fataria

За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Город Ацилотс » Таверна «Призрачный дракон»


Таверна «Призрачный дракон»

Сообщений 141 страница 157 из 157

1

http://sa.uploads.ru/3uxTd.png
В городе Ацилотс располагается небольшая, но уютная таверна «Призрачный дракон», подходящая для путников различного уровня достатка. Поэтому здесь могут остановиться и зажиточные господа, и довольно бедные путники и странники, способные заплатить не слишком высокую стоимость за кусок хлеба и ночлег. Сама таверна состоит из двух этажей. На первом этаже располагается бар, вмещающий стойку и отдельные деревянные столики с невысокими табуретками. Здесь всегда довольно шумно, особенно в вечернее время, так как большинство путников предпочитают посидеть за чаркой вина или другого крепкого напитка и обсудить, что происходит в мире. Второй этаж вмещает небольшие уютные комнатки для ночлега и отдыха, но есть и довольно вместительные комнаты для более богатых господ. В комнатах практически стандартный набор мебели: кровать, прикроватный деревянный столик, небольшой стенной шкаф, круглое стенное зеркало, небольшой столик для письма с деревянным стульчиком. Ванная и уборная располагается вдали от комнат и считается общей. Несмотря на то, что здание таверны внешне выглядит не очень большим, но внутри оно кажется довольно вместительным прибежищем для многих проезжих и странников.

http://s5.uploads.ru/0aZJb.png

Отредактировано Леонардо (2011-11-06 21:56:21)

0

141

Деларин в коем-то веке начала постепенно приходить в себя. Рассудок уже начал проясняться, и, что самое главное, жутко захотелось спать, но драконша упорно держала веки открытыми, чтобы не свалиться со стула и не задрыхнуть до утра. От сладкого голоса Малены спать захотелось ещё больше, но дело, суть и серьёзность которого дошла до Рин только сейчас, держало её под узды, не позволяя вести себя неподобающе. Неподобающе для инквизитора, лицо которого Рин уже и так замарала, хотя пока ещё того не осознавала в полной мере.
- Если что, не стесняйтесь, - уточнила Малена.
В этот момент Деларин как-то внезапно хохотнула и, подняв вверх указательный палец, хотела было внести свои пять копеек по этому поводу, но так же внезапно вампирша сдавила ей горло, поэтому драконша, лишь выпучив на пару секунд глаза, умолкла и успокоилась. "Но мне ведь скучна-а-а!" Ах, если бы телепатические способности оставались в человеческом облике - цены бы им не было. Решив, что не стоит отвлекаться на такие мелочи, Рин достала бумажку из своей оторванной почты с красивой совой и потянулась за чернилами и пером, надрываясь так, что высунула язык. Если посмотреть со стороны, то вполне можно было понять - этой женщине надо удлинить руку как минимум на полметра, чтобы хотя бы края стола коснуться. Но та упорно продолжала тянуться, пока ей надрывания не надоели. Рин просто встала, взяла необходимые вещи, устроила всё поудобнее на своих коленях (судя по шатающейся банке с чернилами, добра не жди) и начала записывать вопросы Малены и ответы на них слегка корявым, но вполне понятным почерком.
– Шадоса я не распознал, - начал незнакомец.
Уже от этих слов Деларин хотелось зыркнуть на него угнетающим взглядом, скомкать листок и вылить чернила. "Ну КАК ТАК?! Ты усложняешь нам жизнь!" - нервозно пронеслось в её голове, а на лице застыла такая блаженная улыбка, будто драконша чего-то и нанюхалась по пути. Просто так она держала себя в руках. Ладно, пусть хоть опишет какие-то особые приметы, а дальше они сами его найдут, если повезёт. Не особо фильтруя слова двух очевидцев, Рин случайно записала и их перетёрки между собой, но зачёркивать не стала - всё должно быть правдоподобно и детально описано. Ни одна мелочь не должна уйти!
Олаф говорил долго... и много. Если бы не полусонное состояние Рин, она бы резко попросила сократить текст в три раза, иначе работа быстро бы утомила. Речь же Бьярки немного забавляла драконшу, отчего та снова невольно растянулась в улыбке. Руки пишут, а мозги требуют выпить с этой деревенщиной ещё по кружке эля - всё ей было мало.
- Итак, подытожим ваше бестол... Толковую речь, - заявила Малена, когда оба очевидца, наконец, замолчали, - Непонятный мужчина предложил непонятные услуги в непонятном месте, говоря с непонятным контекстом, и непонятно, почему, вы отреагировали под самый конец, - после чего Рин одарила взглядом и Олафа, и Бьярку, как судья при заседании; ответа однако её речь не требовала, - Где вас обоих можно найти, если вы нам понадобитесь?
После этих слов Рин встала с места, чуть не уронив на пол чернильницу, но вовремя за неё схватившись. Драконша положила всё на место, а листочек трижды согнула и уложила обратно в свой ящичек. Проходя мимо боевой подруги, она положила руку на её плечо, говоря тем самым, что здесь им больше делать нечего. А на деле ей просто хотелось спать. Улик достаточно, надо будет донести в штаб.

Отредактировано Деларин Т'Лоар (2014-09-09 13:08:03)

0

142

30 число месяца Новой Надежды 1647 год

После небольшой попойки с орком, девушка поднялась к себе, ведь завтра... Завтра её день рожденья, которое она не празднует уже более 30 лет, зачем? Правда, раз в три года, кто-то шлет ей подарки. Завтра как раз должен прийти еще один, конечно ей было любопытно, но она не питала надежд о подарке от мужа, он был мертв, как бы не изощрялись некроманты и алхимики, к которым она обращалась.
Закрывшись в номере Тала слышала суету в таверне, крики и грохот. Либо затеяли драку, либо что-то еще. Крик, из комнаты неподалеку, оповестил всех о том, что там шадос. Спрашивается, что в этом такого страшного? Они бывают полезными и более честными, хотя это было редкостью. Усмехнувшись, девушка разделась и залезла в кровать, Киба пристроился в её ногах, не любил он спать на ковриках, исключением была её комната в крепости, там для волка было раздолье.
Зарывшись в одеяле она прикрыла глаза и тихонько всхлипнула. Да, только так, в одиночестве, волк не в счет, он ни когда не акцентировал на её слезах внимание. В тишине, покое. Ночью, точнее одну ночь в году, она позволяла своему сердцу поплакать. Слезы - роскошь для охотников, но ей можно, сегодня ночью так точно.
Заснула эльфийка под утро, верный волк через час, после того как убедился что его хозяйка спит. Её сны были тревожными, но просыпать не хотелось. Она видела себя со стороны, как сидит на воротах деревни, с луком на изготовку и неприязненно смотрит на людей Мернота. Вот их первое знакомство, и безумное желание придушить выскочку. И как же можно забыть ту ночь, что стала решающей в их отношениях? Когда они вместе сохранили жизни многим людям, убив взбесившегося медведя. Хаос и погребальные костры, признания и охота. Свадьба и каждый день их счастья. Тала и не знала что сны могут так долго длиться.

1 число Благоухающей Магнолии 1647 год

Утро выдалось хмурым, для неё. Тей поднялась и позвала прислугу, попросив приготовить ванну. В течении часа её пожелание было исполнено, и девушка смогла искупаться. Волк лишь скривился, ему привычнее мыться в реке, а не в бадье.
Короткий стук в дверь, спустя полчаса, был тем сигналом, который она ждала чтобы вылезти из остывшей ванны. Накинув рубашку и натянув штаны, девушка поспешила открыть дверь. На пороге стоял русоволосый мальчишка, в руках небольшая коробочка. Мальчик улыбнулся и сказал что его попросили передать коробку Тале-Рей, что остановилась в этой таверне. Эльфийка кивнула и подтвердила что это она, ребенок улыбнулся и протянул ей коробку со словами: "С Днем рожденья!", а затем убежал прочь.
Тала хмыкнула.
- Итак, спустя три года, очередной сюрприз. Как думаешь, кто это шлет?
- Не знаю, но самому интересно! Кстати, нам еще в лавку бы сходить, кое-что докупить.
Эльфийка улыбнулась, и открыла коробку. Внутри было много цветов, алых и белых цветов, а поверх лежала маленькая коробочка. Девушка достала подарок и открыла.
- Опа, но ты же не носишь украшения, или он не знает?
Киба был прав, единственные украшения девушки можно было пересчитать по пальцам: серьга в виде ветки дуба, обручальное кольцо на шее и кулон в виде грифона. А тут кольцо, перстень-печатка, с мордой волка и алыми камнями, вместо глаз. К чему такой подарок? Но примерив, она поняла что перстень ей подходит.
- Ладно, пора заняться делами, не дело видеть целый день в номере, - с этими словами она начала собираться.
Ближе к ночи девушка и волк вернулись в таверну, и заказав ужин в номер, поднялись к себе.
- Я устала! Надоело, весь день насмарку, а теперь еще надо в Вильдан, проверить писульку! И вот ведь, почти до крепости добралась.
Эльфийка со злостью запустила сапожок, который только сняла с ноги, в стену.
- Нет, это нормально? Что-то поймали, не успели определить что именно, а оно убежало! И бегает рядом с городом! Они там совсем с ума посходили! Да, войдите, - рыкнула она в сторону двери, в которую вошла служанка с подносом.
Поставив еду на стол, и получив плату, девушка поспешила скрыться.
- Не переживай малышка, судя по их описанию так ни чего такого, максимум пара дней, а там телепортом до дома.
Конечно волк старался её успокоить, ему это тоже не нравилось, но кушать хочется, а если эльфийка разозлится, то ужин перетечет в завтрак, если вообще останется цел.
- Ладно, но потом я беру выходной, - успокаиваясь сказала Тала и поставила перед волком тарелку с мясом.
Ужин и сон, это все чего они оба хотели.

Отредактировано Тала-Рей (2014-10-12 22:41:19)

+1

143

2 число Благоухающей Магнолии 1647 год

Новый день, новые заботы, а точнее утомительная и расточительная дорога в другой город. Хотя... Именно за это ей нравилась стезя охотника, всегда что-то новое, опасное (гораздо чаще - безопасного). Но что может быть проще простой проверки и беседы с парочкой лиц? Посему это задание было утомительным, три дня потраченных в пустую.
Поднявшись с постели и потянувшись, эльфийка умылась и принялась за прическу, самое долгое и ненавистное, для волка, утреннее занятие. Киба не понимал её любви к косичкам, тем более что заплетает она несколько тоненьких, и заправляет в хвост. Именно поэтому волк мог позволить себе более долгий сон, за что, не редко, получал подушкой по морде.
Сегодня же, он решил не испытывать судьбу, и все утро бубнил про девушек, женщин и прочих представительниц прекрасного пола, которые не могли собраться за пару минут, как сильная половина населения мира, естественно себя он причислял к последним, намекая что он всегда собран и готов к бою. Тала же, привычно ехидничала, что хоть он и мужчина, но неправильный и всю жизнь ходит в одной и той же "одежде", а точнее без неё, и что не плохо было бы хоть расчесываться, но увы, у волка нету рук и щетку он не удержит, разве что зубами, а это неудобно.
Вот так, мило переругиваясь, парочка собиралась покинуть гостеприимный город. А вчерашняя записка из гильдии, была уничтожена, но оба прекрасно помнили приказ: "Прибыть в Вильдан, собрать информацию, и переслать её в гильдию." И домой.
Спустившись в зал, девушка заказала легкий завтрак для себя и Кибы.
- Ты помнишь что мы там не были очень давно? И что тебе там появятся крайне нежелательно? - волк с беспокойством покосился на Охотницу.
Эльфийка хмыкнула, конечно она помнит, последний раз она там сильно влипла, и только заступничество и помощь гильдии смогли сгладить её крутой нрав.
- Думаю они запомнили что обманывать и охотится на мернотовцев себе дороже.
Она замолчала когда принесли заказ, ни к чему прислуге слышать чужой разговор.
- И тогда моей вины не было, даже Глава это подтвердил. Они решили покончить с тварями за чужой счет, а потом отказались платить, да еще обвинили меня в том, что это я натравила "зверушек". Вот только наши были в курсе всего и моих способностей, потому и спустили мне ту драку, - с усмешкой закончила она.
Доедали они в тишине. Потом расплатились за комнату и еду, и направились забирать Снега, который успел изрядно потрепать нервы мальчугану и остальным лошадям.
- А теперь в Вильдан.
Тала запрыгнула в седло и тронула жеребца.

