Вверх страницы
Вниз страницы

За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Стая Возрождения » Дом Фаерха


Дом Фаерха

Сообщений 21 страница 35 из 35

21

Упорно игнорируя слова ящера, девушка лишь вяло повела хвостом, поглаживая волчонка пальчиками. Возможно, она бы так сидела и дальше, но движение ящера привлекли ее внимание и отсутствующий взгляд перешел на Фаерха. Вива следила за тем, как тот копошился в сундуке, потом выудил оттуда накидку. А когда взял с кровати вторую, решила что уж больно чешуйчатый любит мех. Но тот подошел к ней, накинул шкуру на ее плечи, и только серая успела схватить волчонка, как ее повели к выходу. Явно не хотели оставлять ее здесь. Оглянувшись на кувшин молока, Рей вздохнула. А она не против напиться. Подумаешь, для этого всего нужно три кувшина молока, а она была так близка к этому. А теперь становилась все дальше, дальше..

---> Коммуна

0

22

[ Поле Битвы в песках Соноры ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png
Утро 20 числа месяца Новой Надежды

Огромный дракон раскрыл свои могучие крылья и взмахнув ими, поднялся в небо. Лишь несколько секунд ему потребовалось, чтобы достичь облаков, а после практически дотянуться до солнца. В её ярком свете, алая чешуя исполинского ящера блистала во всей своей красе, от чего казалось, что в небе парит огненная комета. "Коснувшись" солнца, дракон взялся кружить вокруг, опускаясь и резко взмывая вверх, словно "плавал" в обжигающих лучах небесного светила. Когда же ему это надоело, а чешуя была раскалена до бела, дракон сложил крылья и камнем стал падать вниз. Ветер яростно засвистел у него в ушах, на что ящер ответил громоподобным рыком. Дракон наслаждался этим состоянием свободного падения и не стремился его прерывать. Лишь у самой земли, он вновь расправил крылья и выровняв полет, понесся над землей, почти касаясь брюхом верхушек деревьев. Листва вспыхивала, когда их касалась раскаленная чешуя, отмечая путь ящера линией горящих деревьев. А когда дракон с грохотом приземлился, по земле прошла волна жара, оставляя после себя пепел. Довольный рык, напоминающий смех, раздался из глотки ящера, когда он осмотрел устроенный им пожар. Фыркнув, огромная рептилия улеглась на пепелище и растянулась, собираясь подремать, пока вокруг бушевало пламя...

...На этом моменте Фаерх проснулся, раскрывая глаза и поднимая голову от подушки. Глаза драка были широко раскрыты, а сердце бешено стучало, словно до сих пор старалось гнать по венам поток лавы, что заменяло кровь Первому. Наконец же оглядевшись и уяснив, где он находиться, Фаерх с трудом сдержался от воя, лишь скрипнув клыками. Было не приятно осознавать, что вся мощь полубога, которой ты владел всего пару секунд назад, развеялась словно дымка  в рассветный час.
Вздохнув, алый облизнул клыки и завозился, пытаясь встать, но что-то помешало. Остановившись, драконид пригляделся к тому, что собственно и было помехой. Под одеялом из меха, которым был укрыт ящер, кроме него самого, находилась чьё-то маленькое тельце. А если быть точнее, то под боком у Фаерха тихо сопела провидица. Тихо щелкнув языком, драк вспомнил вчерашний вечер и тихо фыркнул, после чего взялся осматривать дрыхнущею волчицу. Шея, плечи и даже спина серой были покрыты следами от клыков и когтей ящера. Правда и она не осталась в долгу, ибо Фаерх обнаружил следы волчьих клыков на своей чешуе. Можно было смело сказать, что прошлый вечер удался. Правда вот теперь алый не знал, как себя вести. То что произошло между ним и волчицей, было уже в третий раз и было внезапно для обоих. За прошедший год, пускай они и нашли общий язык, отношения у ящера и волка были не самые дружественные, а то что было, было основано на неясном порыве, инстинктах, а не собственном желании.
Почесав брюхо, алый решил пока не раздумывать над произошедшим, в тем более что в этот раз первой начала волчица, и потому попробовал бесшумно выбраться из кровати, чтобы не разбудить самку. И не смотря на всю грузность драконидской туши, у него это даже почти получилось. Лишь шуршание крыльев мешало драку действовать совсем уж тихо.
-Надо помыться...- подумал алый, оборачивая вокруг талии килт и набрасывая на плечи шкуры. Запах прошедшего секса с волчицей был не нужен в сегодняшних делах. Плюс, с появлением в коммуне множества сестер, такой запах мог принести только проблемы. Драконидицы были чрезвычайно ревнивы, не говоря уже о том, что в джунглях, что в коммуне наблюдалось чрезвычайная нехватка самцов, от чего большинство сестер были мягко говоря "на взводе".

