За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Город Мандран » Магическая аптека Тентрариуса


Магическая аптека Тентрариуса

Сообщений 1 страница 20 из 76

1

http://s2.uploads.ru/d/w1pzF.jpg http://s9.uploads.ru/ljMtQ.png
  Сильно разболелся живот? Выворачивает от головокружения? Вывихнулся палец? Добро пожаловать в магическую аптеку Тентрариуса! Безумный старик найдет лекарство от любой вашей болезни, какой бы абсурдной она ни была. Естественно, вы должны дать ему взамен горсть звонких монеток, но поверьте, это стоит того. И ничего страшного, что алхимик иногда путает зелья! Это бывает крайне редко. Из вопиющих один единственный случай: мил человек хотел вылечить поясницу, но вместо этого у него вырос хвост - такие пустяки, право слово. Стоит заметить, что виной всему на самом деле постоянная глубокомысленная задумчивость Тентрариуса. Пока алхимик составляет в уме новый рецепт, рассматривая живописную дымящуюся колбу, какие-то хулиганы постоянно смешивают зелья на его полках и после этого быстро сматываются.
Склянки и бутыли, между тем, настолько неустойчиво гнездятся на полках, что иногда падают от малейшего касания. Феноменально то, что старик своими едва трясущимися ручками умудряется ловко хватать с полки нужное, ничего при этом не задев.

0

2

<---Улицы Мандрана

25 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Вечер-ночь

Уверенно направившись к аптеке, Альвэри даже не заметила. что знатно оторвалась от Айнэ, которая решила позыркать на витрину. Девушка была рада затишью после всего того, что обрушила на нее подруга. Аптека послужила не только прекрасным отвлекающим маневром, как посчитала лоддроу, но и могла помочь позабыть фиаллэ о всех ее расспросах. По крайней мере Аль хотелось этого, а там уж как поведется. С этими мыслями девушка и переступила порог магической аптеки, рассеянно принявшись оглядываться. Лоддроу наконец отвлеклась от мыслей и переключилась на другую тему. Например, девушка пыталась вспомнить - зачем сюда пришла. Задумчиво шаря взглядом по полкам, она не заметила, что Айнэ не вошла следом. Так что же мне было здесь нужно? Ааа...Аль вспомнила, но в следующий момент ее отвлекла фиаллэ, вошедшая следом. Ну как вошедшая, влетевшая уж, если по правде говорить. смачно плюхнувшись на пол да получив по пятой точке вдогонку. Альвэри усмехнулась, закатив глаза и разворачиваясь к девушке.
- Тебе никто не говорил, что у тебя порог роняемости себя любимой повышен? - проговорила она, подходя и протянув руку. - Давай помогу.
В этот неловкий момент конфуза и одновременного веселья, послышался легкий кашель. Видимо, хозяин лавки, который доселе был пассивным наблюдателем, решил себя обнаружить. Аль выпрямилась, оборачиваясь на звук и улыбнувшись.
- Аптекарь, который не может себя излечить странно смотрится, не находите уважаемый Тентрариус, - вместо приветствия проговорила лоддроу.
- Доброго вечера вам...Какой знакомый голос, да и ...охо, да неужели? - удивленно воскликнул пожилой мужчина, выбравшись из-за прилавка и остановившись посреди помещения. - Альвэри Фенрил решила в кои-то веки заглянуть к старику на огонек...Знатно, что-то в мире перевернулось..
- И Вам не хворать, - усмехнулась в ответ девушка. - Да я так, проездом. Вот решила подруге город показать, грех не зайти.
- И то верно, и то верно...А подруга-то цела? Сейчас принесу воды, если поранилась при падении...промоем, прочистим, подлечим, - и прежде, чем его умпели остановить, мужчина скрылся из глаз.
- Не изменился, - беззлобно проговорила Аль, снова поворачиваясь к Айнэ, продолжавшей восседать на полу. - Сейчас начнет примочки пытаться приложить ко всем мнимым и немыслимым ушибам, а твое целительство совершенно не аргумент. Ну что, поднимаешься?
Лоддроу снова протянула руку, вопросительно взглянув на Айнэ.

Отредактировано Альвэри (2014-01-27 19:59:04)

+1

3

[ Улицы Мандрана ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png

25 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Вечер-ночь

Айнэ плюхнулась на пол не издав и звука. Просто рухнула, да при том так удачно, что дверь решила ей наподдать, заталкивая фиаллэ в помещение. Девушка немного проползла вперед выдернув ногу из «челюстей» двери, что-то тихо бурча себе под нос.
- Говорили и не раз. Но я с этим ничего не могу поделать. Не виновата я в том, что такая неуклюжая от природы, не надо меня в этом упрекать, - смущенно проговорила фиаллэ, и почти приняла руку, когда ледышка ловко обернулась, похоже просто забыв про Айнэ, так что та немного промахнулась, удивленно глядя на подругу. Нет чтобы сначала поднять, а потом уже оборачиваться на звук.
Айнэ нахмурила бровки недовольно смотря на подругу которая кажется просто-напросто решила забыть про неё. И обратить свое внимание на ещё кого-то находящегося в помещении. Целительница что-то тихонько пробормотала и вздохнула, решив не встревать в диалог раньше времени, и не подниматься с пола. Как-то ей это в голову не пришло что ли.
- Не все болезни можно излечить самостоятельно. Для некоторых может просто не хватить навыков, или средств, или ещё чего-нибудь. Но излечить можно не все, это я точно знаю, - упрекнула целительница подругу и внимательно прислушалась к диалогу между ледышкой и Тентрариусом. Похоже, что эти двое достаточно хорошо друг друга знали, но из их диалога фиаллэ сделала вывод, что ледышка редко захаживала к нему. Хотя и зачем ей? С таким то иммунитетом к холодам, не простудишься, а заразиться чем-то ещё в книжном магазине, едва ли так просто.
А ещё целительница с легким удивлением воззрилась на Альвэри, когда Тентрариус пошел за водой. От чего её собрались лечить то? Она вроде не сильно ударилась, крови нигде нет, не кашляет и вообще ничего. Это было немного странно. Но слова ледышки заставили девушку быстро схватиться за её руку и подняться с колен.
- Надеюсь теперь он не будет меня ни от чего лечить? – отряхнулась целительница, - Ведь я совершенно цела. И кстати, ты ответила неправильно на мой вопрос, - произнесла Айнэ и сделав умную мордочку начала говорить.
- Дело в том, что ненависть и любовь - это эмоции. Они может быть и противоположны, но по сути своей близки. Ибо являются эмоциями. Безразличие же, есть отсутствие эмоций! Следовательно, безразличие стоит дальше от любви, нежели ненависть, - проговорила фиаллэ и стянула с моськи ткань, все-таки они в помещении уже, - Таким образом, можно сделать вывод, что любовь невозможно заглушить ненавистью. Не до конца, как минимум, - задумчиво проговорила фиаллэ, - А вот безразличие может. Но дело в том, что чтобы его обрести, нужно время. Да жить будучи безразличной ко всему, совершенно не здорово. Нечего не радует, не заставляет грустить, не к чему проявлять сочувствие и радость. Безразличие есть зло! – уверенно проговорила Айнэ, и наткнулась взглядом на колбочки и бутыльки, разулыбавшись и принявшись изучать в всю аптеку, и заглядывать в каждый угол.

Отредактировано Айнэ Тиу (2014-01-29 18:06:49)

+1

4

На ворчание подруги лоддроу не обратила особого внимания. Ее рассеянность сегодня явно зашкаливала, что способствовало резкому переключению с одного на другое, с последующим запамятованием последнего. Посему помогая подняться Айнэ она и не подумала, что хмурый взгляд той был адресован ей.
- Надеюсь теперь он не будет меня ни от чего лечить? – Альвэри усмехнулась, передернув плечами.
Зная аптекаря, сложно было сказать наверняка. Старик был весьма неординарной личностью и всегда себе на уме, так что ожидать от него сюрпризов стоило. Но лоддроу не успела ни ответить, ни закончить свои мысли на сей счет. Фиаллэ, которая только успела подняться, снова вернулась к былой теме разговора, вогнав Аль в состояние недоумения, которое в первую минуту явно проступило на лице, мол- Что? Опять? Да уймешься ты когда-нибудь или нет? Но у подруги явно были свои соображения на сей счет, ибо она, состроив умную рожицу, принялась вещать, полностью игнорируя выражения лица лоддроу.
- Ведь я совершенно цела. И кстати, ты ответила неправильно на мой вопрос. - Дело в том, что ненависть и любовь - это эмоции. Они может быть и противоположны, но по сути своей близки. Ибо являются эмоциями. Безразличие же, есть отсутствие эмоций!/.../не радует, не заставляет грустить, не к чему проявлять сочувствие и радость. Безразличие есть зло!
К концу монолога Айнэ, которая, казалось, задалась задачей добить ее сегодня, у Альвэри на лице снова пропали все эмоции, но взгляд явно давал понять, что она не далека от того, чтобы сдать подругу на опыты Тентрариусу. А та, как ни в чем не бывало, внезапно переключилась на товар аптеки, засияв улыбкой словно солнце в весенний день и двинувшись все осматривать. Лоддроу посверлила немного спину девушке, раздумывая над тем, стоит ли что-то ей отвечать на сказанное, но решила не отвечать. а то мало ли, снова разразиться потоком слов о любви, чувствах и эмоциях. Это и так уже поперек горла стояло за последних пару часов, что они провели вместе. Фенрил глубоко вздохнула, потерев переносицу. Вот касательно безразличия это о ней, да. Она годами к этому шла и не может все просто так взять и рухнуть как карточный домик. А то, что ее сейчас будоражит и волнует просто из-за усталости. Да и события минувших дней были слишком насыщенными, чтобы не оставить отпечаток на ней. В этом вся и загвоздка, а не какие-то там чувства...любовь, ненависть...Чушь. Она не знает, что это такое в том смысле, в котором говорит Айнэ, абсолютно. Лоддроу нахмурилась, так как в ответ на подобные мысли, где-то из глубины души,казалось, раздался смешок и вкрадчивая мысль осторожно коснулась сознания. Не слишком ли бурно все переживается для каких-то там случайных событий? Разве раньше у нее не случались еще похлеще? И ведь ничего подобного не приходилось переживать. Так почему сейчас? Альвэри фыркнула себе под нос, отгоняя назойливые мысли. Неважно...уже неважно.
- О, я вижу подруга очухалась, - раздался рядом голос аптекаря, от которого лоддроу даже вздрогнула, так как слишком ушла в себя и не заметила когда тот подошел. - Ты что-то хотела посмотреть или так, в гости забежала?
- Я бы сказала, что в гости, но уже вечер и врать не стану, - пытаясь улыбнуться, ответила девушка. - Я еще здесь задержусь, может прибегу как-нибудь на утреннюю чашечку чая. Зашла по делу. У меня гаррат появился...
- О как. Чудно-чудно, рад за тебя.
- Да...я просто его не могу здесь оставить, так как живу в другом городе, сами знаете, - она перевела взгляд на полки. - Там тепло...для него тепло. И мне нужен "Накопитель-лед", чтобы поддерживать его в тонусе, дабы он мог жить в том городе спокойно. Есть такое у вас?
Старик что-то пробормотал в бороду, принявшись поглаживать ее. Не ответив он прошел к одному из закрытых шкафов и начал там копаться, распахнув дверцы.
- Где-то...да-да-да...давно никто не интересовался, даже странно как-то, - долетел до ее слуха голос аптекаря. - Ах...есть, тебе повезло.
Безусловно, - подумала лоддроу, усмехнувшись и наблюдая, как Тентрариус несет запрашиваемый товар. когда-то она уже видела нечто подобное у отца, ведь у него уже был свой ледяной конь, которого он долго и упорно искал в свое время. Девушка улыбнулась воспоминаниям о вечерах перед камином и тех временах, когда сидела у отца на коленях и с открытым от удивления ртом слушала все его истории. Аптекарь вложил требуемое в руки Альвэри, подмигнув и кивнув в сторону Айнэ, которую, казалось, уже ничего в этом мире более не интересовало, кроме всяких снадобий да колбочек.
- Без понятия. Она целительница, так что не удивляйтесь такому интересу, - ответила Аль на немой вопрос аптекаря, вручив ему плату за накопитель. - Айнэ? Тебе что-то приглянулось?