---> Пункт телепортации

0

144

6 БМ 1647 г.
Незадолго до полудня.
http://s2.uploads.ru/tsf5e.jpg

Лоддроу не припоминал, чтобы когда-нибудь спал так долго и так крепко. Это новое, незнакомое чувство не принесло ему радости: напротив, пошевелившись на убийственно жесткой кровати (перед сном он в полубессознательном состоянии стащил хлипкий матрас на пол, брезгуя их пользованием в тавернах), Олаф обнаружил себя до крайности разбитым и тяжелым. Он отметил ноющую боль в ребрах и спине. Высыпаться ему не понравилось.
Несколько минут он вяло шевелился на своем суровом ложе и силком возвращал ясное сознание. Солнце скромно переползло за оконную раму и принялось освещать его лицо, категорически мешая процессу.
В комнате вчера он оказался довольно быстро. Инквизиторши после опроса на скорую руку испарились, то ли вернувшись к веселью внизу, то ли добросовестно отправившись на поиски удравшей через окно нежити, - помня удалое состояние рыжей крошки в черном, Олаф на этот сюжет не надеялся. Да и кому в голову придет бродить по крышам Ацилотса в самый темный час в поисках парня, который то ли был, то ли его не было. А что шадос... может, этому недотепе из БД привиделось? Чего уж в таком случае взять с необразованного посудомойщика. Наверняка та строгая тетка, что вела допрос, так и решила.
Олаф застонал и попытался ногой закрыть створку окна, но нога оказалась слишком тяжелой. Тогда он перекатился на живот и, покряхтывая, встал сперва на колени, затем переполз с кровати на пол, чтобы окончательно распрямиться. Под его ногой что-то мягко хрустнуло. Лоддроу наклонился, мгновенно ощутив тяжелый стук крови в висках, и поднял сложенный вчетверо кусок пергамента.
Скверное самочувствие и недомогание мгновенно отошли на десятый план.
Как он мог забыть?
Лоддроу, не переставая старчески кряхтеть, опустился на четвереньки и заглянул под кровать. Точно, вот он. На свет был извлечен сияющий камень на цепочке, который вчера вместе с письмом принесла незнакомая экзотическая птица величиной с небольшую собаку. Конечно, подарок прислала бабушка. Повертев яркое украшение в руках, Олаф оперся локтями на свою дубовую колыбель боли и перечитал содержимое пергамента.

"Олаф!
Скажи на милость, почему ты не ответил на мой вопрос в последнем письме? Как прикажешь тебя понимать? Я планировала заглянуть в гости на пару дней где-то в конце месяца Благоухающей магнолии. Если тебя это не устраивает, то извести об этом, будь добр, а не молчи. Где твои манеры?
Я вернулась в Кен-Корион. В мое отсутствие управитель нанял двух новых слуг, совершенно бестолковых. Те перепутали все мои покупки, потому я не смогла сразу отправить тебе мой скромный подарок. Это - амулет из пирита, притягивает финансовую удачу и благоприятные перемены в жизни. И вообще он симпатичен, не правда ли? Надеюсь, тебе понравится.
Ответь мне как можно скорее касательно твоего пребывания в Хартаде на момент моего приезда.
P.S. На днях Эйвор любезно известила меня о своих семейных делах. Так как я не уверена, что и ты удостоился такой чести... Словом, поздравляю: ты скоро станешь дядей."

Лоддроу какое-то время отрешенным взглядом смотрел на амулет в своих пальцах. Тот сиял под солнечными лучами восхитительным теплым светом, идущим при том изнутри, и сам казался маленьким солнцем. Простой кожаный ремешок и пара декоративных финтифлюшек совсем его не портили, напротив: этот камень казался таким самодостаточным в своей красоте, что любая ерунда на его фоне становилась привлекательнее. Олаф надел амулет на шею и как-то очень трогательно коснулся его, прежде чем спрятать под рубаху.
Но, вернувшись глазами к письму, он помрачнел. Постскриптум оставил осадок. Сестра не любила его, и это было взаимное чувство, но почему все же теперь лоддроу чувствует себя уязвленным? Какое ему дело, хм. Подумаешь, не посчитала нужным написать о своей беременности брату. В конце концов, сколько лет они не общались? Более чем скромное поздравление с зачислением в штат Гильдии, схожее по сдержанности поздравление со свадьбой в ответ, - и больше никакой связи на протяжении почти шести лет. Так с чего ему теперь переживать?
Утренняя разбитость быстро прошла, оставив о себе легкое напоминание в виде ноющих мышц корпуса. Матрас взвален обратно на кровать, сапоги обуты, камзол накинут, шляпа найдена на стуле. Сам принес или кто-то сердобольный ночью положил? Олаф ничерта не помнил. Эта почтовая птица в "комнате допросов", сбивчивые прощания с инквизицей, трудный путь до комнаты и непривычно многочасовой сон. Однозначно, ночка выдалась убойная. Но пора оставить ее здесь и двинуться дальше, навстречу новому дню и новым... неприятностям, видимо.
Лоддроу поправил сумку на плече, зная, что едва ли останется в этом заведении еще хоть на одну ночь, и спустился в таверну на поздний завтрак.

Отредактировано Косточка (2015-02-09 02:05:47)

0

145

Всего несколько часов ушло у новоявленного хартадского детектива на то, чтобы понять: Хэлтора Хансена не было в Ацилотсе уже очень давно. За короткий промежуток времени Олаф посетил большинство баров и прочих убежищ для людей с пересохшими трубами, которые могли бы привлечь внимание такого пьянчуги как Хэлтор. Звонкая монета не помогла припомнить завсегдатаям и трактирщикам ничего существенного, а надежные сведения, добываемые путем чтения неодушевленных предметов, говорили о том, что разыскиваемый как минимум две недели не появлялся в том или ином заведении: дальше лоддроу не углублялся. Связаться с его сестрой не удалось. Олаф просто не застал ее дома, ибо та, по словам соседей, переехала к жениху, а к которому - они не в курсе.
- ...шаланда!
И при чем тут грузовое судно?
Олаф вернулся в "Призрачного дракона" несолоно хлебавши. Однако, он был крайне горд тем фактом, что умудрился не заблудиться в свой первый день пребывания в чужом городе. С другой стороны, дело нехитрое: знай себе следуй закопченным указателям, приставай к стражникам да заходи во всякое заведение, над входом в которое красуется нечто, связанное с выпивкой или едой. И все же, Олаф намеревался поставить себе хорошую кружечку компота за проделанные труды.
Куда же все-таки девался, Тейар его забери, Хэлтор? Лоддроу неосознанно откладывал планирование похода по заведениям, менее невинным, чем кабаки да таверны. Сегодня он успел узнать, что в городе существует вполне себе легальный и пользующийся определенной славой дом терпимости с изящным названием "Черная фея". Олаф понимал, что если там не найдет следов пребывания своего горе-сотрудника, то может с чистой совестью трубить тревогу, отправив письмо в свою гильдию. Возможно, в городе существуют и более нелицеприятные для такого доблестного защитника добра и справедливости заведения. К примеру, доподлинно известно было лоддроу о промысле черного рынка в Ацилотсе. А уж сколько притонов да секретных комнатушек за обыкновенными прилавками таились в этом городе. Это же столица людей.
Если Хэлтор и впрямь ввязался во что-то скверное, то Олаф умывает руки. Его разведывательная деятельность на этом заканчивается.
Принесли внушительный кувшин с компотом и опрятную на вид кружку. Олаф поблагодарил суетливую официантку и придирчиво потрогал принесенную утварь, проверяя на предмет гигиены. Ее не было. Разумеется. Олаф и суток еще не провел в этой таверне, как успел возненавидеть ее всем сердцем.
Достав бомбилью, лоддроу позволил себя поглотить процессу истребления компота. Стараясь не думать о том, что до него к кружке прикладывался гном с во-от такими усищами, хранившими в себе недельный запас крошек и кусочков яичницы, доблестный следователь стал рассматривать со скуки посетителей таверны. Их было немного по сравнению со вчерашним вечером, и, к счастью, здесь не было никого, кто знал бы о его коротеньком, но емком концерте. Даже трактирщик сегодня другой. Хм, интересно, связано ли это как-то с Инквизицией, известной к своей любовью к допросам всех и вся? Трактирщик все-таки пустил к себе на постой шадоса.
Ну, ладно. Дела минувших дней.
Дверь таверны распахнулась, выпуская наружу кучку препирающихся на своем родном языке эльфов. Ватага покинула помещение, на смену им, учтиво придержав дверь, в зал ступила долговязая фигура в наглухо застегнутом у горла плаще. Ничего необычного, если не считать того, что посетитель немедленно просканировал помещение на наличие некого определенного субъекта и, обнаружив такового, без промедления двинулся к его столу.
Человек оказался женского пола и обладал на редкость неопределяемым внешне возрастом. Женщине, предположительно, с большей частью человеческой крови, которая уселась за стол Олафа так, точно это было для нее привычным делом, могло быть как двадцать пять, так и тридцать лет. В заблуждение о ее половой принадлежности вводил очень высокий рост, который составлял никак не менее ста девяносто сантиметров, не девичья одежда, а также короткая мужская прическа, пребывающая, впрочем, в опрятном состоянии.
Уселась странная женщина очень прямо и одарила цедившего компот Олафа открытым взглядом темно-зеленых глаз. Тому невольно пришла на ум ассоциация с вышколенными адептами АБИ, на которых он смотрел в свое время с кислым сочувствием.
- Добрый день, господин Каппелен, - отрывисто сообщила, нежели поприветствовала дама. - Надеюсь, я не помешала? Вы предупреждены о моем приходе, верно?
Последняя фраза прозвучала скорее всего потому, что Олаф имел неосторожность все-таки округлить глаза. Он отставил свой напиток.
- Добрый день. Боюсь, не предупрежден. Не могли бы вы просветить меня на сей счет?
Женщина будто еще сильнее выпрямилась, хотя, казалось, больше невозможно. Она моргнула, тем самым скромно выразив свое недоумение, и сообщила такое, отчего брови Олафа чуть не спрятались у корней волос.
- Меня послала Андора Каппелен в качестве сопровождающего. Она выразила свою обеспокоенность по поводу вашего пребывания в этом городе и попросила меня стать вашим проводником в Ацилотсе. Я полагала, она уведомила вас о моем визите в письменном виде.
Рука лоддроу метнулась за пазуху, откуда был немедленно извлечен успевший помяться листок пергамента, найденный этим утром на полу в комнате. Олаф молча развернул его и пробежался глазами по тексту, имеющему едкий постскриптум. Ничего о грядущем знакомстве с долговязым "солдафоном".
- Мне кажется, на обороте что-то есть, - деликатно подал голос "солдафон".
Олаф нервно перевернул листок и впился взглядом в одну-единственную строчку, которая по своей едкости превосходила постскриптум.

