За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Город Мандран » Магическая аптека Тентрариуса


Магическая аптека Тентрариуса

Сообщений 41 страница 60 из 60

1

http://s2.uploads.ru/vg9NL.jpg
[float=right]http://s9.uploads.ru/ljMtQ.png[/float]
  Сильно разболелся живот? Выворачивает от головокружения? Вывихнулся палец? Добро пожаловать в магическую аптеку Тентрариуса! Безумный старик найдет лекарство от любой вашей болезни, какой бы абсурдной она ни была. Естественно, вы должны дать ему взамен горсть звонких монеток, но поверьте, это стоит того. И ничего страшного, что алхимик иногда путает зелья! Это бывает крайне редко. Из вопиющих один единственный случай: мил человек хотел вылечить поясницу, но вместо этого у него вырос хвост - такие пустяки, право слово. Стоит заметить, что виной всему на самом деле постоянная глубокомысленная задумчивость Тентрариуса. Пока алхимик составляет в уме новый рецепт, рассматривая живописную дымящуюся колбу, какие-то хулиганы постоянно смешивают зелья на его полках и после этого быстро сматываются.
Склянки и бутыли, между тем, настолько неустойчиво гнездятся на полках, что иногда падают от малейшего касания. Феноменально то, что старик своими едва трясущимися ручками умудряется ловко хватать с полки нужное, ничего при этом не задев.

+3

41

5 число месяца Страстного Танца 1647 года, утро-день

- Отпусти и забудь, - билась в голове тупая мысль. Снова и снова прокручивая с разными интонациями. Но все же озлобленно-гнетущая побеждала на фоне остальных. Николь  давно уснул. Любое движение отдавалось болью, поэтому он частенько и просыпался. Он уже начал думать, что это  никогда не закончиться. Чтобы как то отвлекать себя от сторонних мыслей, Ник начал прислушиваться к утихающему треску камина и снова засыпал.
- Ты сможешь жить, без мести?
- Конечно.
Тогда Николь поверил.

Суккуб в очередной раз проснулся, но уже не от сковывающей боли. А от холода. Огонь перестал греть. Еще и рука затекла так, что он ее не чувствовал. Как раз на ней лежала мелкая шавка. Ей явно было удобно. Она не очнулась, даже когда тот попытался вытащить свою конечность из-под ее тельца. Сдавшись, Рыжий перевернулся на спину. Он узрел потолок, потом стол, а где то в другой стороне комнате других обитателей, что продолжали дрыхнуть. Все же кое-как, скинув с себя маленькое существо, суккуб «прислушался» к внутренним ощущениям. Кажется, организм приходил в норму. Усталость перестала утяжелять тело, а острая боль перешла в стадию тихо ноющей. Плюс ко всем ощущениям добавилась природная потребность. Терпеть стало совсем невыносимо. Это заставило подняться со своего прогретого места и двинуться к двери.
Когда остроухий дернул ручку, та конечно же не поддалась. Он дернул еще раз. После повторного поражения, плечи Ника поникли. Парень начал осознавать, что или ему придется будить своих знакомых, чтобы те выпустили его, иначе Эбигейл ожидало действо похуже завтрака шадоса. Почему нет такого желания? Он совершенно не хотел видеть осуждающий взгляд черноволосого. У того вряд ли существуют в наличии такие же потребности как у смертных, с сарказмом подумалось Николь.
Тут таррэ медленно перевел взгляд на спящего Левифрона. Он безмятежно посапывал во сне. Другая мысль слишком быстро, но навязчиво промелькнула в голове. Одна из бровей поползла вверх, когда лейтенант приблизился к ним. Стражник присел подле них. Осторожно, следя за каждым своим же движением. Он не знал, насколько чутко парочка спала. Прежде чем делать что-то предосудительное, суккуб нагнулся к парню, поднес пальцы к его лицу и щелкнул. Тот даже бровью не повел. Видимо вчерашний день и бессонная ночь смогла вымотать его до такой степени, что он перестал воспринимать внешний мир хотя бы во сне. Что ж тогда можно заняться и тем, что задумывалось с самого начала. Левифрон уснул в одежде, плюс Эбигейл лежала рядом. Благо сейчас сопела, повернувшись спиной, уволакивая по себя общее одеяло. Рука суккуба скользнуло под него, не лишая остатков тепла шадоса. Перепады температуры так же могли его разбудить. Сначала он почувствовал складки рубашки, в которых вряд ли можно что-то спрятать. Он, не колеблясь, спустился вниз, где все же имелись карманы. Разноглазый так увлекся процессом, что не заметил кое-чего очень важного.
Волкодав приблизил свою морду, настолько близко к щеке суккуба, что Николь почувствовал запах, исходящей из его пасти. Рык формировался в глотке животного, но не вырывался наружу. Таррэ замер. Он уже ухватил нужную вещь, находящуюся в кармане шадоса. Резко потянув на себя, лучник поднял руки, как будто сдаваясь. Мягко плюхнулся на свой зад и позволил себя обнюхать. За все время их «знакомства» псина не подходила к нему для детального изучения. Теперь он дал повод и сам подошел слишком близко. Парень не стал пока трогать того за холку или пробовать коснуться слюнявой морды. Просто молча сидел, пока старожила не потеряла к нему интерес. Точнее дала понять, чтобы тот мог идти и более не прикасаться к хозяину. Что ж этого уже и не требовалось. Ключ от двери находился в когтистых руках.
Пришлось снова подниматься и двигаться к своей цели. Парень засунул ключ в замок. Щелчок. Огромный пес негромко зарычал.
-  Тихо, тихо, тихо, - начал прикладывать палец к губам Николь. Он всем своим видом показывал, чтобы тот перестал будить своих хозяев. Возможно, телодвижения Рыжего возымели свой эффект. По крайне мере, псина молча села, и уставилась на нервно дергающегося незнакомца. И прежде чем животное поняло, Ник прошмыгнул в щель двери и плотно закрыл за собой дверь. Прислонившись к ней, он выдохнул. Итак, теперь в поисках другой цели. Аптека оказалась не такой большой. И все что лейтенант так стремительно искал, отыскалось быстро.
- Кто вы молодой человек? - Встретили его при выходе из заветной комнатки. Бородатый старик, вперив в него слабовидящие глаза.
- Скорее всего тот, кто пользуется вашим гостеприимством и лекарствами.
- Видимо именно так. – Кивнул хозяин лавочки. –Слишком уж много рыжих развелось здесь.
Он, продолжая что-то говорить, ушел восвояси.
Николь пожал плечами и пошел дальше исследовать помещения. Кухни не оказалось. Очень жаль. Хотелось есть. Или то помещение, в котором он спал, и являлась кухней? Лейтенант скептически поморщился. Тут ему на встречу вышел парень, который вчера принес им тюфяки.
- Слушай, эээ, - он точно не помнил, как его зовут или даже не знал.
- Даэвейн, - подсказал ему тот.
- Точно! У вас тут съедобного не найдется?
- Съедобное? – Пробормотал парень, как будто впервые слышал такое слово.
- Овощи, яйца, чай, - на сей раз подсказал Николь.
- Чай есть, - обрадовался знакомому слову парнишка.
- Отлично, уже хорошо. А все остальное?
- За этим я могу сходить на рынок.
- Замечательно. – На том и порешали. Он не стал ничего определенного просить у него. Вдруг еще и денег попросит. Даэвейн сходил за продуктами довольно таки быстро. В сумке оказались помидоры огурцы и даже лук, а еще яйца, колбаса, хлеб и даже какие то пирожки.
- А чай у вас какой?
- Есть. Мятный…
Ник утащил все припасы, не обращая внимания на печальный взгляд парня. Он явно ожидал так же перекусить.
Осторожно открывая дверь в обитель, где все еще спали врач и девушка, стражник протиснулся в щель. И, конечно же, увидел две морды, что уставились на него. Видимо вели они себя тихо. Раз остальные не проснулись. Детектив быстро сообразил, где что находится. Правда, особого ничего не требовалось. Оливковое масло и соль для овощного салата. Посудина для яиц. Она походила на большую колбу, но с широкой горловиной. Сложив туда яйца, он налил воды, поместил ее на поставку и зажег горелку. Вот чайник лейтенант уже приметил на традиционном месте – висящем в камине. Нужно было всего лишь снова развести огонь. Чем и занимался следующим этапом Николь. Он не собирался будить Эбигейл и Левифрона, но готовил на всех.
Первый делом, Кэрролл отрезал колбасу и предложил ее большой псине. Он с подозрением посмотрел на кусок мяса, что ему с осторожностью подали. Потом перевел желтый взгляд на суккуба, типа «И че? Думаешь, я это есть буду?». Маленькая же шавка, заметив замешательство сородича, ухватил кусок и начал утаскивать. Пес, увидев это, положил лапу на мясо, не давая больше отодвинуть от себя угощение. Та не сдавалась до тех пор, пока заветный кусок не исчез в пасти волкодава. С обидой подняв хвост, шавка удалилась, выпрашивать новый кусок колбасы. Этому незатейливому примеру последовал и волкодав.
Вскоре яйца были сварены. Салат порезан и заправлен. Чай источал свой приятный запах. Стражник не стал себя ущемлять, и от души положив всего и сразу в свою тарелку. Прихватив и пару пирожков. Практически все мясо ушло на задабривание двух псиноподобных животных. Те явно просекли, что от их действий зависит тишина в комнате. И поэтому, начинали копошиться, когда не получали заветный кусок.
Николь вышел, прикрывая за собой дверь. За ним последовала только черная шавка. Волкодав остался подле хозяина, уже сытый и, более или менее, довольный жизнью.
И снова стражника встречал аптекарь.
- Иди сюда и помоги. Раз пользуешься моим гостеприимством, поможешь заполнить журнал. Скоро полдень уже. – Старик протянул ему книгу с оборванными краями, - грамоте же обучен?
Николь кивнул. Он не против помочь аптекарю, тем более, что никакого физического труда не обещалось.
- Как твои ребра? Заживают?
- Как вы…
- Походка, осторожное дыхание, - отмахнулся от любопытства Рыжего  алхимик. – Интересно чего тебе дал Левифрон, раз ты уже на ногах. Но не будем отвлекаться. Тебе нужно записать сколько грамм доставлено того или иного элемента или ингредиента. Даэвейн постоянно делает помарки в записях и его почерк разберет разве что сам Акал.
Аптекарь взял с тарелки Ника булочку и снова удалился. Пока его полностью не лишили еды, Ник быстро навернул овощи и яйца. Оставив напоследок оставшийся чай с пирожком. Но когда он, увидев все-таки взгляд Даэвейна, с неохотой поделился последним.
- Мне сказали, что тебе тут помощь нужна, - Ник аккуратно присел на стул, отхлебывая горячий мятный напиток. Приятное тепло разлилось по организму. Знаменуя верный путь к поправке. И правда, чем «угостил» врач своего пациента, раз сейчас он мог практически не обращать внимания на боль и передвигаться без особых затруднений?
Последующие часы работа оказалась монотонной. Детективу диктовали названия и цифры, а он старался более или менее, понятнее писать все это в журнал аптекаря. Когда в очередной раз было озвучено замудренное название, помощник услышал тихий храп. В Нике оказалось не так много сил как ему показалось. Все, свои силы он потратил на готовку завтрака и бестолковым (как ему показалась) записям. Или успокаивающий чай возымел свой эффект… Но факт остается фактом. Кэрролл снова уснул, сидя на удобном стуле за прилавком аптекаря.

Отредактировано Николь (2017-05-28 22:56:28)

