За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Стая Возрождения » Коммуна


Коммуна

Сообщений 321 страница 335 из 335

1

http://s6.uploads.ru/pPKVt.png
Ледяной Пояс не самое дружелюбное и вообще пригодное для жизни место, но зато отличное место для того что бы спрятаться. Наверно именно поэтому здесь была построена деревня, больше похожая на форт. Тут большое количество хижин и землянок, склад, загоны для животных, выгребная яма, арена, несколько крупных домов(где проживают главы коммуны) а в самом центре находиться большой Дом Вождей, где проходит Вече. Всю коммуну окружает стена, сделанная из цельных древесных стволов, обитых досками и шкурами, укрепленных стальными кольцами и украшенные черепами, костями и ещё много чем, что бы форт выглядел устрашающе. Кроме того тут построены вышки, где постоянно околачиваются дозорные, дабы не упустить момент атаки. Перед стенами вбиты в землю заостренные колья и в некоторых местах видны попытки сделать земляной вал и ров. За деревней находятся пещеры, в которых некоторые жители устроили тайники, а в одной стоит самодельная кузня.
В форте проживает около сотни живых существ, что присоединились к коммуне. Жизнь здесь всегда кипит. Постоянно идет осмотр огромных стен и рубка окрестного леса для тех же стен, ибо хищники любят потревожить покой живущих здесь. Повсюду следы работ по защите лагеря и его расширения. Кроме этого тут занимаются животноводством (лосеводством), собирательством и даже стараются сеять морозоустойчивые культуры. По запаху можно ощутить, как гоблины варят свои настойки и зелья, коими будут греться зимой.
Лагерь скрывается у подножия гор, среди окрестных лесов. Местные очень хорошо скрывают свой форт от чужих глаз, не желая быть раскрытыми раньше времени.

Отредактировано Фаерх (2011-09-18 17:09:35)

+1

321

Сильный противник и вдобавок драконид из числа возможных конкурентов стал настоящим вызовом для Фаерха. Бой между ними вышел по-своему впечатляющий. Оба драконида не желали проигрывать, поэтому применяли всю свою силу, чтобы сломить противника. Но после первых минут схватки дела Воеводы начали идти не в лучшую сторону, ибо гора из мускул (и что-то подсказывало самке, что мускулы эти если и оставили место для серого вещества в черепной коробке драконида, то очень малое) начала одолевать Фаерха, грозясь в конце сражения полностью уничтожить соперника. Не стоит и упоминать, что раны, нанесённые когтями, самцы игнорировали полностью. Казалось, что запах крови лишь раззадоривает их, призывая сражаться дальше. И в последние мгновения, когда Мара поверила, что Фаерха ждёт только поражение, самец пошёл на хитрость и одолел соперника. Что ж, сегодня Фаерх подтвердил своё право на звание Воеводы, ведь Мара успела услышать разговор двух лиц, сделавших ставки против Алого. До сих пор считалось, что в бою среди драков почти никто не мог составить конкуренцию помощнику кузнеца. И учитывая, что один из соперников сейчас находился, кажется, в Зиндане, то нетрудно понять, почему зеленокожие были уверены в своём выигрыше.
И вот снова ставшая для коммуны вечная картина: готовые перегрызть друг другу глотки Воевода и Раага. У колдуньи создалось впечатление, что им даже магических способностей не нужно, чтобы научиться стрелять молниями из глаз. Настолько они сейчас друг друга если не ненавидели, то терпеть не могли точно.
«Когда же вы уже устанете собачиться и начнёте жить, хотя бы не ссорясь?»
Когда Раага ушла, Мара незаметно для Тиши и Ифрит исчезла из арены коммуны, дабы догнать алого. Ей было необходимо поделиться некоторой информацией и получить новые приказы, если таковые имелись.
– Доброго вам дня, воевода, – окликнула самка алого, почти догнав его, – Боги были благосклонны к вам сегодня, ведь вы одержали такую победу,
Самка улыбнулась Хвостокости, молчаливо приветствуя её, и снова обратилась к Фаерху, – Позвольте, пожалуйста, потратить немного вашего драгоценного времени, чтобы более подробно ознакомить вас с ходом некоторых событий. И с подписным торговым договором.
– С тем таррэ-таррэ? – запищала Хвостокость, вспомнив донесения своих разведчиков.
– Да, с тем самым, – самка сощурила глаза, продолжая улыбаться, – я могу рассказать тебе несколько легенд, фигурирующих в переведённых копиях их летописей. Но предупреждаю, там фигурируют страшные чудовища, живущие в подземельях и способные превращать самого дракона в камень одним лишь взглядом, словно василиски.
Мара сделала акцент на словах “чудовища” и “подземельях”, стараясь намекнуть Фаерху о том, что она смогла кое-что вычитать о монстре, благодаря которому сейчас самка вынуждена обходиться без одной руки.

0

322

Тихо фыркая себе под нос, алый пытался смахнуть с морды грязь. И хоть от части это получилось, драк только больше размазал остатки по морде. Да, здесь не могло помочь простое обтирание. Нужно было мыться. К счастью, баня всегда была затоплена и сегодня не был обязательный день мытья для крысолюдов. Алый довольно улыбнулся, представляя как жар прогревает его уже успевшие промерзнуть кости и плоть, а горячая вода омывает его чешую, вновь возвращая ей яркий блеск. 
От мыслей о помывке ящера отвлек голос. Недовольно выдохнув, алый повернулся, уже желая попросить говорящего проваливать, но промолчал, увидев колдунью. Сложив лапы на груди, драконид вопросительно глянул на драконидицу, ожидая что она скажет такого интересного. И в целом, у ведьмы получилось это. Она смогла заинтересовать его настолько, чтобы он не попросил её оставить своё донесение на вечер. Уж что-что, а кое-какие намеки самец все же умел замечать.
-Ильтар сегодня на моей стороне, хотя он помнит мои грешки, иначе бы я не напоминал сейчас дикого кабана.- проворчал алый, демонстративно смахивая с грудной пластины грязь на землю -Но оставим мои грехи только для моей совести. Как и всю твою важную информацию. Я сейчас немного не в том настроение, чтобы думать.- все таким же ворчливым голосом сообщил Фаерх, скребя когтями пластины на животе -Впрочем, я с удовольствием послушал твои сказки. Они как минимум звучат лучше, чем любые донесения, которые мне может кто-либо здесь принести. Идем, расскажешь мне их под крышей. Здесь прохладно и нечего выпить. Сегодня тот день, когда я не хочу оставаться трезвым.- уже более добродушно заявил чешуйчатый, после чего подмигнул девушке, надеясь, что она в курсе значения этого человеческого жеста. Вновь фыркнув, ящер мотнул головой и направился в сторону бани, медленно покачивая хвостом. Крысолюдка в этот момент же скрылась из виду, поняв уже намек драконида. Проводив её взглядом, алый продолжил путь, чуть сбавляя свой шаг, чтобы колдунье не пришлось бежать за ним.