"P.P.S. Нечего шляться где попало одному. Я пришлю своего человека. Прояви вежливость."

Несколько мгновений лоддроу сидел неподвижно, затем спокойно убрал письмецо обратно за пазуху. После чего неторопливо вернулся к употреблению компота, по-прежнему храня молчание и не глядя на свою незваную соседку.
- Господин Каппелен?
Судя по звуку, Олаф опустошил кружку, но собирался, если нужно, выпить и ягоды, и саму тару.
- Господин Каппелен?
Молчание затянулось. Звук процеживания ягодного месива стал таким громким, что на сидящую в укромном уголке парочку стали оборачиваться немногочисленные посетители таверны. Поняв это, Олаф смилостивился и отставил кружку. Затем задумчиво покусал бомбилью и обратил внимание на видавший виды гобелен на противоположной стене.
- Мне не нужны сопровождающие.
Казалось, "солдафон" ждала такого ответа. Не дрогнув, она промолвила:
- Боюсь, это не мне решать. Я оказываю услугу госпоже Андоре.
- Так передайте ей, что я отказался от экскорта в вашем исполнении.
- Она предупреждала о таком ответе. И просила передать, что не приемлет "капризов и самодеятельности". Ах, да, - женщина как будто не замечала, как медленно розовеет лицо лоддроу, - еще говорила, что это ваша первая вылазка за пределы Хартада и потому она в крайней степени заинтересована, чтобы ваш визит прошел благополучно.
Олаф налил в свою кружку еще компота и скрыл нос в ней, забыв о бомбилье, чего не делал несколько десятков лет. "Солдафон" воздержалась от дальнейшего цитирования и смиренно ожидала, когда лоддроу справится с собой и опустит кружку. Что тот сделал с явной неохотой и таким видом, будто был не прочь нырнуть в остатки компота и раствориться в них. Дождавшись, когда белобрысый явит свой лик, женщина снова моргнула - было похоже, будто она все свои эмоции выражает совиным способом - и сказала то, что явно планировала сказать с самых первых секунд их встречи.
- Меня зовут Эрлен Таур. Я буду вашим сопровождающим в Ацилотсе.

Отредактировано Косточка (2015-03-12 00:55:32)

0

146

Некоторое время парочка сидела за столом в молчании. Олаф методично опустошал стакан за стаканом с совершенно отстраненным видом. Солдафонка по имени Эрлен Таур сидела по-прежнему прямо, точно ее позвоночник не имел изгибов, и наблюдала вроде бы за всем вокруг, а вроде бы и ни чем не интересовалась.
Олафу неожиданно стало очень все равно. Защитная реакция организма на слишком большую волну гнева, которая грозила обернуться колоссальной истерикой, рассылкой писем во все концы Фатарии, буйства в многострадальной таверне и попытки расквасить это совиное лицо непрошеного спутника об ближайшую поверхность. Но лоддроу никогда так себя не вел, такие порывы уничтожались обычно при самом их появлении. Взамен он делался очень равнодушным. Очень-очень. Куда больше обычного.
Что тут сказать? Ему сорок четыре года, почти сорок пять. В этом возрасте половина людей уже умирает, имея внуков и полный набор старческих болезней. В сорок четыре гном может обвязать свою бороду вокруг пояса, орк - собрать богатую коллекцию зубов недругов, а драконид - быть все таким же драконидом, потому что Тейар разберет, что делают дракониды в свои сорок четыре. И только Олаф Каппелен, лоддроу полувековой свежести, до сих пор не доказал своей бабушке, что может быть самостоятельным.
В двадцать три он отличился: не ушел совать свой нос во все фатарийские земли, как это заведено у сородичей, но остался один потому, что вся семья взяла и уехала на другой континент. В двадцать три ему пришлось вкалывать как заправскому мужику из неблагополучного района при том, что его родня владеет приличным состоянием. В двадцать три он выглядел как подросток, но ощущал себя глубоким стариком. Олаф научился не просить помощи потому, что знал: помочь некому.
А теперь ему прислали муженщину в качестве надзирателя, стоило только очутиться за пределами Хартада.
Чего она боится? Что ее любимый дурачок внезапно скроется из поля зрения и перестанет развлекать своей...
Олаф мягко поставил кружку на стол. Нужно остановиться. Это лишние мысли. Совершенно лишние. Стоит только дать им волю - и верить станет не во что.
И все же.
- Господин Каппелен?
- Мне нужно заглянуть в несколько мест. Будьте так любезны сопроводить меня? - белобрысый широко улыбнулся. Увидели бы это постороннее явление на его лице знакомые - ни за что не поверили бы и, скорее всего, попытались выяснить, что происходит. Но Эрлен оказалась прелестна в своем простодушии. Она моргнула целых два раза и вся подобралась, демонстрируя крайнюю степень готовности к чему бы то ни было.
Олаф встал из-за стола, бросил рядом с кувшином несколько монеток, затем нацепил на себя всю поклажу и направился к барной стойке. Эрлен строгой башней проследовала за ним. Лоддроу за дополнительную плату наполнил свою флягу яблочным соком. Прикрепив к поясу потяжелевшую емкость, он сказал несколько слов солдафонше, на что в ответ она кивнула, и странная парочка покинула заведение.

http://s1.uploads.ru/i/EgrZt.png Улицы города

Отредактировано Косточка (2015-03-12 00:56:28)

0

147

[ Замок Инквизиции, четвертый этаж, библиотека ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png
2 число месяца Страстного Танца 1647 года, вечер

Дезире, что несколько удивительно, приказ приняла беспрекословно, а шаг чеканила так четко, будто действительно всю жизнь готовилась его продемонстрировать. Буквально на несколько секунд она, казалось, замешкалась, уже пройдя приличное расстояние, но напоминание подстегнуло ее, и больше сомнения к девушке не возвращались. Зато Райт решил начать думать слишком много вместо нее, запросто компенсировав спокойствие новоиспеченной ученицы.
- Ты бы хоть конкретизировал касательного того, что именно хотел бы узнать. Работаю и живу здесь в качестве крайне симпатичного охотника, как ты уже, наверное, убедился.
«Охотник, значит. Недолго ты, парень, проживешь, если работаешь ты примерно в том же стиле, что и отдыхаешь», - подумалось Альдену с некой долей обреченности. Он и сам был далеко не примером идеального инквизитора, а приказы нарушал с завидной регулярностью, предпочитая идти своим путем, но во всем, чего бы он ни касался, Альден был предельно осторожен, пусть даже со стороны это заметить было невозможно. И у него всегда был если не план, то варианты выхода из ситуации, в которую он бросился с головой. Основная забота – сделать так, чтобы вера в собственные силы и способности не разошлась с практикой, и пока подобное случилось только один раз, когда Фурхат привел в действие способность Виры, взорвал таллемскую темницу в подвалах здания стражи и едва не похоронил весь отряд инквизиторов под руинами. Тогда Альден потерял глаз и, вероятнее всего, потратил одну из своих девяти жизней, ибо даже везением было назвать сложно тот факт, что он не погиб, находясь всего в паре шагов от эпицентра взрыва. Зато он тогда вынес чрезвычайно ценный урок, который теперь мог преподать Дезире – никогда не подходи близко к подозреваемым, у которых в руках находятся смертельно опасные и неконтролируемые магические способности.
Райт тем временем продолжал.
- Люблю чай и шоколад, хотя последнее позволяю себе крайне редко.
«Принцесса сидит на диете? Почему тогда такой тяжелый был? Видимо, вместо шоколада кто-то изрядно налегает на бутерброды с салом где-то посреди темной-темной ночи, когда другие инквизиторы спят и точно не попросят долю».
- Алкоголь не употребляю, ибо и без него у меня бывают приступы спонтанных и странных поступков.
«Значит еще не было повода употребить» - даже Лео был убежденным трезвенником, но иногда система давала сбой. Последствия такого сбоя сейчас красовались у инквизитора на груди, и он с недовольством отмечал, что после пробежки, переноса тяжестей и отсутствия отдыха грудина снова начала ныть, отдаваясь болью при дыхании. Нужно было найти место, где можно было бы посидеть и дать синяку успокоиться.
- Крайне живой и общительный человек! Даже не знаю, о чем бы ты все-таки хотел знать, поэтому просто спрашивай то, что тебе интересно, как я уже говорил.
«Ну раз ты мне разрешаешь…»
- Тебе кто больше нравится – блондинки или брюнетки? – и искатель бросил очень хитрый взгляд в сторону Дезире, которая послушно шагала впереди.
Примерно такого плана вопросы он и задавал по ходу всего пути, направляя команду. Нравятся ему коты или собаки? Как он относится к лакричным конфетам? Боится ли высоты? Хотел ли бы когда-нибудь погладить медведя? Серьезные вопросы нарочно были оставлены на потом, как и попытки вызнать, угадал ли Альден, при каких обстоятельствах они уже встречались. В голове у искателя уже созрел план. По большей степени он касался Дезире, потому что Лео было очевидно, что девочке нужна помощь наставника, чтобы заговорить, но и Райт тоже мог принять в нем участие – хуже не будет, а вот забавнее точно станет в разы.
Пришли они в итоге в «Призрачный Дракон» - одно из первых приличных мест, которое вспомнилось искателю. Махнув рукой владельцу заведения, который трудился у стойки, Альден элегантно протолкался к столам и скинул на один из них Шума, на доли секунды опередив других соискателей свободного места. К вечеру на постоялом дворе становилось людно, а потому вопрос становился ребром. Очаровательно улыбнувшись бородатому мужику, пробубнившему что-то себе под нос, Лео радостно обратился к товарищам:
- Ну что, ребятки, кто что будет?
- Салат. И квас, - кратко отозвалась Дезире.
- Выбери что-нибудь на свое усмотрение, - вторил ей Райт.
«Вот же ж. Одна уподобляется козе, а другой даже выбрать не может. Ладно, сам решу».
И оставив ребят на попечение Шума, Альден двинулся к стойке. Трактирщик был нарасхват, но все же исхитрился пробиться к инквизитору. Нельзя было сказать, что они были большими друзьями, но водили вполне достойные деловые отношения. Пока многие инквизиторы воротили нос от простого люда, уличных мальчишек и ночных бабочек, Альден находил в таких вот обычных гражданах Фатарии ценнейших информаторов.
- Друже! Мы тут событие большое празднуем, нам срочно нужна еда и питье, а то мои спутники заразят занудством все окружающее пространство, и веселья в этом заведении больше не будет. Дама хочет салат, но я для нее сверху беру нарезку из солонины, колбасы и сыров всяких, да побольше. И хлеба. И масла. Для меня и вон того товарища… - и Альден ткнул пальцем за плечо. – По миске вареной картошки с ребрышками, лука и огурцов соленых. И хрена ко всему этому.
- И кто же сегодня такой щедрый, - благодушно ухмыльнулся трактирщик.
- Товарищ, - не растерялся Альден. Совестью он явно не страдал.
- Товарищ так товарищ. Что пить будете?
- А вот это самое интересное! Мне нужно, чтобы ты мне подсобил по старой дружбе. Этой парочке необходимо расслабиться, особенно блондиночке, а то у меня уже зубы сводит от того, какие они серьезные и зашуганные. Девушка хочет квас, но ты подлей туда потихоньку чего-нибудь, что не сильно бросится в глаза. Только не слишком много, дитя ведь еще. Пареньку же подай стопку водки, как и мне, но в моей должна быть вода. Понял? Я вперед плачу за питье, а если они расслабятся слишком сильно, то сам их вынесу. Ты только и мне не подай чего не того, а то ж я за себя не отвечаю.
На прилавок опустилось несколько монет, доселе обретавшихся в кармане. Трактирщик и бровью не повел, смахнул их к себе и пошел распоряжаться на кухне. Довольный искатель вернулся к столу и плюхнулся на свободный стул.
- Что ж, сегодня у нас поминки по моей свободной и прекрасной жизни. Детям алкоголь не положен, но ты, Райт, просто обязан проводить лучшие годы моей жизни правильно. Уважь со мной покойничка, сделай милость.
Как раз на этих словах к ним подошла официантка – напитки принесли вперед блюд. Перед Дезире опустился квас, в котором по виду невозможно было увидеть что-то другое, перед инквизиторами же девушка поставила по рюмке. Лео взял свою и поднял над столом, а после изрек предельно трагичным голосом, сделав горестное лицо:
- Помянем!

