За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Город Кельтан » Постоялый двор «Пьяный Дракон»


Постоялый двор «Пьяный Дракон»

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://s7.uploads.ru/ZJrxb.png
“Пьяный Дракон”… И хорошо, что в эти края не так часто приезжают драконы, потому что те, которые заходили сюда и видели то, как художник изобразил их подвыпившего сородича, были просто в бешенстве. Хорошо, что бедолага рисовавший красочную вывеску давно умер, а веселый хозяин данного заведения всегда придумает новую горячую и острую шуточку, чтобы задобрить огнедышащих господ.
Кроме этого недостатка, у заведения есть и несомненные преимущества. Здесь отлично готовят! Здесь всегда свежий хлеб, мясо и молочные продукты. Потому что жена веселого владельца “Пьяного дракона” имеют собственную маленькую ферму. А румяная сестра, слывет лучшей поварихой Кельтана и самой завидной невестой в городе.
Тут есть обеденный зал, где вечерами пьют и едят жители и гости города, есть свои музыканты, которые всегда рады напиликать веселую песенку или пропеть баллады о древних героях. На втором этаже – просторные комнаты, которые чаще пустуют, потому что мало кто из героев теперь желает забираться в такой холод и глушь, чтобы сразиться с чудовищем или спасти принцессу.

Отредактировано Ортензия (2012-12-07 20:24:44)

+1

2

[ Цитадель ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png

– Сегодня попробуем спуститься в Адари еще раз.
- Ты решил сегодня совсем закопаться?
Вспоминая, как не найдя проводника в эти злосчастные места, им пришлось спускаться самим. С каждым шагом, Яд чувствовал, как колоны становились все более хрупкими, и стены грозили погрести под собой незадачливых исследователей. Чем дальше они углублялись в руины, тем больше Ям приходил к мысли, что у него развивается Шлаферофобия. Это заболевание он придумал сам. Оно означало, что долговременное нахождение с маниакально настроенным лоддроу в одном замкнутом помещении вызывало непреодолимое желание смыться на край света как можно скорее.
Холод, который пробирал до костей, снаружи показался просто сказкой, после холода внутри. Единственный сомнительны плюс, который Яд смог ощутить, так это отсутствие ветра. А Шлаф в тот момент как фанатик двигался к намеченной цели ориентируясь по непонятым загогулинам на стенах, что-то бормоча про себя и оглядываясь на Яда в поисках поддержки товарища, как будто тот что-то понимал. А Ямору откровенно было наплевать на то, куда его притащили, лишь бы побыстрее оказаться у камина или залечь под несколько одеял в гостинице с бутылкой вина в обнимку.
– Только нужно вернуться на постоялый двор, взять кое-какие вещи, одеяла, лошадь купить.
Дракон был готов бросить напарника прямо тут и прилететь обратно в форме дракона, лишь бы в тепло. Но, памятуя о событиях бурной юности в академии, когда Шлафер использовал любой удобный момент, что бы сделать из Яда ездовое животное (хорошо, что не козла отпущения), не оставлял мысли просто попробовать сбежать. Ям попытался успокоить себя мыслью: "да он тут пропадет без меня", но зря обернулся на своего друга и, завидев довольного Шлафера допивающего бутылку вина, сильно засомневался в своей полезности. Шлаф, словно издеваясь, хлопнул товарища по плечу, отчего мысль откусить ему руку и зажарить прямо в открытых снегах внезапно посетила голову дракона и прочно там засела.
И вот когда друзья добрались до гостиницы Яду совершенно расхотелось куда-либо идти. Никаких руин он видеть не хотел, лишь желание вернуться в теплую постель увеличивалось с каждой минутой. Но, пройти мимо еды, Ямор просто не смог. Выслушав наставления Шлафера о том, что необходимо собрать в путешествие, он поспешил удалиться.
А список был немаленьким. Отведав горячих угощений, дракон подобрел и даже хозяин заведения не вызывал прежнего отвращения. Шлафер тем временем проводил лечебные процедуры супруге хозяина в наглухо закрытой комнате, предварительно потребовав, чтобы его не беспокоили. Посетовав на судьбу, Яд отправился собирать все необходимое для похода. Несколько подпорок из очень крепкого и легкого дерева, пара небольших лопат и... Но тут в голове Ямора возникла резонная мысль. Маловероятно, что драгоценный целитель разделит ношу с другом. И он решил уменьшить количество припасов. Ям долго сомневался чем жертвовать вином или продовольствием? Но, после некоторого размышления, пришел к некому компромиссу. Он постучал обухом топора в дверь и задал животрепещущий вопрос:
- Шлаф, топор брать?

Отредактировано Ямор Денейго (2012-12-06 17:47:49)

