fataria

За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Монастырь паладинов » Монастырь


Монастырь

Сообщений 41 страница 60 из 62

1

[float=left]http://s9.uploads.ru/wrUSM.png[/float]
Огромный монастырь, больше похожий на крепость, был воздвигнут на месте, где когда-то, будучи священником, Эльдакар отправил в мир иной лесного разбойника, желавшего смерти монаха. После того, как Эльдакара изгнали и лишили сана, он решил бороться. Попросив помощи у своего давнего друга торговца, начал строительство своего монастыря и через некоторое время подарил миру величественное здание.
Крепость расположена в горах, почти на самом краю обрыва. Замок обнесен мощной двенадцатиметровой в высоту стеной, по краям которой расположены башни. По центру замка большая открытая площадь, где собираются паладины, устраивают показательные бои и турниры, и проводят собрания. В замке есть оружейные комнаты, тренировочные залы и спальни, все они расположены в пяти больших башнях по периметру. Большое укрепленное здание по середине площади занимает: приемный зал, кухня, классы, огромная библиотека и спальни жреца настоятеля, старших паладинов и рыцаря командора. Также в глубь скалы уходят множество коридоров и тайных ходов, о предназначении которых известно лишь главам ордена. С восточной стороны от замка расположена кузница и конюшни ордена.

0

41

Аарай понял, что он не ошибся в посланнике, он очень важен, и либо у него действительно важное послание, либо это всего навсего сладкие слова обмана. И все же при виде столь могучей и благородной птицы, хоть и усталой, любой другой мог бы здаться и пойти на поводу у него. Аарай хоть и был добр, но правда для него играла первоочередную роль. Во что бы то ни стало, он решил узнать у него правду.
Но маленькое разочарование в Аарайе появилось по отношению к себе из-за столь глупой ошибки, - " Как же я мог прогадать? Этот бич меня убьет так", - думал Аарай о смерти всех своих близких, что и повлияло на его ошибку с расой посланника...
Его размышления о ситуации резко прервали действия посланника, который двинулся к лестнице во двор.
- "Что он себе позволяет?", - с этими мыслями Алла взлетел с прыжка, облетел посланника и с силой камня приземлился перед ним у самой лестницы, останавливая птицу ладонью со словами: - Никто не смеет проходить на территорию монастыря без разрешения стражи, - сказав сначало с легким грубым тоном, но после успокоился, опустив руку продолжил, - я понимаю ваше стремление доставить послание, но и вам стоит понять меня. Это не просто монастырь, это великое сооружение мощи и защиты света - обитель наш., - только после этих слов Аарай позволил посланнику продолжить свой путь, милостиво пропуская его вперед.
- Так же прошу прощения за ошибку с водой, но увы у нас нету подходящей чашки для вас, но..., - резко прервал свою речь Аарай, задумавшись, но все таки решил продолжить, - но возле стойло есть бочка с чистой водой. Ни примите это за оскарбление..., - снова прервал себя Аарай, решив покончить с этой глупой темой.
- И все же давайте вернемся к главному вопросу. Я пастырь здешнего монастыря - хранитель обители и его покоя, проповедник веры истинной. Имя мое Аарай. Но рыцарь ваш, которого вы ищете либо убыл, либо его и вовсе не существует. В данный момент в монастыре почти никого нету, и под ваше описание, я думаю, мало кто подойдет, - говорил Аарай свои речи прямо и уверенно, никакого намека на эмоции и слащавости, и всем своим видом показывал, что никому не уступит.
- Так скажите кто вы, зачем и к кому? Я уже многое для вас сделал, позволив вам пребывать на святой земле без разрешения стражи и вышестоящих лиц, - окончательно поставил точку на вопросе своем Аарайя, не давая никакого повода на отклонение от вопроса или попытки на действия против света.

0

42

На несколько секунд стало мучительно стыдно, - неужели Максимилиан настолько явно выразил своё негодование по поводу воды, что страж заметил это? Или он умеет читать мысли?.. Перевалившись с лапы на лапу, ярант наклонил голову, растерянно глядя на мужчину, следующие слова которого заставили птицу приоткрыть клюв: "Пастырь монастыря?.. Хранитель обители?!. Аарай..." Отведя одну лапу назад, ярант медленно клонился к земле, распуская крылья, - его личный вариант глубокого поклона. Своеобразная дань уважения достойному собеседнику, которую птица оказывал далеко не каждому встречному, а только воинам, интересным рассказчикам, прочим героическим личностям и так называемым двуногим, озаренным "истинно ученым светом". К последним так же относились и те, из слов которых ярант мало что понимал, но не мог в этом сознаться, что бы не показаться всего лишь большой глупой птицей.

- О-о-о!.. - если бы мог, Максимилиан бы уже покраснел от собственной промашки и глупости, - Коль так, прошу меня простить: клянусь своими перьями с хвоста, не замышлял дурного. Но если правда то, что Вы - Аарай, то значит этот рыцарь Вы. Послание для Вас в моей нагрудной сумке. Надеюсь, что своей задержкой я не стал причиною томленья любящего сердца...

Массивный торс снова принял прежнее положение, крылья привычно сложились по бокам. Подцепив когтем ремни, Максимилиан нагнул голову и неловко покрутившись, стянул-таки сумку, аккуратно положив её на землю. Процесс извлечения посылки был недолгим, - птица протянул стражу сверток, завернутый в бумагу.

- Здесь всё, что Вам хотели передать. Теперь мы можем разойтись... Вот только подпишите здесь... и здесь и здесь, где крестики стоят, - следом за посылкой, которую ярант передал стражу, из сумки был извлечен тубус. Максимилиан замер, держа его в лапе, и не торопясь доставать бумаги, требующие подписей для подтверждения доставки почты адресату. Что называется, поздновато спохватился о таких мелочах, как чернила и инструмент для письма. Впрочем, после небольшой заминки продолжил, - Быть может, пожелаете ответное письмо отправить? Тогда смиренно буду ждать. Но подписи вперёд поставьте.

Максимилиан выпятил грудь, гордясь почти безупречным слогом. Кажется, удалось не ударить в грязь клювом перед лицом такого умного и важного господина как пастырь.

Отредактировано Максимилиан (2012-01-31 17:38:42)

+1

43

- Мне? - удивился Аарай, но само это удивление практически невозможно было прочесть на его отце. Только брови буквально на пару миллиметров поднялись вверх.
Аарай быстро взял себя в руки, вернув как внутренне спокойствие, так и лицу придал прежнее состояние - состояние бесконечного спокойствия.
- Значит это действительно важное послание, если они даже меня к этому привлекают, - получив сверток, Аарай забыв обо всем, но не теряя самообладания не спеша начал разворачивать его, прослушав все сказанное посланником.
Развернув сверток, Аарай обнаружил письмо. Достал его, вскрыл, и вцепился глазами в написанное. То что он там прочел, его немного вывело из состояния равновесия. Общество отвергается от создателя. Это действительно плохо дело.
- "Снова и снова. Бесконечные споры миров. Этот мир никогда не будет излечен от кровоточащих ран нанесенных лезвием тьмы. Людям давно пора понять, что они разрушают не только окружающий мир, но и себя" , эти мысли все шли и шли табуном в голове у Аарайя, но вслух этого он естественно не сказал.
От столь печальной вести, Аарай провалился в себя так глубоко, что каждая секунда казалось длилось не меньше года. Но осознав себя, Аарай осилил свои эмоции, вышел из столь глубокой пропасти, снова обретя ориентацию в пространстве и времени.
Буквально через минуту, когда Аарай прочел письмо, опомнился:
- Извиняюсь, забылся. , - сделав небольшую заминку восстанавливая память, Аарай продолжил, - И еще. Я хочу отправить ответ. Вы не желаете пройти со мной до кабинета? Чернила и пергамент, я с собою не ношу, - с иронией закончил свой вопрос.
Не дождавшись ответа, Аарай снова задал очередной вопрос:
- Вы ведь хотите еще жажду свою утолить? Если есть какие вопросы по этому поводу, вы можете обратится к любому стражу. Они думаю вам помогут. А я желаю в данный момент пройти в кабинет свой и приготовить ответ, если вас это не затруднит.

