За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Замок Инквизиции » Внутренний двор замка


Внутренний двор замка

Сообщений 21 страница 25 из 25

21

4 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Утро.

Переход из: Третий этаж. Алхимическая лаборатория

Виндек потушил последнюю алхимическую лампу, погрузив лабораторию во мрак. Кое где лишь слабыми цветными огоньками мерцали магические печати на шкафах с ценными ингредиентами, да запечатанная в материи волшебных зелий магия. Алхимик ни без труда затворил тяжеленную дубовую дверь, трижды окованную шестью амальгамированным металлами и, вооружившись большим ключом, сплошь покрытым страшными защитными рунами, принялся запирать замок.
- Господин Виндек! – Раздался из мрачных глубин лестничного проема до омерзения благожелательный бойкий тенорок. К сожалению хорошо инквизитору знакомый. – Вы уже здесь? Или это вы ещё здесь? По вашему виду рискую заключить, что «ещё»! Всемогущие боги, ну разве же можно столько работать?! Да с вашим-то здоровьичком. Не жалеете вы себя, милорд. Помрете, назначат нам сюда какого-нибудь…
- Ах, это ты, привычный Вестник Рассвета. – Произнес иштэ голосом, исполненным вековой усталости. Это был Блэкуотер. Секретарь. Один из немногих приписанных к лаборатории инквизиторов, которых Виндек не отобрал лично после тщательного перемывания их памяти. И единственный, от кого он не имел возможности избавится. К большому своему сожалению… Этот невысокий, средних лет, полноватый, улыбчивый и аккуратно подстриженных мужчина в забавных очечках мог при желании обратиться трехтонной ядовитой гадиной о шести ногах и разодрать на куски любого, на кого вдруг падет немилость Совета. И у Алариха было ни так много оснований надеяться, что Блэкуотера приставили к лаборатории, не имея в виду именно эту его особенность. Ведь алхимик не был мастером конспирации, а между тем имел склонность весьма дозировано отчитываться перед руководством как о результатах своей работы, так и о планах дальнейшего использования этих результатов.
- Да это я, господин Виндек! – С улыбкой отозвался секретарь – Видите, даже светило не смеет тревожить вас за проведением алхимических таинств. И потому лишь скромный я вызвался быть его посланцем. И я возвещаю: на небе воцарилось Солнце! Вам это ещё интересно?
- Конечно. – Виндек не был настроен продолжать упражняться в остроумии - До полудня меня здесь не будет. Возможно и дольше. Потому, будьте любезны, возьмите с моего стола бумаги, на которых указаны имена наших алхимиков. Раздайте им эти бумаги. Передайте им мои извинения в случае, если у них возникнут в связи с написанным какие-либо затруднения или вопросы. Ну и убедите их, что решение сих станет первым же делом, которым я займусь по возвращении.
- С удовольствием, милорд! Но… - Секретарь потряс большой пачкой бумаг. – Их следовало бы рассмотреть до отправки десятичасового курьера.
- Боги… Блэкуотер… Где вы их только берете!? – Сокрушенно посетовал Виндек.
- В сейфе нашей канцелярии, милорд. - ответил тот, кажется издеваясь.
- А скажите-ка, Блэкуотер, - в глазах Алариха блеснул гадкая хитринка – вы ведь уже научились подделывать мою подпись?
- Ну, право же, господин Виндек… - В возмущении протянул секретарь. – Разве же можно с самого утра… и сразу такие провокационные вопросы!
- Но я должен уйти. Это не в моей власти. Но и документы должны быть подписаны. Обидно же, если меня снимут за некомпетентность раньше, чем вы выслужитесь, накопав на меня что-нибудь действительно стоящее.
- Для меня это было бы трагедией, милорд. – Почти всплакнул секретарь. – Однако представляете, что за трагедия ждет моих бедных деток, если меня бросят в темницу за подобное? Вы ведь никогда не сознаетесь, что это была ваша инициатива!
- Отчего же, сознаюсь… если придется доказывать, что я не был в курсе происходящего в лаборатории, а некоторые важные документы просто прошли мимо меня. Конечно же, речь идет не о той макулатуре, что вы приволокли сегодня. Однако это создаст прецедент. Но в целом сейчас вы ничего не теряете, а надежда втереться ко мне в доверие в вас всё ещё жива. Я же прав? Бросьте вы, там наверняка ничего стоящего. Что-то отличное от очередной жалобы или счета я рассмотрю прямо сейчас. Давайте.