+4

3

[ Цитадель ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png
1 число месяца Звёздного Инея 1645 года. Первая половина дня.
Некоторое время в комнате царила гробовая тишина. Затем без всякого предупреждения дверь распахнулась столь стремительно и с такой силой, что снесла с ног паренька, важно шествующего по коридору с разносом грязной посуды. Под грохот обрушившихся с лестницы чашек, мисок и тарелок на пороге возник разгневанный лоддроу, без камзола, в расстегнутой рубашке, с початой бутылкой вина в руке.
Расторопность Ямора, резво отпрянувшего от двери, спасала его от немедленной расправы. Шлафер оперся о косяк и с праведным негодованием воззрился на приятеля. Потом, не долго думая, с размаху шарахнул бутылку об пол так, что осколки темного стекла брызнули в разные стороны. И, повинуясь его воле, мелкие капли вина поднялись в воздух, замерзая на лету, превратились в рой красных ледяных игл и устремились к Ямору, подобно разъяренным осам. Однако, в последний момент Крысолов передумал превращать друга в ежа, и иглы растаяли на лету, окатив незадачливого дракона вином с ног до головы.
Шлафер выразил свое отношение к ситуации, не в самых лестных выражениях сообщив Ямору то, что он думает о драконах в целом и о топорах в частности. А так же в красках описал, в какое место вышеозначенный топор запихнуть. Он даже предложил свою помощь в этом процессе, гарантируя результат, при котором без помощи целителя вытащить его назад будет весьма проблематично. После чего захлопнул дверь ровно настолько, сколько понадобилось, чтобы застегнуть и заправить рубашку и надеть камзол. Бурное недовольство, выражаемое супругой хозяина по поводу столь бесцеремонно прерванного процесса лечения, не вызвало у Крысолова должного понимания и привело к результату, обратному ожидаемому, то есть, поспешному и стремительному бегству целителя в свои комнаты.
Через полчаса Шлафер спустился в обеденный зал и какое-то время с недоумением разглядывал кучу снаряжения, сваленную прямо на пол. Нужно отдать Ямору должное. Проявленное рвение было зримо и… весомо.
− И как ты все это потащишь? − полюбопытствовал лоддроу.
Следующие полчаса были отданы обсуждению этого животрепещущего вопроса. Шлафер настаивал на использовании дракона в качестве тягловой силы, полагая это самым простым решением проблемы. Ямор возражал. Бурно и эмоционально, но слабоаргументировано, мстительно и не к месту припоминая Крысолову все прежние попытки сесть себе на шею. Не встретив со стороны приятеля взаимопонимания по данному вопросу, Шлафер пробурчал что-то под нос и отправился к хозяину договариваться о найме повозки.

Отредактировано Шлафер (2012-12-10 15:31:08)

+4

4

[ Хартад. Замок Дракон, через телепорт ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png
1 число месяца Звёздного Инея 1645 года. Первая половина дня.

В этот раз она не остановилась. Вчера камеристка, по её приказу, будто невзначай почистила меховое манто и дорожный костюм. Белоснежый, отороченный мехом наряд. И теперь это великолепие призывно раскинулось на диване гостиной покоев Ирис. Как это часто бывает, оправдания собственному решению находились сами собой.
“Я только туда и обратно. Только одним глазком. С гильдией ничего не случится!” – Твердила вампиресса, наряжаясь. – “Я же должна проследить, как там идут дела!”
Ирис ни за что не призналась бы, что она соскучилась и хочет его увидеть.
“Что за вздор?”
Просто она слишком засиделась дома! Горный, морозный воздух её хорошенько встряхнет и проветрит увязшие в скучных насущных делах мозги.
Вот так, успокаивая и убеждая саму себя, она вихрем домчалась до телепорта и, проигнорировала скептический взгляд дежуривших там магов, в глазах которых читался вопрос, куда это собралась их светлая и прекрасная глава в такую рань и без охраны. В раздраженном нетерпении приподняла бровь, показывая, что приказы начальства не обсуждаются, и шагнула в телепорт.

Перешагивая порог “Пьяного Дракона” …а это название они должны были бы сменить, по хорошему, после пары-тройки веселых гулянок Ямора с превращениями. Которые, несомненно, имели место быть, судя по поступающим космическим счетам за постой…
Перешагивая порог этого чудесного заведения, и стряхивая снег с пушистого капюшона, скрывающего лицо, Ирис размышляла, где же она будет их искать? В руинах Адари? В цитадели или в постелях местных чаровниц? Оказалось ни то, ни другое, ни третье. Шлаф, Ям, живописная куча барахла на полу и их гневная перебранка посреди обеденного зала.
Ирис удобно устроилась в темном уголке, за столиком, лениво попивая терпкое вино и наблюдая за разыгрывающимся перед ней представлением.
− Что нибудь ещё? – Симпатичная горничная учтиво склонилась над вампирессой, демонстрируя внушительного объема бюст.
− Да, пожалуй… Кто эти два повздоривших господина?
− Это почтенные маги, госпожа… Один аккурат из столицы, а другой из Хартада. Прибыли по очень важным вопросам! Уже с осени тут живут…
Девушка томно вздохнула, прижимая ладошки к груди, и бросила на мужчин мечтательный взгляд.
− Их милости лечат хозяйскую жену от бесплодия и ездят в Адари. Там надысь был обвал и…
Дальше Ирис не слушала. Сверкала глазами из под опущенного капюшона. Ах вот оно как… Сложив руки на груди, которая, несомненно была не столь аппетитна как у местных аборигенок, она желала только одного – оторвать всем тут головы. И обескровить. Или сначала обескровить, потом оторвать. Но так как главе светлой гильдии такое поведение не пристало, она просто… Просто не могла на него долго злиться. Примерно так она и представляла. А ещё ей думалось, что жена хозяина весьма не симпатичная особа, и Шлафером руководит исключительно долг знахаря и лекаря. И желание улучшить демографическую обстановку в этих гиблых местах. Во что, конечно, верилось с трудом. Но верилось.
А когда разногласия дракона и лоддроу, кажется, пришли к логическому завершения, и Шлафер направился к стойке, она вскочила со своего места. Желая произвести наиболее яркий эффект своим появлением, вампиресса сперва скинула капюшон, потом преградила ему путь, а после с совсем не положенным высокопоставленным особам визгом, повисла на его шее.
− Шлафер! – Торопливо, порывисто, как будто боясь, что он исчезнет, поцеловала в губы, совсем не думая, что возможно этой ночью они касались чьей-то шелковой разгоряченной кожи. Отстранилась, разглядывая его немного осунувшееся лицо счастливыми глазами. Пробежала пальцами по плечам, груди и спине. И, словно желая убедиться, что это и правда он, снова прижалась щекой. – Уже ходят легенды о чудесном исцелителе женских недугов, который поселился не где-нибудь, а в Кельтане, в таверне со смешным названием. А я вот думаю... не ты ли это случайно?
Это была такая игра. Их игра. Дразнительная. Шепнула на ушко так, чтобы никто не услышал и вдохнула аромат белых, как эта зима, волос.
− Я соскучилась.