Баня
До бани ящеры дошли быстро, почти не отвлекаясь на разговоры. Фаерх не собирался на виду у всех разговаривать насчет того, что как он думал, ему собиралась поведать колдунья. Она уже успела показать, что в голове у неё не опилки. А раз так, то рассказать она явно хотела не какие-нибудь простые легенды, что иначе как сказками уже и не назовешь. Ну а раз говорить о них сейчас нельзя, то пара минут в тишине позволят алому сосредоточиться и заставить свои мозги работать и правильно воспринимать информацию. Его ещё не полностью отпустил азарт боя, так что перед важным разговором нужно было собраться с мыслями.
Когда же перед ящерами возникла баня, алый бросил взгляд на чернявую, тихо фыркая.
-Если ты не против, совместим приятное с полезным - я помоюсь, а ты мне все расскажешь и никто нас не побеспокоит.- кратко объяснил свой план драконид, после чего продолжил свой путь. Войдя в предбанник, драконид сбросил с себя шкуры, потом развязал красный кушак и положил рядом свой шестопер, потом избавляясь от перевязок на своих ступнях, без всякого стеснения снял с себя шаровары и так же бросил в одну кучу с остальными вещами. Фыркнув и при этом не замечая, есть рядом колдунья или она решила оставить все до следующего раза, взял из-под скамьи заранее заготовленные дрова, после чего вошел в саму баню. Вдохнув полной грудью горячий воздух, Фаерх довольно клацнул пастью, после чего закинул ещё дрова в печь. Потянувшись, алый пожалел что баня вышла уж больно маленькой и здесь было невозможно расправить крылья, дабы затем взяться за поиск ковша. Отыскав оный, драк отыскал под одной из лежанок кувшин. Распрямившись, ящер черпнул из котла на печи горячею воду и приоткрыв кувшин, вылил немного его содержимого в ковш. Вернув кувшин на место, драконид взялся поливать кипяток на камни, с довольным оскалом наблюдая за тем, как вверх поднимается пар и в воздухе заметно запахло чем-то схожим с запахом хвои и чего-то ещё, что крайне положительно сказывалось на спокойствии рептилии, успокаивая и умиротворяя его. Ещё раз клацнув пастью, алый встряхнулся и убрав ковш на место, уселся на центральный лежак, прижимаясь спиной и крыльями к горячей стене и прикрывая глаза.
-Сш-ш-ш-ш-ша-а-а-а-а-а!- протянул довольно драк, расслабляясь.

0

323

– …Идем, расскажешь мне их под крышей. Здесь прохладно и нечего выпить…
– Да, конечно.
Путь до крыши дракониды действительно дошли очень быстро, только не до той, до которой Маре хотелось добраться. Нет, против бани самка ничего не имела, только идти мыться она хотела вечером, одна или с сёстрами.
– Если ты не против, совместим приятное с полезным – я помоюсь, а ты мне все расскажешь… «Но… это же… как это…» Самка опешила от такого предложения, остановившись на несколько секунд. Мара обдумала всё дважды. Первый раз она пыталась представить, когда у неё будет возможность поговорить с Фаерхом под крышей здания без чувства стыда и стеснения. Второй раз колдунья думала, когда она сможет поговорить с Фаерхом, наслаждаясь чистотой собственного тела. Взвесив все за и против, Мара решила не терять возможность совершить омовение, погреться и заодно в очередной раз выяснить, какой порог температуры она сможет выдержать.
Раздеваться в предбаннике с самцом было крайне неловко, если не сказать стыдно. Благо Фаерх не интересовался физическим присутствием самки и даже не смотрел в её сторону. Сложив вещи на скамье и прикрываясь крыльями, в бане колдунья нашла взглядом то, о чём мечтала уже несколько дней: бадью на одного драконида, а в данном случае – драконидку. И пока воевода и дальше продолжал не замечать самку, наслаждаясь жаром  да согреваясь, Мара наполнила бадью горячей водой и залезла в неё, начиная намыливать тело и волосы.
Повисший в воздухе хвойный аромат с примесями действительно успокаивал, не столько разум, сколько душу.
на несколько минут Мара даже забыла о существовании Фаерха рядом, хотя до него всего-то крылом можно было дотянуться. Ну, как забыла. Где-то на краю подсознания в это время он удостоился права на ментальное существование.
– Сш-ш-а-а-а… – повторила за  драконидом колдунья, выражая своё удовольствие. Как ей сейчас хотелось оставаться здесь как можно дольше, в тёплой воде, вдыхать аромат хвои, забыв обо всём…
– На днях я смогла посетить библиотеку Т’Яра, взять несколько книг, – Мара начал разговор, вспомнив основную цель своего посещения бани с самцом, – И узнала несколько фактов о существе, которое мы встретили под Рахеном, – самка зачерпнула ковшом чистой воды и смыла с плеча остатки мыла, – Сведений практически никаких, я бы сказала, что это даже только догадки, но в разные временные промежутки прослеживаются описания странных существ. Весьма похожих на наше. Их всех объединяет то, что встречались они только под землёй, и были изгнаны с помощью, если я правильно трактую текст, отдельного направления тёмной магии. К сожалению, авторы не указывают, какого именно, – Мара замолчала, о чем-то задумываясь.

0

324

Как оказалось, самка не только приняла предложение самца составить ему компанию, но и полностью поддержала в плане помывке. Когда алый наконец заметил, как колдунья спряталась в бадье, под толстым слоем пены, он как смог изобразил удивление на морде. Фаерху казалось, что Морена собирается ему рассказать нечто важное, да и вообще отличается тем ещё зажатым характером. Впрочем, возможно потому она и спряталась таким образом, чтобы чувствовать себя чуть более комфортно. При таких мыслях удивление быстро исчезло с морды драка, заменяясь одной ухмылкой. Более не наблюдая за девушкой и давая ей шанс привести себя в порядок и так же собраться с мыслями, как того хотел сам драк, чешуйчатый закрыл глаза и замер, просто греясь и ожидая, когда ведьма начнет. Ждать пришлось не долго.
Когда она наконец же заговорила, алый оторвал голову от стены и взялся внимательно наблюдать за самкой, не менее внимательно слушая её. Но рассказ её вышел каким-то куцым. Возможно от нехватки информации, которую ей удалось вычитать, а может быть недостаточной красноречивости. Это было не очень хорошо, ибо воевода надеялся узнать что-то более конкретное по тому врагу, о котором он никогда ранее не слыхал.
-Ну если мне не изменяет память, и ты, и гоблины говорили, что на эту тварь действовало обычное оружие. Как и потом мой огонь. Значит все же победить их можно и простым способом.- произнес Фаерх, задумчиво скребя нос -Но это конечно, если написанное теплыми и увиденное нами - одно и тоже.- продолжил алый, опуская взгляд в пол -Надо будет все же рассказать об этой твари Т`яру. Он конечно, шума поднимать не станет, но чем меньше знает о той гадости народу, тем меньше паники и больше спокойствия. В тем более что если такие твари - редкость.- высказал свои мысли вслух драк, при этом больше для того, чтобы драконидица просто их услышала. Судя по тону, её мнение пока здесь не требовалось. Драконид же, после того как подлил ещё немного воды на камни, вернул своё внимание к самке.
-Не думаю, что пока этой информации хватает. Если у тебя есть что ещё сказать, говори. Если нет, то сегодня пойдешь со мной до Т`яра. Я скажу ему, чтобы он выдал все, где ещё можно найти информацию по этим зверюгам. Глядишь вы потом вместе чего и придумаете.- сказал драк уже вполне сформированный наказ для Морены, который ей предстояло выполнить. Но это было не все, что пожелал ящер сказать.
-И это, знаешь, раз. Второе, что меня сейчас, если честно, волнует больше, это тот таррэ, с которым ты устроила переговоры без моего ведома. То есть, конечно, я дал тебе все права вести дела от моего имени, но все же желательно было бы, чтобы я сначала узнавал о том, что намечается, а не после того, как ты извещаещь меня об этом. И хотя мы ещё об этом поговорим, сейчас мне интересно другое - кто он такой, как ему хватило сообразительности связаться с нами и с тобой в частности. И не с ним ли в таком случае связано то, что Баронесса уже столько времени ноет, что все её дела идут коту под хвост. Что ты о нем знаешь и что именно он хочет? Ты конечно об этом говорила, но прошлый доклад был весьма коротким, пусть в этом была и моя вина. И ещё - не стоит ли нам просто послать к нему Грызффнюра? А то мало ли, вдруг нашему мастеру-убийце необходимо проверить свою сноровку?- сказал Фаерх, проводя когтем по лежаку. Настроение у него было умиротворенное, но мысли о том торгаше заставляли ящера беспокоиться о безопасности коммуны, а от этого даже в таком состоянии в алом проявлялось желание сделать что-нибудь с кем-нибудь ну очень нехорошее. Впрочем злиться сейчас драк был не в состоянии, потому дальше данного акта порчи имущества ничего не произошло. В тем более что чуть погодя дверь в баню хлопнула и в помещении появилась крысолюдка. Хвостокость, по приказу Фаерха, [float=right]http://s7.uploads.ru/3W1P8.png[/float]притащила небольшой бочонок, в котором что-то заметно булькало. Не обращая внимание на ящеров, грызун пронес бочонок до драконида и поставила его у ног самца, после чего довольно что-то пропищала на языке грызунов. Алый прощелком языком что-то в ответ, после чего взялся вскрывать принесенное. Крыса же исчезла из виду, чтобы через минуту появиться перед глазами рептилий, только в этот раз с двумя кружками эля и при этом представая перед драконидами в практически обнаженном виде.
Фаерх на это не обратил никакого внимания, занятый борьбой с пробкой в бочонке, как и не видел реакцию Морены на появление крысы, что с уверенным видом поставила перед самцом кружки, после чего крайне ловко запрыгнула за спину чешуйчатого, держа в лапах щетку и мыло. Пара секунд и грызун уже взялся мыть ящера, начиная шеркать его спину и крылья, от чего воевода крайне подозрительно проурчал и наконец вырвал пробку, дабы взяться разливать напиток по кружкам.