+1

23

20 числа месяца Новой Надежды, 1647 год
Утро

Дернув ушком, волчица попыталась забраться обратно под одеяло и прижаться к уходящему источнику тепла. Она еще пока спала, не желая просыпаться вскоре. До чутких ушей дошел непонятный шорох, из-за которого Рей заворчала и прижала свои ушки, натянув меховое одеяло до самой головы. А тепло ведь куда-то упрямо уходило, и стоило дракониду встать с кровати, как Рей оказалась на его месте, довольно и сонно заурчав.
Конец зимы и весна никогда не были хорошим временем, особенно сейчас. Все больше тянуло подговорить енота и настроиться на земли Зова, оживить старый рунический круг, когда-то нарисованный Седогривым. Волчица ведь именно там увидела множество самцов даже своего младшего подвида, и уже мечтала о большом, сильном и красивом волке. Но в плане возникла одна алая и чешуйчатая загвоздка — необычный способ наказания несколько недель назад заставил Лунную совершенно по другому взглянуть на некоторые вещи. В особенности на самого Фаерха. Это был уже третий раз и уже с уверенностью девушка могла сказать, что провела ночь вместе с альфа-вивом, настоящим вожаком, чей мех отливает насыщенным медным цветом, а глаза напоминают пламя. И все больше казалось это реальностью, если бы пальчики не касались меха, а находя чешую. Но тепло, что исходило от ящера, было реальным, и хотелось около него свернуться клубочком или сильнее прижаться. Сейчас же тепло было удержать сложно, словно не было вивариина рядом. Кутаясь в мехах и подтягивая ноги к груди, девушка словно окуналась в остатки тепла и запах. Запаха было много и уже одного его хватало, что бы начать терять себя в инстинктах.
Так и проворочилась волчица, пока таки не приоткрыла глаза. И первое что она увидела — уже одетого ящера. Или все же вивариина? Спросонья так и не скажешь. Грустно и тихо зарычав, словно уговаривая самца никуда не уходить и вернуться обратно под теплое одеяло, девушка перевернулась на другой бок и вновь провалилась в легкий сон.

0

24

Взяв со стены свой топор, алый осмотрел лезвие и затем провел по нему пальцем, проверяя остроту. Тихо и несколько недовольно фыркнул, наблюдая плачевное состояния топора. В который раз ящер вновь напомнил себе, что это оружие и всё таки не стоит им пользоваться как рабочим инструментом. Вздохнув и решив, что стоит отнести оружие их кузнецу, Фаерх заткнул топор за пояс и затем снял со стены висящий тут же шестопер. Это оружие было в идеальном состоянии, но только потому, что драконид им практически не пользовался. В последний раз ящер с её помощью проломил панцирь какого-то подземного "таракана", который случайно выполз на него месяца четыре назад, когда алый решил немного обследовать горы, и то, только потому, что топор в тот момент оказался вне досягаемости драконидских лап. У шестопера не было роли оружия, по крайней в первую очередь.  Он являл собой символ власти, на манер скипетра у короля. По крайней мере Фаерх старался это таковым показать.
Убрав и его за пояс, алый было уже потянулся своим красным кушаком, который тоже был очередной чертой, подчеркивающей его статус, как тут за его спиной раздался тихий рык. Обернувшись, ящер увидел выглядывающею теплокровную из-под одеяла, практически тут же под этим одеялом и скрывающеюся. Расшифровав этот рык по-своему, Фаерх убрал кушак обратно на место и развернувшись на месте, прошел обратно к своей постели. Встав рядом с кроватью, драконид откинул край одеяла и засунул под него лапу, склоняясь ближе к волчице. Пару секунд и ладонь ящера легла на грудь самки, сжимаясь. Клыки же рептилии сомкнулись за волчьим ухом, слегка сжимая кожу. Из горла рептилии раздалось приглушенное рычание. Пускай драк изначально этого и не хотел, но теперь он по своему обычаю, раз уж волчица "позвала его", так сказать "желал ей доброго утра". И когда клыки разомкнулись и алый провел языком по волчьему уху, его ладонь всё также властно продолжала сжимать грудь Рейры и в ближайшие время явно не собирался её отпускать.