0

44

В ответ на предложение пройти до кабинета ярант обрадованно дёрнул крыльями. Наверняка по дороге получится разглядеть внутреннее убранство монастыря, а если повезет, то пока крылатый двуногий будет писать ответ, то и поглядеть на библиотеку и, даже, возможно, полистать редкие книги. Ведь должна же быть у такого ученого мужа библиотека? Всенепременно должна, да еще и обязательно с трактатами, которые в обычной лавке не найдешь!..
Ярант торопливо надел на себя почтальонскую сумку, переделанную одним добрым кожевником для нужд птица. Иначе мог оставить здесь, так уж была устроена память молодого крылатого: увлекшись чем-то возвышенным, часто забывал про насущное.

- Конечно, благодарен Вам за... - впрочем, Аарай продолжил говорить и птиц замолчал. Из всего сказанного Максимилиан так и не понял, что же ему теперь делать: следовать за стражем в его кабинет или искать стража монастыря, согласного сопроводить гостя в... "А собственно, куда?.." - стоять на одно лапе уже порядком утомило, поэтому, аккуратно перехватив тубус клювом, ярант поспешил догнать стража. Тот, видимо, все-таки не горел желанием видеть кого-то в своем кабинете, по крайней мере, Максимилиану так показалось, а потому птиц решил не надоедать и подождать снаружи.

- Пофлофте Фам отдать фей тубуф... Ф нём фе бумафи, на котофых фы долфны офтафить подпифь... - говорить внятно мешала фиговина в клюве, но Максимилиан надеялся, что его поняли и буквально впихнул собеседнику в руки обозначенную в своей речи вещь. После этого отступил, чуть склонив голову и остался ждать Аарая во дворе. На бочку косился, но пить не стал, лучше уж потерпеть, чем жадно хлебать из бочки, как домашняя скотина.

Когда же ярант, промаявшись вынужденным бездельем (нет, ну вычесывать же клювом перья в столь возвышенном месте!) уже почти решился приблизиться к воде и украдкой сделать несколько глотков, рядом с ним нарисовались стражи с фонарями. Естественно, приняли не пойми за кого, естественно, стали спрашивать. Оскорбленный Максимилиан по возможности кратко, насколько позволял "высокий слог" изложил суть своего дела. Естественно, на слово яранту никто не поверил, и один из стражей отправился к господину Аараю, уточнить. Второй остался следить за незваным гостем. Так двуногий и крылатый и стояли совсем рядом, в ожидании не пойми чего: Максимилиан недовольно косился на человека, а человек, не стесняясь, изучающе разглядывал огромного синего орла в тусклом свете стоящего на земле фонаря.

Отредактировано Максимилиан (2012-01-31 20:10:35)

0

45

Никого и ничего не замечая, Аарай слепо двинулся в сторону рабочих помещений монастыря, поглощенный бесконечным и быстрым потоком мыслей, о столь печальном известии. Шел он по стене в сторону самого монастыря, где была небольшая дверца в крыло с рабочими помещениями. Аарай даже не заметил посланника, забыл о нем напрочь. Тот что-то пытался ему докричаться шепелявым голосом, и трусцой поскакал за Аарайем.
Беда за бедой. Вечные раны на теле мира.

Так и не услышав птицу, Алла вошел в монастырь, пройдя мимо лестницы справа от входа, прошел по темному прямому корридору с множеством дверей в помещения.
Сам монастырь был не сильно украшен.  Аарай прошел так половину пути, и вышел в холл с поекрассной двойной лестницей. Поднявшись по ней на третий этаж, он двинулся в обратном направлении, и вошел в первую дверь справа.

Аарай вошел в небольшое помещение, буквально четыре на четыре метра. Все что в нем было, так это стол, стул и кровать. И небольшое окошко было вырезано в стене. Сама комната была забита множеством книг, пергаментов, чернил, перьев, линеек и множество других канцелярских предметов. Книги лежали везде, на столе, на полу, на подоконнике. В основном это были учения разных философов и учения различных религий. Ведь чтобы познать мир и искать лечение к нему, надо сначало узнать из чего он состоит. Разобрать каждую детальку, каждую гайку, каждое слово написанное и сказанное обществом.
Войдя в комнату, Аарай сгреб со стола все лишнее, не обращая внимания ни на что, пододвинул поближе банку с чернилами, взял пергамент чистый, и только собрался писать, как его потревожил стук в дверь и голос:
- Разрешите?, - это был стражник.
- Да, войди, - Аарай узнал его по голосу. Это был тот самый страж, что подходил к нему не так давно.
Дождавшись когда дойдет страж, Аарай спросил его:
- Что побеспокоило в столь поздний час? Неужели что-то стряслось в нашем тихом районе?, - спокойно, без каких либо эмоций спросил Аарай.
Поклонившись, стражник ответил, протягивая при этом тубус:
- Приношу извинения, светейший, но на стене стоит курьер почтовый, если верить его словам. Говорит, он вам послание принес, и вы ему разрешили там стоять... - прервал себя стражник, и потряс тубусом, продолжил, - тубус этот он вам хотел передать, с каким-то документом...
Не успел стражник закончить, как Аарай его прервал, подскочив взял тубус из рук, и сел на место со словами:
- Ах да. Совсем забыл, - достав из тубуса документ, Аарай поставил на нем подпись, свернув документ сложил его в тубус и протянул стражу со словами, - Отдайте это посланнику, и дабы не показаться варварами невежественными к гостям, исполните его любую просьбу. В рамках разумного конечно, - заключил Аарай.
Стражник только хотел выйти, но его снова Аарай отвлек.
- Ах да. Чуть не забыл. Скажи курьеру, что я буду скоро и пусть готовится принять послание, - с этими словами Аарай отпустил стражнику, который вышел из комнаты и направился назад.
Настроившись полностью на письме Аарай решил изложить поночалу всю обстановку в монастыре, но передумав, все перечеркнул и взял новый пергамент, на котором написал короткое письмо. На все это заняло у Аарайя чуть больше пятнадцати минут. Завернув письмо в конверт, он капнул на него воска, и поставил печать личную с иницыалами имени его.

После чего Аарай спокойно не спеша двинулся к выходу встречать посланника, чтобы отдать ему письмо, и начать собираться к вылету в Таллем.