0

5

Айнэ же не обращала внимание больше не на ледышку, не на появившегося наконец аптекаря. Ей было интересно, что же такое стоит на всех этих стеллажах, ведь они склянки и бутыльки были с разными названиями и разных цветов. Потому целительница внимательно присматриваясь к названиями и задумчиво ходила от стеллажа к стеллажу, словно выискивая что-то одной себе понятное.
- «Хм, интересно. Это зелье вижу впервые, и это. Хм, интересно, может быть они специальные? И созданы только для жителей холодных территорий? Не помню, чтобы встречала такие ещё где-то кроме Мандрана. Хм, нужно будет поинтересоваться, какой цели они все-таки служат, и если лечат, то от чего,» - продолжила гулять по магазину целительница, рассматривая все, с большим желанием что-нибудь взять в руки, и покрутить, посмотреть сквозь разноцветные жидкости на солнце, но учитывая, что у неё сегодня был какой-то день падений, ничего в руки брать она не решилась.
Краем уха целительница слушала подругу, отмечая достаточно интересные для себя новости. Она обзавелась животным! И когда только успела. Ладно её кот-дракон и сова, так ещё и ледяной конь в придачу. И как она со всей этой живностью управляться то будет? Книжный магазин, это конечно хорошо. Но ведь на обеспечение двух зверушек нужно тратиться, да и на пищу для коня, наверное, тоже. Девушка попыталась припомнить чем гарраты питаются, но ей как-то это не удалось, ибо все мысли все ещё были направленны в сторону бутыльков с непонятными жидкостями.
Вот так она и блуждала по всей аптеке, один раз едва ли не врезавшись в Альвэри стараясь пройти к стойке которая находилась рядом. Потом она слушала их краем уха продолжая ходить среди стеллажей с задумчивым выражением лица. Может быть ей и следовало что-нибудь прикупить, кто знает, когда пригодится то или иное зелье? Но Айнэ решила экономить, и пока-что ничего не покупать. Может быть когда-нибудь потом, но не сегодня.
- Нет пока-что. Правда некоторые из зелий интересные. Мне такие ещё видеть не приходилось, - улыбнулась целительница и подошла к Альвэри улыбаясь весело так, - А что это у тебя? – указала целительница пальчиком на вещь которую держала ледышка в руках.

0

6

- Нет пока-что. Правда некоторые из зелий интересные. Мне такие ещё видеть не приходилось, - ответила Айнэ, подходя ближе.
При этом девушка так улыбалась, словно сделала что-то шкодное. Аль прищурила глаза, после оглянув полки, но ничего страшного там не заметила.
- А что это у тебя? – задала вопрос подруга, отвлекая лоддроу от поиска пакости со стороны фиаллэ.
Альвэри протянула накопитель Айнэ, чтобы та могла лучше рассмотреть. Кристалл, который представлял собой сие чудо, блекло сиял в серебряной резной оправе, если на него попадал свет, но было явно видно, что заряда в нем почти нет. Оно и не удивительно, провалялось же кто знает сколько времени на пыльных полках в закромах аптеки.
- Накопитель "Лед". Он нужен для поддержки жизнеспособности гаррата в Хартаде, иначе он может погибнуть. А тут я его тоже оставить не могу - он мой, - коротко объяснилась лоддроу. - Если его зарядить полностью, то вид будет покрасивее. Наверное. Просто у отца нет необходимости в накопителе, хотя и есть конь, посему все познаем на практике, - она чуть улыбнулась. - Ну раз ничего не желаешь, значит не будем задерживаться, - повернувшись к Тентрариусу, девушка продолжила.- Я еще загляну на днях, без приглашения. Всего хорошего.
- Да-да, будьте здоровы, - ответил старик и сразу же переключился на полки с товаром, видимо, не только она неверно растолковала улыбку Айнэ.
Спрятав кристалл, который фиаллэ должна была рассмотреть уже со всех сторон, лоддроу направилась к двери, ведущей из помещения. На улице уже знатно сгустились сумерки, хотя и белизна снега мешала им полностью завладеть городом. Однако, то, что прогулкам на сегодня пришел конец было ясно. Теперь стоило подумать о предстоящем вечере. Помня, что Айнэ побаивается темноты, Альвэри ничего другого не оставалось, как сопроводить девушку туда, куда той сейчас захочется. Радовал тот момент, что, кажется, тема чувств, которая так волновала подругу, забылась после созерцания склянок и порошков. По крайней мере Аль искренне на это надеялась, ведь даже без этого она не могла отделаться от тоскливого осадка на душе. Если отгонять непрошеные мысли еще кое-как получалось, то с этим лоддроу справлялась весьма скверно. Это все от усталости. Нужно просто отдохнуть. Открыв дверь и перешагнув порог, Фенрил оглянулась на фиаллэ, идущую позади.
- Какие планы на вечер? Тебя провести куда-нибудь?

----->Альвэри, Айнэ Улицы Мандрана

Отредактировано Альвэри (2014-01-31 14:20:27)

+1

7

<----Улицы Мандрана

01 число Страстного Танца.
1647 год от подписания Мирного Договора.
День

Добравшись до заветного места, лоддроу какое-то время потопталась у двери, раздумывая, как бы лучше подойти к делу, что привело ее к давнему знакомому. Нет, она понимала, что старик предпочтет прямоту, но как-то было не правильно, после длительного отсутствия, прийти и чего-то просить, буквально, из дверей. Тем не менее, своеобразная нерешительность вскоре прошла, Альвэри собралась с мыслями и перешагнула порог аптеки. В оной находились несколько посетителей, поэтому лоддроу не стала привлекать к себе внимание пожилого алхимика, занятого делом, и просто подошла к ближайшему стеллажу, делая вид заинтересованного в чем-то покупателя. За время, что понадобилось Тентрариусу для того, чтобы закончить с посетителями, кои с необходимыми покупками вскоре покинули помещение, Аль успела кое-как приготовиться к грядущему разговору. Услышав шорох одежд приближающегося мужчины, девушка слегка усмехнулась, не спеша оборачиваться.
- Доброго дня. Вас что-то заинтересовало?
Лоддроу обернулась, кивнув:
- Конечно, дорогой Тентрариус, меня с самой юности что-то интересует в Вашей аптеке. Вам ли не знать о том, - ответила девушка. - Добрый день и рада видеть.
Старик "расплылся" в доброжелательной улыбке, протянув руки, но вовремя осекся.
- Альвэри, ты вновь порадовала старика визитом. Приятно-приятно. Надолго ли в наши края? Одна в этот раз? - мужчина осмотрелся.
Девушка нахмурилась. Нет, алхимик вел себя, как к тому привыкла лоддроу, поди, их взаимоотношения тому благоволили, но что-то в его речах начало дразнить сознание.
- А с кем мне еще быть? Вы же знаете, что компании - не мое, - не так уж уверенно, ответила Фенрил.
- Ну, в прошлый раз ты с собой привела девицу, несколько неуклюжую и шумную, - тут же нашелся Тентрариус. - И как по мне, вполне по-дружески с ней обходилась.
Слова старика ввели Аль в состояние полного замешательства, выбив из колеи на какой-то промежуток времени.
- И когда это было, - глухо спросила лоддроу?
- Около месяца назад, или что-то вроде того. А что не так?
Девушка неопределенно махнула рукой.
- У Вас есть пара свободных минут? Мне хотелось бы с кое-что обговорить, посоветоваться, просить о некой услуге, и, желательно, чтобы в этот момент нам никто не помешал.
Старик вперив взгляд в свою бывшую работницу, в оном мелькнуло беспокойство. Минуту спустя он кивнул, прошел к двери и запер ее.
- Идем...

http://s2.uploads.ru/yKNX2.png

Послеобеденное время. Близится вечер.