0

25

Сон вновь забрал волчье сознание к себе, и серая давно заурчала. Он был легкий и недолгий, но Рей даже не успела понять его: прикосновение к собственному телу она ощутила и сквозь сон. И тихо заскулила, еле-еле открывая глаза, пугливо озираясь да поджимая хвост. Одно ушко почему-то еще и не прижималось, но легкая боль от клыков самца отрезвляло и будило. Краем глаза заметив алую чешую, девушка вжалась в кровать, стиснув в своих коготках кончик подушки. Она была спиной к дракониду, чем и пользовалась, краснея и пряча лицо в саму подушку. И ведь он не отпускал ее грудь, хоть ухо отпустил. Слаба заскулив, вива постаралась не поддаться нахлынувшим на нее чувствам, хотя удержать руку от прикосновения к руке Фаерха она не смогла. Сжав коготки на алой чешуе, волчица помотала головой, пытаясь опять отрезвить себя хоть немного.
- Отпусти, - тихо прошептала серая, сильнее поджав хвост, что его кончик стал щекотать ее бок. Хотя больше хотелось вырваться, отпрыгнуть и ощетиниться, не давать к себе прикоснуться, но это лишь с одной стороны. С другой бы она наоборот стала ластится к драку, стараясь получить большее от его внимания. Ведь там, снаружи, еще прохладно, так почему бы не остаться в доме. Остаться вместе.
Куснув себя за кончик указательного пальца, девушка с усилием попыталась не дать воли инстинктам взять над собою верх. А то она еще чего доброго начнет вести себя как послушная собачка. Будет не хорошо, совсем не хорошо.

0

26

Что же, волчица наконец проснулась и повела себя в общем-то, как обычно. Разве что не загавкала. Алый оскалил клыки, наблюдая за поведением волчицы, после чего таки послушался её и ослабил хватку пальцев. Ладонь разжалась и скользнула от груди серой к её боку и вниз, поглаживая бедро. От туда драконид спустился к животу самки. Тут чешуйчатые пальцы рептилии быстро скользнули по теплой коже волчицы и остановились на её шерстке у самого паха. Задержав здесь руку, алый тихо прорычал на ушко серой, после чего его ладонь спустилась ещё чуть ниже, где у девушки было ещё теплее. Но тут ящер не стал задерживаться и быстро убрал руку, словно хотел только подразнить волчицу. Затем Фаерх в свойственной себе манере, легонько ущипнул Рейру за зад и окончательно убрал руку, чтобы затем укрыть самку снова одеялом.
-Просыпайся. Пора встречать Создателя. Его лик уже давно на небосклоне.- произнес важным голосом алый, после чего сделал шаг от кровати и развернулся, дабы пройти обратно к небольшой скамье, где он и оставил свой кушак. Опоясавшись им, чтобы алая ткань с золотым краем была отлично видна и скрывала ремень, драконид поправил шкуру на плечах и пожалел, что у него нет зеркала, как в домах у знатных господ. Всё же хотелось бы взглянуть, как он выглядит со стороны. Но увы, зеркала, если таковые и встречались здесь, наверняка были растащены по домам самок. С их переездом проблем в коммуне стало ещё больше, особенно в плане снабжения. Ведь теперь, кроме самых простых и нужных вещей, которые было добыть достаточно просто, нужно было добывать и ещё кучу различных штук, которые требовались дорвавшимся до цивилизации женским особям. Нет, Фаерх уже приносил из городов всякие духи, тряпки, украшения и угощения для той же Зарры или Принцессы, но это были подарки, чтобы завоевать их расположения (ну или заткнуть на время, особенно Принцессу). Теперь же это всё было такой же необходимостью, как оружие, инструменты, еда, золото и добрая выпивка.
"Вот тебе и радость..." - недовольно подумал алый, уже и забыв при этом, что он только что оставил в своей кровати обнаженную виву. Не иначе как моральная подготовка к трудовым будням отбивало все желание.  Так что кашлянув, ящер поправил всю одежду на себе и в последний раз обернулся к волчице, дабы сообщить, что он дескать уходит и чтобы она тоже не долго оставалась тут. Дела как ни как.

