fataria

За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Город Рахен » Черный рынок [Зиннидо]


Черный рынок [Зиннидо]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://sf.uploads.ru/1EVej.jpg
  Зловещий вход в Черный рынок заставит содрогнуться любого новоприбывшего, возжелавшего посетить наконец один из самых нелегальных базаров. Ворота на рынок отсутствуют, вместо них взору представляется несуразное ущелье со сколоченными сверху досками и обвисшими веревками с черепушками, имевшими когда-то законных хозяев. Впрочем, не упоминайте здесь о законах, для нелегала есть только один закон - все продается. Обитель всевозможного товара кишит темными торговцы, а навевающая благоговейный ужас охрана контрабандистов у самого входа буквально зазывает пройти за ними и узреть сторону бесчинной и подпольной жизни. Оборот на Черном рынке в основном держит воровская община, но и некоторые жители верхних слоев общества не брезгуют являться сюда. Естественно, они никогда никому не признаются в этом.

→ Улицы и проходы Зиннидо

Рахен [история и навигатор]

Низина падших [Зиннидо]

0

2

[ Зиннидо: улица воров ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png
29 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
День.

Дорога до Черного рынка выдалась... неприятной. Вопреки всем надеждам Алетеса, тяжелый сейф влезать в сумку с пятым измерением не возжелал, из-за чего до рынка от самого дома его пришлось тащить уже на руках. И хотя большую часть времени ношу эту героически нес Лэй, изредка ненадолго передавая груз Джуду, радости все равно было мало: таскать такие тяжести на себе шадос просто ненавидел. Крылан, впрочем, считал, что весит сейф ну максимум килограмм двадцать, однако Алетесу показалось, что в нем минимум десятка три. Спорить не стали.
Что забавно, сейчас убийца чуть ли не впервые за несколько последних лет никуда не спешил. Служение Темному богу и работа на «Per Umbras» в частности требовали от него постоянной спешки, постоянное выполнение какого-то графика, отклонение от которого чревато было очень печальными последствиями. Сейчас все было иначе — после того, как Лэй взломал сейф, путники провели в доме еще целые сутки вплоть до 29-го числа, совершенно ни о чем не заботясь. Алетес лишнее время потратил на более детальное изучение найденных в доме погибшего информатора записей, а крылан... ну, занимался он очень многим, да вот только все свои дела бросал очень быстро: то камин зачем-то снова разожжет, то на час пропадет на улице, то начнет зачем-то пинать сейф. Кто их поймет, алла этих?
Кое-что полезное по смерти информатора, кстати, тоже удалось найти. Так, например, обнаружилось, что за несколько недель до своей смерти он несколько повздорил с одним из продавцов на Черном рынке — с тем самым, которого периодически подкармливала Темная гильдия, чтобы тот взамен делился с ней самыми вкусными, эксклюзивными, товарами. «Per Umbras» старалась никогда не действовать под собственным именем, поэтому многие работавшие на нее люди даже не подозревали об истинном лице своего работодателя, но тот самый продавец с Черного рынка, если верить записям мертвого информатора, в определенный момент понял, на кого работает... и это его, будь он проклят, испугало. Даже самый ярый преступник может сойти с ума, прикоснувшись ко тьме, верно? Так и получилось. Продавец оборвал все связи с Темной гильдией в надежде на то, что его оставят в покое, но информатор по приказу свыше почти сразу явился к нему за объяснениями, однако оных не получил и был послан, буквально, к Тейару, а заодно и наслушался кучу угроз в свой адрес. Выяснить, что именно было дальше, возможным не оказалось, однако по некоторым обрывкам записей Алетес понял, что информатор собирался попытаться склонить незадачливого продавца к сотрудничеству еще раз, прежде чем докладывать гильдии. И, по предварительным выводам, эта повторная попытка стоила ему жизни. Истинность же или ложность этих выводов Джуд собирался узнать прямо сейчас, заодно своеобразным образом проверив степень лояльности алла. Но сначала, конечно, нужно было хотя бы найти текущую цель.