0

46

Упускать шанс попасть внутрь крепости было обидно. Нетерпеливо переступая на месте, птица искал предлог, чтобы прорваться внутрь, никак не находил его и оттого расстраивался. Пока в черепной коробке со скрипом прокручивались варианты вроде "взлететь и протиснуться в окно", прошло достаточно времени, чтобы вернулся страж с инструкциями от многоуважаемого Аарая. Притихнув, и стараясь не шевелить даже перьями на хохолке, Максимилиан выслушал инструкции и остался стоять на месте, пока не вернулся адресат. "Бывший адресат, а ныне - клиент," - птица пошевелился, разглядывая в руках крылатого конверт.

- Три золотых, достопочтенный, - не раздумывая, размеренно произнес птица и выжидательно уставился на Аарая.

0

47

Вышел на стены монастыря Аарай все так же невозмутимо спокойным, и тихим неторопливым шагом подошел он к посланнику.
- Три золотых, достопочтенный , - поставил точку курьер.
Аарай даже не успел вручить конверт, как птица поставил его в неловкое положение, буд-то он доставил ему какие-то неприятности. Чем же он остался недоволен, задал вопрос себе Аарай, но определился на том, что ответ он не найдет, решил просто протянуть конверт.
Отдав конверт курьеру, Аарай неуклюже начал капаться в карманах, которых у него и не было особо. Найдя все таки монеты, отсчитав нужную сумму, вручил курьеру с абсолютно безразличным лицом.
- Я только один вопрос хочу вам задать. Прошу вас вкратце объяснить как можно добраться до Таллема?, - тихо, останавливаясь после каждого слова спросил Алла, боясь показаться глупым маленьким мальчиком. Тем более напрашиваться на полет с ним, он не стал, из-за слабых крыльев, что решил забрать создатель, подарив за это ему свою силу. Ведь Аарай просто не смог поспеть бы за столь могущественной птицей.
- И прошу вас, передайте Анасси с письмом слова. "Даже просто муравей способен поднять вес больше своего в сотню раз", - сделав небольшую паузу продолжил, - Я надеюсь у вас не будет плохих мнений о нашем ордене. Прощаюсь же я с вами, и в то же время приглашаю навестить монастырь, дабы очиститься душою и просто насладиться природой горной близ света, - закончив окончательно Аарай не спешил уходить, ждал ответа.

0

48

-До Таллема?.. - аккуратно подцепив конверт из рук Аарая, ярант, помогая себе когтями, позволил письму соскользнуть в приоткрытую нагрудную сумку. Справившись с задачей, Максимилиант поднял взгляд на двуногого, протягивающего ему монеты и мысленно ругнулся на свою привычку торопиться сделать одно дело быстрее другого, можно было ведь и не лезть в сумку дважды: "Оте-е-е-ец мой орёл, за что мне это..." Справляться с ремнями и застежками для яранта с огромными лапищами было не так просто, как могло показаться со стороны:
- Прошу Вас, положите оплату в сумку, там внутри есть небольшой кармашек для монет, - поневоле сбившись с "высокого слога", Максимилиан тяжко вздохнул, чуть отвернув массивную голову в сторону, чтобы клюв не нависал над Аараем. Как показывала практика, некоторых двуногих это здорово нервировало.

Предложение навестить монастырь обрадовало яранта. Довольно топорща перья на хохолке, Максимилиан с трудом удержался от того, чтобы не запрыгать, как какая-нибудь мелкая птаха, беспорядочно хлопая крыльями. С трудом удержавшись от такого нелепого выражения своих чувств, ярант склонил голову в знак признательности:
- Благодарю Вас, многоуважаемый Аарай, я счастлив получить от Вас такое приглашение. И за сохранность Вашего письма не беспокойтесь, доставлю, даже если мне придется ползти, а не лететь, клянусь своими предками и родом, - мысленно повторив про себя слова, сказанные двуногим, птица довольно щелкнул клювом. Теперь будет над чем поразмышлять во время длинного полета, и, возможно, эти размышления натолкнул его на какую-нибудь интересную мысль, которую можно будет записать в дневнике...
- Возможно ли узнать кто автор этих мудрых строк?.. Ах да, простите, не ответил я на Ваш вопрос: летите прямо, - крыло медленно развернулось на все три сустава, указывая направление, - ...туда, за горные хребты, и Таллема достигните к обеду... А если вдруг заблудитесь, ищите тропы и дороги, и следуя за их извилистым письмом на теле матери-земли, найдете путь...

"Не будет ли это навящивым?..." - абсурдная мысль, пришедшая в голову, не давала покоя. Почти уверенный, что почтенный Аарай откажется, ярант все-таки спросил:
- Быть может, разделить дорогу с Вами?..

Отредактировано Максимилиан (2012-02-01 22:37:46)

+1

49

С интересом наблюдая, как курьер мучается с сумкой, Аарайю даже не пришло в голову помочь ему. Столь интересным и забавным было это занятие.
На секунду пролетев нотка иронии в голове у Аарайя, после просьбы помочь курьеру с сумкой и монетами.
- Прошу вас, не волнуйтесь, - сказал Аарай, залезая в сумку к курьеру, кладя туда деньги.
- Мои крылья не форфоровые, - решив дать легкой улыбке проявиться у себя на лице.
"А было бы забавно", - думал Аарай о том, как курьер сам бы клал деньги в сумку.
Немного отстранившись от курьера, после окончания выполнения столь непривычной просьбы, Аарай словно выпил чашку хорошего настроения. Это его больше всего радовало. Ведь день начался очень печально и мог так и не закончится никогда. А с прилетом птицы, Аарай положил плохое настроение покоиться на самую верхнюю полку своего сознания.

Аарай заметил, что курьер оживился, и стал более разговорчивым. Видно что-то сказаное Алла повлияло на его настроение в лучшую сторону. Что же это могло, Аарай не стал угадывать, а просто слушал эго быстрые и сменчивые речи, ничуть не пытаясь вдуматься в их смысл. И только хватал из этой быстрой реки слов, самые ценные слова, что говорили о дороге до Таллема. Не так уж и сильно объемно пояснил курьер дорогу. Без карты ну никак не обойтись. Хорошо одна была в его кабинете, когда он приобрел ее пытаясь разгадать тайну сна Ильтара.
Услышав предложение о полете вместе, Аарайю пришлось огорчить собеседника:
- Прошу, не поймите меня не правильно, но я просто не в состоянии физически с вами лететь, - небольшая пауза нависла тишиной между ними, - Посмотрите на мои крылья. Этот бич моей судьбы, не даст мне угнаться за столь сильным спутником, - закончил Аарай, расправляя крылья, чтобы показать их курьеру.

- Не беспокойтесь за меня. Я в силах добраться сам... - успокаивающе начал Аарай, после не большого затишья в разговоре, - Ах да. Слова - это всего навсего жизненный опыт, и никапли большего, - сделав снова паузу, Аарай решил закончить разговор, и произнес последние слова в небольшом поклоне, как принзнак доверия и уважения, - А сейчас, извините меня, я должен откланяться. Многое приготовить надо для полета.
Закончив, Аарай вальяжно развернулся и двинулся в сторону входа в монастырь на стене. Порой он поступал к отношению к другим с маленьким неуважением, но это было не по его собственной воле. Просто у него был таков характер, и он бывало напрочь забывал обо всем, улетая в свой мир, и не следя за своими действиями, двигался словно по инерции.