+3

42

Усталость Левифрона была столь велика, что для него самого осталось незамеченным, как Эбигейл перевела его на тюфяк. Все еще находясь в полудреме, он последовал ее просьбе и совершенно бессознательно перекочевал из-за стола, тут же снова уснув, как только голова коснулась матраса. Тепло одеяла и Эбигейл быстро сделали сон настолько крепким, что более уже ничего не смогло добудиться алхимика: ни Клейм со своим рычанием, ни Николь, искавший в карманах Герхена ключ, открывший бы ему путь на волю. Остались незамеченных и кулинарные изыскания рыжего, все, чего его копошение и шум достигли – что Левифрон свозь сон повернулся и уткнулся носом в тюфяк, пряча лицо от света, который при наличии иных раздражителей начал мешать. Когда же разноглазый закончил хозяйничать в чужой лаборатории и сгинул восвояси, алхимик снова перестал замечать что-либо в окружающей действительности и проспал еще некоторое время.
Пробуждение вышло неожиданным. Как то часто бывало, отдохнувший организм начал вытворять не самые приятные вещи, обратив сон в некое подобие тягучей дремоты, от которой обычно начиналась мигрень, а тело вместо чувства освеженности наполняла новая усталость. И именно в таком состоянии, когда мысли свободно текли через эту грань реальности и сна, Герхен внезапно сообразил, что кроме него самого в лаборатории никто работать не мог, как, следовательно, и шуметь. Вторым открытием стало то, что алхимик, собственно, находился уже совсем не у стола, где запомнил себя в последний раз, а мирно отдыхал на тюфяке, заботливо прикрытый некой походной конструкцией, игравшей роль одеяла. Стоило только повернуть голову вправо – и в лицо полезла копна рыжих волос, хозяйка которых все еще спала, повернувшись к Филину спиной. Зрелище, само по себе вызывающее теплоту и какие-то странные порывы, но Герхен проявил сдержанность - будить суккубию не хотелось. Рядом с девушкой обнаружился и Клейм, вполне себе бодрствовавший и осматривающий окружение, положив морду на лапы. В последнюю очередь Левифрон перевел заторможенный взгляд на очаг. Во-первых, он горел. Во-вторых, пациента на тюфяке у огня больше не было.
Когда мысль эта в полной мере дошла до оплетенного дремотой сознания, алхимик резко сел. От столь радикального изменения положения в пространстве спросонья перед глазами поплыли черные пятна. Как только пейзаж прояснился, Герхен убедился – их гость исчез не только со своей лежанки у самого выгодного места в лаборатории, но и из всего помещения в целом. Весь фатализм ситуации вырисовывался крайне медленно, и пока мозаика складывалась, Филин запустил руку в карман. Ключа не было.
«Нет».
Он уснул. Он не выдержал и уснул, а нахальный рыжий воспользовался ситуацией и сбежал, не встретив никаких препятствий. Возможно, только Клейм сберег Герхена от печальной участи быть убитым в собственной постели, когда он утратил бдительность и поддался минутной слабости. И без того титаническая моральная дилемма завернулась еще большим узлом, будто бы стянув горло алхимику. Дышать стало нечем. Накатила паника.
«Нет, нет, нет! Зачем он это сделал? Я ведь мог обойтись малой кровью, я хотел обойтись без жертв!»
Теперь тайна гуляла где-то по улицам. Возможно, она уже достигла адресата, и прямо в эту минуту отряд стражи окружал аптеку, дабы повязать богомерзкое тейарово отродье. Или, возможно, в город уже выступила Инквизиция, желающая лично разобраться с нежелательным элементом, не доверяя такое важное дело неотесанным стражникам. Возможно, где-то уже снова готовят эшафот.
По спине прошел отвратительный холодок. Не могло все так закончиться.
«Я его догоню, найду и…»
И что? Возможности выбора сократились до единственно возможного – больше наматывать сопли на кулак не выйдет. Если они хотели остаться в этом городе, угрозу требовалось убрать, если, конечно, еще было не слишком поздно.
Откинув импровизированное одеяло, Левифрон поспешил подняться. Его еще слегка водило, но он будто бы этого и не заметил – ринулся к двери, проигнорировав и Эбигейл, и завтрак, на который даже не посмотрел. Клейм подорвался за хозяином, и дверь громко захлопнулась за самым его хвостом. Алхимик уже летел наверх, перепрыгивая через несколько ступенек и спотыкаясь, пес едва поспевал за ним, ибо с его габаритами развернуться на тесной лестнице было сложно. Не подумал Филин о том, что выглядит после сна, как пугало, чему Тентрариус не обрадуется, ибо клиенты такого зрелища не поймут. Но аптека была пустынна, только Даэвейн обретался у стойки. Герхен уже хотел бежать на улицу, пускать волкодава, снова вздыбившего шерсть, по следу, но в последнее мгновение передумал и ринулся к лоддроу. И уже на полпути заметил сначала шавку, а следом за ней – потерявшегося рыжего, которого поначалу не было видно за спиной посыльного. Разноглазый спал на конторской книге. Рядом стояла кружка. Бесцеремонно взяв ее в руки, Герхен принюхался. Мята.
Раздражение клокотало внутри, что отражалось на лице, но вслух Левифрон не сказал ни слова – Даэвейн стоял рядом и смотрел на алхимика, явно ожидая объяснений грянувшей панике. Герхен утолять его любопытство не собирался.
- Помоги снести его вниз. Ему все еще вредны нагрузки.
Вместе с лоддроу они отволокли спящего рыжего в лабораторию, уложили обратно на тюфяк. После этого Даэвейн был отослан прочь за травами, о которых алхимик просил еще вечером. Едва только дверь за ним закрылась, Филин взял пустую кружку, набрал воды из их стратегического резерва – и без малейших сомнений просто вылил прямо в лицо Ника. Не проснуться было невозможно.
- И что это было, черт тебя побери? – самоконтроль трещал по швам, но пока еще держался. Герхен чувствовал слабость в ногах, а потому оперся о столешницу. Он боялся даже представить, как близко обошла его страшная беда. Только тогда он заметил завтрак - и окончательно перестал понимать, что происходит.

+2

43

Совместный пост с Левифроном.

- Не могли придумать названия полегче для своих трав, мать вашу! – Выругался Ник, резко дернувшись. Он почувствовал боль, отчего громко взвыл, хватаясь за ребра. Когда же острые ощущения отпустили тело суккуба, парень открыл синий глаз. По лицу неприятно стекала вода, он насупился и перевел сонный взгляд на Левифрона. Тот явно был чем то недоволен. Взлохмаченная шевелюра, блестящие глаза. Разберемся с этим чуть попозже.
- А это ты, - он снова поморщился, - завтрак на столе, а я заныкаюсь тут от старика.
Суккуб начал ощупывать пространство возле себя в поисках того, чем можно накрыться. Под руку попалась куртка, Рыжий начал натягивать ее себе на голову и поворачиваться лицом к стене, дабы снова уснуть.
Ему не удалось – за плечо сильно дернуло, разворачивая обратно к алхимику. Куртка отлетела в сторону.
- Какой завтрак?! Ты так откупиться решил, надеясь, что я накинусь на еду и не замечу, что ты сбежал?
- Тихо-тихо, Эбигейл разбудишь, - зашикал на него Ник, прикладывая палец к губам. Он даже не открыл глаза. Если того не волновал отдых пациента, пускай хотя бы о рыжей подумает. – Можешь кусок колбасы взять, - сонливо продолжил лучник, чувствуя, как снова погружается в приятное забытие. Да двух, четвероногих друзьях, данный прием срабатывал. Кто-то в стороне закопошился, услышав заветные слова.
Пораженный до глубины души подобным отношением Левифрон позволил отчаянию и раздражению взять верх - он просто опустился около рыжего на колени и хорошенько встряхнул его за плечи, просто принуждая открыть глаза и вникнуть в происходящее. Хотя бы потому что подобное действие должно было отразиться на поврежденных ребрах.
- Отвечай на мои вопросы!
Вода, тряска, ор в самое ухо. И не такое переживал лейтенант стражи, когда его будили на работу. А сейчас работать не нужно было. По крайне мере рано вставать. Но вот боль в теле заставила Николь открыть глаза и сосредоточить разноцветный взгляд на шадосе.
- Если я сбежал, кого ты трясешь?!
Лучник для убедительности показал на свою физиономию двумя указательными пальцами.
- Ты вышел без разрешения! Ты украл ключ! Скажешь, мне приснилось, что я нашел тебя наверху?!
- Ты мне мамочка, чтобы спрашивать у тебя, когда мне можно сходить в туалет? – Приподнял рассеченную бровь травмированный. – Не украл, а одолжил. Он лежит на столе. А что тебе сниться ты мне расскажешь чуть позже, когда я еще немного посплю и я надеюсь, что все же это не я.
Стратегия не работала. Левифрон сделал глубокий вдох, а когда выдохнул, заговорил куда спокойнее и медленнее. Чеканя каждое слово.
- Если ты сейчас уснешь без объяснений, то я не гарантирую, что ты проснешься. По крайней мере, тем же человеком, каким был ранее. Ты вышел, следовательно, попытался сбежать. Видимо, мне следует благодарить Тентрариуса и Даэвейна, что они тебе не позволили это сделать.
Черноволосый все еще продолжал сохранять серьезное выражение лица на своем помятом лице. А кроме суровости и занудства он может отражать? Благодаря тому, что Левифрон был в досягаемой близости, Николь ухватил того за голову и притянул к себе. Их губы соприкоснулись. Он не закрыл глаза и наблюдал за реакцией, но все же, прежде чем она последовала, суккуб снова отодвинулся со словами:
- Это тот старик и его помощник, что «постоянно делает помарки в записях»? Не знаю, за что их благодарить, но они довольно таки забавные личности. Подкармливать их стоит изредка…
Сказать, что Левифрон удивился – ничего не сказать. Слова и аргументы разбежались, и алхимик не смог выдавить из себя даже возмущение – только глядел на рыжего, как на душевнобольного убогого туберкулезника, собравшего в себе весь абсурд этот мира. Хотелось бы верить, что все это было просто последствиями падения балки на сию светлую головушку, но Герхен сам себе напомнил, что сварил достаточно сильное зелье, могущее победить все последствия событий на постоялом дворе. Имевшее место сотрясение должно было если не пройти, то растерять существенную долю своих симптомов. Нет, тут дело явно было в тараканах самого Николь, и тараканы эти оказались еще более дикими, чем можно было предположить. А еще они что-то напоминали. Где-то Филин такое уже видел. Совсем рядом. Каждый день. От еще одной рыжей. Все прочее отошло на задний план.
- Скажи мне, что ты таррэ с бушующими женскими гормонами, а не мужеложец.
- А у тебя оказывается завышенная самооценка, - скорчил мину суккуб, как будто откусил лимон. Он убедился, что черноволосый парень способен выказать и другую эмоцию, нежели ту, что постоянно искажала его лицо. Причем теперь и суккуб удивлялся абсурдности заявления. Этот соплежуй подумал, что тот в него влюбился или... захотел? Сколько же с ним было женщин, что он делает такие выводы, основываясь на обычном, ничего не значащем действии. Да, это было с его стороны неожиданно, но хотя бы Левифрон перестал думать о том, что вряд ли имело какое-то значение.
- Так как день правды уже закончился, ты об этом не узнаешь. 
Николь широко зевнул, показывая всем своим видом, что парень в его личном пространстве очень даже лишний. Но напоследок он все же дернул бровями, наигранно намекая о своей заинтересованности в их близости. Пусть мальчик понервничает.
- И завтрак все же на столе. Остывает.  Не зря же помощник бегал на рынок за продуктами.
Если этот бессмысленный диалог можно было с чем-то сравнить, то это было болото. Левифрон начал всерьез подозревать, что у рыжего была аллергия на какой-то из компонентов зелья, и это дало интоксикацию, из-за чего пациент вел себя неадекватно. Никакой связи, никакой мотивации, и все это скреплялось львиной долей сонливости. Едва ли возможно было воззвать к разуму в такой ситуации. В конце концов, он действительно далеко не убежал.
- Пожалуй, я и не хочу это знать. Дай знать, если будешь готов поговорить по-человечески, - только и сказал Герхен, поднимаясь. Чувство было такое, что в этом самом болоте он и извалялся по самое не хочу. Забрав со стола ключ, он вышел из лаборатории, заперев дверь за собой и оставив Клейма внутри.
Ребячество Ника прошло на ура. Он даже не смог и подумать, что все таки сможет избавиться от черноволосого. Но как давно он так делал? Характеру Николь Кэрролла присуще нестандартное поведение, но он никогда себя так не вел с едва знакомыми людьми. Может он решил поменять методику с Левифроном? Чтобы хоть как то досадить спрессованному куску… негатива. Хотя его можно понять, нервы как натянутые струны. На них легко сыграть такую мелодию, от которой уши свернуться трубочкой. Ничего приятного и радужного. Но зачем Нику его понимать? Почему в голове постоянно мысли призывающие разбудить совесть и начать вести себя… нормально, по нормам прописанном на бумаге под заголовком «Приличия»?
Суккуб повернулся на спину, понимая, сон отошел от него вместе с Левифроном.
- Кто хочет еще колбасы? – Спросил вслух Рыжий. Оживился даже волкодав, чавкая, облизнулся. – А я, пожалуй, чая еще сделаю. Подойдя к столу, отрезав два последних куска колбасы для псин, Ник отхлебнул травяной настой.
- Ты то хоть позавтракай, - пробормотал суккуб, прислоняясь к столу и посмотрев на Эбигейл. – Левифрон всегда такой шумный утром?

+3

44

Эбигейл проснулась еще в тот момент, когда Левифрон поспешно вскочил с тюфяка и ринулся прочь из лаборатории, а за ним сорвался и Клейм. Но сонное состояние не позволяло оценить этот поступок алхимика, а потому девушка и не подумала, что ей стоит чего-то опасаться. Потому она снова закрыла глаза. Давно суккубия вот так просто позволяла себе валяться в постели, пусть и не особо удобной, если, конечно, не брать в расчет тот день, когда она отходила после посещения мертвой деревни. Воспоминания о зашитой ноге вызвали зуд под бинтами. Их уже следовало сменить.
В воздухе пахло чем-то съестным, а потому девушка приподнялась на локтях и осмотрелась. На столе виднелась еда, а вот весь их табор куда-то пропал. Ника тоже не было, вероятно это как раз и взволновало Левифрона. На лестнице послышались шаги, и вскоре в подвале появились алхимик с лоддроу, которые донесли рыжего обратно до тюфяка и уложили. На Эбигейл никто не обращал никакого внимания, а она и не горела желанием его к себе привлекать. Плохие мысли вскоре были развеяна, когда помощник ушел, а Ник подал голос, после того, как Левифрон окатил его водой. Рыжий то ли спал, то ли снова потерял сознание, но в целом он был жив. Эби прислушивалась к их разговору, ответы Николь иной раз не поддавались логическому осмыслению, словно тот и вовсе вел какой-то собственный диалог, но таррэ все еще не вмешивалась. Левифрон хоть и был раздражен, но явных признаков агрессии не проявлял.
Внезапно Ник притянул к себе голову алхимика и то ли поцеловал, то ли сделал что-то другое, со своего места наблюдения сложно было сказать наверняка. Но глаза у девушки распахнулись от удивления, если не сказать большего, а в голове крутился вполне обоснованный вопрос: «Что за хрень?» Вероятно, Эби опешила не меньше самого Левифрона, который тоже не сразу отреагировал на эту выходку. И лишь когда из его уст прозвучало название ее собственной расы, Эбигейл опомнилась. Она села на тюфяке, отбросив покрывало, все еще оставаясь незамеченной. Левифрон в очередной раз выскочил из лаборатории, а девушка все так же пялилась в сторону Ника. Она все еще не могла решить, что ей сделать, то ли подойти и пнуть его наглую жопу, то ли сначала все уточнить, а потом уже пинаться. Вчера эти двое дрались, и вряд ли бы Ник бросался из одной дикой крайности в другую. "Но кто, блин, готовит завтрак тому, кто грозился убить? - эта мысль заставила суккубию наморщить лоб, а затем она подумала о другом. - Вероятно, такие же шибанутые, которые пообещали остаться и помочь, хотя угрозы расправы и в их сторону звучали". Эби и сама привязалась к Левифрону, но не за одну же ночь! Нет, что-то определенно не складывалось.
Тем временем рыжий встал, накормил собак и повернулся к Эбигейл.
- Ты то хоть позавтракай. Левифрон всегда такой шумный утром?
- Таррэ, да? – игнорируя как и вопрос, так и предложение, неожиданно спокойно, хотя и с ноткой вызова, поинтересовалась она. – Ну и кем будешь суккубией или инкубаром? А я-то все гадала, что такого знакомого в тебе вижу.
Может, оно все было и не так, но стоило проверить эту догадку.
Ник повернулся и посмотрел на стол, где покоились вкусные пирожки с мясом. Он демонстративно сделал вид, что не расслышал вопроса, так же как и Эби не услышала его предложение позавтракать. Молча взяв выпечку, он засунул один из них наполовину в себе в рот, а другой кинул девушке. После громко отпил глоток чая, запивая большой кусок, при этом посматривая на дверь.
- Ты бы вчера так молчал, - сказала суккубия, поймав пирожок. В животе забурчало, а конце концов ели они в последний раз вчера утром, так что противиться угощению не стала и откусила. - Авось и не пришлось бы ночевать в подвале.
Эбигейл встала и приблизилась к рыжему, налив и себе чай. Его молчание раздражало, до этого язык за зубами Ник держать не мог, а тут на тебе, замолк. Но с выводами, как и с проявлением эмоций, таррэ не спешила.
- Сила магии влияла на меня в равной степени, так же как и на вас, - ответил Ник, переведя разноцветный взгляд на рыжую. Перед ним стояла суккубия. Николь очень редко задумывался над расой собеседника, он не считал это каким то важным фактом при знакомстве с кем-либо. Но в данной ситуации все стало в новом любопытном свете. – Я получил за это в полной мере.
"Да уж, вы, два балбеса, в этом преуспели".
Таррэ развел руками обращая ее внимание на свои ребра. После снова огляделся и сделал вывод:
- И тут не так плохо как тебе кажется. Единственное, что мне не очень нравится, находиться в запертых помещениях.
- Так почему же не ушел? Как понимаю, выйти отсюда тебе труда не составило. К чему весь этот завтрак? - Эби указала на стол. - Хотя, конечно, спасибо.
"Стоит ли это расценивать как благодарность за лечение? И по каким вообще соображениям он тут остался? Но это же хорошо, разве нет? Раз он не бросился сразу докладывать о шадосе, то есть шанс, что и вовсе не расскажет".
- Искать в незнакомом мне городе другого врача? Не выгодное дело. Ребра и голова заживают, но нужно еще время для полного восстановления. Я это подожду тут. И, не беспокойся, вскоре покину вас, - сложил руки на груди остроухий, предварительно поставив кружку с чаем. – Не за что.
- Ник, Николь, - суккубия весело усмехнулась. - Я же говорила, что какое-то девчачье имя.
На женском лице парень увидел подобие улыбки, что конечно не могло не порадовать. Хотя он и хотел поддержать ее настроение, но сказанное не было похоже на шутку:
- Скорей всего, настоятели Дома Ванесы так же веселились, когда давали мне имя.
И чтобы не нагнетать обстановку, Ник хлопнув, начал взглядом искать нужное, чтобы открыть дверь. Поиски вскоре увенчались успехом. Вооружившись тонкими железками, он подошел к двери.
Эбигейл же не стала больше распрашивать, своими действиями Ник весьма явно намекнул, что разговор окончен. На её первый вопрос рыжий так и не ответил, но девушка была почти уверена, что права. Суккубия уселась за стол и принялась за еду, наблюдая за попытками Ника вскрыть дверь. Клейм тоже следил и предупреждайще зарычал. Но раз уж парень сам сказал, что сбегать не собирается, то Эби пока не стала сильно волноваться из-за его действий.

