят прочь от спокойствия и умиротворения. Аль глубоко вздохнула, тут же встрепенувшись, услышав чье-то приближение. Подняв лицо, она увидела Бэя, который подошел и начал копаться в сумке, из которой вскоре извлек лист бумаги да карандаш. Быстро что-то начертив на оном, он протянул написанное ей.
«Дурка, не иначе»- гласила строчка, что совершенно ни о чем конкретном не говорила.
Альвэри подняла глаза, в которых застыл вопрос. Однако, ответ на него она не смогла получить, ибо в следующее мгновение их привлек веселый возглас таррэ, который чему-то весьма обрадовался. Судя по тому, что он держал в руках что-то сродни записной книжки, какая-то запись его весьма позабавила, прямо до колик в одном месте. Изогнув бровь, Аль воззрилась на парня, не спеша к костру, в противовес Бэю, ломанувшемуся туда. Любопытство убило кошку, - скользнула ленивая мысль. Впрочем, при всем своем собственном интересе, лоддроу с места не сдвинулась, наблюдая, как Бэйнар, словно хозяин копается в чужой записной книге, как ей казалось с того места, где она находилась, а алла помогает Адель, страдающему от пресловутых мозолей. Столь обильное внимание к ее подруге вызвало новую улыбку на лице аль. Она была благодарна крылатой за помощь, ибо, судя по всему, та знала толк в целительстве не на уровне дилетанта. Так же можно было с теплотой отозваться на отношение Бэйнара, из которого исчезла былая неприязнь, по крайней мере на текущий момент. В подобном окружении Адель уж точно вскоре полностью придет в себя.
Чувство голода не спешило ее осенить всеми теми неприятными ощущениями, что гонят заталкивать в рот все, что может показаться съестным, посему и на столь ранний завтрак девушка не позарилась. Вместо этого она растянулась возле шалаша, удобно устроив голову на сложенных руках и вперив взгляд в утреннее небо. По оному достаточно весело и резво бежали тучи, предупреждая о том, что с непогодой не окончено и им стоило бы на сие обратить внимание, но внезапно накатившая на нее лень не помогла ей ни подняться, ни пройти к ребятам со своими выводами. Лоддроу просто лежала и наблюдала за бегом туч всевозможных форм и размеров. Иногда, сквозь оные пробивались скудные лучи солнца, но тут же скрывались, будто испугавшись общей атмосферы мрачности. Хоть бы не было грозы, - подумала девушка, понимая, что большинство из них не готово к такому повороту событий. Ну, может, кроме алла, у которой чудным образом котелок завалялся, ведь мало ли что еще найдется. Альвэри вдруг усмехнулась. Последние дни перевернули с ног на голову всю ее жизнь, не особо церемонясь с принципами и сложившимся укладом. Знакомство с этими людьми-нелюдями привносило буквально радужный фонтан в размеренный ритм ее бытия, пускай и эмоции вызывали не самые доброжелательные, но сама суть...Каждый из них глубоко вгрызался в почву ее мира, прорастая там словно диковинный цветок и вскоре удивляя своим уникальным цветом, формой и ароматом да меняя ее мировоззрение в ту или иную сторону. Пускай, порою, и крохотные, но она не могла отрицать, что изменения не происходили. Каждый из них оставлял свой след на ее жизненной тропе, а кое-кто даже решил добраться и до самого сокровенного...сердца, падкого на эмоции и разнообразные чувства, как оказалось. А что из этого получится? Она не знала, хотя, при желании, могла приоткрыть завесу тайны. Но его не было, того желания. Ей не хотелось знать будущее, ибо чувствовался липкий страх убедится в тех сомнениях, что вызывали в ней чувства Бэйнара и сам мужчина. Эти мысли мерзким и тесным обручем сжали сердце, заставляя противному комку застрять в горле, однако Альвэри не пожелала далее двигаться по берегу подобных эмоций, раздувая их до неимоверных масштабов. Она уже приняла решение и о нем поздно жалеть, а раз такое дело, то стоило отодвинуть все эти сомнения, скребущие изнутри, и просто попробовать насладиться выдавшейся вылазкой на природу да присутствием того, к кому тянулось все ее существо. Кроме всего прочего, окружающие друзья также не давали соскучится...

+2

105

Пока Адель, пытаясь разобраться с путаницей в собственных мыслях, внимательно вчитывался в разрозненные факты, раскиданные в виде «ассорти» по строкам из записок ежедневника, Эллюмиель, закончившая чародействовать у котелка, направилась к нему, дабы исполнить обещание помочь и первый свой долг, как целителя… Осторожно севшая у ног Аделя, Чернокрылая – этот жест заставил душу Делии смущенно вздрогнуть; суккубия, при всем своем высокомерии, не ощущала себя той, перед кем долженствует преклонять колени – держа в руках лечебные повязки, спросила вкрадчиво, готов ли к «приему» Адель и бережно коснулась его ног: «Ох, это уже… Как-то слишком… Секундочку!» - Адель, рассеяно улыбаясь, кивнул, прося Миель чуть задержаться, принявшись тут же стягивать злосчастные сапожки.
Ласковые и хрупкие ладошки алла коснулись с превеликой аккуратностью израненных ступней таррэ – Адель, смущенно отвернувшись, уставился вновь в записную книжку. Предельно гладкая кожа рук Миель была сравнима с тонким кашемиром, а ещё холодила слегка, из-за купания в реке, должно быть – и, разумеется, Аделю такая нежная забота была даже очень приятна…
Избавив ранки на пятках таррэ от запекшейся крови, целительница приступила к наложению компрессов. Горячая влага травяного отвара, попав на содранную кожу, заставила Аделя чуть поморщиться – однако, пощипав пару секунд, лекарство, вкупе с заклинанием, начало действовать, и ощущение пощипывания сменилось приятным теплом и комфортом для стоптанных пяточек. Тихая речь Эллюмиель, из которой Адель не понял ни слова, струясь как ручеек, втекала ей прямо в сознание, заставляя ощущать тепло и солнце каждой клеточкой тела – восприимчивая к магии, суккубия вдруг осознала, что её собственные магические навыки и светлая сила Миель – друг другу родственны, хотя  противоположны. Неожиданная догадка заставила Адель встрепенуться: «Я темный маг? Ох… Плюс одно воспоминанье!» - в этот момент она, долистав ежедневник до последней исписанной страницы, как раз и рассмеялась, едва не свалившись на Эль…
Бэйнар, удивленный случившейся с рогатым истерикой и явно заинтересовавшийся причиной, её породившей, тут же метнулся к таррэ, со смехом тычущему когтем в книжку… Да, строки, каковые он смог там увидеть, любого бы могли шокировать (и самого Аделя, в том числе), не знай он, вдруг, что перед ним сидит суккубия…
Однако мысли, родившиеся в голове у Бэя в этот миг, не глядя на искреннее изумление, так и не слетели с его языка, убравшись в паре строчек на странице ежедневника Адели: «Получается, что-то, да не так, девочка. Наверное, стоит спросить это у своей подруги. Авось достаточно близки, чтобы она тебе о подобном не соврала» - Адель, обернувшись в сторону палаток, нашла глазами Аль: «Ты хоть, надеюсь, в курсе?» - теперь, узнав и вспомнив о себе так много, Адель уже хотела окончательно понять, зачем она ввязалась в это приключение, и постараться вспомнить, каков был смысл в желании примерить маску, которую она, между делом, нашла запрятанной в карман. Красивая, как вспомнилось, вещица, однако сыгравшая как с ней самой, так и с её спутниками, довольно злую шутку…
- Спасибо, Миель… Ты меня, право слово, спасла! – благодаря Чернокрылую кивком и дружеской улыбкой за лечение, Адель принялась спешно натягивать обувь, - Аль, ну скажи, зачем я это всё наерундила? Я ведь… - она кивнула взглядом на нашивку с гербом Стражи, - …стражница? Так вот - какого куста я, прости, обкурилась, чтоб слоняться по лесам на каблуках? – в шутливой интонации, несмотря на общую серьезность содержания, разумеется, не было ни капли требовательности – в конце концов, Адель понимала, что дел натворила не Аль, а она, но лишь на подругу ей сейчас оставалось надеяться:  - Я, может быть, в другое место собиралась?
Воспоминания потихоньку возвращались, сложившись уже в очевидный узор, в котором отсутствовала только парочка фрагментов – куда же и откуда она, всё-таки шла? Из ежедневника Адель смогла узнать, что собиралась в Таллем по делам… - Но где это – Таллем? И как отсюда далеко? – она, увы, не знала.

Отредактировано Адель Кьюртен (2014-04-09 12:03:51)