Так и не стал ждать каких либо ответов, Аарай скрылся в проходе монастыря добравшись не спешным шагом до своего кабинета.
Зайдя внутрь, Аарай первым делом достал карту, порывшись на столе в пергаментах и книгах. Взяв меч, что лежал у кровати в ножнах, он двинулся к окну. Сам меч ему прицепить было некуда, ибо длинна превышала той возможности, чтобы носить его на поясе, а повесить за плече не давали крылья, поэтому Аарай использовал меч не только как орудие, но и как трость, хоть она и была достаточно тяжелой тростью.
Подойдя к окну, Аарай распахнул его, и всего лишь одним прыжком выскользнул наружу, направившись в сторону Таллема...

------->Таллем. Таверна "Золотой феникс"

Отредактировано Аарай (2012-02-02 01:29:58)

0

50

Начало игры

1645 год. 29 число. Вторая половина дня.

Библиотека монастыря была погружена в гробовое молчание, и Нортем, сидящий в одиночестве у высокого и при этом узкого окна в углу, чувствовал, как растворяется в этой тишине. Он пришел сюда после обеда и провел здесь уже два часа, тщетно пытаясь осилить хотя бы первые главы выбранной книги по философии. Подперев висок кулаком и наклонив голову набок, рыцарь неторопливо скользил взглядом по буквам, понимая, что ему некуда спешить на сегодня. Полностью погруженный в собственные мысли, разбавленные тем, что ему удалось прочесть, Нортем не шевелился, растянувшись в своем кресле. В тусклом свете, косым лучом падающим прямо перед ним на стол, медленно кружились едва заметные пылинки, сверкающие, подобно серебру.   
Нортем перелистнул страницу грубой и плотной бумаги, и перед ним вновь новое море букв, причудливо и старательно выписанных на этих бежевых листах. Он сомкнул глаза спустя несколько секунд, когда черные завитушки стали сплетаться воедино. Смысл слов ускользал от Нортема, подобно удирающей лисе.
У него не было настроения читать. Сегодняшний день был полон сонной апатии, и Нортем не знал, куда деть себя в эти часы. Это было время, когда все валилось из рук, и меч, и книга, только от осознания того, что он сам нигде не нужен. Время тянулось медленно, и сам Нортем уже давно перестал считать дни, которые он провел в монастыре после своего возвращения с последнего поручения.
Двери библиотеки с распахнулись, и Нортем поднял взгляд на вошедшего. В его сторону шагал высокий мужчина в светлых доспехах и плаще, но без какого-либо оружия. Выглядел он так, как если бы только что слез с седла лошади. Его заросшее щетиной лицо выражало подавленную усталость, и лишь черные глаза светились знакомым Нортему огнем жизнелюбия и неиссякаемой энергии.
- А, вот ты где. Гентер подсказал, где тебя найти.
- Торвин, - Нортем поднялся на ноги навстречу старому знакомому. – Рад тебя видеть. Какими судьбами?..
- Давненько не виделись, а?.. Я только что из Рахема. Меня, Узиэля и Горту отзывают на север.
Нортем заморгал, пытаясь вникнуть в слова старого друга. Его столь внезапное и совершенно непредсказуемое появление еще можно было объяснить тем, что Торвин всегда объявлялся подобным образом. Однако сонному Нортему было не угнаться за столь бурным развитием событий. 
- Погоди, постой… что значит отзывают?
Торвин уселся напротив рыцаря, скептически посмотрев на раскрытую книгу, лежащую перед Нортемом.
- Я гляжу, ты совсем раскис.
- Почти месяц здесь, - Нортем мрачно усмехнулся. – Жду не дождусь, когда выдастся что-нибудь по мне. Меня решили не трогать, и я уже не рад этому.
- Хм, я бы предложил тебе присоединиться к нам. Три дня назад я получил письмо от командора. Лорд Мартерон, правитель одной из провинции возле Ацилоста, хочет проверить кое-какие слухи.
Имя лорда показалось Нортему знакомым.
- Намечается что-то серьезное?
- Пока не знаю. Поговаривают, что к западу от Ацилоста видели упырей.
Нортем с пониманием покивал головой, не спуская жесткого взгляда с Торвина.
- Возможно, опять пустая трата времени. Судя по слухам, вели они себя довольно странно, и было их довольно прилично… Словом, Мартерон хочет разобраться во всем этом сам, и привлечь к этому меня, эльфа и гнома. Чтобы было кому вопросы задавать, если все пойдет не так, как ему хотелось бы.
- Я подумаю над твоим предложением, Торвин, - глухо и неторопливо проговорил Нортем. – Но пока ничего не могу обещать.
- Подумай, у тебя еще есть время. Я отбываю завтра утром.
- Стало быть, мимоходом?..
- Да. Узиэль и Горту ждут на месте встрече с дружиной Мартерона, - Торвин поднялся со своего места. – Будет плохо, если я заставлю старых друзей ждать.
- У меня припасено немного вина, - сказал Нортем. – После ужина обсудим детали. И нам есть о чем поговорить и без этих слухов.
- Не то слово, - усмехнувшийся рыцарь вышел прочь, и Нортем вновь перевел взгляд на книгу. Теперь читать расхотелось окончательно. Встреча со старым другом, его слова о том, что к западу от Ацилоста что-то намечается, упоминание об эльфе Узиэле и гноме Горту, которых Нортем знал так же давно, как и Торвина… Полгода назад они вчетвером выдержали немало испытаний.
Нортем перевел взгляд себе под ноги, задумчиво побарабанив пальцами по столу. Внезапное появление Торвина и его слова разбудили в нем тягу к действиям и воспоминания, и они были интересней всех книг на свете. Что ж, если до завтрашнего утра ничего не изменится, он не будет сомневаться. Изматывающие тренировки и посвящение себя книгам в стенах этого монастыря, без сомнения, были прекрасными доводами провести здесь остаток своей жизни, но Нортем чувствовал, что устает от этого безделья. Настоящие дела никогда не ждали.