[mymp3]http://kibergrad.com/cache/music/368/7212/Metallica%20-%20The%20Unforgiven%20II.mp3|The Unforgiven II[/mymp3]
Глупо было ожидать от Черного рынка хоть какого-нибудь гостеприимства, однако Алетес все равно не был готов к тому, что все будет так плохо. Лэй явно почувствовал себя не в своей тарелке, завидев развешенные на входе черепушки, что по его внешнему виду заметила компания из нескольких выходящих с рынка разбойников, которые отчего-то начали искать конфликта вместо того, чтобы мирно пройти мимо.
-А мы вас тут раньше не видели, - ехидно начали они, явно намереваясь найти драку, -вы откуда будете, пташки?
Дело, вероятнее всего, закончилось бы кровью, если бы не подоспевшая вовремя охрана рынка, быстро спугнувшая разбойников прочь и открывшая двум потенциальным клиентам путь внутрь. «Покупай или уходи» - примерно таковым был девиз любого Черного рынка, кровопролитие в таких местах никогда не поощрялось просто потому, что оно ужасно мешает бизнесу.
Несмотря на свою явно противозаконную деятельность, Алетес редко бывал в подобных оному местах уже хотя бы просто потому, что от местного контингента его натурально тошнило. Все эти люди вокруг, не имевшие никакой высшей ценности, кроме собственной жизни, вызывали у него лишь злость со жгучей-жгучей ненавистью. На секунду ему стало интересно, что же сейчас чувствует Лэй, но напрямую спрашивать о таких вещах было не то, чтобы принято.
Желая хоть как-то побороть возникший дискомфорт, шадос достал из сумки шлем, который тут же закрепил на голове: когда мир не видит твое лицо, воспринимать его гораздо проще. Внимания Джуд в таком виде, конечно, привлекал несколько больше, но здесь, в отличие от верхних уровней Рахена, это было совсем не критично. В любом случае, никому из стражи здесь не будет до него никакого дела, пока он не нарушит одно из нескольких простых правил, что установлены на рынке.
-Милое место, да? - обратился Алетес к алла, обращая внимание того на довольно большой деревянный загон впереди, внутри которого, словно какой-нибудь скот, находилось множество существ различных рас и пола. Деревянными перегородками загон был также поделен на три секции.
-Это площадь работорговли, как называют такие места в простонародье - прокомментировал убийца это не слишком приятное зрелище для своего напарника, -Не знаю почему, но работорговля в последние годы только процветает, хотя, всю жизнь сидя в каком-нибудь большом городе, этого и не скажешь. В некоторых местах люди осмелели настолько, что уже даже и не заботятся о том, чтобы проводить подобную деятельность тайно. Лет пять назад никто бы и не посмел настолько открыто заниматься работорговлей, а сейчас, вон, сам видишь. Конечно, дела будут обстоять таким образом лишь до первой массовой чистки, когда власти публично вздернут  самых наглых, но... что-то давно этих чисток не было-то. Потому и осмелели так все. Совсем недавно рабов здесь предпочитали просто согнать в одну кучу, давая покупателям возможность самостоятельно отобрать себе подходящий товар. Сейчас чей-то больной ум решил рабов еще и сортировать. Выгоднее так, дескать. С левого края обычно рабочие, - шадос указал рукой на крайнюю, левую, секцию загона, где людей было больше всего, -Да, все-таки рабочие. Женщины на работу по дому, мужчины на уже грубую работу и так далее. Самый популярный товар, что не особо удивительно, в общем-то. - Алетес сделал небольшую паузу, прикидывая, стоит ли ему продолжать.
-По центру — рабы для сексуальных утех. - Джуд указал рукой на центральную секцию. Если другие рабы в загоне были одеты хоть в какие-нибудь дырявые обноски, то существа из этой секции были лишены одежды абсолютно, дабы будущие покупатели, очевидно, могли оценить их по достоинству.
-Стоят они дороже всех, ибо кое-чему обычно уже обучены работорговцами, да и здоровье их всегда стараются тщательно проверить перед продажей. А вот в правой секции.. - Джуд не смог махнуть рукой на соответствующих его описанию рабов, поскольку площадь работорговли уже была пройдена и теперь скрывалась за множеством небольших прилавков с самым-самым разным товаром, -А вот в правой секции расходный материал, Лэй. Самые слабые, забитые, глупые и больные рабы, от которых обычно предпочитали просто избавляться, а теперь решили продавать. Никто толком не знает, что с ними делают после покупки, но, видится мне, ничего хорошего. А знаешь, что меня пугает больше всего, Лэй? Их продают вот так уже несколько лет, и все это время они пользуются сравнительной популярностью, при том закупают их преимущественно люди из высшего света. Проходя мимо огромного особняка какого-нибудь богача в Ацилотсе, представь на секунду, что за ужасы могут таиться в его подвалах.
Алетес вспомнил, как на одном задании обнаружил в огромном доме тайную комнату, где больной на всю голову садист, являвшийся между тем хозяином дома, уже несколько недель держал беднягу-эльфа, которого уже давно оставил и без рук, и без ног, и даже без ушей с носом. В тот день мир действительно стал немного лучше, когда шадос забрал жизнь и мучителя, и жертвы, покончив со страданиями последней. Вспомнил Джуд также и о том, как сам закупал на Черном рынке расходный материал для опытов Темной гильдии. И о том, и о том воспоминании он сейчас предпочел умолчать.

