За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Принятые анкеты » Сумрачный иштиский гений


Сумрачный иштиский гений

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Анкета персонажа:

1. Имя.
По официальным бумагам значится как Аларих, виконт Виндобата. Или как Аларих фон Виндек. При официальном обращении – господин Виндек. В миру – просто Аларих или Ал. Оперативный псевдоним в Инквизиции – Исповедникъ.

2. Раса.
Иштэ

3. Возраст.
21 год. На вид возможно меньше.

4. Деятельность Вашего персонажа.
Глава секретной правительственной лаборатории при королевском Ордене инквизиторов. Инквизитор. Алхимик. Оккультист.
Виконт графства Виндобатского. Фактически (по малолетству законного графа) является его управителем, как старший из оставшихся в живых представитель прямой наследственной линии.

5. Способности.
5.1. Бытовые:
В бытовом плане абсолютно беспомощен. Впрочем быт его особо и не интересует. Весьма эрудирован и при желании может выудить из своей памяти, вместившей опыт многих десятков (если не сотен) людей информацию практически по любому аспекту человеческой деятельности. Читать и писать обучен. Имеет действительно (почти на грани чего-то мистического) феноменальную память, которая, впрочем, не всегда работает настолько оперативно, насколько хотелось бы и может просто "не отдать" в нужный момент какую-то заложенную в неё информацию. В связи с чем бывает весьма забывчив, рассеян и, откровенно говоря, не вполне разумен.   
5.2. Боевые:
Почти ничего, что выходило бы за рамки классической программы боевой подготовки представителя служилой аристократии. Вполне способен заколоть кого-нибудь на дуэли, но сражаться с профессиональным воином в нестандартных условиях, скорее всего не станет. Рапира - на уровне подмастерья. Также вполне уверено орудует кинжалом (новичок).
5.3. Магические:
Уникальная способность: похищение памяти. Довольно неудобная, но эффективная в некоторых ситуациях форма телепатии, при которой маг получает из головы подопытного определенные сведения. Воспоминания существа, подвергнутого воздействию этой силы, будто бы перетекают к магу, оставляя после себя пустоты, редко, однако, сохраняющуюся надолго в виду склонности разума большинства существ к логическому и последовательному осмыслению событий. Пустоты тут же заполняются всевозможными домыслами, фантазиями и шизофреническим набором вариантов возможного хода ушедших из памяти событий, либо же, в том случае, если разум жертвы оказывается в состоянии логически обосновать это, не заполняются ничем. В последствии память восстанавливается, но не всегда в изначальном виде. Некоторые их похищенных воспоминаний предстают перед магом в форме весьма необычных видений, отличных от ведений обычных тем, что маг пользуется там определенной свободой действия. Действуя внутри воспоминания от лица его владельца, маг может некоторым образом импровизировать, изменяя память по своему вкусу и надобности. В таком (искаженном) виде они и возвращаются к хозяину, если он еще жив к тому моменту. В противном случае, они могут являться во снах совсем посторонним людям, что странно... Для использования способности необходим прямой зрительный контакт. Пересекшись взглядом с Виндеком, подопытный впадает в транс, длящийся от долей секунды до пары минуты – если изымается малый объем информации, и до пятнадцати минут – при "глубинном бурении" мозга, когда поглощаются воспоминания о целых периодах жизни. Контакт, естественно, может быть прерван как внешними обстоятельствами, так и по инициативе самого подопытного, если у него достанет на то силы воли. Для возвращения памяти жертве достаточно пары часов здорового сна. При этом, работа с похищенным воспоминанием начинается у мага именно в эти часы и абсолютно независимо от его планов - когда хозяин воспоминаний засыпает или по каким-то причинам теряет сознание, тоже самое происходит и с магом.
Дополнительно к способности: 1. Практика использования способности показала, что в качестве альтернативного канала для забора памяти может использоваться телепатический контакт. Но поскольку сам персонаж такими возможностями не обладает, опробовать это на себе смогли только телепаты, имевшие неосторожность самостоятельно проникнуть в его голову. 2. При помощи способности персонажу как минимум один раз удалось уничтожить личность человека, забрав абсолютно все его воспоминания ...и заменив их своими собственными. Таким образом, он практически создал своего двойника в чужом теле.
Алхимия – специалист. Специализация – психотропные средства и преобразование живых тканей.
5.4. Слабости:
В виду того, что голова персонажа забита гигантскими объемами бесполезной, по сути, информации, мыслительные процессы в ней идут со сбоями. Он часто забывает элементарные вещи. Материальные вещи тоже часто где-нибудь забывает. Во сне он переживает поглощенные воспоминания отдельных людей, потому ощущает все прелести хронического недосыпа. Не всегда может логично и трезво мыслить. Иногда неожиданно впадает в транс, теряет ощущение реальности и, нередко, сознание. Порою ведет задушевные беседы с удивительными существами, порожденными его собственным воображением.
Несколько неудачно применяет на практике свои знания в области алхимии. Из-за неспособности сосредоточится на процессе плохо рассчитывает дозировку и его зелья часто имеют либо не тот эффект, на который рассчитывались, либо неожиданные побочные эффекты.
Редко следит за словами, за что не раз был бит.