+2

51

Начало игры
1645 год. 29 число. Вторая половина дня.
Выждав пару минут для вежливости, ибо подслушивать было как-то негоже, Таль толкнула массивную дверь, ведущую из закрытого фонда библиотеки в читальный зал. После разговора с наставником, передавшим волю отца-настоятеля, ее все еще переполняли эмоции, среди которых чаще всего мелькало недовольство. С беспристрастным лицом она подошла к паладину, сидящему у окна, на ходу окидывая его взглядом: светлые волосы, тусклые глаза, недружелюбный вид, жесткий взгляд, рост… - она на секунду задумалась - … судя по всему выше среднего. Под описание подходит идеально, сомнений нет, перед ней сидит никто иной как Нортэм Эконован, паладин, снискавший себе в ордене не самую радужную славу всего лишь за год. И с ним ей придется провести свое ближайшее время. Мысленно вздохнув, Таль соизволила снизойти до разговора:
- Не хочу разочаровывать, но боюсь что у отца-настоятеля другие планы на ваше завтрашнее утро, - вместо приветствия  сказала Танталь. У нее и так было слишком мало времени – нужно было собраться, подготовить все необходимое для завтрашнего отправления, завершить несколько срочных дел, прежде чем покинуть Обитель, а солнце и без того уже клонилось к закату.
- Особым распоряжением отряд из двух человек завтра на рассвете отправляется в Западные земли. Путь лежит через Кельтанский перевал. На той стороне будет ждать сопровождающий, берущий на себя обязанности по доставке нас в Вильдан.
При упоминании родного города Таль едва заметно поморщилась. Отец-настоятель явно умел подбирать задания.
- Остальное здесь, - на стол перед рыцарем легла тонкая кожаная папка с золотым тиснением монастырского креста. Иштэ скрестила руки на груди, ожидая ответной реакции. Кажется, целую вечность она уже работала одна и тут – на тебе – совместное задание, от которого к тому же никак не откреститься. И за что ей такая радость? Танталь отвернулась, глядя в стрельчатое окно. Там, в стороне, раскинулся Кельтанский перевал – холодный и отнюдь не дружелюбный, с ледяными ветрами, пробирающими до костей. До сюда они не долетают, частично теряя свою силу в горах, окружающих монастырь. А дальше, намного дальше перевала, но все-таки не так уж далеко от них, лежит Рахен, и упаси всевышний ей повстречать на перевале его обитателей. Она не хотела вспоминать прошлое, но предстоящий поход просто изобиловал анахронизмами ее биографии – сначала Рахен, пусть и косвенно, потом Вильдан – деревушка, в которую они идут, по словам наставника находилась в его окрестностях. И это тогда, когда ее снова стали посещать зловещие сновидения! На душе у Таль было тяжело, и хоть даром предвидения она не обладала, уже сейчас дала бы руку на отсечение, что поход им предстоит не из легких.
- Да, и я настоятельно не рекомендую разглашать суть похода кому-бы то ни было, - отстраненно заметила она, намекая на вечерние посиделки Нортэма с давним другом за кружкой горячительного, - руководство неоднозначно дало понять об усиленном режиме секретности.

Отредактировано Танталь (2012-04-22 21:38:55)

0

52

Сидя за столом в читальном зале Библиотеки, Лилия чувствовала себя как никогда гармонично. Старинная рукопись лежавшая перед ней, вызывала интерес, но еще больше приводило в состояние тихой радости неспешное выведение букв на тонком пергаменте. Кисть слегла сгибалась, перо опускалось в чернильницу, а затем, прочертив несколько линий на черновой бумаге, выводило филигранные символы сперва на одном пергаменте, затем на другом, на третьем. Обстановка в библиотеке была умиротворяющей и тихой, книги на стеллажах шептали, чтобы их прочитали, солнце, садившееся за окном, обещало красивейший закат. Лил еще подумалось: ее первый закат в Монастыре случился, казалось бы, так давно, и вместе с тем, не прошло и месяца, как каждый день она встречала утро, завтракала и шла в это место, которое даже сейчас вызывало у Лил некое волнение. Каждый раз, приходя в библиотеку Монастыря, она будто бы входила в какой-то особый мир, прикасалась к знаниям, недоступным другим, и постепенно она привыкла и к запаху истории, и к красочным закатам, и к неизменной тишине. Оглядываясь назад, Лили вспоминала, как бродила у моря, строила замки, но перо в руке возвращало к реальности. К реальности ли? Вновь опустив перо в чернильницу, Лили показалось, что в библиотеке что-то неуловимо изменилось. И правда, сначала тишину нарушили негромкие, но все же слышимые шаги, а затем последовавший за ним разговор. Кажется, говорила девушка, и Лилии еще подумалось, что она явно недовольна и тем, что находится здесь, и этим разговором, и будто само солнце мешало ей. Внутреннее любопытство взяло вверх, Лили отложила рукопись и перо и прислушалась к разговору девушки и еще одного человека, которого Лили прежде не замечала здесь.
- Особым распоряжением отряд из двух человек завтра на рассвете отправляется в Западные земли. Путь лежит через Кельтанский перевал. На той стороне будет ждать сопровождающий, берущий на себя обязанности по доставке нас в Вильдан.
Сказанная девушкой фраза привлекла внимание не то каким-то одним словом, не то их сочетанием. Будто сама Судьба сейчас провела девушку в библиотеку, сплетая свой замысловатый узор.
"Особое распоряжение, отряд, рассвет", - пронеслось в голове у Лилии. Обычные слова в такой последовательности вызывали не просто любопытство, а желание прямо сейчас же встать из-за стола и подойти к беседующим. К тому же, Лили было очень интересно узнать, что это за места такие - Западные Земли. Кто знает, может именно там ей всегда и необходимо было побывать? А здесь она оказалась потому, что именно в этот час и минуту в библиотеку зайдет девушка и заговорит о Западных Землях. Глупости, Лил каждый день проводила в библиотеке, и никто не заходил, Судьба никуда не звала, а тихонько шептала оставаться там, где ты есть.
"Но ведь сегодня-то она зашла! И эти слова: рассвет, особое распоряжение - не может чтобы это совсем ничего не значило! Нет, это вовсе не случайность! А если и случайность, то всякая случайность закономерна", - так думала Лили, все более поворачиваясь в сторону говоривших и рассматривая пришедшую девушку. Ей очень понравилось, и то, как она была одета, и ее волосы, и тембр голоса. Смущало лишь недовольство, сквозившее во всем ее облике. Внезапный порыв слега потух, и Лили вновь обратилась к рукописи, но уже не могла заставить себя не прислушиваться к столь необычной беседе.

+1

53

Все еще погруженный в воспоминания и мысли, посвященные завтрашнему отъезду на север, Нортем не сразу поймал момент появления рядом с собой кого-то еще. Он понял, что в библиотеку кто-то вошел, и этот кто-то пришел сюда именно за ним только лишь в тот миг, когда уловил краем глаза движение рядом. Встрепенувшись, он оторвал взгляд от столешницы и встретился с зелеными глазами молодой огненно-рыжей женщины. Он поджал губы, и брови его мигом съехались к переносице; Нортем сразу же подумал о том, что эта особа пришла сюда явно не с хорошими новостями для него.
- Не хочу разочаровывать, но боюсь что у отца-настоятеля другие планы на ваше завтрашнее утро.
Нортем ощутил подавленную неприязнь к отцу-настоятелю, вполне объяснимую, но плохо сформировавшуюся, подобно рыбине, всплывшей к тонкому прозрачному льду и ушедшей в свои темные холодные воды. Его чувства можно было понять: он битый месяц провел здесь, маяча перед начальством и командорами, ожидая, когда появится повод исчезнуть отсюда. Повод появился – и видит этот мутный белый свет, льющийся из окна - Нортем был бы искренне рад присоединиться к отряду своих старых знакомых. Теперь же, когда казалось бы, удача только что перешла на его сторону, она тут же вильнула обратно. Спустя всего лишь минуту все круто поменялось не в самую лучшую сторону. 
- Особым распоряжением отряд из двух человек завтра на рассвете отправляется в Западные земли. Путь лежит через Кельтанский перевал. На той стороне будет ждать сопровождающий, берущий на себя обязанности по доставке нас в Вильдан. Остальное здесь.
Нортем покосился на папку, не предпринимая попыток не то что бы взять ее в руки, а хотя бы просто пошевелиться. Ему многое не нравилось в этом повороте событий: то, что отец-настоятель решил привлечь к донельзя секретной миссии двух незнакомых рыцарей (что уже опасно близко приближало к провалу всей этой затеи); то, что придется идти на Запад; то, что эта девица явно знала его, а он ее – нет; и, наконец, весомым доводом для досады было уже упомянутое решение Саммерса, пришедшееся так не вовремя. Дали бы ему еще сутки – и Нортем покинул бы стены монастыря, не ведая печали. 
- Да, и я настоятельно не рекомендую разглашать суть похода кому бы то ни было. Руководство неоднозначно дало понять об усиленном режиме секретности.
Это все было понятно. Отношение самого Нортема к подобной ауре таинственности было неоднозначным, хотя он не видел в этом большой беды. Его работа заключалась в совершенно иной стезе, чем все эти принятия решений на высшем уровне. Это это не касалось, и не коснется уже никогда. 
Нортем медленно откинулся на жесткую спинку кресла, на секунду переводя взгляд прямо перед собой. Да, это малоприятная затея, направляться куда бы то ни было с незнакомой личностью – как и для него, так и для нее. Он недоумевал, почему Саммерс не привлек к этому поручению никого другого из знакомых рыцарей Нортема, которых сейчас было немало в монастыре.
Он расслабленно моргнул и вновь поднял равнодушный взгляд на стоящую рядом женщину: 
- С кем имею честь?..