0

325

–…чем меньше знает о той гадости народу, тем меньше паники и больше спокойствия.
– Да, вы правы, – немного сонно ответила самка. Природная слабость всё же начинала давать о себе знать. При упоминании таррэ, самка снова вернулась к реальности, внимательно слушая воеводу, не перебивая его. Но имя Грызффнюр заставило самку возразить Фаерху.
– Ваше право, Фаерх, – Мара смыла с себя остатки пены, присаживаясь на скамью, на которой сидел самец. При этом она всё ещё прикрывала тело крыльями, хоть и не чувствовала в этом острой необходимости, – Но я считаю, что нам пока необходимо сохранять осторожность и хотя бы на первое время оставить таррэ в живых. Я не знаю, кем он является на самом деле и на что способен. Догадываюсь, но не знаю.
Появление Хвостокости было, конечно, неожиданным, по крайней мере, для Мары. Но самка не удивилась. Лёгкое сонливое состояние и успокаивающий древесный запах притупили чувства, поэтому драконидка лишь приподняла надбровные дуги, увидев бочонок и догадываясь о его содержимом.
– Я хотела рассказать вам о намечающейся сделке, но получила письмо буквально за час до начала пути в храм Аннаэль,«Знаю, у меня было время отыскать вас, и умолчать о письме с моей стороны непростительно», – В нём упоминалось моё имя и имя моего отца. В начале, я решила что это злая шутка или того хуже – ловушка. Но несколько раз перечитав текст, я смогла распознать зашифрованное сообщение с указанием места и времени встречи, и решила при первой возможности узнать личность столь щедрого торговца. К счастью, торговец был настоящим, как и его товары.
В бане самке было слишком жарко, а прикрывающие тело крылья препятствовали хоть какому-то охлаждению организма. Наплевав на своё воспитание, Мара убрала крылья за спину, отмечая, что жара стала не настолько невыносимой.
– Его зовут Харон. Это его настоящее имя, – и снова намёк, что таррэ имеет привычку прятать имя, данное при рождении, – Скажем так, для начала карьеры торговца ему были необходимы материальные средства, и он обращался к моему отцу по этому вопросу, заодно узнав обо мне. Скорее всего, благодаря связям господин Нергало Бормацо смог узнать о моём существовании в Стае. Но опять же, Баронесса или её подчинённые могли попросту пригрозить ему, случайно или намеренно назвав моё имя. Пока у меня нет других объяснений.
Рефлекторно потянувшись за щёткой с длинной ручкой, самка удивилась, что забыла о частичном отсутствии конечности. Ну да не беда, заклинание, несколько жестов, сила мысли – и тени помогли заменить сразу несколько рук, орудуя щёткой, мылом и ковшом с водой.
– Если именно он смог навредить делам Баронессы, то действительно опасен для Стаи, и его необходимо уничтожить. Но, как я уже сказала, нам ничего о нём не известно. Лучше узнать истинные масштабы его связей с внешним миром и чёрным рынком, в этом случае мы можем получить доступ к товарам разного рода, в том числе и информации. В противном случае мы всегда можем дождаться удобного момента для проверки способностей нашего мастера Грызффнюра.

0

326

Слушая Морену, Фаерх быстро успел разлить мед по кружкам и поставил бочонок себе в ноги. Довольно клацнув пастью, ящер перевел взгляд на колдунью, которая к моменту разговора уже успела убрать свои крылья за спину, что было встречено тихим хмыканьем. Алый ещё ни разу не видел, чтобы драконидица появлялась обнаженной на глазах у других, хотя многие драконидицы из Гнезда спокойно переносили и это, и взгляды других ящеров.
-Хорошо, значит пока Грызффнюр может поберечь силы. Но тогда ещё одним твоим заданием будет позже выведать, кто этот человек, что ему нужно и как он смог выйти на нас. Надо будет только найти повод, чтобы ты отправилась к нему и все досконально вызнала. Желательно при этом, чтобы он не сообразил, для чего. Хотя, если учесть что он как то это все узнал о тебе, это будет сложновато. Но если что, я надеюсь ты сможешь дать ему понять, что в отличии от него, мы знаем где он живет.- Поставил Фаерх ещё одну задачу для Морены, которую было бы им необходимо решить в будущем.
Ну а пока две рептилии разговаривали, крыса продолжала усердно работать. Намылив спину драконида, грызун тут же взялась за его крылья. Уж что-что, а Хвостокость знала точно, что вожак ну ни как не мог самостоятельно что-либо сделать с ними. Собственно поэтому ему всегда и требовалась её помощь. Плюс, за это всегда ящер платил дополнительно, что было на руку предприимчивой крысолюдке. Так что опыт у неё уже был, а за счет того, что все внимание Фаерха было занято драконидицей, он не шевелился и отскрести грязь с его шкуры не только не составило труда, но и вышло достаточно быстро. Конечно кружка, которую грызун принес для себя, как Хвостокость могла заметить, оказалась уже наполнена на половину алым и пододвинута к черношкурой. Крыса не показала свои мысли, продолжая работу, быстро меняя расположение и усаживаясь уже перед ящером. Драконид, отхлебывая мед из кружки, взглянул на крысу и отрицательно покачал головой. Конечно, в целом драк был не против того, чтобы грызун как обычно отмывал его всего, но сейчас она могла помешать разговору с Мореной, потому он пока решил отказаться от продолжения. Сделав ещё глоток из кружки, Фаерх снова заполнил её из бочонка и с важным видом передал Хвостокости, после чего взмахнул рукой, мол "пока свободна". Грызун молча принял дар, после чего отсел подальше от ящеров, дабы не мешать им. Чешуйчатый же вновь взглянул на колдунью.
-Но это все позже. Желай торгаш нам вреда, мы бы уже знали о подступающих солдатах. Да и сомневаюсь я, что твари тьмы завтра придут по наши души. Так что пока мы можем в коим-то веке вздохнуть свободно. Пей.- произнес добродушно и уже более спокойно воевода, откидываясь спиной на стену, одновременно с этим пододвигая хвостом кружку с медом к девушке -Пей-пей, твою кровь думаю тоже нужно прогреть, а дурную голову проветрить от лишних мыслей. Да и в целом, я думаю ты заслужила право вздохнуть свободно. Все бы были такие же исполнительные как ты, глядишь, мы бы не ютились в этом маленьком уголке мира.- тут драконид фыркнул, слегка оскаливаясь. Потянувшись, алый зевнул и тряхнул головой. Аромат гоблинских примочек наверно уж больно хорошо ему ударил в голову, ибо легкая сонливость подступила к ящеру. Прогнать её конечно получилось, но она же могла прийти в любой момент. Ну а пока не появилась она вновь, драк глянул на драконидицу, после чего бросил взгляд на крысу и вновь посмотрел на чешуйчатую.
-Это наверно запоздала прозвучит, но может тебе тоже нужно помыть спину?- предложил Фаерх, вспоминая что как бы Морена не пыталась помыться, укутавшись в крылья, у неё это вышло посредственно.