+3

148

[ Замок Инквизиции, четвертый этаж, библиотека ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.pngВечер 2 числа месяца Страстного Танца 1647 года

Пока искатель ходил делать заказ, девушка молча разглядывала синеглазого. Видимо они с Лео были друзьями, поэтому и в библиотеке он находился неподалеку от них. Стало немного неловко от того, что она его так отчитала за невольное подслушивание их разговора, но это чувство довольно быстро пропало. Она то с ним знакома не была. Так что и переживать по поводу его мнения тоже не было нужды. Она стянула с плеч рюкзак и повесила на спинку стула. Невоспитанный горностай вольготно расположился на столешнице, привлекая к себе девичий взгляд. Его все равно хотелось погладить, даже несмотря на сказанную в библиотеке глупость.
Тост Альдена звучал довольно странно. Можно было подумать, что принятие Дезире в ученицы полностью изгонит из его жизни легкость и беззаботность, оставив только тлен и прах. Она понятия не имела как реагировать на такое странное заявление с его стороны. Печать неизбывной тоски на его лице еще больше смутила ее, заставив устыдиться своего нового статуса ученицы. Она совсем не хотела становиться каким-то препятствием в его жизни, а получалось, что теперь все именно так и произойдет. Но в таком случае, почему же он согласился, если это для него настолько тяжкий и нежеланный труд? Полукровка нахмурилась и отвернулась от мужчин, проигнорировав момент всеобщего возлияния. Есть расхотелось совершенно, как и находится в этом заведении дольше необходимого. Решив ограничить свое пребывание здесь несколькими глотками кваса, а после вежливо распрощаться и уйти, девушка взяла кружку.
«Перебродил что ли? Или хранили его в ведре из-под помоев... А с виду приличная таверна. Надо запомнить и не ходить сюда больше. Если еще и салат окажется похожим на пережеванный завтрак козла, то это будет совсем прискорбно» Несмотря на вялотекущие и не совсем характерные для нее мысли, Дезире машинально продолжала потягивать напиток, незаметно привыкая к странному вкусу и не обращая внимания на болтовню мужчин. О чем они говорили ей было сейчас совершенно не интересно. Куда как любопытней было посмотреть на сидящего за несколько столиков от них вивариина-волка. На ум ненавязчиво начали приходить вопросы «А ему бывает жарко? А что он делает если бывает? А холодно? А сколько мяса он может съесть за один раз? А сырого? А писать умеет? А как он в таких огромных лапах держит маленький карандаш? Он наверное такой мягонький... А если его за ухом почесать, что он будет делать? Задергается ли у него нога от этого? Хотя сначала лучше спросить разрешения...» Не откладывая дела в долгий ящик, полукровка отставила кружку с квасом и встала из-за стола. Собравшись уже было сделать шаг в сторону такого интересного прямоходящего волка, немного помедлила и взяла кружку с собой. По лицу уже расползалась зловещая предвкушающая улыбка безумного исследователя, а серый мех вива внимательно осматривался пытливым жадным взглядом. Когда до заветной цели оставалась всего пара шагов, Дезире решила снова глотнуть такого освежающего напитка, мимолетно удивившись как это она сразу не распознала его приятное послевкусие. Момент был выбран крайне неудачно.
Облившаяся квасом Дезире закашлялась и повернулась к толкнувшему ее человеку, намереваясь не то извиниться, не то попросить соблюдать осторожность, но судьба решила эту дилемму за нее. Перед девушкой стояла невысокая полненькая мадам, не самого приличного вида, которая яростно жестикулировала и громко отчитывала саму полукровку. Оказывается, девица ведет себя в корне неверно, о чем ей теперь и сообщали во всеуслышание таверны. Нужно смотреть куда идешь «Я шла прямо, а вы?», уступать дорогу старшим «Мадам, вы шли за мной вообще-то...», одеваться приличней и не столь вызывающе «В шубу и валенки? Летом? Может еще и лицо шарфом замотать, чтоб наверняка?», да и вообще не подобает юным девочкам шляться в питейных заведениях, это наталкивает на мысль об их распущенности и доступности. На последних словах у юной девочки начался нервный тик глаза. Второй раз за день ее обвиняли в легком поведении, и опять же безосновательно. Дождавшись, когда скандальная женщина сделает перерыв в своей гневной речи, дабы глотнуть воздуха и приступить к продолжению со свежими силами, Аланассолиора вытянула руку перед собой и медленно вылила содержимое кружки на голову невоспитанной особы. Поднявшийся через минуту после этого визг смотрелся забавно, особенно учитывая хорошую разницу в росте - нос этой мокрой курицы находился где-то в районе подмышки Дезире. Безэмоциональная маска, явившая себя к началу представления, треснула и по бледному лицу начала расползаться улыбка. Поджав губы, чтобы это не так явно бросалось в глаза, девушка медленно двинулась обратно к инквизиторам.
Салат, вопреки опасениям полукровки, выглядел довольно аппетитно. Но куда большее внимание привлекла мясная и сырная нарезка, так что умостившись на своем стуле, она невозмутимо пододвинула к себе тарелку и соорудила большой бутерброд, после чего поискала глазами чем бы его можно было запить. А визг, напоминавший заунывный вой банши, тем временем неумолимо приближался. Представив разыграющуюся здесь сцену, когда этот пухлый мокрый шарик подкатится и начнет разбираться с Лео, девушка не выдержала и прыснула в кулак. А подняв глаза на наставника и вовсе разразилась заливистым смехом.

+4

149

[ Замок Инквизиции, четвертый этаж, библиотека ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png
Вечер 2 числа месяца Страстного Танца 1647 года
  Хоть Альден и не называл конечного пункта назначения, никто не собирался противиться выбранному им пути. Лео задавал Райту ряд странных, но от этого и веселых вопросов, которые хорошо поддержали настроение. Их было много, и на все Дориан ответил честно, к чему ему лгать касательно своих вкусовых предпочтений? Поэтому и ответы поступали незамедлительно, с ноткой искренности и радости. Коты или собаки? Конечно же вторые, они намного преданнее и веселее. Нравятся ли лакричные конфеты? Естественно, сладкое у Дориана всегда в почете. Есть ли боязнь высоты? Вроде бы Райт такого за собой не замечал, но если он внезапно окажется на самой высокой горе в мире, то уж точно не по себе будет. Погладить медведя? Было бы неплохо, если только конечности после этого останутся на месте. Самый первый из них уже задал весь тон дальнейшего расспроса:
- Тебе кто больше нравится – блондинки или брюнетки? - поинтересовался Лео, обернувшись в сторону Дезире, словно ожидая какой-то гневной реакции от своей ученицы. Веселый и беззаботный ответ последовал незамедлительно:
- Хе! Цвет волос не важен, лишь бы все остальное было в порядке.
  Дориан положил руки за голову, словно используя их в качестве подушки. Таким вот образом троица и дошла до таверны "Призрачный дракон". Внутри этого заведения он еще никогда не был, да и Райт очевидно не любитель таверн. Конечно, там могло произойти много чего веселого, но вот как-то не задалось проводить там свое время. "Призрачный дракон" отчасти соответствовал качеству своего названия - местечко было довольно опрятное и приличное. Альден учтиво спросил, что изволят отведать его спутники, своей речью подразумевая, что платить будет он. Разбираться в ассортименте Ацилотских таверн было слишком неудобно, поэтому Дориан предоставил полное право выбрать что-нибудь для него самому Альдену. С утра у инквизитора не было и крошки в животе, поэтому неприятное чувство сжатости в желудке дало о себе знать сразу же, как только он вспомнил о такой прекрасной вещи, как пища. Как это обычно бывает в дневное время, здесь было довольно много народу. Достаточно много, чтобы шум стал однообразным, неразборчивым звуком, который не очень сильно отвлекал внимание.
  Заказ Лео пришелся ему по душе, поэтому хотелось немедленно приступить к трапезе, но Альден прервал его просьбой выпить за его собственные поминки самых прекрасных лет жизни для человека. В ответ на это Райт поерзал плечами, взирая на стакан с неизвестным содержимым. Тяжелое мысленное противостояние сошлось на том, что стоит все-таки уважать такую маленькую просьбу его нового знакомого. Решил же все-таки позвать с собой, нужно отдать ему должное. Поэтому Райт с натянутой улыбкой сделал совсем маленький глоток. Жидкость оставила горьковатое послевкусие, а также тепло, которое плавно растекалось где-то внутри. Внешне он постарался сделать вид, что отхлебнул больше, чем на самом деле, как-то Дориану не хотелось показывать, что он пренебрегает этим.
- Ладно, так уж и быть, раз меня просит сам Лео Альден, то я не имею права отказать!
Охотник сразу же почувствовал легкое головокружение, которое было вызвано скорее самовнушением, чем действительным эффектом алкоголя. Затем он принялся неторопливо есть свой немного ранний ужин, который оказался немного безвкусным, но в целом приятным, а следовательно очень даже съедобным. Вообще, казалось, что Лео как будто смирился со своей жизнь в целом. Наверняка не все так плохо, как он думает. Так как у появились дополнительные обязанности, у скорее всего него будет намного меньше остальных заданий. График обучения составляет исключительно он, а потому выделить себе свободное время, когда необходимо, Альден легко сможет. В каком-то смысле это было даже перспективнее, чем просто работать на Орден без наставничества. Да и вообще, если уж с ученицей можно спокойно ходить вместе куда хочешь, когда она еще и спокойно молчит с кислой миной на лице, то это вообще идеально!
  Неожиданно Дезире встала и начала делать странные, несвойственные ей вещи. Хотя он видит ее едва ли час, тут уж Райту не дано знать, что ей действительно свойственно. Ее небольшая перепалка с относительно толстенькой женщиной выглядела забавной. Словно разозленный человек пытается в чем-то обвинить немую стену, которая просто стоит себе, да и все. На части о распущенности Дориан прыснул от смеха, может быть не зря эти намеки преследуют Дезире после того, как ее назначили ученицей Альдена?
  Но дальнейшее действие девушки вообще не поддавалось объяснению. Та, молчаливо выслушав все обвинения, просто взяла и вылила содержимое кружки на нервную мадам. После совершенного "преступления", под пронзительный визг жертвы, она просто вернулась на свое место, как ни в чем ни бывало. Развернувшаяся сцена была оценена одобрительным и удивленным присвистыванием Райта. Ну и ну! Вроде бы пытается держаться холодной и равнодушной, но все-таки позволяет себе резкие и неожиданные выходки! Облитая с откровенным недовольством приближалась к троице из Ордена.
- Ба! Лео, ты, похоже, у женщин сегодня нарасхват, - шутливо протянул Райт. Кажется, безумие сегодняшнего дня еще не закончилось.