0

27

Секунда за секундой тянулись так томительно и медленно, но ящер таки отпустил ее грудь. И не успела волчица вздохнуть с облегчением, как Фаерх продолжил то ли издеваться дальше, то ли действительно делать что-то приятное. Вива недолго сжималась и пыталась не поддаваться: стоило руке драка лечь на ее живот, как Лунная стала расслабляться против своей воли. Спустя секунды она уже урчала и даже завиляла хвостом. И вот-вот слабый скулеж почти перешел в тихий стон, как все прекратилось. Не сразу сообразив, что драк отступил, разве что не расхохотавшись, серая со стыда полностью спряталась под одеяло. Как она вообще могла поддаться этому.. этой ящерице-переростку?! Поверить ему и начать вилять хвостиком аки послушная собачка. Такой оскорбленной Рей себя еще не чувствовала. На слова драка про «Создателя» и прочего она лишь грубо фыркнула.
Дождавшись когда ящер, по ее ощущениям, отойдет и на кровати останется она точно одна, только тогда волчица откинула одеяло и села на кровати, прикрываясь краем одеяла. Бросив на Фаерха гневный взгляд, Лунная опять фыркнула и отвернулась. Признаться куда-то ползти не хотелось. На привыкла находиться на одном месте, в своей пещере. Конечно дом Вожака — не ее пещера, но и здесь достаточно неплохо. Пришлось надавить на себя и заставить встать. Правда перед этим она таки совершила маленькую месть: ухватив за край подушку, серая резко потянула ее и кинула точно в голову алого драка. Удовлетворенная хотя бы этим, волчица поежилась от утреннего холода, что коснулся обнаженной кожи, и обняла себя руками, стала спускаться к оставленной вчера вечером одежде. При этом Рей старалась с усилием не смотреть на драконида, что уже был при всем своем параде. Решив, что лучше уж добраться до пещеры и там привести себя полностью в порядок, девушка стала одеваться. Не смотря на все детали и пояски удавалось серой это очень проворно. И пяти минут не прошло, как она уже была одета, поправляла сапоги. Оставалось лишь плащ накинуть, да сумку поправить, но прихватив и первое со вторым с собой, Лунная прошла мимо драконида, совсем не уделив тому внимания, к двери, там уже накинула плащ, провела руками по волосам, дабы они не смотрелись шибко растрепанными и вышла за дверь. Надо было вернуться в пещеру, прихватить кое-какие вещи, умыться, в конце концов найти свой гребень и решить, что теперь делать. Ведь не дело это жить так. Гоблины вроде как не собирались на охоту сегодня, так что она будет предоставлена самой себе.

---> куда-нить в сторону пещеры

Отредактировано Рeйра (2013-08-21 17:33:46)

0

28

Коммуна http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png
16 число Благоухающей Магнолии.1647 год от подписания Мирного Договора. Утро.

Изрыгая пламя из пасти, дракон взмахнул хвостом, с легкостью разбрасывая закованных в сверкающие панцири людей. Не смотря на их впечатляющие для коротышек размеры, против дракона они ничего не стояли. Не теряя время, огромный ящер выплеснул новую порцию пламени, но теперь в сторону подбирающихся к его лапам червей спереди. Людишки погибли, успев издать лишь краткий писк - огонь дракона испепелил их так быстро, что жалкие твари не успели почувствовать даже тени боли. Выжившие же кричали только громче, переговариваясь на своём варварском наречии, которое было дракону не знакомо, но он и без того понимал, что вторженцам страшно. И это придавало Повелителю Неба сил, не смотря на десятки ран, нанесенных ему оружием из неведомого ранее ящеру металла. Ни медь, ни бронза не были способны пробить панцирь ящера, но черный металл, который принесли эти букашки, иногда да доходил до крови рептилии. Дракон не чувствовал боли, эти раны затянулись бы уже на следующий день, но было все равно не приятно. Потому "насекомые" давились им без всякой пощады, не смотря на все их ухищрения. Ни веревки, ни сети не могли сдержать его, лишь одно из десяти копий могло испить его крови, когда от двадцати нападавших осталось лишь семь. И они продолжали сражаться, не смотря на то, что от них определенно несло страхом. Это вызывало уважение и желание рассмеяться одновременно. Вот только расхохотаться ему не дали - пущенное чьей-то рукой копью болезненно вонзилась в его горло и дышать стало как-то трудновато...