Отредактировано Эбигейл (2017-06-01 13:39:00)

+2

45

5 число Страстного Танца, день - 6 число Страстного Танца, утро

Закрыв за собой дверь на ключ, Левифрон решительно двинулся наверх. В помещении аптеки ему нужен был Тентрариус, причем нужен был срочно и безотлагательно. Посему он проигнорировал занятость старика учетными книгами и полочками с травами за прилавком, появившись прямо перед столешницей, мрачный, как грозовая туча. Привести себя в порядок он так и не удосужился, но уже хотя бы не щеголял побитым лицом. Машинально зачесав пальцами волосы назад под выжидающим взглядом аптекаря, алхимик вопросил:
- Господин Тентрариус, что этот молодой человек делал, когда поднялся наверх? У меня есть основания полагать, что он немного не в себе, слабо отдает себе отчет в происходящем вокруг, а потому мог предпринять попытку побега, что в его состоянии могло бы обернуться дурно.
Старик погладил бороду, будто задумавшись.
- Насколько я видел, бежать он не собирался, скорее просто осматривался. Я предложил ему помочь мне с документацией, раз уж он пользуется услугами аптеки и ее временных… резидентов, он охотно согласился. Уснул, правда, на середине, но чего с этих больных взять.
- То есть он все это время просто сидел тут и помогал вам?
- Да, заполнял журнал. Вот же он. И этот паренек неплохо справился, куда лучше Даэвейна.
Стоящий в стороне посыльный только хмыкнул, а после все же добавил от себя:
- Он еще еды принести просил.
Тот самый завтрак, явление которого было странным и не вписывающимся в картину мира. Сам кашевар рассказывать о мотивах не собирался, так что едва ли когда-либо правда об этой загадке вышла бы на свет людской. Возможно, Ник и правда был сильно не в себе после падения на него балки, и в его голове все смешалось. Либо же…
«Что-то мог сделать тот боб».
Теперь уже вспомнилось, что рыжий не просто вел себя странно. Главным образом выбивалось то, что он больше не проявлял агрессии, не угрожал и даже не сделал ничего дурного в адрес своих мучителей. Позволил выспаться на топчане, еще и еды приготовил к их пробуждению. Не слишком ли мило для того, кто вчера волком огрызался на стоящего перед ним шадоса?
- Думаю, я имею право спросить, что это за молодой человек и почему он находится в столь плачевном состоянии, - воспользовался образовавшейся тишиной аптекарь, дабы задать свой вопрос. Впервые за все утро Левифрон действительно порадовался, что действие желания Ника сошло на нет. Это придало некой уверенности, ибо теперь можно было взять хоть что-то в свои руки и исправить грянувшие в последние дни проблемы. Дело это, однако, требовало осторожности и изрядной доли ума, чего у Герхена было в избытке. До тех пор, пока Ник сидел внизу и молчал, можно было действовать.
- С ним произошел несчастный случай. Я не смог пройти мимо и оставить его в беде - врачебный долг требует помочь, если в этом есть действительная нужда. Извините, что добавили вам хлопот, я не планировал, что он начнет тут разгуливать по-хозяйски. Как только процесс заживления закончится, он исчезнет.
- Обычно в таких случаях идут в больницу. Но я вижу, что выздоравливает он очень быстро, поэтому бросаться упреками в таком случае было бы грешно. Ему повезло, что ваши пути так удачно пересеклись.
- Да, очень повезло, - согласился Герхен. Почти наверняка Тентрариус если и поверил этой легенде, то не полностью, ведь и до конца правдивой она не была. Но о большем старик не спрашивал, а алхимик предпочел не вдаваться в детали: чем меньше аптекарь знал, тем проще ему было бы разговаривать со стражей, наведайся она сюда в качестве апогея всем их бедам.
Уже возвращаясь вниз, Филин услышал странный звук, исходящий от двери в лабораторию. Ступать он начал куда осторожней, почти бесшумно. Кто-то ковырялся в замке чем-то металлическим, скрип и щелчки отчетливо слышались снаружи. У самой двери алхимик остановился, глядя на едва заметно дергающуюся ручку. И мысли не проскользнуло, что это Эбигейл рвалась наружу. Внутри находился всего один человек, который не умел действовать адекватно.
«Стань ты хоть святым за эту ночь, ума в тебе не прибавилось».
Нельзя было получить более веское доказательство, что верить Нику нельзя. Разумеется, подобному поступку нашелся с десяток оправданий, разноглазый бы навешал вдоволь лапши на уши алхимику, позволив себе невероятное количество едких комментариев в адрес самого Герхена. Все это слушать не хотелось. Филин просто взялся за ручку и очень медленно ее повернул. С той стороны послышалась суета и шаги, а когда дверь открылась, Ник уже был достаточно далеко от замка. Весь его вид демонстрировал, что ничего не случилось. Левифрон только смерил его холодным взглядом, запер за собой дверь и пошел к своему рабочему столу.
Если как-то можно было описать атмосферу того дня, то лучше всего подходило слово «напряженный». Рыжий мельтешил перед глазами, пытался разговаривать с Эбигейл и подлизываться к Клейму, который в присутствии хозяина вел себя куда сдержаннее. После попытался набиться в помощники и облапать реагенты, за что очень быстро получил по рукам без всяких обиняков. Левифрон не терпел, когда ему мешали работать и трогали лабораторное оборудование. Сам факт наличия в помещении Ника уже раздражал, позволять ему что-то брать в руки и вовсе было крайностью. Когда же суета незваного гостя Филину окончательно надоела, он выдал разноглазому новую порцию лекарства, куда предварительно добавил вытяжку из вадгерна, и уже спустя полчаса Ник спал без задних ног у очага. В лаборатории настала тишина.
Поменяв Эбигейл повязку, мужчина спровадил и ее – ногу требовалось разминать, да и нехорошо было сидеть в подвале круглые сутки. Он мог себе это позволить, ибо жил так всю жизнь, суккубия – нет. Дабы обивание порога аптеки в одиночестве не было таким занудным, он попросил ее принести чего-нибудь сладкого, что очень помогло ему бы в работе, требовавшей невероятного умственного напряжения.
Когда под аптекой Левифрон остался один, не считая тела у камина, он достал из самого большого шкафа сбитый деревянный ящик без крышки. Именно в этом ящике и содержался котенок, найденный на улице, ныне глубоко и беспробудно усыпленный куда более сильными травами, чем Ник. Время поджимало, и требовалось вводить очередную смесь, одну из многих, которые безвозвратно меняли организм зверька. Теперь, имея кольцо, Герхен мог видеть изменения воочию, и это восхищало его. Не мешала даже боль от мутации, которая эхом откликалась в его собственном теле. Если бы у него была возможность уделить этому больше времени, он бы не отошел от кота до самого конца процесса. Но сюрприз должен был остаться сюрпризом, эту тайну требовалось сохранить, не говоря уж о том, что Нику совершенно не нужно было знать, что врач перед ним не только является шадосом, но и практикует запретные школы алхимии.
К тому моменту, как Эбигейл вернулась, Герхен уже плотно взялся за реализацию формулы для лекарства Альвэри, являвшее собой четыре зелья, которые следовало давать лоддроу в строгой последовательности. И хотя алхимик был полностью захвачен обработкой реагентов, ему пришлось отвлечься на чай с яблочным пирогом, который где-то достала суккубия. Сладкий, как Филин и просил.
После этого краткого перерыва работали уже вдвоем: Герхен делал основную работу, Эбигейл в основном только смотрела, запоминала, мыла травы, нарезала их и давила сок. Они управились с тремя простейшими смесями из четырех, когда в дверь постучался поздний гость. Им оказался Тентрариус – его попросили передать записку лично в руки Левифрона.
Как оказалось, стража ерундой не страдала, быстро выяснила, кто именно уволок прочь с постоялого двора виновника всех событий, и наведалась к той, кто нахождение этого добродетеля в таверне оплачивал – Альвэри. К богатому букету проблем прибавилась еще одна, и теперь необходимость что-то делать стала критической. Левифрон знал всего один вариант решения, который убил бы всех зайцев одним махом. Абсолютное самоубийство без намека на рациональность. Записка полетела в камин, где мгновенно истлела в пепел.
До поздней ночи Герхен сидел над последним зельем, но все равно не управился – процесс дистилляции обещал быть долгим. Перед самым сном, убедившись, что Эбигейл уже ничего не слышит и не видит, он еще раз осмотрел кота, ввел нужные мутагены, обновил снотворное – и оставил в шкафу до утра. Сам же улегся подле суккубии, дабы и остаток ночи провести в размышлениях о грядущем – сон к нему так и не пришел.
А когда настало утро, он собрал медицинский инструментарий в сумку, умылся, сменил рубашку – и покинул лабораторию, поручив Эбигейл приглядывать за Ником, в случае чего – с помощью Даэвейна. Ключ он оставил ей, наказав запереть дверь и не открывать никому, кроме него или Тентрариуса. Несмотря на расспросы, алхимик так и не сказал суккубии, что именно собрался делать. Она бы его не отпустила, а ему казалось, что решение слишком рискованное, и если все резко покатится в Изнанку, ему будет спокойнее, если Эбигейл это не заденет, а если и заденет, то достаточно запоздало, чтобы девушка усела исчезнуть из города. Не говоря уж о том, что чем меньше разных версий событий – тем проще лгать. А лгать Левифрону предстояло много.
Убедившись, что замок щелкнул, Филин вышел из аптеки и пошел вниз по улице.
http://s1.uploads.ru/i/EgrZt.png [ Дом семейства Фенрил ]

Отредактировано Левифрон (2017-06-08 00:51:15)

+4

46

6 число Страстного Танца, утро
Эбигейл сидела за столом, подперев подбородок рукой и покусывала ноготь на мизинце. Подобной плохой привычки у девушки не было, однако сейчас она была крайне обеспокоена. Левифрон ушел толком ничего не сказав, оставив её вместе с Клеймом сторожить Ника. Вероятно, его она сможет остановить, главное не давать к себе прикоснуться. Но помимо того, что Эби в принципе не нравилась идея кого-то удерживать, оставалась еще одна весомая проблема: щенок-то у рыжего был совсем не из простых. С какой силой псина набросилась на дверь… А потому возникали сомнения, что волкодав с ним бы справился. И что все-таки задумал Леви? Его молчание не сильно обнадеживало. В Мандране он знал только пару мест, а потому мог отправиться либо на постоялый двор, либо к Аль. Эбигейл не нравилось, что он решил уладить проблемы самостоятельно. Вдруг это вышло бы ему боком. Хорошо хоть, что больше никто из них правду не говорит.
Как бы хотелось оказаться сейчас да хотя бы в той же Сезии, около моря, а не вот это вот всё. Конечно, не одной, но не было уверенности, что алхимик бы согласился уехать с ней. Да и пока не будет сделано всё возможное для Альвэри, никто с места не сдвинется. Оставалось надеяться, что то, что уже успели приготовить, сработает. Никто же не мог дать гарантии, что зелье подействует, вдруг это всё в голове, и любые травки тут бессильны. Интересно, смогла бы Эбигейл начать с чистого листа, случись с ней подобное? Таррэ думала, что сейчас тяжелее приходилось даже не лоддроу, а именно Бэю. Все-таки надо было рассказать хотя бы про него, кем он приходился ей. Хотя Эби слишком плохо знала Аль, чтобы уверять, что слова: «Знакомься, это твой возлюбленный» не возымели совершенно обратную реакцию, заставив девушку всё отрицать. Возможно, то время, которое они провели вместе помогло лучше, чем правда.
Окончательно устав от волнения и подобных раздумий, суккубия подтянула к себе книги с описаниями трав и прочего и принялась их изучать. Хотя в голове, конечно, ничего не хотело задерживаться. Девушка знала, что могло бы отвечу её, но практиковаться со шляпой в помещении было не разумно, а выходить никто не должен был. А потому Эби читала, иногда поглядывая на Ника, следя за тем, чем он занимался. Вокруг него все крутился щенок, ожидая то ли еды, то ли ласки.
- А ты вообще в курсе, что твой зверёныш может превращаться в лютую зверюгу? - ни с того ни с сего спросила девушка.