- Ну что же… Проверим-с… - Блэкуотер принялся перебирать пачку. – Счет. Счет. Жалоба. Счет. Жалоба. Жалоба. Приглашение. Счет. Приглашение. Жалоба. Жалоба. Счет. О! Сообщение от господина Мелькиадоса!
- Мелькиадос? Неужто этот старый бродяга по некоторому недоразумению забрел-таки на земли, попадающие в сферу дятельности почтовой службы!?
- Судя по конверту, он уже в Таллеме.
- Значит экспедиция закончилась. Прочтите же скорей! - Виндек был искренне заинтересован
Блэкуотер вскрыл конверт и, приблизив лампу, пробежался глазами по тексту.
- Действительно, господин Виндек – Сообщил он – Экспедиция закончилась и прошла успешно. Господин Мелькиадос сообщает, что им были открыты многие виды растений, животных и минералов, которые могут явиться источниками ценных алхимических ингредиентов. Изучен ряд шаманских практик туземных народов, которые пополнят наш арсенал заклинаний в сфере магии земли, света и тьмы, в области наложения и снятия проклятий и общения с мертвыми. Найдены удивительные артефакты, свойства которых ещё только предстоит изучить в лабораторных условиях. Открыты новые виды болезней. Одну из них господин Мелькиадос даже просит дозволения назвать вашим именем.
- Как это мило…
- Кроме того, он ходатайствует на выделение средств для организации новой экспедиции.
- Да ведь он ещё даже официально не завершил эту!
- Это связанно именно с той болезнью. Виндикией, как он её называет. Удивительная зараза, должен вам сказать. Он столкнулся с ней в неком поселении М., что на крайнем юге. Симптомы: святящиеся в темноте глаза, отсутствие сна…
- Иронично.
- …и беспамятство.
- В смысле потери сознания?
- Судя по всему, в смысле потери памяти… Ужасная весшь, более разрушительная для мозга, нежели обычная амнезия. Человек забывает абсолютно все. Не только свое имя и факты своей биографии. Даже название и назначение многих бытовых мелочей. Из описания следует, что в том селении на каждой вещи закреплена табличка с её наименованием и кратким пояснением - что это за вещь. «Это свинья, её едят» «Это стул, на нем сидят» «Это молоток, им заколачивают гвозди» и так далее.
- Мда… мда… Это всё очень интересно, - согласился Аларих, в задумчивости теребя самого себя за нижнюю губу – и будет большим вкладом в науку. Но ведь её развитие само по себе не есть наша цель. Мы обслуживаем деятельность совершенно определенной организации, занятой решением совершенно определенной практической задачи… А этим исследованием пусть займется королевское георгафическое общество.
- Да, но вы знаете, кто правит в том поселении?
- Боюсь даже представить.
- Местный писарь. Это он пишет те таблички. Он говорит, что последний помнит  истинную суть вещей. Но опасным зверем он объявляет тех, кто ему не нравится, сокровищем то, что ему не жалко отдать, а опасной и ненужной доброму фермеру вещью то, что сам желал бы заполучить.
- И ему верят?
- Что делать, у него красивый подчерк… А если он и попадется на обмане, то на следующий день все всё равно всё забудут. Вы представляете, насколько бы повысилась управляемость королевства, если бы удалось выявить возбудитель этой заразы и распылить её здесь!?
- По-моему с той же задачей неплохо справляется и наша система образования. - Усмехнулся виконт - А у нас итак мало людей… Он ведь будет добираться до того поселения ещё сто лет. В одиночестве, поскольку послать с ним больше некого. Да и вообще, Мелькиадоса я теперь так просто не отпущу! Он нужен в текущих исследованиях! Кому ещё под силу разобраться в захваченных нами проектах ядерного оружия!
- Вы правда верите, господин Виндек, что существует это мифическое «сопротивление воздуха»? Что пущенное метательной машиной округлое и гладкое ядро имеет большую начальную скорость, нежели обычный камень?
- Так заявляют самые авторитетные маги воздуха.
- Но зачем столь мощное и разрушительное оружие? Мы разве готовимся к войне?
- «Хочешь мира, готовься к…» как говорил кто-то умный до нас. – Виндек патетически поднял вверх палец. – Это всё из важного?
- Все, милорд.
- Я на вас рассчитываю, Блэкуотер. – И он с облегчением вернул ему стопку бумаг. – Кстати, может быть, вы видели моего племянника? Он где-то здесь бегал.
- Не видел, господин Виндек, но слышал со стороны Восточной башни веселый детский смех вперемешку с воплями ужаса…