Найти нужное место оказалось несложно: оно, как минимум, выделялось. Если большая часть на рынке торговала за наскоро смастеренными прилавками, то искомый продавец расположился аж в целом доме, пусть и небольшом.
«Охраны вокруг многовато» - несколько досадно отметил убийца, насчитав как минимум пять местных стражников в радиусе этак метров тридцати вокруг дома. Едва начнется какая шумиха — дело иметь придется сразу со всеми.
«Интересно, Лэй сможет перейти из обороны в агрессию, если это потребуется? С его навыками вообще довольно глупо вкладываться в одну лишь защиту. »
Приотворив массивную скрипящую дверь и преодолев низкий порог (Лэю даже пришлось слегка наклониться, чтобы войти), путники увидели довольно бедную лавку с множеством развешенных вокруг настенных шкафчиков. Напротив находилась закрытая дверь, ведущая, очевидно, на склад. Больше в помещении ничего толком и не было. Нет, серьезно, не было даже прилавка — владелец лавки сидел у стены на явно видавшей виды табуретке, о чем-то оживленно беседуя с одиноким клиентом.
-..а что-то из быстродействующих ядов есть? И чтобы не чувствовались еще - интересовался покупатель.
Торговец на секунду задумался, после чего довольно резко вскочил со стула, отворил закрытую дверь на склад и, пропав там на несколько минут, вернулся, держа в руках маленький флакончик с прозрачной жидкостью.
-«Ardens»! - довольно прокомментировал он, вручая флакончик покупателю, -Безвкусный, если подмешивать в горячую пищу, в могилу сгонит кого угодно за несколько часов. Лучше в напитки добавлять, проще. Если четыре капли подмешать, то неприятель скончается уже часа через два, но хватит, в общем-то, и двух, только подольше уже выйдет. Но для драконов и василисков, запомните, 12 капель! Иначе этих тварей не возьмешь - торговец мерзко и тяжело посмеялся, словно бы намереваясь вот-вот закашлять, -Оплату, как обычно, жду к концу недели. Расскажете потом, как все прошло?
Клиент взял флакончик, пробубнил что-то утвердительное в ответ и неспешно покинул лавку, на секунду уставившись на шлем Алетеса.
-А можно мне тоже через неделю заплатить? - усмехнулся шадос, подходя к торговцу ближе.
-Это только для постоянных клиентов, которым я доверяю, - как-то злобно ответил владелец лавки, одарив путников оценивающим взглядом, -И, знаете, сложно верить людям, которые даже в таких местах не снимают шлем. Может, все-таки дадите мне увидеть себя? Ваш приятель, вон, не стесняется.
[float=right]http://sf.uploads.ru/imUW0.png[/float]Алетес усмехнулся, решив последнюю реплику проигнорировать. Он вглядывался в сморщенное лицо торговца и пытался понять, мог ли этот человек собственноручно убить информатора, чтобы послать послание всей гильдии. Вообще, выглядел он довольно безобидно: весьма типичного вида старикан среднего роста с седыми и густыми волосами. Встретишь такого на улице — не запомнишь ни за что. В беседе, впрочем, была в нем одна забавная черта: говорить он старался приятным и вежливым голосом, да вот так щурил глаза на собеседника, что, право, могло стать несколько не по себе. За маской шлема Джуду на такие вещи всегда было плевать, а вот без него он бы явно чувствовал себя не слишком удобно. Особенно, если бы решил, что старик так настойчиво уставился на его шрамы.
-Мне две коробочки порошка Анафериса, пожалуйста.
-Вооот оно что! - хихикнул торговец, -Сейчас, секундочку.
Он вновь удалился на склад, выискивая там нужный товар.
-Лэй, поставь ты уже этот проклятый сейф на пол - несколько раздраженно сказал шадос несчастному спутнику, который все это время героически нес ношу в тридцать килограмм весу (или все-таки двадцать?..) на себе.
-И закрой входную дверь на замок. Там задвижка была.
Лэй выполнил сначала первую, затем вторую инструкцию и вернулся на место.
Когда старикан пришел с импровизированного склада, убийца все еще не совсем имел хоть какое-нибудь представление по поводу того, что ему делать дальше. Он не был уверен, что продавец в чем-то виноват, а пытать его здесь на авось было мало того, что опасно, так еще и не хотелось: не любил шадос чрезмерную жестокость.
-Вот! - довольно проговорил он, протягивая две небольшие коробочки вперед.
-Кстати, а этот крылатый парнишка - он вам не раб, случаем? А то стоит, молчит, вида не показывает. Взгляд вот только слишком ровный для раба, ну да кто его знает. А то есть у меня знакомые, которые за возможность развлечься с молодым алла в такой хорошей форме заплатили бы гигантские просто суммы! Там и мне, как посреднику, перепало бы неплохо. Я б вам тогда этот порошок вообще бесплатно отдал, в знак долгого сотрудничества-то!
-Развлечься с алла?
Старикан улыбнулся.
-Ну я не знаю, чего они там с ними делают. Может, дерут во все щели, может крылышки отрезают. Нам-то с вами что с того? Платят-то хорошо.
Хоть излишне впечатлительным или импульсивным Алетеса едва ли кто-либо смог бы назвать, однако сейчас, едва торговец замолчал, шадос одарил его сильным ударом металлической перчаткой в нос. Не устояв на ногах, бедняга тут же рухнулся на спину, заодно стукнувшись головой о стоящую сзади табуретку.
Ладно хоть не вырубился. И не орет.
-Я же ничего такого не.. - схватившись за текущий кровью нос, стонущим голосом начал было оправдываться старикан, но тут же получил ботинком в печень. Таков был Алетес под маской своего шлема — готовым к насилию, к действию. Даже забавно, что многих таких качеств он лишался, едва стоило ему оголить миру свое лицо.