В конечном итоге, времени на разговор ушло многим больше, чем планировалось. Солнце уже начало клониться к горизонту, когда лоддроу со стариком вновь появились в помещении аптеки.
- Я все же считаю, что тебе стоило обратиться, если не ко мне, то к отцу за помощью, - проговорил старик, задумчиво поглаживая бороду.
- Мне не хочется пользоваться Вашим расположением сверх того, что уже попросила. Да и из-за этого пришлось бы забросить на какое-то время основное дело...
- Пережил бы. Все же лучше, чем довериться кому-попало. Это не очень разумно, знаешь ли.
- Возможно, - мягко продолжила Фенрил. - Поэтому я и обратилась к Вам. Вы сведущи в этом деле и мне будет спокойней, если он займется делами алхимическими в стенах этого места, а не кабы где. Да и Вы сможете помочь в вопросе поисков нужных ингредиентов и прочего, дать совет при необходимости. Я надеюсь, что они Вам не сильно будут мешать заниматься своими делами, пока развернут деятельность в подвале, - она таки искренне надеялась, что оба алхимика найдут компромисс и смогут как-то прижиться на время на одной, по сути, территории. По крайней мере, лоддроу ставила на мудрость старшего в этом плане, как минимум. - К утру я найду еще подручного, что будет на подхвате и у Левифрона, и у Вас, если здесь не найдется необходимого и придется искать оное в другом месте.
- Не нужно, - задумчиво протянул мужчина. - У меня есть кое-кто на примете. И с учетом того, что я при памяти, в отличие от тебя, мне проще использовать собственные связи.
Девушки кивнула, никоим образом не обидевшись на очевидный факт, произнесенный знакомым.
- До утра подвал будет готов, а там уже пускай этот твой алхимик обосновывается. Посмотрим на него завтра.
Аль улыбнулась.
- Спасибо Вам за все, - подняла руку, не давая себя перебить. - Есть за что. И сейчас, и в будущем. И простите за беспокойство, но я пока не готова к большей открытости к возникшей проблеме. Не хотелось бы беспокоить отца, да и мало ли чего я позабыть успела...- она на время притихла. - В общем, надо начать с малого, а там посмотрим. Утром я Вас познакомлю со всей компанией и принесу денег, чтоб хватило на первое время.
Мужчина кивнул, соглашаясь. Он пытался ее переубедить, но все его попытки разбились о недюжее упрямство лоддроу, что походило на стену крепчайшего льда. Поэтому вскоре сдался, радуясь хотя бы тому, что девушка обратилась к нему, а не пошла искать приключений в ином месте. Хоть как-то следить за всеми свершениями получиться, да и было любопытно, кто же тот "особенный", что заслужил толику доверия у этой отчужденной особы. Кроме прочего, у него проявился и исключительно профессиональный интерес к неизвестному, пока что, субъекту.
- Тогда жду вас всех завтра.
Аль улыбнулась, молча кивнув. Алхимик отпер дверь, выпуская лоддроу из аптеки и прощаясь. Он не стал уже заниматься делами повседневными, вновь заперевшись, ибо в голова полнилась мыслями совершенно иными, что не располагали к торговле. Первым делом пожилой мужчина пошел искать свободные «руки», что должны были помочь в организации места под будущую лабораторию для некоего Левифрона, а также найти того, кто на время будет исполнять обязанности подручного при нем же.
- Зачем все эти сложности, спрашивается? – бурча, проговорил старик, собираясь и покидая здание аптеки вскоре после ухода Альвэри.

Девушка же, покинув обитель старого знакомого, неспешно двинулась в обратный путь. Почему-то она чувствовала себя неимоверно уставшей, словно эти все разговоры вытянули из тела всю энергию, коей оно полнилось с утра. А ведь это было только начало… Лоддроу устало потерла переносицу, сворачивая в ближайший переулок. Нужно было сегодня решить еще одно дело, ибо возвращаться самой на постоялый двор у нее не было совершенно никакого желания.
[float=left][mymp3]http://my-files.ru/Save/spwcp4/ashes-remain-i-won-t-run-away-2011_(mp3.cc).mp3|I Won't Run Away[/mymp3][/float]Мысли вновь непрошено обратились к образу вернувшегося Бэя. Стоило только ее душе найти относительно равновесие, как оное нарушилось буквально только одним присутствием этого человека. Хуже всего было то, что, как бы она не списывала свое отношение к нему на то, что произошло той ночью, но почему-то чувствовала, что причина находиться многим глубже. Но это было смешно по меньшей мере и невозможно – по большей. Они знакомы то без году неделю и их ничего не связывало, кроме того, что он с компанией помог ей выжить. Так почему же…? Она сколь угодно моглда теряться в догадках, но ответ найти ей явно не улыбалось, судя по всему. Тем не менее, отступать она не намерена, как бы не будоражило душу присутствие сего субъекта, поди, не самое страшное, что с ней происходило. Фенрил мысленно фыркнула, вновь отгоняя мысли, что слишком тяжелым грузом ложились на сознание, что и так от усталости едва соображало. Благо, впереди показалось искомое здание, что несколько отвлекло Аль.

---->Улицы Мандрана

Отредактировано Альвэри (2017-02-27 20:22:40)

+1

8

<----Дом семейства Фенрил

02 число Страстного Танца.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Утро

Добралась до магической аптеки Альвэри без особых приключений. Спешившись и привязав гаррата возле здания, лоддроу прошла внутрь, заметив, что с утра пораньше здесь уже топтались первые покупатели. Как и вчера, девушка не стала мешать торговой деятельности старого знакомого, вновь принявшись рассматривать что-то на одном из стеллажей. Вновь вспомнились годы, проведенные за работой в лавке, вызвав на лице легкую, меланхоличную улыбку. Хорошо, хоть эти воспоминания зловредное забытье не украло. Вообще-то, она бы с удовольствием отдала некоторые из них, что темной тенью лежали на ее жизненном пути, но вот только так не получилось. Собственно, как-то странно получилось – память выбросила за ненадобностью последние пару лет получается, но ведь так не бывает. Неудивительна частичная потеря памяти, когда можешь забыть пол своей жизни, но не малюсенький ее отрезок. Это не укладывалось в голове, не находило логическое объяснение…
От раздумий, что привычно завладели сознанием Фенрил, отвлекло присутствие подле кого-то еще. Аль повернула голову, столкнувшись с улыбающемся стариком.
- Доброго утра. Что-то интересное увидела?
- Доброе утро, - в ответ улыбнулась девушка, покачав головой. – Да нет, просто задумалась, пока Вы были заняты, - она огляделась, заметив отсутствие посетителей. – Не приметила, как все ушли…
- Да, ты прилично так замечталась. Я уж несколько минут подле стою, - алхимик махнул рукой, маня за собой. – Идем, покажу тебе, что удалось сделать.
Вслед за знакомым Альвэри прошла через помещение, попав в небольшую соседнюю комнату и оттуда спустившись в подвал. Оный был хорошо освещен, откуда-то поступал прохладный воздух, а посредине стояло несколько столов со всякого рода алхимической утварью. Так же в помещении имелись, пусть и старые, но еще вполне годные для использования стулья и куча прочей необходимой, судя по всему, для работы алхимика мебели, разве что не хватало кухонного уголка и подобия спального места. Впрочем, она сомневалась, что Левифрон с помощниками будут тут просиживать сутками, забыв обо всем на свете, особенно о своих собственных нуждах. Девушка оглядела весь инвентарь, не без любопытства рассматривая различной формы скляночки да колбочки. Она мало что могла идентифицировать по названию, виду да тому, для чего это используют, посему удовлетворилась только поверхностным осмотром.
- Надеюсь, твоим знакомым тут будет комфортно работать, - произнес Тентрариус, когда приметил поостывший интерес ко всему находившемуся в подвале со стороны лоддроу. – Вскоре придет Маркус. Он будет выполнять роль подручного-посредника, когда им что-то нужно будет достать и этого не найдется ни здесь, - он кивнул в сторону стеллажа, заваленного всякого рода пучками трав, растения, каких-то баночек, мешочков и прочим. – Ни в моей лавке.
Альвэри кивнула, тут же закопошившись в сумке и извлекая из нее мешочек со звонкими монетами.
- Этого должно хватить на первое время, - произнесла Фенрил, протягивая кошель старику. – А там дайте знать обязательно, если еще понадобиться. Да и в целом, информируйте меня, даже, если ничего сверх эдакого не случится за день. Я, конечно, буду наведываться, чтобы не создалось впечатление, что бросила Вас на произвол судьбы, поставив нянькой у едва знакомых людей, но днями просиживать здесь не смогу, - она улыбнулась, заметив протестующие жесты со стороны знакомого, и продолжая, как ни в чем не бывало. – Да и мое присутствие, скорее всего, будет необходимо лишь тогда, когда у Левифрона получится сварить какое-то свое алхимическое зелье, что, теоретически, сможет расшевелить мою память. Ну, или много зелий.
- Неразумно, - проворчал старик, направляясь прочь из помещения. – Пить всякую гадость не пойми от кого.
Девушка передернула плечами, направившись следом.
- Возможно. Но не менее разумно было бы соглашаться на нечто подобное с их стороны веселья ради и не имея должных знаний, умений за плечами, - ответила она, поднимаясь по ступенькам. – Конечно, это не касается подручных Левифрона, но конкретно о нем у меня сложилось иное впечатление. Не каждый простой лекарь способен сотворить едва ли не чудо в полевых условиях... В любом случае, когда они находятся под Вашим покровительством, пожалуй, волноваться мне не стоит.
- Пожалуй, - протянул Тентрариус, задумавшись о чем-то своем.
Спустя несколько минут они вернулись в помещение аптеки. На время, пока пришлось дожидаться компанию ее знакомцев и подручного, что нашел алхимик, эти двое заняли себя разговором о былых временах. Маркус явился спустя добрых пол часа, оказавшись весьма крепким с виду, молчаливым молодым лоддроу с проницательным взглядом. Казалось, ему не нужно было ничего рассказывать, вводя в курс дела, ибо и так все понятно. Возможно, так и было. Кто знает, кем он являлся на самом деле, однако раз Тентрариус ему доверял, значит и ей следовало.

Отредактировано Альвэри (2017-03-06 01:23:31)

+3

9

[ Постоялый двор «Зимний очаг» ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png
2 число месяца Страстного Танца 1647 года, утро