0

47

[icon]http://s4.uploads.ru/cdoqL.jpg[/icon]

6 число Страстного Танца, утро


Закрылась дверь. Ник проснулся. Левифрон ушел. Рыжий не спешил покидать свое лежбище. Оно хорошенько нагрелось. В памяти воскресло событие, почему он уснул вчера после обеда. Но такой факт ничуть не смутил его, он только поморщился, чувствуя, что тело неприятно затекло. Пора было возвращаться домой, на удобную кровать. Не смотря на путешествия суккуба, тот не особо любил долго оставаться вне знакомого пространства. Самые лучшие сны приходили именно в небольшой квартирке в Хартаде.
Ник вздохнул полной грудью. Лекарства, которые дал ему врач практически полностью его восстановили. В любом случае вернувшись в свой родной город, нужно обратиться к Лекарю, с просьбой осмотреть его. Кстати, где его носит? Скорее всего, носиться по всяким местам, где много всякой ерунды. Но и Ник находился в таком месте. Со всеми не предлагающимися к такому шопингу удобствами.
Парень потянулся, перевернулся и посмотрел с кем остался в комнате. Эбигейл сидела за столом и читала. Что ж пора ему вставать. Николь подскочил, проверяя свои возможности. Все оказалось на много лучше, чем представлял себя стражник. Поправив рубашку, Ник подметил – пора и в ванной оказаться. В таком заведении вряд ли можно найти приемлемое вместилище его тела, но любая альтернатива тоже сойдет. Напялив сапоги, сложил свою «кровать» и огляделся. Конечно же, алхимик убежал и не побеспокоился о том, что любому организму требовалась подпитка. Нужно как-нибудь посадить этого зануду и рассказать, что для работы организма требуются различные вспомогательные элементы. Врач, а такие существенные мелочи как пища, сон и хорошее настроение – он забывает. То, что черноволосый еще девственник у него не осталось никаких сомнений. И даже физическое влечение к кому то тут не при чем. Ник косо глянул на девушку. Ей предстоит долгий и нудный путь к тонкой и такой ранимой душе шадоса. От своих же мыслей, он едва сдержал усмешку. Она перевела взгляд на него, Рыжий отвернулся и посмотрел на свою псину. Та явно хотела того, что и он. Как шавка еще сдерживается – то еще чудо. Или ее успели выгулять вместе с волкодавом?
- А ты вообще в курсе, что твой зверёныш может превращаться в лютую зверюгу? - Ни с того ни с сего спросила Эбигейл.
- Ага, а я умею летать, - еще раз зевнул Николь. Он захотел спросить, неужели она решила от скуки поиграть в правду и неправду. Но тут постучались, и настойчивый голос аптекаря подтвердил свое желание попасть к ним в комнату.
- Я тут вам чаек принес и свежих пирожков.
Ник посмотрел на девушку, сделал приглашающий жест, намекая – нельзя заставлять старика ждать за дверью в собственной аптеке. На самом деле ему очень захотелось схватить один из пирогов и заставить желудок прекратить неприятно урчать. Что он и сделал. Тот даже не успел порог переступить.
- Это не те, что приносил вчера Да.. Даэ..
- Даэвейн. Нет, их только что принесла булочница и я на сей раз не стал отказываться. – Он подал поднос Эбигейл и посмотрел на Кэрролл. – Вижу вы в прекрасном здравии.
- Левифрон постарался, - с набитым ртом проговорил остроухий. Как только с трудом проглотил большой кусок пирожка, он продолжил. – Но пора меру знать и перестать пользоваться вашим гостеприимством. Меня, скорее всего, и ищут уже.
Николь принялся искать свою куртку, стараясь не наступить на мелкую черную шавку, которая явно почуяла свободу. Ведь у всех есть терпение и даже у маленьких существ.
- Без рекомендации врача вам лучше не уходить, - слишком поспешно произнес аптекарь. – Вы чая моего не выпили.
Николь не обратил на его слова никакого внимания. Он продолжил вертеться, чтобы обнаружить нужное. Поэтому, не увидел, того что сделал старик. Слишком нарочито и ловко.
- Выпей чайку на дорожку… Хотя бы. Это горные травы, способствуют быстрому заживлению. Вчера завезли. Редкие листья.
В комнату зашел Даэвейн. Он начал наблюдать за происходящим.
- Ох, Даэвейн. Держи, а это твой сегодняшний напиток, - завидев своего помощника, алхимик всучил ему кружку с каким то красным напитком.
Николь с сомнением посмотрел на свой чай, потом на старика. В голове что-то щелкнуло, а под лопаткой неприятно засосало. Если даже Ник и был уверен в том, что не пойдет сдавать шадоса, то окружающие вряд ли знали все наверняка. А чему он не будет сдавать душепоглотителя? Если, еще вчера, он четко мог давать ответ на свой вопросы, и не волновался по этому поводу, то сейчас где-то задребезжало сомнение. Левифрон не делал никаких попыток хоть как то понравиться новому знакомому, только морщил нос и выказывал вечное раздражение. Но Николь когда-нибудь обращал на такое внимание? Скверный или странный характер, еще не повод для осуждения. Хотя желание сожрать любого, кто косо глянет на него, может перечеркнуть все самое светлое. Суккуб посмотрел на Эбигейл. Пока у человека есть за что держаться, он должен сделать… или нет, обязан сделать все, чтобы не упустить возможность прожить свою жизнь достойно.
Складывалась патовая ситуация. Нельзя поднимать шумиху или разворачивать скандал, тем более устраивать драку. Да и желания особого не было. Ранить Эбигейл или напакостить и в таком месте, поэтому можно сделать непонимающий вид. К примеру.
- Даэвейн, а у тебя что за чай?
- Видимо малиновый, давно я его…
- Попробуй горный, редкие листья и все такое.
Тот выказал радость и почтение. Ник кинул взгляд на старика и громко отхлебнул красный, приятно благоухающий напиток лоддроу. Аптекарь нервно улыбнулся и посмотрел на помощника. Парень, довольный обмену пил без задних мыслей пока не уткнулся носом в пол.
- Хорош напиток, - как будто со знанием дела пробормотал Ник, так же как и остальные, склоняясь к телу спящего. – Расслабляет как нужно.
Он даже не одарил осуждающим взглядом старпера, что стал ему нравиться чуточку меньше. Видимо когда стражник не видел и был занят поисками, он подсыпал снотворное или что-то подобное. А вот напиток, который отхлебнул уже Николь, оказался достаточно приятным и не горячим.  Демонстративно допив до конца, Ник громко поставил кружку на стол и, выказав слова благодарности, зашагал к двери.
Лучник смог подняться и дойти до выходной двери. Зазвенел колокольчик. Вот только суккуб не открывал входную дверь и никто не входил в нее. Стражник посмотрел на колокольчик, который не пошевелился, но издал привычный для него звук. Сделав глубок вдох и выдох, Ник потянулся к ручке, и тут дверь дернули на себя и в аптеку зашли две дамы. Разноглазый шарахнулся в сторону, но те не замечали его, прошли мимо. Он обернулся и никого не увидел.
«Что происходит?» Суккуб тряхнул головой, одевая куртку. В голову неприятно скользнула мысль. Ведь знакомые чувства начали охватывать тело таррэ. Чувство, как будто заходишь в длинную трубу, глухую такую, где звучит эхо даже от звука дыхания. Идти по ней дальше совсем не хочется, потому что там где дребезжит свет, Ника ждут чужие видения. «Это не может быть. Невозможно. Я не прикасался...» Он сделал новую попытку выйти из аптеки, но голову в этот момент настигла боль, от которой хотелось зажмуриться и схватиться за виски.
- Старик! – Заорал Николь. Неужели, божий одуван решил все-таки над ним помагичить, раз не вышло со снотворным. Старика рядом не оказалось. Он только прибежал на ор. И тут все встало на свои места. Даже в кружке, что взял лейтенант, был совершенно не малиновый чай.
- Ах, ты старый ублюдок, ты и своему помощнику что-то подмешал в чай? – Руки начали трястись. А к горлу подступил комок. Не может быть! – Что было в чашке?
- Просто отвар, - пожал плечами аптекарь не придавая весомого значения вопросу Рыжего. Но когда того взяли за воротник и хорошенько тряхнули, он увидел бешеный блеск в разноцветных глазах. – Зелье для смены внешности. Тестовый образец.
- Его состав, - остроухий тряхнул головой. Зрение начинало подводить. Все плыло, но он пытался сосредоточиться на морщинах старика, - состав!
Вслух начали произносить названия трав, частей каких то ингредиентов. А в это время, с каждым словом, раздражение нарастало.
- Кровь, в нем была кровь? – Ник больше не мог держать мужчину в тисках. Видения начали мелькать слишком быстро. Все должно быть не так! И, как будто послушавшись, круговорот закончился, и Николь увидел четкую картинку.
Он находился в том же самом помещении аптеки, только народу стало больше… И тут показался знакомый силуэт.
- Альвэри, - пробормотал Ник удивленно, задыхаясь, он попытался шагнуть к ней.
Но знакомая лоддроу стояла рядом с Левифроном и продолжала говорить, не обращая внимание на Рыжего. Он знал, что никак не может повлиять на видение. Ведь это просто воспоминание.
- …Ну, а пока что - удачи в начинаниях, все мои чаяния направлены на успех в оных. Тентрариус, еще раз благодарю за помощь и содействие, - белобрысая тепло улыбнулась своему знакомому. - Даэвейн.
Теперь она прямо посмотрела на Ника.
– Нет, не может быть. Бред.
Собственные мысли смешались с мыслями помощника. Суккуб побежал, «собирая» все углы, добежал до заветной двери, открыл ее и засунул два пальца в рот. Рвотный рефлекс сработал мгновенно. Содержимое желудка вместе с остатками чая оказалось, там где и следовало им быть, по мнению суккуба. На лбу выступили капельки пота. Голова раскалывалась.
Немного воды, чтобы протереть лицо. Прохлада кое-как остудила стражника. Только вот пальцы коснулись гладких наростов на лбу таррэ. Рога? Тейар дери! От новой неожиданности Ник перевернул бадью с водой и начал пялиться на себя в кривое отражение металлической посудины. Физиономия та же, вот только волосы теперь длинные и черные, а на голове красовалось два белых гладких рога.
- Старик! – В очередной раз заорал парень. Скрипнула дверь.
Остроухий молча указывал на новое украшение своего лба.
- Что это?
- Ох, из-за того что ты выпил не свой чай трансформация не завершена. У тебя даже рога слишком уж гладкие…
Тентрариус попытался коснуться нароста, но таррэ отстранил морщинистую руку настолько мягко, насколько позволяло его терпение в данную секунду.
Теперь оба стояли в маленькой комнатке. Николь закатил все еще разноцветные глаза. Поморщил нос и начал поправлять свои черные волосы.
- Ради научного любопытства. Это твоя вторая ипостась проявилась? Я, кажется, не закладывал в зелье…
- Плевать, кого закладывал. Свои ипостаси я контролирую, чтобы не допустить такое. Как это исправить?
- Просто потерпеть.
Рыжий, а точнее уже черноволосый изобразил взрыв своей головы.
- Почему всегда нужно магию терпеть? Почему сразу не делают противоядие?
- Ничего опасного от данного зелья я не ожидаю. Это всего лишь смена внешности. Жаль тестовый образец.

+2

48

- Ага, а я умею летать, - откликнулся Ник.
«Значит, не знает», - заключила Эбигейл. Она уже собиралась рассказать рыжему, что произошло до того, как обрушился потолок. Однако не успела и рта открыть, как в дверь постучали и послышался голос Тентрариуса:
- Я тут вам чаек принес и свежих пирожков.
Взгляда и жеста Ника было достаточно, чтобы понять чего он хочет. Эбигейл вздохнула и поднялась со стула, отправившись открывать дверь. Аптекарь даже толком и порог не успел переступить, как рыжий схватил предложенное угощение. Девушка приняла из рук лодроу поднос, поблагодарила и переставила на стол.
- Но пора меру знать и перестать пользоваться вашим гостеприимством. Меня, скорее всего, и ищут уже.
«Вот блин», - суккубия обернулась, взглядом разыскивая собственный плащ, если придется идти за Ником. Лучше бы этого избежать.
- Без рекомендации врача вам лучше не уходить. Вы чая моего не выпили.
- Вот именно! Прислушайся к опыту старших.
Да только рыжий не слушал, он продолжал оглядываться по сторонам, явно что-то разыскивая. А Тентрариус не унимался со своим чаем, который успел уже передать и Даэвейну, появившемуся в подвале. «Ну просто проходной двор какой-то». Может, Левифрон не только её попросил последить за Ником, но и лодроу? А потому в чае его успокоительное. Вероятно какие-то подобные мысли посетили и остроухого, потому что он недоверчиво смотрел на свою чашку, переводя взгляд на старика. Затем он посмотрел на Эби, и та явно увидела, что парень о чем-то размышлял. Но быстро совладав со всеми думами, Ник как-то очень уж лихо поменялся кружками с Даэвейном. Тентрариус на какое-то мгновение потерял присущее лодроу спокойствие и покосился на помощника, который выпив чай рыжего рухнул на пол. Догадки, что Левифрон и с аптекарем переговорил, только укреплялись. Хотя с его стороны было бы странно посвещать еще кого-либо в их дела.
- Хорош напиток. Расслабляет как нужно, - Ник допил чай, поставил кружку и двинулся к двери.
- Стой, - окликнула его Эбигейл, но была проигнорирована. Она подхватила свой плащ и ринулась вверх по лестнице. Однако выйти рыжий не успел и вообще вел себя как-то странно. От двери он отшатнулся и смотрел по сторонам так, словно что-то видел или слышал.
- Эй, Ник, - позвала таррэ, подходя ближе, но парень её не замечал. Он был в гневе и хотел лишь видеть перед собой Тентрариуса, который тоже поднялся вскоре после них. Когда Ник схватил лодроу за воротник, девушка постаралась было расцепить его руки, но тот держал слишком крепко, все вызнавая состав отвара. Но видимо состояние парня итак было шатким и, прошептав лишь: «Альвэри», он сам отпустил старика, делая нетвердый шаг в сторону.
- Пожалуй, я ваш чай пить не буду, - проговорила Эби, ломая голову над тем, откуда Ник мог знать Аль. «Да нет, быть того не может. Мы, наверно, упоминали её имя. Мало ли что мы говорим в бреду». Однако червячок сомнения все же засел глубоко в душе.
Эбигейл вместе с Тентрариусом следовали за Ником, остановившись лишь тогда, когда парень скрылся в уборной и оттуда донеслись весьма характерные звуки, затем плеск воды, а после и очередной гневный оклик рыжего. Лодроу открыл дверь и вошел, Эби осталась на пороге, разглядывая обновленного Ника. Тело, лицо и глаза вроде остались прежними, но вот волосы почернели и явно прибавили в длине, а главным изменением, которое приковывало к себе взгляд, были рога. «Айрат? - мелькнула мысль в голове. -Разве у них цвет волос меняется?» Но судя по всему, Ник был удивлен не меньше, чем Эбигейл, на такие выводы подталкивали не только вопросы, но и прочие его слова.
- Слушай, - таррэ протиснулась в комнатку, чуть не подскользнувшись на разлитой воде, мягко взяла парня за локоть и потянула к выходу. Тентрариус тем временем вышел, но не ушел. - Давай спустимся вниз, ты присядешь или приляжешь, а я дам тебе стакан воды. Обещаю, что туда уж ничего не будет подмешено.