Шадос присел на одно колено перед страдающим на спине торговцем, после чего активировал левый наруч и тут же приставил лезвие к горлу продавца, правой рукой взяв того за густые волосы.
-Только взвизгни, мразь, и я перережу тебе глотку - предупредил Джуд жертву, с удовольствием наблюдая, как широко были раскрыты сейчас обычно прищуренные глаза старикана, -Медленно кивни, если понял меня, и не вздумай говорить, пока тебя не спросят.
Торговец кивнул.
Алетес решил сначала оттолкнуться от уже доказанных фактов, прежде чем выпытывать у цели признание в убийстве.
-Те, кому я подчиняюсь, очень недовольны твоим отказом в сотрудничестве. - старик одарил шадоса еще более испуганным, чем раньше, взглядом, -И твоим посланием.
Несчастный задергал окровавленной головой:
-Это не я! Это все они! Они-они-они!
Алетес молча кивнул головой, давая старикану возможность продолжить.
-Когда ваш... человек пришел ко мне в первый раз, я очень испугался! Я думал, что мне конец! Начал искать.. - срывающимся голосом объяснял избитый, -Начал искать помощи. Я не знал, кто вы такие, просто знал, что гильдия каких-то темных тварей! Не мог обратиться ни к инквизиции, ни к паладинам.. Начал искать помощи через старых знакомых, старых друзей. Оказалось, что есть целая группировка, которая вас всех ненавидит! У основателя... той группировки один из вас семью вырезал, что ли, я не знаю, клянусь!
-Дальше.
-Через некоторое время они, узнав про мою проблему от моего друга, связались со мной сами. Они обещали, что защитят! Сказали, что все сделают сами, попросили только адрес вашего человека. А потом человек, ваш-то, он ко мне во второй раз пришел. Я снова отказал, а он злым голосом сказал, что тогда тьма поглотит меня. Я испугался, понимаете? Испугался, очень! Я проследил за ним до его дома, узнал адрес, потом передал его кому-то из той группировки и все... Я не знал, что они сделают! Думал, проучат его немного, а потом они сказали, что избавили мир от еще одного темного отродья. Вы только поймите меня, я боялся, я не знал...
Алетес с трудом поборол кипящую в себе злобу, не смея позволить себе перейти в гневное избиение и без того несчастной жертвы. Сейчас он ненавидел этого проклятого старика; боже, как он его ненавидел! Казалось, именно этот торговец убил Джуда в тот день, когда он переродился, именно этот торговец уничтожил всю его гильдию. За все за это, за все, Тейар их возьми, грехи этого мира сейчас хотелось наказать немощного и седовласого продавца, но шадос знал, что позже сам будет винить себя за бессмысленное насилие.
Чтобы несколько отойти от гнева и прийти в себя, убийца скинул прочь шлем, сразу же несколько растеряв в уверенности, зато избавившись от желания  прямо сейчас избить жертву до смерти.
-Ты скажешь нам их имена. Всех до единого.
-Но я не могу! - взвыл бедолага, -Я же сказал: они сами со мной связались!
-Тогда скажи своим друзьям, чтобы вывели их на тебя снова?
Впрочем, Алетес подозревал, что затевает слишком опасную игру, из которой едва ли выйдет победителем. Чтобы дать ублюдку связаться со своими друзьями, придется на время дать ему относительную свободу действий, чем он наверняка не поспешит воспользоваться. Да и стоило ли оно того? Что, посвятить теперь несколько месяцев вырезанию какой-то мелкой группировки, о которой не слышал никто за пределами Зиннидо?
Он пришел сюда лишь за одной жизнью. И, самое главное, убедился, что эту жизнь действительно стоит забрать.
-А, знаешь, это и неважно - прервал шадос намеревающегося что-то сказать старикана.
Входная дверь легонько дернулась, но, благодаря задвижке, не поддалась. Затем она дернулась еще раз, после чего потенциальный покупатель понял, что лавка закрыта и пошел прочь.
Оставался лишь финальный номер.
-Лэй, - обратился убийца к спутнику тихим голосом, -Мы знакомы всего несколько дней, но ты, полагаю, за это время увидел уже достаточно вещей, которые, возможно, идут вразрез с твоей жизненной философией и пониманием жизни в целом. Я могу представить, что последнее, что ты захочешь сделать — это отнять чью-то жизнь, но.. - Алетес замолк, вглядываясь в глаза старикана так сильно и тщательно, словно бы там можно было прочитать дальнейшие слова. На самом же деле, в глазах этих сейчас ничего нельзя было увидеть, кроме звериного страха.
-Но я и не прошу от тебя этого сейчас. Я сделаю все сам, тебе лишь нужно помочь мне определиться с выбором. Мы можем оставить эту тварь жить, если ты пожелаешь. Но ведь ты слышал, что он сказал? Первое, что захотела сделать эта мразь — это продать тебя каким-то не менее больным тварям для разного рода утех. Представляешь, в чем он еще замешан? И не стоит верить его слезным россказням о том, что он понятия не имел о том, что сделают с моим информатором — я готов бы был поспорить, что он просто набивал себе цену, чтобы ему оставили его драгоценную жизнь. Это, будь он проклят, торгующий наркотой и запрещенным оружием ублюдок, который не прочь связаться и с работорговлей. Уверен, за ним водится еще сотня грехов, среди которых не обошлось и без убийств. И он по-прежнему может быть для нас опасен, потому что видел наши лица.
Старикан попытался что-то проскулить, но Джуд немного надавил на лезвие у его шеи, чтобы заставить его замолчать.
-Теперь я спрашиваю тебя: оставляем или забираем мы его жизнь? Не спеши с ответом и отвечай так, как посчитаешь должным. Мы сделаем ровно так, как ты велишь, но не покинем этого дома, пока не прозвучит ответ.
Алетес выдохнул. Кажется, столь много, как сегодня, он не говорил уже много-много лет.