0

327

–… Но если что, я надеюсь ты сможешь дать ему понять, что в отличии от него, мы знаем где он живет.
– Не волнуйтесь, у меня был хороший учитель по предмету «Выражение угроз жизни и имуществу тонкими намёками», – Мара хихикнула, вспоминая Отца, любившего прерывать несколько раз урок этикета и начинать собственный диалог со своим творением.
– Так что пока мы можем в коим-то веке вздохнуть свободно. Пей. – Но… – Пей-пей…
Эх, драконидка бы ответила, что до конца дня лучше держать разум в трезвом состоянии и поддерживать силу духа. Вампир хоть и пытался несколько раз привить драконидке свою любовь к лучшему, по его мнению, вину, но не смог этого сделать. По правде говоря, ей просто не нравился вкус. Но что поделаешь, воевода настаивает… Да и что она теряет? Может хоть сейчас она поймёт, почему многие тёплые и огненные собратья любят пить медвуху? Сделав глоток, Мара поморщилась. «Нет, всё равно не понимаю»
– Э, спину? – переспросила самка, держа в руках наполовину пустую кружку, – Да, пожалуй. Если вам не трудно…
Мара перестала колдовать, поставив кружку поодаль, и поворачиваясь к Фаерху спиной, предоставляя ему полную свободу действий. Она, конечно, справилась бы и сама, но даже с магией это бы заняло довольно много времени. И что странно, в её голосе не было страха или неуверенности. Спустя секунду, Мара приподняла голову и на крысином наречии позвала Хвостокость. Крысолюдка оставила недопитую кружку в покое, исполнила не приказ, но просьбу. Вчера у колдуньи была возможность пообщаться с грызуном и даже заключить кое-какие договорённости. Крысолюдка села напротив колдуньи, произнося сначала разные слова на языке своего народа, переводя их на всеобщий, а затем объединяя их в различные предложения. Когда драконидка произносила слова неправильно, Хвостокость поправляла её. А если Мара ошибалась слишком часто, то крысолюдка, не страшась, “щёлкала” её по носу хвостом. Но долго урок крысиного наречия не продлился. То ли Маре стало слишком весело, то ли терпение кысолюдки подошло к концу, когда драконидка стала откровенно передразнивать несчастную самку. Хвостокость вернулась в свой угол, продолжив допивать кружку мёда.

0

328

Получив положительный ответ и дождавшись когда между самками закончится их "чириканье", в котором лично он понимал лишь Хвостокость, Фаерх поймал грызуна на полпути к своему месту и уже сам произнес команду на крысином. Крыса тут же кивнула головой и вернулась к себе на место, чтобы полностью опустошить кружку, взять все самое необходимое и вернуться к Морене, которая уже успела повернуться спиной ко всем.
-Я бы посоветовал расправить крылья...насколько это возможно.- дал совет чернявой алый, наблюдая за тем как крысолюдка вновь берется за дело. Не прошло и минуты, как драконидица могла почувствовать, как мелкие и проворные лапки крысы скребут и намыливают её шкуру на спине, слегка царапая коготками чешуйки. К тому же, хоть Морена и не имела таких высоких размеров, как у Фаерха, Хвостокости все равно приходилось тянуться, чтобы захватить всю площадь работы, от чего оруженосец то и дело прижимался грудью к спине ведьмы. Наблюдающий за этим драк потирал кончик своего уса, размышляя, что все же как удобно устроены крысы - их короткая и жесткая шерстка была как вторая щетка, от чего это "ползанье" крысолюдки по спине более рослых рептилий было не только приятно, но и действенно в плане помывки.
-Кстати, если я не ошибаюсь, ты как-то упоминала, что у тебя были братья. Это конечно логично, но отчего ты упоминала о них столь мало и вскользь? Ты их не помнишь уже или они пали в бою, защищая тебя с отцом, как это сделали мои братья? Может быть, им могла бы понадобиться наша помощь? Ты же понимаешь, что чем больше собратьев мы спасем, тем лучше для всего нашего рода.- задал внезапный вопрос Фаерх, который только сейчас вспомнил эту деталь из рассказов Морены. Ведь действительно, дракониды никогда не приходили в этот мир по одному, пусть один из братьев или сестер так не начинал дышать, явившись на свет. И то, что колдунья про них ни разу не вспоминала, было непонятно. Если они пали, защищая её с отцом, то заслуживали того, чтобы память о них не исчезла. Если же куда-то делись, то ведь возможно, она просто не думала о том, что их можно спасти. Кто этих глупых самок знает, особенно если они воспитаны как теплокровные, боящиеся вида собственного тела.
Тем временем жар от пара уже стал пропадать и пусть Фаерх был готов сказать, что его плоть и кости прогрелись, он подумывал повторить сие. Хотя было не совсем ясно, как к этому отнесется кислотная, но если она ещё не жаловалась, значит в целом жар она переносила неплохо. Однако надо было быть осторожным, о чем он не подумал заранее. Тихо фыркнув, ящер вновь добыл кувшин с "пахучкой" и подлил её в ковш, которым уже успел зачерпнуть немного кипятка, чтобы ненароком не убить колдунью. Вернув кувшин на место, чешуйчатый плеснул получившеюся субстанцию на камни, от чего комната вновь наполнилась дурманящим ароматом. Вдохнув его полной грудь и встряхнув крыльями, ящер взялся ополаскиваться, смывая с себя мыло и остатки грязи.
-Сша-а-а-а-а-а...- довольно прошипел драконид, наблюдая за тем, что сейчас он выглядит куда как более чистым, чем было раньше. По сути, теперь оставалось только дождаться, когда Морена решит, что она тоже достаточно чистая и можно будет покинуть сие место. Но пока этого не случилось, огненный уселся обратно на место и наслаждаясь жаром, взялся с чуть осоловелым взглядом наблюдать за двумя самками, находя в данном зрелище весьма приятные для его глаз моменты. Он даже тихо прорычал, заставляя хвост крысолюдки заметно дрогнуть, которая точно определила в этом рыке нотки возбуждения.