Отредактировано Дориан Райт (2017-06-02 22:46:22)

+4

150

- Ладно, так уж и быть, раз меня просит сам Лео Альден, то я не имею права отказать!
Паренек явно ожидал, что Лео не заметит, что в стопке почти не убыло спиртного, но искателя обхитрить было не так уж просто. Он скользнул взглядом по рюмке, но комментарии пока придержал – вдруг Райту вообще горячительное в новинку, и стоит дать ему время привыкнуть к новым вкусам и ощущениям. Куда важнее было что, что Дезире пила в полной мере, пусть даже на ее лице и мелькала тень сомнения, когда она смотрела в свою кружку и явно размышляла о том, что букет этого кваса какой-то сильно необычный. Инквизитор искренне уповал, что тавернщик подошел к делу ответственно и все-таки задумался, что льет в заказ. Иначе девочка могла прийти к выводу, что такое пойло может оказаться опасным для здоровья, еще до того, как охмелеет до той кондиции, когда тревоги станут не назойливей мухи. Но боги и покровители в тот день благоволили Лео: если Дезире и колебалась, то слишком незначительно, чтобы перестать попивать свой квас.
Принесли еду. Пока Альден тянулся к соленым огурцам и утаскивал себе кусок колбасы из огромного блюда ученицы, она успела встать и двинуться к другим посетителям. Заметил искатель это слишком поздно, чтобы схватить за руку и посадить обратно на стул, да и делать что-то такое он откровенно не собирался. Звучно хрустнув огурцом, он обернулся, положил локоть на спинку стула и принялся наблюдать за тем, что случится. Разумеется, он был готов в любой момент рвануть спасать нерадивую подопечную, если загадочный алкоголь сдуру слишком сильно ударил ей в голову, но вмешиваться без особых причин не планировал. В конце концов, она должна была начинать усваивать самый главный урок всего ее обучения – не всегда с ней будут носиться, как с писанной торбой, и чем раньше до нее дойдет, что абсолютно любой поступок влечет за собой последствия, тем лучше.
Куда бы девушка ни шла, достичь цели ей не удалось – на пути ее появилась тучная конфликтная мадам, которая, кажется, только и ждала повода поорать на кого-то, облив грязью и самоутвердившись за счет чужого унижения. Райт рассмеялся, когда вслушался в речи громогласной посетительницы, Лео же только улыбнулся, отламывая часть картофелины и отправляя рот. Едва только повернулся обратно к сцене недалеко от столика вивариина, то застал уже совершенно другую картину – Дезире бессовестно выливала квас на препятствие, чем, впрочем, заставила его на несколько мгновений умолкнуть. Правда, уже совсем скоро эта тишина лопнула, как мыльный пузырь, и мадам разразилась визгом, от которого могли бы лопнуть бокалы, имейся подобная изящная посуда на постоялом дворе. Стоило отдать Дезире должное, еще больших проблем на свой изящный зад она искать не стала, вернулась к коллегам и тут же накинулась на тарелку с нарезкой, напрочь позабыв, что хотела изначально миску травы. Ее лицо больше не было таким холодным и безэмоциональным, на нем поселилась улыбка. Когда же лоддроу подняла глаза на Альдена, та и вовсе обратилась в смех, открытый и искренний. Это заставило доселе скептически настроенного Лео оттаять.
«Может, все и не так уж плохо».
Ему не нравились люди, которые прикрывались масками, юлили и запирались, скрывая свои настоящие мысли и чувства. Да, бывали моменты, когда подобное требовалось, особенно если ты был инквизитором. Но от этой девочки, раз уж их жизни теперь переплелись на ближайшие несколько лет, хотелось бы чего-то большего, чем лицо лопатой. Жаль только, что добиться этого он сумел только таким варварским методом.
- Ба! Лео, ты, похоже, у женщин сегодня нарасхват.
И правда, жертва омовения приближалась. Инквизитор вздохнул и потянулся к повязке.
- Как жаль, что именно сегодня меня уже отдали другой, - теплая улыбка превратилась в хитрую, снова адресованную Дезире. - Эх, как же не люблю я разбивать женщинам сердца.
Открыв глазницу, искатель взлохматил волосы, сделал страшное лицо и обернулся к конфликтной особе, которая уже начала бросать ему в спину обвинения в адрес ученицы. Невоспитанная, распущенная, да и он не лучше, раз водит ее по таким местам в такой час. Не иначе как сутенер! За кого она на самом деле приняла Альдена – осталось загадкой, но инквизитор не отказался подыграть. Даже напрягаться не пришлось, чтобы выбить себе пространство для ответа в этом возмущенном монологе, едва только дамочка увидела его неприветливое перекошенное лицо без одного глаза, слова сами застряли у нее в горле, оборвав требования возместить понесенный ущерб на середине.
- Чего тебе надо, любезная? – наигранно хриплым и суровым голосом вопросил инквизитор. – Облили тебя? Так не ходи там, где люди с кружками шастают. Не нравится, что она тут шляется? Так что-то я и твоего мужа или отца тут не вижу.
Дамочка возмутилась еще пуще, но искатель не позволил ей и рта открыть.
- Так что шуруй ты на паперть проповеди свои читать, не порть людям настроение. Этой девицей только я командовать буду.
Закончила спор официантка, принеся полотенце и попросив либо прекратить конфликт, либо продолжить его снаружи. Лео махнул рукой и демонстративно принялся за еду. Мадам обложила его отборными оскорблениями и покинула заведение сама. Когда окружение улеглось и позабыло о случившемся, искатель нацепил повязку обратно и сделал лицо попроще.
- Я так понимаю, квас нужно заказать повторно. Только не выливай его еще раз, хорошо? Нечего добро на таких клуш тратить, – подозвав несчастную официантку, Лео попросил еще одну кружку кваса, шепнув, что больше ничего туда вливать не нужно. Девушка ничего не поняла, разумеется, но сообщение было адресовано и не ей вовсе. Отпустив ее, Лео взял еще один огурец и снова хищно хрустнул, глядя в упор на Райта. – Друг мой, мертвые обижаются, если не поминать их правильно. Вот так вот не допьешь до дна – и до конца дней своих будешь видеть мое прекрасное лицо в зеркалах по ночам.
Дезире принесли еще кваса. Лео понадеялся, что официантка передала абсолютно все слова трактирщику, а не один лишь скупой заказ.
- Рассказывай, девочка. Кто такая, откуда взялась, что умеешь? Господа решители судеб не удосужились ознакомить меня с твоим досье заранее, у тебя есть шанс говорить за себя самостоятельно.

+3

151

- Как жаль, что именно сегодня меня уже отдали другой, - хитрая усмешка сбила девушку с толку, - Эх, как же не люблю я разбивать женщинам сердца.
Пока она думала, как следует реагировать на подобное заявление, скандальная мадам доплыла до их столика и разразилась визгливо-гневной тирадой. Разыгравшееся перед ней представление привело Дезире в полный восторг. Лео моментально сориентировался в ситуации и великолепно отыграл свою роль. Ни одного грубого слова, но тем не менее нужный эффект был им достигнут и женщина изволила наконец удалиться из зала. Только когда Альден повернулся к столу и заговорил о квасе, ученица обратила внимание, что все это время сидела с приоткрытым ртом, восхищенно глядя на наставника. По непонятной для нее причине стереть это глупое выражение с лица мгновенно не получилось - пришлось «додавить» глупую полуулыбку, вцепившись зубами в бутерброд, а иначе она уходить никак не хотела.
Первый же глоток кваса пробудил на бледном лице разочарованное и слегка обиженное выражение. По-видимому он был набран из другой бочки, потому что вкус у него был... обычный. Полукровка задумчиво пожевала губу и поискала взглядом официантку. Девушка хлопотала у других столиков, а отвлекать ее сейчас показалось несколько неуместным, учитывая недавний инцидент со скандальной женщиной.
- Рассказывай, девочка. Кто такая, откуда взялась, что умеешь? Господа решители судеб не удосужились ознакомить меня с твоим досье заранее, у тебя есть шанс говорить за себя самостоятельно,- сложный мыслительный процесс был прерван как раз на том месте, когда девица собралась уже сама подойти к трактирщику.
- Полукровка, мать лоддроу, отец человек. Родилась весной, в Мандране,- Дезире подцепила с тарелки еще кусок колбасы и задумчиво зажевала, стараясь поймать прыгающие в голове мысли,- Хорошо знаю географию, историю, математику, алхимию... Ты знал, что если выпить недоваренный «Фантом», то существует крошечный шанс переродиться? Еще биологию. И в остальных предметах тоже разбираюсь. В рамках обучения, разумеется, хотя и читала в нашей библиотеке то, что в него не входит в обязательном порядке,- девушка подняла глаза на наставника и, смущенно улыбнувшись, пожала плечами, - А ты любил учиться? Я очень люблю, хотя мать этого не одобряла никогда. В лазарете помогаю,- взгляд сам собой упал на глазную повязку брата,- Не так давно даже разрешили присутствовать на операциях и помогать.
Она как то и не заметила, что за последние минуты наговорила больше, чем удавалось из нее выудить за целый месяц. И, что немаловажно, хотелось говорить еще, словно долго умалчиваемые слова наконец потеряли терпение и решили разом быть озвученными. Мимо столика прошла официантка и ученица вежливо попросила ее принести другой квас, как тот, который ей подали в первый раз. Девушка удивилась, но забрала кружку и направилась к стойке. Аланассолиора привычным жестом взлохматила волосы, отчего кольца в ушах едва слышно тренькнули, на мгновение показавшись из-под светлых прядей. Она не задумываясь выцепила из тарелки Альдена соленый огурчик и задумчиво захрустела, глядя в пространство.
- Сначала училась сражаться на топорах, но после...- неопределенный взмах огурцом, по-видимому должен был дать понять о каких событиях идет речь, и непроизвольно дернула плечом, отгоняя неприятные воспоминания,- В общем два года назад решила изучать владение кнутом. Вроде бы тоже неплохо получается, хотя судить об этом, конечно, не мне. А еще я готовить люблю. И даже вкусно получается. Вроде бы. Ну, как по мне.
Разносчица принесла новую кружку с квасом, подозрительно окинув взглядом заказчицу, но ничего не сказала. Первый же глоток подтвердил, что теперь напиток принесен правильный. После соленого огурчика хотелось пить, поэтому девушка осушила треть кружки и покосилась на фамилиара. Рука потянулась погладить хамоватого зверька и в этот раз надуманные правила приличия ее не остановили. Дезире осторожно гладила мягкий мех и ласково почесывала шею зверька, отчего по лицу расползлась счастливая улыбка. Она глянула на Райта и задумчиво окинула его пристальным взглядом.
- Если ты и правда не специально подслушивал разговор, то извини, что сделала замечание,- кусок сыра прервал мысль на середине, заставив сделать выразительную жующую паузу,- Я, наверное, не хотела тебя обидеть, - полукровка повернулась к Лео и подавила неожиданный зевок,- Преподаватели рассказывали, что ты был самым ужасным послушником за всю историю. Почему? Разве ты не хотел быть как...- на секунду она замялась, вовремя прикусив язык и снова отвела глаза, - твой отец?