+2

106

Что там происходило возле костра, Альвэри особо не волновало. Девушка, как обычно, унеслась мыслями подальше отсюда, наблюдая за стремительным полетом хмурых туч, которые, словно ее собственные воспоминания, устремились прочь из сознания в попытке найти место получше. И кто знает, сколько бы времени лоддроу провела в ленивом раздумьи, если бы не услышала оклик Адель, что явно предназначался ей.
- ….Аль, ну скажи, зачем я это всё наерундила? Я ведь стражница? Так вот - какого куста я, прости, обкурилась, чтоб слоняться по лесам на каблуках? Я, может быть, в другое место собиралась?
Альвэри повернула лицо в сторону компании, что собралась достаточно скудно позавтракать в сей утренний час, прокручивая в голове еще раз вопрос и слова подруги, кабы не упустить ничего существенного, да и понять, что успела проворонить, пребывая мысленно непонятно где. Итак, судя по всему, Адель осознала факт того, что является суккубией. Это, конечно, хорошо, что память возвращалась к ней, однако, явно какими-то кусками, ибо рогатая понятия не имела, как попала сюда, да еще и в виде парня. Час от часу не легче, - глубоко вздохнула Аль, приподнявшись и понимая, что время утренней лени пришло к завершению. В следующее мгновение девушка поднялась на ноги и подошла к таррэ, присев возле той на корточки и не особо волнуясь, что их разговор могут услышать.
- Именно так. Служишь в страже города Хартад детективом, если быть точнее, - проговорила лоддроу. – Встретились мы в Таллеме, случайно, каждый по своим делам. Почему ты была в таком виде? Я не особо интересовалась. Думаю, у тебя на то были свои причины, - улыбнулась Альвэри. – Как оказалось, дело в городе было не столь важным, ибо, услыхав о том, куда я направляюсь, ты весьма оперативно сменила планы и решила присоединится к нам. Были ли у тебя на то свои скрытые причины, я не знаю. Все возможно, так сказать, судя по тому, как тебя сюда тянуло. Однако, в оных я не стала копаться, а ты не стала распространяться, на что имела полное право, как и на сохранение своего инкогнито всю дорогу, - Аль перевела взгляд на огонь. – Может ты даже маску ту купила для себя и не для того, чтобы разыграть весь этот спектакль, но в какой-то момент все переменилось. А насчет того, что ты делаешь на каблуках в лесу…В этом есть толика моей вины, хотя ты могла и развернуться обратно, - легкая усмешка и снова взгляд на подругу. – Из-за чар маски я тебя не узнала. Ты стала мне чужой в какой-то момент, так что за благополучие незнакомца тогда я думала в меньшей мере, чем стоило. Прости…Ну, а почему ты сама не развернулась, когда узнала, что мы решили пешком вернуться в Таллем, а не после прогулки по Ацилотсу, телепортироваться туда безо всяких приключений, одному Ильтару известно. Возможно, тебя захлестнул азарт, сродни – А что же дальше? Собственно, вот вкратце и вся история…Посему, однозначного ответа даже я на твои вопросы не могу дать. Возможно, собравшись в Ацилотс, ты действительно имела что-то свое на уме, но, увы и ах, мне сие не ведомо. Может, это что-то слишком личное, что даже тебя чуть пугало, раз маску решила прикупить и окончательно остаться неузнанной, а не отделавшись только пребыванием в мужской ипостаси, - лоддроу передернула плечами, внезапно подавшись к подруге и, чуть пнув ее локтем в бок, прошептала. -  Может тебя там ждал тот, кто снился, а ты так и не решилась прийти?
Альвэри отстранилась. Она как могла попыталась склеить воспоминания Адель в единую картину, даже додумав кое-что, исходя из собственных наблюдений за таррэ в городе. Но были ли они верны? Этого она не знала, но надеялась, что сама Адель сможет отсеять правду от вымысла, ибо память возвращалась достаточно быстро, судя по всему.  Улыбнувшись подруге, Аль поднялась, решив предоставить той передышку для того, чтобы обдумать все сказанное лоддроу. Сама же Фенрил, обогнув компанию возле костра, двинулась к реке, дабы окончательно проснуться, коснувшись ее прохладных вод.

Отредактировано Альвэри (2014-04-10 16:38:24)

+2

107

Вслушиваться в начатый у костра разговор Бэйнар не стал, да и посчитал, что все самое интересное для себя он уже услышал. Надо ли было говорить о том, что слова Аделя, пророненные им о самом же себе в женском роде резали слух, да и рассудок напрочь отказывался воспринимать таррэ как девушку, еще и с учетом того, что находилась она в мужской ипостаси. Так что, изредка поглядывая на болтающих, сознание мужчины доносило  до него лишь факт, что рядом сидела Аль и весьма манерный парниша, к которому были как нельзя лучше применимы слова Нера: «голубых кровей». Ну, то так представлялось Эйнохэилу, а разбираться что там и как было на самом деле, он не стремился, полностью погруженный в свои мысли. Даже то, что он и подумать не мог об истинном положении вещей, и никак не догадался бы, если бы ему прямо не сказали, не помогало прийти в себя и вернуть былое спокойствие. О-о-о, как же его не хватало в последние дни. А ведь никто и не собирался предоставлять Бэю хотя бы краткой эмоциональной передышки, с головой засыпая нелепыми ситуациями и сказочными, поистине сказочными, выходками, равнодушным к которым у него остаться ну никак вот не получалось. Однако, что делал почти каждый, когда окружающий его мир начинал давить, изматывая тебя как физически, так и морально? Правильно, на какое-то время просто отгораживался от него, переживая все внутри и напяливая на лицо улыбчивую маску, чтобы никто более не стремился полезть к тебе с расспросами, что было не так и почему. Да и какие могут быть проблемы у того, кто лыбится до ушей?! По крайней об этом мало кто задумывался. Вот только вместо псевдо довольной улыбки Бэйнар предпочел напустить на себя побольше серьезности. И то было вполне уместно. Ибо компании предстояли сборы в путь-дорогу и все такое прочее, к чему, кажется, никто из них особо-таки не рвался. Взять хотя бы того же Нера, что таки не смотря на жесты со стороны мужчины, устроил чаепитие, пытаясь теперь же остудить маленький котелок, только что снятый им с костра. К приготовленному таким путем, на речной воде, чаю Эйнохэил отнесся с опаской, уже представив в уме, как бедный вив, подобно грациозной молодой лани потом будет скакать за каждый попавшийся на тропе им куст. А вероятность такого исхода была, и не маленькая.
Убрав в карман карандаш, который почему-то до этой минуты мужчина все еще держал в руке, одновременно с этим пытаясь отодрать мясо от кости, Бэй продолжил свою трапезу. Мысли, гложущие душу, уносили рассудок далеко ото всего происходящего вокруг. Поэтому он не сразу заметил, что присутствующих у костра поуменьшилось. Покончив с зайчатиной и кивнув в сторону мохнатого, мол, благодаря его за завтрак, медленно перетекший из раннего в чуть ли не полуденный, Бэйнар поднялся. Кроме него и кипишащего около котелка с чаем вивариина никто завтракать не спешил. Поведя плечами и безразлично хмыкнув, мужчина зашагал к своей сумке, приседая рядом с пожитками и вытирая руки прямо об траву. Что ж, он был готов отправляться в дорогу хоть прям сейчас, однако не мог сказать того же об остальных. Поднявшись и запихнув в рюкзак оставшийся лежать на вещах плед, он запрокинул походную сумку за плечо и двинулся обратно к оставшимся. Остановившись за спиной таррэ, Эйнохэил скрестил руки на груди, воззрившись на Нерикса и Эль вполне спокойным и быть может чуть прохладным взглядом. Может те, вкупе с Аделем и Альвэри, которая куда-то отошла, и не горели желанием подкрепиться перед дальнейшим путешествием, а вот поспешить с отбытием им бы все-таки стоило.

Отредактировано Бэй (2014-04-10 19:50:37)

+2

108

Откликнувшись на просьбу Аделии без лишних предисловий, Альвэри, подсев к подруге поближе, завела подробный и, насколько то позволяла ситуация, детальный пересказ тех событий, чей исход могли её друзья наблюдать в настоящий момент... Невообразимая каша из фактов, имен и названий, заварившаяся на усиленном бурлении мыслей у Адели в голове, требовала глубокого разбора.
Подтвердив фактическую зацепку, всколыхнувшую темную воду памяти Кьюртен о службе в Страже, Альвэри назвала и должность, на которой находится Адель, и настоящее место её проживания — о последнем суккубия сама уже вспомнила - стоило только дать мысли толчок - и то, что столкнулись подруги не в Хартаде, и не в Ацилотсе, а именно в Таллеме, как и было записано в ежедневнике Делии...
- ...как оказалось, дело в городе было не столь важным, ибо, услыхав о том, куда я направляюсь, ты весьма оперативно сменила планы и решила присоединится к нам. Были ли у тебя на то свои скрытые причины, я не знаю... - сделала вывод Альвэри, и, параллельно плавно текущей речи подруги, Адель, переменившись в лице, чуть слышно прошептала: - Ацилотс! Ацилотс, Аль... Ты знала, где я родилась...? - в глазах Адель зажегся огонек какого-то глубинного понимания сути вещей... Перед её глазами, как бледные картинки, чьи живые краски унесла далеко-далеко река времени, оживающие от горячего дыхания, когда ты, отирая от пыли стекло над портретом, оживляешь тем самым забытые чьи-то черты... И в пелене времен она увидела красивую смеющуюся женщину-таррэ с роскошными кудрями цвета пламени, и маленькую девочку-суккубочку, повисшую на чахленьком инкубарском крыле...   
- Может ты даже маску ту купила для себя... - предположила Альвэри, продолжая складно рассуждать о причинах, подтолкнувших её подругу к таким эксцентричным поступкам, и Адель, вдруг осознав, что собственных родителей она не видела вот уже десять лет, ахнула, прикрывая губы ладошкой. Бирюзовые глаза расширились от изумления, и зрачки Адели, реагируя на свет, превратились в маленькие точки: - А-а-аль... Я ведь... Маска такая, что «родная мать не узнает»... Мать не узнает! Вот я и хотела... - неразборчиво бормоча суть озарений себе под нос, Адель засуетилась, подрываясь с места и рассеянно похлопывая себя по карманам — все ли пожитки на местах. Альвэри, продолжавшую рассказ — уже на тему приключений суккубши в Ацилотсе — она, между тем, внимательно слушала, не упуская из внимания ни слова. Наконец, лоддроу подытожила: - Собственно, вот вкратце и вся история…Посему, однозначного ответа даже я на твои вопросы не могу дать. Возможно, собравшись в Ацилотс, ты действительно имела что-то свое на уме, но, увы и ах, мне сие не ведомо... - Аль по-дружески пихнула её в бок — мол, давай уже, выкладывай секретики, хорош в угадайку играть, - Может тебя там ждал тот, кто снился, а ты так и не решилась прийти?
- Адель, виновато потупив взор, активно закивала — сейчас, несмотря на это подтянутое тело мужской ипостаси, она выглядела словно ученица риккории, отчитываемая строгим наставником... Аль, конечно, на роль наставника претендовать не пыталась, и в роли этой сейчас представала незримая совесть Адели, но все свои признания, дабы, наконец уже облегчить груз души, суккубия предпочла передать именно ей — лоддроу, с которой они за это время очень сблизились, или... По крайней мере, Адель так считала: - Да, Аль... Всё так, именно так, как ты и сказала... - показав лицо, на котором теперь красовалась легкая улыбка, Делия задумчиво куснула губу, - А ты на удивление проницательна! ...и Он, конечно, мне приснился неспроста... Его зовут Горгот... Ну как, скажи на милость, возможно вдруг забыть такое имя! Теперь я помню... - блаженная нежность, вдруг легшая на весь её облик без слов красноречиво говорила об одном — да, верно, Аль была права, - ...Я знаю, куда мне идти! - в подтверждение сказанного, Адель совершенно верно кивнула в ту сторону, откуда друзья и явились. Похоже, теперь детектив в своих воспоминаниях была вполне уверенна, и волноваться за неё не приходилось.
- Эй, Нер! - весело махнув рукой вивариину, Адель, чуть не подпрыгивая от внезапно накатившей радости, подошла к костру, где Нерикс с видом знатока заваривал какой-то подозрительный напиток, - Дай-ка чайку... - похоже, опыт с зельем Аерэны суккубию ничему не научил, - …на дорожку! - по правде говоря, суть этого жеста была вовсе не в жажде или желании взбодриться за счет чая... И, обжигаясь об край котелка, Адель хотела вовсе не чаю напиться, а просто выразить ещё не до конца понятное ей дружелюбие, которое, для себя неожиданно, она ощутила примкнув к этой, случайно собравшейся по сути, компании.
Теперь же, дабы не терять драгоценных минут, пора было и прощаться... А по сему, поправив на поясе сумку и кнут, да поплотнее завернувшись в драный плащ, Адель, шутливо послав Эль воздушный поцелуй, ещё раз обернулась на Альвэри да, поравнявшись с Бэеем, положила парню руку на плечо: - Прости, ежели что-то то не так... Удачной дороги, дружище... - пути, к сожалению или к счастью, теперь расходились, но и Адель, и «великолепная четверка» оставаться на поляне больше не планировали.