Блуждали они недолго, невзирая даже на абсолютную неспособность Левифрона ориентироваться на местности. Тавернщик дал предельно понятные инструкции, по которым гости Мандрана могли без особых проблем дойти до аптеки, да и обнаружилась она на довольно оживленной улице, которую они, вполне возможно, даже проходили, пока гуляли днем ранее и искали парк. Вернее, предполагалось, что она оживленная - вывеска аптеки была далеко не единственной, бросавшейся в глаза, но народу столь ранним утром было не столь много, чтобы улицы выглядели загруженными. Кто-то шел на работу, а кто-то с работы только возвращался, как пара стражников, только-только сдавших патруль новой смене, да пара-тройка человек непрерывным потоком покидала заведение Тентрариуса. Уж кто умудрился заболеть в такую рань – оставалось загадкой, но со здешним климатом все было возможно. Иной раз трижды подумаешь, выпускать ли пса наружу после заката, что уж о более хрупких разумных говорить.
Об их прибытии возвестил колокольчик, звонко отозвавшийся на открытие двери. Иных посетителей внутри не обнаружилось, но у прилавка беседовала тройка здешних обитателей, в одном из которых Герхен узнал Альвэри. Такая забота об их благополучном размещении в стенах этого временного пристанища вызывала стойкое желание выдать щедрую долю сарказма, причем раньше, чем сама лоддроу успеет открыть рот и выдать такую речь, от которой все они втроем почувствуют себя скорее паразитами, насильно оккупировавшими частную собственность, чем спасителями, жертвовавшими свое драгоценное время на столь неблагодарную пациентку. Но колокольчик зарубил все порывы на корню, ибо как только отзвучала его трель, лоддроу  в полном составе уже поворачивались в сторону входа, обращая свой взор на гостей.
Замешкавшись на мгновение у порога, Филин снял капюшон и перчатки, и только потом пошел вперед, к прилавку, ухватившись за ошейник Клейма.
Коме Альвэри там находилось еще двое: старик и молодой юноша. Последний каких-то конкретных мыслей и эмоций не вызывал, кроме тех, что все лоддроу в столь юном возрасте были так похожи друг на друга со своими одинаковыми цветами кожи и волос, что он вполне мог оказаться братом Альвэри, которого та теперь решила брать с собой на все встречи с подозрительным лекарем и его бравой командой. Выглядел он не шибко приветливо, а на вид был ладным, так что прекрасно подходил под образ телохранителя капризной Аль.
Старик выглядел куда более благодушно, к чему были склонны почти все люди почтенного возраста. Левифрон не думал, что ошибется, если предположит, что это и был тот самый Тентрариус, по некой загадочной причине согласившийся пожертвовать ему свою лабораторию, оборудование и реагенты. Аптекарь будто нарочно соблюдал образ канонического старца-друида-мага из башни: длинная борода и волосы, залихвацкие усы и типично волшебнический балахон. Становилось понятно, почему лоддроу так скептически относилась к навыкам Герхена – на нем же всей этой атрибутики не было, даже зачатки бороды уже больше не придавали ему хоть сколько-нибудь сведущий в магических науках вид. Даже удивительно, как это девушка некогда позвала его в безнадежный поход за спасением души иштэ, а не нашла более алхимического алхимика, который бы знал только слова «разумеется» и «конечно». Ну и, может, еще «сочту за честь служить вам до скончания веков, Ваше Величество».
Остановился Левифрон в паре шагов от компании лоддроу.
- Доброе утро, господа. И дама. Простите, что заставили ждать. Вы, я так понимаю, почтенный Тентрариус? Приятно познакомиться, Левифрон, - и алхимик вклинился промеж молчаливого юноши и девушкой, которую весьма бесцеремонно в своем приветствии отодвинул куда-то на второй план, и протянул старику руку. Тот с некоторой заминкой, но ответил весьма неловким рукопожатием, ибо не заметил вовремя, что Левифрон был левшой. Того это ничуть не смутило, потому что он вообще смутно представлял себе столь глубинные основы этикета, -  Это мои помощники и ученики – Бэйнар и Эбигейл. Альвэри сообщила мне, что вы сможете оказать мне содействие в решение ее проблемы, и я очень заинтересован тем, до чего вы договорились.
Рыбак рыбака видит издалека, вот и Герхену оказалось куда проще начать разговор с коллегой по цеху, чем с Альвэри, с которой нужно было сильно уж изворачиваться.

+4

10

<<< Постоялый двор "Зимний очаг".

02 число Страстного Танца.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Утро.

Несмотря на то, что до места назначения дошла компания за довольно-таки непродолжительное время, подмерзнуть Бэйнар все же успел. Да и как тут не подмерзнешь при такой-то низкой температуре и любви к более теплому климату? Оставалось лишь гадать как в Мандране выживали те из приезжих, у кого духа хватало задержаться в восточных землях надолго? И как им мог не надоесть вездесущий снег, бессменно укутывающий своим пологом лоддровийский край? Возможно, для некоторых в этом и была особая прелесть: созерцание поистине сказочной мерзлоты, возможность когда угодно насладиться зимними видами развлечений и помеланхолить, укутавшись в теплый плед и попивая горячий чай перед горящим камином. Возможно. Иштэ же считал, что все хорошо в свое время с возможностью завершения и ожиданием повторения в будущем.
Переступив порог аптеки, мужчина все так же держался возле Левифрона, позволяя тому возглавлять их маленькое шествие. Как-никак, а шадос выступал в роли учителя-наставника, и должен был производить именно этот эффект на окружающих. Непутевым же ученикам отводилось место поскромнее – за плечами ученого ума. Кстати, с их с Эби безалаберностью и незнанием сферы алхимии и делов врачевательских Эйнохэил был полностью согласен. А еще это позволяло не строить из себя знатока, где непременно провалились бы оба.
Глядя на то, как загорелся Леви при одном только виде старика-шамана (иного впечатления мужчина во всем своем одеянии и с присущей людям подобного рода деятельности внешностью не вызывал), Бэй улыбнулся. В своем нетерпении алхимик практически смел с пути Альвэри и, если бы ни его приветствие, затрагивающее всех присутствующих, молодого статного лоддроу. Проклятый молча кивнул, будучи представленным, и принялся медленно стаскивать с околевших рук перчатки. Казалось, надень их хоть три пары, все равно бы к концу прогулки кончиков пальцев не почувствовал. Занятый своим делом Бэйнар так же не упускал возможности взглянуть на заинтересовавшего его эльфа. Он не помнил, сколько именно братьев было у Аль, но на Виэля этот если и тянул, то с великой натяжкой, взять хотя бы телосложение стоящего поодаль. В конечном итоге весь интерес к персоне лоддроу сходился на искреннем желании иштэ, чтобы тот оказался никем иным, как родственником ледышки. Почему? Да вот как-то оно так… Кто ж любил «своим» делиться, если даже это самое «свое» и в сторону твою не смотрело, оставшись без памяти? Этот самый интерес узнать о личности третьего и удерживал Эйнохэйла подле группы. Ожидая пока все формальности будут высказаны и улажены, проклятый отступил на пару шагов. Слух все еще позволял четко уловить фразы, а, следовательно, и суть разговоров не улизнула бы от мужчины. Сделав вид заинтересованности в ближайшем от компании стеллаже с разнообразными кристаллами, породами и мешочками, проклятый продолжил слушать.

+4

11

<--- Постоялый двор "Зимний Очаг"
2 число месяца Страстного Танца 1647 года, утро
По дороге в лавку некоего Тентрариуса Эбигейл размышляла о том, почему это Левифрон решил, что у нее проблемы со сном? Ну да, позапрошлой ночью она не могла уснуть, но сегодня-то все было иначе, а то что с утра девушка была не разговорчивой… Ну а кто может быть бодрым с утра? Эбигейл вообще была ночной птицей, а потому проявлять активность сутра ей было сложно, несмотря на то, что спала она сегодня ночью долго.
Думать о холоде уже не хотелось, к нему надо было привыкать, раз уж им предстояло задержаться в Мандране на неопределенный срок. Одеваться теплее, пить горячее и постигать красоты зимнего царства. Этим Эби себя и утешала. А еще тем, что когда холодно, то невольно появляется желание погреться вместе с кем-нибудь… «Но с этим немного сложнее, чем с чаем», - подумала суккубия, глядя на спину Левифрона. Тот уверено вышагивал впереди, за ошейник удерживая Клейма и сверяясь со своими записями.
Вскоре они нашли лавку, которая, как и все аптеки, была забита колбочками, баночками, скляночками, травами и прочей нужной утварью, при виде которой, вероятно, млели все алхимики. Вот и Левифрон явно оживился, приветствуя всех и сразу же обращаясь к почтенному старцу. А никак иначе его и назвать было нельзя. Седой, с длинными волосами и бородой, в балахоне. Именно такие в книгах и приходят на помощь начинающим королям, которые собираются построить собственное королевство.
- Доброе утро, - поприветствовала Эбигейл, когда алхимик упомянул ее имя.
Помимо Тентрариуса и Альвэри в лавке находился еще один паренек-лоддроу. Кем был этот третий, Эби как-то не задумывалась, оглядывая помещение и не влезая в разговор. Все равно все лоддроу были похожи между собой. Возможно, если бы все таррэ поголовно были бы с рогами, то и про них можно было сказать подобным образом.