6. Ключ:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


7. Внешность.
Волосы и глаза темные, кожа бледная. Сам чуть выше среднего роста. Слегка сутулится. Физически строен, но, кажется, сверх меры истощен.  В движениях и осанке проявляется какой-то вялый аристократизм, удивительным образом сочетающийся с некоторой неаккуратностью и излишней порывистостью. Мимика сдержана, но выразительна.
Имеет правильные черты лица. Даже чересчур правильные, поскольку в лице нет решительно ничего из того, что память могла бы запечатлеть в качестве его индивидуальной особенности. Глаза же, напротив, весьма выражены на этом фоне и их живой пронизывающий взгляд навивает нечто мистическое ...если конечно смотрящий склонен к мистике. Или что-то нехорошее, если он к мистике не склонен, но достаточно мнителен. Или просто оставляет ощущение легкого неадеквата.
Совершенно не умеет следить за одеждой. Как правило, носит дорогие, но невероятно заношенные костюмы, поблекшие, иногда порванные или прожженные, плохо подогнанные по фигуре, всегда весящие на его тонком теле наподобие балахона.
Имеет весьма приятный, хорошо поставленный, сильный и ясно передающий малейшие оттенки интонации голос. Впрочем, страдающий некоторой ненужной театральностью. В любом случае, именно он влияет на внешнее восприятие персонажа в значительно большей степени, чем, собственно, сама внешность.             

8. Характер.
Покровитель - Мэлидирн
Умственная организация персонажа весьма зыбка и несет в себе тревожную тень прогрессирующего безумия. Обычно он задумчив и чуть отстранен. Что, впрочем, не мешает ему проявлять черты мрачной веселости, остроумия (в том виде, в котором его понимает он... но редко понимают окружающие) и напускного, слегка наигранного цинизма. Как должное принимает проблемы и трудности и, кажется, даже испытывает некий спортивный азарт и прилив эмоциональных сил при преодолении сложных ситуаций.
Совершенно не привязан к чему бы то ни было мирскому. Ему безразличен физический комфорт, межличностные отношения и отношения, созданные людьми для рациональной организации своей жизни. Нельзя сказать, что он какой-то нигилист, отрицающий общественные нормы, он просто считает себя моральнее и умнее тех, кому такие нормы действительно необходимы. Это может раздражать собеседника, поскольку своих взглядов он не скрывает и имеет дурную для инквизитора привычку пускаться по поводу и без в философствования довольно-таки радикального толка. Он вообще достаточно словоохотлив. Любитель монолога. Впрочем, до определенного момента предпочитает быть вежлив и дипломатичен, от чего быстро устает.
Он знает, что он иштэ и примерно понимает, что это значит. Он считает что уже прожил когда-то свою настоящую, человеческую жизнь и нынешнее его существование обусловлено некоторым божественным замыслом. Сторонясь обычных человеческих проявлений, он вечно пытается сформулировать для своей жизни некую сверхзадачу. Безуспешно... он часто оказывается слишком человечен. Но если вкруг ему показалось, что он нашел верный путь, он движется по нему со всем бесстрашием, бескомпромиссностью и безжалостностью, характерными для истинного фанатика и достойными хорошего инквизитора. 
   

9. Биография.

