fataria

За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Архив локаций Хартада » Чердак на неназванной улице


Чердак на неназванной улице

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://s1.uploads.ru/OyeWb.jpg
В одном из многочисленных домов Хартада стоящем на улице, о названии которой лучше умолчать, Мендакс снимает чердак по весьма лояльной цене, всего-то пятнадцать золотых в месяц. Этим местом заведует супружеская пара, уже в годах, довольно милые люди, к тому же неудобных вопросов не задают, чему их постоялец очень рад.
Первоначально чердачное помещение было в печальном состоянии, но за два года Адриан сумел придать ему некий лоск и даже каплю уюта, но королевской особе привыкшей к роскоши дворцов, чердак всё равно бы не понравился. Ведь какого барахла там только нет: старые тряпки, выцветшие и облезшие картины, никому не нужные охотничьи трофеи, сундуки со всяким хламом, битые зеркала и массивный крепкий шкаф с перекорёженной дверцей, набитый затёртой до дыр одеждой. Всё это давно пора было отдать нуждающимся, но жалко же. Тем не менее, самым полезным, что там нашёл Адриан, был стол, в ящичках которого обнаружился довольно целый письменный набор с ёмкостью для чернил, перьями, кусочком сургуча, печатью, рисунок которой давно истёрся и разобрать, что же это было за изображение уже невозможно, а также пергаментом и пожелтевшими конвертами. Этот стол Карвейн перетащил ближе к стенке в угол, где рядом он расположил своё спальное место – старая кровать со сломанными перекладинами. Хозяева дома поделились периной с подушкой, так что поспать можно было с комфортом, если не обращать внимание на постоянные сквозняки, ведь рядом там было окно, до которого рукой подать, и его Мендакс постоянно держал открытым. Также были ещё две дыры со створками, но их Адриан приметил как ещё два пути к отступлению.
На противоположной стороне чердака, на стене углём были вычерчены три круга, в одном из них торчал нож – Мендакс время от времени практиковал метание острых предметов, но в бою он ещё ни разу не пробовал кидаться кинжалами, слишком не отточен этот навык. Это вам не табуретами кидаться по пьяни. Рядом под потолком подвешен новый деревянный, но уже потрёпанный манекен. На нём Адриан отрабатывал приёмы боя с кинжалом, хотя время от времени любил попинать его врукопашную.
На главном же входе на чердака, а именно на люке, Мендакс повесил колокольчик, купленный на рынке, который потом самолично проклял, применив ударную дозу тёмной магии. Звон этой побрякушки и так побуждает убежать куда подальше, но  нельзя позавидовать осмелившемуся дотронуться до неё. Такого храбреца как минимум ожидает патологическая неудача на ближайшие пять лет, и как максимум разрушение организма в течении суток. Всё зависит лишь от индивидуальности интервента и стойкости его перед тёмной магией. Тейарово дитя наверно и не заметит этот колокольчик, хотя Адриан не проверял…
В общем, довольно комфортное убежище, не полноценный дом со всеми благами цивилизации, но ещё лет пять в нём можно прожить если жизнь не повернётся в лучшую сторону.

0

2

---> г. Хартад | Таверна "Золотая виверна"

1645 год, 24-25 число месяца Плачущей сирены | Ночь - Утро

В оконном проёме из тени вырвался чей-то силуэт освещённый мерцанием далёких звёзд и луны, выглядывающей сквозь разрывы в облаках, монотонно серое полотно которых, невидимая сила ветров на миг разрывала и тут же зашивала обратно, время от времени раскрывая за воздушной массой тёмно-синее небо. Адриан был истощён и хотел спать, хотя знал, что и во сне ему не сбежать от жестоких реалий этого мира. Сколько он себя помнил, ему всегда снились кошмары. Как-то он даже пробовал дурманы на ночь, только не учёл что эта дрянь может сделать образы ярче. Везёт же тем укуркам, что ловят развесёлые галлюцинации, видя в снах розовых единорогов испражняющихся бабочками. По крайней мере, он привык к снам напоминающим о вине былой жизни, как люди привыкают к боли, становясь сильнее или умирая не найдя сил стерпеть. Хм… Стал ли Адриан сильней? Нельзя сказать что-либо определённое по этому поводу, но он точно что-то извлёк из видений о былой жизни. Его иногда даже можно найти склонившимся над столом, в свете угасающей свечи что-то быстро записывающим на пожелтевших листах. В такие моменты его хоть голыми руками бери, настолько Адриан погружается в свои мысли превращая разрозненные сновидения в синие слова.
Сейчас же, Карвейн по привычке оглядел чердак, и повесил на спинку стула сумку, затем стащил с себя куртку, бросив её где-то рядом с кроватью, и туда же закинул кольчугу, которая со звоном брякнула на пол. После кое-как заставил себя снять сапоги, но забыв про перчатки, он рухнул на перину, и только коснувшись головой подушки – уснул.