+2

12

Тентрариус представил друг другу молодых лоддроу, один из которых отныне должен выполнять своеобразную роль помощника алхимика в деле с компанией ее знакомых. Даэвейн был не очень разговорчив, да за него этим занялся старик, компенсируя интригующую молчаливость парня, но Альвэри всю короткую беседу до появления знакомых едва ли не затылком чувствовала, насколько он пристально наблюдает за ней и алхимиком. Она даже мысленно сравнила его с эдаким стражем правопорядка, что стоял над головами воришек, ожидая, когда же те в карманы полезут. Впрочем, лоддроу не долго занимал ее внимание. Стоило только дверному колокольчику оповестить о приходе новых лиц в аптеку, как все разговоры стихли и взоры обратились в сторону явившихся.
Фенрил оглядела троицу вошедших, заметив, что с собой те не приволокли живность. Это было более, чем благоразумно. Кому-кому, а свинье в аптеке не места. Она вообще не могла представить себе этого самого места, где могло жить подобное существо. Пока девушка размышляла о чужих предпочтениях в выборе питомцев и обитании последних, вошедшая группа остановилась в паре шагов от них.
- Доброе утро, господа. И дама. Простите, что заставили ждать. Вы, я так понимаю, почтенный Тентрариус? Приятно познакомиться, Левифрон, - тут же заговорил лекарь, буквально ринувшись к Тентрариусу, словно корабль, рассекающий волны, заметивший впереди маяк и забывающий при этом обо всем вокруг.
Аль и Вейн едва успели убраться с пути этого «ледокола», чтобы не почувствовать на своих ступнях его мощное давление. Приметив при этом какой-то странноватый блеск в глазах знакомого, лоддроу даже не стала акцентировать внимание на его приветствии. Изогнув бровь, она ответила молчаливым приветствием в виде короткого кивка всей честной компании, но увидел ли его кто или нет, особо не заботило. Альвэри понравился запал Левифрона и то, что он не растерялся на ровном месте, сразу ринувшись «в атаку» и став центром пристального внимания, как со стороны Тентрариуса, который знал, кто в их группе главный, так и со стороны Даэвейна, у которого были свои задачи, согласованные со старым алхимиком заранее.
Когда лекарь представил своих помощников, избавив ее от сего дела, слух Фенрил «зацепился» за полное имя Бэя. Что-то в нем было…тревожное. Девушка скользнула взглядом по знакомому, который к тому времени очень заинтересовался ближайшим к нему стеллажом со всякими  аптечными полезностями, чуть нахмурилась и отвернулась. Очередной всплеск некомфортности рядом с этим человеком вызвал легкое раздражение, чего она пыталась избежать в этот день, посему девушка переключила внимание на разговор алхимиков. Тентрариус, после легкого конфуза с рукопожатием, успел выразить и свое удовольствие от знакомства с Левифроном да его юными помощниками, шутливо подметив, как тяжело нынче с дарованиями в области алхимии и порадовавшись за лекаря, который нашел себе последователей. После короткого лирического отступления, старик подтвердил, что ему все известно о проблеме Альвэри, упомянутой лекарем,  и все, чем он мог помочь знакомой издавна девушке, сделал в меру своих возможностей. Тетрариус представил молодого лоддроу, что все так же молча наблюдал всю сцену знакомства и обмена любезностями, как того самого подручного, коему следовало сообщать, что нужно будет найти для экспериментов, если вдруг нужного не обнаружиться среди того "арсенала", что аптекарь уже разложил на стеллаже в подвальном помещении.
- Сейчас мы можем туда пройти и Вы сами оцените степень приемлимости для Вашей будущей работы, - продолжал лоддроу. – Мы постарались получше оснастить лабораторию за то время, что осталось после разговора с Альвэри, но, возможно, Вы захотите чем-то дополнить, что я мог упустить из виду или просто не посчитал нужным внести в список необходимого.
Заслышав это, Фенрил решила вклиниться в разговор. Она более не видела смысла оставаться здесь. Все, что увидит сейчас Левифрон и компания, ей было показано ранее. Все вопросы, кои могут возникнуть в процессе осмотра, Тентрариус уладит лучше, нежели она, коей все эти алхимические штучки были столь же далеки, как пустобрюху Бэйнара до понятий элементарного, поведенческого «этикета» у одомашненных питомцев. Ее присутствие скорее было лишним в этот момент, нежели необходимым.
- Прошу прощения, - проговорила Аль, обращаясь к Тентрариусу. – Думаю, дальше Вы обойдетесь без меня. Да и Вам, - ее взор обратился на Левифрона. – Оное, предполагаю, пока без надобности, а мешать никому не хочу. Засим, позвольте откланяться, хочется заняться делами более приземистыми, чем алхимия, немного развеявшись за стенами города в этот чудный, морозный день, - потянув сумку, что ранее бросила на стойку, за ремень, девушка продолжила. – Надеюсь, вам всем будет комфортно работать в обустроенной для этого лаборатории. Как и обещалось, все, что необходимо Вам постараются предоставить и не придется в чем-то нуждаться. Где меня найти знаете и Вы, и Тентрариус, хотя сегодня вернусь в город скорее ближе к ночи, но не думаю, что столь быстро кому-то из вас понадоблюсь. Но, как только буду нужна – примчусь со скоростью ветра, - на губах мелькнула тень улыбки. – Ну, а пока что - удачи в начинаниях, все мои чаяния направлены на успех в оных. Тентрариус, еще раз благодарю за помощь и содействие, - лоддроу тепло улыбнулась старому знакомому. - Даэвейн.
Оба лоддроу молча кивнули, прощаясь с ней, кто-то с ответной улыбкой, кто-то все так же пристально глядя и лишний раз заставляя думать, где этого типа откопал аптекарь и что успел ему поведать. Впрочем, это не должно было ее волновать, в Тентрариусе она не сомневалась, значит не стоило беспокоится и о людях, им подобранных. Перебросив сумку через плечо и так же распрощавшись с компанией знакомых, Аль двинулась к выходу из аптеки. Чтобы настроиться на должный лад, девушка тут же повернула мысли в сторону прогулки, что вскоре собиралась совершить. Одна наперегонки с ветром, без лишних лиц, взглядов и прочего. Этот день просто обязан стать незабываемым. Поди, и что-то из родных пейзажем всколыхнет в памяти забытые воспоминание. Ну, а вдруг?!

+3

13

Как оказалось, Альвэри рассказала Тентрариусу все. Разумеется, останься память при ней, она никогда бы не позволила себе сказать лишнего о произошедших событиях, которые позже наверняка бы им навредили, ибо где это видано, чтобы закон подлости отдыхал и не сделал так, чтобы этот летящий к полу бутерброд упал не маслом вниз. Но увы, вместе с памятью у лоддроу отшибло и чувство самосохранения, ибо она попросту не могла знать, что подобная откровенность могла кончиться плохо. Лучшее, что мог сделать Левифрон в такой ситуации – проигнорировать часть про ее амнезию и прочее, что девушка поведала хозяину аптеки, а после просто не позволять старику узнать еще больше. Благо, отчетности по проведенной работе Тентрариус от Герхена вроде как не требовал, следовательно, и скрупулезно отслеживать каждый шаг временного постояльца он не должен. И хорошо, потому что Филин терпеть не мог такого вот патронажа в той области, где и без постороннего вмешательства прекрасно разбирался.
Загадочный молчаливый лоддроу оказался новым подручным Левифрона по имени Даэвейн. Особой радости по этому поводу на лице шадоса так и не появилось, ибо меньше всего ему хотелось видеть эти стеклянные глаза круглые сутки, а то и заставлять эту ледяную скалу работать, когда как она вряд ли имела хоть какое-то представление о том, как работала алхимия и медицина, но Тентрариус быстро упомянул, что роль Даэвейна – в том, чтобы обеспечивать новоиспеченную лабораторию всем нужным, если Левифрону будет чего-то не хватать. В лице молчаливого юноши реализовалась вся та агентурная сеть из знатоков редких ингредиентов и реагентов, о которой просил Филин. Но что-то подсказывало алхимику, что будь все так просто, они не нашли бы самого недружелюбного снабженца, взгляд которого буравил до самых костей.
«Посмотрим, что он может. Пускать его в лабораторию меня тоже никто не заставляет».
- Сейчас мы можем туда пройти, и Вы сами оцените степень приемлемости для Вашей будущей работы. Мы постарались получше оснастить лабораторию за то время, что осталось после разговора с Альвэри, но, возможно, Вы захотите чем-то дополнить, что я мог упустить из виду или просто не посчитал нужным внести в список необходимого.
Левифрон был почти уверен, что найдет, чем бы дополнить лабораторию, ибо в отличие от Альвэри и Тентрариуса, он действительно видел, как выглядит профессиональное пристанище алхимика. Но осаживать старика не стал, больно уж тот был приветлив, его явно воодушевило, что навязали ему не какого-то оборванца с улицы, а человека одного с ним цеха. Да и старался, небось. Левифрон бы в свой подвал никого не пустил даже за все золото мира, а вот аптекарь расщедрился. Явно плохим человеком не был.
- Ну тогда не будем медлить, - ответил Герхен, не скрывая своего энтузиазма.
- Прошу прощения, - подала голос прежде молчавшая в стороне Альвэри. Удивительно даже, что обошлось без оскорбленного приказного тона. – Думаю, дальше Вы обойдетесь без меня. Да и Вам оное, предполагаю, пока без надобности, а мешать никому не хочу. Засим, позвольте откланяться, хочется заняться делами более приземистыми, чем алхимия, немного развеявшись за стенами города в этот чудный, морозный день.
Пожелав всем продуктивной работы и хорошего дня, а также пообещав явиться в случае нужды по первому же зову, когда вернется с прогулки, Альвэри забрала свои вещи и покинула лавку. В иной день Герхен бы не обратил на планы девушки особого внимания, но он знал, что в критических ситуациях она способна на столь же неподдающиеся осознанию поступки, как и Бэй, и если второй уже успел натворить такого, что было непонятно, то ли смеяться, то ли плакать, то и лоддроу тоже с успехом могла решиться на что-нибудь не очень умное. Левифрону с Эбигейл хватило один раз наступить на эти грабли, чтобы не пожелать получить черенком в нос по второму кругу.
- Минуточку, - бросил алхимик Тентрариусу и Даэвейну, рысцой ринувшись к Бэю, который задумчиво рассматривал стеллаж. По пути Филин попытался рассмотреть сквозь окошко в двери, далеко ли успела уйти девушка, но с такого расстояния не увидел ровным счетом ничего.
- Иди в ту же сторону. В ту же, уловил? Мне нужен вяз, вяз растет в лесу. Бери нож и сдирай кору. Много коры. До ночи не возвращайся. И бегом, Бэй, бегом.
Направив иштэ к двери, Филин вернулся к аптекарю. У Тентрариуса так и виднелся немой вопрос на лице, а вот Даэвейн остался столь же беспристрастным. Левифрон с непринужденной улыбкой проигнорировал обоих.
- Ну что, приступим к осмотру?
Вход в подвал скрывался в подсобном помещении, куда посетителям лавки хода не было. Спустившись вниз по довольно узкой лестнице, Герхен попал в комнату, которая теперь должна была заменить ему родную лабораторию в Налии. Подвал был на удивление просторным, алхимик ожидал увидеть нечто более скромное. Места было так много, что в центре спокойно стало несколько столов, при этом оставив достаточно пространства для передвижения и пустую стену, которую можно было при желании заставить мебелью, местами хранения и алхимическими агрегатами. Нашелся даже очаг. Окна при этом не было видно, помещение освещалось искусственно, но свежий воздух в больших количествах все равно откуда-то прибывал, что было необходимо при наличии очага. Видимо, где-то в кладке были щели.
«Плохо, что окна нет. Запахи пойдут наверх, да и дым… Может, дымоход компенсирует».
Один из стеллажей было щедро заставлен баночками, скляночками и мешочками с ингредиентами, там же нашлась и пара книг. Беглый осмотр корешков показал, что ничего нового для себя Левифрон подчерпнуть бы не смог, ибо касались они фундаментальных основ школы ингредиентов, который мужчина изучил еще в детстве. Полезным мог оказаться только атлас растений, в котором широко освещались особенности флоры восточного континента. Поскольку климат тут был суров, массово травы в восточных землях не добывались, а потому редкий алхимик, не являющийся местным жителем, был сведущ в их возможном разнообразии.
Отойдя от стеллажа, алхимик прошествовал к столам, обойдя их с другой стороны. Коллекция посуды впечатляла, больше не пришлось бы изготавливать зелья и отвары в том, что первое под руку подвернется, а также выжимать сок из гиацинтов ножом. Были там и весы, и ступка с пестиком, и горелка. Нашелся даже тигель, хотя плавить смолы и металлы Герхен пока не планировал. Не увидел он только дистиллятора.
- Нужен дистиллятор на пять литров минимум, - отстраненно проговорил Левифрон, окидывая взором дарованную ему собственность. – Но такой, чтобы можно было разобрать и использовать как выпариватель. Нужны шприцы, ремень для инъекций. Передник, перчатки, возможно, очки. Много марли и бинтов – тут нет окна, скорее всего, мне придется делать повязки. Также здесь всегда должно быть большое ведро воды. А еще нужен мел, много бумаги и писчие принадлежности, - бросив взгляд на очаг, Герхен продолжил. – Котел, а лучше несколько разных размеров. Воск для герметичного запаивания.
И так далее, так далее и так далее. Казалось, перечислял он необходимые вещи и реагенты целую вечность, и под конец у Даэвейна был добротный список покупок, к которому, судя по всему, тот был не очень готов, судя по той тени неудовольствия, которая проскользнула по его лицу. Особенно его не обрадовала необходимость возиться с ртутью, которая, как известно, могла  с легкостью убить. А ведь это была только база, без которой невозможно даже было начать. Да, обширная, но что же делать. То ли еще будет, когда суровому лоддроу придется искать нечто действительно редкое.
- И еще, Тентрариус, если вы не возражаете, я хотел бы поставить ящик где-нибудь во дворе. Некоторые ингредиенты и заготовки быстро приходят в негодность, если хранить их в тепле, а раз уж у вас такой подходящий климат, грешно не воспользоваться.
В список добавился еще и ящик с замком. После непродолжительного молчания Герхен решил, что пока на этом все, и отпустил лоддроу получать удовольствие от своих прямых обязанностей. Через некоторое время подвал покинул и владелец аптеки, оставив Левфирона и Эбигейл обустраиваться и обживаться, ибо другие посетители долго ждать у прилавка не могли.
В лаборатории повисло молчание. Она вызвала в Левфироне какие-то смешанные чувства, которые тот никак не мог определить. Естественно, его воодушевляла перспектива возвращения к работе, пусть даже возня с травками и приготовление лекарства от амнезии весьма смутно соотносились с тем, чем Герхен занимался прежде. Но что-то точило изнутри. Разумеется, это была не Налия. Даже близко не Налия. Умом алхимик это понимал, но все равно подобное сбивало с толку и даже заставляло… злиться? Будто бы он ожидал от новой лаборатории чего-то совсем другого, и теперь не мог смириться с тем, что не получил этого. Только вот чего он ждал? Чудесной телепортации в Мернот через время и пространство? Глупость и ребячество, но не получалось ничего сделать с тем смятением, которое они принесли.