...Алый дернул головой в сторону, пытаясь вдохнуть воздуха. Дышать действительно стало легче. Тихо фыркнув и было положив голову обратно, полусонный драк обнаружил, что дышать вновь становиться тяжелее. Что-то явно мешало ему, перекрывая нос. Вновь тихо фыркнув, драконид с большим трудом приоткрыл один глаз, а затем второй. Сфокусировав взгляд, воевода обнаружил, что же именно мешало ему нормально спать. А именно роскошная шевелюра Морены, в которой ящер видать и спал, зарывшись в неё носом. Алый довольно улыбнулся и было думал перевернуться на другой бок, чтобы досмотреть сон, но не получилось. Как оказалось, самка находилась в объятиях самца, из-за чего лежала на его руке и не позволяла перевернуться просто так. С учетом того, что рука самца ещё и перестала слушаться, слишком долго пережатая весом ведьмы, нужно было постараться, чтобы сделать все аккуратно и бесшумно. Это конечно же получилось, но но лишь частично. Оставалось лишь надеяться, что драконидица не проснется от шуршания своих крыльев и легкой тряски, пока драк пытался вытащить руку. Все едино, как помнил Фаерх, дальше ласк дело не ушло бы. Собственно как и прошлым вечером. Двое ящеров до самой ночи обсуждали торговца, который всеми правдами и неправдами вышел на Стаю, чтобы затем перед сном лишь немного повозиться в постели Фаерха. Когда воевода было хотел овладеть самкой, ведьма вновь отстранилась, остановив самца от посягательств. Драконид не настаивал, хотя это требовало усилий. Единственное что радовало ящера, так это то, что засыпал он все же в обнимку с кислотной, которая была заметно теплее иных драконидиц.  Сейчас конечно "отсохшая" рука огненного явно не радовала, но зато радовало тепло и приятный запах, исходящий от самочки. Ради одного только этого запаха стоил терпеть неудобства.
-Впрочем, самки всегда того стоят.- подумал драконид с довольным оскалом, после чего ещё раз осмотрел сопящею колдунью, и развернувшись наконец, улегся на другой бок и попробовал ещё немного подремать, пока солнце ещё не вышло из-за туч.

0

29

[ Коммуна ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png

16 число Благоухающей Магнолии
1647 год от подписания Мирного Договора. Утро.

Сон без сновидений сменился сначала бессознательным состоянием, а затем уже дрёмой, в которой самка уже начала осознавать себя, но ещё не проснулась окончательно. Постепенно она ощутила мягкие тёплые шкуры, окутывающие её, смутно знакомые запахи, и дыхание за её спиной. И последнего фактора в её землянке раньше никогда не было. Открыв глаза, Мара почти сразу вспомнила, где находится и почему. Пребыв некоторое время в смятении, самка колебалась между страхом, подталкивающим её тихо одеться и ещё более тихо уйти из дома Воеводы, и соблазном остаться в тёплых шкурах, рядом с драконидом. И во внутренней борьбе победу одержал соблазн. Повернувшись лицом к лежащему на спине Фаерху, самка, стараясь не разбудить предводителя, осторожно прильнула к нему. Положив голову на его грудь, слушая его биение сердца и дыхание, Мара к своему удивлению быстро успокоилась. Некоторое время она просто лежала, наслаждаясь спокойствием и уединением. Затем, проводя рукой по груди алого, самку особенно заинтересовал один шрам на чешуе драконида. Положив голову нижней челюстью на грудную пластину самца, колдунья прикоснулась к его чешуе, медленно проводя по ней пальцами. И убрав руку, когда Фаерх заворочался во сне. Самой же черношкурой в Нирдем пока возвращаться не хотелось, поэтому, не желая больше тревожить самца, она просто лежала рядом с ним, один раз правда позволив себе осторожно поиграться жёлтой с кисточкой усика-вибриса. На какое-то время самка всё-таки задремала, о чём свидетельствовали не слишком сильно, но всё-таки похолодевший воздух и отсутствие привычного треска дров.
«Наверное, огонь погас. Сейчас конечно тепло, но вдруг для него уже холодно?»
Эта мысль подтолкнула Мару покинуть уютное ложе и заглянуть в переносную жаровню. Как она и думала, едва тлеющие угли заменили собой пламя, отдавая последние остатки тепла. Подкинув дров, колдунья помогла пламени возродиться, и закрыла металлическую дверцу, чтобы вернуться обратно к воеводе.