http://s1.uploads.ru/i/EgrZt.png [ Улицы Ацилотса ]

+2

109

28 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Позднее утро

Видимо, все сказанное ею, как то, что имело место быть в недалеком прошлом, так и то, что додумала сама, благодаря внимательности, оказалось близко к истине, ибо не на шутку всполошило Адель. Подруга засуетилась, что-то бормоча и явно собираясь. Альвэри, которая собиралась освежиться у реки, остановилась, наблюдая за сим действом, заодно она смогла расслышать и последние слова таррэ.
- ...Да, Аль... Всё так, именно так, как ты и сказала... А ты на удивление проницательна! ...и Он, конечно, мне приснился неспроста... Его зовут Горгот... Ну как, скажи на милость, возможно вдруг забыть такое имя! Теперь я помню... – Фенрил чуть изогнула бровь, усмехнувшись.
Она не считала себя такой уж проницательной, даже наоборот, но, видимо, на сей раз смогла что-то да распознать без двойственности. Возможно, всему виной лишь их близкое знакомство и наблюдательность, что, впрочем, не мешало ей и ошибиться в своих суждениях, однако не в данном случае, судя по словам подруги. Надо же…к семье, к возлюбленному, значит, - с легкой улыбкой подумала Аль, наблюдая все ту же суетливость таррэ да подметив  невысказанную нежность в тоне ее голоса, когда речь коснулась этого неизвестного Горгота. Конечно же ей, Альвэри, неизвестного, ведь ранее она и слышать не слышала о нем, да  и не интересовало как-то подобное. Взгляд скользнул по Бэю, продолжавшему терроризировать кусок зайчатины. Карандаш в его руке смотрелся для убитой уже дичи более, чем угрожающе. снова легкая усмешка тронула уголки губ. Как быстро все изменилось в ее жизни и как скоропалительно пришлось пересматривать свои же жизненные приоритеты…
Девушка отмахнулась от подобных мыслей. Сейчас ей совершенно не хотелось вникать в суть своей жизненной философии. Лоддроу искренне радовалась за подругу, что смогла таки вспомнить, если не все, то почти, и теперь стремилась туда, куда ее тянула душа и сердце. В этом порыве Аль смогла рассмотреть что-то знакомое и близкое ей самой. Девушка не стала удерживать Адель, рвущуюся обратно в Ацилотс. Как не прискорбно это признавать, а ей сейчас будет лучше не на лоне дикой природы, а за городскими стенами. Да и цель ее явно далека от путешествия с ними. Махнув рукой на прощание спешившей покинуть их компанию подруге, Аль снова двинулась к реке. Легкая грусть коснулась струн души, когда она чуть позже глянула в сторону уходящей. При всей взбалмошности характера, Адель все время была словно катализатор ее настроения, теперь же оставалось надеяться только на себя, как всегда, впрочем…
Лоддроу усмехнулась, склонившись к прохладным водам реки Такут и окунув в них ладони, после омыв лицо и шею. Утренняя свежесть бодрила получше, чем ленивое валяние возле шалаша. Альвэри выпрямилась, потянувшись, и после снова двинулась к компании. Подходя, она подметила, что Бэй уже успел собраться и маячил над головами тех, кто не особо спешил сим заняться, словно лишний раз напоминая об их медлительности, что могла сыграть им не на руку, судя по тому, что непогода не желала отступать. Бросив взгляд на все так же быстро пробегающие тучи по утреннему небу, лоддроу миновала троицу, подойдя к шалашу, где все это время оставалась лежать ее сумка. Подняв оную с земли да отряхнув, девушка прошествовала к дереву, где еще вчера оставила висеть колчан со стрелами да лук. Все это снаряжения и сумку она «развесила» на себе и, опершись спиной о ствол дерева да скрестив руки на груди, стала дожидаться, когда вся честная компания «созреет» для того, чтобы снова возобновить путь.

+2

110

28 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Позднее утро

- Спасибо, Миель… Ты меня, право слово, спасла!
- Да не стоит, - Эль слегка улыбнулась, прикрывая глаза, - это моя работа, только и всего.
Девушка встала, коротко и молча кивнув Альвэри, и направилась к берегу.
Прохлада воды коснулась кожи рук, и чернокрылая поморщилась от внезапно нашедшей себя боли в пальцах. Поднеся ладони к глазам, алла разочарованно наблюдала за красной обожженной кожей, которая колола и нарывала при соприкосновении с водой. Все-таки успела обжечься, несмотря на все свои старания. Начитывая под нос заклинание, Эль старалась отмахиваться от назойливой мысли, что постоянно вертелась в голове, вгоняя чернокрылую в краску, лишний раз убеждая, что в довесок к немоте неплохо было бы быть еще и глухой.
Адель, говоривший о себе в женском роде, недвусмысленно давал понять, что за миловидной внешностью приятного молодого человека скрывается никто иной, как суккубия. Коварно, весьма и весьма коварно вкупе с неразглашением сего факта, что смущал чернокрылую еще больше. А она же вместе с ним вино пила, хотя это не так уж и странно. В отличие от того чувства, что ей довелось испытать. Тяжесть в теле, обволакивающая нега и немыслимое притяжение. Скулы полыхнули жаром, и Лоренцетти, недолго думая, плеснула холодной речной водой себе в лицо, намереваясь как можно быстрее согнать краску со щек. Немыслимо. Стало стыдно и обидно одновременно, хотя, если поразмыслить, то чего стоило обижаться? Это природа суккубов, от этого не деться, но все же... Лучше бы она оглохла, право слово.
Эль замотала головой, прогоняя ненужные мысли из своей головы, встала и направилась обратно собирать вещи в дорогу. Аккуратно складывая одежду, Миель закладывала ее в сумку в надежде, что все при следующей выемке будет выглядеть более-менее пристойно. Закинула в сумку записную книжку, проверила наличие флейты. Приспособив тонкий кожаный поясок под перевязь, девушка продела в получившуюся петлю крыло, перекинула ремешок через плечо, закрепляя ножны клинка между крыльями, чтобы легче было нести клинок. Сам же меч легко доставался при случае, так что идея оказалась более чем удачной. Собрав свои немногочисленные пожитки, Лоренцетти оперлась плечом о ближайшее дерево и окинула взглядом лагерь. Настроение у большинства было так себе: Нерикс, судя по всему, был еще обижен на Бэя, который с угрюмым выражением лица дожевывал остатки вчерашней роскоши. Или сегодняшней, не суть. Элли нахмурилась. А котелок-то произвел фурор. Стоп, это всего лишь котелок!
Волна негодования вновь искрой зажглась в серебре глаз, и чернокрылая, шумно вздохнув, возвела очи горе, в хмурое небо. Погода, судя по всему, тоже решила обидеться на весь мир, хмурясь и клубясь рваными серыми облаками, не предвещавшими ничего хорошего. В кои-то веки алла была солидарна с вечным торопыгой Бэем: задерживаться и вправду было чревато, застряв в лагере еще на сутки. А это было совершенно некстати.
Заслышав сквозь раздумия звуки возни, Эллюмиель перевела взгляд на засуетившегося Аделя и опешила, когда тот послал ей воздушный поцелуй. Смутно понимая, что Адель - девушка, Лоренцетти вновь густо покраснела, но все же махнула рукой на прощание, наблюдая за тем, как парень скрывается из виду.

+1

111

28 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Позднее утро.

- Да, Аль... Всё так, именно так, как ты и сказала... А ты на удивление проницательна! ...и Он, конечно, мне приснился неспроста... Его зовут Горгот... Ну как, скажи на милость, возможно вдруг забыть такое имя! Теперь я помню...
«Да уж, имечко, что надо!», - отметил про себя Бэй, поворачиваясь в сторону заговорившего Аделя. Или будет вернее сказать заговорившую, только вот как ее тогда по имени? Во всей этой кутерьме радовало лишь одно. Память, пусть немного лениво, словно бы после долгого, очень долгого сна, возвращалась к таррэ, и он (будем говорить о парне в мужском роде, все-таки представал он перед компанией именно в мужской своей ипостаси) по крупицам впитывал ее, стыкуя реальные факты с домыслами Аль, коими та делилась с Аделем.
- ...Я знаю, куда мне идти!
Проследив за кивком парня в сторону, откуда они пришли ночь тому назад, Эйнохэил хмыкнул. «Неужто он будет возвращаться?». Даже мысли, не то чтобы язык не поворачивались обращаться к таррэ, как к девушке. Тем более что перед собой мужчина видел явно не представительницу слабого пола. Бэйнар уставился на протоптанную и еле заметную тропу, уводящую от лагеря до города и теряющуюся за ближайшим поворотом. Да, кажется, что подруга Альвэри четко решила покинуть их компанию, и тому подтверждением был уверенный голос суккубии. Что ж, препятствовать его… или же ее уходу, мужчина не стал. Да и не единого повода на то у него не было. И честно говоря, осознавая то, что вскоре их ряды поредеют, у Бэя словно бы камень с души падал. И дело было вовсе не в самом Аделе, как таковом. Он отвернулся, тяжело выдыхая и чувствуя, как давало о себе знать чувство ревности, что не раз вспыхивало, стоило мужчине увидеть возле лоддроу таррэ и их милые беседы. Пытаясь уйти от неприятного ощущения, что тянуло изнутри, обрывая вдох и не выпуская воздух из легких, Эйнохэил прислушался к Неру, который чему-то очень уж расстроился.
- Уходишь?? – Удивленно и даже перестав вертеться около своего ненаглядного котелка с чаем, проговорил вив, смотря на то, как Адель старательно пытался отпить свежезаваренного напитка, - А я думал, вместе пойдем. Фазанов постреляем, крольчатины наловим, да, Альвэри?
На этих словах, в коих чувствовалась неприкрытая нота досады и сожаления тем, что парень покидал компанию, мохнатый повернулся к остановившейся на полпути к реке ледышке. Но, как обычно, не дожидаясь какого либо ответа, продолжил:
- Ну что ж, удачи тебе. Надеюсь, свидимся еще. Был бы рад!
Бэйнар усмехнулся. Неиссякаемому позитиву и энтузиазму друга не было предела. Как и его собственному, но, увы и ах, не блещущему именно в сей час. Проследив за тем, как повел себя далее Адель, послав стоящей около дерева неподалеку от костра Эль воздушный поцелуй, мужчина улыбнулся. Не смотря на всю свою напускную серьезность, то сделать у него получилось искренне. Что ни говори, а эмоции, сменяющие одна другую со скоростью урагана, были вполне себе нормальным явлением для этого человека.
- Прости, ежели что-то то не так... Удачной дороги, дружище...
Поведя плечами и ни как негативно не реагируя на опущенную на него руку парня, Эйнохэил тем самым как бы ответил Аделю, что он то тут был практически не причем. А учитывая, что рядом с ним стояла никто иная, как девушка, то и тем более. Правда, как уже упоминалось ранее, ее в мужском обличии Бэйнар как раз таки и не видел. Он шире улыбнулся, провожая поспешившую покинуть поляну суккубию взглядом и после того, как та скрылась за ближайшими деревьями, перевел взор на собравшихся таки около костра. Все, кроме Нерикса, были готовы. Да и кот, осознав, что ждут его одного, наскоро завершил свое утреннее чаепитие и засобирался в путь.
И так, через минут десять-пятнадцать спешных сборов Нера, компания двинулась с места. Ко всему прочему, надо было заметить и то, что погода особо-таки не благоволила. Что только заставляло четверку отважных ускорить шаг, покидая прибрежную часть Такута и устремляясь вглубь леса.