+1

49

[icon]http://s4.uploads.ru/cdoqL.jpg[/icon]

Николь посмотрел на Эбигейл. И как будто увидел ее впервые. Но это чувство длилось недолго. Понадобилась небольшая пауза, чтобы вспомнить, как она оказалась здесь вместе с ними. А так же безрезультатные попытки «спасти» старика от его хватки и тряски. Теперь уже более внимательно осмотрев ее с ног до головы, когда девушка протискивалась ближе к нему, Рыжий смог убедитьcя – вреда он ей не причинил. Эби пыталась его утянуть из маленькой уборной. Он не особо сопротивлялся.
Теперь уходить из аптеки не стоило. Даже не смотря на то, что старик был уверен в зелье, Ник не был уверен в своих способностях и влияния на них побочных эффектах. Скорее всего, в зелье алхимик добавил мизирную долю крови своего помощника. Но стоило переждать. Явным фактором, когда влияние магии прекратиться – это когда внешность остроухого вернется в привычное состояние. От такой мысли он снова потянулся к новоприобретенному украшению. Суккуб всегда удивляли такие части тела у некоторых представителей расы. Неужели им как то удобно с ними спать, и вообще нужно наверно какое то специальный уход… «Надеюсь, мне к ним не придется привыкать.» Вздохнул таррэ. Его так же продолжала увлекать за собой Эбигейл. Она держала его за локоть, но когда перед глазами встало новое воспоминание, Кэр дернулся. От неожиданности он перехватил женскую руку, и теперь ее ладонь оказалась в его руках. Стражник легко различал фигуры и лица. Чувства и ощущения были привычны суккубу,  если бы все не сопровождалось головной болью, от которой он морщился. Как только «приступ» закончился, Рыжий посмотрел на провожатую и поспешно разжал чужие пальцы. Именно таких моментов он и опасался. Чужая кровь пыталась по обыкновению показать всю историю, но малая толика, что находилась в организме, вырывала из чужой памяти самые свежие и обрывочные куски. Ничего, вскоре все должно прекратиться. Нужно только избавиться хотя бы от головной боли. Благо находились они в подходящем месте. Маленькие капсулки спасительного вещества должны заваляться где-нибудь здесь.
Когда они дошли до подвала-лаборатории алхимика, Николь толкнул дверь, не попытавшись пропустить сначала девушку. Такой поступок скрыл быстрое движение, направленное к дверному ключу, что до сих пор находился в замке. Он положил его себе в карман. На сей раз лейтенант стражи обратил внимание на взгляд исподлобья большой псины. Тому совершенно не нравилось происходящее. Он явно едва сдерживал порывы ухватить Николь за какую-нибудь конечность. Но Рыжий списал его сдержанность на вчерашнее желание суккуба подружиться с животиной с помощью большого куска колбасы. Рядом с волкодавом сидела мелкая шавка и по непонятным причинам поседливо наблюдала за всем. За Николь и Эбигейл, и за большим собратом. Только головой крутила во все стороны.
Посередине комнаты находилось бессознательное тело помощника. Разноглазый вздохнул, потирая переносицу. Нужно проявить сочувствие и перенести спящего в более удобное место. Таковым оказалось не заправленное место врача.
- Будем надеяться, Левифрон не обидеться, - с усилием пробурчал парень, таща за руки Даэвейна.
Вслух произнес свою мысль.
- И кстати, ему обо всем не обязательно знать.
Кэрролл сделал попытку разбудить соню. Легко похлопав того по щекам, к сожалению, не вызвал адекватной реакции. Помощник аптекаря, только перевернулся на другой бок, подкладывая свои руки под щеку. Суккуб выпил, приготовленное для лоддроу, зелье с оборотным эффектом. Вот жеж дернуло такому приключиться. Так вот чем они тут занимаются, в свободное от покупателей, время. Мог уже давно отправиться домой. В последнее время находиться в Мандране хотелось все меньше. Ник перевел взгляд на Эби.
- Ты случайно не знаешь где тут есть обезболивающее? – Сдавленно вопрошал лучник. Даже звук собственного голоса неприятно отражался в черепной коробке. Поэтому, уже без всякого приглашения начал рыскать по чужим владениям. Но все так же надеясь на стороннюю помощь. Нахождение простого и нужного лекарства определяло ближайшее будущее таррэ.
И как только нужное вещество было принято вовнутрь, Ник смог спокойно сесть на один из стульев. Теперь нужно только дождаться когда оно подействует.
- Ты знакома с Альвэри Фенрил? Такой белобрысой дамой, - суккуб сделал паузу, решил добавить больше прилагательных и глаголов в описание барышни. - Вечно бродит недовольная на весь белый свет,  но при этом сохраняя свое своеобразное очарование.
Он решил проверить правдивость увиденных эпизодов, спросив у Эбигейл. Возможно, подойдет даже реакция на сказанное. Хотя имеет ли сейчас это значение? Не смотря на размеры Фатарии, мир все равно тесен и непредсказуем. Только если эта дамочка знакома с шадосом и знает правду... В грудине появилось легкое негодование,  рыжие брови сошлись на переносице. Секунда-другая. И все прошло. Снова негативные эмоции очень быстро сошли на нет. И опять суккуб не придал такому явлению значение.
- Я видел вас вместе в своих видениях.

Отредактировано Николь (2017-06-24 20:41:49)

+2

50

К счастью, Ник не сопротивлялся, и они вместе покинули уборную. Парень все еще был не в себе, а потому, когда он дернулся и сжала ладонь Эбигейл, они на какое-то время остановились на лестнице, ожидая пока пройдет этот приступ. Он продлился недолго, и вниз Ник прошествовал уже самостоятельно, первым заходя в лабораторию. Таррэ спустилась следом и потянулась к двери, чтобы запереть, но ключа в замке не обнаружилось.
«Да твою ж мать, рыжий!» - раздраженно подумала Эби, поворачиваясь к парню. А тот в свою очередь нависал над все еще спящим Даэвейном. Его он решил перенести на их с алхимиком тюфяк. Суккубия даже не дернулась, чтобы помочь ему. Эта постоянная борьба за ключ бесила, хотя было уже сказано, чтобы сидел смирно, и тогда все разрешится тихо и мирно. «А может и лучше уже, чтобы сбежал и всё? Можно ли надеяться на то, что если он пропадет из наших жизней, то и проблем разом поубавиться?»
- И кстати, ему обо всем не обязательно знать.
«Уж точно не стоит знать, что ты снова пытался уйти». Однако, когда Левифрон увидит новый облик Ника, то вопросы возникнут, а врать ему Эбигейл не собиралась. Поведение парня, даже такое изощренное, но все же было предсказуемым. На его месте, наверное, каждый бы пытался уйти. А потому, в случае успеха, влетит именно ей за то, что не смогла удержать.
- Ты случайно не знаешь где тут есть обезболивающее?
И без всякого смущения начал шариться по полкам. Эбигейл все же кое-что успела запомнить в расположении лекарств и трав, а потому, дабы избежать дальнейшего обыска, прошла к одной из полок и взяла все необходимое, после налила стакан воды и передала Нику. Неугомонный рыжий тайфун наконец-таки разместился на стуле и немного притих.
- Ты знакома с Альвэри Фенрил? Такой белобрысой дамой. Вечно бродит недовольная на весь белый свет, но при этом сохраняя свое своеобразное очарование.
На лице едва заметно быстро мелькнуло удивление. Этого вопроса девушка не ожидала, как впрочем и подтверждения своих мыслей, что Ник и Аль были знакомы. Все же она списывала на то, что где-то в разговоре с алхимиком, просто мелькнуло ее имя. Но судя по всему Эби ошиблась.
- Я видел вас вместе в своих видениях.
- И видения у тебя, и силу чужую отбираешь, да и по поводу других способностей, думаю, что я права. Какой одаренный, - с усмешкой проговорила  Эбигейл. Отрицать знакомство смысла не было, но явно Николь не был тем, кому стоило рассказывать правду. Пусть уж у всех будет одна история. - Да, мы работаем на нее. А ты тоже с ней знаком? Но прежде всего, - таррэ подошла к парню и протянула руку открытой ладонью вверх, - гони-ка сюда ключ обратно. Давай избежим всей этой дурости.
Говорила она спокойно, хотя тон все же веял холодом. Оставаться доброжелательной было сложно.
- Даже если ты меня попытаешься оглушить как вчера, то, поверь, я все равно приложу все силы и подпалю твои волосы, рыжие или черные, не имеет значения. Ну или может, нагрею замок до такой степени, что там что-нибудь расплавится, сломается, и мы оба тут застрянем. А еще есть Клейм, и несмотря на всю скормленную колбасу, он может прокусить тебе ногу.
«Это у него прекрасно выходит».
- Но я бы с удовольствием всего этого избежала. Вроде бы только начали находить общий язык, а потому вежливо прошу вернуть ключ. Я ни себе, ни тебе не хочу сложностей устраивать. И если прекратишь подобные выходки, то по возвращению Левифрона вы, может, найдете способ разойтись уже мирным путем.

Отредактировано Эбигейл (2017-06-26 16:17:41)

+2

51

[icon]http://s4.uploads.ru/cdoqL.jpg[/icon]

Про видения Николь сказал, чтобы эта милая мордашка не зависла с какой-нибудь удивленной мимикой на лице, придумывая интересную версию истории. Он смотрел на ее слишком уж внимательно. И она ответила на его вопрос, продолжая следовать своей странной  манере разговора.
- И видения у тебя, и силу чужую отбираешь, да и по поводу других способностей, думаю, что я права.
Скорее всего, стоило спросить, в чем же она была права, но стражник самостоятельно начинал вспоминать прошедшие дни.  При слове «одаренный», рассечённая бровь взметнула вверх. Никогда Рыжий не определял себя к таковым. Считал, что его способности бестолковы. С толикой нежелания он ими пользовался, особенно Знание крови каждый раз «радовало». Хотя и научился пользоваться ими. Чего есть, как говориться. Детектив совершенно не понимал, для чего дама, стоящая перед ним, пытается оправдать свои предположения. Ей и правда любопытно, что он представитель расы Таррэ или же чего то боится? В ответ Кэрролл только вздохнул и собирался сделать еще глоток предоставленной воды.
- Да, мы работаем на нее.
От такого Ник поперхнулся, и с усилием воли удержал содержимое рта, чтобы не окатить Эбигейл. Хотелось плакать и ржать одновременно. Головная боль начала отступать. Слава богам. Хотя вот рога не собирались отваливаться.
- А ты с ней знаком?
Он не успел ответить на вопрос, как девушка потребовала ключ. Она даже попыталась изобразить серьезность на своем лице. Практики явно не хватает. Суккуб ей не поверил.
Но вот если Николь был одаренным, то маг не еще блистала способностями, которые могли навредить лейтенанту стражи. Судя по происшествию на постоялом дворе, магия огня ее не сильная сторона. Брови подпалить, если только, благо они имею свойство отрастать, поэтому можно умилиться такому явлению, как угрозы от данного существа. Что же еще есть?
- …А еще есть Клейм, и несмотря на всю скормленную колбасу, он может прокусить тебе ногу...
Разноглазый медленно перевел взгляд вниз, на повязку и добродушно хмыкнул.
- Что же ты сделала не так, раз псина своего друга на кинулась на тебя? – Он наклонил голову на бок, облокачиваясь локтем на стол.
Нельзя провоцировать суккуба, чего то не делать. Кажется, именно она должна это осознавать в первую очередь. «Дурость» была включена на все сто процентов. Николь глянул на женскую ладонь. Протянул к ней свою, складывая пальцы так, что создавалась иллюзия, как будто в руке что-то и правда есть. Но в последний момент, когда он все же коснулся ее ладони, Николь мягко хлопнул по ней, показывая – у него ничего нет.
- Оказаться запертым с представителем прекрасного пола, очень лестное предложение, - таррэ скривил губы, - но я все же откажусь. Хотя, я не джентльмен что ли? Дама думает, что я попытаюсь ее оглушить, - тут Николь обижено обратился к собравшейся животине в комнате, а потом снова повернулся к Эбигейл. Встал со стула, демонстративно поднял руки вверх и положил ладони на свой затылок, - попробуй найти.
Игра была не особо интересной, но в такой ситуации более разнообразное занятие, нежели просто словестно бесконечно припираться с девушкой. На Николь надета куртка, под ней только мятая рубашка, штаны и сапоги*. Препятствий для обыска суккуб бы не причинял. Эбигейл остается решить, насколько сильно нужен ей ключ от двери.
- Или можешь проявить свои способности суккуба и проверить насколько я впечатлительный, - он показал свои клыки в улыбке, - можно упростить конечно, поиграть в игру «Горячо-холодно». А еще есть и  другой вариант.
Лучник нагнулся к ней. Осторожно, при этом, не убирая рук с затылка, показывая всем своим видом, что не собирается к ней прикасаться. Но приблизился очень близко, едва не касался ее уха.
- Начинай плавить замок, - на одном дыхании проговорил Николь. Парень сдерживал улыбку. Нужно попытаться не рассмеяться и поддержать всю серьезность разговора.
Голубоглазой предстояло выбрать, чем себя занять в ближайшие пять минут. Попробовать поискать в карманах парня ключик. А он мог оказаться где угодно. Хотя остроухий давно уже предсказал ее желание следовать любым указаниям Левифрона. И такая предсказуемость заставила припрятать ключ в момент поиска заветного лекарства. А может быть она и правда решит спалить замок? А вот владелец такому факту обрадуется? И когда кто-нибудь сообразит, что в данную секунду он остается здесь только на добровольной основе. А может все-таки Левифрон и Эбигейл брат и сестра? Младшенькая вот пытается подражать старшему, например суровость нацепить на лицо, угрозами одаривать. "Да, забавненько было бы. Как бы не так." А кто подумает, наконец-то о вежливости? Можно же просто попросить его остаться. Нет, же. Что ж Николь тоже умеет быть занозой, правда вот с ним весело.