Отредактировано Морена (2016-04-29 17:21:19)

0

30

Продрых драконид ещё изрядно, погрузившись в мир снов достаточно глубоко, чтобы не замечать того, как самка изучает его, да играет с усами, хотя те же усы были крайне чувствительны у рептилии. Проснулся драконид лишь позже, когда ведьма решила подкинуть дров в печку. Точнее, когда она взялась перелазить через его спящею тушу. Не то чтобы драконидица его потревожила сильно, но этого хватило, дабы привести Фаерха в реальный мир и заставить открыть один глаз. Оценив обстановку и сдержавшись от проявления каких-либо эмоций, драконид закрыл глаз и взялся делать вид, что спит. Ждать пришлось не долго и вскоре драконидица оказалась снова в кровати. И как только она оказалась под шкурами, колдунья тотчас оказалась в медвежьих объятиях воеводы. Обхватив ящерицу за талию и прижав к себе потеснее, ящер довольно заурчал, после чего уложил самку на себя сверху, за благо размеры позволяли.
-Мр-р-р-ра-а-ас-сс-с-сш...- прорычал драконид, обнимая драконидицу и тут же кусая её за шею и плечи. Не сильно, даже не без особой игривости. Скорее лишь знак внимания, чем нечто большее. Хотя с другой стороны, воевода ухватил колдунью за зад обеими ладонями, быстро спустив руки с её спины вниз.
-Мррф, утро доброе.- произнес наконец нечто членораздельное Фаерх, перестав кусать Морену. Широко зевнув, красношкурый  лизнул самку в нос и расслабил хватку рук, позволяя девушке самой занять удобное для неё положение. Сам же драк тихо фыркнул, поглядывая ещё сонным взглядом на ведьму.
-Надеюсь, сон твой был спокоен?- поинтересовался драконид, в очередной раз зевая и клацая своими клыками.

0

31

Нельзя сказать, что самка не ожидала новых знаков внимания к себе, поэтому она почти не удивилась действиям воеводы. Разве что покусывания были для неё в диковинку, а вкупе с прикосновениями к своей… интересной области и вовсе снова заставили драконидку смутиться.
– Мррф, утро доброе, – Фаерх ослабил хватку, и самка воспользовалась шансом снова лечь на бок, дабы не лежать на нём “мёртвым грузом”, – Надеюсь, сон твой был спокоен?
– Более чем, – Мара улыбнулась, потянувшись к морде ящера, чтобы лизнуть его нос в ответ. И так получилось, что вместе с носом она “задела” и язык. И нельзя сказать, чтобы ей это не понравилось.
– Но солнце уже на небосводе, и пора вставать… – с лёгкой грустью произнесла драконидка, проведя рукой по голове самца, невольно задевая гребень, и шее. Покидать уютную кровать никак не хотелось, а исполнять обязанности и заниматься делами тем более. Дела, сёстры… При мыслях о других самках Мара пришла в лёгкое смятение. Если они узнают, что колдунья провела ночь у Фаерха, ей не удастся избежать последствий. И дело даже не в слухах, на которые самке откровенно было плевать, а в Рааге. Предводительница пока что спокойно ждёт любой крупицы информации о Фаерхе, сейчас большего ей не нужно. Но как только слухи о новом неофициальном статусе ведьмы дойдут до неё, крупиц ей будет мало. Возможно, она даже потребует приносить любые документы, если не больше.
«Ладно, потом придумаю, как оправдываться. Хотя… Какого кашрас я вообще должна перед ней оправдываться!?»
Поразмыслив ещё немного под крылом воеводы, Мара решила, что належалась вдоволь, и пора бы собираться. Молча лизнув Фаерха в нос, самка выбралаь из-под шкур, сев на краю кровати. Отыскав свою рубашку, небрежно брошенную на пол перед сном, колдунья “подманила” её с помощью теней, которые же помогали самке спустя мгновения застёгивать пуговицы. Как только с рубашкой было покончено, глаза сразу начали искать штаны и плащ.