Переход в: Восточная башня

Отредактировано Виндек (2015-02-06 11:33:40)

+1

22

[ Мансарда на окраине столицы ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png
2 число месяца Страстного Танца 1647 года, утро

Уже у самых ворот стало понятно, что Морган не соврал – дело и правда было серьезным, в чем бы оно ни заключалось. Эльф, разумеется, так и не раскололся, что же конкретно произошло в Ордене и что именно требует внимания Лео, но нехорошие подозрения закрались уже на мосту. По ту сторону царило небывалое оживление, подрывавшее впечатление жителей Ацилотса о железной дисциплине, творящейся за стенами этой цитадели.
- Объявили сбор? Ты не сказал мне, что нужно взять доспехи и оружие, - проговорил Альден, прислушиваясь к гомону за воротами. Шум, лежавший на его плечах, напряженно шевелил ушами. Даже он заметил контраст с привычной обстановкой.
- Ты расслабиться можешь, нет? – вспыхнул Морган, тяжело вздыхая и укоризненно глядя на товарища. – Нет никакого сбора. Все в порядке. Просто у нас возникла проблема… неожиданного свойства.
- Темнишь ты, Морган, - протянул инквизитор, протискиваясь в щель между створками ворот. Белобрысый проследовал за ним. Только они оказались во дворе, створки захлопнулись, а Морган воскликнул:
- Я привел!
Во дворе и правда собралась довольно внушительная толпа. Лео сходу заметил несколько учеников, стоявших отдельной кучкой, а также пару алхимиков, переговаривавшихся у стен замка. В основном двор полнился инквизиторами всех мастей и степеней матерости, очень многих из которых Альден достаточно хорошо знал, а с многими даже довелось работать вместе. Среди них обнаружилось несколько хранителей архивов, а также самый неожиданный участник – Наставник Альдена времен его ученичества. В самую последнюю очередь искатель приметил отдельную группу людей у противоположной от алхимиков части двора. Медики и лекари порхали вокруг кого-то, кто сидел на земле.
Вместе с Морганом Лео прошел к самой гуще событий, и инквизиторы пропустили их ближе к центру. А в центре на земле лежала…
- Метла? – с нескрываемым удивлением вопросил Альден, растерянно оглядываясь на обступивший его народ, а после переводя взгляд на эльфа и Наставника. Последний только поглаживал свою бороду и не торопился пускаться в рассказ, поэтому эту функцию взял на себя белобрысый.
- Понимаешь, тут такое дело… Наши перехватили серьезный груз контрабанды, поставщики переправляли на черный рынок артефакты. Ничего действительно впечатляющего маги не обнаружили, кроме этой метлы. Думали мы, думали… Ну ты ж знаешь, что про ведьм говорят? Мол, на метлах они летают. Дурацкая идея, конечно, но Эд вон решил попробовать. И он реально взлетел! На добрых несколько метров! Только, ясное дело, рухнул почти сразу вместе с этой чертовой метлой. Она-то целехонькая, а у Эда контузия и несколько сломанных костей в разных местах.
Морган на несколько секунд замолк, подбирая слова для апогея своей речи, а Альден смог разглядеть Эда из-за плеч обступивших их инквизиторов. Выглядел тот плохо. В голову искателю начали закрадываться мысли самого неприятного толка.
- Покумекали мы тут, выходит… Надо же как-то эту метлу приспособить, так? Вот и вспомнил магистр Сельмунд, что ты же у нас ничего не боишься, даже на драконе летал, что мало кому дозволяется. И заживает на тебе все как на собаке, и живучий ты, как сам Тейар, так что даже если расшибешься, ничего с тобой сильного не станется. Мы надеемся, - эльф бросил короткий взгляд на Наставника, но тот лишь согласно кивал, не выпуская свою бороду.
Лео посмотрел на метлу. Обычный предмет для подметания, аккуратный разве что, явно из хорошего и дорогого дерева сделанный. У хвоста наблюдались планки для ног, что констатировало правильность предположения инквизиторов. Не слыхал Альден прежде, что такие артефакты из сказок и правда существовали, но отрицать очевидное было глупо.
- Понимаешь, дураков ведь нет… - начал было снова Морган, но искатель его перебил.
- Поэтому вы выбрали в дураки меня? – Наставнику достался довольно холодный и продолжительный взгляд, и едва только у Сельмунда на лице промелькнуло какое-то озарение, ознаменовавшее, должно быть, его отказ верить в то, что у нерадивого ученика отрасли наконец мозги, как серьезное лицо Лео дало трещину. Трещина материализовалась в виде самодовольного оскала. – Сейчас я вам покажу, как надо.