+1

329

– Я бы посоветовал расправить крылья…
Самка последовала совету воеводы, облегчая работу Хвостокости. Коготки грызуна приятно задевали чешую, а шёрстка и вовсе вызывала ощущение лёгкой щекотки, – Кстати, если я не ошибаюсь, ты как-то упоминала, что у тебя были братья.
После этих слов Мара погрустнела, вспоминая образы ещё не выросших мальчишек-самцов, – Да, были… – в памяти самки чётко отпечатался облик одного самца, такого же черношкурого, черноволосого и синеглазого, как она. Но больше всего Мара запомнила его взгляд. После удачной попытки напугать самку оскалом и приперев её к стене коридора, глаза этого же самца смотрели на неё с лёгкой усмешкой, если не с презрением. – Ты не моя сестра. Моя сестра не может быть такой трусливой и слабой, – говорил он тогда. А второй даже не пытался ей помочь…
– Я помню их, но очень смутно. Могу вспомнить их лица, когда мы были ещё детьми. Но с тех пор прошло уже столько лет, они выросли и изменились внешне. И я не ведаю их судьбы, – Хвостокость закончила смывать грязь со спины чернявой, принимаясь за крылья, – Отец продал их, кажется, какому-то графу… или, вампиру из знатного рода, когда нам было пять лет. Я пыталась узнать их участь, но не могла и слова вытянуть из Отца по этому поводу. Он даже не называл имя клиента. И в архивах документов мне тоже не удалось найти сведений о них.
Мара вспоминала свои попытки отыскать имена драконидов в ценных бумагах, спрятанных в тайниках вампира. Она не верила, что кровопийца просто взял и выбросил листок с заметками об огромной сумме денег. Или того хуже, уничтожил его. Но было ещё одно место, куда самка так и не смола попасть.
– Возможно, он спрятал бумаги в своей главной лаборатории, куда мне так и не удалось попасть.
Пока Мара вспоминала все возможные приметы, по которым можно было с максимальной точностью описать кровных братьев-драконидов, Хвостокость закончила мыть второе крыло. Когда нотки рычания донеслись до ушей колдуньи, самка обернулась, чтобы забеспокоиться сначала за крысолюдку, а затем, поняв что источником её беспокойства является воевода, уже за самца.
– Фаерх, с вами всё в порядке? Вам нездоровится? – спросила самка, поворачиваясь лицом к дракониду, бегло осматривая его, ища взглядом серьёзные раны. Но следы от когтей на плечах не вызвали у самки серьёзного беспокойства. Решив, что проблема в источнике запаха, самка повернула голову в сторону кувшина с гоблинским пахучим веществом. Да только Хвостокость рассказала истинную причину дёрганья своего хвоста колдунье, дотянувшись до уха самки и пропищав важную информацию на всеобщем наречии. Мара сей факт восприняла неоднозначно, осторожно смотря на самца.
- Простите, мне показалось, что... в общем, неважно.

Отредактировано Морена (2016-01-06 19:49:39)

0

330

[float=right]http://fatariya.ru/img/avatars/000e/4d/84/144-1450358902.png[/float]
Внимательно выслушав информацию драконидицы о её братьях, алый покачал головой. Многие из его собратьев знали эту горечь потери близкого. Переживали они это конечно легче, чем человечки, но легче все равно не становилось, в тем более что такие случаи потери были практически у всех, кого знал драконид. Если бы не алкоголь и запах трав, возможно воевода даже оскалил клыки от злости. К счастью, такого не произошло. Фаерх был слишком доволен, чтобы злиться. Тем не менее в голове он поставил заметку, что будет нужно разузнать о братьях колдуньи. Это конечно будет долго, но если ему удастся разузнать об этих двоих, глядишь, он мог бы спасти их. Ну или хотя бы поведать о их судьбе сестре. В тем более, что он был у неё в долгу. А воеводе быть в долгу не предстало.
-Мрррррм?- протянул алый, выходя из задумчивости и глядя на самку, которая задала ему вопрос, но затем отмахнулась от него сама же. Пожав плечами, ящер продолжил наблюдать за обеими самками, наслаждаясь зрелищем. И чем дольше он наблюдал, тем более понимал, что просто наблюдать - не так интересно, как ему показалось вначале. В тем более, что в последние дни он ощущал себя крайне одиноко. Это чувство одиночества кстати и толкало его сейчас на то, чтобы действовать. А то, как и сказал Азхаг, коротать ночи придется с крысой.
Вылив на себя ещё ведро воды, драконид встряхнулся и поднявшись с места, направился в сторону самки. Крысолюдка как раз уже смывала с драконидицы пену. Тихо фыркнув на Хвостокость и одним только взглядом велев ей отойти в сторону, Фаерх оказался за спиной у Морены. Тихо зарычав, алый обнял чернявую со спины, прижимаясь к ней грудью.
-А что касательно собратьев? Были ли ещё братья, о которых ты могла бы рассказать?- спросил воевода, кладя одну ладонь на грудь ведьмы, а другую на её талию.
[float=left]http://fatariya.ru/img/avatars/000e/4d/84/1947-1450383065.jpg[/float]
– Собра..? – почти ровным голосом хотела переспросить воеводу самка. Но мгновенно поняв, что он имеет ввиду, растерялась, не зная что и думать. «Нет… Уберите руки… Пожалуйста…»
К запаху трав примешался ещё один. Мара уже не раз встречала его раньше, возможно, чаще чем хотелось бы. Запах самца, возжелавшего самку, не сравнить ни с чем. Колдунья хоть и могла сопротивляться этому дурману, но не попасть под его действие ей было не под силу.
– Почему вы спрашиваете про… других собратьев? – спросила самка, попытавшись убрать руку самца со своей груди. Попытка выглядела печальной и смешной одновременно, – Я не понимаю, к чему вы клоните, – последний раз попыталась увернуться от разговора самка. Отчасти она говорила правду, поскольку не была уверена, спрашивает ли алый о её личной жизни или о чём-то другом. В душе всё ещё теплилась надежда, что Фаерх просто играет с ней, не собирается делать то, о чём сейчас Мара думает. А если и собирается, то хочет не её, а другую самку. Но с каждой секундой пламя надежды угасало, превращаясь в маленький тлеющий уголёк. Запах и поглаживания её пластин – лишнее тому подтверждение.
– Фаерх… не надо… – по легкой дрожи в голосе драконидки можно было усомниться в её уверенности. Она и сама не знала, хочет ли сейчас убежать или остаться. Когда-то она спросила Отца, почему люди вообще предаются такому низменному греху, сотворённому Ильгой. На что вампир ответил ей вопросом:
– Почему ты решила, что одна из наивысших форм удовольствия, доступная нам, смертным – является грехом? Только лишь потому, что Ильга потворствует ему? Или потому что так говорят другие люди? – маленькая самочка молчала, не зная, что ответить, – Если бы желания плоти были бы греховны, портреты Ильги уже давно были бы сожжены на площадях, бордели разрушены, а всех женщин и мужчин, заподозренных в соитие, до сих пор забивали бы камнями. И как же ты объяснишь, почему этого не произошло до сих пор?
Мара не считала соитие грехом. Не завидовала сёстрам, познавшим самца. И не понимала, почему сама до сих пор сохраняла целомудрие. Ведь её внимания уже добивался самец, и не один, но самка не решалась подпускать их к себе.

0

331

Самка попробовала сопротивляться, убирая от себя его руку, но вот только в отличии от самца, рука у неё была только одна. Потому, поддавшись и убрав по её желаю правую руку на лежак, опираясь на него, драконид продолжил гладить талию драконидицы второй рукой, прижимаясь грудью к её спине чуть сильнее.
- Только хочу понять, от чего такая красавица все ещё сопротивляется мне? – прорычал алый, переводя ладонь с талии самки на её живот, продолжая тихо порыкивать.