* офф

Ну, представим, что и нижнее белье есть, если понадобиться. хD

Отредактировано Николь (2017-07-12 23:09:19)

+2

52

Эбигейл не стала отвечать на вопрос про Клейма, прав он был или нет, пусть Ник думает все что ему захочется. Ключи он все же не вернул. Надежда, что рыжий поступит благоразумно, скончалась в конвульсиях.
- Оказаться запертым с представителем прекрасного пола, очень лестное предложение, но я все же откажусь. Хотя, я не джентльмен что ли? Дама думает, что я попытаюсь ее оглушить, - и с этими словами он поднялся со стула, сцепив руки за головой, - попробуй найти.
«Что за детские игры?» - Эбигейл скрестила руки на груди и недовольно уставилась на парня.
- Или можешь проявить свои способности суккуба и проверить насколько я впечатлительный, можно упростить конечно, поиграть в игру «Горячо-холодно». А еще есть и другой вариант, - усмехаясь, Ник наклонился и прошептал на ухо суккубии. - Начинай плавить замок.
«Дешевая показуха», - Эби не удержалась и даже фыркнула на это. Обыскивать парня она не спешила, да и просто не собиралась. Мало ли куда он этот ключ засунул. Таррэ еще раз прошлась взглядом по рыжему, затем посмотрела на полки за его спиной. Наверное, стоило их и обыскать, но сущность Эбигейл запротестовала. Всерьез ее явно не воспринимали, Ник, видимо, полагал, что она блефовала. Да только вот он не учитывал, что Эби тоже была способна на странные поступки. Предсказывать последствия – не ее стихия, а вот поддаваться эмоциям она могла. И идти на поводу у этого вот, ну уж нет.
- Как скажешь, милый, - девушка пожала плечами, улыбнулась кончиками губ и отвернулась от Ника. - А на кой мне применять свою способность? Все равно на тебя не подействует. Или что, никогда ради интереса не пытался таррэ обольстить?
Суккубия подошла к своей сумке и достала из нее шляпу. Заклинание, которое она думала применить было простым, обычно девушка с помощью него воду нагревала. Но с этим артефактом магия просто ключом била, снимая все барьеры. На замок точно должно хватить. Конечно, мысли о порче чужого имущества посетили ее голову, но упрямство все пересилило. Убедив себя, что за поломку таррэ лично расплатится и Альвэри это не коснется, Эбигейл надела шляпу и подошла к двери. Ладонь она положила на замок, произнесла заклинание и принялась за волшбу. Девушке пришлось концентрироваться гораздо сильнее, чем обычно, унимая и сдерживая тот поток, что она чувствовала внутри. Были такие ощущения, что прорвало плотину, и магия ринулась по иссушенному руслу. Такая мощь нравилась. Но по этому и надо было быть осторожной. Решив, что сделала достаточно, Эби отступила, глядя на искорёженный замок.
- Ну что ж, наслаждайся моим обществом, - произнесла девушка, поворачиваясь к Нику. – О чем поболтаем? Мне вот что интересно, а если ты с этой своей новой личиной сменишь ипостась, то что произойдет? Да и сможешь ли ты вообще ее сменить?
Раздался всхрап, и суккубия обернулась на звук. Бедный помощник тоже теперь оказался запертым вместе с ними. Девушка на всякий случай проверила дверь, та не поддалась, после чего позволила себе занять свободный стул. «А если Левифрон не вернется?» - она нахмурилась и отогнала эту мысль. Волнение тут было даже не столько из-за их ситуации, в конце концов, они как-нибудь да выберутся, а больше из-за алхимика, который отправился неизвестно куда и зачем.

+1

53

[icon]http://s4.uploads.ru/cdoqL.jpg[/icon]

Николь положил ладонь на лицо, чтобы не видеть происходящего в комнате. Эбигейл решила пойти сложным путем и запереть дверь. Он не стал ее останавливать, и сквозь пальцы, как бы ненароком наблюдал, как девушка напяливает шляпу и возиться с замком. Так значит, без артефакта у нее и впрямь нет возможности хоть как то навредить ему. Вся эта ситуация была бессмысленной. Что слоило Николь просто дать хорошего пинка глупой барышне и уйти, даже сверкая белыми рогами на людях? Ничего. Что будет дальше? Придет Левифрон – увидит замок, кое-как сможет его вскрыть (если еще раньше не заявится аптекарь), настроение у него от сделанного вывода не улучшиться. Рыжий выдохнул и положил ключ на стол (который на самом деле не особо далеко и прятал). Принципы суккубии, что б их. Наказ она исполнила, не смотря на порчу чужого имущества. А кстати… Разрушение постоялого двора не в один золотой выльется. Или ему это уже не грозит, потому что стражник находится тут и никуда еще не высовывался. Только вот там оставались его вещи и с помощью их можно его найти очень легко. Каждая минута пребывания здесь грозила ему часом за решеткой. Уклонение от ответственности никого не спасала от расправы представителей правопорядка.
Только вот данная ситуация походила уже не на спасение таррэ, а захват заложника. Вязкая мысль навязчиво липла к разуму и уже не собиралась никуда деваться. Только уже  любопытство не давало дойти до рукоприкладства.
Николь вернулся на свое место, садясь лицом к столу.
- О чем поболтаем?
Женский голос вывел остроухого из раздумий.
- Давай попросим аптекаря принести тебе дозу зелья и ты уже сама начнешь развлекаться, делая чего захочешь. – Таким же тоном ответил ей суккуб. Он постучал когтем по деревянному столу. Переводя взгляд на свои новоприобретенные длинные волосы, взял прядь, и повертел ее в руках. Можно надеяться, что стражник остался таким же симпатичным как и был, но ничего не сказал только молча снова вздохнув. Парень увидел хмурое выражение лица, и понадеялся, что она все же сообразила о содеянном.
- О чем же поговорим. Хм, а давай же все же вернемся к вопросу, где тебе ногу чуть не откусили. Скорее всего, это очень захватывающая кровавая история. Ты не отрицаешь того, что это связанно с лекарем и его сторожевой псиной, только так же и не хочешь говорить о несчастном случае, значит все намного серьезнее и запутаннее. А о таком я люблю послушать. – Он мотнул голову в сторону волкодава, - Видимо ты постоянно творишь нечто из разряда «все или ничего». -  Тут же решил не останавливаться и снова дать Эбигейл выбор, - или же тебя больше интересует, кого мне удалось в своей жизни обольстить? На данный вопрос могу сразу предложить спор, что при возникновении желании, у меня хватит способности и тебя соблазнить, вне зависимости от твоего расового иммунитета. [player][{n:"Freedom!",u:"http://my-files.ru/Save/x6rnfo/pharrell-williams-freedom-(best-muzon.cc).mp3"}][/player] Если ее так легко можно сподвигнуть на необдуманные поступки, может быть и правда, смогут провести время с небольшой пользой. Разноцветные глаза добродушно наблюдали за девушкой и ее мимикой лица. На секунду мысли унеслись в другую степь, но он отогнал их.
Рыжий протянул руку, для заключения пари. Ведь на словах все горазды.
- Будем наслаждаться обществом друг друга.
Брови легко дернулись вверх.

Отредактировано Николь (2017-07-12 23:09:27)

0

54

Эбигейл медленно подошла к столу и забрала уже совершенно ненужный ключ. Она задумчиво повертела его в руках, а затем кинула в сумку, куда отправилась и шляпа. После чего девушка подтащила свободный стул и уселась напротив Ника с противоположной стороны стола. Предложение парня экспериментировать на себе, суккубия оставила без ответа, а вот вопросы о волкодаве заставили насторожиться, хотя виду она никакого не подала
- … только так же и не хочешь говорить о несчастном случае, значит все намного серьезнее и запутаннее. А о таком я люблю послушать.
Ник кивнул в сторону Клейма, и Эбигейл тоже посмотрела на пса. Тот лежал в углу комнаты, положив морду на лапы и наблюдал за щенком рыжего.
- Да кто ж хочет рассказывать о собственных глупостях? – легкомысленно отмахнулась Эби, всем своим видом показывая, что тема не стоит того, чтобы ей уделять внимание. Выкладывать все перед Ником она не собиралась. Благо, сейчас не было не преодолимого желания говорить правду и  только правду. Однако, если парень начнет настаивать, то для него в голове уже сложилась история, которая походила на правду ничуть не меньше истинной истории.
- Видимо ты постоянно творишь нечто из разряда «все или ничего». 
Над этими словами таррэ задумывалась. Под таким углом девушка свои действия никогда не рассматривала. Да и можно ли сказать, что поступала она именно так? Возможно, лишь в последнее время.
- Или же тебя больше интересует, кого мне удалось в своей жизни обольстить? На данный вопрос могу сразу предложить спор, что при возникновении желании, у меня хватит способности и тебя соблазнить, вне зависимости от твоего расового иммунитета.
Эбигейл не смогла сдержаться и фыркнула, услышав подобное.
- Самоуверенности тебе не занимать, - с легким смешком проговорила Эби. – Я бы даже посмотрела, как бы ты тут прыгал и скакал, пытаясь это сделать, но, думаю, что свое желание и мастерство ты в пустую потратишь. Да и вообще у меня сейчас совсем другой интерес.
Эби откинулась на спинку стула и осмотрела подвал. Все же не самое уютное место для того, чтобы запираться. Сейчас, когда раздражение по поводу того, что ее слова не воспринимались в серьез, поутихли, мозг начал искать хоть какое-нибудь решение. Пока девушка придумала только, что можно попробовать снять дверь с петель или выпилить замок. Но никаких подходящих инструментов здесь не было, да и такое решение только в теории могло сработать. «У меня есть руны. Телепортируюсь в лавку. А там можно было бы и плотника какого-нибудь найти». Эти мысли немного успокоили Эбигейл. Пока можно было не спешить, а потому она снова повернулась к Нику, припоминая, что один разговор так и не был завершен.
- Так ты знаком с Альвэри. И откуда ты ее знаешь?

+1

55

[ Дом семейства Фенрил ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png
6 число месяца Страстного Танца 1647 года, день