Отредактировано Ирис Мэй (2012-12-10 19:38:27)

+4

5

Шла двадцать вторая минута переполоха. Хитрые и вероломные доводы Шлафера опирались на благородные чувства дракона. Лоддроу просто не мог не настаивать на том факте, что дракону уже приходилось выручать друга и выступать в роли транспортного средства. Однако, весомым аргументом в противовес беспощадному напору Шлафера явилось абсолютно пофигистическое настроение Яда, который даже не стал упираться и искать доводы, он делал вид, что не слышал Шлафера, ожидая, что проблема исчезнет сама собой. Если случится невообразимое и лоддроу прекратит свои нападки, выбросит белый флаг и понесет сумки сам, это будет великой неожиданностью для Ямора... для Кельтана... для всего Мира!
Чуда не случилось. Шлаф, бросив на друга уничижительный взгляд, направился договариваться с хозяином о найме повозки. Вид у Крысолова был такой, словно он делает дракону самое большое в мире одолжение, но Яда это ни капли не смутило. Это представление продолжалось бы и дальше, если не одна особа. Откуда-то сбоку вылетела женская фигура, и девица набросилась на Шлафа.
"Доигрался, целитель..." - Яд был уверен, что это очередная пассия лоддроу, наконец нашла его, и сейчас кара непременно настигнет Крысолова. Он не узнал даму, даже отличная память дракона не позволила ему запомнить все наряды, в которые облачалась госпожа Ирис. Лоддроу был пойман на месте преступления (ну, почти) и деваться ему было некуда, совсем некуда.
– Уже ходят легенды о чудесном исцелителе женских недугов, который поселился не где-нибудь, а в Кельтане, в таверне со смешным названием. А я вот думаю... не ты ли это случайно?
Яд вспомнил о великой проблеме хозяина таверны, медленно вышел из прострации в реальный мир, и начал багроветь от сдерживаемого смеха. Когда терпеть сил уже не хватило, Ямор расхохотался что есть силы и сквозь слезы спросил:
- Я так понимаю, господин целитель, сегодня и в ближайшее время процедуры отменяются? Или же результаты лечения уже можно лицезреть? - еле сдерживая дикий хохот продолжал дракон, чуть не сползая по стенке на пол.

+4

6

Убил бы. Одарив рыдающего от смеха приятеля испепеляющим взглядом, Крысолов скосил глаза на Ирис, пытаясь сообразить, чем обязан такому жаркому приветствию. Одно из двух. Либо Ирис потребует отчета по финансам, лимит которых был исчерпан еще в прошлом месяце, кажется, либо… она, действительно, соскучилась, что было совсем уж невероятным, учитывая, что у нее теперь был Вельсар и гильдия.
По горькому опыту Крысолов знал, что стоит только всерьез увлечься научными изысканиями (да, твоюжешьмать! И нечего так ржать), как сразу появляется высшее руководство и требует объяснить в какую такую бездонную бочку уплывают бюджетные средства? И нездоровое веселье Ямора в данной ситуации только подливало масла в огонь.
− Ирис! − с чувством произнес Шлафер, проникновенно глядя на вампирессу, раскрасневшуюся то ли с мороза, то ли от переизбытка нахлынувших чувств. − Нельзя же сваливаться, как снег на голову! Нужно же предупреждать о визите! Дабы мы могли заблаговременно подготовиться к хм… торжественной встрече и все такое. И, вообще, ты могла нас не застать. Мы собираемся в Адари.
Крысолов проводил подругу к столу, по дороге взял Ямора за шиворот и водрузил его задницу на ближайший стул. Он сел напротив Ирис, разглядывая вампирессу. Воздух здешних мест был ей явно на пользу: свежий румянец на щеках, блестящие глаза. Она выглядела… счастливой?
«Не забыть сказать спасибо Вельсару».
Крысолов обернулся, отыскав взглядом полногрудую красотку, обслуживающую посетителей за соседним столом:
− Принеси нам вина, милая.
Для Шлафера все девушки в заведениях такого рода были милыми. Как по мановению руки на их столе появились закуски, вино, овощи и горячее мясо. Воздав должное кухне «Пьяного дракона», лоддроу обратился к Ирис:
− Что привело тебя в Кельтан? Только не говори, что ты прониклась идеей изучить клинопись здешней цитадели или собственноручно произвести раскопки на месте обвала в Адари.