Беллетристика

Аларих появился на свет в Темных землях. Это уже само по себе не предвещало ему ничего хорошего. Место его рождения – резиденция графского дома Виндеков, мрачный замок Виндобат – расположен был на южном побережье северной части западного континента, к северу от Мертвых топей и много восточнее Сада Фаост. Отцом Алариха был правящий граф Виндек, а матерью - бывшая купеческая вдова, чей покойный муж, торговавший с Виндеками, не сумел договориться с графом по поводу закупочных цен. У Алариха было пятеро сводных братьев – сыновей его отца от первого брака и одна (сводная, опять же) сестра – Лютеция, дочь его матери от брака с тем самым покойным ныне купцом. Мать свою Аларих не знал, она покончила жизнь самоубийством вскоре после его рождения. Отца он, в некотором смысле, не знал тоже. Хотя отец и был жив, но, как утверждают те, кто помнил старого графа ещё до случившегося с ним умственного помешательства, был он таким деспотом и самодуром, что Аларих мало бы позитива вынес из этого знакомства.
И так вот мальчик рос в отсутствии родительской ласки и всякого воспитания, не обделённый лишь вниманием многочисленной прислуги, да, может быть, ещё дяди-чернокнижника, попаивающего его изредка зловонными эликсирами, от которых у Алариха нередко белели волосы и странным образом видоизменялся зрачок. Отношения же, что могли были быть названы родственными, он имел лишь со своею сестрой. Пожалуй, маленький Ал был единственным обитателем замка, кого та не мечтала придушить. С самого того для, как девушку доставили в Виндобат в мешке из под шерсти, она не испытывала к новой своей семье никаких иных чувств, кроме самых неприязненных. И понять ее, безусловно, можно… Трагическая смерть отца, поспешный новый брак её матери, возникший не из любви, а скорее из холодного расчёта (*он позволял Виндекам воспользоваться лазейкой в королевском законодательстве и претендовать на имущество покойного), а также то обстоятельство, что сама мать отнюдь не была настроена вновь выходить замуж (тем более за того, кого считала убийцей мужа). Как бы то ни было, но сам этот брак стал возможен лишь в виду переезда Лютеции в графский замок. И с этим фактом уже ничего сделать было невозможно. Как и с фактом рождения в результате этого брака Алариха – единственного из оставшихся в живых её родственников по крови. Пока Аларих рос, они много времени проводили вместе. Лютеция, сама увлеченный алхимик, учила мальчика приготовлению ядов и дурманящих снадобий, учила тому, как срывать свои эмоции и мысли, как внушать эти мысли другим и как пользоваться кинжалом. Учила этому и многим ещё вещам, которые могли бы пригодиться ему в будущем.
*Здесь сразу нужно оговориться, что земли графства были болотисты и скудны, потому всё благосостояние рода формировалось исключительно из продажи добываемого здесь в больших количествах янтаря, торфа и, менее распространенной, но крайне ценной, драконьей кости. Владение этой землёй само по себе не значило ничего, и наследник не мог бы даже оплатить работу прислуги, не имей он доступа к семейным капиталам, что давно уже были вплетены в сложнейшую сеть сбыта и поставок, производства и найма, связей, подкупов и договоренностей. И все те трудности с определение порядка наследования, что для иных (более зависимых от земли) благородных фамилий были сведены до минимума изданием известного законодательного акта, оказались в данном случае куда более ощутимыми. Сказывалась тут и удалённость графства от крупных поселений, и от внимания Инквизиции (на что в контексте данной истории следует обратить особое внимание). У Виндеков была плохая репутация в Западных землях… даже и с поправкой на всю местную специфику. Конечно же, при сильном главе дома все трения проходили тихо, по-родственному, – где яду сыпанут, где забудут закрыть на ночь клетку с пойманным на потеху волкодаком, где, бывало, запрут в опочивальне, да факел кинут. Когда же не было присмотра, активно пускались в ход убийцы, наёмники, темна магия, и многое ещё из того, что могло бы сделать любое место Фатарии абсолютно непригодным для жизни.*         
Алариху было 16, когда его благородный отец реализовал давнюю свою мечту соединиться с бушующим пламенем Большого драконьего камина – одной из достопримечательностей Виндобата. До сих пор слуга, пристальный к графу, сдерживал его порывы в этом направлении, но именно в тот злосчастный вечер оказался вдруг отравлен. Далее же, в строгом соответствии со старой семейной традицией, наследовавший графу старший сын потребовал от родственников немедля передать ему управление торговыми представительствами дома, кораблями, складами и всем прочим имуществом, что он разумел неотъемлемой частью доставшегося ему хозяйства. Родственники, за которыми официально ничего такого не значилось, изобразили непонимание. Уже через пару дней коридоры замка были перегорожены баррикадами, кругом валялись какие-то трупы, бегали отряды солдат, нежить, гремели магические взрывы и полыхали пожары. Жизнь забурлила здесь в самых своих естественных формах. «Естественных», в том смысле, какой в это понятие вкладывали сами участники бойни. Ведя свой род от какого-то тотемного зверя-первопредка, Виндеки старались не отходить далеко от природных образцов поведения и строили большую часть своих взаимоотношений на основе теории и практики естественного отбора.
Что же до Алариха, то он, к своему несчастью, совсем не был похож на увлечённых смертоубийством родственников. Хотя, как и они, он в жизни своей не слышал ни о каких богах, светлых или темных, бессмертной душе и даже элементарных нормах приличия, некий мистический «дожизненный» опыт подсказывал ему, что участие в происходящем – нечто не совсем правильное. Поскольку решение о побеге пришло к нему ещё в четырёхлетнем возрасте, Аларих долго не колебался.
Он уговаривал Лютецию ехать с ним и даже открылся ей в чувствах, что неожиданно появились у него к ней за пару лет до этого. Но девушка была непреклонна. Во-первых, ей безумно (и это не художественное преувеличение) нравилось снабжать Виндеков ядами, чтобы те травили друг друга. Во-вторых, признавшись юноше в полной взаимности его чувств, она с сожалением пояснила, что они лишь обременят его во внешнем мире, где общество мнительно и нетерпимо.