+4

14

Альвэри попрощалась и ушла, а Левифрон за ней отправил Бэя. Вероятно, алхимик хотел убедиться, что с лоддроу все будет в порядке во время ее прогулки. Ну а они вместе с Тентрариусом и Даэвуйном (а именно так звали молчаливого юношу) спустились в подвал. Эбигейл сразу отметила, что он был просторным, и уж она-то его заняла бы под место для тренировок. Девушка свободна бы могла отрабатывать новые трюки и элементы, не опасаясь что-нибудь задеть, снести, разбить. Однако помещение было отдано под лабораторию, а потому было заставлено столами, стеллажами и ингредиентами. Эби медленно шла по периметру комнаты, читая названия на банках: что-то было ей незнакомо, что-то же она уже встречала в повседневной жизни. Удивительно было, что суккубия, добавляя те или иные приправы при готовке, никогда сильно не задумывалась, что из этих же самых трав делают лекарства, зелья и прочее.
Левифрон тем временем составлял список того, что ему еще может потребоваться в работе. «Он видимо решил разорить Альвэри», - улыбнулась таррэ, разглядывая очередной замысловатый предмет на столе.
- Значит, тут теперь и будешь варить свои зелья, - произнесла Эбигейл, когда они остались вдвоем. – И как тебе здесь? А главное, в чем будет заключаться моя помощь?
Вопросы скорее были заданы не ради ответов, а лишь для того, чтобы развеять тишину, которая повисла в комнате. Эби не знала, чем она сможет помочь, и будет ли Бэй всегда с ними. Быть может Левифрон его, как и сегодня, будет отправлять следить за Аль. А может и сама суккубия займется тем же. Но факт оставался фактом, Эбигейл будет оставаться с алхимиком наедине, а потому ему стоило знать, чего можно ожидать от нее. И близость этой темы все больше и больше заставляла девушку нервничать. Таррэ не могла понять, почему это вызывает у нее такою реакцию. Она была не самой скрытной личностью, да и уже делилась с ним своими слабостями, и все же. Но тянуть было нельзя. А потому обреченно вздохнув и, повернувшись лицом к Левифрону, начала говорить:
- Я должна тебе кое-что рассказать. Чтобы потом это не стало не приятным сюрпризом. Хотя о приятности еще можно поспорить. Это немного субъективный вопрос, - постепенно она начинала тараторить, а в голосе все больше проявлялось волнение. – Обычно таррэ таким не делятся. Ну я думаю, что не делятся. Честно говоря, не припомню ни одного случая.
«Что ты несешь?» Нервозность начинала зашкаливать. Эби понимала, что ушла не туда, и что надо было сказать без этой ненужной вступительной речи, но было поздно. Девушка сделала шаг назад и наткнулась на стол, что-то задевая рукой. Звук бьющегося стекла сработал как спусковой крючок на арбалете. А потому вместе и с опасением, что сейчас ее отчитают, как маленькую девочку, появилось и та сила, которую Эбигейл так упорно пыталась не выпустить наружу. Но не вышло. А так как кроме алхимика никого рядом не было, то достаться должно было только ему.

Отредактировано Эбигейл (2017-03-13 11:46:46)

+6

15

Бэй медленно выдохнул. Еще неизвестно было, стоило ли ему и дальше приглядываться к молодому лоддроу или с спокойным сердцем оставить эту затею, но одно в ходе разговора стало мужчине предельно ясно – Даэвейн был приставлен к Левифрону, служить в угоду, так сказать, а, следовательно, вряд ли бы пересекался с Альвэри чаще, чем они сами. «Мальчик на побегушках, значит». Иштэ поджал губы, в очередной раз покосившись на парня, который скорее напоминал ни живое существо, а ледяное изваяние с холодным и пустым взглядом. Что не говори, а все представители снежной расы как две капли воды были схожи меж собой задиристыми норовами, чрезмерной надменностью и закрытостью в своих мирках, ограниченных морозными чертогами. «Да и за их пределами не тают», - заметил про себя Эйнохэил. Уж ему-то было кого привести в пример мыслям, что роились в голове. И как бы терпимо не пытался относиться к восточному народу проклятый, а общество из нескольких «неприступных скал» являлось для него перебором. Под ту же гребенку разве что хозяин аптеки и не шел. Уж слишком приветливым и простым хотя бы в беседе тот оказался. Да и если бы ни заостренные уши, что выдавали представителей эльфов, можно было и вовсе принять Тентрариуса за обычного старика-алхимика с бледноватым оттенком кожи из-за просидки днями и ночами в стенах своей обители, где не покладая рук он мог возиться с приготовлением отваров и прочей врачевно-целительской байды.
От разглядывания стеллажа, к которому чуть ли не прилип, Бэйнар отвлекся лишь заслышав голос Аль.
- Прошу прощения, - обращалась девушка к аптекарю, но приковала к себе ни только его внимание, - Думаю, дальше Вы обойдетесь без меня. Да и Вам оное, предполагаю, пока без надобности, а мешать никому не хочу. Засим, позвольте откланяться, хочется заняться делами более приземистыми, чем алхимия, немного развеявшись за стенами города в этот чудный, морозный день.
Мужчина закатил глаза, вновь поворачиваясь и вперивая взор в горные породы. «Такое ощущение, что ты лекцию по культуре речи перед залом зачитываешь», - он приоткрыл рот, беззвучно повторяя за эльфийкой все ею сказанное и тем самым передразнивая, - «Оное… Засим. Позвольте откланяться… «Приземистыми» и снова «оное»… Проще, говори ты проще!». Как же хотелось видеть ее прежней: простой в понимании и восприятии, умеющую ни только слушать, но и слышать, и ради этого не нужно было расшибаться вдребезги о неприступную стену, за которой она пряталась ото всех и вся: холодная и по-своему одинокая.
От ностальгии по недавнему устою жизни иштэ отвлек звон колокольчика, оповещающий о том, что народа в аптеке поубавилось. Эйнохэил вздохнул. Каждый раз когда они с Альвэри расходились в последнее время душой овладевало странное чувство облегчения, помешенного с тоской. И если бы не подлетевший к мужчине Левифрон, он так бы и остался стоять, изучая полки и пытаясь разгадать собственные ощущения, пока кто-нибудь еще не соизволил одернуть.
- Иди в ту же сторону. В ту же, уловил? Мне нужен вяз, вяз растет в лесу. Бери нож и сдирай кору. Много коры. До ночи не возвращайся. И бегом, Бэй, бегом.
Будучи в прямом смысле слова оторванным от лицезрения стеллажа и мыслей, проклятый не сразу смог уловить, чего от него требовали. А еще через секунду он был тыкнут лицом во входную дверь без какого-либо права возразить. Все, что успел сделать иштэ, так это с изумленным видом воззриться на вход и попытаться понять, что следовало делать далее. Когда же момент ступора от тараторства шадоса и его бесцеремонного выпроваживания прошел, мужчина, пусть и с удивленно-растерянным взглядом, а все же вышел прочь.
«И как он себе это представляет?! Я вот себе не представляю даже как это дерево выглядит. Или что это? Куст?», - все с тем же выражением лица произнес в мыслях проклятый, выискивая в какую сторону направилась ледышка. «И нож, конечно же, я с собой всегда таскаю... Вот ты где». Завидев подошедшую к привязанному у здания гаррату лоддроу, проклятый заспешил к ней. Следовать за девушкой тайком, да и когда та оказалась на коне, и не хотелось, и не представлялось реальным. А значит, нужно было подыскивать другие варианты. И хоть в чем-то, но стоило говорить правду.
- Аль… - громко окликнул эльфийку Бэйнар, но вовремя спохватился, - …вэри, - он почти подлетел к девушке, сохранив между ними расстоянии в вытянутую руку, - Подожди. Мне нужен бяз, - на мгновение он смутился, потупив взор и забормотав себе под нос, - Или вяз… Вяз, бяз, вяз… Кажется, так, - и снова поднял глаза на лоддроу, продолжив уже более уверенным голосом, - Вяз. Кора вяза. Много коры, - после короткой паузы проклятый все же потрудился и объясниться, - Она нужна Левифрону. И чем кора свежее, тем лучше. У меня, конечно, карта есть, но знаток этих мест все же лучше. Ты же все равно хотела выехать. Составишь мне компанию?