Сняв подскочившего в ужасе Шума с плеч и передав его Наствнику, Альден всерьез наклонился и подобрал метлу за древко. На лице Моргана проскользнула обеспокоенность.
- Ты что, серьезно? Ладно, но ты осторожнее, она летит сразу…
- Я повторюсь – закрой пасть и завидуй, - беззлобно бросил тому через плечо Лео.
Инквизитор и сам не понял, что именно сделал. Уловил момент, когда оседлал метлу, как схватился крепко за ручку, как только успел поставить одну ступню на перекладину – и метла рванула вперед с такой дикой скоростью, что Альден едва успел потянуть древко на себя, чтобы не вписаться ровнехонько в крепостную стену. В итоге он вошел в крутое пике вертикально вверх, а до земли донесся только отчаянный вопль. Очевидцы, впрочем, заявляли, что восторга в нем было куда больше, чем ужаса.
Далеко не сразу, но Лео удалось установить и вторую ногу на положенное ей место, распластаться по древку и восстановить равновесие. Следом за этим он смог вырулить из крутого пике, пустив метлу параллельно земле. Мужчина чувствовал непривычную неустойчивость своего положения в пространстве, да и в целом конструкция выглядела ненадежно, но чем дальше длился полет, тем больше тревога сменялась эйфорией. В итоге она достигла того уровня, что искателю действительно стало наплевать, расшибется он или нет. И вслед за этим пришла необходимая раскованность.
Почти сразу обнаружилось, что управлять столь необычным транспортным средством нужно в основном за счет перемещения собственного центра тяжести. Это было очень похоже на верховую езду без поводьев, потому основной принцип инквизитор уловил почти сразу. Все прочее пришло само собой, ведь Альдену и море было по колено, и горы по плечо.
Более того, ему казалось, что метла прекрасно понимает и сама, что он от нее хочет. Будто бы не только он на ходу учился ею пользоваться, но и она подстраивалась под него. Убедился в этом инквизитор того, когда понял, что может регулировать скорость, и вышло это у него чисто интуитивно, как если бы он осадил лошадь в воздухе.
Когда он снова появился над замком Инквизиции, во дворе уже всерьез собрались снаряжать отряд, который отправился бы искать разбившегося искателя. Шум не находил себе места и откровенно паниковал. Вздох облегчения прокатился по рядам, когда один из учеников с криком «вон он!» указал на западную башню.
А еще через минуту Альден эффектно приземлился, замедлив метлу у самой земли и спрыгивая на ходу. Последнее вышло немного смазанным, ибо ноги держали как-то плохо, но Морган быстро подставил плечо.
Первым Лео бросилось в глаза вытянутое лицо магистра Сельмунда. Тот даже бросил бороду: то ли так испугался, то ли разочаровался, что нерадивый ученик вернулся живым.
- А вы уже было обрадовались, да? – похабно улыбнувшись, выдал искатель, опираясь на товарища.
- Дурень, - только и ответил магистр, после чего развернулся и покинул площадку. Едва только авторитетный учитель вернулся в замок, инквизиторы позволили себе столпиться вокруг Альдена. Кто-то одобрительно хлопал по плечу, кто-то расспрашивал, как оно было, а ученики просто исходились завистью, что такой артефакт достался не им. Шум продолжил линию Сельмунда и без остановки ругался, что ему достался самый безмозглый хозяин из всех возможных, а еще невообразимый эгоист, раз не взял его с собой. А сам Лео радовался, как подросток, и не выпускал древко из рук. Дурные мысли исчезли, будто их и не было. Лекарство белобрысого эльфа помогло. По крайней мере, на время.
- Я могу ее оставить? – в итоге спросил он, обращаясь к работникам архива. Один из них достал длинный лист, исписанный строчками.
- Думаю, все равно никто больше не согласится на такой эксперимент. К тому же наши специалисты пришли к выводу, что артефакт этот, вероятнее всего, именной, хозяин у него обязательно должен быть для лучшего взаимодействия. Раз уж ты еще живой, а не валяешься рядом с предыдущим храбрецом, то следует полагать, что хозяин этой метлы – ты, - мужчина замолчал, черкнул что-то в своем списке. – Забирай, в общем. Все равно лучше так, чем она будет пылиться в подвалах. Чай, пригодится для нашего общего дела.
Еще нескоро народ начал расходиться, только после окрика кого-то из старших народ потихоньку потянулся в замок. Один лишь Морган никуда не пошел, только потянулся, хитро кося глазом на ворота.
- Ну что, отмечаем?
- Ставлю кружку молока в твою честь, ушастый.