Отредактировано Дезире (2017-06-06 17:04:38)

+2

152

Отпугнуть разозленную женщину Альдену не составило никакого труда. Небольшое изменение внешности, жутковатая гримаса и правильно подобранные слова в совокупности произвели нужное впечатление на мадам. Лео создал образ грозного вояки, который скорее на пирата походил. Вот именно, на страшного, грозного капитана пиратского судна. Только шляпы не хватало! «Вот у кого уроки по актерскому мастерству надо брать!» - невольно подумал Райт, вспомнив про свое сегодняшнее "выступление". Для него это было несерьезной мыслью, ибо Дориан считал, что и так может убедительно изобразить какое-нибудь действие. И хотя спросить у кого-нибудь касательно правдоподобности всего этого инквизитор еще не осмеливался, но все-таки был уверен в себе. Задавленная всего несколькими предложениями Лео, дамочка не осмелилась предпринять что-то более серьезное, чем пару некрасивых слов в адрес его знакомого. По возвращению Альдена Райт ответил ему аплодисментами, подняв свои руки выше головы. Позаботившись о восполнении запаса пролитого напитка, защитник дня обратился и к Дориану:
– Друг мой, мертвые обижаются, если не поминать их правильно. Вот так вот не допьешь до дна – и до конца дней своих будешь видеть мое прекрасное лицо в зеркалах по ночам.
- Допью-допью, ты только не торопи. А то тут такие зрелища происходят - уж точно не до кружки! - с хитрой интонацией, подмигнув, проговорил Райт. Питье ему не пришлось по душе, а еще даже половина не ушла. Огорченно вздохнув от осознания того, что Лео его без пустой кружки сегодня никуда не отпустит, охотник немного отпил после продолжительного и томительного взгляда на прозрачную жидкость. Так и приходилось молча попивать, пока наставник вел интересный диалог со своей новой ученицей. Райт краем глаза успел взглянуть на Дезире, когда Альден начинал беседовать с той неожиданно раздраженной особой. Кажется, на ее лице читалось удивление, но придать этому значение инквизитор додумался только сейчас. Ее дальнейший разговор с Лео вообще сильно отличался от того, что было до этого. Внезапно она стала довольно разговорчивой, даже улыбнулась пару раз. После короткого описания своих увлечений, она даже обратилась к Райту, правда, на этот раз ему достался только пронзительный взгляд:
- Если ты и правда не специально подслушивал разговор, то извини, что сделала замечание. Я, наверное, не хотела тебя обидеть.
  Дориан еле сдержал удивление. Странная она. То казалась холодной и равнодушной, даже чересчур серьезной для своего возраста, а теперь льет квас всем на головы и вдруг становится относительно разговорчивой. Может, это замок на Дезире так влияет? Извинения, конечно же, были явно лишними, ведь Райт действительно подслушивал. Необязательно же это знать, верно? Ответ образовался быстро и прозвучал уверенно:
- Не за что тебе извиняться. Конечно, не хотела! Думаю, что если бы ты хотела причинить мне какой-нибудь вред, то вся моя одежда бы уже пропиталась каким-нибудь прекрасным напитком!
  После шутливого ответа Райт пустил подозрительный взгляд на полную кружку. Следующая фраза уже была произнесена полушепотом.
- Хотя у меня еще, похоже, все впереди...
  Хоть и инквизиторы казались Дориану в чем-то странными, с ними все равно было приятно проводить время. Сегодняшнее маленькое приключение закончилось и хорошей посиделкой, которая еще даже не кончилась. Характер Дезире выглядел для Райта довольно странным и необычным для ребенка ее лет. Не так уж и много он видел других учеников, но даже эти короткие встречи запомнились человеческой живостью. Эта странная, нарочная замкнутость выглядела очень неестественно для людей. Разве не приятнее видеть чужую улыбку, чем сухое выражение лица, которое выражает скорее апатию к всему? Лео показался ему намного более живым и интересным, готовым к любой ситуации. Человек и дела, и слова. Конечно, это всего лишь первое короткое впечатление, которое вполне могло быть ложным. Но Райт почему-то привык доверять людям. Он еще не испытывал чувства, когда тебя предали. Даже среди бунтовщиков в Ордене не было никого из его друзей. То ли счастливое совпадение, то ли он просто не понял, кто за какую сторону сражался. Кто знает, когда это произойдет? Дориан надеялся и верил, что никогда.
  Об Альдене захотелось расспросить побольше, но увы, сейчас была не его очередь. Дезире вдруг перешла на более личную тему. Почему-то только сейчас Дориану стало неловко от того, что он тогда, в библиотеке, он подслушивал. Однако было достаточно утешить себя тем, что это всего лишь пустяк, да и вообще не стоит отвлекаться от кружки, которую он уже обещал допить. Ученица опередила охотника с вопросами, поэтому оставалось лишь послушать какой-никакой рассказ Альдена о себе.

Отредактировано Дориан Райт (2017-06-08 01:19:38)

+3

153

Что-то подсказывало Лео, что этот вечер никогда больше не повторится. Что Дезире больше никогда не снимет свою маску холодности и надменности, что не позволит себе расслабляться рядом с ним и вести себя естественно, прямо как сейчас, когда естественность вырывалась из нее неудержимыми волнами. Может, оно и к лучшему. Даже Сельмунд, вероятнее всего, спустя некоторое время посоветовал бы ей держать ухо востро с таким-то наставничком, когда выждал бы подобающую паузу, в течение которой эта парочка должна была хотя бы смириться с неизбежностью друг друга. Лучше бы он сказал это еще днем, возможно, это не позволило бы этой несчастной девочке напиться в первый же день своего ученичества. Только возможно. Альден был слишком хитрым лисом, чтобы сдаться перед таким досадным препятствием. Наверное, в любом случае все закончилось бы чем-то подобным, и Дезире в любом случае сидела бы и глядела на него восхищенными овечьими глазами, вся такая наивная и доверчивая, не заметившая алкоголь в квасе, который подал ей заботливый наставник. Стоило ли оно того? Еще как.
«Я запомню эту лицо, девочка. Как жаль, что Ока с собой нет. Мне кажется, ты и сама не в курсе, что умеешь так делать».
А вот Райт напротив, становился все менее веселым и готовым на все. Не укрылось от Лео, с какой тоской тот смотрел на свою рюмку, с какой неохотой попивал водку такими глотками, что и мыши мало бы показалось, но отступать искатель не собирался. Само это действо показывало, насколько же на иголках сидел их коллега - в притворные восторженные выкрики и подмигивания Альден как-то не верил. Забавно получалось, что попроситься на руки к какому-то случайному мужику ему стыдно не было, его вообще не смущало, что о нем могут подумать что-то сильно не то, а в вот водку пить в компании других инквизиторов – это испытание на уровне победы над драконом, который сторожит башню с принцессой. Если только не считать того, что принцессой в истории был сам Райт. Прозвище грозило прицепиться надолго.
- Полукровка, мать лоддроу, отец человек. Родилась весной, в Мандране, - начала свой рассказ Дезире. Речь у нее была несколько растянутая, будто ей было тяжело собраться с мыслями, да и сам вопрос застал девушку врасплох – она явно высматривала официантку. Видимо, в этом чахоточном теле просыпал волчий аппетит, стоило только подсунуть этому зверю под нос колбасы. - Хорошо знаю географию, историю, математику, алхимию... Ты знал, что если выпить недоваренный «Фантом», то существует крошечный шанс переродиться? Еще биологию. И в остальных предметах тоже разбираюсь. В рамках обучения, разумеется, хотя и читала в нашей библиотеке то, что в него не входит в обязательном порядке.
«Так и знал – ботаничка».
И хотя мысль эта носила характер легкого пренебрежения, багаж знаний приятно порадовал. Хорошо, что не придется учить складывать два и два на пальцах. Возможно, она даже сумеет отличить березу от сосны, если доведется проводить учения в лесу, и не хлебнет уксуса вместо воды, если поставить перед ней два стакана. Хотя последнее сомнительно, раз уж квас у нее никаких особых мыслей не вызвал.
- А ты любил учиться? – его ответ даже и не требовался, мысль Дезире скакала дальше. Но искатель все же для приличия кивнул, ибо на внятный ответ все равно бы не снизошел – как раз был занят обгладыванием ребрышка под такую занимательную автобиографическую историю. - Я очень люблю, хотя мать этого не одобряла никогда. В лазарете помогаю. Не так давно даже разрешили присутствовать на операциях и помогать.
- Лазарет – это хорошо, - все же отозвался Альден, попутно жуя мясо и ничуть не смущаясь своего беспардонного поведения. – Всегда мечтал иметь медсестру под рукой. А то иной раз то ключица сломается при неудачном прыжке с крыши, то глаз кто-то выбьет. Жизнь такая непредсказуемая.
Официантку полукровка все же отловила. И что бы вы думали? Потребовала разбавленного алкоголем кваса! Обеспокоило ли это Лео? И снова нет. Он снова рассудил, что дитятко должно набивать шишки, чтобы опыт действительно отпечатался в юных мозгах, а для этого суровая родительская рука была не нужна. Может, разве что пнуть еще можно было, чтобы придать ускорения и шишку побольше заделать. В итоге все, что сделал Альден – ухмыльнулся сам себе, закидывая в рот мелкую картофелинку. Но ухмылка несколько дрогнула, когда Дезире коснулась волос и на мгновение оголила ухо. Мелькнули в желтом свете огня два колечка. Во втором ухе их не было. Что-то это напомнило, а то и больше – Лео будто в зеркало посмотрелся. Его минутная заминка позволила Дезире увести соленый огурец прямо у него из тарелки, и только после этого искатель опомнился. Странная картина только что перед ним предстала, но разбираться сейчас с этим не хотелось. Восемь лет впереди, достаточно, чтобы вызнать, отчего симпатичная девушка вдруг позволила себе такую дерзкую вольность. Явно ведь не для ношения красивых и дорогих серег это делалось.
- Сначала училась сражаться на топорах, но после... – нервное движение плечом от Альдена тоже не укрылось. Мужчина взял себе на заметку, что стоит поговорить с ее учителями по боевой подготовке. Он бы и так это сделал, дабы представить себе, сколь велики у девочки шансы не откинуться в первой же передряге, но теперь был лишний повод с этим не затягивать. А жаль, он уже собрался отложить все это в долгий ящик. - В общем, два года назад решила изучать владение кнутом. Вроде бы тоже неплохо получается, хотя судить об этом, конечно, не мне. А еще я готовить люблю. И даже вкусно получается. Вроде бы. Ну, как по мне.
- А я люблю есть. Эти старые хрычи как знали!
Официантка принесла заказанный квас. После добротного глотка-другого новый прилив храбрости захватил полукровку с головой, она обратила внимание на Шума, которого Альден потихонечку кормил кусочками картошки и разорванным на волокна мясом, и потянулась к нему. Жирными руками после колбасы и огурцов. Горностай от такого расклада был не в восторге, но сбежать никуда не успел. С отчаянным страданием на морде он терпел экзекуцию. Лео догадывался, что ему был приятен сам акт ласки, но брезгливость все же брала свое. Этой вольностью Дезире не ограничилась, перешла на Райта, попросив у него прощения за то, что вспылила. Тот поспешил ее уверить, что совсем не в обиде, но выглядело все равно натянуто – почти сразу парнишка бросил еще один полный печали взгляд на рюмку. И когда Альден уже собрался его подбодрить и смотивировать на этот непростой подвиг в очередной раз, из лоддроу вырвалось нечто совсем уж неожиданное.
- Преподаватели рассказывали, что ты был самым ужасным послушником за всю историю. Почему? Разве ты не хотел быть как... – пауза, девушка отвела глаза. Альден знал, какое слово последует, но все равно выжидающе смотрел на нее, не оставляя и шанса оставить фразу незаконченной. Не было секретом, что у Лео была определенная слава. Но вот об их взаимоотношениях с Иллаем на каждом углу не кричали. Особенно после бунта, когда его имя попало в списки засекреченных и прозвучало во время зачитывания официальной версии Ордена о случившемся. Да и неэтичным это считалось даже у беспринципных инквизиторов. Орден тогда Альден получил по больше части именно из-за того, что убил Иллая собственными руками. Госпожа Венс узрела в этом что-то достаточно героическое, что подтвердило преданность даже такого раздолбая Инквизиции, но в кругах «своих» эту тему не поднимали. Но Дезире, конечно, об этом знать не могла. Откровенно говоря, ее такие вещи вообще не должны были волновать.
- Потому что я и так на него слишком похож, - со всей возможной непринужденности ответил наконец Лео. – Каждый день нахожу в себе повадки, от которых так и тянет его наследием. Не знаю уж, что там тебе наговорили про Иллая, но хороший инквизитор далеко не всегда еще и замечательный отец. Тем более что и от отцовства своего он отказался. Да будет тебе известно, что семья меня послала далеко и надолго, когда я совсем юнцом был. Сколько мне было? Лет пятнадцать? Шестнадцать? Как тебе, в общем. Я не оправдал их ожиданий, и они решили избавить от портящего репутацию балласта. Как видишь, моя самостоятельность и живучесть оказались куда полезнее, чем отцовское покровительство. Можешь вынести из этого урок.
Но едва ли девушка могла не то что сделать выводы, но и вообще услышать окончание ответа. Глаза ее закрывались, она клевала носом, потихоньку сползая по руке, которой подпирала подбородок, вниз. Альден успел среагировать и убрал и тарелку с нарезкой, и Шума из-под удара, позволив Дезире спокойно распластаться на столешнице и засопеть. Ученица была готова.
- Ты посмотри только, как быстро ее вынесло. Я ожидал чего-то повеселее. Дай хоть попробую, что ей там намешали… - высвободив кружку из охвативших ее девичьих пальцев, Лео отпил авторского кваса. Второй ингредиент так и не распознал, но ощущалась композиция неплохо. Порешив, что добру, особенно оплаченному, пропадать зря – грех, кружку искатель забрал себе. Закусил сыром и ветчиной.
- Пей уже, друже. Такие разговоры на трезвую голову не разговариваются, - спокойно проговорил Альден, принимаясь за следующее ребрышко. Бравада по большей части схлынула, больше не нужно было строить из себя не пойми кого перед нежеланной ученицей. Райт, пусть он и был принцессой, воспринимался все же немного иначе. – Мы ведь встречались во время бунта, так? Ты был в составе учеников? Этот вопрос уже несколько часов не дает мне покоя. Тогда у меня не было времени помогать вам, но я рад, что не всего вашего брата перебили. Помнится, в тот год выпуск был совсем бедным. Легкая добыча, желторотики эти, как оказалось.