Отредактировано Бэй (2014-04-12 01:04:49)

+3

112

Что же, сонная парочка крылато-хвостатых, наконец, пришла в движение, чему нельзя было не возрадоваться, ибо время на месте не стояло и не собиралось столь вальяжно себя вести, как они. Альвэри со скучающим видом вертела использованной ранее морозной стрелой, что уже потеряла свои ледяные способности и ничем особо не отличалась от обычных стрел. Чуть резковатые порывы ветра, что ранее гнал тучи в вышине, снизошли и на землю, принявшись дергать всех и вся, попадавшихся на их пути. М-да, она все-таки не ошиблась, предугадав то, что погода не станет лучше и, судя по всему, дальше будет еще хуже. Хотя бы успеть укрыться до того, как небеса решат рухнуть на землю, -  все с той же ленцой подумала девушка, продолжая подпирать ствол дерева и наблюдать за сборами компании. Вот уже и алла снарядилась в путь, практически последовав ее примеру и решив подпереть соседнее дерево, которое росло неподалеку от разведенного костра. Нерикс, немного посокрушавшийся уходу Аделя, также понял, что достаточно грусти напустил, пора и честь знать. Мохнатый оперативно подорвался, занявшись сборами и вскоре, засыпав костер, уже был готов к продолжению пути.
Без особых церемоний да расшаркиваний, компания вскоре выдвинулась. Решение покинуть пологий берег реки Такут было более, чем разумным, ибо ветер, усиливающийся с каждой минутой, красноречиво намекал на то, что способен их и в воду скинуть, только дайте развернуться вовсю, так сказать. Кроме того, под защитой могучих крон вековых  деревьев, что, словно отобранные воины, стояли на страже, защищая сей дикий уголок от внешних врагов, они могли немного укрыться как от ветряных порывов, так и от дождя, если тот снова начнется. Хотя существовала угроза того, что ветер настолько разбушуется, что начнет ломать сухие ветки, которые в последствии весьма ощутимо могут рухнуть на голову, однако сие можно хоть услышать и вовремя скооперироваться. Так что, в общем и целом, путь выбран наиболее защищенным и менее травматичным. Этими мыслями и занимала себя лоддроу, как только двинулась вслед за троицей, замыкая их компанию. Какая-то легкая грусть и тоска преследовали ее с самого пробуждения, возможно, что она предчувствовала уход подруги, что весьма удручающе действовало на девушку. Впрочем, ничего уж не поделаешь, у каждого свой путь...
Продолжая орудовать стрелой, зажатой в руке, да шевеля ветки, слишком низко расположенные и тем самым преграждающие путь, Альвэри осматривалась, авось, что интересного сможет заметить. В этой части мира ей не доводилось бывать, что подогревало природное любопытство девушки и кое-как приглушало тоскливые ноты в душе. Да и разговаривать не особо хотелось, благо, судя по всему, у остальных тоже желания особого не было. Стараясь при всем своем любопытстве, обращенном на флору и фауну этой части Фатарии, не потерять из виду спины спутников, шагающие впереди, лоддроу продолжала свое занятие, успев насобирать немного съедобных ягод, которые смогла приметить по пути. Благо, не позавтракав, она сама обрекла себя на скорое пробуждение аппетита при виде подобных свежих "сластей". Да и по вкусу ягоды были более приятны, чем холодная и жесткая зайчатина, задубевшая к утру и успевшая растерять даже тот вкус, что придавали ей пряности, предложенные Бэем. Хотя, голодный и не такое съест, как говорят. Значит, не так уж она и голодна, если воротила нос от мяса, теперь довольствуясь лестными угощениями.

+1

113

Так вот, снова в относительном молчании, компания смелых и отважных топала себе по незнакомому лесу, поначалу ведомая Нериксом, который лучше кого бы то ни было из них всех разбирался на местности благодаря своему природному чутью… А может быть и чему еще. А вот с чем мохнатый подвел в сей раз, так это с тонким чувством смены погоды. Кажется, усами коты должны были чуять подобное. Или это Бэй уже на ходу прямо выдумывал за неимением других, более важных, мыслей. И, были его суждения верны или же нет, а результат сего промаха, так скажем, на сегодня, все яснее был ощутим.
Продираясь сквозь низкорасположенные ветки деревьев и кустарники, выйдя из которых мужчина рисковал лишится как минимум рубашки, оставив ее драной тряпкой висеть на каком-нибудь шипе или каким-то чудом оказавшемся среди молодой листвы сучке, Эйнохэил умудрился таки еще и сумку открыть, кое-как стягивая ее с плеча и доставая оттуда плащ. Единственное, что он успел заметить за весь их не длинный, но уже и ни короткий путь от лагеря до Таллема, так это ветер, некогда просто гуляющий средь ветвей и крон старых деревьев, да погоняющий прошлогоднюю листву под ногами. Но теперь же весенний ветерок сменился на практически ледяной, что с силой набрасывался на четверку бесстрашно шагающих вперед и пробирал до дрожи. Одной рубахи, чтобы хотя бы не обращать внимания на не столь «ласковые» проявления природы было явно мало, не говоря уже о том, чтобы согреться под ее тонкой тканью. Однако, упрямство, с коим Бэйнар упорно шел напролом, собирая на своем пути все кусты, кочки и канавы, пока что брало верх, и мужчина совсем не задумывался о том, что простым дождем в недалеком будущем в воздухе и не пахло. В голове роились совсем другие мысли, уводящие его далеко от здравых рассуждений об их истинном положении. И признаться, даже слова, брошенные вивариином о том, что их ждало что-то неладное и его предложение остановиться, подыскав себе укромное местечко, где можно было бы переждать непогоду, не сразу ворвались в сознание. Перед этим Бэй еще успел поднять голову к почти почерневшему небу и проронить про себя нечто вроде: «Ветер, ветер ты могуч! Ты гоняешь стаи туч!». Но… Что-то сгустившаяся над головами у всей компании темнота мало напоминала безобидные дождевые тучи.
Только сейчас, откинув бредовые слоги и вообще лезущий в черепную коробку «думный» мусор, Эйнохэил начал ощущать, как в ушах ни то, чтобы свистел, а завывал чуть ли не целый ураган, а от холодных, слишком уж холодных для этой полосы Фатарии воздушных потоков начинало трясти, от чего пришлось кутаться в плащ, как улитке в панцирь. То бишь едва ли не с головой. Но и это становилось сделать весьма проблематично, потому как порывы ледяного ветра буквально вырывали из рук только что подцепленный капюшон. Мужчина, кинув все свои попытки утеплиться, резко обернулся, тут же, словно бы подпинутый кем-то невидимым, просеменив несколько шагов в сторону идущих… или уже будет точнее сказать, пытающихся идти, Альвэри, Нера и Эль. Наряду с нарастающим гулом и треском сухих веток где-то у себя над головой, что смешивались меж собой в довольно-таки жуткий унисон, Бэйнар пытался расслышать и что-то орущего ему друга. Но, увы и ах, никак не мог. Ибо тот ко всему прочему еще и зарывался лапой от летящих в его сторону листьев и даже каких-то сучков. «Что, Нер?? Громче!». Пытаясь не свалиться с ног от подгоняющего его в спину ветра, мужчина старался как можно яснее дать понять мохнатому, что не понимал, о чем тот хотел так рьяно сказать. И только подбежав к коту и девушкам, и отнюдь не по своей собственной воле, и в ту же минуту чуть ли не свалившись перед ними на колени, он смог таки разобрать фразы, обрывистые, но доносящие саму суть:
- Болото!! Мы зашли… Посреди... Надо… Отсюда!
«Какое болото??». Бэй попробовал оглядеться, но в сгустившейся вокруг тьме, а иначе ее было и не назвать, не сумел разглядеть что-либо дальше ближайших деревьев. «Мы прошли весь день и вечер?». Вопросы, мало подходящие под ситуацию, почему-то продолжали лезть в начинающий паниковать рассудок. В мгновение ока все потемнело, оставляя лишь пронизывающий до костей ураганный ветер, что валил с ног, полную дезориентацию и страх. Ни только за себя, но и за всех остальных, кто пойдя за ним, теперь же оказался в полном хаосе и вообще непонятно где. Взглянув на Альвэри, он попытался сделать к ней хотя бы шаг, но уже в следующую секунду дикой силы порыв ветра ударил в спину, опрокидывая на землю всех разом…

И, чтоб было капельку интереснее z)

Куда же и кого у нас раскидало !ужасным! ветром? *потирает руки, предвкушая результаты дайса*
1 - просто откинуло назад;
2 - протащило до ближайших кустов (и отнюдь не без шипов, да);
3 - шмякнуло об дерево;
4 - отбросило к болотам (можно сказать еще чуть и да здравствует "купание")