Направляясь обратно в аптеку, Левифрон больше не ощущал холода. Вообще. Даже плащ накинул далеко не сразу, ибо запутался и ткани и лямке сумки, разозлился, потратил добрых несколько минут при спешном шаге, чтобы разобраться, что куда идет и где запутывается между собой. Два почтенных джентльмена, что ранее беседовали на улице, уже успели исчезнуть в неизвестном направлении, а потому не представлялось возможности выяснить, были ли они шпионами стражи под прикрытием или просто любителями интеллектуальных диспутов посреди сугробов и промозглых ветров. Они также не могли оценить зрелища иноземца, синеющего от холода и краснеющего от быстрого шага, даже почти бега, который, тем не менее, совсем не торопился облачаться в теплое, предпочитая ругаться на свои вещи не самыми лестными словами и сетовать на хрупкость человеческого тела, которому вечно что-то нужно. И действительно, почему Тейар не додумался сделать шадосов морозостойкими? Они ведь и так уже мертвые, напротив, в холодном климате должны даже лучше сохраняться, замедлять те пагубные процессы, которые обязаны проистекать внутри, что бы ни двигало еще вчерашний труп к действию и ни заставляло сердце и прочие органы работать как при жизни. Это ведь, в конце концов, не огонь, который уничтожил бы в пепел, и не вода, в которой нет кислорода в необходимой человеческому организму форме. Просто зима. Казалось бы.
Если бы Левифрон однажды встретился с Тейаром, он бы предоставил тому длинный список несовершенств, которые тот допустил при создании своих раболепных детей. Уж он-то, как алхимик, практикующий совершенство материй и форм, живых в том числе, как никто понимал, что темный бог лепил свои создания в полной темноте и левой ногой.
Впрочем, на середине пути мысли о логических казусах в физиологии шадосов отошли на второй план, плавно вытесняясь заботами о приготовлении лекарства Альвэри. Нужно было позаботиться о том, чтобы Ник не буянил и вел себя тише кроткой овечки до самого утра, собрать инструменты и препараты, объяснить ситуацию Эбигейл и ее обязанности, добавить дистиллят в зелье и довести до готовности, проверить кота – ведь кто знает, сколько они пробудут в доме лоддроу. Быть может, стоило попросить Тентрариуса оставить Даэвейна на ночь в лавке, ведь тот знал, что где лежит, и в случае нужды мог быстро предоставить им нужные травы. Герхену не хотелось думать, что что-то пойдет не так, но и уповать на абсолютную безоблачность казалось верхом глупости. Когда речь шла о человеческом здоровье, в формуле появлялось очень много переменных с весьма непредсказуемым поведением. Скажем, у Ал могла обнаружиться аллергия на спирт, и посреди транса у нее началась бы острая асфиксия. И что тогда?
«Надо взять трубку для трахеотомии. Обязательно».
Или, скажем, ей просто могла не понравиться идея в последний момент или где-то в середине процесса, когда поворачивать будет уже поздно.
«И успокоительных. Много».
А еще она могла рухнуть в обморок, когда ей открылась бы истина. А у обморока могли бы быть последствия.
«И нашатырь».
Или в обморок мог упасть Бэй. Кто знает, от чего.
Так или иначе, риски были, и весь спектр их видов не мог объять даже Филин. Было ясно одно – лучше подготовиться как можно лучше, не отрицая даже самые странные и нереалистичные сценарии. Однако самым очевидным казалось одно – Аль не будет счастлива, когда барьер амнезии рухнет. Левифрон был готов биться об заклад, что женская истерика им светит почти со стопроцентной вероятностью. Пожалуй, оно и к лучшему, что Бэй уже успел вернуть былое расположение к себе и заслужить доверие. Когда все кончится, Герхен с Эбигейл уйдут, а весь удар бури придется сдерживать иштэ.
Первое, что увидел Герхен, войдя в аптеку – беспокойство на лице Тентрариуса. Старик тут же как бы невзначай встрепенулся от своих конторских книг и поспешил ретироваться в заднюю комнату. Даэвейна, который обычно со скучающим видом подпирал стойку, не наблюдалось. Не придав особого значения необычной обстановке, Левифрон прошествовал вниз. Потянувшись к ручке двери, он дернул. Не открылось. Как и должно было быть. Алхимик постучал, тут же попросив отпереть.
За дверью послышались шаги, а затем и голос Эбигейл:
- Леви, я не могу открыть тебе. Я... - короткая заминка. - Замок сломан. Вряд ли его получится вскрыть. Так что мы тут застряли.
Новый вопрос напросился не сразу - такого поворота событий Левифрон не ожидал. В нем всколыхнулась тревога, появилось предчувствие чего-то нехорошего. Очень нехорошего. Странное поведение старика начало обретать смысл, образ которого Филин хоть и не мог уловить, но явно различал его силуэт. Что-то произошло, пока его не было.
- То есть как сломан? Что случилось?
Из-за двери послышалось недовольное бурчание, но слов разобрать было невозможно.
- Это я его сломала, - уже громче добавила Эбигейл. – Точнее, расплавила. Произошло одно недоразумение.
«Какое к лешему недоразумение?!» - тревога обрела куда более серьезные размеры. Радость от удачного разговора со стражей и скорого разрешения проблемы Альвэри улетучилась.
С той стороны снова повисло молчание, но вскоре девушка вновь заговорила.
- Сегодняшнее утро вообще сплошное недоразумение. И тебе бы лучше морально подготовиться, прежде чем мы придумаем, как открыть дверь, и ты сюда зайдешь.
Это стало последней каплей, которую смогло выдержать доселе крепкое спокойствие Левифрона. Тот сначала метнулся наверх, но уже через пару ступеней передумал – искать помощь было слишком долго, объяснять кому-то что-либо – еще дольше. Тентрариус что-то знал, но пока было не до него. Единственное, чего хотел алхимик – войти в свою лабораторию и лично увидеть, что стряслось. Он был абсолютно уверен, что если Ник нарушил его запреты, то в этот раз малой кровью не обойдется. По нему плакал транквилизатор и зелье забвения. И транквилизатор бы Филин выбрал посильнее, такой, чтобы скованные мышцы сводило болезненной судорогой, а сердце опасно пропускало такты, силясь побороть действие лекарства. Видят боги, Герхен предупреждал.
Дверь была самая обычная деревянная. Можно было обойтись без плотника, достаточно было просто немного постараться. Когда алхимик в первый раз приложился плечом к дереву, задействовав телекинез, грохот докатился до самого торгового зала. Дверь прогнулась, замок застонал, но не поддался. Герхен повторял это еще три раза, и с каждым разом плечо его все больше ныло, в момент удара откликаясь острой болью, пока и вовсе не онемело вместе со всей верхней частью руки. Именно в тот момент дверь треснула у замка и распахнулась, с громким стуком ударившись о стену, а алхимик ввалился в подвал, лишь чудом устояв на ногах – вовремя схватился за столешницу здоровой рукой. Лаборатория была на месте, Эбигейл и Клейм тоже. Вместо Ника наличествовал некий брюнет с рогами, и лишь вглядевшись в его лицо, Герхен сообразил, что это был все тот же рыжий, просто претерпевший удивительные метаформозы.
- Что случилось, я вас всех спрашиваю?! Какого лешего у тебя рога?! – тревога, не нашедшая себе обоснования, обращалась в раздражение. Филин ничего не понимал, но заведомо начинал злиться.

+4

56

И опять Ник не успел ответить: в коридоре послышалось как кто-то спускался по лестнице, а после и стук в дверь. То что вернулся Левифрон несомненно радовало, и девушка сразу же направилась к двери. Да только на этом ее действия и закончились.
- Леви, я не могу открыть тебе. Я...
«Ой, да ладно, все равно он узнает, что это твоих рук дело».
- Замок сломан. Вряд ли его получится вскрыть. Так что, мы тут застряли.
Левифрон откликнулся не сразу, видимо переваривал услышанное.
- То есть как сломан? Что случилось?
- Просто кто-то меня выбесил со своими дурацкими играми, - тихо прорычала суккубия, оглядываясь на Ника. Но как уже сама она думала, скрывать правду смысла не было, а значит молчать не стоит. Единственное, что Эби для себя не решила, так это говорить ли о причине ее поступка?
- Это я его сломала. Точнее, расплавила. Произошло одно недоразумение.
«Ага, вон оно сидит, рогами отсвечивает».
- Сегодняшнее утро вообще сплошное недоразумение. И тебе бы лучше морально подготовиться, прежде чем мы придумаем, как открыть дверь, и ты сюда зайдешь.
Ляпнула и тут же пожалела, ведь прозвучало, возможно, пугающе, хотя как таковой ужасной проблемы не произошло. Но на Левифрона слова все же подействовали. От внезапного и громкого удара девушка даже вздрогнула и отскочила от двери. Как-то не вязался у неё в голове алхимик с тараном, однако, дерево поддавалось. Эбигейл почувствовала волнение: вот сейчас и придётся все объяснять. Таррэ совершенно не хотелось рассказывать, из-за чего именно пришлось расплавить замок, но как обойти тему не знала. Ник и так явно раздражал Левифрона, уж лучше бы не подливать масло в огонь. Второй раз суккубия вздрогнула, когда дверь ударилась о стену. Мужчина ухватился за столешницу, чтобы не упасть. Он осматривал помещение, уделив больше внимания Нику. Но это и не было удивительным.
- Что случилось, я вас всех спрашиваю?! Какого лешего у тебя рога?!
"Да почему рядом с ним я себя чувствую нашкодившим ребёнком, которого застукал учитель? Спокойно, Эбс, ты взрослая, почти адекватная таррэ. В конце концов, ты же выполняла его просьбу".
- Внешний вид Ника, - со всем спокойствием, которое было, начала Эбигейл, - как и наличие спящего Даэвейна в лаборатории - это заслуга Тентрариуса и его удивительного чая. Какой леший его дернул заниматься подобным, не имею ни малейшего понятия.
Аптекарь и впрямь повёл себя очень странно, что совершенно не вязалось с мнением суккубии о нем, но расспрашивать Тентрариуса времени не представилось.
- Ну а замок... Возможно не самый лучший, но способ показать, что не надо тут думать, что я с чем-то или кем-то не справлюсь. И да, я немного разозлилась, - Эби в задумчивости закусила нижнюю губу, надо ли что-то еще добавлять. - Можешь не переживать, я сама решу все вопросы с Тентрариусом и Аль. Так что давай, не будем на этом долго заострять внимание.
Девушка надеялась, что хотя бы Ник не усугубит это и так корявое объяснение.

Отредактировано Эбигейл (2017-08-10 04:14:39)

+3

57

[icon]http://s4.uploads.ru/cdoqL.jpg[/icon]

- Я бы даже посмотрела, как бы ты тут прыгал и скакал, пытаясь это сделать…
Николь молча пальцами начал перебирать бусины своего браслета. Что ж, ну, если ей и правда не интересно, настаивать он не будет. Хотя было бы интересно увидеть, как переменилось бы ее лицо, когда девушка узнала, что спор проиграла, и при всем еще Николь не пошевелил и пальцем. Скакать он точно не собирался.
Разговор продолжился.
- Так ты знаком с Альвэри. И откуда ты ее знаешь?
Тут Рыжий откровенно поморщился. После какой то заминки он хотел ответить, но в дверь настойчиво постучались. Их уединение нарушили. Что ж самое интересное, конечно же, ждет их впереди. Он уже молча наблюдал за коротким диалогом девушки и лекаря.
Представлялось все в виде малой искры, что замерла за куском дерева. Женские слова – жидкий катализатор, что из едва дребезжащего волнения, превратило все, за пару секунд, в пылающую разрушительную массу, которая снесла дверь, плюя на все. Пора было что-то предпринимать, но страж не тронулся со своего места, только поднес кисть руки к губам и что-то едва слышно прошептал. Действо, происходящее в помещении, напрочь заглушило его. От шума остроухий, чуть вжав шею в плечи, зажмурился на секунду. Как только Ник увидел Левифрона, коротко приветственно махнул рукой и так же сухо улыбнулся.
Он показал на рога:
- Чистое недоразумение. Решили попить чайку. А он оказался с особенной настойкой. Ну, вот старик нас и позабавил. Смеялись очень долго. Эби громче всех, потому что ей повезло больше. Глотнула нормальный чай.
Он подкрепил слова девушки, просто оформив их уже в определенную краткую историю.
На колкий взгляд рыжей. Ник поднял руки как бы сдаваясь:
- Моя вина, решил поспорить с Эбигейл, сможет ли она расплавить замок. Ну, вот теперь должен ей корзину сладостей. Большую такую.
Тут Разноглазый пожал плечами:
- Развлекались как могли, как говорится. – Тут он решил тихо произнести. Кивнул головой в сторону, единственной в комнате, дамы. – Развести легко.
Тут лейтенант услышал тихий треск и металлическая бусина раскололась. Кашлянув, Кэрролл накрыл браслет рукой, взял ее в ладонь и тем самым, скрывая едва заметный голубой свет. В какой же форме отразиться его очередное желание. Аккуратно положив половинки в карман, он снова перевел взгляд на присутствующих.
- Про внешность не беспокойся. Кажется, мне все это идет. – С непривычки парень коснулся гладкой поверхности рогов. – Правда, ненадолго все это. Горевать не буду.
Все время Рыжий говорил спокойно, не совершая резких движений, но с особой внимательностью следил за шадосом. Вряд ли он услышит его слова, слух явно обратился на женскую особь, которой он доверяет больше. Хотя оба и совершенно не врали пришедшему. И не смотря на это, реакция того совершенно не предсказуема. Если ничего не произойдет, то желание не вступит в силу, но, а если черноволосому в голову взбредёт шальная мысль, то расплачиваться за это будут все.
Черная шавка подбежала к Левифрону, потом снова вернулась на исходную позицию – рядом с волкодавом. Тельце собаки мелко дрожало. Щенок всем своим видом показывал свое нетерпение и желание рвануть на улицу.
Уже как несколько минут у Николь не возникало никаких видений – все свидетельствовало о спаде эффекта чужой крови в организме, это не могло не радовать.
Странные остаточные чувства, переплетались с долгом, а там еще добавлялся эффект зелья…
«Нужно еще раз прочистить желудок от этой гадости.» Пронеслось в голове.

доп

Взаимосвязь.
Любое действие на ком-либо, отразиться на остальных. Касается только тех, кто сейчас в комнате.

+3

58

<<< Дом семейства Фенрил

6 число месяца Страстного Танца
1647 год от подписания Мирного Договора.
День.

- Твою ж налево!!
Вылетев на улицу, Бэйнар практически задохнулся от свежего морозного воздуха, обжегшего легкие, едва только успел мужчина сделать вдох. Проклятый согнулся, в очередной раз на собственной шкуре ощущая прелести восточных земель. Он не успел отбежать от дома Альвэри и на метр, а уже жалел о том, что оказался посреди сугробов без теплой верхней одежды. Но и на то, чтобы возвращаться, времени у иштэ не было. Да и стоять – себе же дороже. Выпрямился Эйнохэил через не могу: всю носоглотку жгло, от чего на глаза начинали наворачиваться слезы, а все тело била крупная дрожь. Была бы ситуация хотя бы самую малость иной, менее важной, а счет, возможно, не шел на часы, и Бэй послал бы затею с пробежкой по Мандрану к Тейару на рога, ну а сейчас… Сейчас надо было шевелить ногами и никак иначе. Обернувшись через плечо, мужчина взглянул на крыльцо, убеждаясь, что входная дверь за ним плотно захлопнулась, и припустил в сторону главной дороги.
Несся он при этом так, словно его целая свора исчадий Изнанки нагоняла и вот-вот готова была вцепиться когтями и клыками в спину несчастного. Даже холод, казалось, больше не чувствовался, став чем-то незначительным и почти незаметным. Вот только проблема нарисовалась совершенно другая. Выскочив на большую улицу и оглядевшись по сторонам, иштэ понял, что абсолютно не помнил, в каком направлении и где вообще находилась аптека. А Левифрона на горизонте видно не было. «Он не мог уйти слишком далеко…», - отчаянная мысль пронеслась в голове, оставляя после себя болезненно-звенящую пустоту в черепной коробке. «Не мог же». Бэйнар сделал шаг в сторону. Взгляд его все еще метался по тротуару в отчаянной попытке распознать в каждом прохожем знакомого алхимика. Сердце все больше заходилось в грудной клетке, а понимание провальности затеянного вырывало каждый сделанный вдох похлеще стоящего на дворе мороза. Проклятый уже и не чувствовал, как озяб, стоило ему только сбавить скорость бега. Не чувствовал, как дрожал, а ноги подкашивались, грозясь уронить тело на заснеженную мостовую. Не ощущал на себе любопытных взоров горожан, что вереницей проходили мимо. «Куда идти дальше?». И как шел сам шадос где-то там, впереди? Эйнохэил сделал еще один шаг, не замечая, как оказался на дороге. Где-то за спиной послышалось лошадиное ржание, сопровождаемое криками и ругательством. Что-то противно скрипнуло, должно быть колеса экипажа… Колеса экипажа, под который Бэй едва не угодил. Хорошо, что сообразительности у него хватило отскочить от повозки в самый последний момент, а извозчику – сноровки увести лошадей от зазевавшегося недотепы.
Поняв, какой шанс ему представился, иштэ подбежал к возничему, что щедро сыпал изобилием ругательств в его сторону.
- К «Аптеке Тентрариуса»! - Не взирая на все проклятья и неуемность далеко немолодого лоддроу, на выдохе произнес Бэйнар.
- Чего?!! – Мужчина явно такой наглости не ожидал, - Я тебя, знаешь, сейчас куда…
- Быстрей же, ну!!
Извозчик замолчал, не договорив и вперив изучающий взгляд в незнакомца. Выражение лица того должно было говорить само за себя, искаженное испугом и паникой, ибо больше пререкаться мужчина не стал. Он просто дождался, когда его новый пассажир займет свое место в экипаже, и тронулся с места. 
Но если и ехали они быстро, то уж точно не по той дороге, по которой шел до аптеки Левифрон. Можно было тормознуть экипаж хоть посреди пути и попросить докатить до ближайшей больнички, где уж наверняка бы нашлись лекари, готовые примчаться на помощь, однако в эту сторону голова почему-то по-прежнему не работа. Да и располагалось ли хоть одно нужное учреждение ближе, чем магазин достопочтенного старика? Этого Эйнохэил не знал, а выяснять сейчас желания не было. Оставалось уповать на встречу с алхимиком уже на месте или на скорое его появление в стенах «лаборатории».