0

54

- Простите, я была невежлива, - произнесла девушка все тем же бесцветным голосом, по которому вряд ли можно было сказать, что паладинка и вправду раскаивается. Закатное солнце, над самым горизонтом вышедшее из-за туч,  полыхнуло баргянцем на ее волосах. Таль сощурилась и отвернулась от окна. Мимоходом отметив нетронутую папку – «Упрямец!», - ее взгляд, не задерживаясь ни на чем определенном, поплыл дальше, скользя по книжным полкам и корешкам книг, украшеных витыми вензелями, по добротным столам и хозяйственно подбеленым стенам, и, наконец, задержался на неприметной фигурке у противоположной стены. Когда она входила сюда, то была уверена, что кроме Нортэма в помещении никого нет. Иштэ удивленно изогнула бровь, но вслух ничего не сказала. Что ж, эмоции сыграли с ней плохую шутку, пора приводить себя в порядок – на задании такие упущения недопустимы. Принять бы сейчас теплую ванну – закрыть глаза, забыться, расствориться в тепле, оставляя все мысли за гранью. Ах, как пахнет вода с вербеной и мятой, напоминающими о жизни в замке, такой беззаботной, такой счастиливой…кажется, у нее еще остался мешочек с ними… Таль моргнула и вернулась к реальности. Видимо, она молчала довольно продолжительное время. Мда.
- Танталь. Вы можете звать меня так.
Почему-то ей стало неловко. Неудобно… неуютно. С недавнего времени она чувствовала себя в монастыре чужой. Не то, чтобы вот так -  прямо и категорично. Нет, все же это по прежнему ее дом. Но сердце Таль что-то тяготило день ото дня все больше, и словно подгоняло, заставляло бежать прочь с насиженного места. Кто знает, может, это и к лучшему? Настоятель знал ее без малого два десятка лет и наверняка догадывался. Он был мудрым человеком, так отчего она теперь артачится?
- Завтра тяжелый день, - сказала она внезапно осипшим голосом.
- Не опаздывайте, я ухожу с рассветом и ждать не намерена. С гор того и гляди сойдет лавина и тогда дорога закроется для нас надолго.
Последнюю фразу она говорила уже будучи в дверях. Очевидно прощаться эта юная особа любила не больше, чем здороваться.

Отредактировано Танталь (2012-04-29 12:07:53)

0

55

Несколько часов спустя.

.. – Я не помню, как они там оказались. Я даже смутно понимал тогда, что они там делали… Все как всегда – каждый делает свою работу, каждый – отдельно, но вместе они дают общий результат…
- А как же, - Нортем, привалившись спиной к стене, подпирал кулаком отяжелевшую от хмеля голову, глядя на Торвина узкими щелочками глаз. – В этом и заключается суть Ордена.
- Как и любой другой организации, - Торвин выпрямился, складывая руки в замок. Сказать о том, что он сильно набрался, можно было лишь по мутному взгляду блестящих в свете пяти свечей глаз рыцаря. Нортем не мог припомнить, чтобы он напивался с Торвином до такого состояния. Одно дело выпить чарку-другую в каком-нибудь более-менее приличном заведении, и совсем другое на пару почти опустошить небольшой кувшин с крепким и вкусным вином.
- Знаешь, я тут дочитал «Лунный океан» Камиласа, - проговорил Нортем. – Мне кажется, этот эльф тремя книгами сказал все то, что многие не могут сказать за годы своей так называемой литературной деятельности.
- Всегда есть к чему стремиться. Думаю, скоро ты найдешь то, что произведет на тебя куда большее впечатление, чем эта трилогия.
- Просто ты не читал, - Нортем покосился на Торвина. – После этого мне не хочется искать что-либо еще.
- Может, ты и прав. О, что я вспомнил… Слышал последние новости о Гильдии Теней? – Торвин взялся за горлышко кувшина.
- Смеешься ты, что ли?..
- А, ну да… Тебе действительно пора выбираться отсюда, - рыцарь наполнил их кубки, отставив кувшин. – Этот монастырь полностью изолирует от всего мира… Снаружи, знаешь ли, происходят интересные вещи.
Нортем неохотно взялся за ножку наполненного кубка:
- Например?
- Ходят слухи, что обнаружены останки Тейара.
Нортем с пониманием покачал головой, поднимая кубок:
- Тогда за нашу победу.
Кубки рыцарей встретились с глухим стуком, и этот звук покатился эхом по небольшому полутемному помещению одного из верхних этажей монастыря. Уже было поздно, и большинство обитателей уже разошлись спать. Бодрствовать остались лишь часовые и караульные, ну и те, кто считал нужным пренебречь общими правилами, скоротав время за вином и беседой с давним знакомым. 
Вино горящим зарядом покатилось вниз по пищеводу и взорвалось в желудке, уже в пятый раз окатив все тело и сущность горячей волной. Нортем сомкнул потяжелевшие веки, чувствуя, что с него на сегодня хватит. Вечер уже близился к настоящей ночи, и усталость и легкое опьянение брали свое. Вероятно, здесь было кое-что и от мыслей о том, что завтра предстоит долгая дорога, впервые за весь месяц. Это несколько окрыляло, но и вместе с этим Нортем чувствовал, что не готов отправляться за тридевять земель с незнакомкой, да еще и по такому поручению. Он изучил содержание папки, которую Танталь передала ему, и теперь считал нужным быть готовым ко всему. Задание было явно не простым, с другой стороны, когда он брался за простые задания здесь, в Ордене?
Подумав о том, как, должно быть, холодно снаружи, он открыл глаза и покосился за узкое окно, внутренние ставни которого были открыты нараспашку. За толстым стеклом, покрытым замысловатыми завитушками и узорами по краям, шел снегопад. 
Некоторое время они сидели в тишине, погруженный каждый в свои мысли. Нортем думал о том, что пора расходится, но его все еще держали тяжелые мысли о предстоящем походе. Казалось, поднимись он на ноги, и он потеряет эти невеселые думы, которые были единственным, что оставались в его восприятии сейчас. Нортем не хотел лишаться и их.
- Когда отбываешь? – глухо спросил он, глядя мимо Торвина за окно.
- Завтра, на рассвете. Ну, что ты надумал?
- Боюсь, ничего не выйдет, - Нортем покачал головой. – Мне уже нашли работенку за Западе. Отбываю так же рано утром. Остается надеяться, что погода не подведет…
- Ну что ж, не все так плохо. Там найдется применение твоим возможностям.
- Не сомневаюсь.
- Что-то конкретное?
- Боюсь, не могу сказать. Отец-настоятель не хочет разглашать подобные вещи.
- Жаль, думал, ты составишь компанию старым друзьям.
- Это было не мое решение, Торвин, - Нортем тяжело поднялся с места, с осторожностью вникая в собственные чувства. – Ладно, пойду отдыхать. Увидимся завтра.
Он подхватил пустой кувшин за ручку, направившись в сторону арочного выхода. Шаги Нортема были тяжелы и неуверенны, и проход, к которому он двигался, мягко покачивался у него перед глазами.
«Как жаль, что Торвин не прибыл днем ранее».
Это решило бы все проблемы. Они бы смело отправились к месту встрече с другими паладинами и лордом Мартероном, чтобы заняться проблемой сообща.
Путь до своей комнаты прошел довольно незаметно для самого Нортема. Он смотрел лишь себе под ноги, и они сами вели его к просто обставленной комнате с одним окном и полками с книгами – его разум был поглощен воспоминаниями о минувших днях и свершенных делах. Прошло много времени и пролилось много крови с тех пор – но кому это важно, пока жизнь идет дальше своим чередом? Всегда найдется дело, которому можно будет себя посвятить – было бы устремление и хотя бы маломальский опыт делать что-то лучше, чем кто-то другой.
Когда дверь комнаты Нортема закрылась за его спиной, была почти полночь. Из окна лился слабый, почти едва приметный свет снаружи, и его очертания были единственным ориентиром в этих потемках. Нортем не зажигал свет, он прекрасно помнил расположение всех вещей и мебели в своей комнате, даже если бы оказался здесь в полной темноте. Отставив кувшин на невидимый в потемках стол, героически борясь с навалившимся хмелем и усталостью, он посвятил несколько минут, чтобы приготовиться ко сну, который свалил его в тот же миг, когда Нортем сомкнул веки на своей кровати. Снаружи, за толстыми стенами и стеклом свирепо завывал ветер, и ночное небо щедро сыпало белыми хлопьями; Нортем заснул, представляя над собой бездну, лишенную света, из которой беззвучно падал снег.