Отредактировано Шлафер (2012-12-17 16:02:28)

+4

7

– Я так понимаю, господин целитель, сегодня и в ближайшее время процедуры отменяются? Или же результаты лечения уже можно лицезреть? – Иронизировал Яд, с трудом сдерживая безудержный хохот.
– Если можно будет лицезреть, то в Кельтан начнется паломничество. И придется отказаться от магии и заниматься только хм… целительской практикой. – Со смехом вторила ему Ирис.
А хозяин косился на их непомерно веселую компанию, смеющую обсуждать прилюдно целительную силу Шлафера, недоверчиво хмурил кустистые брови и чесал макушку, очевидно, пытаясь отыскать там намечающиеся рога. Впрочем – не пойман не вор. А если и поймают, то Шлафер быстрее вернется в Хартад.
Ирис хохотала вместе с драконом, а лоддроу принял её приезд, кажется, без особого энтузиазма. Или был радостно растерян? Первые пару минут. И тут же исправился…
− Ирис! Нельзя же сваливаться, как снег на голову! Нужно же предупреждать о визите! Дабы мы могли заблаговременно подготовиться к хм… торжественной встрече и все такое. И, вообще, ты могла нас не застать. Мы собираемся в Адари. – Проникновенно произнес он, галантно подводя Ирис к столику и заодно усаживая на стул хохочущего Ямора.
– Если очень хочется – то можно. Глава я, или где? – Ирис улыбалась и рассматривала его, сидящего напротив, сквозь полуопущенные ресницы.
Девушка подавальщица принесла им вина, закуски и полноценный обед с мясом и овощами. Она когда-то давно бывала в “Пьяном Драконе”, но отметила, что с появлением Яма и Шлафера готовить и обслуживать тут стали намного расторопнее и вкуснее.
– Если бы я вас предупредила, боюсь, вы бы уже были на полпути к руинам. Только пятки сверкали.
− Что привело тебя в Кельтан? Только не говори, что ты прониклась идеей изучить клинопись здешней цитадели или собственноручно произвести раскопки на месте обвала в Адари. – Шлафер принялся за еду, а Ирис, подперев подбородок рукой, некоторое время молча за ним наблюдала. А потом стряхнула с себя это счастливое оцепенение. Накрыла его ладошку своей. Улыбнулась почему-то смущенно. Ну вот как ему объяснить?
“Я соскучилась”.
– Боюсь, от раскопок у меня отмерзнут пальцы, испортится прическа и цвет лица. Не женское это дело, лазать по заснеженным развалинам. Мое дело – подписывать вам документы на денежное довольствие и открывать каждый раз рот, удивляясь, на что вы столько тратите. Я тут только проездом. Отобедать и проводить в путь. Узнать, как дела? Как вы? У нас намечается встреча гильдий. А больше, в общем-то, никаких новостей. Все ждут вашего возвращения. Я жду. Я…
“…соскучилась”.

+3

8

- Не женское это дело, лазать по заснеженным развалинам.
В устах прекрасной главы гильдии это звучало, как: “Сейчас тебя выгонят на мороз и никто даже и не спросит!”. Разочарованию Ямора не было предела. Он подумывал было резко занемочь, но быстро смекнул, что Шлаф будет лечить его ничем другим как обилием бранных слов и пинками. И чтобы восстановиться после такого лечения душевное равновесие, Яду пришлось бы выпить столько вина, что дракон рисковал к вечеру стать похожим на половичок, а то и на камушек спящий ногами к верху.
- Ирис, а вы еще чего-нибудь не поведаете? Так интересно послушать…
Яд всей душей верил в рассказ продолжительностью в пару часов. Ведь, чем дольше бы она говорила, тем более отдаленной была бы перспектива выбираться из теплого помещения. А то и вовсе можно было бы отложить это сомнительное развлечение на завтрашний день, а там, глядишь, еще какая-нибудь оказия подвернется. Копаться в непонятых, холодящих душу и тело руинах совсем не хотелось.
Посмотрев на друзей, Ямор внезапно озадачился расходами, о которых упомянула Ирис. Ему вдруг пришло в голову, что если они не смогут представить главе гильдии зримые и наглядные плоды своих титанических трудов, то денег от родной гильдии им не видать как своих ушей. А без “халявы” какая пьянка?
- А вы знали, какие мы тут великие дела творим?! – с внезапным приступом воодушевления возопил Ямор. - Мы практически открываем новый свет! Верно, Шлаф? И нам просто необходимо оставить, а то и увеличить втрое финансирование. Да-да не для себя ведь просим, а науки ради!
В мыслях, дракон, еще не дождавшись ответа, уже нежился в новом меховом одеянии, и прикуривал дорогущие сигары от камина. Нет, он мог себе это все позволить. И привезти с собой дорогие меха было делом нетрудным. Но тот факт, что день ото дня Яд посыпался промерзший до последней косточки, угнетал и не давал собраться на путь за вожделенным теплым одеянием.
- А еще, нам непременно нужна личная повозка! Не могу же я каждый раз таскать всю эту кучу оборудования до руин на своем горбу. – Ям обличительно указал пальцем в направлении вещей сваленных в кучу, посреди зала.