+4

16

- Значит, тут теперь и будешь варить свои зелья, - Левифрон только едва уловимо кивнул, продолжая блуждающим взглядом осматривать свои владения. Он все еще надеялся уцепиться хоть за что-то, что позволило бы ему действительно ощутить себя здесь на своем месте. Это было невероятно важно для продуктивной работы, ибо гнет долга не мог способствовать полету мысли и адекватному моральному настрою. Но взгляд так ничего и не находил, кроме привычных инструментов и посуды. - И как тебе здесь? А главное, в чем будет заключаться моя помощь?
- Посмотрим. Я пока не знаю, что сам буду делать, - только и сказал алхимик таким неопределенным тоном, будто растерянность от лаборатории вышибла у него из головы и все теории о загадочной болезни Альвэри. Он прошелся обратно к стеллажу с книгами и ингредиентами. – Здесь просторно, много места под работу. Столы добротные. Наверху аптека, так что нехватки основных ингредиентов не будет. А еще это подвал, куда никто не догадается заглянуть, если вдруг придут по мою душу.
Повернувшись обратно к девушке, алхимик потрепал за ухом Клейма, будто ища у него какой-то поддержки. Тому-то было все равно, где разложить свои кости и спать дни напролет.
- Здесь неплохо. Просто…
«Просто я ожидал чуда».
- … Просто мне нужно привыкнуть. Да, я привыкну, разложу тут все, обживусь - и будет почти как дома.
«Почти».
- Главное, что нашлось место для работы, и я снова могу что-то делать, а не сидеть сиднем на постоялом дворе. Я могу творить что-то… Значительное.
Он вернулся к столу, выложил на него некоторые свои записи, которые сунул в карман вместе с инструкцией трактирщика. Это был лучший выбор – затмить непонятную тоску и чувство неопределенности алхимией. Наука всегда расставляла все на свои места, ведь в ней только знания имели значение, а не место их реализации. День-другой продуктивных изысканий – и Герхен действительно привыкнет к этим стенам, а то и радоваться начнет, что они слишком отличаются от родной Налии, что избавляло шадоса от болезненных ассоциаций и воспоминаний. Все было к лучшему, нужно только взять себя в руки и продолжить двигаться дальше.
Пока Филин пытался найти в себе мотивацию и уйти от негативного впечатление, с Эбигейл что-то происходило: тревога и сомнения на ее лице были столь заметны, что и алхимик бы увидел их, не будь так занят собственными ощущениями. Поэтому и заметил странности он только тогда, когда девушка заговорила, подняв беспокоящую ее тему.
- Я должна тебе кое-что рассказать. Чтобы потом это не стало не приятным сюрпризом. Хотя о приятности еще можно поспорить. Это немного субъективный вопрос.
Надо ли говорить, что Герхен напрягся? Очень напрягся.
«Не говори мне, что и ты где-то что-то натворить успела».
А ведь он даже обрадовался, что удалось отправить гулять и Альвэри, и Бэя, что дало бы исключительную возможность побыть в тишине и покое, не подгоняемым ничьими требованиями и проблемами. Не нужно было бы переживать, что кто-то из этой парочки найдет себе приключений на пятую точку или нарвется на неприятности. Они были далеко, и если бы даже что-то такое и случилось, Герхен узнал бы только по их возвращении. В этом и была прелесть. Разумеется, во всех этих расчетах он упустил одно маленькое «но» - Эбигейл тоже умела разнообразить их на редкость скучное существование, если ее посещало должное вдохновение.
Обычно таррэ таким не делятся. Ну я думаю, что не делятся. Честно говоря, не припомню ни одного случая.
«Да что случилось-то?» - все эти хождения вокруг да около только заставляли нервничать еще больше и предполагать все варианты все хуже и хуже.
А поведение Эбигейл тем временем становилось все более странным, слова ее сливались в кашу, будто она стыдилась того, что ей предстояло поведать. А в определенный момент она и вовсе резко замолчала, зачем-то подалась назад, будто уже собралась сбежать, так и не договорив, неудачно повела рукой и снесла на пол несколько колб. Герхен только и успел, что метнуться в ее сторону, но посуду спасти, конечно же, не удалось. Сама рыжая выглядела, как испуганный кролик, и это было последним, что Филин совершенно точно увидел, прежде чем случилось что-то.
Собственно, это что-то нагрянуло так резко и внезапно, что у алхимика не было времени даже сообразить, что что-то изменилось. В его голове будто внезапно погасили свет: ему стало наплевать и на лабораторию, и на алхимию, и на амнезию Аль, да и на саму Аль тоже – пропади она пропадом в том лесу вместе с Бэем и корой, за которой Герхен его послал. Весь окружающий мир, все мысли и вообще все сошлось в одной точке – на Эбигейл. Левифрон вдруг понял, до какой же степени девушка была красивой, что он был круглым идиотом, раз не замечал этого раньше. Кому вообще нужны были все эти изыскания, напрасная трата времени на помощь тем, кто это даже не ценил, если рядом была она, и она ждала внимания и ответных чувств? Как он вообще смог не откликнуться сразу? Разве он нужен был хоть кому-то еще здесь, кроме Эбигейл?
На девушку он практически налетел, движимый снизошедшим на него откровением и совершенно новыми чувствами, ступая прямо осколкам. Разбитая посуда, которая в секунды падения задела некие струны души, больше не трогала. Не промелькнуло ни единой мысли о том, что это всего лишь магия, что с ее влиянием нужно бороться – суккубьи чары целиком и полностью вытеснили всякое здравомыслие, заместив понятия и перевернув ориентиры с ног на голову. Даже если бы девушка и захотела, она бы не успела вырваться – объятия Герхена больше походили на хватку, и если сама Эбигейл целовала его нежно и неловко вчера, то он – решительно и требовательно, будто силясь компенсировать свою прежнюю апатичность. Но и того было мало – магия требовала своего, но Филин не разделял свои собственные желания и подлый магический эффект, и ему казалось, что он хочет того же. Чудовищно. Без нее нельзя было жить.
Приподняв Эбигейл, он усадил ее на стол, который она так удачно очистила он стоявшего там доселе стекла. Только теперь он ослабил натиск и хватку, руки заскользили по талии и бедрам рыжей с куда большим трепетом, пусть и не менее настойчиво. Оторвавшись от губ, Левифрон опустился ниже и поцеловал девушку в шею.

+5

17

Эбигейл даже до конца не успела понять, что она натворила, когда Левифрон оказался рядом, обнял ее и принялся целовать. Ему пришлось сильно наклониться, а Эби встала на носочки и обвила его шею руками. Конечно, ей следовало остановиться, ведь в отличие от алхимика, девушка не могла пасть жертвой собственной силы. Однако это было не совсем так.
Магия всегда оставляет свои отголоски. В случае с молодыми суккубиями и инкубарами, для которых любой сильный эмоциональный скачок мог спровоцировать выброс силы, все это очарование превращалось в замкнутый круг. Левифрон не мог себя сдерживать, подавшись желанию, а все его поцелуи только возбуждали Эбигейл еще больше, от чего происходил очередной выброс силы, что лишь усиливало магию. К тому же для самой девушки ощущения становились более яркими и насыщенными, словно она приняла какой-нибудь наркотик. Вероятно, поэтому суккубии и инкубары были такими любвеобильными, они были способны разграничить свое желание и желание магическое, но при этом могли усилить удовольствие. Конечно, последнее по большей части относилось лишь только к тем, кто уже в полной мере контролировал свою способность. Молодым же особям приходилось учиться себя останавливать, ведь сила не всегда срабатывала на тех, кто им нравился.
Но не сейчас. Эбигейл напрочь потеряла самообладание. Она так сильно волновалась, что сила ее подведет в самый неудобный момент, что это волнение и спровоцировало способность. К тому же удивительно было, как бурно отреагировал на это Левифрон. Не на всех обольщение действовало одинаково, все это зависело, скорее всего, от каких-то внутренних качеств, характера. Быть может, на того же Даэвейна оно бы почти не подействовало, и лоддроу лишь бы руку поцеловал девушке. Эби никогда не вдавалась в подобные детали.
«Нет, все должно быть не так», - робкая мысль проскользнула в сознании, но в этот момент мужчина приподнял ее и усадил на стол. Поцелуи его стали не только жадными и страстными, но и чуть более нежными, и он целовал уже не только губы, но и шею, а руки его блуждали по ее телу. И все, о чем могла думать суккубия, это почему на них до сих пор столько одежды? Девушка стянула с Левифрона плащ, а тот уловил ее посыл и стащил себя свитер, оставшись в рубашке. Затем пришел черед Эбигейл избавиться от теплых вещей. Эби запустила пальцы в его волосы и притянула к себе, снова начиная целовать, она прижалась к алхимику всем телом, не без удовольствия отмечая то, как крепко он ее обнимал.
Ей надо было остановиться, эта мысль вновь посетила ее голову. Но девушка не могла, не хотела, и пальцы, словно специально противясь здравому смыслу, едва касаясь скользнули по лицу и шее мужчины и принялись расстегивать пуговицы на рубашке.