+2

154

- Ты посмотри только, как быстро ее вынесло. Я ожидал чего-то повеселее. Дай хоть попробую, что ей там намешали…
  Это было первым, что услышал Райт после того, как Дезире чисто неожиданно повалилась прямо на столешницу. Кажется, теперь было понятно, почему она внезапно стала такой разговорчивой. Интересно, если бы его наставник решил в первый же день споить Дориана, то что бы ученик тогда чувствовал на следующий день? Увы, этого уже никто не узнает наверняка. На развернувшуюся сценку с коварным наставником Райт хмыкнул со словами:
- Интересно, ты каждую знакомую девушку пытаешься споить в первый же день или только тех, с которыми тебе предстоит активно взаимодействовать?
  Похоже, что детство Лео проходило не самым удачным образом, а потому продолжать разговоры на эту тему было не самым перспективным решением, несмотря на то, что на вопрос Дезире он ответил достаточно развернуто. Ощущалось, что это не было для него больной темой. В кружке оставалось питья буквально на пару глотков. Чувствовались лишь головокружение и сонливость. Порция пищи, заказанная Альденом уже была благополучно отправлена в желудок. Похоже, что на сегодня все. Кто-то уже отрубился, а сам Дориан просто был не в настроении устраивать что-нибудь под вечер. Райт не испытывал растроенности, скорее необъяснимую усталость. Казалось бы, еще пару часов назад он был готов хоть на гору взобраться, а теперь такое. Посиделка довольно быстро подходила к концу. После очередной просьбы все-таки допить спиртное, Райт сделал последнее усилие над собой и опустошил кружку. После этого последовал глубокий выдох, словно он только что выполнил какое-то невероятно тяжелое задание, а затем отодвинул кружку с пустой тарелкой.
- Мы ведь встречались во время бунта, так? Ты был в составе учеников? Этот вопрос уже несколько часов не дает мне покоя. Тогда у меня не было времени помогать вам, но я рад, что не всего вашего брата перебили. Помнится, в тот год выпуск был совсем бедным. Легкая добыча, желторотики эти, как оказалось, - прервал молчание Лео внезапной сменой темы. Как будто бы тот только и ждал подходящего момента, чтобы спросить об этом. Раз Райт сказал, что готов отвечать на любые вопросы, то придется говорить на любые темы. Не то, чтобы восстание в Ордене было какой-то особенно тяжелой темой для обсуждения, но последние слова Альдена показались Дориану очень едкими. Все-таки, среди погибших были его друзья. Именно на этих словах охотник впился гневным взглядом в лицо своего коллеги. Однако через пару секунд он закрыл глаза и вернул самообладание, заставив все признаки злости исчезнуть. Глупо было бы обижаться. Наверняка для него это привычное отношение к ученикам. Райту показалось, что тот специально оставил все серьезные вопросы на конец, прибавив дозу алкоголя для более честных ответов. Последнее было совсем не обязательно, все-таки Дориану нечего скрывать. После непродолжительной паузы он равнодушно ответил:
- Ты прав, я был одним из учеников на тот промежуток времени, правда, тебя я почему-то не помню. Может и встречались, у меня плохая память на лично незнакомых мне людей.
  Бунт тяжело наверняка пришелся тяжелым ударом по каждому из членов Ордена. Но для Райта даже потеря нескольких близких человек не сравнится и с атмосферой после. А как могло быть иначе? Несколько лет ты жил в замке, чувствуя полную безопасность, и тут внезапно ты просыпаешься от того, что над тобой стоит мужчина с кинжалом, у которого явно что-то нехорошее на уме. Долгое время его мучила бессонница от этой гнетущего чувства паранойи. Место, которое стало для тебя родным, ответило таким внезапным ударом. Тогда ему еще повезло. Еще секунда - и валяться ему с перерезанным горлом в своей же кровати. Кажется, он еще долгое время держал у себя кинжал под подушкой. Но человек привыкает к всему. Райт смирился с потерей близких, они уже были отомщены. Даже это чувство боязни врагов из темноты со временем притупилось, а потом и вовсе исчезло. Но те времена дали и важный жизненный урок. Случиться может все, что угодно. Человек никогда не сможет контролировать ситуацию, ведь люди лишь наивно думают, что все предусмотрено. Но это невозможно. Всегда будет шанс, погрешность, которые могут привести к провалу.
- Почему именно этот вопрос беспокоил тебя все это время? - мягко поинтересовался Райт и огляделся.
  Обстановка в таверне ничуть не изменилась. Все такой же шум, через который ничего нельзя было расслышать. Воздух был спертым, а громкие звуки резали слух. Инквизитору сделалось немного дурно, поэтому как хотелось можно скорее выйти отсюда. После своего вопроса Дориан незамедлительно добавил:
- Может, лучше выйдем? Мне бы сейчас не помешал свежий воздух, - затем он посмотрел на спящую Дезире и добавил, - Что-то не особо кажется, что она придет в себя в ближайшее время. Можем оставить ее здесь вместо денег за заказ.

+3

155

Неведомо, что услышал Дориан в словах Лео, но лицо его на несколько секунд исказилось не то раздражением, не то неприкрытой злобой. Возможно, он ожидал, что Альден устроит траур по погибшим в тот день? Он же говорил об этом достаточно буднично, будто и не трогали вовсе те трагические осенние события. И на этот волчий взгляд паренька он реагировал без особого трепета или страха, просто констатировал для себя, что идеализма в Райте куда больше, чем набитого опытом здорового цинизма. Видимо, он совсем забыл, что не одни лишь ученики там умирали, и уж тем более совсем не они разруливали эту кашу, убирали хвосты, доводили официальную версию до идеала, дабы никакая канцелярская крыса при дворе Его Величества не смогла бросить ни единого грязного слова в адрес Ордена. Это они, инквизиторы, искатели и охотники, делали все, чтобы репутация Инквизиции не пошатнулась. Ученики так никогда и не узнали, сколь глубока была эта яма, в которую они все едва не полетели. Альден знал. Никогда бы он не забыл те первые дни после бунта, первую ночь, когда грани обязанностей стерлись, а боевая задача была одна для всех – сделать так, чтобы все бунтовщики до последнего кормили трупных червей. Нет ничего хитрого в том, чтобы спасти свою жизнь, когда вчерашний брат и друг вдруг занес над тобой меч. Инстинкты в таких случаях решают быстрее разума, и все оказывается кончено еще до того, как мораль и совесть очнутся от оторопи. Сложности начинаются тогда, когда роли меняются, и меч первым нужно занести уже тебе. Все на того же брата и друга.
Если человек этого никогда не видел, то объяснить подобное ему возможным не представлялось. Да и нужно ли было? Лео был приверженцем сурового подхода, он смотрел на мир более чем трезво и здраво, но почему-то не хотелось ему топтать эту башенку из идеалов, приукрашенных розовыми завиточками. Райт не был его учеником, как и близким человеком или хотя бы напарником. Жизнь инквизитора была достаточно опасной и бескомпромиссной, чтобы уже очень скоро разворотить эту идиллию и показать парнишке его собственный сорок пятый год. Хитрое ли дело, что немалая часть инквизиторов погибала именно в первые годы службы, когда только нарастали когти и грубела шкура, а розовые очки безжалостно бились, вонзаясь осколками в глаза. Это были проблемы Райта, переживет он этот период или нет. Головной болью Лео было сделать все, чтобы его пережила Дезире, ныне мирно спящая, совсем не как добросовестный инквизитор. Будь она одна или со случайными знакомыми, могла попрощаться со всем, что имела при себе, а то и с честью, а может и жизнью.
Потянувшись к Дезире, искатель смахнул с ее лица белесые волосы, которые наверняка мешали ей дышать. Теперь она хотя бы выглядела не как пугало. Какой-нибудь пропойца мог бы и инфаркт схватить, посчитав, что это костлявая Габриэль на столе прикорнула.
- Ты прав, я был одним из учеников на тот промежуток времени, правда, тебя я почему-то не помню. Может и встречались, у меня плохая память на лично незнакомых мне людей.
«Еще бы, в такой суматохе и мать родную бы не узнал. У вас же всех глаза были от ужаса и паники, что те блюдца. Или оттого, что вас всех вел Виндек».
А Лео вот запомнил, пусть и смазано. Видимо, у охотников не было той обостренной внимательности к любой ерунде, из-за которой запоминались даже ненужные детали окружения, чем страдали почти все искатели, которые действительно делали свое дело, а не пинали балду на государственные харчи.
- Почему именно этот вопрос беспокоил тебя все это время? – Альден отвлекся от мыслей о стороннем и задумался над вопросом, неспешно отхлебывая еще кваса. Действительно, какая была разница, кто этот парнишка? От того, что он выжил во время бунта, ничего в этом мире не менялось. Но ответить ему все равно не дали, Райт продолжил. - Может, лучше выйдем? Мне бы сейчас не помешал свежий воздух. Что-то не особо кажется, что она придет в себя в ближайшее время. Можем оставить ее здесь вместо денег за заказ.
- Шум с ней посидит. Потом разберусь, что с ней делать.
И они вышли наружу, протолкавшись сквозь толпу народа. После жаркого зала таверны свежий вечерний воздух, пусть и летний, казался почти холодным. Однако пришлось отойти дальше от входа, дабы не мешать тем, кто был настолько пьян, что уже собирался идти на подвиги, либо уже лежал лицом в землю.
- Этот вопрос не беспокоил меня, - все-таки решил ответить Альден. - Просто было интересно. Твое лицо показалось знакомым, и я все пытался понять, отчего. Да и Дезире про отца начала, так что бунт к слову пришелся.
Лео очень осторожно повел плечами, силясь как-то размять спину, но синяк на груди протяжно заныл. Надежды на то, что он успокоится, если не искать себе больше приключений, канули в небытие. Альден исчерпал свой дневной лимит безболезненного существования.
«Наверное, надо бы в лазарет сходить. Как бы так не оказалось, что ребра у меня сломаны. Или грудина».
Даже бабуля Фрида порой ошибалась, ведь не умела она заглядывать внутрь человеческого тела. По крайней мере, глазами.
- Странный день какой-то вышел. Моя жизнь в последнее время как-то слишком круто меняется. Не к добру это.
В нем все еще не было радости от нового назначения. Недавние депрессивные настроения снова попытались робко поднять голову, и Альдену было нечем их заглушить. Не было рядом Моргана, у которого был талант чувствовать чужие эмоции и манипулировать ими, не было метлы и всеобщего восторга от его природных талантов покорителя небес. Была нежеланная Дезире и постылая мансарда в аптеке. Хоть ты вой.
- С тобой-то все хорошо? Водочка в голову не ударила? – нацепил обратно ухмылку искатель, обращаясь уже напрямую к Райту. Все еще сохранялась интрига, как среагирует на алкоголь такой праведный парнишка. Возможно, он тоже улегся бы штабелем рядышком с лоддроу. Возможно, нарвался на неприятности. Возможно, ушел бы в пучины меланхолии, рассказал о всех печалях своей долгой жизни, что оказалось бы в тон общему настроению Лео. И уж куда бы их привели ноги за эту долгую ночь – загадка. На горячительном все возможности этого мира не заканчивались.