+3

9

Пока друзья изощрялись в остроумии, Шлафер успел приговорить бутылку вина и отдать должное отменной кухне «Пьяного дракона», придя в благодушное состояние. Насмешки Ямора и Ирис он, как всегда, благополучно пропустил мимо ушей. Но довольно скоро разговор ожидаемо перешел на более животрепещущую тему, нежели несомненные таланты Шлафера в отношении молоденьких девиц. Финансы. Крысолов возвел на Ирис взгляд, полный скорби и укоризны, а Ямор впервые за все время их пребывания в Кельтане проявил небывалое рвение и вспомнил о том, зачем они, вообще, сюда приехали:
– А вы знали, какие мы тут великие дела творим?! Мы практически открываем новый свет! Верно, Шлаф? И нам просто необходимо оставить, а то и увеличить втрое финансирование. Да-да не для себя ведь просим, а науки ради!
Шлафер хмыкнул, одарив друга скептическим взглядом. Научные изыскания Ямора начинались и заканчивались чтением списка блюд и вин, которые подавали в «Пьяном драконе».
– У нас намечается встреча гильдий. А больше, в общем-то, никаких новостей. Все ждут вашего возвращения. Я жду. Я…
И ни слова о Вельсаре… Шлафер определенно не понимал этих двоих.
– Проводника в Адари мы так и не нашли. Но рабочие расчистили завал. Можно пройти глубже. Неужели тебе не хочется взглянуть на это? – Шлафер подался вперед, водрузил локти на стол, а подбородок – на сплетенные пальцы рук.
Идиллию встречи старых друзей нарушил холодящий кровь, пронзительный, душераздирающий женский вопль, донесшийся со второго этажа и оборвавшийся на высокой ноте. В обеденном зале наступила гробовая тишина. Крысолов выругался и рванул вверх по лестнице с такой скоростью, словно за ним гнались все обманутые мужья Кельтана с требованием вернуть деньги за лечение разнообразных недугов и хворей их прелестных жен. За ним спешно проследовал хозяин «Пьяного дракона», и несколько посетителей из тех, что посмелее. Наверху раздался грохот, визг, шум передвигаемой мебели и невнятные ругательства. Через мгновение Шлафер вновь появился на лестнице, сопровождаемый гневной тирадой хозяина, в которой упоминались следующие слова: «это уже переходит всякие границы», «возмещение ущерба», «счет» и проклятия в адрес всех заезжих лоддроу вместе взятых.
Шлафер лучезарно улыбнулся друзьям и сообщил, что запланированную экспедицию в руины стоит начать как можно скорее. А лучше всего, прямо сейчас. После чего спешно покинул поле боя, оставив Ямору сомнительное удовольствие заниматься перетаскиванием снаряжения, а Ирис – не менее сомнительную радость объясняться с разгневанным хозяином постоялого двора.

+3

10

- Ирис, а вы еще чего-нибудь не поведаете? Так интересно послушать… - Неожиданно предложил дракон.
Вампиресса послушно кивнула, задумчиво хмурясь, мимоходом раздумывая, о чем бы таком рассказать? Разговоры позволяли ей безнаказанно оставаться в Кельтане ещё на какое-то время. И примиряли с тщательно скрываемым от себя самой желанием быть ближе к Шлаферу. О чем же рассказать? Как взорвались колбы в кабинете алхимии и учеников облило зеленой липкой слизью, которую всем исследовательским отделом оттирали потом с недовольных мордочек нерадивых студентов? Как приезжал какой-то столичный менестрель, “всего на один денечек”, завис на неделю, утомил светлую главу серенадами под дверью, пошлыми записками и был вышвырнут Вельсаром аж за пределы городских ворот Хартада с повелением больше его сюда не впускать…
- А вы знали, какие мы тут великие дела творим?! – внезапно оживляясь спросил Ямор, словно пытаясь уверить её в величии и огромном значении их великого, общего со Шлафером дела.  - Мы практически открываем новый свет! Верно, Шлаф? И нам просто необходимо оставить, а то и увеличить втрое финансирование. Да-да не для себя ведь просим, а науки ради!
Ирис удивленно и насмешливо распахнула глаза, переводя взгляд с Ямора, на Шлафера, который, казалось, даже не слушал, а продолжал методично поглощать винные запасы постоялого двора. Ямор, между тем воодушевленно продолжал:
- А еще, нам непременно нужна личная повозка! Не могу же я каждый раз таскать всю эту кучу оборудования до руин на своем горбу.
- Хорошо. Финансирование не увеличу… но с довольства не сниму. О повозке договоритесь с хозяином – я оплачу. – С мягкой улыбкой согласилась вампиресса, отдавая себе отчет, что попроси они сейчас десяток лучших магов, мешок артефактов из Хранилища гильдии и пирог с капустой в дорогу, она бы не смогли отказать им ни в чем. Кроме тройного финансирования, естественно.
– Проводника в Адари мы так и не нашли. Но рабочие расчистили завал. Можно пройти глубже. Неужели тебе не хочется взглянуть на это? – Шлафер, кажется, что-то заподозрил неладное в её поведении, подался вперед, облокотившись на руки и разглядывая Ирис.
– Хочется! Очень! – Возможно, излишне импульсивно произнесла она, едва не вскочив с места, но тут же оправилась, вернувшись к своей обычной, ироничной манере. – Должна же я собственными глазами запечатлеть исторически важное открытие “нового света”…

Женский визг, начавшийся где-то наверху, раскатился звоном по обеденному залу и замер где-то в её голове. Все замолчали, прислушиваясь, Ирис наморщила нос, пытаясь избавиться от неприятного звона в ушах. Шлафер мгновенно ретировался. А после этого так же отчетливо, как до этого визг, послышались звуки то ли борьбы, то ли ремонта.
Если бы лоддроу не сидел в это время с ними внизу, Ирис бы непременно подумала, что его поймал какой-нибудь особенно ревнивый и догадливый муж. Но друг все это время был тут, злого близнеца у него не имелось, поэтому объяснений произошедшему у неё не находилось. Впрочем… это было быстро исправлено гневной тирадой хозяина, который, обложив Шлафера отборными ругательствами прямой наводкой двинулся к ней.
– Что же это такое, сударыня? То пауки, то крысы, то пьяные, извините, драконы! – Обиженно кряхтел он, надувая щеки и разводя руками, но не решаясь поднимать на неё голос или чего-то требовать. – То их сиятельства столы изволят ломать. То песни орать. То магию использовать… Они мне всех посетителей распугали! Я так разорюсь к тому времени, как господа решат уехать из города…
– Успокойтесь, милейший. Даже если они изволят разломать вам весь постоялый двор, я возмещу эти убытки. Сколько требуется? – Она уже поднялась со своего места. Серьезная, собранная. И сняла с пояса кошелек. Маленькие, блестящие глазки хозяина алчно забегали, предвкушая наживу. Губы зашевелились, очевидно, подсчитывая причиненный урон и, после нескольких недолгих препираний, вроде: “Но крысы! Позвольте!”, ей удалось сбить предложенную цену до минимума и нанять для них в личное пользование небольшую гужевую повозку.
Ирис удовлетворенно накинула капюшон и запахнулась в манто, чтобы выйти на улицу.