[dice=1936-1:4:0:Аль]
[dice=3872-1:4:0:Нер]
[dice=1936-1:4:0:Бэй]
[dice=3872-1:4:0:Эль]

Отредактировано Бэй (2014-04-13 23:23:37)

+2

114

Сколь долго вся компания шагала по лесным дебрям, Альвэри не особо обратила внимание. Кроме местных красот, что занимали девушку с самого начала, душу начало гложить знакомое предчувствие, предупреждающее об опасности. Оно и не удивительно, ведь  погода продолжала портиться и вскоре лоддроу было не до ягод с грибами. И не только, потому что в сгущающейся тьме неистовствующей природы их просто не было видно, но и потому, что стоило больше обращать внимание на окружающий мир. Как уже предполагалось, даже деревья могли стать опасной защитой, если быть невнимательным. В лучшем случае можно было получить случайной веткой по лицу, которую несет обезумевший ветер, и отделаться царапинами, в худшем же...ну на это все лишь воля Ильтара. Понятие худшего сценария развития событий у каждого свое, иногда даже смерть самое легкое, что могло случиться с живым существом. Задаваясь подобными мыслями и подобрав немного платье, подол которого начало развивать, словно парус на ветру, тем самым мешая идти и цепляя за ветки, Аль уже не с такими энтузиазмом думала о лесном пути. Одно хорошо, что порывы ветра, отчасти напоминающее о родных краях, не заставляли ее дрожать от ледяного холода. Но тот факт, что с каждым часом все больше мешали продвижению, нельзя было игнорировать. А еще волосы, которые, развиваясь белоснежным покрывалом за спиной, цеплялись за все, что только могли зацепить.
Фенрил с досадой фыркнула, взглянув вперед и пока что различая спины спутников. Девушка остановилась, принявшись на скорую руку собирать непослушные, порядком спутанные и переполненные всякой лесной всячиной пряди в подобие эдакого пучка, ибо на то, что хвост будет мешать меньше, не приходилось надеяться в создавшихся условиях. C горем пополам справившись со своими волосами, девушка решила, что и с одеждой что-то стоит  сделать, пока ее ветром банально не сорвало, а саму лоддроу на ближайшей ветке на шали не повесило добротным порывом взбесившегося ветра. Альвэри обмотала шаль полностью вокруг шеи, концы запрятав под ткань. Наверное, получилось весьма забавно, но навряд ли сейчас кто-то обратил бы на сие внимание. С платьем дела обстояли хуже. Разрез, что в обычное время помогал бы при ходьбе да служил бы эдаким "захватом" для потоков ветра, облегчающего нахождение под солнцем, теперь стал настоящим врагом лоддроу, стараясь из всех сил затруднить ее продвижение. Рвать одежду тоже не хотелось, переодеваться - время для сего упущено, посему единственное, до чего додумалась в экстренной ситуации Аль это подобрать половину подола и обернуть его части вокруг талии, закрепив поясом. Тем самым девушка укоротила платье на половину, лишила его возможности развиваться за ветром и облегчила себе дальнейшее продвижение.
В общем и целом, каким-то чудом не потеряв из виду компанию продвигающуюся сквозь лес и все продолжающий наращивать силы ветер, Аль вскоре нагнала ребят. До ее слуха долетали слова Нерикса, но разобрать их не представилось возможности, и не только из-за сильного ветра, но и из-за того, что приходилось постоянно уклоняться от летящих в тебя "снарядов". От последних вскоре стало проблематично уворачиваться, ибо темнело, как говорят, не по дням, а по часам, вернее в данном случае - не по часам, а по минутам. Все чаще в голове проскальзывала мысль, что стоит найти укрытие, а не переть напролом, да дождаться, когда все утихомириться. Нер что-то снова пытался донести до них, чем привлек к себе внимание. В этот момент она и заметила Бэя, который не то быстро шагал к ним, не то бежал, при чем выглядело сие весьма забавно, только что-то смеяться не особо хотелось. Видимо, его тоже привлекли окрики вива, однако, сделав шаг к оному, девушка остановилась. До ее слуха, сквозь весь треск и шум вокруг, донесся какой-то гул. Ничего хорошего он точно им не мог нести, но прежде, чем лоддроу смогла поделиться своими мыслями на сей счет со всей компанией, ей в лицо буквально ударила ветряная волна сногсшибательной силы, в прямом смысле этого слова. Дыхание сперло, глаза засыпало всем, что смог захватить по пути ветер, а то, что ее буквально подхватило и поволокло куда-то, обескуражило девушку ровно настолько, насколько хватило времени ее телу рухнуть в кусты без особого сопротивления.
- Тейар бы вас побрал, - выплюнув со рта пучок листьев, через какое-то время проворчала Аль, садясь в кустах и пытаясь осмотреться.
Удавалось это с трудом. Глаза слезились и их стоило промыть, голова чуть гудела, и не только от беснующегося вокруг ветра, лицо, руки, плечи и открытые, благодаря ей же, части ног саднили от небольших ран и царапин. Благо, хоть платье было хорошо закреплено ранее, а то сдернул бы его ветерок или, чего доброго, вовсе повесил вместе с ней на ближайшем дереве. Вот было бы потешно, но не для нее, да. Осторожно потянувшись и прислушиваясь к ощущениям, Фенрил могла сказать однозначно, что серьезных повреждений ей удалось избежать. Далее, шипя и ругаясь, Аль буквально вслепую начала ощупывать свои царапины, приносившие больше всего дискомфорта, из которых порою приходилось вытаскивать занозы да шипы местной флоры. Ни подниматься, ни начинать поиски всех остальных девушка не спешила, занятая, пока что собой. Теперь поиск убежища был необходимостью, хотя как они смогут сие сделать теперь, самому Ильтару могло быть неведомо...

Отредактировано Альвэри (2014-04-15 00:04:35)

+2

115

Поддевая ладонью очередную ветку, чтобы та не прочертила по лицу алую полоску царапины, Эль все чаще ловила себя на мысли, что алла не приспособлены для передвижения сквозь лесные дебри, в кои поперлась вся честная компания горе-путешественников.Крылья то и дело цеплялись за низковисящие ветки деревьев, взлохмачивая перья почти до неприятной тянущей боли. Как ни старалась Эль прижимать их к телу, массивные крылья все равно продолжали доставлять своей хозяйке неудобства. И посему, чтобы не отставать от Нерикса и Бэя, приходилось терпеть, стиснув зубы и проклиная про себя всю тщетность сего бытия.
Ветер набирал силу, растрепывая волосы и заставляя ткань платья путаться в ногах и цепляться за бурелом под ногами. Буркнув что-то нечленораздельное, Лоренцетти подобрала полы платья, вкушая ощущение горящих болью оцарапанных ног. Пару раз проскальзывала мысль плюнуть на все и взлететь, лавируя в воздушных потоках высоко над землей, но здравый смысл вносил свои коррективы, предостерегая хозяйку. Переломанные о хитро сплетенные ветви древесных крон крылья еще никому радости не приносили, да и разыгравшаяся стихия не даст взлететь просто так, потому что алла этого хочет. Тут уже идти было сложно, прилагая определенные усилия, что уже говорить о том, чтобы хоть попробовать расправить крылья. В принципе при взлете помог бы артефакт, но, опять же, был риск в процессе покалечиться так, что летать в дальнейшем можно было бы только мысленно.
Интуиция затренькала тревожным колокольчиком, и Эль замерла на месте. Было у нее нехорошее предчувствие, скорее подсознательное, где-то на уровне инстинктов, что добром данная кампания не закончится. Гул в ушах нарастал, по коже побежали мурашки. Ей, рожденной слышать небо, не нравилось то, о чем небо говорило. И не просто говорило. Оно гневалось, предупреждало, но тщетно. Времени искать хоть какое-нибудь укрытие оставалось совсем немного, и его крупицы неумолимо ускользали, развеивались по ветру, заставляющему трещать кроны вековых деревьев над головой. Сердце ускорило свой бег, разгоняя кровь по телу и обостряя чувства, а вместе с ними и панику, угнездившуюся где-то внутри. Подавляя неизвестно откуда-то страх, Эль резво нагнала Нерикса, поспешив рассказать о том, что неплохо было бы остановиться прямо здесь. Сейчас. Иного выхода у них всех уже не было. Да и времени тоже не было.
- Болото!! Мы зашли… Посреди... Надо… Отсюда!
Эль услышала только обрывки фраз, когда ее с ног сбил сильнейший порыв ветра. Девушка вскрикнула от неожиданности, в суматохе успев понять, что ее саму отбросило на приличное расстояние от всех остальных. Кое-как сгруппировавшись, Эллюмиель произнесла заклинание стабилизации, стараясь хоть как-то закрепить себя в пространстве и, в последствии, попробовать телепортироваться к друзьям.
Мощный удар сотряс тело, сперло дыхание, оставляя алла хватать ртом воздух. Казалось, что тело поместили между молотом и наковальней, спина загудела, и лишь сумка с ножнами спасли чернокрылую от возможных повреждений посерьезнее. Дерево, которое Эль не смогла увидеть, стало ее роковой ошибкой, чудом не стоившая ей крыльев. Алла закашлялась, сползая по стволу и оседая на землю, чувствуя всем телом электрический разряд боли. Пусть то, что вещи смогли хоть как-то смягчить удар, и спасло ее от возможных переломов, но внутри ее сотрясло неслабо. Во рту проявился металлический привкус крови, голова закружилась, с губ сорвался стон боли, когда Эль попыталась шевельнуться. Но оставаться с ветром, так сказать, лицом к лицу, было чревато тем, что могло что-либо и прилететь вдогонку. Морщась, Эль отползла к противоположной стороне ствола дерева, устраиваясь между корнями, баюкая свое тело. Сконцентрироваться на лечении собственных ран получалось слабо, оставалось только ждать, пока ветер поутихнет, и двигаться станет хоть немного легче. Запрокинув голову, Эль вслушивалась в вой ветра, тщетно стараясь различить хоть чьи-нибудь голоса.