+4

156

Инквизиторы торопливо вышли из помещения. Дезире оставили с очень надежной сиделкой, поэтому у Райта не было ни малейшего повода для беспокойства. Конечно, они не особо знакомы, но все-таки ученица тоже уже стала частью Ордена, ведь ей был назначен конкретный наставник. Когда охотник пробирался вслед за Альденом, то чувствовал какую-то странную плавность движений, да и в целом Дориан был словно пронизан некой легкостью. По пути к выходу он вроде бы неаккуратно наступил кому-то на ногу, поэтому решил поторопиться и юркнул к выходу впереди Альдена. Внешне это выглядело забавно и немного по-детски, но едва ли кто-то поймет, что же произошло на самом деле. В лицо сразу же ударила уличная свежесть и свобода, которых так не хватало. Слишком замкнутые помещения вызывали большой дискомфорт, а в таверне этому способствует нарастающее количество людей. Они подошли к голой стене на противоположной стороне дороги, где рядом почти никого не было.
  После того, как Лео дал ответ на его вопрос, он как будто бы попытался размяться, но что-то ему помешало. Райт не придал этому большого значения, может, человек совсем утомился на сегодня. Да и вид у него бывалый, быть может, старые "шрамы" просто дают знать о себе? Думать об этом сразу же расхотелось, поэтому Райт решил вдоволь насладиться воздухом, который сам же и пожелал. Небо уже застилалось вечерней темно-синей пеленой, поэтому улицы соответствующе окрасились под влиянием мягкого, "холодного" освещения. Небесное светило спряталось либо за каменные здания Ацилотса, либо и вовсе ушло за горизонт. Город постепенно засыпал, отдавая свои владения царству тишины. Это беззвучие прерывалось нечастым шумом, который исходил со стороны таверны. Столь любимые Райтом звезды начали потихоньку проявляться на небе, привлекая своим свечением глаза охотника. Хотелось протянуть руку, попытаться взять хотя бы одну, но эта затея в любом случае была бы провальной. Вот если бы он был великаном...
- Странный день какой-то вышел. Моя жизнь в последнее время как-то слишком круто меняется. Не к добру это.
- Оно-то ведь и хорошо, что меняется, иначе все бы померли со скуки. Никто не знает, что будет. Жизнь - как игра, где никогда не знаешь конечного результата. Можно повлиять на шанс чего-то хорошего или плохого, но никак не сделать что-то гарантированным или наоборот, невозможным. Весь интерес и есть в риске. Тем более, ты же еще наверняка не попробовал свою новую роль, хотя я не уверен. Может, не все так плохо? Положительные стороны тоже есть. Вот, например, сегодня тебе выдалась прекрасная возможность споить свою ученицу в первый же день! Много кто таким может похвастаться? - искренне, подбадривающе сказал Дориан. Охотник довольно редко делится подробностями о своем мировоззрении, считая его странным и притянутым для других, но что-то в этот раз поделиться он им решил. Отчасти ему казалось, что понимает то, о чем думает Лео. Скорее всего сейчас его заботило лишь неожиданное наставничество. Большая и едва ли кому-то нужная ответственность за целого человека, да и еще на многие годы. Что ж, результат всего этого уже зависит только от самого Лео. Будет ли он пытаться всеми силами отстраниться от всего этого? Может, сегодняшняя выходка и была одним из верных шагов к этому? Райт немного взлохматил голову, избавляясь от ненужных мыслей и вопросов. Сейчас это не это дело, поэтому задумываться над всем этим не имело смысла.
- С тобой-то все хорошо? Водочка в голову не ударила? - с небольшой насмешкой поинтересовался Альден. Про выпитый алкоголь инквизитор уже и совсем позабыл, поэтому совсем не отмечал каких-либо изменений в своем поведении или ощущениях. Это и описать-то было трудно.
- Да черт его знает. Точно скажу, что странно себя чувствую, как будто готов улететь куда-то в небо. Ты больше меня о таком не проси, ладно?
  Как будто бы он что-то ужасно тяжелое и неприятное сделал. Правда, что там было и сколько он выпил, как-то не отложилось в памяти. Только сейчас Райт заметил, что он, оказывается, прислонился к стене. Ну ничего, до замка путь недолгий, не упадет. Надежды, во всяком случае, были.

+3

157

Райт пытался его утешить. И пусть Лео сам по себе человеком был совершенно не склонным поддаваться чужим увещеваниям, пусть даже они и были во благо, старания коллеги он оценил. Жаль только, что у него не было и шанса попасть своими словами поддержки в точку. Дезире была лишь одной из многочисленных проблем Альдена. Ее трагедия заключалась исключительно в том, что она появилась в самое неподходящее время. Случись это несколькими годами позже – и все могло бы сложиться иначе. Но сейчас – нет. Сейчас Лео был слишком занят тем, чтобы вытравить из своей души другого человека, пустившего свои когти слишком глубоко, чтобы вытащить их без ошметков мяса и крови. Еще свежи были следы предательства отца, с момента которого не прошло и двух лет. Являл ли искатель собой образец того человека, который смог бы воспитать и научить девочку, уповавшую на его опыт и непоколебимость? Нет. Ныне он сам был разбит на части, и ему требовалось время, дабы собрать эти осколки, вернуть былую уверенность, снова стать тем Лео, которому могли рискнуть поручить такую ответственность, потому что вопреки его раздолбайству и неспособности соблюдать дисциплину, личностью он был настолько целостной, что сомнений в нем не могло возникнуть даже в теории. Сейчас он был не готов. И если можно было махнуть рукой на нежелание брать ответственность, на ассоциации с собственным обучением, на чувство кандалов, которое вроде бы исчезло, когда Иллай испустил дух, то нельзя было забыть о том, что Аннуоре удалось урвать наибольший кусок, выбив землю у инквизитора из-под ног и украв покой и радость. Для всего в этом мире требовалось время, для ран душевных – особенно. И никакой положительный взгляд на вещи, который проповедовал Райт, не мог этого изменить.
Да вот только может потому и не сопротивлялся Альден своему наставничеству достаточно рьяно, что хотел увидеть в этой девочке повод отвлечься? Если не думать о боли, она перестанет впиваться иглами, а после и вовсе уйдет сама собой. Он ведь всегда находил отдушину в работе, а Дезире тоже была его работой. Всего лишь повод отвлечься…
- Точно скажу, что странно себя чувствую, как будто готов улететь куда-то в небо. Ты больше меня о таком не проси, ладно?
- Ладно. На праздники вас обоих тоже звать не буду. Хотя о Дезире можно еще подумать, все-таки ту дамочку она облила знатно. Еще парочка тренировочных – и она научится держаться дольше.
А вот теперь он совершенно точно шутил. Такое повторять он не собирался, в следующий раз использовал бы более вменяемые пути развести ученицу на дружественный диалог. Подобное развлечение могло бы быть действительно веселым только в том случае, если бы абсолютно все находились в равном положении, а роль манипулятора это исключала. Пить же искатель не хотел, его все еще отвращало даже от запаха выпивки. Может, разве что квас полукровки и смог бы пить, в котором кваса было все же больше, че горячительного. Да и то до первых признаков опьянения. Одно только воспоминание об этом чувстве заставило передернуться. Первый и последний запой в его жизни, случившийся всего с неделю назад, теперь больше походил на отчаянную попытку самоубийства – чувствовал себя Лео до сих пор отвратно.
Взгляд Райта немного блуждал, сам он прислонился к стене. Держать себя в вертикальном положении ему явно становилось сложнее. Водка – вещь долгоиграющая, быстро от нее не пьянели, самое веселье начиналось чуть опосля. Но пареньку уже было достаточно приключений, ибо неведомо, куда завело бы их воображение Альдена, делавшее все, чтобы только не возвращаться в опостылевшую мансарду. Настало время остановиться.
- Пойду заберу блондиночку и двинем по домам. Поздно уже.
В таверне он расплатился, закинув в рот последнюю остывшую уже картофелину, допил коварный квас и забрал свой зоопарк. На спине в этот раз обосновалась Дезире, которую иначе нести было бы тяжело, ибо всякий человек без сознания становился в разы тяжелее, а Шуму пришлось перебирать лапками по земле, сгоняя жирок. Убедившись, что девушка никуда не сползает, Альден вышел.
- Вот она обозлится, когда узнает, что я ее ноги облапал, - ухмыльнулся искатель, подходя к Райту. – И не только ноги. Ну что, пошли? Я тебя до ворот провожу, если не окосеешь совсем к тому моменту – дальше сам пойдешь.
Синяк на груди безбожно выл, ибо его жизнь к такому не готовила. Но что делать, такова была работа наставника. Оставалось надеяться, что девушка не собиралась слюнявить ему рубашку.

http://s1.uploads.ru/i/EgrZt.png [ Дорога к замку Ордена Инквизиции - вся компания]

+3


Вы здесь » За гранью реальности » Город Ацилотс » Таверна «Призрачный дракон»