Стенограмма 1

- Пойми, Ал, я ведь старше тебя почти… почти на десять лет. Ты даже не представляешь, как много это значит для тех, чье уважение и чью лояльность тебе придется купить, если ты надеешься выжить в отрыве от дома, от твоей, позволения сказать, семьи…

- Но ведь ты же моя любимая сестренка!!!

- Ну, да… кстати… и это тоже проблема.

Взяв кое-какое золотишко, старого слугу-гомункула по имени Шульц (подарок дяди на шестнадцатилетние) и дав по настоянию сестры клятву, что никогда и ни при каких обстоятельствах он не вернется в этот «террариум», Аларих отбыл в Ацилотс на обучение.
Обучение шло хорошо. Аларих обнаружил в себе выдающуюся способность к усвоению информации и даже мог совмещать основное образование по линии дипломатического ведомства с алхимическими курсами в магической академии. Знакомство с цивилизацией стало для него поначалу культурным шоком. Но он довольно скоро привык к ощущению, что далеко не каждый встречный хочет его убить, зомбировать или, по крайней мере, поиздеваться. У него появились друзья, собеседники, собутыльники, праздные интересы и планы на будущее. Тогда же Аларих с удивлением обнаружил в себе многие интересные черты и склонности, как-то: тяга к прекрасному и, неизвестно откуда взявшееся вдруг, чувство собственного достоинства. Последнее он особо тщательно старался закрепить и, с этой целью, потратился даже на хорошего инструктора по фехтованию. Эти уроки, надо сказать, принесли ему больше пользы, нежели занятия по музыке и живописи, особенно когда выяснилось, что нанятый тогда же учитель изящных искусств оказался шарлатаном. Дуэль была короткой и, что удивительно, обошлась даже без жертв. …В общем и целом, все было просто замечательно в течении последующих трёх лет его жизни.
Периодически, правда, приходили письма из дома. Закаленный в условиях вечной борьбы административный аппарат дома Виндек продолжал эффективно функционировать несмотря ни на что! Вместе с регулярным денежным пособием Алахиху постоянно приходили сообщения, очень схожие по содержанию. Настолько схожие, что составлявший их секретарь даже разработал особую унифицированную форму таких сообщений:

Шаблон-образец

«Уважаемый милорд  ________ Виндек, с радостью сообщаем Вам, что уважаемый __________Виндек, приходящийся вам __________, скончался ____ числа _____ месяца сего года, по причине __________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________.
Поздравляем, вы поднялись на ____ позиций в семейной иерархии и являетесь теперь ___ по близости к графскому титулу. Желаем Вам дальнейших  успехов!»