Морозный воздух, который она вдохнула, вновь принес какое-то возбужденное, светлое, радостное ощущение. А когда быстрой походкой Ирис зашагала по чистому, скрипучему снегу и едва не налетела на стоявшего на улице Шлафера, это чувство стало лишь сильней. Отчего она засмеялась и… не отступила назад. Толкнула ладонями к заиндевевшей стене гостиницы. И шагнула следом. Близко.
– Дурачок! – Легким движением руки девушка стряхнула снег с его белых волос, заглядывая в льдистые глаза лоддроу и в очередной раз удивляясь его способности так естественно, легко и непринужденно переносить холод. – Что же ты её не предупредил про паука? Дурачок… Ты бы видел, как хозяин поджимал губы, когда считал причиненный тобой ущерб. А там ущербу то…
Запнулась. Замолчала. Забыла, что хотела сказать. Потонула в его глазах. Добралась до самого дна и осталась… как в омуте.
– Шлафер… – И сама удивилась своему голосу. Чужому, странному. Слишком близко… слишком. Так, что сдержаться совсем невыносимо. – Шлафер, я…
Его губы показались очень холодными, когда Ирис невесомо, несмело и нежно прикоснулась к ним. Его губы показались обжигающе горячими, когда он не остановил, позволяя увлечь себя этим непонятным порывом. Она, внезапно непослушными, отчего-то дрожащими руками скомкала руками его легкую, совсем не по погоде рубашку, привлекая ещё ближе к себе, и едва не потеряла сознание, поняв, что задыхается. Но не оттого, что её поцелуй был настоящим, порывистым, глубоким. Полным то ли безумной страсти, то ли глубокой тоски и не походил совсем на целомудренное чмоканье двух закадычных друзей, происходящее по поводу и без. Задыхается оттого, что невыносимо было осознавать, что это снова закончится. Прекратится. Она снова отшутится. Убежит. То обсудить дела гильдии, то пересматривать глупые бумаги, то по делам, то без дела… просто так. Он пожмет плечами и вернется к своим бесконечным барышням и сиюминутным связям… делам?
Только ей впервые не хотелось убегать. Хотелось остаться, быть и жить в этом заснеженном Кельтане навсегда. С ним.

+3

11

Все шло хорошо, Ирис согласилась не урезать финансирование. Да, дракон не сможет перетащить в гостиницу половину дома и нежится в дорогой ванне по вечерам, но допить остатки винного погреба, он вполне сможет на то жалование, которое уже выделялось. В идеале было хорошо не делиться со Шлафером, но будучи существом здравомыслящим (когда не был пьян), Ямор понимал, что скрыть выпивку от Шлафера, это утопия.
Следующие события напоминали какое-то театральное представление. Очень плохое театральное представление. Скорее всего, даже в репертуаре бродячих артистов не возможно было найти худшего сюжета, который уже давно навяз в зубах и повторялся с завидной регулярностью, если не каждый день, то через день. Это отнюдь не способствовало хорошему расположению хозяина гостиницы к беспокойным постояльцам. Ям болезненно поморщился и постарался сделать вид, что ничего не происходит, в надежде, что Шлафер разберется со своими проблемами сам, как и всегда. А ему, Ямору, нужно позаботиться о том, что бы в глазах Ирис этот инцидент показался единичным случаем, а никак не очередной вехой в череде постоянных противостояний мир-Шлафер (1:0 в пользу мира). В чем, впрочем, Ям не особо преуспел. 
Когда все вопросы были улажены, и дверь за Ирис захлопнулась, Яд с подобострастной улыбкой обратился к хозяину в надежде заручиться помощью:
- Да-да, покровителей не выбирают. А вон ту кучу барахла надо погрузить в повозку. Будьте так добры, распорядитесь.
Но заметив, что хозяин как-то странно выражает свои эмоции, а его левый глаз так-то подозрительно дергается, Ямор решил не настаивать на своей просьбе и ретироваться подобру-поздорову. Бояться дракона можно и, конечно, нужно, но в этот раз случай был не тот. А дракону, по всей видимости, самому придется тащить вещи до повозки.
Дракон попытался вытащить большой мешок с оборудованием, которое, скорее всего, им не понадобится, в двери. Но у мешка на размеры дверных проемов наверняка были свои взгляды. Тогда Яд принял решение применить самый старый и мудрый способ по перемещению вещей. Дернуть! А дверной косяк при желании можно прихватит с собой, в качестве снаряжения. Мешок в итоге поддался, и даже дверь смогла устоять. Придавший ускорение мешок, вывел дракона из равновесия, после чего последний кубарем покатился прямиков в ноги к стоявшим неподалеку Ирис и Шлаферу.
- Я вам не помешал? - улыбаясь во всю моську, заявил распластавшийся на снегу Яд. - Шлаф, ты чего слепой? Не видишь, я тут, спокойно пытаюсь вещи перенести, а ты здесь взялся неизвестно откуда. Лучше бы мешки таскал! А вы госпожа Ирис, присоединяйтесь. – Ямор вальяжно разлегся на земле. – Отсюда открывается замечательный вид.