Отредактировано Алетес (2015-11-08 08:13:18)

+2

3

Лэю в глаза испуганно смотрел старик, жизнь которого зависела от решения крылана. Было ли его жалко? Нет, он был жалок. Ничтожная личность, за деньги продающая самое подлое орудие убийства – яды.
Гнида – именно так охарактеризовал этого человека Лэй, разозлить которого было практически невозможно. Всё, что он видел за прошедший час, вызывало у него дикое отвращение. Он искренне не мог понять, как люди и представители остальных рас могут так вот продавать друг друга, убивать ни за что и глумиться над более слабым. Лэй знал о разбойниках, убийцах, к числу которых принадлежал и Алетес, но того, что он повидал за сегодняшний день он и представить не мог. Лэй впервые за очень долгое время ощущал злость и страх. Он не подавал виду, сдерживал это внутри себя.
Не позволяй эмоциям кправлять собой. Действуй взвешанно и состредоточенно – Лэй немного собрался с мыслями. Сделал глубокий вдох – Этот старик каждый день убивает других людей. Пусть не своими руками, но он отдает оружие в руки убийце. Станет ли мир лучше, когда один человек станет убийцей, чтобы остановить другого? Это как ложь во благо? Наверное.
В рассуждении наступила небольшая пауза. Всё это время старик громко всхлипывал, удерживаемый стальной хваткой шадоса.
Алетес. Он ведь тоже убийца? Почему я ему тогда верю? Да потому, что верить больше некому. За четыре дня он даже не попытался убить меня в спину или отравить. Если он убьет старика, то убийца убьет убийцу. Зло уничтожит зло. Но будет ли оно злом после такого поступка?
Тут Лэй понял, что заходит в тупик в своих рассуждениях. В Алетесе Лэй видит умного человека, много повидавшего на свете. До сих пор он ничего не делал необдуманно, всегда находил выход из самого безнадежного положения. Его речь красива, каждое слово, произнесенное шадосом, имеет большой вес. Ему не чуждо понятие чести. А вот эти сволочи на рынке, даже о слове таком не слышали.
На все сомнения, рассуждения и споры с самим собой у крылана ушло больше пяти минут. Шадос терпеливо ждал. Старик жалобно смотрел на Лэя. Тот пытался уговаривать оставить его в живых, но Алетес каждый раз жестко затыкал ему рот.
- Убей его – Твёрдым, полным решимости голосом, проговорил Лэй – Только сделай это быстро, чтобы не мучился, хоть он и заслуживает худшего.
Алетес немедленно привел приговор в исполнение. Лэй не стал отворачиваться. Шадос нанес три молниеносных удара. Старик лишь успел взвизгнуть, как свинья на убое. Несколько секунд он мучился в агонии, а потом замер, навсегда.
Никакого сожаления. Никакой радости. Вообще ничего не испытал крылан от совершённого поступка. Да, торговца убил Алетес, но приговор вынес Лэй. Весь груз от этого поступка ложился на крепкие плечи крылана. И никаких угрызений совести.
Должно быть, я поступил правильно. Мир станет гораздо лучше без этого ублюдка.
Шадос поднялся, спрял лезвия обратно в наручи. Он сказал Лэю, что лучше уходить сейчас. Крылан поднял сейф и расторопно пошел за шадосом. Тот искал черный ход. Найти его было нетрудно. Через пару мгновений товарищи уже шли вдоль унылого ряда прилавков. Сейчас им нужно было как можно быстрее найти человека, который мог бы помочь отпереть этот сейф. После двух минут поисков они остановились возле небольшого крытого павильона. Внутри можно было увидеть множество различных сейфов. Рассудив, что скорее всего большинство сейфов в этом магазине краденые, то продавец так или иначе должен знать, как можно открыть один такой.
Войдя, Лэй увидел, что в павильоне на удивление светло. На стенах и потолке висело бесчисленное количество светильников. У стен находились сейфы самых разных размеров и конструкций. На прилавках лежали замки и блестели ключи. Торговец сидел за верстаком в самом светлом углу этого помещения. Это был лысый мужчина средних лет с довольно грубым лицом. Он совершенно не вписывался в эту уютную обстановку павильона. Увидев, что к нему пришли посетители, он заметно оживился.
- Сейф продать желаете? – бесцеремонно начал он разговор, завидев ношу Лэя – или может приобрести чего? Замок? Связку ключей? Или може…
- Сейф открыть нужно – столь же бесцеремонно прервал торговца Лэй.
- Ставьте на стол. Так так так... Отличный замок, толстые стенки, изящные швы – торговец покачал головой – настоящее произведение исскуства. Такой целое состояние стоит. У кого умахнули?
- Тебя это не касается – отрезал Алетес – Откроешь?
- Да как два пальца…
Торговец, насвистывая какой-то мотивчик, принялся за работу. Из под стола он извлёк целый набор отмычек. Торговец медленными движениями фиксировал один за другим тумблеры замка. Скоро раздался победоносный щелчок.
- Готово дело.
Торговец распахнул дверцу сейфа. Внутри обнаружились документы, записная книжка. В углу лежал кошелек и небольшая коробочка.Алетес выгреб всё на стол и начал бегло просматривать всё это. Лэй стал договариваться с торговцем. К счастью тот не стал выставлять большие требования за свои труды. Просто попросил отдать сейф и три серебрянные монеты как вознаграждение.
После того, как продавец и покупатель пожали друг другу руки, первый обратил внимание, на одну находку. Алетес уже раскрыл в коробочку, там лежал небольшой ключ. Внешне ничего особенного он из себя не представлял, но торговца он почему-то сильно заинтересовал.
- Тейар меня подери – медленным удивленным голосом проговорил торговец – да это же тот самый ключ. Вам крупно повезло, что вы его нашли.
- Ключ от чего?
- От всего.
Лэй и Алетес недоуменно переглянулсь. Торговец, выдержав небольшую паузу, объяснил:
- Видите ли, есть легенда о неком маге, который происходил из бедной семьи. Он полюбил девушку, но она была из высшего света. Её отец запрещал магу даже подходить близко к ней. И тогда маг создал ключ, который отпер бы дверь к его возлюбленной. Добился он своего или нет, я не знаю, но такой ключ я уже видел. Их очень мало и их почти невозможно достать. Такая вещица стоит гораздо больше чем целое состояние. Этот ключ отопрет любую дверь, которая защищена обычным замком – торговец подошел к самому большому закрытому сейфу - Достаточно лишь поднести его к замку и двери сами распахнутся тебе навстречу.
Он наглядно сопроводил свои слова действиями. Дверца сейфа со скрипом отворилась. Торговец подошел обратно к столу, положил ключ в коробочку и отдал Алетесу.
- Главное, не потеряйте его. Тут очень много желающих получить такой любой ценой. Хотя не думаю, что местной шпане вы придетесь по силам. В любом случае, идите скорее, у меня работа.
У Лэя сложилось впечатление, что он ненадолго телепортировался с черного рынка в лавчонку в самом центре Ацилотса. Это был совсем не та гнида, что продавала людям яды, ехидно хихикая при этом. Этот человек хоть и был несколько грубоват, но представление о чести все же имел, ведь держа в руках ценную вещь он не попытался её ни выкупить, ни попытаться стащить. Он не стал набивать цену, видя, что в сейфе лежат очень ценные вещи. Он рассказал об этом предмете и дал советы, а ведь мог бы и не делать этого, будь он завистливым и хитрым скотом.
Даже в таком месте, есть свой лучик света. Не всё так плохо.– подумал Лэй, в последний раз оглядывая павильон.