0

32

Объятиями с самкой Фаерх наслаждался не долго. Как бы это не было неприятно признавать, Морена была права - было необходимо вставать. Дел как и всегда, было воз и маленькая тележка. А если быть точнее, то одна здоровая телега так точно. Но об этом позже. Сначала было бы неплохо одеться и поесть. К счастью, драконид ещё вчера побеспокоился об этом, потому на столе ещё что-то было.
Отпустив колдунью, драк оторвал спину от кровати и широко зевая, потянулся и расправил как смог крылья. Клацнув клыками в очередной раз, ящер бросил мимолетный взгляд на самку, после чего слез с кровати, стягивая со стоящего рядом сундука свой килт и начиная оборачивать его вокруг себя. Алый ещё не окончательно проснулся, потому на одевание ему пришлось потратить изрядное количество времени, но в конце-концов подпоясавшись кушаком, он уселся за стол, где его уже ожидала одетая драконидица. Тихо что-то проурчав, ящер взялся за еду. Какое-то время они так и ели молча, от чего в хижине только и слышно было, что треск горящих дров и щелканье челюстей. Примерно такая же тишина сейчас была и в голове воеводы. Фаерх старался сосредоточиться на еде, только бы не думать о тех проблемах, которые ему придется решать сегодня. Пока это удавалось. Конечно драк мог ещё сосредоточиться на мыслях о сидящей напротив него самке, но мысли о ней, как опасался ящер, могли принести ещё больше проблем. Коварная ведьма, при всей её привлекательности, все ещё придерживалась своего "обета безбрачия", что несколько било по самолюбию красношкурого. Так что чтобы ещё больше его не ранить, алый думал что лучше упереть взгляд в тарелку и продолжать жевать.
Когда с завтраком было покончено и кувшин с молоком показал дно, воевода отрыгнул довольный трапезой, после чего снова вернул своё внимание к колдунье.
-Добрый завтрак.- произнес Фаерх, поднимая и опуская гребень на голове и все ещё борясь с подступающей зевотой -Надеюсь наш день будет таким же добрым. Хотя надежд на это у меня крайне мало...- начал алый издалека -Но как есть - так есть. Дорогая моя, боюсь, мне может вновь понадобиться твоя помощь.- с явным неудовольствием произнес драконид, складывая руки на столе и недовольно дергая хвостом под столом.

0

33

Приведя в порядок свой внешний вид, самка не нарушая молчания, села за стол, но не начала трапезу. В то время, когда воевода “разбирался” со своим одеянием, Мара обдумывала, с чего можно начать разговор, чтобы хоть как-то нарушить напряжённую обстановку, которая за завтраком ощущалась ещё острее. Один раз самка даже хотела открыть клювик и наконец заговорить, но видя, что драконид больше заинтересован тарелкой с едой, так и продолжала молча доедать свою порцию. Но молчала самка не только из-за нерешительности. Из её головы никак не хотели уходить мысли о том, что чуть не произошло ночью. Казалось, она даже сейчас чувствует его прикосновения к своей чешуе, его дыхание… И то, как её собственное тело реагировало на ласки Фаерха, Маре очень не понравилось, и даже пугало. «Нужно будет зайти к Сильвер и помолиться. Плевать что храм ещё не достроен»
¬– Добрый завтрак, – слова драконида хоть и не прозвучали как гром среди ясного неба, но всё же были неожиданными для Мары. Она уже смирилась с тем, что так не вымолвит из себя ни слова.
– Да, добрый, – ответила Мара, улыбнувшись.
– Надеюсь наш день будет таким же добрым. Хотя надежд на это у меня крайне мало…
И после этих слов Мара поняла, что рано обрадовалась прерванной тишине. Нужно быть дураком, чтобы не понять скрытого намёка в голосе предводителя. И после того, как алый прямо сказал, что ему требуется помощь колдуньи, то хорошее настроение и вовсе… стало каким-то нейтральным.
– И чем я могу помочь на этот раз? – Мара положила ладонь на колено, приготовившись внимательно слушать предводителя. Она снова за несколько мгновений смогла взять эмоции под контроль, превращаясь в привычную для Стаи “Ледышку”, или как в последнее время стали называть её некоторые сёстры “Королеву льда”.