– А от чего я должна не сопротивляться вам? – немного резко ответила самка, поворачивая голову, чтобы иметь возможность смотреть ему в глаза, но сразу же пожалела о своём решении. На её мордочке можно было прочитать сначала проявления гнева, но затем его сменил лёгкий страх. Взгляд Фаерха заставил её задуматься, а почему она действительно сопротивляется? Какая причина заставляет её сдерживаться? Разве близость – грех? Нет, она так не думала. Колдунья обещана другому? Тоже нет. Она боится? Вполне возможно. Тогда чего она так страшится?

- Потому что это глупо...- произнес не задумываясь алый, глядя на повернувшеюся мордочку самки хищным взором. Драконид конечно признавал, что не всякая драконидица бы согласилась на то, что сейчас предлагает он, однако пока было совсем не ясно, почему именно колдунья отказывается. Если бы ей был не по нраву воевода, в дело бы были уже пущены когти или хотя бы слова, ясно говорящие об этом. Чернявая же вела себя так, будто сомневается или ещё раздумывает. А коли так, её значит нужно было подтолкнуть к правильному решению.
- В тем более что нам всем нужно расслабиться.- добавил огненный и игриво укусил самку у основания крыла.

– Мне не нужно расслабляться, я в этом не нуж… – самка охнула, почувствовав клыки на чешуе у крыла. Чувства и ощущения становилось всё тяжелее контролировать. Мара поняла и одновременно отказывалась признаться в истинной причине своего поведения даже самой себе: она не хотела сопротивляться. И в пещере тоже не хотела, но была слишком сильно напугана происходящим, или что их могли увидеть, если бы ящерка поддалась инстинкту. Сейчас же в помещении находилась только она и Фаерх, не считая Хвостокости.
– Я… не хочу… – изо всех сил попыталась противостоять зову природы ящерка, но по собственному голосу поняла, что проигрывает борьбу. Тогда, предприняв ещё одну попытку, самка обвила собственным хвостом свои живот и бёдра, чтобы рука самца оставалась только на её талии.

- Что же...- ответил тогда алый, убирая руку от самки, чтобы затем схватить её за плечи, поднять от скамьи и посадить мордочкой к себе - Я не могу взять сестру силой...- продолжил воевода, опираясь одной рукой на лежанку, а другую кладя на затылок чернявой и касаясь кончиком своей морды её - Потому если ты сейчас скажешь мне "Нет", это все прекратиться.- заявил Фаерх, после чего провел языком по мордочке Морены, кладя вторую руку с лежака на её бедро, ласково поглаживая черную чешую. И хоть его разум соображал плохо от жары и возбуждения, взять себя в руки и отступить он ещё мог. Он конечно этого не хотел, но пока ящер мог соображать, он должен был придерживаться тех правил, исполнение которых он требовал от других.

Всё было так просто… Всего лишь слово, всего лишь одно слово, и эта пытка прекратится. Даже после “поцелуя” и ощущения второй руки на чешуе Мара приоткрыла рот, чтобы промолвить заветное “Нет”… «И что дальше? Будешь бегать вечно от самой себя? Хвататься за старый образ жизни, которого теперь для тебя даже не существует?»
– Нет… – самка почувствовала, как самец ослабил хватку, и поспешила схватить его за руку, – Нет, просто..! – встретившись с замешательством воеводы, Мара опустила взгляд и промолчала несколько секунд. Но колдунья всё-таки собралась с мыслями и попыталась объясниться, – Просто… Я не чувствую, что готова. Моё тело хочет этого, но…
Самец не отстранялся от самки, но и не склонял Мару к близости насильно. И черношкурая была благодарна ему за терпение и сдержанность, – Просто, если бы вы могли дать мне время… – самка коснулась ладонью щеки драконида, лизнув его в нос в ответ, – Это всё, чего я прошу.

- Хорошо.- согласился с просьбой самки драк, кладя свою ладонь на ладошку самки, прижатой к его морде. Отняв ладонь Морены от себя, драк лизнул её пальцы, проводя языком между ними. Отпустив же руку самочки, Фаерх приблизился мордой к мордочке ведьмы и вновь лизнул её клюв.
- Однако "Нет" ты так и не сказала.- прорычал он, после чего подхватил черношкурую и подняв её от скамьи, посадил её на лежак, чтобы колдунья была повыше. Переступив через скамью, ящер прижался грудью к груди ящерки, обнимая её своими крыльями, что сложились за её спиной. Ладони рептилии же плавно оказались возле самого хвоста девушки, сжимаясь. Пасть алого открылась, чтобы в который раз облизнуть кончик клюва кислотной, но теперь медленно, надеясь на ответ.

– Да, не сказала.
Мара облегчённо вздохнула и улыбнулась самцу. Сейчас Фаерх был ближе к ней, чем когда-либо. И теперь здесь, в его объятиях, Мара чувствовала себя защищённой, как никогда в жизни. Самка хотела лизнуть воеводу в нос в ответ, но случайно коснулась его языка своим. Самцу это, видимо, понравилось, раз он настойчиво потребовал продолжения. Во время “игры” языков, Мара осознала, что получает ласку, но не дарит её в ответ, что заставило её почувствовать себя виноватой. Драконидка провела рукой по груди и шее самца, плавно переходя от пластин к чешуе. Сначала когти осторожно прошлись по чешуе, затем, услышав довольное урчание, самка стала настойчивее ласкать область вокруг гребня на голове.