http://s1.uploads.ru/i/EgrZt.png [ Воровской квартал [Зиннидо] ]

+1

4

[ Таверна [Корн] ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png
4 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора
День

Вместе с Лэем покидая Черный рынок несколько дней назад, Алетес всей душой и всем сердцем смел надеяться на то, что ему не придется возвращаться сюда еще хотя бы следующие несколько месяцев... но судьба, если она существует, никогда особо надежды Алетеса в расчет и не брала. Именно поэтому шадос тяжелым шагом сейчас топал по рынку, стараясь ни с кем лишний раз не пересекаться взглядом: в конце концов, сам он после практически смертельного исхода в схватке с инквизицией находился в настолько паршивом состоянии, что уж здесь на случайные проблемы нарываться не собирался точно. А люд на Черном рынке, что ни говори, всегда был довольно агрессивным, сколько Джуд себя помнил. И чего большинству местных идиотов, спрашивается, не покупается себе тихо-мирно? Риторический, в общем-то, вопрос.
-Я постараюсь закупить только самое необходимое, чтобы не расходовать твои деньги зря, - вдруг пояснил Алетес шагающей рядом Лиане, сам толком и не понимания зачем, -но, учитывая характер предстоящего путешествия, "самое необходимое" становится понятием очень и очень растяжимым, сама понимаешь, - шадос виновато улыбнулся, заранее как бы извиняясь за предстоящее растрачивание (если не растранжиривание) чужих средств. Еще ранее - по пути на рынок - убийца несколько раз из любопытства интересовался у спутницы, сколько примерно её денег он может сегодня растратить. Ответы разнились по форме, но не по содержанию: Лиана готова была заплатить столько, сколько будет нужно... Ну, по крайней мере так говорила. Поэтому обычно работающий в условиях весьма урезанного финансирования Алетес сейчас оказался воодушевлен - нет, даже опьянен! - открывающимися перед ним возможностями. Он даже про неудобство, которое приносило ему присутствие Лианы, забыть успел с такими-то делами. Хотя он по-прежнему никак не мог увидеть в девушке кого-то равного себе. Грегориус для Джуда был кем-то вроде полубога; он его и видел-то от силы пару раз, из-за чего и без того таинственный образ обрастал целым множеством собственных додумок и фантазий. И если Лиана какое-то время была приближенной самого Грегориуса, то как вообще возможно считать ее себе равной, когда ты все двадцать лет служения гильдии привычно провел где-то в самом низу местной иерархической лестницы? Чтобы переосмыслить этот момент, явно требовалось несколько больше, чем несколько дней.
-Нам, пожалуйста, десять свитков телепортации! - довольным голосом заявил шадос, едва зайдя в первую лавку. Низкого роста лысый старичок, мирно дремавший до этого за прилавком, окинул покупателя оценивающим взглядом и, молча кивнув, начал шумно копошиться в стоящих прямо возле него ящиках.
Поймав не очень все-таки довольный взгляд Лианы, Алетес покорно скинул количество свитков до семи. В конце концов, на Черном рынке подобный товар стоил невероятно дешево относительно легальных точек торговли, поэтому закупать свитки можно было действительно большими партиями. Правда, ходили слухи, что купленные в сомнительных местах свитки с рунами телепортации могут закидывать использующего их человека не совсем туда, куда он хочет сам, но Джуд за два десятка лет ни разу ни с чем подобным не встречался, поэтому и закупался всегда именно на Черном рынке. Просто удача это или нет — время покажет.
-Да у меня тут только четыре всего осталось, - сонно проговорил старикан, выкладывая свитки на прилавок, -чего-то все сегодня именно руны телепорта закупают. И куда этак вас потянуло резко всех-то, м?
Алетес лишь молча пожал плечами. Потом пришлось дождаться, пока Лиана сама оплатит покупку, потому что свой кошелек она отдавать в чужие руки, несмотря ни на что, отдавать не спешила. Джуд, правда, и не просил, чтобы не выглядеть уж слишком-то нагло.
Покинув первую лавку, шадос хотел было побродить по рынку еще чуть-чуть и докупить еще маленько свитков с рунами телепортации, но Лиана сказала, что на пока что вполне хватит и четырех. Здравое зерно в этом утверждении присутствовало, поэтому не было никаких причин не согласиться.
Затем, немного отойдя уже от изначального желания скупить к Тейару половину рынка, Алетес закупил еще несколько дымовух, которые были слишком уж хороши в своем тактическом потенциале, чтобы от них отказаться. Потом были свитки «Конус огня», живительное зелье, сюрикены, позволяющий вызывать духа-помощника амулет... И много чего другого по-мелочи. К концу всего этого своеобразного шопинга Джуд, в общем-то, осознал, что никогда еще не был так хорошо экипирован, как сейчас. Внезапно стало даже обидно немного за Лэя, который упустил шикарную возможность обновить свое снаряжение перед встречей с туманным будущим. Спонтанное бегство крылана по делам — это вообще отдельная, кстати, тема, которую шадос обдумывал чуть ли не все время дороги до рынка. Неестественно оно как-то выглядело, странно. Алетес почти убедил себя, что Лэй просто-напросто собирался подзаработать еще немного денег перед отправлением в путешествие, но бессознательно рассматривал сразу с десяток иных вариантов, некоторые были довольно... пессимистичными. Джуд, вероятно, не сильно и удивится, если алла в итоге так и не появится у пункта телепортации после всей той грязи-то, то произошла с ним за последнюю неделю. Наверное, для Лэя было бы даже правильнее и впрямь не приходить. Шансов на счастливый конец для него такое решение бы точно прибавило, да. Но сейчас не об этом.
Финальным же аккордом сегодняшнего похода по магазинам стало совершенно спонтанное и, по факту, шуточное предложение Алетеса присмотреть заодно еще и какого-нибудь питомца, на которое Лиана внезапно дала добро. В итоге шадосы не без определенного труда смогли найти нужного человека, который принял заказ на Ильгину шавку, взяв при этом образцы крови Джуда и наказав прийти за доставленным животным ночью. Половину суммы при этом пришлось сразу оставить авансом.
-Подумать только! - искренне радовался Алетес вслух с непривычной для себя самого эмоциональностью, -Ильгина шавка! Невероятно много про них слышал, но никогда не мог подумать, что когда-то и сам стану обладателем одного из экземпляров, - шадос задумчиво хмыкнул, как бы сводя всю прежнюю эмоциональность на "нет", -Спасибо.
И все-таки было в нынешней ситуации нечто неловкое: Джуд вдруг почувствовал себя ребенком, выпросившим игрушку у старшего. И опять эти навязчивые сравнения Лианы с кем-то много выше себя...
-Здесь мы, думаю, закончили. Теперь в гостиницу?
Сам Джуд, впрочем, сегодня спать не собирался: ему еще предстояло как минимум забрать питомца своей мечты сегодняшней ночью. Но не таскать же всё время спутницу по такому пустяку за собой? К тому же, её терпение наверняка и без того уже подходило к концу, несмотря на внешнее спокойствие и умиротворенность. И хотя Алетес никогда еще не видел Лиану по-настоящему злой или недовольной, проверять, честно, как-то не особо-то и хотелось: разозленный шадос — это всегда зрелище в равной степени прекрасное и ужасное. А уж если этот шадос еще и женщина... тогда может выйти ну совсем уж гремучая смесь.

http://s1.uploads.ru/i/EgrZt.png [ Пункт телепортации ]

Отредактировано Алетес (2016-02-21 13:58:58)

+1

5

[ Проходы, улицы и переходы [Ворго] ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png

8 число Страстного Танца, 1647 г. День.