+1

116

Сбивший с ног ветер оказался такой колоссальной силы, что не только опрокинул на землю, но и проволок по лесной подстилке с несколько метров. Бэйнар мог даже поклясться, что в какой-то момент не почувствовал твердой почвы у себя под ступнями. И впору бы запеть что-то вроде: «Я верю, что могу летать! Я верю, что могу дотянуться до неба!» и расправить руки в стороны, дабы насладиться кратковременным полетом, но… Общая, и весьма угнетающая, ситуация, в которую попала компания, как-то уж совсем не располагала к пению. И как бы то ни было иронично, но еще бы чуть-чуть и мужчина с легкостью достал бы до почерневшего небосвода и руками, и ногами, если бы не раскидистые кроны деревьев да собственный вес, который и не позволил Эйнохэилу взмыть в воздух подобно легкому перышку. Однако сей факт если и ободрял, то как-то мало. А вот страх и непонимание всего происходящего в минуты окутавшего всю четверку хаоса все больше завладевали разумом. И то были скорее природные инстинкты самосохранения,  что слишком поздно перебороли упрямство и призрачные надежды отыскать безопасное место до того, как небеса ниспошлют на землю настоящий ураган во всей его красе и мощи. Да и признаваясь самому себе, Бэй понимал, что как-то и не стремился найти убежища от разыгравшейся непогоды посреди леса, до последнего момента не придавая значения разошедшемуся не на шутку ветру. Безответственно? Конечно. Но кто и чего хотел от человека, практически всю свою жизнь заботящегося только о себе и то фигово, да подходящего к любой проблеме с если и не наплевательским, то уж точно комичным отношением? Да и времени подумать обо всем этом, чтобы покорить себя за врожденную упертость, уже не было.
Шмякнувшись на землю и прочертив чуть ли не носом по подстилке из хвои и прочего лесного мусора, мужчина тут же задрал голову, не понимая, почему перед глазами окончательно потемнело, погружая все вокруг в кромешный мрак. Возникла острая необходимость сделать хотя бы один ничтожный глоток воздуха, вырванный из груди жестким приземлением. Но все, что удалось сделать Бэйнару, это тяжело закашляться от удушливого запаха гнили, ударившего в лицо и исходящего от сырой почвы, усеянной заплесневевшими листьями и перегноем, кой разворошил ураганный ветер, сдирая лесную подстилку, словно мясник, без особых церемоний отделяющий кожу от мяса. Зарывшись руками поглубже в опавшую листву, еще чудом, ровно так же, как и вся компания, не унесенную ввысь жесткими порывами ледяного ветра, мужчина пытался отыскать и ухватиться за любой попавшийся ему корешок. Он подсознательно чувствовал, что то было не единственной попыткой природного явления надавать под зад бросившим ей вызов путникам. Вместе с тем, что Эйнохэил пробовал откашляться, он пытался и разобрать хотя бы какие-нибудь детали вокруг, не сразу понимая, что мешали ему в этом полы собственного плаща, что подобно покрывалу, задравшись, укрыли мужчину с головой. Боги… Паника, беспроглядная темнота, невозможность толком вздохнуть и все нарастающий гул в ушах. Ноющая боль в груди от удара о землю и ставшая слишком уж тяжелой сумка, что сейчас давила на спину… Вскочив на колени и скидывая с себя облепивший его со всех сторон плащ, Бэй тут же был откинут очередным порывом ветра еще дальше, на сей раз приземляясь на что-то большое, мягкое и орущее. Как мог, он приподнялся, распознав в своей преграде к полету Нера. Естественно, тот был напуган не меньше друга, уставившись на мужчину глазами, полными ужаса и растерянностью. Но и то можно было уловить лишь мельком, так как летящая в лицо пыль, листва и прочее лесное «богатство» вынуждали все время щуриться и отворачиваться, дабы не выгребать потом из глаз тонны мусора, на что, собственно говоря, времени так же не было. Вивариин пытался что-то сказать или же просто орал? Увы, этого разобрать не представлялось никакой возможности. Оценивая его состояние и запутавшиеся в шерсти мелкие веточки и листья, Бэйнар понимал, что и сам в сей миг выглядел примерно так же. А вместе с тем до сознания доходил и тот факт, что рядом был только кот. Но, где же тогда находились все остальные?? Этот вопрос накрепко засел в рассудке, заставляя забыть и о боли, и о том, что по-хорошему счету надо было бы убираться с открытого пространства и искать убежища хотя бы за массивными стволами вековых деревьев.
Озираясь по сторонам в поисках Эллюмиель и Альвэри, и вцепившись одной рукой в предплечье Нерикса, который секундами ранее вскочил на четвереньки и задергал его, видимо в здравом желании увести куда-то с небольшой поляны, Эйнохэил не мог разглядеть практически ничего. Но вот на глаза попалось какое-то белое пятно, слишком уж выделяющееся на сером фоне творившегося хаоса. «Аль?». В этом мужчина не был уверен. Но и продолжать просто восседать на месте дальше не мог. Тем более что массивных черных крыльев алла, служащих опознавательной чертой Миель, сейчас рассмотреть так же не представлялось возможности. Все вокруг напоминало сгусток мрачных красок, в которых выделялся лишь белоснежный цвет. Не придавая значения всем попыткам вива увести их в противоположную сторону, и отпустив одежды мохнатого, Бэй двинулся к кустарнику, в котором, судя по всему, запуталась лоддроу. Но стоило мужчине только подобраться к девушке, а точнее будет сказать, к кусту, как по слуху резанул истошный визг. Звук был настолько силен, что не давал возможности даже «поинтересоваться» родом его происхождения, вынуждая закрыть уши в отчаянной попытке не оглохнуть, и чуть ли не припасть к земле от неожиданности и своеобразной пронзительности. А в следующую минуту в тот же кустарник, в котором, как в запертой клети, сидела ледышка, врезалось нечто… Нечто напоминающее рыбу… Всех остальных тонкостей сего неведомого существа рассмотреть не представлялось возможным, да и визг, явно принадлежащий этой неведомой животине усилился в разы, затмевая собой все остальные звуки. Именно из-за этого никто из троицы не мог услышать хруста у себя над головами и обратить внимание на массивную падающую ветку, что рухнула в десятке сантиметров от Бэйнара и Нерикса. Но и то было всего лишь толикой того, что последовало за всем развернувшимся. Упав, огромная ветвь придавила собой большую половину кустов, чудом не задев своими сучками Альвэри, но этим никак не облегчая сложившегося состояния девушки, и проделывая не малых размеров яму и под лоддроу, и под рассевшимися рядом парнями. Чего не говори, а на болотах в игры не играют… И любой участок земли, что казался предельно безопасным, в следующее же мгновение мог оказаться хорошо замаскированной ловушкой… А именно это самое недоразумение и произошло сейчас. Чувствуя, как быстро начала уходить из-под ног почва, Бэй попытался схватиться за все те же несчастные кусты, игнорируя внезапную и острую боль от впившихся в кожу рук шипов и стараясь удержаться на поверхности…

Ну, и последнее, наверное)

Упал ли у нас хоть кто-то в неизвестно куда?))
1 - нет
2 - да

[dice=1936-1:2:0:Аль]
[dice=3872-1:2:0:Бэй]
[dice=1936-1:2:0:Нер]

+1

117

Практически ничего не слыша и не видя в творившемся вокруг хаосе, Альвэри продолжала наощупь выдергивать из тела колючки да заостренные ветки, коими столь гостеприимно наградил ее лес. Казалось, в сей момент вся их компания попала в самый центр Изнанки, который, с дозволения самого Тейара, внезапно переместился на бренную землю. И надо же как им свезло, оказаться "обласканными" благодатью столь злобного божка. Продолжая бормотать под нос нелицеприятные ругательства на всех ей ведомых языках, лоддроу словно отрешилась от мира. Она не слышала ни стона боли алла, которая чуть не снесла на своем пути дерево, что оказалось явно сильней хрупкой девушки. Ни выкриков Нерикса, что-то пытающегося сделать в этом хаосе и практически поглотившем их мраке. Что уж говорить о молчуне Бэйнаре...
Ветки и всякий лесной хлам продолжали лететь со всех сторон, осыпая с ног до головы, засыпая глаза, которые и так не видели-то толком, да продолжая мешать ей покинуть сие кустистое гнездо, в которое забросил девушку неистовый порыв ветра. Впору плюнуть на все, да забраться в кусты поглубже, отсидевшись хотя бы до той поры, пока немного поутихнет, но ведь мы не ищем легких путей...Так и сейчас, игнорируя свое "шестое" чувство, во всю сигнализирующее о опасности, лоддроу продолжала свое занятие. И так понятно, что она, опасность, сейчас витает вокруг них, ею буквально перенасыщен воздух, да и весь лес, так что чего лишний раз отвлекаться на вещи, заведомо известные? Железная логика, не правда ли? и кто знает, сколько Альвэри вот так вот просидела, словно модистка, работающая под неверным пламенем свечи, если бы в один миг, сквозь вой продолжавшего неистовствовать ветра до ушей долетел знакомый визг. Сначала тихий, едва слышный, он мог показаться слуховой галлюцинацией, что немудрено в создавшихся условиях, если бы не одно НО. Эта галлюцинация и не думала затихать, становясь все четче, прорываясь сквозь завывания ветра и заостренным лезвием врезаясь в барабанные перепонки. Быть такого не может, - все, что успела подумать Аль, когда уши в прямом смысле чуть не скрутило в трубочку от противного визга, резанувшего слух и оглушающего на какое-то мгновение. Однако, на этом сие действо не закончилось. Будто в попытке подтвердить ее мысли, в следующее мгновение в девушку, на скорости хорошо разогнанного снаряда, врезалось рыбоподобное существо, столь знакомое лоддроу, но поверить в то, что оно предстало пред ее глаз было просто невозможно. Но визг кварка мог убедить кого угодно в реальности бытия. Резко дернувшись от противно вопящего существа, еще больше запутавшись в кустарнике, Аль отбросила гадкую тварь. Впрочем, легче не стало. В ушах стоял такой перезвон, что более ничего девушка не слышала.
- Тейарово отродье,- чертыхнулась лоддроу, собравшись уже было сделать попытку выбраться из насиженного места.
Но, увы и ах, на сим ее злоключения никак не закончились. Буквально в паре шагов от нее рухнуло что-то массивное, а сама Фенрил в считанные секунды оказалась в углублении, ошарашенно оглядываясь по сторонам. Видимо, чувство самосохранения в подобные минуты особо обостряется, ибо несмотря на то, что оглушенная визгом кварка, лоддроу продолжала слушать в ушах лишь звон "собственных"колоколов, а мир вокруг растерял свои звуки, девушка не рискнула мешкать и ждать манны небесной, то бишь чужой помощи. Подорвавшись и пытаясь сохранить зыбкое равновесие на своих двоих, девушка едва не выколола себе глаз, дернувшись резко в сторону из-за того, что почва под ногами была какая-то сильно подвижная. Разбираться в темноте не особо хотелось, а вот пресловутая ветка, коя чуть не наколола для красоты ее глаз, все же заинтересовала лоддроу. Крепко ухватившись рукой и чуть повиснув, девушка уверилась, что ветвь выдержит ее потуги и принялась медленно выбираться. С горем пополам, исцарапавшись еще пуще прежнего и едва не оставив на изломанных ветках оба глаза вместе с ушами да волосами, со скальпом чего уж, Альвэри выбралась на рухнувшую массивную ветвь, что и стала причиной того, что Аль провалилась в небольшую яму. Дурацкая затея...дурацкая прогулка...Да чтобы я еще когда-нибудь...- аккуратно ползя по дереву в непонятном направлении, мысленно возмущалась Альвэри. Благо, вес и природная легкость в движениях помогали, как не рухнуть Тейар знает куда в сей раз, так и достаточно безболезненно ползти по сломанной ветке. Ровно до тех пор, пока она рукой не ухватилась за теплую ветку...или что-то живое? От неожиданности Альвэри едва не слетела в обратную сторону, чудом удержавшись на ветке с гулко бьющимся сердцем. Мысленно обругав себя за трусость, девушка подалась всем телом ближе к источнику тепла. Прищурившись и буквально носом уткнувшись в что-то светлое, она не сразу поняла, что это чья-то рука, ухватившаяся за ветвь. Только, когда осторожно провела по коже указательным пальцем, сосчитав костяшки на сжатой руке, до Альвэри дошло, что это такое. Не особо задумываясь над своими действиями, крепко ухватившись за какую-то ветку, лоддроу скользнула ладонью по руке, перехватив вскоре запястье и чуть потянув на себя, тем самым давая понять попавшему в неприятности, что можно делать попытку выбраться. Главное, чтоб ветка выдержала, да она не свалилась куда-то в темную неизвестность с обратной стороны, а то совсем печально будет...