http://s1.uploads.ru/i/EgrZt.png [ Руины Адари ]

Отредактировано Ямор Денейго (2013-01-26 18:34:53)

+3

12

Все было совсем неплохо. Даже несмотря на то, что Ирис надевала на себя недопустимо много одежды. Было. Пока не объявился Ям. Получив удар под колено, Крысолов не свалился в снег только потому, что был прижат спиной к теплой стеночке.
– Твою жеж мать! – с чувством выразил он свое отношение к происходящему. Ямор был отличным спутником и товарищем почти во всех безумных начинаниях Шлафера, но имел отвратительное свойство появляться в самый неподходящий момент с самым идиотским выражением на довольной физиономии.
– Я вам не помешал? – с лучезарной улыбкой осведомился дракон. – Шлаф, ты чего слепой? Не видишь, я тут, спокойно пытаюсь вещи перенести, а ты здесь взялся неизвестно откуда. Лучше бы мешки таскал!
Шлафер считал себя гением умственного труда. И не без некоторых оснований, нужно признать. Вследствие чего он яро ратовал за разделение полномочий, полагая приятеля тягловой силой и инструментом, подобным лому, в ситуациях, когда следовало проломить стену. Кесарю – кесарево, как говорится. Потому предложение Ямора не вызвало со стороны Крысолова должного понимая. Одарив друга непередаваемым взглядом, Шлафер с прямолинейностью, свойственной слоям населения, далеким от дипломатии, высказал Ямору все, что он думает о его заявлении в частности и драконах в целом. После чего очарование момента было потеряно окончательно.
Крысолов взял приятеля за шиворот, поднял на ноги, отряхнул от снега и с отеческим напутствием направил в сторону повозки, применив физическое воздействие для придания необходимого ускорения. Затем обернулся к Ирис:
– Ну что? Ты, действительно, хочешь на это взглянуть?
В результате чего после сорока минут препирательств, ругательств и взаимных претензий, экспедиция в составе Ирис, Ямора и Шлафера, наконец, выдвинулась к руинам Адари под свист и улюлюканье провожающих и с проникновенным пожеланием хозяина свернуть там себе шею.
Мохноногая лошадка бодро трусила по наезженному тракту в сторону Кельтанского перевала, увлекая за собой повозку, полную ненужного барахла. Ям ворчал и кутался во все, до чего мог дотянуться, Ирис смеялась и прятала лицо от ветра, поднимающего снежную пыль из-под копыт лошади, Шлафер рылся среди провианта в поисках бутылки вина, дабы отметить начало экспедиции. Добравшись до заветного сосуда, Крысолов раскупорил бутылку, приложился к горлышку и провозгласил коротко, но емко:
– За нас!
После чего подал ее клацающему от холода зубами дракону, который в попытке согреться едва не осушил бутылку до дна. Чтобы вернуть ее потребовались некоторые усилия. Шлафер с улыбкой передал бутылку Ирис:
– Замерзла?
Главам светлых гильдий не пристало пить вино из горлышка. Впрочем, целоваться на улице под любопытствующими взглядами из всех окон, им тоже не пристало. Шлафер легко рассмеялся и свистнул, переводя лошадку с трусцы на резвую рысь.

http://s1.uploads.ru/i/EgrZt.png [ Руины Адари ]

Отредактировано Шлафер (2013-01-26 18:25:19)