Путь был нелёгким. Чем дальше шли девушки, тем больше затруднений природного характера встречало их. Разомлевшая от ровных дорог за последнее время Анаис с трудом удерживалась на скользких обрушенных ступенях, вырубленных прямо в горной породе. Вальбурга уверенно вела её куда-то вниз, прочь от ухоженных и оживлённых улиц, порой заворачивая в самые немыслимые подворотни. Ходы и лазы, образованные в сплошной скале, навевали о чём-то древнем, как сама раса драконов.
Анаис решила спросить, куда они идут, ибо дорога не была похожа на ту, что могла бы закончиться возле пёстрого чайного домика, увитого шиповником и ежевикой. Вальбурга мешкала. Продолжая периодически начёсывать уже раскрасневшуюся шею под платком – синори отметила, что нужно будет проверить подругу на чесотку и насекомых, как случай подвернётся – соратница с досадой вздыхала, мрачнея пропорционально длительности их пути.
И без того бледный свет померк. Они опустились, наверное, в самые трущобы, о которых синори с содраганием могла вспомнить несколько историй, рассказанных согильдийцами. Ею овладело беспокойство.
Так, выкладывай. Где мы и зачем? — На сей раз вопрос был более строгим.
Ллайто остановилась и с необычной серьёзностью посмотрела на подругу.
Был такой перец... Брит, помнишь? Приходил, короче, в Тэльва с кибиткой всякой херни.
Незабываемый. — Анаис картинно оскалила зубы и округлила глаза.
Ну, я ж у него тогда смеха ради покопалась и нашла кучу прикольных вещей.
А, зелье духа, например? О, да, не то слово как прикольно. Я думала, ты концы отдала.
Анаис, вот она, твоя проблема. — Вальбурга устало прислонилась к скале, стянула сапог и хорошенько его вытряхнула. Говорила она беззлобно, но синори сразу подобралась, понимая, что сейчас звучит момент откровения. — Ты вечно как натянутая тетива. По-твоему, если кружку поставить у края стола, она ёкнется. И если выпить одобренное мернотовским алхимиком зелье духа, когда я сама, блин, валяюсь в своей постели, я всё равно не вернусь в тело. Как же это назвать... а, ну, да. Ты нудишь, Арьяра.
Вальбурга посмотрела неодобрительно и с ноткой обречённости. Анаис отвела взгляд. Никакого намёка на желание парировать.
Короче. Брит расквартировался под городом. Он сейчас торгует на Чёрном рынке. Я была хорошей девочкой, я заслужила пару финтифлюшек.
Говорить это было лишним. Анаис знала, что не отказала бы Вальбурге. Та действительно в последние дни сделала для неё слишком многое, чтобы теперь платить ей непрогибаемостью и какими-то принципами. И плевать, что они договаривались и открывались друг другу так скупо и неуклюже. Анаис понимала, что имела ввиду Вальбурга; она была мягче и носила на себе ярмо вины, а, значит, была пластичнее.
Поэтому я без тебя и ходила. С тобой каши не сваришь.
Вальбурга, к вящему расстройству синори, явно нащупала интересную нить для развития монолога. Анаис привычно обратилась в полуслух, машинально повторяя каждый след подруги на камнях. Ллайто не умела выбирать момент для разговора. Она говорила важные вещи впопыхах, будто отвлекаясь от какого-то более крупного дела. Синори почувствовала, что устала. И, что было главнее, она опять начала ощущать вину. Стоит не залатать эту трещину, сквозь которую благодаря соратнице закрапала эта деструктивная субстанция, как уже к вечеру Анаис, не добежав до своей кареты, окажется возле тыквы и кучки мышей.
С одной стороны, ллайто затронула верную тему. Издалека она начала свой марш неудовлетворения, скашивая глаза на синори, но вот уже звучат аспекты мандранских неприятностей, которых обе девушки всю дорогу с тех пор опасались касаться. Но время и место для этого разговора... наверное, только в театре повествование течёт размеренно и логически верно. В жизни же важные разговоры происходят Тейар знает где и как.
Анаис успокоилась и отошла? Отлично. Время напомнить ей, кто стал инициатором мероприятия в доме старосты в Китли. Ну, что, Анаис, совесть поулеглась? Как никак, спасла целую деревню, кто бы что ни говорил. Чувствуешь себя довольной и правой? Нет? А чего ради всё было?
Вальбурга была душной как никогда. Синори чувствовала, что ей очень непросто оставаться на связи, продолжать слушать сложные вещи, изложенные элементарным языком, расшифровывать вложенный смысл. Ллайто так хитро спрятала от неё свои размышления на тему, что ловчая уже позволила себе расслабиться и решить, что никаких размышлений вовсе не существует. Не тот ли самый это момент, когда Анаис недооценила подругу?
И как бы ни был примитивен язык повествования, как бы обобщённо ситуацию ллайто не рассматривала, синори, про себя кое-что договорившая за неё, понимала, что, в общем и целом, соратница поняла происходящее. В силу своих способностей она проанализировала поведение синори и пришла к выводу, что оное её не удовлетворило. Анаис теряла союзника на глазах. Чем дальше они шли, тем больше казалось, что расстояние между ними ширится.
Вальбурга была обижена. Её использовали, прикрывшись благими намерениями, не желая пасовать перед возникшими осложнениями и решив идти напролом. Подруга нашла себя жертвой амбиций синори. Анаис раскусили и, пока не слишком уверенно, но всё же критиковали и ставили в вину.
Вальбурга остановила свой монолог так же неожиданно, как и начала. Переключалась она потрясающим образом, Анаис так и не смогла понять, как ей это удаётся. Обиженный вид расчесавшая себе шею ловчая не держала, смотрела на спутницу спокойно, но будто немного лениво, устало. Казалось, всё, что ей нужно было сделать – это выговориться. Но синори не понимала этого. Ничто иное как вброс? Разве они не должны были обсудить затронутую тему? Пусть синори не могла найти в себе силы на то, но ждала... ожидания. А его не было. Соратница уже шла к зловещего вида дыре, увешанной каким-то барахлом. Ответов от подруги ей, кажется, совсем не требовалось.
Анаис даже не среагировала на стукающиеся друг об дружку черепа над входом.
Идём, — ллайто, перекинувшись словом с привратниками, махнула рукой напряжённо застывшей Анаис, витавшей где-то в собственных мыслях, — Брит на месте.
Они вошли внутрь. С порога открывалась затейливая сеть дорожек, и Вальбурга смело двинулась по одному из пути. Анаис с неприятным удивлением отметила эту уверенность, поняв, что ллайто бывала здесь не раз. Но спрашивать её сейчас не хотелось. Синори просто попыталась держаться как можно ближе к спутнице, да и та оное обозначила в первую очередь.
...что бы тебе кто не обещал здесь, куда бы не тянули – держись меня. — Девушки лавировали в проходе, который вскоре вывел их в большую пещеру с потолком, безнадёжно затерявшимся в зловещей вышине. — Перед тобой Чёрный рынок собственной персоной. Да, я не дура, и не буду говорить, что привела тебя сюда, думая, что тебе понравится. — Ллайто словила красноречивый взгляд оранжевых глаз и экспрессивно взмахнула руками. — Относись к этому месту как ко всей земле фатарийской, я тебя умоляю. Дерьма можно навидаться всякого, но нельзя забывать о приятных вещах, сглаживающих впечатление. К ним-то я тебя и веду.