Отредактировано Альвэри (2014-04-17 00:14:51)

+1

118

Это уже не ураган, блин, а драчун, нафиг! Это невидимый великан с дубиной, которой он хвощет всяких глупых господ из городов, не думающих о том, что лучше вообще дома сидеть, а не где-то там блуждать, да еще и на неприятности нарываться. Ну так вот, этот "великан" чуть не пришиб бедных парней веткой, а потом... А потом вивариин вообще не понял, что случилось. То ли ветка всему виною, то ли это был уже отдельный трагичный момент - настолько все произошло быстро и неприятно - но в любом случае Нерикс провалился под землю.
- ***ть! - Вырвалось из кота, лишь его колени успели пересечь поверхность земли. Нерикс частенько мечтал провалиться под землю, но уж точно не сейчас! Вот если бы котик сейчас выполнял свой долг перед Бэем, то проваливание под землю было бы благодатью! Не зря люди говорят, мол, надо быть осторожным с мечтами, ибо те имеют гадкое свойство сбываться.
Пролетев немного вниз с распростертыми руками и очумевшей рожей, уже через секунду вивариин оказался в яме целиком. Даже головы не видно было снаружи: до поверхности еще треть метра, плюс еще останки кустов сверху прикрыли. Кот немного ушибся спиной о стенку дыры, когда приземлялся. Наружу не представлялось выбраться благодаря овладевшей им панике и очень сырой землей по краями, которая легко поддавалась цепким пальцам. - "А-а-а-а!!! Тут воняет рекой Фу-у-у!" - Нерикс принялся активно рыхлить почву чуть выше головы, решив, что так сделает хотя бы горку. А что, если только кажется, что упал не столь глубоко? А что, если дальше будет камень? Ну камень - не плохо. За него хоть ухватиться можно.
- Эй! Кто-нибудь! Болтун хренов, ты тут?! Давай, крикни мне что-нибудь! Ты же умеешь! - Да, обида до сих пор была. Да еще и какая! - Есть кто на поверхности? Я не собираюсь играть подлых подземных жителей из сказок! - Орал он в надежде, что перекричит бушующую стихию, что снаружи. Кот нанес удар земле, из-за чего кусок глины отколупался от стены и рухнул на голову Нериксу, что дало его ноженькам прекрасный повод отдохнуть. Ноги подкосились, мохнатый упал. Очнулся он моментально, обнаружив себя... Нет, не обнаружив себя - кусты настигли его и на дне ямы, закрыв от его взора его же тело. Да и небо теперь не осбо-то и понаблюдаешь, так как все завалено. Теперь можно было только надеяться, что в ловушку с котом попадет какой-нибудь глупый зверь, а Нерикс им позавтракает. Рано или поздно из костей можно будет построить выход наружу. Кстати, о выходе. Очнувшийся кот вообще забыл про нужду выходить из этого уютного уголка, отдав своему вниманию лишь смутное ощущение того, что он якобы запутался в странном одеяле.

+3

119

Ухватившись за колючую ветку куста в последний момент перед тем, как под ногами образовалась немалых размеров яма, второй рукой Бэй попытался зацепиться хотя бы за что-нибудь, будь то пучок сорняка, растущий рядом с ним, или же голый корень старого дерева, с которого и сорвалась минутами ранее злополучная ветвь. И, кое-как, но это ему удалось. Правда рассмотреть, что послужило для него спасительной соломинкой, мужчина так и не сумел. Да и честно сказать, не старался, отвлеченный на совсем другое. А именно на то, чтобы теперь же во что бы то ни стало удержаться от падения куда-то в бездну. По крайней мере разверзнувшаяся и непроглядная под Эйнохэилом мгла вполне себе была на нее похожа.
Задыхаясь от того, как сперло дыхание и заныла грудь, на которую он упал, мужчина изо всех сил пытался сосредоточить свое внимание лишь на том, что должен был остаться на твердой поверхности. Однако в творящимся вокруг хаосе, все больше походившим на развернувшуюся на земле Изнанку, сделать что-либо, не отвлекаясь на очередной пролетающий мимо сучок или же чего потяжелее и поопаснее, угрожающее тебе стать последним, что бы ты увидел в своей жизни, было довольно-таки трудно. А ко всему прочему, сделать малейшее движение или же ползок оказалось куда сложнее, так как рыпнувшись вперед, Бэйнар чувствовал, как рыхлая земля под ним мгновенно начинала осыпаться. И если где-то там внизу и не было никакого болота вовсе, то гнетущие ощущения свалиться в жуткую трясину от этого не пропадали. А проверять сие догадки не больно-таки хотелось. Точнее совсем не хотелось. Вовсе-вовсе. Мужчина замер, паникующим рассудком понимая, что все его попытки выкарабкаться без посторонней помощи не увенчались бы успехом в любом случае. Отчаяние, накатившее, подобно снежной лавине: моментально погребая под собой частички здравого рассудка и окатывая волной холодного озноба, вынуждало стискивать зубы и идти на те меры, которые трезво мысля ты бы сразу же отмел в сторону. Оставив всю свою осторожность в действиях, Бэй начал судорожно хвататься рукой, коей не держался за куст, за землю и как мог, брыкался, стараясь таким образом выкарабкаться из ямы, в которую, к слову, все больше же и проваливался благодаря резким рывкам. Но того уже будто бы и не замечал, дергаясь подобно выкинутой на берег рыбе, которой по большому счету было все-равно в какую сторону и как сильно биться. Единственной мыслью, что чуть ли не давила на виски, что у рыбы, что у мужчины, было слово: «выжить!».
И именно в тот момент, когда Эйнохэил собственноручно чуть ли не скинул себя в так называемую бездну, его руки, которой он вцепился в ветку кустарника, что-то коснулось. В охватившей его панике, Бэйнар даже не сразу понял, что это была Альвэри, каким-то макаром вскарабкавшаяся на массивную рухнувшую ветвь и ухватившая его за запястье. На какую-то долю секунды опешив, мужчина воззрился на девушку, не оставляющую попыток вытянуть его из той пятой точки, в коей он на сей раз оказался. Но долго лицезреть лоддроу ему не пришлось. Уже в следующий момент в лицо прилетела целая охапка пожухлых листьев. Потупив взор и мотнув головой, дабы стряхнуть с себя лесную «грязь», Бэй таки выпустил из руки ветку, за которую держался до этой минуты. Острая пульсирующая боль пронзила ладонь, давая понять, что половина, а то и больше, шипов, как мелких, так и весьма крупных, осталась под кожей. Схватиться за Аль или же за пресловутую ветвь теперь не представлялось возможности. Мужчина с трудом согнул пальцы, тут же поморщившись и сцепив зубы. Все, что ему оставалось, так это стараться опереться на вторую руку и подтянуться ближе к девушке. И когда Эйнохэилу это все-таки удалось, он чуть ли не мешком картошки упал на ветку, что служила своеобразным мостом, и крепко обхватил лоддроу за талию, будто бы она была способна удержать их обоих на шаткой природной «конструкции». Переводя дыхание и прислушиваясь к собственным ощущениям, столь далеким сейчас от приятных, мужчина пытался понять, что следовало бы делать дальше. Но почему-то здравую идею под жирным заголовком «бежать нафиг!» перебивала другая мысля, медленно, но верно достукивающаяся до сознания. Их было меньше, чем должно было бы быть! Отпуская ледышку и стараясь подняться хотя бы на четвереньки, Бэйнар с ужасом в глазах воззрился на Альвэри. Понимание того, что во всей этой неразберихе он не уследил за Нериксом, не хуже шипа карябнуло где-то в груди. И словно бы в ответ на его мысли, сквозь ужасный гул и противный визг неизвестной летающей рыбы, которая, впрочем вскоре была подхвачена и унесена прочь очередным сильным порывом ветра, можно было расслышать обрывистые фразы мохнатого откуда-то снизу.
- Эй!.. Ты тут?.. Крикни... -нибудь!.. умеешь!.. Я не собир... - и все тому подобное.
Не обращая внимания на тон, которым пробовал переорать бушующую стихию Нер, Бэй взглянул вниз, в надежде рассмотреть в яме хвостатого. Но кроме улетевших вслед за сорвавшейся кучкой земли кустов разглядеть ничего не сумел. Наперед зная, что его попытка не увенчается успехом, он все же попробовал подцепить рукой хотя бы упавшие ветки. Но, как и ожидалось, дотянуться до них не получилось. Как бы он не старался, а помочь другу не мог. Тем более одной не израненной рукой. «Что же делать?». С отчаянием во взоре Эйнохэил еще раз взглянул на ледышку, будто бы ища ответ на его немой вопрос в ее голубых глазах. И тут! «Конечно же!», - поняв, как следовало бы поступить, мужчина подполз ближе к лоддроу.
- Купол, Аль! Купол!
Орал он так громко, как никогда до этого, силясь, чтобы девушка расслышала хотя бы слово. Ведь согласитесь, в сложившейся ситуации размахивать руками, будучи уверенным в том, что сразу же окажешься сдут незнамо куда, более, чем просто глупо. И Бэйнар прекрасно это понимал. Расчет был на то, что если Аль сумеет укрыть их под воздушным сводом, то шум, так же как и сама непогода пусть и не исчезнут, но отойдут на второй план, а леденящие порывы ветра перестанут скидывать их с ветви. Тогда и можно будет попытаться вытащить Нерикса, криков которого уже не было слышно. С замиранием сердца и перепуганным взглядом мужчина уставился вниз, в непроглядную темноту. Так же удручал и тот факт, что где-то оставалась и алла, местоположения и состояния которой никто не знал.