0

332

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

333

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

334

Когда все было окончено, самец непроизвольно сделал пару шагов назад, не желая более стоять на ногах. Плюхнувшись на скамью, алый тяжко задышал, вывалив язык из пасти. Жар взбудоражил мозг рептилии и от того достигнутый оргазм был намного сильнее, чем если бы дракониды занимались этим в каком-либо другом, более прохладном месте. Ящер в данный момент даже ничего не осознавал, перед его глазами было марево, а в голове вообще ничего не было, кроме ощущения удовольствия. Правда длилось оно не то чтобы долго. Тренированная крысолюдка, о которой уже все и позабыли, оказалась быстро за спиной драконида, держа в лапах полный таз прохладной воды. Секунда и тут же все это было вылито на голову Фаерха, после чего грызун, выученный горьким опытом, мгновенно ретировался под одну из лежанок. И было от чего - хоть Хвостокость об этой услуге всегда просил сам воевода, тем не менее, этот метод чешуйчатому ну очень не нравился. Вот и сейчас драк крайне резко подскочил, взмахивая руками и издавая злобный и даже, могло показаться, обиженный рык. Но крыса была уже вне досягаемости драконидской ярости, а Фаерх, уже быстро остывший и вернувшийся на место, не собирался доставать её из-под лежака. В конце-концов крыса сделала как было им же велено - вернула его обратно на землю, не дав совершить никакой глупости. Самка тем временем тоже была уязвима для жары. В некотором смысле, даже сильнее, чем Фаерх. Придя в себя и осознав, что начинает засыпать, Мара попросила Хвостокость на крысином наречии принести ещё один таз холодной воды. Грызун подчинился, покинув своё укрытие.
– Спасибо, – поблагодарила крысолюдку колдунья, остановив её от выливания всё драгоценной жидкости на свою голову. Мара взяла ковш, каждый раз зачерпывая немного воды и поливая ею своё тело, не только охлаждаясь, но и смывая оставшееся на мордочке семя самца. За этим занятием алый уже и застал чернявую. По сути, это была отличная пауза, чтобы сказать комплимент или какую другую приятность для драконидицы, но воевода решил промолчать. Заработавшие вновь мозги подсказывали, что сейчас, с его то запасом слов, сказанное может смутить колдунью. В конце концов, благородное вампирское воспитание и отсутствие опыта явно бы помешали оценить Морене красноречие самца. Потому чешуйчатый поступил проще. Дождавшись, когда самка закончит ополаскиваться, ящер поднялся с места и сел рядом с драконидицей, кладя ладонь ей на плечо и проводя языком по щеке, одновременно с тем издавая тихое урчание, мерно гудящее, казалось бы, из груди рептилии. Так спокойно и хорошо. Мара уже забыла, когда последний раз её душа обретала такой покой. Она положила голову на плечо Фаерха, обняв его за шею. Закрыв глаза, самка слушала биение его сердца, его урчание, и заурчала в ответ. Потеревшись щекой о чешую алого, Мара коснулась носиком подбородка драконида, лизнув его.
– Спасибо, – даже уже не зная за что, прошептала благодарность драконидка. Некоторое время она сидела в объятиях Фаерха, наслаждаясь блаженством, снова даря малую ласку в ответ. Но рано или поздно, блаженство всё равно подходит к концу. Голову заполняли мысли сначала о разных мелочах, затем всё о более важных и важных делах. Мягко отстранившись от Фаерха, драконидка хотела снова заговорить о чём-то важном, но не смогла даже открыть клюва. «Странно…»
Самец не ответил на странные слова благодарности самки, но продолжал держать драконидицу в объятиях до тех пор, пока она не решила отстранится. Алый не препятствовал. Во-первых им обоим действительно было уже пора собираться - день ещё не закончился и у каждого были свои дела. Во-вторых, жар снова начал распалять рептилию и лучше было бы покинуть сие место. Хорошего понемногу.
-Думаю, нам пора. До заката ещё далеко.- произнес Фаерх, дабы в воздухе не повисла тишина.
– Да, вы правы, – Мара улыбнулась и, немного помедлив, встала с лежака, направляясь в предбанник. Баня конечно хорошо, но разум постепенно возвращался к драконидке, как и воспоминания о делах, коммуне… И просто о том, что в баню может войти ещё кто-нибудь. Эта мысль отрезвила драконидку настолько хорошо, что она даже остановилась на мгновение на полпути. Только сейчас самка полностью осознала легкомысленность своего поступка и возможные последствия в случае, если бы драконидов увидели за весьма интересным занятием не умеющие держать язык за зубами сёстры. Или кто-нибудь ещё. Но к счастью, всё обошлось. Решив отложить нелёгкие думы над своим поведением до более спокойного момента, Мара вышла в предбанник, села на скамью и вытерлась полотенцем. Волосы к сожалению не могли избавиться от излишней влаги так же быстро, так что самка просто прислонилась спиной к стене и наслаждалась спокойствием.
– Да, кстати… – Мара потянулась к плащу, достав из него конверт с бумагами и протянув их воеводе, – Думаю, будет лучше, если оригинал торгового договора будет храниться у лица, представляющего интересы коммуны и имеющего право голоса на собраниях Вече. Я уже сделала копии, и буду работать с ними. Попытаюсь найти лазейки, способные дать нам преимущество в случае возникновения разногласий разного рода между таррэ и Стаей.-
-Это хорошо, но пока мне их некуда убрать.- с усмешкой произнес алый, уже так же вошедший в предбанник и приводящий себя в порядок. Крысолюдка к этому моменту так и вообще успела выскочить наружу, потратив на сборы всего ничего времени.
-Потому оставь их при себе. Лучше будет, если ты принесешь их мне сегодня вечером в дом.- произнес Фаерх, оскаливая клыки и тут же скрывая их. Не то что бы при этом ящер прямо стремился снова затащить себе в объятия колдунью, но у воеводы действительно сейчас не было куда убрать столь интересные документы. Да и изучать их ему было некогда. Сегодняшний день он намеревался провести за обучением драконидиц.  Если эти наглые задницы заставили его учить их, то он сделает все, чтобы они десять раз пожалели об этом. А уж Раага позеленела от напряжения, пытаясь хоть немного приблизиться по уровню выучки с ним. Так что таскать с собой документы было не только неудобно, но и опасно. Помнутся ещё, или чей-то нахальный нос в них залезет. В отличии от самца, большая часть самок умела читать.
– О, да, конечно, – ответила самка, мысленно отругав себя. Одного взгляда на одеяния Фаерха её хватило, чтобы убедиться в том, что до вечера у неё бумаги действительно будут в большей безопасности. Убрав документы обратно в секретный карман, Мара достала гребень. Спустя время можно было сказать, что колдунья выглядела более чем приемлемо. На шкуре не было грязи, волосы чисты… Немного времени и помощи гребня, и можно вновь отправляться на переговоры.
-Ну вот и отлично.- кивнул головой драк, защелкивая ремень и набрасывая на плечи шкуры -Тогда буду ждать тебя сегодня вечером у себя.- заявил алый, после чего подошел к двери и открыл её, пропуская ведьму вперед. Когда черношкурая прошла, воевода последовал на выход вслед за ней. Раскланявшись с самкой, самец направился в одну сторону, а самка в другую. У каждого из них были свои обязанности, которые сегодня ещё следовала выполнить...

http://s1.uploads.ru/i/EgrZt.png Дом Фаерха

0

335

Утро 9 число месяца Страстного Танца
1647 год от подписания Мирного Договора.