Вальбурга всё-таки была заведена. Уколы в сторону Анаис стали более очевидными, но она, стиснув зубы, лишь шагала рядом, отметая все знаки внимания со стороны торговцев. Синори была в ловушке. Между ней и подругой происходили тревожные вещи, но одна из них поступила совершенно непредсказуемо, выпустив их из загона в очень неподходящий момент. Ловчая не могла собраться и прикинуть, что ей стоит сделать для того, чтобы набросать хотя бы канатный мостик между ними взамен чего-то большего, безнадёжно рухнувшего.
А не желаете ли бусики? По штучке на каждый...
Не желаю.
Анаис скупо отвечала самым настырным, пробираясь следом за ллайто в узких торговых рядах. Они шли по загромождённой аллее лотков и палаток, спрятавшейся в каменной кишке, отходящей от большого зала. Едва ли не в самом конце, близ сточных расщелин, в которые убегала скопившаяся на скалистых "улицах" вода, расположилась кибитка без упряжи. В ней копался коротконогий сын ящерицы и кактуса – Брит, зеленоватый шипастый тайриат неопределённого возраста.
Безволосая голова торговца вскинулась, визитёры мгновение оценивались. Забавно, но факт: представители некоторых рас плохо различают человеческие лица. Брит, пристально изучив новоприбывших, вскоре улыбнулся мелкими сточившимися зубками, дав понять, что узнал Вальбургу. Анаис же, внезапно поняв, что не горит желанием присутствовать при сделке, немного отошла, нарушив правило.
Было не под стать происходящему печально. Ни любопытства, ни ужаса, ни осуждения – только суровая тоска, зависшая над ловчей, как маленькая туча. Синори прислонилась к одной из пустых бочек, сваленных в углу, рассеянно следя краем глаза за кибиткой. Ей было даже не интересно, что хочет купить Вальбурга.
Ты хочешь что-то украсть у меня?
Анаис покосилась на источник звука. Кто-то очень маленького роста, немного квадратный и с медвежьими ушами взирал на неё из-за соседствующего с бочками прилавка.
Извини? — Синори склонила голову, не вполне понимая, как нужно реагировать на такие заявления.
Мама ушла в отхожее место. Её не будет около часа. — Анаис даже повертела головой по сторонам, не уверенная в том, что обращаются к ней. — Выгребные ямы так далеко! Мы ходим по очереди, чтобы не закрывать лавку. Но если ты думаешь, что я не смогу тебе помешать, ты ошибаешься.
Из тени навеса вынырнуло детское личико. Ребёнок строго посмотрел чёрными умными глазами и клацнул молочными зубками.
Ладно, убедил. Я не буду ничего красть. И другим расскажу, что с тобой лучше не связываться.
Они замолчали. Вальбурга по пояс залезла в кибитку следом за тайриатом, принимая из его рук склянки и мешочки, довольно небрежно скидывая их на стол рядом. Гора алхимических приблуд неумолимо росла. Анаис вяло подумала о том, что в другой раз непременно проконтролировала бы подругу с её не слишком вдумчивым подходом к трате денег. Но, кажется, в её помощи не нуждались. Анаис чувствовала себя достаточно убого для того, чтобы ещё и навязывать собственное общество.
Под ногами журчали мутные отходы, стекающиеся в эту часть Чёрного рынка сверху, от более элитных торговых мест. Анаис уловила запах жареной рыбы. Несмотря на неприглядный антураж и собственное напряжение, она ощутила голод.
А может, ты что-нибудь купишь? — Медвежонок никак не унимался. Должно быть, ему было ужасно скучно. Анаис вздохнула, будучи близкой к тому, чтобы пересесть. Она хотела, чтобы её не трогали. Но крепыш был таким проникновенным и в своём роде трогательным, что синори обречённо подчинилась перепитиям судьбы. Оторвавшись от облюбованных бочек, ловчая подошла к прилавку и пробормотала:
Показывай, что есть.
Несколько минут, не забывая проверять кибитку скорбным взором, Анаис перебирала огромное количество колец, слишком разномастных для того, чтобы быть выполненными рукой одного мастера. Ювелирные украшения не входили в перечень интересов синори, однако каждое из представленных обладало тем или иным зачарованием. Медвежонок не всегда мог назвать, что чем может поразить покупателя кроме внешнего вида разной степени потасканности, поэтому Анаис отнеслась к знакомству с ассортиментом без энтузиазма.
А это что? — Очередная рандомная штучка легла на ладонь, и вновь вивариин не смог назвать свойств.
Это кольцо.
Ловчая подпрыгнула от неожиданности и обернулась, безотчётно прижав к себе рюкзак. Над ней возвышалась громадная медведица в кожаном фартуке, безучастно смотрящая на клиентку крошечными чёрными глазками, далеко не такими очаровательными, как у её сына. Вивариинка не проронила более ни слова, только принюхивалась с негромким похрюкиванием, не сводя взгляда с Анаис.
Красивое. — Синори выдавила из себя хоть что-то, ибо пауза затягивалась. За её спиной шумно сопел медвежонок, доставая откуда-то ещё больше побрякушек, увлечённый своей ролью торговца. — Вы продаёте только кольца?
Я люблю кольца.
Вальбурга и Брит вступили в ожесточённые торги. Синори с преувеличенным интересом вернулась к изучению колец. Медведица за её спиной не сдивнулась ни на дюйм, продолжая громко сопеть. Явственно ощущая психологическое давление – ну и маркетинг у этой семейки! – Анаис потянулась к следующему перстню и, явно неврничая, спросила, чем он полезен.
О, я его помню! Одно из любимых. — Сын страшной родительницы просиял. — Сей-ко! Накопитель и проводник магии света. Мамочка сняла его с магист...
Магистр дал его мамочке. Любезен.
У Анаис зашевелились волосы на затылке. Из рук вон справляясь с попытками быть незаметнее, она спросила, сколько стоит кольцо. Пора было сваливать, срочно.
Сколько?! — Сердце упало в пятки. Такую сумму синори ещё ни на что не тратила. — Эээ, как насчёт небольшой скидки?
Приблизившись температурой тела к кадавру, Анаис ощутила, как на её плечо легла необъятная медвежья лапа.
Не торгуемся.
Медвежонок внезапно просиял, что-то вспомнив. Он вновь нырнул под прилавок и бросил рядом с кольцами пару сапог и курительную трубку.
Один покупатель попытался нас обмануть, и мамочка забрала его... — Жизнь?! — ...вещи. Ты можешь взять их себе, ты хорошая!
Улыбаясь так, словно испытывая зубную боль, синори вложила в пухлую детскую ладонь пять золотых. Медвежонок вкратце объяснил, как работает перстень. Анаис убрала свои покупки. Она уже была готова попятиться от прилавка и, переступив через собственную гордость, спрятаться за Вальбургой на оставшееся время пребывания их на рынке, как вдруг медвежья лапа снова легла на плечо девушки.
Кольцо. Подарок. Не люблю воришек, забери.
С чёрного когтя в руку синори скользнула потемневшая печатка. Видимо, она обладала какими-то не нравящимися медведице свойствами, раз та решила отдать её первой попавшейся покупательнице. Анаис сбивчиво поблагодарила деятельную семейку и, убедившись, что больше её отсуплению ничто не воспрепятствует, улизнула к кибитке.
Пожалуйста, скажи, что ты уже закончила выбирать!
Вальбурга без интереса обернулась на соратницу.
Уже заскучала? Нет, я не закончила. Ещё минуту. Кстати, сходи-ка к медведям, вон стоят. Мамаша такие интересные истории травит, честное слово, познакомься. Покупать ничего не обязательно, она тебе за "добрый день" отборных анекдотов навалит...
Анаис уселась обратно на бочки и больше не заговаривала.

+2


Вы здесь » За гранью реальности » Город Рахен » Черный рынок [Зиннидо]