0

56

Так и оставшись сидеть за столом, еще ниже склонив голову над книгой, и совсем закрывшись спадающими на лицо прядями волос, Лил дослушала диалог девушки и мужчины до конца. Смутившись, почувствовала, как щеки покрывает румянец, но в голове уже бились мысли: "Как подойти к ним? Куда следовать? Возьмут ли они?". Мужчина был немногословен и, явно, был еще более недоволен состоявшейся беседой. Даже не зная его имени и кто он, Лилия подумала, что он, вероятно из той породы людей, что предпочитают слыть "одинокими волками".
- Танталь..., - Лили повторила про себя имя девушки, чуть слышно, словно пробуя, как оно звучит, и пытаясь определить ее характер. Недовольный тон, поджатые губы, на взгляд Лил, противоречили самому звучанию голоса, мягкости имени и необычайной светлости в облике девушке. Лили решительно закрыла книгу и аккуратно положила на край стола свои пергаменты и набор для каллиграфии. Поднявшись из-за стола, убрала рукопись на положенное ей место в стеллаже и невольно провела ладонью по корешку книги, словно предчувствуя что-то.
"Словно прощаясь?" - Лили удивленно оглянулась туда, где некоторое время назад велся заинтересовавший ее разговор, и невольно улыбнулась. - "Эти двое составят интересную компанию, а..." Так и не решив, каким же образом она сама впишется в их союз, собрала волосы в хвост и вышла из библиотеки, рассчитывая догнать новую почти знакомую Танталь, вышла из библиотеки.

Отредактировано Лилия Валаам (2012-04-30 20:49:14)

0

57

Захлопнув за собой дверь читального зала, Таль быстрым шагом прошла коридор, отделяющий ее от центральной части монастыря и оказалась у широкой лестницы, ведущей одновременно и вверх, и вниз. Постояв немного в нерешительности, девушка неожиданно для себя самой шагнула на ступеньку «верхней» лестницы. Она все еще раздумывала, поддаться внезапному порыву или нет, ведь дел было полно, но шумная толпа новичков, недавно прибывших в монастырь, закрутила ее в своем вечно спешащем вихре и Танталь, дабы не выглядеть в их глазах глупо, двинулась туда, куда ей совершенно было не нужно. Или нужно? Побродить немного, чтобы привести мысли в порядок, не помешает, - решила она.
Прошло совсем немного времени после того, как Таль покинула библиотеку. Она была на верхнем этаже, как раз под люком, через который можно забраться на чердак, когда заметила, что шум, сопровождавший ее уже продолжительное время, стал громче и напомнил ей… да, более всего он был похож на чьи-то шаги! Иштэ покрутила головой из стороны в сторону, стараясь прогнать наваждение: за ней следят, да еще и в Ордене? Бред… Но встряска не оказала должного воздействия: шаги приближались и Танталь, словно малолетняя егоза, подпрыгнув и подтянувшись на руках в люк, заняла выжидательную позицию на краю чердака, недовольно думая, что, разобравшись со своим преследователем уж точно пойдет и примет теплую ванну, пусть даже три тысячи неотложных дел будут у нее «на хвосте».

Офф. предложения по дальнейшему развитию событий (ибо до утра надо себя чем-то занять):

Танатль встречает Лил, следует короткий разговор, после которого: а) если все еще будет ночь – можно криками разбудить Нортема ^^ и поспорить вместе, на тему кто куда едет, а кто – нет. Тогда попрошу не затягивать с постами и их длину чуть «урезать», чтобы быстренько и весело это дело отыграть.
б) А если уже утро по времени, то, Лил, прошу на твоем посту закруглиться с нашими ночными разговорами, чтобы дальше мы уже отыгрывали утренние сборы.

+1

58

Выйдя из библиотеки, Лили удалось заметить девушку только у лестницы. Постояв немного у ступеней, знакомая все же решительно стала подниматься. Чтобы поспеть за Танталь Лили пришлось ускорить свой привычный медленный шаг и отказаться от просмотра незнакомой части Замка. Оказавшись на самом верху, о  чем  подсказывала неожиданно закончившаяся лестница, Лил, наконец, перевела дыхание и остановилась. Осмотревшись вокруг, Лили поняла, что она потеряла из виду Танталь, и, заметив небольшое окно на этаже, подошла к нему.
"Хорошо. Собственно, ведь ничего и не случилось... И я всегда могу найти ее в  комнате или..." - тяжело вздохнув, Лили прижалась лбом к окошку. Оно было холодным и действовало успокаивающе на разгоряченные мысли. - "И потом: что бы я ей сказала?"
- Здравствуйте, Танталь. Понимаете, я слышала ваш разговор в библиотеке. Нет, я совсем не собиралась подслушивать, я просто переписывала книгу, а вы говорили совсем рядом. И мне стало так интересно, поэтому я решила пойти за Вами и честно Вам все рассказать... Ой!
Поняв, что последние мысли Лил говорила вслух, она еще раз осмотрела верхний этаж, и, никого не заметив, вновь повернулась к окну.
"Молодец, Лилия! Хорошо еще, что тебя никто не слышал! Зрелище незабываемое: разговор с окном! ...И как теперь вернуться в библиотеку? В этой части монастыря я и не была ни разу". От обиды и злости на себя, Лил хотелось расплакаться, но вместо этого она просто продолжила смотреть в окно, словно надеясь найти там ответы на мучившие ее вопросы.