Тревожно завыли охотничьи рожки. Цедя сквозь зубы ругательства и грохоча сапогами по лестницам, гоблины поднимались на стену. Быстро занимая свои места у бойниц, зеленокожие начали готовить к бою луки. Крысолюды-арбалетчики заняли башни и взводили свои орудия. Небольшие "одноместные" арбалеты уже выискивали цель, когда как "расчетные", взвести которые могли лишь двое крыс, ещё только заряжались. Крысолюды-снабженцы так же были на месте, держа в лапах корзины со стрелами, готовые подать их стрелкам, как только их колчаны будут пусты. За всем этим с хмурой мордой наблюдал Фаерх, облаченный в сталь с головы до ног. Владыка Кузни немного поработал над трофейной сталью и сковал для воеводы полный комплект латных доспехов - нагрудник, воротник, наплечники, наручи и поножи, спинная пластина. Латные рукавицы приятно скрипели всякий раз, как драк сжимал пальцы, проверяя как хорошо держится броня. Ступни драконида были закрыты пластинами, надежно подогнанными мастером под алого. Даже шлем-маска и тот был доработан и имел пластины, защищающие нижнею челюсть, скрепляясь накрепко ремешками.
Прогнав отвлекающие мысли, алый взглянул за стену, где из-за деревьев уже появились вооруженные фигуры. Тихо цыкнув языком, алый хрустнул шеей и, бросив ещё взгляд на башню с арбалетчиками, рыкнул первую команду.
-Лучники! Товсь!- скомандовал драконид и гоблины тут же натянули луки. Фигуры же, заслышав команды со стены, сбились в кучу и выставили щиты.
-Навесом! Бей!- рявкнул Фаерх и рой стрел отправился в полет. С другой стороны стены было послышались крики, тут же прерванные звуком хорошей оплеухи, а затем приказы. Несмотря на промедление и ожидание воеводы, прямоугольные щиты успели сомкнуться над головами своих владельцев и укрыть их от града.
-Лучники! Товсь! Целься! Навесом! Бей!- прорычал алый, но новый залп гоблинов не принес никаких успехов. Щитоносцы продолжили свой ход.
-Ар-р-р-рбалетчики! Огонь!- прозвучала новая команда и крысолюды с радостью выполнили его. Стрелы полетели с двух сторон, но атакующие успели перестроиться. Это замедлило их, но прямоугольники щитов успели вновь встретить залп. И пока крысы взводили свои "игрушки", маленькая "черепаха" поползла дальше в сторону стен. Фаерх оскалился и крикнул очередную команду. Гоблины сделали ещё два залпа, замедляя продвижение атакующих и давая время крысолюдам взвести арбалеты. Правда, толку это дало мало. Воевода тихо бурчал под нос ругательства, наблюдая за продвижением щитоносцев. Фыркая, алый подозвал к себе оруженосца и велел тащить его оружие, после чего вернул своё внимание за стену.
-Расчеты!- рявкнул Фаерх, после чего довольно скалящееся крысы пододвинули к бойницам свои здоровенные стрелометы. Фигуры за стеной было задергались, но рык их командира заставил их затихнуть.
-Огонь!- скомандовал алый и могучие механизмы выпустили свои снаряды. К сожалению, расчеты ещё не были натренированы достаточно хорошо, потому шесть стрел попали в землю. Однако две достигли своей цели. Первая попала в щит по касательной сверху, практически вырывая его из рук носителя, но как и ожидал драк, тяжелый щит крепился к носителю ещё и ремешком, потому быстро вернулся на место. Вторая же попала точно в центр щита, заставляя его носителя начать заваливаться на землю. Из-за этого всё построение было чуть не развалилось, особенно после того, как драк приказал добивать и "черепаху" начали засыпать стрелами, но все же порядок там был наведен и группа продолжила свой ход. Наблюдая за этим, ящер тихо фыркнул и громко отдал команду о начале прицельного огня, за благо что крысы-снабженцы ловко ставили вместо пустых корзин полные. В ответ на это "черепаха" прижалась к земле. Достаточно своевременно, ведь теперь, за счет близкого расстояния, гоблины могли играючи целиться в ноги или любые другие уязвимые места. Крысы тоже старались, но до зеленокожих было им далеко. В тем более что даже коротышки не могла сейчас найти подходящею цель. Но в любом случае воевода собирался заканчивать с этим, Хвостокость как раз прицепила на кончик хвоста ящера тяжелое кольцо с двумя грузилами. Взмахнув хвостом и проверив, что кольцо держится, алый отдал команду прекратить огонь. Ливень стрел тут же прекратился, когда как Фаерх клацнув клыками, явился на стену, широко раскрыв крылья. Завидев его на стене, щитоносцы оживились и задвигались, за благо что прекратился ливень стрел. Продолжая скалиться, драк взмахнул крыльями и спрыгнул со стены, быстро приземляясь. Грозно фыркнув, алый издал рык и встряхнувшись, рванул на щитоносцев. Те к тому моменту уже выстроились в шеренгу в два ряда и опустили копья, целясь в драка. Воевода же тихо рыкнул и набрав побольше скорости, одним махом отмахнулся от части наконечников и увернулся от других, после чего всей своей тушей врезался в строй. И на этот раз драконидки не выстояли и повалились. Не все, только четыре - две в которых попал Фаерх и две за ними. Остальные сейчас с криками, шипением и рычанием пытались в получившейся свалке воспользоваться копьями. Алый конечно же не собирался давать им передышки. В одну секунду ящер ударился щит в щит с одной из самок, роняя ту на землю. Затем был удар хвостом - тяжелые грузила на кончике хвоста тараном врезались в ещё один щит, так же отбрасывая его владелицу в сторону. Рыча и шипя, самки было кинулись на ящера, видимо инстинктивно надеясь повалить его толпой, но не тут то было. С трудом устояв под тяжестью нескольких штук повисших на нем ящериц, красношкурый рыкнул и встряхнул плечами, да махнул руками, разбрасывая самок. С рук они попадали, да и с плеч тоже. От самки, что висела на его хвосте, алый так же избавился встряхнув хвостом и буквально швырнув неудачливую ящерку в подруг. Попытавшаяся повторить трюк с ударом щитом, одна из самок подскочила к алому, надеясь врезать ему в нос. К сожалению для неё, драк успел встретить щит на щит и выдержать удар. Рыкнув, воевода схватил горе-воительницу в тиски и метнул в подступившею к нему со спины товарку. Раздались вопли, ругательства и шум. До драконидиц уже же дошло, что более крупный самец отлично пользуется теснотой, не позволяя использовать против себя копья, когда как сам применяет свою силу и навыки борьбы. Потому очень быстро женщины начали разрывать расстояние между самцом и собой, оттаскивая подруг и угрожающе тыкая в сторону алого наконечниками своих копий. Оглянувшись по сторонам и увидев полные желания отомстить глаза драконидок, Фаерх тихо хмыкнул. Его окружили и в таком положении он был достаточно легкой целью - все же тренировки принесли свои плоды и самки отработали удар копьём. Одним бы да задели его. Ну а судя по взгляду Рааги, Фаерх даже понял, кто его точно достанет. Потом ему оставалось поступить только так - поднять и резко опустить руку. Самки не сразу сообразили что это было. Лишь Раага вовремя успела повернуться к стене лицом и выставить перед собой щит. Остальные не поспели и множество пущенных со стены стрел застучали по чешуйчатым бокам. К счастью для драконидок, все стрелы были без наконечников, которые заменяли небольшие мешочки с песком. И хоть урон не мог быть смертельным, он был неприятным, от чего драконидицы заверещали, паникуя и серьёзно огребая. Зеленые били прицельно, потому не давали никому и шанса укрыться. Лишь Раага ухитрилась защититься, да ещё одна самка, укрывшаяся за спиной алого. Фаерх же, не находясь уже в опасности, ибо доверял прицелу зеленых, повернулся к устоявшей женщине и не долго думая, бросил в её щит свой. И хоть самка устояла на ногах, удар заставил её зашататься и получить пару стрел. Драк же, не теряя время, подхватил с земли ближайшее копьё и направился к Рааге. Та скрипела клыками и пыталась раздавать команды, но все остальные самки уже получили по парочке стрел и согласно правилам уже не должны были двигаться(да и не особо хотели), потому Рааге никто и не смог прикрыть спину от уткнувшегося ей между лопаток копья (тоже оканчивающегося мешком с песком).
-Ваша главная оплошность?- спросил алый, надавливая копьём на спину самки -Подсказать или сама скажешь?-
-Никакой честной драки.- прошипела недовольно Раага и начала подниматься на ноги.
-Да, это ваша главная ошибка.- согласился драк, отбрасывая копьё в сторону и оглядывая самок, которые так хотели научиться сражаться. Покачал головой.
-Хватит стонать! Собирайте все свои вещи и в крепость! И надеюсь у вас хватит мозгов, чтобы понять, что вы сделали не так! Живей-живей-живей!- скомандовал драк, подгоняя женщин. После алый тихо фыркнул и подошел к Рааге. Ящеру этого не хотелось, но так было надо, потому не смотря на оскал самки, алый похлопал её по плечу.
-Молодец. Вы все справились.- похвалил негромко воевода командира самок, после чего быстро убрал руку и пошел в сторону крепости -Собирай своих и веди к инструкторам.- отдал алый распоряжение напоследок.
-Да, воевода.- проворчала ящерица, после чего принялась приводить свой отряд в порядок.

+1


Вы здесь » За гранью реальности » Стая Возрождения » Коммуна