+2

120

Что же, ее попытка помочь в первые секунды могла закончится плачевно, как и в прошлый раз, когда парень провалился сквозь лед, не сразу сообразив что к чему. Благо, инстинкт самосохранения, а может и остатки рассудка, не полностью затянутого пеленой страха за свою жизнь, сыграл им обоим на руку. Ну как сыграл...При всем стремлении помочь, девушке пришлось ох как поднапрячься, чтобы вытащить Бэя хотя бы наполовину из той черной бездны, что разверзлась под его ногами. Как ни крути, соотношения веса и сил было явно не в ее пользу, да еще и обстановка вокруг абсолютно не помогала сему. Пришлось не только рукой держаться, но еще и постараться кое-как обхватить ногами ствол ветки, на которую она взобралась. Естественно, в коллекции множественных царапин да ссадин прибавилось, но кто об этом сейчас думал? Верно, никто. Лоддроу игнорировала все саднящие участки кожи, куда впивались заостренные, изломанные ветром или от падения на землю, ветки и многочисленные шипы. В ее голове, словно колокол, пульсировала лишь одна мысль - она не имеет права его отпустить. С той секунды, когда Альвэри разглядела того, кто висел на ветви, ее сердце едва не замерло от страха за его жизнь. Тут уж не до себя с царапинами, когда тот, вокруг которого сосредоточился весь ее мир на волоске от опасности, которую-то и разглядеть не имелось возможности в этом мраке. Да и неистовствующая стихия не ослабляла своего бешенства, казалось, только все больше входя в азарт от того, что творилось вокруг...
Когда же их совместные потуги увенчались успехом и Бэйнар растянулся на ветке, обхватив Аль за талию, она даже растерялась. В первые секунды даже не верилось, что у нее получилось не только помочь мужчине выбраться, но и не свалиться следом. Девушка положила освободившуюся ладонь на плечо Бэя, второй продолжая держаться, больше интуитивно, нежели из-за необходимости, за ветку. Она попыталась перевести сбившееся дыхание и угомонить бешено колотившееся сердце, пока Бэйнар "обустраивался" на ветви поудобней. Правда, даже этим словом поведение мужчины было тяжело назвать, ибо он явно метался перепуганным взглядом туда-сюда. Благо, хоть по ветке танцевать не начал, что было весьма чревато. Альвэри понимала его беспокойство, ведь в этом хаосе, они не то, что не могли разглядеть остальных членов их маленькой группы, но и найти их. Она старалась не допускать мысли о том, что кто-то из них мог пострадать настолько, что помощь может уже и не понадобиться...Но что делать и где кого искать - в голову вообще не шло. Тем более, что в ней до сих пор стоял знатный гул не столько от бушующего ветра, сколько сие было последствием встречи с кварком. Мерзкое существо знатно прооралось ей в уши. Так и оглохнуть недалеко...
Бэйнар, заметавшийся на краю сего недавно созданного природой обрыва, над которым они восседали, снов привлек внимание и отвлек от совершенно не радужных мыслей. Его движение в сторону темноты под ногами едва не ввергло девушку в панику, ибо успеть схватить того хотя бы за край одежды перед полетом вниз она навряд ли сможет в таком шатком положении. Однако, Бэй забросил свои "игры" с опасностью, снова воззрившись на нее. Видимо, там внизу что-то было, о чем она не знала и за чем стремился мужчина, не смотря ни на что. Догадка молниеносно рассекла пелену хаотично метавшихся в голове мыслей и Аль сама взглянула во тьму под ногами, однако, как и мужчина, ничего не увидела. Да и пыль вперемешку с ветками да всевозможным лесным хламом не способствовала сему. Девушка подняла глаза на Бэя, который как раз сделал попытку подползти поближе, после чего принялся что-то кричать.
-...Аль! Ку..л!
Альвэри нахмурилась, пытаясь понять, что именно хотел сказать (в данной ситуации о тихом разговоре не могло быть и речи) ей Бэйнар. Тейар раздери, ничегошеньки не разобрать же. Заткнуть бы ветер на мгновение...- и словно подсказка с ниоткуда, сия мысль, раздраженно возникшая в сознании, подтолкнула к пониманию. Конечно же! Оградится от неистовствующей стихии, дабы хоть как-то иметь возможность скооперироваться и решить, что делать дальше. В противном случае, они могут себе хоть глотки в пух и прах порвать, а толку все-равно не будет. Купол, вот что он сказал, - словно сложив ребус из имеющихся букв, что услышала и добавив не достающее, мысленно воскликнула лоддроу, взглянув на Бэя, который вглядывался в яму. Радоваться сему открытию было рано, да и неуместно. К тому же, время работало против них. Посему, не особо расшаркиваясь на "а подумать", Альвэри принялась плести заклинание. В мгновение ока на ее израненной ладони заплясали бледно-голубые символы, а мир вокруг будто на секунду замер, после закрутившись с большей силой. Вокруг места, где они расположились затанцевал вихрь, словно разгоняя бушующую стихию и одновременно вытягивая с не воздушные потоки, что вскоре, белесой пеленой, начали затягивать яму и ветку на которой сидела пара, своеобразным куполом. Благо, ветер в сей раз был ей только на руку, ускорив не только действие чар, но и минимизируя трату ее собственной энергии. Дабы сие творение не рассыпалось, когда ему вздумается, девушка "привязала" его к ветреным порывам снаружи, что не прекращали свой натиск, что обещало удержание всей воздушной конструкции на должном уровне. Тем не менее, лоддроу не спешила полностью перелаживать всю "работу" на изменчивую стихию и продолжала поддерживать заклинание.
Несмотря на то, что извне звуки все-равно долетали, но по сравнению с тем что было...У Аль в прямом смысле зазвенело в ушах от наступившей относительной тишины.
- Сума сойти, - пробормотала девушка, едва узнавая свой голос.
Но сейчас было явно не до проявлений радости, ибо оставался неясным факт судьбы того, кто был в яме под ногами. Алла или вив - не было никакой разницы. Даже неприязнь, кою лоддроу испытывала к девушке, ушла сейчас черти знает куда перед лицом реальной опасности, что могла угрожать ее жизни. Прыгать вслепую в эту бездну, не ведая, что там внизу твориться, тоже было глупостью. Аль внезапно вспомнила о Айнэ. Вот кто бы сейчас помог со своими светлячками. Но фиаллэ рядом не было, а делать что-то нужно. И раз нет светлячков, будут шарики. Через мгновение на второй ладони заплясали символы нового заклинания и вскоре на их месте возникла шаровая молния, размером в добротный фонарь, коими часто освещались городские улицы в темное время суток. Чуть подавшись вперед, девушка выпустила шар из ладони и он, мягко шатаясь начал опускаться в яму, хоть как-то развеивая ее тьму.
- Не навредит, - словно самой себе, проговорила лоддроу, хотя, возможно, лишь ответила на беспокойство Бэя, лицезревшего сей "светильник" отнюдь не доброжелательный по своей природе.
Девушка чуть перегнулась, наблюдая за мерным полетом молнии и шаря по освещенным участкам глазами. Оставалось надеяться, что яма не настолько глубока, как кажется, и что они смогут не только увидеть попавшего в беду, но и вытащить его совместными усилиями. Да она бы могла превратить эту пропасть в глыбу льда, чтобы не осыпалась и, возможно, не проваливалась под ногами из-за болотистости, но пока не виден объект поисков - сие было опасно. Ведь она легко могла заморозить несчастного...Шаровая молния тем временем спустилась почти на самое дно ямы, которая оказалась если не очень уж глубокой, то впечатляющей для их компании. Ее дно было усыпано ветками и разглядеть толком что-либо было весьма сложно. Аль уже хотела было переключится на другой участок, направив тут "светлячка", как заметила едва уловимое шевеление как раз под висящим в воздухе электрическим шаром. Но опять же, скопление веток и грязи мешало рассмотреть под неровным светом электрических разрядов кого-либо. Как ни крути, а без использования своих способностей и в дальнейшем не обойтись. Еще одно заклинание брошено на помощь горе-путешественникам и вот легкий порыв ветра отбрасывает ветки, кои мешали обозрению  Глазам Бэя и Аль предстал рыжемордый вив, судя по всему, в отключке, ибо даже ухом не повел на то, что с него сняли весь настил, а в глаза светила шаровая молния. Лоддроу нахмурилась. Такое положение вещей затрудняло ситуацию, однако делать что-то в любом случае следовало. Девушка не обращала ни на что особого внимания, всецело сконцентрировавшись на плетении чар и поддержке купола. Снова на второй ладони заплясали неизвестные непросвещенным символы, Альвэри подняла глаза на вершину воздушного свода. В следующее мгновение из оного спустилось четыре туманно-белесых сгустка, отдаленно напоминающие цепи, и медленно потянулись к Нериксу, пробираясь под распростертое тело. Вскоре под котом сформировалось некое подобие туманной подстилки, подвешенное на тех же воздушных цепях. Еще мгновение и вся эта конструкция вместе с мохнатым и доброй частью лесной добычи в виде веток, листья, какой-то жижи и грязи, начала подниматься в воздух. Аль внезапно стало жарко, рука дрогнула, но девушка проигнорировала сие, мысленно фыркнув на себя. Конечно, бушующая вокруг стихия знатно экономила силы лоддроу, однако не стоил убирать со счетов и то, что она уже пол дня на ногах, да и последние минуты борьбы со стихией знатно потрепали девушку. Впрочем, с упертостью заправского барана, девушка считала, что сил ей должно хватить, чтобы переждать под куполом все неистовство погоды сего злосчастного дня. Подтянув Нерикса на уровень ветки, на которой они с Бэем расположились, Фенрил постаралась максимально "состыковать" его с поверхностью дерева, дабы Бэйнару было легче перетащить бедолагу на твердую поверхность.

Отредактировано Альвэри (2014-04-19 19:40:40)

+1