+6

18

Альвэри переступила порог аптеки с небывалым чувством облегчения. Казалось, поток морозного воздуха, что выдернул ее из теплого помещения, выветрил из сознания любые мысли, кроме тех, что связанны непосредственно с настроем на поездку. Предоставив в распоряжение Левифрона и компании все, в чем те нуждались для проведения своих экспериментов и, по сути, вверив их в руки Тентрариуса, она могла с чистой совестью заняться тем, к чему тянулась ее душа. Да и мысли, что заставили ее обратиться за помощью к едва знакомым людям, поспокойнее стали, стоило только сделать хоть какое-то действие в эту сторону. Возможно, через какое-то время они вновь вернуться, беспокоя сознание, но уж точно не сегодня.
Аль подошла к гаррату, принявшись отвязывать животное.
- Ну, вот и все, - проведя по бархатистой шее коня ладонью, проговорила лоддроу. – Теперь только ты, я и ветер, стоит лишь выехать стены города.
В предвкушении прогулки, девушка не заметила того, как следом за ней из аптеки вышел Бэйнар. Уже схватившись за луку седла, готовая вскочить в оное,  она услышала, как ее окликнули. По спине пробежал неприятный холодок. Опустив руку и полуобернувшись, Фенрил воззрилась на остановившегося неподалеку мужчину.
-…Подожди. Мне нужен бяз, - он замялся. Девушка выгнула левую бровь, во взгляде читался немой вопрос, - Или вяз… Вяз, бяз, вяз… Кажется, так. Вяз. Кора вяза. Много коры, - "Боги, как он его вообще взял в подручные?" - промелькнула первая мысль, резко развернувшаяся уже в следующее мгновение. -" Ну, нужно, так займитесь этим. Я же вам все для этого предоставила. Зачем-то мне эти тонкости рассказывать?". Легкое раздражение охватило сознание, но она промолчала, - Она нужна Левифрону. И чем кора свежее, тем лучше. У меня, конечно, карта есть, но знаток этих мест все же лучше. Ты же все равно хотела выехать. Составишь мне компанию?
От последнего вопроса-предложения лоддроу, не успев даже себя одернуть, отреагировала непривычно бурно. Сначала брови дернулись вверх, не скрывая явного удивления их «хозяйки», после девушка нахмурилась. По бледному лику пробежала тень недовольства. Во взоре, направленном на помощника Левифрона, словно так и читалось в тот момент: «Вы издеваетесь? Хотела выехать… Одна! А не для того, чтобы заниматься обдиранием деревьев!» Нет, правда, Альвэри не могла взять в толк, когда наступила кому-то из Богов на любимый мозоль, что все ее планы отправлялись коту под хвост, стоило только появится хоть какой-то надежде на их исполнение. Продолжая молча сверлить мужчину холодным взглядом, Фенрил одновременно пыталась справиться с волной дикой злости, коя так быстро поднялась в душе, что едва хватило силы воли ее сдерживать. Девушка и взаправду начинала думать, что чем-то успела насолить божествам в тот самый отрезок прошлого, что столь удачно выпал из памяти, и теперь только пожинает плоды своих забытых деяний. Впрочем, догадки так и оставались догадками без возможности подтверждения. Сейчас было явно не то место и время, чтобы начать ломать голову еще и божественном проведении да мести.
Мысли вновь вернулись к мужчине, стоявшем напротив. При всем желании отправить Бэйнара далеко и надолго с заданием алхимика, нанять ему провожатого да попросить двигаться в сторону, противоположную той, в которую собралась она сама, не получалось, это все так и осталось не высказанным, разве что можно было уловить во взгляде и то ненадолго. Девушка напомнила себе, что только ее просьба, возможно, удерживали всю компанию в городе. И именно для того, чтобы  попробовать ей помочь Левифрон озадачил своего помощника поиском этой коры, свежесодранной, да. Возможно, у алхимика уже созрел план по приготовлению какого-нибудь зелья, кое способно расшевелить ее память, потому он даже отмел помощь Даэвейна или же отправил того за чем-то другим… В общем, чем бы не было продиктовано желание лекаря отправить именно Бэя за конкретным ингредиентом, подвоха в том узреть не получалось. Как и в словах последнего, вполне разумно нашедшего выход из своего положения. «И не посчитавшегося с моими планами…» - ворчливо подбросило сознание.
- Тебе понадобиться лошадь, - наконец, "сухо" проговорила девушка, отворачиваясь от мужчины и беря гаррата под узду. – Думаю, на постоялом найдется что-то подходящее для тебя, с учетом твоих навыков наездника.
[float=left][mymp3]http://my-files.ru/Save/o4k2j0/ruelle-madness-indie-rock-electronic_(mp3.cc).mp3|Madness[/mymp3][/float]Более лоддроу не проронила ни слова, двинувшись в нужном направлении. Молчала она, в частности, потому что ее так и дергало язвить, выплескивая все свое раздражение на Бэйнара. Она злилась на него за то, что чувствовала себя рядом с ним неуютно и странно; злилась на Левифрона, что отправил именно его искать эту тейарову кору и именно тогда, когда она едва успела сделать пару шагов из аптеки; злилась на себя за то, что не могла контролировать эмоции, уже не впервые. Это все вместе вновь выбивало почву из-под ног и ей приходилось тратить очень много сил на то, чтобы вернуть себе былое, показное в большинстве своем, внешнее безразличие. «В следующий раз я просто молча уеду и гори все синим пламенем. Это же какое-то проклятие... так ясность рассудка можно потерять со временем.»

Бэй, Альвэри ----->Постоялый двор «Зимний очаг»

off

я не смогла это не заскринить хД
http://sd.uploads.ru/t/wz8Vv.jpg

Отредактировано Альвэри (2017-03-15 17:10:36)

+4

19

Эбигейл отозвалась почти мгновенно – и душой, и телом, подавшись навстречу, напрочь наплевав на то, что между магией и настоящими чувствами пропасть была настолько же велика, как моря между южными и западными землями. Может, и стоило бы ей хотя бы на мгновение задуматься, что же она делала, ведь сам Левифрон отдавал себе отчет о своих действиях все меньше по мере того, как продолжалось действие чар. А ведь оно не только продолжало длиться, но и усиливалось, хотя Герхену едва ли могло уже стать хуже – он уже достиг предела, который в трезвом состоянии для него был какой-то недостижимой высотой. Сколько бы ни было в нем страсти к науке и алхимии в частности, он был слишком холоден и отстранен по отношению к существам разумным, чтобы Эбигейл могла получить желаемое до того, как перегорела бы к этой авантюре сама. Единственное, что впервые едва ли не за всю жизнь поглощало его с головой – та самая нечеловеческая ненависть и ярость, находившие так же внезапно, как и суккубья магия.
Чары были похожи на эти припадки гнева, они тоже не оставляли пространства для здравого смысла. Возможно, прежний Левифрон и устоял бы перед ними, ибо разум целостный, непоколебимый перед многими искушениями этого мира видел и не такое, но ныне же в душе была сквозная брешь, ослаблявшая доселе крепкие остовы. У алхимика изначально не было шансов сдержаться. Утешением могло служить лишь то, что куда лучше было целовать рыжую, чем бездумно бросаться на бездомного пророка, вытягивая из его хлипкого тела душу. Или на любого другого, кто иной раз мог бы подвернуться под руку в неудачный момент. И уж многим лучше, чем если бы повторилось подобное тому, что произошло у печи. Лучше уж пасть жертвой чар суккубии, чем собственной неконтролируемой агрессии.
Плащ упал на пол, и только после этого Герхен ощутил, как в тумане, до какой же степени ему жарко, но так и не разобрал, из-за теплой одежды это или из-за нахлынувшего желания. Эбигейл была предельно понятна в своих намеках – одежка в их деле была не нужна и лишь мешалась под руками, портя ощущения. Свитера полетели в сторону, а рыжая прильнула к Левифрону с еще большим рвением, прижимаясь всем телом, оплетая шею руками и запуская пальцы в волосы, распаляя своими касаниями и покорной податливостью.
В таком положении они продержались недолго, руки рыжей скользнули к рубашке, она начала неловко расстегивать пуговицы. Герхен чуть отстранился, чтобы она закончила быстрее, но не прекратил поцелуя, ибо это в его понимании было уже слишком, оставить девушку он был не в силах. Как не был в силах на столь тонкие манипуляции с одеждой, а потому ограничился тем простым решением, которое осталось ему доступно. Проведя ладонями до бедер, он вытянул полы рубашки, запустил руки под ткань. Это был еще один хороший момент для того, чтобы одуматься и остановиться, пока не стало слишком поздно, но Филина несло, а рыжая, кажется, совсем потеряла голову, упиваясь происходящим. Возможно, это была импровизированная месть за то, что не откликнулся сразу, тогда, в снежном саду, заставив ее чувствовать неловкость и смущение за свою непрошенную откровенность, пусть даже все и произошло неожиданно и внезапно для самой Эбигейл. Или за то, что так усердно удирал от нее ночью, будто она была прокаженной, а само ее присутствие рядом приносило только мучения. Возможно, ей было достаточно и такого, ненастоящего и навеянного магией.
Сокровенность начала рушиться, когда пальцы Левифрона коснулись живота Эбигейл, но это было только начало – уже совсем скоро он куда смелее гладил девушку, задирая рубашку все выше и выше, до неприличия. И стоило бы если не остановиться, то хотя бы вспомнить, что дверь была всего лишь прикрыта, любой мог войти и увидеть столь нескромную картину на чужом столе в чужой же лаборатории, но куда там. Жарко было не одному Левифрону, теперь он это ощущал – девушка в его руках тоже бесстыдно горела.

+6

20

Водоворот чувств и магии все продолжал набирать свой оборот, засасывая Эбигейл и Левифрона все больше. В сознании уже ничего не осталось, казалось, что Эби превратилась в один сплошной нерв и откликалась лишь на прикосновения. Так они и общались, с помощью губ, рук, тел. Девушка расстегнула рубашку мужчины и принялась целовать сначала его шею, чуть прикусила мочку уха, затем перешла к плечам, ключицам и вновь вернулась к губам. Он же исследовал ее тело под рубашкой, заставляя дрожать от этих прикосновений. Сердце бешено колотилось, а воздуха уже не хватало.
«Эбс, но это же магия!» - в голове появилась эта назойливая мысль. Суккубия вновь постаралась отмахнуться от этого голоса. Какая сейчас ей была разница?! Все было так прекрасно, эти эмоции, они поглощали. Хотелось лишь еще сильнее прижаться к Левифрону. А эта рубашка, что уже маячила в районе подбородка дико бесила, а потому Эбигейл нащупала верхние пуговицы и, расстегнув их, через голову сняла с себя рубашку.
«Он-то этого не хочет», - и вновь этот рассудительный и спокойный голос совести.
«Его тело явно несогласно с этим утверждением», -  а это уж точно говорила похоть. Эбигейл отстранила от себя алхимика и легко спрыгнула со стола. Подталкивая его чуть назад, девушка усадила Левифрона на стул, сама же уселась сверху, вновь целуя.
Но мысли все больше и больше уводили ее в сторону, и как бы сильно она не сопротивлялась им, но магия постепенно начала отступать, позволяя суккубии думать. Она начинала понимать, что если бы не ее способность, то вряд ли бы Левифрон вообще проявил к ней подобное внимание. Да он же шарахался от нее, как от огня, хоть и старательно это скрывал, но кое-что Эби все же подмечала.
- Стой, - тихо прошептала она отстраняясь. – Перестань. Брысь, фу, отпусти! – эти слова девушка проговорила уже более уверенно, убирая его руки от себя и вырываясь из объятий.
Суккубия отскочила от Левифрона как ужаленная, и отошла как можно дальше. Она отчаянно пыталась восстановить дыхание, мысленно считая от одного до десяти и обратно. Сейчас требовалось успокоиться, чтобы чары полностью спали. Девушка провела ладонями по волосам. «Как же я такое допустила?» Но предаваться самобичеванию тоже было нельзя, это могло спровоцировать эмоциональный скачок, ну а дальше история бы только повторилась.
Спустя лишь пять минут Эбигейл осмелилась заговорить, когда почувствовала себя достаточно спокойной, да и к тому времени все обольщение должно было выветриться, возвращая Левифрону самого себя.
- Я все испортила, - то был не вопрос, а простая констатация факта, Эбигейл старалась говорить ровно, не позволяя себе расстраиваться. – Именно об этом я и пыталась тебя предупредить. Я не контролирую свою способность, и иногда она мне утраивает вот такие вот фокусы. Мне следовало остановиться раньше, но все это не так просто, как может казаться.
На мужчину девушка не смотрела, лишь только шарила взглядом в поисках рубашке. Нельзя же было продолжать разгуливать в полуголом виде. Та лежала около ножки стола, куда и была брошена. Девушка оделась. На языке крутился вопрос, что же дальше будет, как алхимик себя поведет, не попросит ли уйти, но, чтобы задать их, суккубии явно не хватало решимости. А потому облокотившись на стол и скрестив руки на груди, Эбигейл ждала, все также хмуро разглядывая пол.

+6


Вы здесь » За гранью реальности » Город Мандран » Магическая аптека Тентрариуса