0

34

Завладев вниманием самки, ящер тихо фыркнул, не особо то и желая говорить. Задание, на которое он собирался отправить колдунью, было не очень сложным, но Фаерху нужны были глаза и уши, которым он мог довериться. Сам он уйти ни как не мог, ибо дела коммуны требовали его личного присутствия. Так что теперь Морене было нужно вновь подтверждать свой статус дипломата и личного шпиона воеводы.
-Если верить Т`яру и Агнарку, очень скоро, через пару недель, должно произойти нечто такое, от чего этих двоих уже потряхивает третий день. Не знаю точно, что там тебя будет ждать, но судя по словам гоблина там состоится какой-то очень значимый праздник. Что-то вроде празднования прихода весны и цветения...не знаю, пока мне толком ничего не объяснили. Тем не менее Т`яр уже изъявил желание там оказаться. Как понимаешь, отпускать его в одиночку никто не собирается...но если честно, ты же сама знаешь, как "многословен" наш брат.- Фаерх аж фыркнул на этих словах, ибо все в коммуне знали, что выбить пару слов мага земли Стаи было небольшим подвигом или чудом -Потому мне и нужна ты. Взглянув на происходящее, ты по крайней мере сможешь мне рассказать все, вплоть до того, сколько там было комаров. Во-вторых, там ты сможешь найти нам новых союзников. Агнарк сказал, что туда придут множества кланов гоблинов и вивариинов, с которыми мы вполне сможем договориться. Правда в первую очередь гоблины. Вивы слишком гордые, с ними будет куча проблем.- дал небольшой совет алый, опираясь локтями на стол и бросая краткий взор на свою кровать, что-то вспоминая. От воспоминаний ящер дернул кончиком хвоста и продолжил.
-ну и в-третьих, ты единственная кому я могу полностью доверять полностью. Послать кого-то из самок, все равно что брать кота в мешке. То ли она верная Стаи, то ли стоит за Раагу. Я конечно же отправлю и воинов, но до больших тайн их лучше не допускать - их будет слишком просто разговорить, особенно если затащат в постель.- ехидная усмешка -Гоблины же наоборот будут многое умалчивать. Традиции для них святое. А крыса остаётся крысой.- недовольно фыркнул алый, качая головой. Ведьме по виду воеводы должно было быть видно, что по его мнению и впрямь отправить кого-то подходящего, кроме неё, и не было и драк этим крайне недоволен.
-В общем, ты меня поняла.- произнес суровым и делом алый, поднимая гребень на голове. Теперь и драконид из самца, переживающего за свою самку, стал командиром, дающим подчиненному важную задачу, которую подчиненный должен был выполнить любым способом. Это было видно и по высоко поднятому гребню на голове, и по резко сузившимся зрачкам с проявившимися там искрами, и вообще собранному виду ящера.
-Нужно будет довести Т`яра до этого места и проконтролировать его действия. По мере необходимости найти нам ещё союзников и запомнить все что там происходит, дабы по прибытию доложить мне во всех подробностях. И последнее - Агнарк предупредил, что там ещё могут быть чужаки, потому постарайтесь не привлекать слишком много внимания. Потому не рискуй и держи воинов в узде. Кровопролитие там - последнее что нам нужно.- поставил точную задачу перед колдуньей драк, постукивая когтем по столешнице -Уходите вы в двадцатых числах, потому у тебя на сборы от четырех до пяти дней. Возьми что может пригодиться. Расспроси Агнарка и подготовь пару заклятий по-хитрее. Пусть ничто не сможет застать тебя врасплох. Все ясно?- задал, самый интересующий его сейчас, вопрос Фаерх, внимательно глядя на Морену и ожидая её ответ.

0

35

– Все ясно?
– Да, воевода, – Практически сразу ответила Мара, так же смотря на алого драка, хоть её взгляд и не был таким грозным, – Но позвольте один вопрос: какие материальные ресурсы и в каком количестве я могу пообещать союзникам, в случае, если они  будут согласны присоединиться к Стае?
Конечно, самка примерно представляла, сколько золота и других благ могла пообещать гоблинам и не только им, но всё же следует проявить осторожность. Только возникший, а потому хрупкий союз может не заладиться, если одна сторона недополучит обещанного, или другая отдаст больше, чем была готова потерять.
Ожидая ответа от Фаерха, самка параллельно вспоминала услышанную и прочитанную информацию о вивариинах, потому что она не сталкивалась с ними раньше. А посему свои шансы на успешную вербовку представителей этого гордого народа она считала практически нулевыми. «Но попытаться всё же стоит» Так же в голове Мары рождались одна за другой идеи о “хитрых” заклятиях, и она не преминула запомнить их. К её счастью, ей удалось побывать на нескольких гоблинских праздниках (и это были одни из тех священных для них ночей, а не попоек в честь пойманного крупного зверя или родившегося отпрыска), с разрешения шаманов, разумеется. Так что если Агнарк и захочет что-то утаить от черношкурой, она будет догадываться, к чему нужно готовиться.
Выслушав и поблагодарив Фаерха за разъяснения, Мара покинула его дом. Ей нельзя было терять ни минуты, ведь времени было не так уж и много. Одно вытягивание информации из гоблинов-шаманов займёт много сил и времени, а ведь это были те гоблины, с которыми Маре удалось выстроить относительно дружественные отношения. Бед прибавилось, когда через несколько часов в земляке самка получила записку от крысолюда, в которой Раага снова вызывала черношкурую на ковёр.

0


Вы здесь » За гранью реальности » Стая Возрождения » Дом Фаерха