То что начиналось как обычное утреннее пробуждение закончилось как удовлетворение животной страсти. И в целом Фаерх был отнюдь не против такого. Конечно, не каждое утро, но разнообразить так своё утреннее свободное время алый бы не отказался. Главное, чтобы было с кем. Как, например, Морена. Её чудный, стройный и гибкий, сочетающийся с крепостью стали, стан; мелкая чешуя цвета мрака мягкая на ощупь, но крепкая аки вулканическое стекло; податливый и услужливый характер покорной самки со спящим внутри диким зверем.
-Что нужно ещё для воина?- подумал алый, одновременно с этим довольно порыкивая и жадно втягивая воздух пастью. Глянув краем глаза на так же переводящею дух колдунью, воевода Стаи тихо прошипел и собравшись с силами, перекинул руку через черношкурую и приподнялся, дабы вновь нависнуть над самкой. Высоко подняв гребень на голове и оскалив клыки, алый провел языком по шее чернявой, слизывая оставшиеся капли крови, проявившиеся от его когтей и клыков.
-Утро пришло. Коммуна ждет.- произнес драконид не без сожаления, после чего игриво куснул драконидку за плечо и аккуратно перелез через Морену, дабы спуститься с кровати. Оказавшись на ногах, ящер расправил плечи и дернул крыльями. Потянувшись, Фаерх осмотрел себя, тихо фыркая. Столь бурное "пробуждение" не могло не оставить следов. Тоже самое наверняка было и с Мореной, с которой драк совсем не сдерживался. Во всех смыслах.
-Впрочем, как и всегда...- самодовольно подумал алый, взмахивая мощным хвостом и вспоминая иных самок, деливших с ним ложе. А их было не мало, отчего ящер довольно оскалился. Вот только как бы там не было, Фаерх рано или поздно оставался один, от чего воевода перестал скалится и пошел в сторону двери. За ней, как и ожидалось, уже стояла верная крысолюдка, караулящая вход в дом алого. А рядом было и ведро воды, заранее принесенное грызуном.
-Прикажи подготовить мне и послу завтрак. Лучше всего - походный. Давай, скоро я выйду.- отдал Фаерх Хвостокости приказ и закрыл дверь, предварительно забрав с собой ведро воды. Грызун что-то ответил, но алый уже не расслышал это, проходя к своему столу. Выдвинув из-под скамьи небольшую бадью, ящер залил в неё воды и поставил на стол, желая умыться и привести себя в порядок. К счастью, крысолюдка обладала большой сообразительностью, потому вода была теплая и умывание не заняло много время. Как и последующие обтирание. Когда же и с этим было покончено, драконид вылил воду за дверь и залил в бадью новую, оставляя её для самки. Сам же ящер начал одеваться.
-Утро началось...с хорошего. Надеюсь, что на то нам дали силу Боги и это хороший знак, чтобы начать новый день.- произнес алый, натягивая на себя шаровары и завязывая узел над хвостом узел, не дающий шароварам упасть. Затем драк нацепил на себя юбку, состоящею из кожаных ремней с металлическими нашивками и опоясал себя своим любим красным кушаком с золотыми краями.
-Мне стоит подождать тебя или лучше дождаться уже в столовой?- поинтересовался Фаерх, разворачиваясь в сторону кровати и бросая взгляд на ещё обнаженную драконидицу. В груди ящера вновь потеплело и воеводе пришлось приложить усилия, чтобы не забыть про все свои слова и старания и не наброситься на самку вновь. Подавив в себе животное желание, драк потянулся за своим жилетом из шкур. Надев его через голову, ящер завязал по бокам под крыльями шнурки и взялся за последнею часть гардероба - украшения. Золотые перстни на пальцы и золотые же серьги в ложно-уши. Последний штрих - совсем небольшие золотые колечки на усы-вибрисы, застегивающиеся у самого начала пушистых золотых кисточек. Теперь дракониду только и оставалось, что дождаться ответа от самки и не забыть топор да шестопер.