+4

13

6 число месяца Страстного Танца
1647 год от подписания Мирного Договора.
Вечер

Переход из: Руины Адари

Очередная встреча с очередной разъяренной толпой, жаждущей его крови, прошла для Виндека на удивление гладко. Собственно, вся эта поднятая древними механизмами оскорбленного стадного чувства человеческая масса просто прошла мимо него, даже не дав инквизитору в который раз явить миру чудес своей изворотливости. С одной стороны это немного обескураживало и наводило на мысль, что у судьбы, должно быть, заготовлен для него куда более занимательный способ расстаться с жизнью, нежели быть разорванным на куски взбесившимися соотечественниками. С другой стороны, рационализм орденского искателя не мог оставить без рассмотрения факт такого вопиющего пренебрежения персоной своего носителя. Изучением этого вопроса Виндек был занят прошедшие несколько дней и теперь, уединившись в приятной компании жареного глухаря и кружки привозного гномьего эля, кажется готов был подвести итог своим изысканиям. А может быть даже и принять сообразное этому итогу решение...
Поблескивая неведомым древним сплавом (оборудования для детального его анализа у алхимика сейчас не было, но интуиция подсказывала, что оно и не сильно помогло бы), напоминающим цветом полированную медь, артефакт прямо таки завораживал. Виндек довольно скоро разобрался в его устройстве: рычажки и колесики приводили в движение независимо вращающиеся окружности на крышке "песочных часов", изменяя положение выгравированных на этих окружностях символов, а так же изменяя угол их вертикального наклона. Все символы соответствовали каким-либо небесным телам и их положение относительно друг друга соответствовало определенному времени дня, месяца и года. Активировав артефакт и переместив символы, время можно было "отмотать" назад. Что именно происходило при этом, Виндек так до конца и не понял. После того, как он первый раз нажал на заветную кнопку и с удивлением пропустил мимо себя толпу явившейся по его душу черни, он снова отправился в монастырь и основательно порылся в памяти собравшей оную толпу братии. К ужасу своему, он не нашел в этих воспоминаниях себя! Лишь только неопределенный и неосознаваемый черный силуэт, будто бы спроецированный на землю обрывок звездного неба, прореха в ткани пространства. Так до конца и не приняв факта собственного небытия, наблюдаемого очевидцами в течение всего прошедшего дня, Виндек принялся изучать границы возможностей жуткого устройства. Его интересовала область охвата артефакта, колебание показателей при воздействии на субъектов с разным коэффициентом магической сопротивляемости, на животных и на сумасшедших; отражение личности использовавшего артефакт не только в памяти наблюдателей, но и в создаваемых в "стираемый" период времени документах - от банальной надписи на заборе: "Здесь был Виндюшка" до заверенного официальной печатью городской стражи протокола задержания. Особый интерес представляло воздействие артефакта на намять, изъятую у подопытного субъекта непосредственно перед его активацией. В том числе, в случае, если активацию производил сам подопытный.
В итоге, Виндек был полностью удовлетворен результатами, а кроме того ещё и значительно обогатил местный фольклор историями о проказливых потусторонних существах, которых никто никогда не видит, но последствия  действий которых (вроде того, чтобы заказать на постоялом дворе ужин, съесть его, переночевать и уйти не расплатившись) вполне осязаемы и очевидны.
Удивительно - думал он, крутя в руках магическое устройство -  тот, кто его создал... может быть мой собрат по проклятью, может быть даже и я сам - в прошлом своем воплощении... на что он рассчитывал? Что хотел удалить из людской памяти? Может быть из самой книги судьбы? Была ли это неудавшаяся попытка исправить некую неисправимую ошибку? Или желание сложить с себя какой-то невыносимый грех, передать его тяжесть некой абстрактной сущности? Наивно... память сугубо материальна, как манускрипт а Королевском архиве древних актов или летописный свод в сундуках каком-нибудь монастырского подвала. И как любая историческая запись, она всегда проходит цензуру... эмоциональное наполнение уходит на второй план, начинается осмысление и переосмысление, возникают удобные и максимально приятные для текущего самоощущения трактовки с непременным принижением значения фактов, не ложащихся в общую концепцию своей правоты и душевного самоуспокоения. Некоторые рукописи приятно было было и просто сжечь! Но только это все бессмысленно, пока события находят отражение и в душе - сущности нематериальной, не ограниченной рамками пространства и времени. Она суть дарованный нам кусочек бесконечности.  - Он вздохнул и на одном дыхании осушил початую кружку эля. Мысли его понеслись куда-то далеко-далеко... и снова Аларих увидел тот вечер, свинцовые тучи над головой, обледенелые перила старого моста, большие пушистые снежинки, кружащиеся в танце... с ними двоими... и её выразительные темные глаза, наполненные такой бесконечной теплотой, что даже у этого морозного и пасмурного осеннего дня, полного неопределенности в преддверье великой битвы, не оставалось ни единого шанса сделать его хоть чуточку менее счастливым... как не было шансов на это и у уже тогда возникшего четкого осознания того, что он - перспективный ученик могущественного инквизитора - сдуру влюбился в гомункула, и что хорошо это кончиться просто не может. - О, Мив... моя Мив... миледи... А ведь крепость Мернота совсем недалеко отсюда. Что если она ещё там? Я мог бы вернуть тот день. Просто стереть всё, что было после. Вернуться туда, где она ещё не узнала, кто я... Где я ещё не сделал всего того, о чем поклялся не жалеть, но продолжаю с упорством нарушать эту клятву. Человек! Ещё эля! Впрочем, ведь я уже мысленно пришел к тому, что  день тот вечен. Он определенно запечатлелся в моей душе, а значит - вечен, как и сама моя душа. Осталось лишь её сохранить. И тот момент останется со мной до самой смерти. Даже после нее. Однако же, искупления никто ещё не зарабатывал ни покоем, ни личным счастьем... Принесли эль, Виндек выхлебал одним долгим глотком половину кружки. В голове его загудело. Он стал вяло доковыривать глухаря. Дело шло к ночи, постояльцы потихоньку упились и привычный гул обеденного зала сошел на нет. Теперь слышался лишь вой ветра за окном, да бренчание подуставшего барда.
...Он рвется в бой, и любит брать преграды,
И видит цель, манящую вдали,
И требует у неба звезд в награду
И лучших наслаждений у земли,
И век ему с душой не будет сладу,
К чему бы поиски ни привели...
(с)
Терпеть не могу эту поэму... - Подумалось Виндеку - Впрочем тут он прав, нужно учиться правильно расставлять приоритеты. Я должен вернуться в Орден. Теперь это несложно сделать. Теперь, когда на моей стороне такая могущественная магия, у заговорщиков не останется ни единого шанса. Я разоблачу и уничтожу их раньше, чем они просто сумеют вспомнить, что вообще злоумышляли против меня. Не просто уничтожу, но и сотру этих олухов из истории! Их, и кого бы то ни было ещё, кто попытается впредь мешать моей работе! Этому богоугодному делу! Я! Я... кажется, я перебрал...
Виндек неуверенным движением полез под кафтан, нащупал и извлек прикреплённое на цепочке зеркало связи.
Это Исповедник. Мне требуется эвакуация.

Переход в: Квартал нищих

Отредактировано Виндек (2017-09-03 15:06:23)

0


Вы здесь » За гранью реальности » Город Кельтан » Постоялый двор «Пьяный Дракон»