http://s1.uploads.ru/i/EgrZt.png [Рыночная площадь ]

+1

23

[ Сезия (флешбек) ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png
7 число месяца Страстного Танца 1647 года, около полудня

Иногда следовало взять паузу. Такие моменты были просто необходимы любому живому существу, чтобы немного осмыслить происходящее, осознать собственное место в событиях и принять их как факт, какими бы нежелательными и неприятными они ни были. Разумеется, подобные перерывы не решали проблемы и не освобождали от ответственности, поджидавшей нужного момента, чтобы снова ударить, но они позволяли перевести дух и с новыми силами взяться за оружие, дабы суметь все-таки отмахаться от бед и несчастий. Конечно, дома не были в особом восторге, когда блудный Лео наконец вернулся домой, засыпав пол песком и дыхнув на окружающих стойким запахом костра и двусмысленных трав, в коих старушка Фрида верно опознала отнюдь не самые легальные виды. Кожу его – не такое уж удивительное дело, учитывая, что у побережья он пробыл целых несколько дней – тронул загар, а вид хоть и не стал шибко посвежевшим из-за недосыпа и обилия впечатлений, как хороших, так и не очень, но все же потерял значительную долю печати трагедии, которую Альден носил на себе после расставания с Аннуорой. На него больше не было страшно смотреть, а лик его не вызывал глухой тревоги, как не блуждал больше и его взор по дому, судорожно силясь найти хоть что-нибудь, к чему можно приложить беспокойные руки, чем можно отвлечь беснующийся разум. Со словами «я дома!» он материализовался вечером прямо посреди аптеки вместе со своей метлой, перепугав травницу и Галахада, сунул домовладелице в руки заморские сласти, озарив ее немного буйной улыбкой человека, вернувшегося из какой-то параллельной реальности, да так и рухнул прямо на диван в приемной-гостиной, мгновенно уснув. Фрида только головой покачала да пледом накрыла непутевого помощника, так и не тронув до утра. Лишь незадолго до открытия растолкала, дабы не смущал инквизитор гостей, и лично проследила, чтобы полуспящий Лео не сверзнулся с лестницы, по которой карабкался к себе. Чудо помогло, кубарем он не полетел. Хотя и не вспомнил потом, как шел.
В следующий раз он проснулся уже около полудня, на улице сильно галдели соседи, выясняя что-то между собой. Зеркало связи к тому моменту устало разрываться, а по ту сторону окошка сидела недовольная жизнью почтовая сова, сверлившая заспанного инквизитора взглядом. Тому не надо было даже читать послание, надежно спрятанное в тубусе на лапке птицы, чтобы знать, кто же так навязчиво к нему напрашивался практически ранним утром. Но сова и не думала удовлетворяться лицом, полным боли, и неслышимой фразой, которую она могла бы прочитать по губам – «двинь уже куда-нибудь и сделай вид, что не нашла меня». Нет, вместо проявления понимания она угукнула и стукнула клювом по стеклу. Альден понял, что если не встанет, то птица разобьет окно, а это был не вариант. После подарка для Сай статья на непредвиденные расходы в смете Лео ужалась до совсем крохотных размеров, новое дорогущее стекло в нее не входило. Пришлось подняться, прочувствовав по ходу дела какую-то приятную усталость в теле, оставшуюся от беспокойного отпуска. Впрочем, вся ее приятность схлынула, когда на столе были обнаружены еще несколько записок, заботливо сложенных Фридой в стопочку.
Но ничего не поделаешь, забрав новый очерк у совы и отпустив ту с миром, Альден, не читая даже опусы начальства, собрался, привел себя в порядок, переоделся, спокойно позавтракал, слушая суетящихся в приемной пациентов Фриды, и отчалил в Орден, прямиком под ясные очи начальства. Лето расходилось все пуще, солнышко грело, птички пели – ну прямо красота, а не погода, даже хмурые лица вечно уставших жителей Ацилотса не портили общий пейзаж. Канавы только портили. Вечно воняющие канавы. Огромный столичный муравейник разрастался, и на окраинах города жизнь не то что бы цвела. А ведь еще был сравнительно приятный район, полный добродушных старушек и бесхитростных семей простых работяг.
Орден, как и полагается, бил все рекорды по пасмурности. От лиц стражи ворот кисло молоко у коров, видимо, именно поэтому вполне неплохие травяные луга близ замка так и не облюбовал ни один пастух. При виде довольной мины Альдена стража, казалось, посмурнела еще больше, но ничего не сказала, даже пропустила без вопросов – Лео тут знали еще с детства, без глаза же он стал и вовсе колоритной личностью которую перепутать было крайне проблематично. Особенно, если открывал рот. Особенно, если открывал его для того, чтобы исторгнуть слова.
- А я вот только с моря, ребята, представляете? Водичка вообще блеск, молоко парное. Что это вы так помрачнели? Тоже хочется? Не, ребят, это удел избранных, а вы и дальше стойте да на солнышке грейтесь. В кольчуге, наверное, совсем здорово на полуденном солнцепеке стоять… - и тут искателю пришлось заткнуться и спешно ретироваться, потому что ему едва – совершенно случайно, само собой – не прилетело по лбу алебардой. Расплывшись в самодовольной ухмылке, инквизитор вошел во внутренний двор.
У конюшен он коротко переговорил с Морганом, тот седлал коня и отправлялся в какие-то дали по приказу сверху, обещая своим отсутствием сделать службу в разы зануднее, равно как и сопутствующую ей бюрократию. Отправив друга в путь, Альден продолжил свой, и лишь у самого входа в замок его внимание резко переключилось. Краем глаза он углядел непривычное пятно в окружающей обстановке, да и Шум скользнул когтями по ключице, призывая вернуться из пучин собственного самодовольства в мир реальный.
Альден не был уверен, как реагировать на это воистину неожиданное пятно, ведь само его наличие на горизонте растоптало все хорошее настроение и всколыхнуло затихшую было тревогу, поэтому сделал то единственное, что умел лучше всего – начал нести ересь.
- А, это ты, кошак. Сколько лет, сколько зим. Как хозяйка, неужто смирилась с новыми открывшимися горизонтами в своей жизни?
Разумеется, искатель держал в голове вариант, что эта каша не рассосалась сама собой, что Дез не сгинула в небытие вместе с проклятым артефактом. Он говорил об этом с Сай, он был готов, но… Но все равно терялся, когда думал о том, что в Ацилотсе у него была сестра, с которой случилось что-то очень страшное. И что эта сестра была его ученицей. И что последний их разговор кончился печально. И что Иллай оказался еще большей сволочью, чем был до этого. И что сам Альден позорно сбежал, а не решал все это, как подобает. Теперь все это смотрело на него через желтые глаза костлявого фамилиара Дезире, сидящего в сторонке, и держать улыбку на лице становилось как-то тяжко.