Из писем он узнал, что с 13 позиции перекачивал уже на 3 и что конфликт мало-помалу утих, по мере выбытия участников. Двое его оставшихся в живых братьем Готфрид и Ллотар, при посредстве дяди-чернокнижника, пришли к некоторому соглашению по разделу сфер влияния и Готфрид стал новым графом. Это всё, конечно же, волновало Алариха не так, чтобы очень уж сильно – у него давно была другая, новая и много лучшая жизнь с весьма неплохими перспективами на будущее. С прошлым его связывала лишь Лютеция - его первая, всё ещё единственная и, как он узнал уже в столице, немного противоестественная любовь. Она, похоже, принципиально не желала отвечать на его письма и, может быть, добилась бы тем своего – не дала бы ему повода вернуться в Виндобат. Если бы не сообщение о её смерти. Не увидеть её в последний раз Аларих не мог. Зная, что его бабка по отцовской линии балуется каннибализмом, он отправил домой сообщение о намерении организовать достойные похороны сестры и немедленно отплыл следом.
Поминальная трапеза прошла по традиции весело, но Аларих, к своему несчастью, был в конце неё слишком трезв. Ему пришлось увидеть, как его брат Ллотар – второй в роду после графа (и бесподобная скотина к тому же) - решил, по пьяни, продемонстрировать всем свои умения в области некромантии, а заодно и нестандартное чувство юмора. Церемония закончилась танцевальным номером в исполнении её же (церемонии) виновницы. Аларих, поотвыкший за прошедшие 3 года от подобного, понял, что единственный для него путь сейчас справиться с потрясением и неумолимо накатывающим за ним безумием – это немедленно наверстать упущенное в отношениях с родичами. На следующее утро он с особым цинизмом прикончил ещё не успевшего протрезветь Ллотара, дядю-чернокнижника опоившего Алариха накануне и не давшего тому «помешать веселью», нескольких слуг и придворного шута, участвовавшего в том жутком танце. Потом Аларих убрался из замка на первом же подвернувшемся судне.
Через неделю после прибытия назад в столицу в окно его спальни влез криомант из народа ладдроу и приморозил его к кровати. Аларих мгновенно понял, не только то, что сейчас его будут убивать, но и понял за что. Однако, настроение у парня в те дни было просто отвратительное, поэтому он решил даже не сопротивляться. На этом его жизнеописание можно было бы и завершить… Но не тут-то было! Произошло кое-что неожиданное. Ну… или наоборот кое-что весьма ожидаемое, если помнить, что Аларих - иштэ. Его многогрешная душа в очередной раз дала о себе знать. В голове Ала пробудилось древнее и могущественное существо, которое образами адских мук мотивировало его на сопротивление. Он не сразу понял что произошло. Убийца просто выронил нож и недоуменно уставился на жертву. Жертва позвала на помощь, убийцу скрутили. Через два дня Аларих имел разговор с представителем городской стражи:

Стенограмма 2

- Уверяю вас, милорд, что преступник был допрошен нами со всем нашим тщанием и всем тем пристрастием, какое только позволяло его физическое состояние. И даже более… Он того… Помер… Случайно.

- Не подрассчитали, да? Соболезную…

- Да что уж там… Хилый нынче тать. Вот уж бывало раньше, словим какого, так дыба с месячишко отдыху не знала.

- Бумаг, наверно, заполнить придется… гору.

- Ну, ни без этого, ясно дело. Хотя, такое ведь сплошь и рядом, сплошь и рядом… мрут на допросах как мухи, Тейар их всех дери!

- Ну, он ведь успел рассказать что-то?

- Да как бы ни так, милорд! Всё только выл, да плакал. Имени ж даже своего не выдал. Я, милость ваша, думаю – фанатик он.

- Фанатик? Он профессиональный убийца. Наемник.

- Доверьтесь уж вы моему опыту. Вот вы-то, милорд, многих наемников видели?