Сон|Сон

Уснул, рухнув в серую реальность Эшшатэ, порочного города проклятого богами на заключение в небытие. Адриан возвращался в него каждую ночь, заново переживая последние дни своей прошлой жизни. Мысли роились как потревоженный рой пчёл, перекидывая проклятого от одного видения к другому. За полвека своей жизни он успел запомнить их все, не сумев выяснить лишь одной важной детали, правда какой именно он не знал, и прорваться в глубины кошмара ему до сих пор не удавалось. Поэтому ему оставалось только терпеть муки души, являясь участником и в тоже время наблюдателем ужасного действа происходящего в его сне.
Изнанка всегда начинался с издёвки, сладкого пряника, видения  рая – панорамы благополучного уголка, процветающего города на фоне голубого неба. Он был великолепен, сравним с королем-героем, восседающим на троне. О, если бы вам только было дано увидеть его сверкающие на солнце шпили  с развевающимися по ветру флагами, пройтись по улицам, украшенным живыми цветами и волшебными фонариками, посетить сады полные благоуханием ароматных цветов, запах каждого из которых – идеален, или там же присесть на мраморной лавочке у фонтана, с которого на вас взглянет озорной амур. Но лучше подняться на башню, и взглянуть на всё это вместе с высоты достигнутой мастерами архитекторами, или обратить взор в другую сторону, дабы лицезреть величественный замок, являющийся оплотом мощи великого Эшшатэ.
Если бы только сладкие грёзы не обращались в кошмар, ввергая в страх и ужас даже самого дубового храбреца. Исчез дух вечного благоденствия и мира, сгорели сады, разрушен замок, король сброшен со своего трона, преданный алчными выродками. Город в огне!
Себя же Адриан обнаруживает на площади, средь мёртвых тел, склонившимся над кем-то, чей силуэт не удаётся разглядеть, ибо взор закрывает красно-белая пелена. И как бы он не пытался протереть глаза, у него не выходить вновь стать зрячим. В следующий миг его переносить в самый тёмный угол этого гибнущего мира. Там он чувствует тяжесть кандалов на своих запястьях. Резко оборачивается, и сгорает в холоде синего пламени, обращаясь в пепел. И на этом этот сон закончился…

После пробуждения и возвращения в мир реальный, он резко оторвал голову от подушки. Первые мгновения Адриан ещё ощущал, как оковы сдавливают ему запястья, теперь обёрнутые черными лентами некой метки. Но мыслями возвращаясь назад, в кошмар, он вспоминал те чувства, которые испытывал на проклятой площади. Одним из таких была горесть, которая заставляла слёзы тонкими ручейками течь по холодным линиям его лица.
-Что б вас...- ругнулся он и утёр рукавом лицо. Чувствовал себя Мендакс неважно, но по крайней мере раненная нога вообще не давала о себе знать, хотя подвергать её излишним истязаниям вряд ли было бы хорошей идей. Потянувшись и размяв затёкшую шею, он поднялся и подошёл к окну. На улице стояла всё та же мерзкая погода, а небо также было скрыто за серыми тучами. Зевнув, он подошёл к шкафу, в котором на днях спрятал кусок солонины и бутыль дешёвого вина. Да-да, завтраки были у него не ахти какие, но хотя бы до обеда живот бурчать не будет. После перекуса жестковатым мясом, Адриан вернулся к кровати, дабы одеться. Хотя он спал в одежде, поэтому ему пришлось лишь надеть кольчугу, без которой он редко выходит из дому, а затем и куртку. Правда ему пришлось немного повозиться, чтобы завязать узелки.
-"Чего-то не хватает"- похлопав себя по груи, а затем и по рукам, Адриан вспомнил про кинжал, который сейчас валялся возле ножки кровати. Видимо вчера он совсем про него забыл, когда стаскивал с себя куртку. Осталось обуться и можно выходить, но куда идти? Поглядев пару минут на перевязанную ногу,Мендакс решил сходить в лавку, прикупить лекарств и кое-чего другого.
Перед тем как выскользнуть в окно, Карвейн взглянул в зеркало, дабы убедить что не выглядит аки лохматое чудище. Что ж, убедился.
-Ну пошли- подбодрил он сам себя, и стянув со спинки стула свою сумку, вышел на крышу

---> г.Хартад | Рынок

Отредактировано Mendax (2011-10-11 16:28:06)

0


Вы здесь » За гранью реальности » Архив локаций Хартада » Чердак на неназванной улице