+2

24

[icon]http://s9.uploads.ru/TFmaV.png[/icon]
[ Второй этаж, комната Дезире ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png
День 7 числа месяца Страстного Танца, 1647 год

Кошачье утро началось с девичьих слез. Нет, она не заливала ими шкуру питомца, но в этот раз Рамштайн предпочел бы именно такой вариант. Ближе к рассвету он сквозь сон расслышал тихие всхлипы, приглушённые подушкой, но не стал привлекать к себе внимание и пытаться утешить хозяйку. Все равно бы не получилось. Кошак вздохнул и выскользнул из комнаты, сразу направившись к воротам. Весь вчерашний день у него ушёл на то, чтобы не дать девчонке погрязнуть в депрессивных настроениях и попытаться поймать Лео. С первым он смог частично справиться, заставив девчонку доползти до столовой, прогнав до библиотеки и отвлекая пустой болтовней вперемешку с удушающими объятиями, кои ему приходилось терпеть. Со вторым же не свезло вовсе, Альдена он так и не смог выловить. А тот, тем временем, становился все нужнее. Дезире, пережив самое тяжёлое время своего лунного цикла, вновь вспомнила все произошедшее и с головой окунулась в переживания. Девочка была подавлена и фамилиар не знал, что с этим делать. Она перестала срываться в эмоции, вновь пряча их глубоко в себя, в том числе и от кота, лишь изредка, считая, что он не видит, позволяла себе тяжело вздыхать или вот так тихо реветь, как этим утром.
Рамштайн уже собрался быстро сбегать до кухни, дабы разжалобить своей тощей тушкой добрую кузарку на кусок мяса, как взгляд наконец-то поймал заветную морду. Правда, чем ближе подходил владелец этой морды, тем кислее становилось выражение кошачьей. Альден не просто где-то гулял в то время, когда был крайне необходим, он ещё и отдохнул. Это бросились в глаза загаром, приподнятым настроением и общим выражением лица, лишившегося доброй доли проблем, что до этого явно на нем читались. Кот все так же хмуро сверлил взглядом искателя, когда тот соизволил таки его заметить, лишь задумчиво кивнул в ответ на неуклюжую шутеечку.
- Нет, но она открыла новые, - зверь помолчал немного, выбирая следующую мысль из гормона, звучащего в голове. Разумеется, он планировал нашипеть на безответственного наставника, едва ли не в панике повествуя о том, к чему в итоге привёл тот разговор у мельницы. Но во-первых то было вчера, сегодня настрой фамилиара стал многим серьёзней. А во-вторых теперь он был уже не уверен в том, следует ли обращаться к этому человеку за помощью. - Альден. Ты заинтересован в том, чтобы эта дура живая осталась или тебе, в сущности, похрен?
- Конечно заинтересован, - отозвался Лео, хмурясь. - Что я, зверь какой, по-твоему?
- Ну, я даже не знаю, - кот скептично скривился, в упор глядя на посвежевшего инквизитора. - Ты же забыл упомянуть о том, что эта хрень с шеи снимается, прежде, чем отправился отдыхать. Всего-то и нужно оказалось почти что сдохнуть. Какая мелочь, да? - фамилиар презрительно фыркнул и отвернулся. Впрочем, он не собирался учить Лео как ему стоит жить, коту, как и Дезире, в любом случае была необходима помощь этого искателя, а Рамштайн был уверен, что больше девчонка ни к кому не прислушается. Он подошёл ближе и встал на задние лапы, цепляясь когтями передних за штанину мужчины. - Возьми меня и пойдём. Незачем всем в округе знать, что она творит. И так скоро сплетня расползется.
Кот дождался, пока парень выполнит его просьбу и, едва не столкнувшись носами с сидевшим на плече горностаем, решил не тянуть с интригой, едва не утыкаясь носом в человеческое ухо.
- Она решила, что нет лучшей кандидатуры для любви, чем очаровательный и милый инквизитор Ричард Верол, - ехидная ухмылка все же расползлась по кошачьей морде, стоило ему только уловить реакцию Лео. Выждав несколько мгновений, кот нанес следующий удар. - Тот, впрочем, не возразил, а наоборот охотно поддержал это начинание. Как думаешь, какова вероятность залета с первого же раза? Не, я не намекаю, просто интересуюсь твоим мнением.
На том шутки у кота закончились, ибо по факту он был слишком взволновал всем произошедшим и вообще состоянием Дезире, чтобы и дальше ерничать и язвить. Рамштайн, на сколько мог подробно и полно, поведал искателю события последних дней, особенно ярко и красочно пересказав сцену в саду маркиза, а после и демонстрацию, устроенную Веролом в комнате лоддроу.
- Я не знаю, что с ней делать, Альден, - фамилиар вздохнул, неосознанно положив морду на мужское плечо. - Она меня не слушает, верит, что он идеальный мужчина, не способный ни на какой дурной поступок, если это не будет необходимо для работы. Едва не пищала от восторга, увидев это чудовище в своей комнате. Слава Ильтару, он ляпнул что-то не то и она зацепилась и выгнала его прочь. Только вот ревет теперь все время. И за тебя тоже, я даже затрудняюсь сказать кого она больше оплакивает, отвергнутого в пылу негодования мужика или брата, который макнул ее носом в грязь, разрушил все мечты и убеждения, показав насколько она ему не нужна ни в качестве сёстры, ни в качестве ученицы.