- Постойте-ка. Я знаю его имя, знаю в какой гильдии он состоял, знаю, кто передал ему деньги за моё убийство, знаю имя его командира, и имена всех его прежних жертв, знаю даже о его душевных метаниях между долгом перед гильдией, страхе за семью и нелюбовью к своей работе… это была весьма интересная личность. Не могу, правда, я уяснить для себя один момент… э-э… каким образом я это знаю. Но это не фантазия… наверное…

- Он вам, никак, исповедался? То всё попытка ввести вас, милорд, в заблуждение. Не так себя убийцы на допросах ведут. Совсем не так! Вы ведь, милорд, изволите алхимией баловаться? Вот за это он вас и хотел прикончить. Может, его какой алхимик в детстве обидел, он с того и помешался. Ну теперь-то, как мы его того… вы-то, милорд, спать можете абсолютно спокойно.

- И тем не менее, офицер, у меня есть основания считать, что это была попытка заказного убийства. И я полагаю, что нападения продолжатся. Мне необходима охрана.

- Охрана? Дурость какая, милорд… Да я и дело-то уже закрыл. Эк, пугливый дворянин-то нынче! А коли война… Вы ж человек кровей благородных. Коль на то пошло - обратитесь к своему семейству за защитой. А у меня-то лишних людей нет. А и с чего бы это город вас охранять будет? Знаете ж, поди, как говорят «Вассал моего вассала…» или как там…

- К семейству? Конечно…

Алариху не осталось ничего, кроме как быстро собраться и бежать из города. Следующие несколько месяцев он скитался, голодал, приторговывал приворотными зельями, нанимался в караваны – где поваром, где лекарем, - жил в трактирах, а чтобы не платить, стирал хозяевам память. Несколько раз его настигали убийцы, но он чудом избегал смерти. А один раз даже убедил их, что это он их нанял, чтобы убить графа Виндека. Постепенно он научился пользоваться своей способностью, научился с её помощью выживать и даже почти свыкся с такой жизнью. Но ему все ещё не давала покоя мысли, что кроме спасения своей жизни, он должен подумать и о спасении души – направить свою силу на что-нибудь общественно полезное. Вскоре у него появилась такая возможность. В одном из трактиров Таллема к нему подошел человек:

Стенограмма 3

- Виконт Виндек?

- Конечно-конечно, любезный, присаживайтесь. Я только закончу с гусем, и с радостью уделю вам время. Можете даже не утруждать себя формальностями. Выманивать меня никуда не нужно, в этих попытках вы все столь неоригинальны, что мне становится обидно за оценку вами моего интеллекта. Могу я узнать, насколько ценен я стал теперь для своих дражайших родственников? Скажу вам по секрету, они обрезают края монет, идущих на оплату услуг наемников. Экономить на родне мне кажется недостойным. А у вас есть родственники? Хотя нет, молчите. Сейчас я всё узнаю сам. – И Аларих, зловеще улыбнувшись, посмотрел в глаза незнакомцу. Спустя минуту, улыбка с его лица начала пропадать – А вы, вижу, подготовились весьма основательно – Сдавленно произнес он. – Пожалуй, я оставлю притворную любезность до другого раза, а сейчас…

- Оставьте кинжал, виконт, в ментальных атаках вы значительно более искусны, но и они, как видите, не дали вам преимущества. Прежде чем вы наделаете глупостей…

- Полагаю, вы опоздали на пару месяцев… - обреченно вздохнул Аларих

- Прежде, чем вы наделаете ещё БОЛЬШЕ глупостей, я поспешу успокоить вас. Мне не нужна ваша голова. Скорее меня интересует то, что можно из неё извлечь. Или что с её помощью можно извлечь из иных голов, если вы согласитесь сотрудничать с нами.
-
С вами?

Человек одернул рукав, демонстрируя выведенный на запястье символ в виде стилизованного красного кинжала.

- Узнаёте?

- Ну да… он фигурирует во многих воспоминаниях. Не самых радужных.

- Вас не радует даже то, что то были воспоминания ваших врагов? Не самые радужные. Давайте начистоту. Нам понравилось, как вы разобрались с ними. Никаких тел, никаких свидетелей. Они и сами не поняли, что произошло. Вы бы могли продолжить работу в этом направлении, на этот раз уже в составе чего-то большего и более осмысленного.

- Вашего ордена?

- Нашего братства.

- «Братство» - не совсем то слово, которое является для меня определением взаимно обязывающих отношений. Но все равно спасибо за доверие.