+1

59

Лилии

вечером Лилия и Таль так и не поговорили - иштэ не показалась из своего укрытия, но услышала слова девушки.

Танталь стояла перед самыми воротами монастыря, держа под узцы молодую пегую лошадку и рассматривая внешнюю стену. Она ненароком вспомнила вчерашние слова девчонки из библиотеки. Ишь, разговор услышала... надо быть осмотрительнее. Но как? Беспокойные сны опять стали приходить к иштэ, пугая ночью, мешая сосредоточиться днем. Почему? Отчего? Она не находила ответов и это угнетало еще больше. Как бы то ни было, юной любительницы книг не было видно поблизости, а, значит, услышала она не все. Или просто не пожелала вылезать из теплой постели.
- Уф. Таль повела плечами - в воздухе явно чувствовался мороз, хоть едва-едва восходящее солнце и обещало яркий день. Вчера, далеко за полночь, Танталь все же позволила себе такую слабость, как горячая ванна. Это немного успокоило, сбавило пыл, и теперь девушка стояла у ворот в почти благодушном настроении. Спать она так и не ложилась, посвятив остаток ночи сбору необходимого в дорогу. Возможно, это было лишь поводом, чтобы избежать очередных кошмаров во сне.
Лошадка норовливо мотнула головой и попыталась укусить Таль за рукав. Паладинка несильно хлопнула проказницу по морде и выудила из кармана мелкое яблочко.
- На вот, не вредничай.
Серая вымогательница довольно захрупала лакомством, а иштэ продолжила созерцание мерзлого камня. Стена выглядела внушительно. Когда Таль в первый раз увидела ее, то поняла - это место, где она будет в безопасности. Почему же сейчас она хочет бежать прочь? Паладинка каждый день гнала такие мысли, и каждый день неизменно возвращалась к ним вновь, перебирала варианты, продумывала случившиеся поступки и не приходила ни к какому определенному выводу. Наверное, мне все же надо развеяться. Пусть даже и в Вильдане. Какая, в конце-концов разница? Будь что будет. У меня есть вера, есть Братство, есть...
-  ...свобода. - Последнее слово Танталь выдохнула вслух, вместе с маленьким белым облачком пара. Чтобы не замерзнуть раньше времени и скоротать время в ожидании спутника, она взялась в который раз перебирать содержимое седельных сумок, чтобы в сотый раз убедиться - все на месте.

0

60

1645 год. 29 число, раннее утро

Несколько часов, оставшихся до рассвета, он проспал как убитый, и нельзя было сказать, что пробуждение далось ему легко. Нортем открыл глаза, когда за окном еще было сумрачно и солнце только-только готовилось взойти. Ледяная вода из умывальника быстро привела его в чувство, хотя сам Нортем понимал, что окончательно отойти от столь раннего пробуждения и легкого похмелья он сможет не скоро. И хотя до бодрости было далеко (если он ее сегодня вообще сумеет получить), голова соображала более-менее ясно. Этого было достаточно для того, чтобы начать готовиться к отъезду почти сразу же, как Нортему удалось привести себя в относительный порядок.
Сборы прошли довольно быстро. По сути, Нортем был всегда готов к выезду куда-либо, и собраться в дальнюю дорогу для него было делом пяти минут. Он позволил себе сразу переодеться в более теплую одежду, надев на этот раз утепленный темно-серый кафтан с меховой оторочкой воротника и рукавов, надев его поверх черной длиннополой рубашки из грубой ткани, которую обычно одевал под боевой доспех. Свою комнату он покинул с двумя сумками, в одной из которых хранились собранная провизия и мелочи, необходимые в пути, а в другой – полное боевое снаряжение и кое-что из сменной одежды. Облачаться в доспех сейчас не имело смысла, при таком неприятном морозце и отсутствии крупных неприятностей в лице врага, и все это будет куда актуальнее, когда Нортем доберется до места назначения. Предутренние сумерки и прохлада, воспринимаемая куда острее чем обычно именно с утра, заставили его пошевелиться. Вышедший из своей комнаты Нортем был вял и медлителен, однако уже спустя несколько секунд он резвым шагом направился в сторону конюшен.
В столь ранний час встретить кого-либо в монастыре, кроме редких часовых, было бы невозможно – не беря в расчет отцов-командиров. Нортем не хотел пересекаться ни с кем из них, поставив для себя задачу исчезнуть отсюда как можно быстрее и тише. Задерживаться в этих стенах ему не хотелось и ранее, а теперь, когда у Нортема появилось дело – и подавно.
Спустя еще несколько минут Нортем вывел из конюшен за уздцы реджала, полностью готового к дальнему путешествию. Голову, шею и туловище Тифона покрывал легкий бард из стеганной светлой ткани, к его седлу были пристегнуты сумки и основная часть оружия Нортема за исключением меча, который рыцарь нес в ножнах на поясе, и относительно короткого универсального копья, которое он нес в руке. Нортем трепетно относился к подобным вещам, предпочитая брать с собой на дело все виды оружия, которыми он владел. Он знал, что никогда нельзя полагаться только на меч или щит, как бы виртуозно ты ими не обращался.
Рядом послышался дробный тук копыт и Нортем, повернув голову, увидел Торвина, направляющегося в сторону ворот. Рыцарь, увидев Нортема, поднял руку:
- Удачи.
- В добрый путь, - отозвался Нортем, - и мои лучшие пожелания Узиэлю и Горту.
Торвин кивнул, пришпорив коня, и скрылся за поворотом. Нортем неторопливо взобрался в седло, закутавшись в полы плаща и накинув на голову капюшон, закрепив копье на передней луке седла и придерживая его рукой. Мороз был хотя и не сильный, но довольно неприятный, но мысли о том, что путь до Рахена будет пролегать через холодные и безлюдные места не вызвала у Нортема особых опасений.
Тифон, ступая тяжело и неторопливо, и при этом с присущей своей породе лошадей безмятежностью, от которой веяло непоколебимой силой, направился в сторону ворот, и выехавший через них Нортем увидел молодую женщину, представившуюся вчера как Танталь и уже ожидающую снаружи. Нортем, щурясь на пока что неяркий свет восходящего солнца, осмотрел ее снаряжение и молча кивнул в знак приветствия. Восходящее солнце отражало свет со снежных шапок и склонов гор, который неприятно резал глаза, отчего поднимать голову даже не слишком высоко не очень-то хотелось. Наконечник копья, смотрящий вниз, мгновенно вспыхнул отражаемым светом.
- Готовы? - Нортем остановил Тифона, повернув голову к Танталь.

0


Вы здесь » За гранью реальности » Монастырь паладинов » Монастырь