+2

25

Кот определенно мог посоревноваться со стражей у ворот за звание самой кислой морды тысячелетия. Нет, Лео знал, что его отпуск пришелся не к месту и не ко времени, что он не сможет объяснить Дезире и ее фамилиару, что это была случайность, не запланированная заранее им назло, а свершившаяся по воле акалового провидения, ибо эта парочка едва ли могла предположить, что мир не крутится вокруг полукровки, что все люди вокруг не совершают деяния исключительно для того, чтобы вызвать в ней некую эмоцию. Но упрек, так и излучаемый этим драным кошаком, был практически осязаем, и нельзя было сказать, что Альдену это нравилось. В последнюю очередь он бы стал интересоваться у фамилиара, дает ли он свое царское дозволение на снятие траурной мины и небольшой отдых.
- Альден. Ты заинтересован в том, чтобы эта дура живая осталась или тебе, в сущности, похрен?
Этот вопрос можно было трактовать по-разному, но Лео решил пока не торопиться с выводами. В конце концов, раз кот сидел перед ним, то и девочка была где-то рядом, в каком виде – вопрос десятый. И видят боги, Альден не хотел бросать ситуацию в той стадии, в которой она была сейчас. Как бы он ни хотел сделать вид, что Иллая и его прегрешений не существовало, как бы он ни желал, чтобы его наставничество оказалось глупой шуткой высших эшелонов Ордена, просто по-человечески он не мог бросить Дезире, Сай это объяснила достаточно доступно. Вся беда состояла в том, что и помочь взяться не мог, ибо с такими вещами дозволительно было шутить лишь один раз, и инквизитор совершенно точно знал, нутром чувствовал, что во второй раз не выйдет. Именно поэтому все это время надеялся, что Дезире хватило ума не думать о репутации их обоих и обратиться за помощью к кому-то, кто был более сведущ в вопросах темной артефакторики, поставить в известность лекарей, которые могли хотя бы снизить шансы на плачевный исход при снятии артефакта. Альден мог бы ответить за то, что подверг ученицу невероятной опасности уже на второй день их сотрудничества. Но влезть туда, где он ничего не понимал, и убить ее в итоге он просто не имел права. Коту это, конечно, объяснить было невозможно.
- Конечно заинтересован. Что я, зверь какой, по-твоему?
- Ну, я даже не знаю. ы же забыл упомянуть о том, что эта хрень с шеи снимается, прежде, чем отправился отдыхать. Всего-то и нужно оказалось почти что сдохнуть. Какая мелочь, да?
И хотя фамилиар плевался ядом, Лео стало легче. Раз он знал про способ борьбы с артефактом, то Дезире все же взяла себя в руки и нашла помощь. Раз теперь кот говорил спокойно, пусть и исходясь упреком и презрением к отдохнувшему наставнику своей хозяйки, значит проблема была решена самым благополучным образом. Все прочее уже не могло бы быть большей проблемой.
Только вот кот думал иначе, подошел вплотную и встал на задние лапы, откровенно просясь на руки. Альден животных любил, но вот это недоразумение как-то обнимать желанием не горел. Но подхватить животное все же пришлось, ибо уже следующие его слова заставили облегчение исчезнуть, будто его и не было вовсе:
- Возьми меня и пойдём. Незачем всем в округе знать, что она творит. И так скоро сплетня расползется.
Искатель быстро уловил серьезность момента, поднял фамилиара и вошел в замок. Понятно было, куда следует держать путь, но явно требовалось сначала выслушать кота, из-за чего Лео и выбрал какую-то дальнюю окольную лестницу, до которой было прилично топать. Фамилиар тем временем приступил к откровениям.