- Ни о каком доверии речь пока что не шла. Мы всегда можем избавиться от вас. Для этого нужно лишь не мешать тем, кто уже охотится за вами. Однако я уверен, что у вас вскоре появятся и другие основания проникнуться верой в наше дело и верностью этому делу. Нас нередко называют «гильдией убийц», обвиняют в удушении свободной воли народов и в том, сколь неразборчивы мы бываем в средствах, когда речь заходит о защите Договора. Кое-кем он воспринимается уже как раритет уходящей эпохи. Вы - один из немногих, кто на собственном опыте знает, что происходит там, где бессилен закон и где люди не чтят Договора. Те, кто знают лишь спокойную и мирную жизнь центральной Фатарии не всегда могут понять, против какого ужаса и мрака мы боремся. Тот, кто родился и вырос в этом ужасе и мраке, он, я уверен, лучше других сможет понять истинную ценность хранимых нами спокойствия и мира.

- Кажется, я уже чувствую, что готов умереть за вас.

- Вот оно как…

- Вообще-то нет. Это был сарказм. Я вообще плохо поддаюсь идеологической обработке, чтоб вы знали. Дело тут в другом. Давно… когда - не знаю… быть может, даже, и до своего рождения… но я был проклят. Снедаемый эгоистичной жаждой знаний, я свято верил в то, что человек – разумный от природы и не обойденный той же страстью – способен сам вершить свою судьбу. И потому я не считал необходимым делиться знанием с кем бы то ещё. Я полагал, что каждый может, путем естественных умозаключений, придти, в итоге, к Свету. Я ошибся, мой мир погряз в пороке и погиб. И я все думал, что ныне мог бы как-то искупить вину - заняться, к примеру, просветительской деятельностью… книжки там по деревням возить… открыть школу в орчьем племени... или ещё что-то в этом роде… но теперь-то все стало на свои места. Я вижу путь. Использовать добытые знания для поддержания… как вы говорите… порядка?

- Мира… и спокойствия…

- Не суть. Я с вами.

- Родился в 16-й день месяца ледяных ветров на 1626 году действия Мирного договора. Являлся седьмым ...или тринадцатым (таких подробностей история не сохранила) сыном графа Виндобатского. Мать умерла вскоре после рождения сына, а отец спятил и того раньше. Воспитывался сестрой. Детство прошло в весьма стрессовой обстановке жесточайшей внутреклановой борьбы многочисленных родственников полоумного графа за контроль над семейным имуществом.
- В 1642 году покинул родину и перебрался в столицу для обучения дипломатическому делу при соответствующем министерстве. Благодаря достаточно высокому интеллекту и открывшейся феноменальной способности к усвоению больших объемов информации, имел возможность совмещать обучение по основному призванию с занятиями на факультете алхимии Магической академии. В тоже время (нехотя... и скорее просто отдавая тем дань моде) обучился фехтованию. Особых высот в этом деле так и не достиг. Помимо прочего, пристрастился к вину, азартным играм и политико-философским дискуссиям в закрытых студенческих кружках.
- В конце 1643 года отбыл на родину в  связи со смертью сестры. Во время погребальной церемонии произошел конфликт с родственниками, в результате которого  убил своего старшего брата и дядю. Второй его брат (следующий по старшенству), уже ставший к тому времени главой клана (...примерно таким же образом - убив всех своих старших братьев и их наследников...), почувствовал угрозу своему положению.
- С конца 1643 года по середину 1645 года скитался по всей Фатарии, скрываясь от убийц, посланных братом. Добывал пропитание и уходил от преследования благодаря открывшейся (видимо, в результате катарсиса, случившегося по итогам пережитого) способности к поглощению чужой памяти. Последнее вскоре привлекло внимание самой Инквизиции.
- Завербован Инквизицией в начале месяца Плачущей сирены 1645 года, в Таллеме. Отослан в центральный штаб ордена в Ацилотсе для прохождения подготовки в качестве ученика инквизитора.
- Уже в конце месяца Плачущей сирены 1645 года принял заметное участие в подавлении мятежа внутри Ордена, организовав учеников для отпора внезапно начавшим вырезать их бунтовщикам. В результате осмысления этих событий пришел к убеждению, что инквизиторская тактика "безжалостного подавления" малоэффективна и для достижения блага государства следует задуматься об изменении самой человеческой природы. До конца 1645 года при попустительстве своего учителя (на тот момент фактического главы ордена) занялся изучением еретических практик контроля сознания и алхимического преобразования живых существ, в качестве источника используя при этом большой объем конфискованной Инквизицией литературы и воспоминания алхимиков уже взятых за свои опыты на заметку Инквизицией, но пока не сожженных.
- В конце 1645 года участвовал в положившем конец существованию Темной Гильдии штурме Анактелиона. Получил серьезные ранения, но сумел вынести из замка (в собственной голове) несколько интересных архивов. Когда в Инквизиции была организованна группа по изучению материалов, добытых при разгроме Per Umbras, он, разумеется, был привлечен к её работе... В последствии (после того, как группа приобрела статус постоянного исследовательского подразделения Ордена) возглавил её.
- Весной 1647 года вернулся в родной замок Виндобат для казни брата, поддержавшего Per Umbras во время битвы за Анактелион. Увез с собой в столицу его малолетнего сына, являвшегося по правилу наследования следующим графом Виндобата после смерти отца. Фактически стал управителем графства.   