- Она решила, что нет лучшей кандидатуры для любви, чем очаровательный и милый инквизитор Ричард Верол, - к тому моменту они прошли всего несколько метров, как Альден встал, как вкопанный, воззрившись на своего пассажира взглядом «ты больной?». Тот прекрасно знал, как прозвучало сказанное, это было видно по его морде, и он ничуть не смущаясь продолжил. - Тот, впрочем, не возразил, а наоборот охотно поддержал это начинание. Как думаешь, какова вероятность залета с первого же раза? Не, я не намекаю, просто интересуюсь твоим мнением.
Мысли спутались, Альден не знал, что об этом всем думать. Едва только захотелось воскликнуть, что в плане нравственности она целиком пошла в отца, который тоже, как оказалось, любил весело провести время с первой встречной-поперечной, как тут же вспоминалось лицо Верола, человека без моральных принципов и тормозов, которому робкое девичье «нет, перестаньте, я не хочу» и слезы только придавали интереса к действу. А ведь у всего этого была целая куча отягощающих обстоятельств: ссора с ним, Лео, и последующий холод, пусть даже и не по его вине, а исключительно по желанию метлы и неудачно подвернувшегося сучка, правда об Иллае, история с этим проклятым артефактом. Она ведь при этом была шестнадцатилетней девочкой, у которой в голове летал ветер, в крови бушевали гормоны, а на фоне крутилась идея, что она никому не нужна, что подтверждалось и мамашей, сплавившей ее в Орден, и папашей, который исчез едва только удовлетворил свои потребности с первой попавшейся лоддроу. Кто бы ни начал это все, не было ни единого шанса, что Ричард не почувствует в ней жертву. А Дезире, ясное дело, и рада, что наконец кому-то понадобилась.
Альден двинулся дальше, но хмуриться так и не перестал. Эта проблема была сравнима с артефактом-перевертышем. Разница была в том, что от артефакта было хотя бы понятно, чего ждать.
- Она меня не слушает, верит, что он идеальный мужчина, не способный ни на какой дурной поступок, если это не будет необходимо для работы. Едва не пищала от восторга, увидев это чудовище в своей комнате.
Альден знал, что Верол был айратом, но второй испостаси его никогда не видел, как и абсолютное большинство инквизиторов. Тем не менее, ни на секунду он не допустил мысли, что кот привирает, награждая Ричарда столь нелестным эпитетом. Альден был уверен, что другая личина такого человека просто не может быть приятной и милой. Из этого становилось ясно, сколько глубок был омут, в который ухнула полукровка – любой бы нормальный человек уже понял, куда дует ветер. Дезире же оправдывала все, что бы Верол ни творил, и Альдену казалось, что предела этим оправданиям не было.
- Слава Ильтару, он ляпнул что-то не то и она зацепилась и выгнала его прочь. Только вот ревет теперь все время. И за тебя тоже, я даже затрудняюсь сказать кого она больше оплакивает, отвергнутого в пылу негодования мужика или брата, который макнул ее носом в грязь, разрушил все мечты и убеждения, показав насколько она ему не нужна ни в качестве сёстры, ни в качестве ученицы.
- Я ей нужен ничуть не больше. Ты и сам видел, кот, что я несколько не соответствую ее ожиданиям и как брат, и как наставник. Ты сейчас, конечно, скажешь, что я должен начать соответствовать, но лучше подумай о том, что я не обязан расплачиваться за чьи-то ошибки и класть свою жизнь на алтарь Дезире только из-за того, что она бедная и брошенная. Если ее не устраивает, то я найду ей того, кто устроит, чтобы ей было хорошо и она больше не устраивала таких сцен. Другое дело, что Ричард этим человеком станет только через мой труп.
Тем временем они уже достигли этажа учеников, и под чутким командованием фамилиара Альден нашел нужную дверь. Глубоко вздохнув и собравшись с духом, он постучал.
- Дезире, это Лео.
http://s1.uploads.ru/i/EgrZt.png [ Комната Дезире ]

+1


Вы здесь » За гранью реальности » Замок Инквизиции » Внутренний двор замка