10. Отличительные черты Вашего персонажа.
На левой лопатке имеется символ принадлежности к иштэ в виде ломаной кранной линии, напоминающей силуэт летящей птицы.

11. Мировоззрение.
Видимо, законно-добрый.
Верит в прогресс и всеобщее счастье, но не верит в людей. Считает их, в большинстве своем, существами примитивными и злыми, теми, кого надлежит наставлять на путь истинный и принуждать к развитию того немного, чем создатель отделил их в духовно-интелектуально-нравственном плане от животных. Себя, разумеется, причисляет к разряду избранных. Считает, что благородное происхождение, природный талант и способности накладывают на него определенную долю ответственности за судьбы мира. Убежденный сторонник сильного государства, сохранения социального и политического неравенства. 

12. Пробный пост
Хочу взять персонажа отсюда Персонажи в города «Ученик инквизитора». Если, пока я собирался, его уже прихватили, то и пост написать тоже не трудно.

Анкета игрока:

13. Ваше имя.
Лучше по нику.

14. Связь с Вами.
Через формную систему обмена ЛС

15. Опыт игры на ролевых.
Положительный.

16. Как часто сможете появляться?
Раза два в неделю было бы нормально.

17. Откуда узнали об игре?
RPG-Top

18. Разрешаете ли вы использование своего персонажа после ухода с ролевой?
Как надумаю уходить, видно будет.

Отредактировано Виндек (2013-10-23 21:30:37)

+3

2

Мартин Кертес написал(а):

Только этого не понял. Ведь Виндеку нужен зрительный контакт. Как тогда они проскакивают к посторонним? Единственно логичным вариантом вижу, если "жертва" является сноходцем.

Ну, я так предполагаю, что если после «забора» памяти Виндек и его визави благополучно расстаются, то возвращение её должно проходить уже по каким-то другим каналам. Почему бы не через сон? По той же схеме, которой пользуются сноходцы. В описании Изнанки говориться, что там встречаются сиреневые порталы, предположительно ведущие в чеи-то сны. Т.е., теоретически, нечто может выйти из одного сна на Изнанку и с неё попасть в другой сон. А если человека уже нет, то куда-то эту информацию нужно девать, пусть она проникает в случайные головы.

Отредактировано Windeq (2012-03-31 00:12:19)

0

3

http://uploads.ru/i/O/q/T/OqT5I.png
Теперь вам нужно:
1) Оформить профиль.
2) Зарегистрировать персонажа в переписи. За это вы получите 300 вступительных франков.
3) Создать тему с отношениями героя.
4) Создать почту. (Рекомендуется указать, каким образом вам доставляется почта. Будь то личный посыльный или указание места жительства.)
5) Оформить подпись.
6) Ознакомиться с разделом "Пристанища персонажей".
7) Оформить аватар в рамку.
8) И начать играть. Тема для поиска игрока вам в этом поможет.
9) При написании поста не забываем о пункте 3.9 Правил.
Приятной игры!

0


Вы здесь » За гранью реальности » Принятые анкеты » Сумрачный иштиский гений