Время в пути текло непривычно медленно, и лишь стоило повозке затормозить, проклятый тут же сорвался с места, попросив возничего задержаться.
В аптеку мужчина ворвался столь стремительно, что даже не заметил, находился ли в помещении хотя бы сам хозяин, не говоря уже о возможных покупателях. Отыскав ступеньки, ведущие в подвал, иштэ заспешил вниз. Дверь оказалась широко распахнута, что играло лишь на руку, ведь Бэю не пришлось долбиться в нее, объясняя, почему явился, на всю аптеку. Столь скорая встреча с Леви, как и ожидалось, привнесла только больше гнетущих эмоций, но разве не этот тощий зад был способен расхлебать произошедшее после его ухода? Иштэ не удостоил внимательным взглядом всей лаборатории, мельком скользнув по Эбигейл, эмоций на лице у которой разобрать так и не успел, и выцепив еще одного здесь присутствующего незнакомца, интереса в котором при сложившихся обстоятельствах вообще не находил. Пополнение в зверинце, так же как и сладко спящий сподручный вообще осталось не замеченным, а тот, кто имел сейчас наибольшее значение стоял прямо перед ним у стола. Проклятый облегченно выдохнул. Однако, и расслабляться было еще рано. Найти Левифрона – часть проблемы. Другая – доставить обратно в дом Альвэри. А на разглагольствования из ряда «что к чему и почему» времени не было. Тянуть алхимика за ручку мужчина тоже не собирался. Всему этому он предпочел более простой, но действенный вариант. На то, что своим появлением он мог помешать, заявиться не вовремя и попасть под горячую руку Бэйнар не задумывался, на то ему было откровенно плевать, как и на реакцию шадоса на все последующие действия со всеми его «фе-фе-фе». Эйнохэил просто подбежал к Леви, в один прием перекидывая его через плечо, и крепко удерживая, зашагал в сторону выхода.
- Тебе надо вернуться, - холодно буркнул мужчина, поудобнее размещая свою «поклажу», - И жрать начать нормально, а то ветром скоро сдует, а ни только я унесу, - иштэ в пол оборота повернулся в сторону суккубии, крикнув уже в дверях: - Эби, вещи его захвати.
Не взирая на все попытки отбрыкаться, и возможные слова, что пролетали мимо ушей, словно бы их и не было, а, возможно, и не было вовсе, на землю Эйнохэил поставил шадоса только перед дверью экипажа.
- Аль стало плохо. На всеобщее обозрение выставлять не стал.

+5

59

И они заговорили. Надо сказать, что оправдания Эбигейл звучали скорее как наспех выдуманная сказка, призванная что-то обосновать просто для формальности, не обязательно убедив в этом Левифрона. Но девушка не была склонна врать, да и не ерничала, чем первым делом занялся Ник, что не позволило Герхену так вот сразу воспринять ее объяснения в штыки. Правда, он уже успел оправдать запертую напрочь дверь тем, что Ник пытался выйти, и Эби остановила его единственным возможным способом, который тогда показался ей разумным, и поэтому мутное заявление, что это было лишь демонстрацией сил, несколько обескуражило. Но потом заговорил рогатый, и бестолковые объяснения рыжей изрядно померкли на его фоне.
- Чистое недоразумение. Решили попить чайку. А он оказался с особенной настойкой. Ну, вот старик нас и позабавил. Смеялись очень долго. Эби громче всех, потому что ей повезло больше. Глотнула нормальный чай.
И снова обвинение в сторону Тентрариуса. Старик не походил на любителя хохмы и дрянных шуток, а потому Филин склонялся к тому, что у аптекаря была очень веская причина сделать то, что он якобы сделал. Возможно, Ник буйствовал. Или пошел на таран и все-таки покинул подвал, после чего они коллективными усилиями стащили его обратно вниз и заперли, расплавив замок. Только вот как одновременно с этим всем образовался спящий Даэвейн? Его ноги действительно виднелись чуть в стороне. Нет, не было все так радужно и спокойно, как Левифрону описывала эта парочка. Эби пыталась успокоить и не усугубить обстановку еще больше, Ник просто берег свою шкуру, с которой могла произойти какая-нибудь неожиданная беда, узнай его мучитель о тех выходках, что он натворил. И что-то подсказывало Герхену, что правду ему так просто никто не скажет.
И оказался прав, потому что как минимум рогатый продолжил нести ахинею.
- Моя вина, решил поспорить с Эбигейл, сможет ли она расплавить замок. Ну, вот теперь должен ей корзину сладостей. Большую такую, - да вот только взгляд суккубии говорил о том, что легенда ей по нраву не пришлась. В этой ситуации Филин был склонен верить неправде Эбигейл, чем неправде Ника. - Развлекались как могли, как говорится. Развести легко.
Ситуация была такова: в аптеке что-то произошло, и это что-то разгребали всем миром, после заперев первопричину проблем настолько накрепко, чтобы дверь в итоге пришлось выбивать, что и сделал Левифрон. Тентрариус вряд ли бы рассказал сейчас, что произошло. Ника спрашивать было бесполезно, Эби не хотела обострять. При этом всем времени разбираться не было, нужно было закончить зелье и собрать вещи в сумку, что-то решить с дверью, привести в сознание Даэвейна…
«Перед лестницей была еще одна дверь. Запру ее, пока плотник не починит эту».
Правда, теперь порог не мешало бы подпереть шкафом для верности. Или даже двумя. Герхен перевел испытующий взгляд с рогатого на суккубию.
- Я буду заострять на случившемся внимание. И ты потом мне все расскажешь, потому что словам этого клоуна я не верю. Расскажешь честно, иначе мне действительно придется принять ваши попытки петушиться перед друг другом за истину. А ведь я тебя не о том просил, когда уходил.
Он старался не злиться на Эбигейл, честно цеплялся за придуманную теорию, что таким радикальным способом выполняла его поручение, а не повелась на обыкновенный спор. Ведь в том и был смысл: она, как единственный оставшийся разумный человек в лаборатории, должна была подойти к задаче с умом и рассудительностью.
«Верно, я недооценил красноречие этого шута горохового».
Сколько раз он уже говорил себе, что задача требовала решения сейчас, немедленно? Что больше это продолжаться не могло? Филин не мог держать Ника в подвале бесконечно. С ним требовалось разобраться.
«Когда я вернусь от Аль, я дам ему то, что сотрет память. Начнет жизнь с чистого листа, но зато живым и с душой. Аль же вон справляется как-то, и этот сможет».
И когда голову Левифрона посетила шальная мысль, что сделать это можно уже сейчас, а не усыплять Ника транквилизатором, в лабораторию с бешеным топотом влетел Бэй. Герхен не успел даже встревожиться и спросить, что стряслось, как иштэ беспардонно вцепился ему в одежду, а после и вовсе бесстыдно поднял над землей и закинул на плечо, будто девку какую. Поправив поклажу, проклятый так же стремительно ринулся к выходу, на ходу объясняя, что Филину нужно срочно вернуться и начать есть, а Эбигейл – собрать его вещи. Разумеется, такое поведение до глубины души возмутило алхимика, о чем он не преминул сообщить Бэю, но здравый смысл говорил, что просто так иштэ бы подобную выходку не устроил. К сожалению, в тот момент это был, пожалуй, единственный способ вывести его из аптеки быстро и переключить на проблемы Аль. Потому и сопротивления алхимик особого не оказал – и не только потому что полностью растерялся. Лишь крикнул Эбигейл, чтобы та слила дистиллят в отдельную банку и собрала все, что лежит подготовленным на столе, не забыв его сумку.
На улице их ждал экипаж. У его дверей Бэй опустил алхимика на землю, там же их нагнал Клейм, так и не разобравшийся, может ли считаться поступок иштэ разбойным нападением или хотя бы попыткой похищения. Герхен никаких признаков тревоги не проявлял, только одернул сбившуюся рубашку да заправил ее обратно в брюки.
- Аль стало плохо. На всеобщее обозрение выставлять не стал.
И правильно. Менее всего Левифрону хотелось, чтобы ушлый Ник влез еще и в эти дела. А он бы влез, Филин готов был спорить. Проклятый тем временем явно не терпел никаких отсрочек, он хотел ехать уже сейчас, Герхена же точило беспокойство, что он не успел ни обездвижить своего пленника, ни хотя бы закрыть внешнюю дверь. Разумеется, Ник бы ушел. Возможно, даже рассказал бы каждому встречному, что мариновался в подвале у шадоса несколько дней, пока слепая удача не помогла ему бежать. Возможно, уже к вечеру аптека будет оцеплена, а Тентрарисусу предстоит самое неприятное приключение в его жизни. Но во всей этой ситуации мог скрываться и выход. Нужно было только отвернуться, сесть в экипаж – и пустить все на самотек, отпустив этот груз и освободившись от сковывающей паники. Если Ник сделает то, чего боялся Герхен, тот всегда успеет отплатить сполна. Не сделает – тем лучше, пусть живет и более никогда не попадается Филину на глаза. Нельзя было проконтролировать все, и сейчас предстояло выбрать между здоровьем Альвэри или собственной безопасностью. В случае Левифрона выбор был очевиден.
- Тогда поспешим, - проговорил Герхен, усаживаясь в экипаж, когда в дверях показалась Эбигейл.

http://s1.uploads.ru/i/EgrZt.png [ Дом семейства Фенрил ]

Отредактировано Левифрон (2017-08-20 14:22:11)

+2

60

Стоило Нику заговорить, как Эбигейл поняла, что положение он только усугублял. Он правда думал, что так станет лучше?
- Моя вина, решил поспорить с Эбигейл, сможет ли она расплавить замок. Ну, вот теперь должен ей корзину сладостей. Большую такую.
От возмущения даже дыхание перехватило, а парня захотелось чем-нибудь треснуть. «Тоже мне, защитничек! Подставил меня еще больше». На Левифрона в этот момент даже смотреть не хотелось. Что вообще можно было подумать обо всем этом? Одно дело недосказать правду, но вот это! Даже при всей злости она бы не стала спорить о подобном.
- Я буду заострять на случившемся внимание, - заговорил алхимик после не продолжительного молчания, и девушке пришлось повернуться и встретиться с ним взглядом. - И ты потом мне все расскажешь, потому что словам этого клоуна я не верю.
«Ну хоть это радует»
- Расскажешь честно, иначе мне действительно придется принять ваши попытки петушиться перед друг другом за истину. А ведь я тебя не о том просил, когда уходил.
Возможно стоило бы вывести Левифрона хотя бы наверх, а то объясняться при Нике, выслушивая еще и комментарии, ой как не хотелось. Эбигейл сделала шаг по направлению к мужчине, но в этот момент в комнату словно ураган ворвался Бэй, забросил алхимика на плечо и помчался обратно к выходу.
-  Эби, вещи его захвати, - услышала она распоряжение иштэ, а следом и указания Левифрона, что именно ей брать.
Остолбенение и удивление смешивались с каким-то странным давлением в области живота и тряской. Казалось, что и ее саму тащат вверх по лестнице, а еще очень ныло плечо. Через силу, суккубия все-таки подошла к столу и принялась за сборы. Вскоре непонятное чувство пропало, а потому девушка смогла перелить дистиллят, взяла сумку алхимика и свою собственную, набросила плащ и выскочила из лаборатории. Все это время ее не оставляли мысли, что что-то случилось с Альвэри, иначе Бэй бы не выкинул подобное. Хотя, таррэ уже успела узнать мужчину, а потому можно было сказать, что он и не такое мог проделать.
О Нике и двери Эбигейл вспомнила лишь тогда, когда экипаж тронулся с места и катил по заснеженным улицам вот уже несколько молчаливых минут. Бэй был взволнован, его даже страшно было о чем либо спрашивать. Обстановка давила Эби на нервы, она отбивала пальцами по коленке и разглядывала город.
- Он забрал ключ, - в итоге не выдержав и развернувшись вполоборота к Левифрону, что сидел рядом, заговорила таррэ. –По хорошему он не согласился отдать. Спрятал куда-то, еще и обыскать его предложил. Меня это выбесило, ну не обладаю я таким же терпением, как у тебя. Вот я и расплавила замок. И никаких споров я не заключала, - Эби откинулась обратно на сиденье, она не кричала, наоборот говорила в полголоса, но речь все равно вышла эмоциональной. – А про Тентрариуса и правда не знаю. Я вообще подумала, что это ты мог с ним о чем-то договориться.
Эбигейл попыталась укутаться в плащ. Одеться теплее она не успела, находясь все в том же голубом платье. Даже сапог на больной ноге не был толком зашнурован. Было бы хорошо привести себя в порядок и купить одежду, а то в последнее время практически весь ее гардероб превратился в непригодное тряпье. Но возможности не было. Неприятности и волнения сыпались на них одно за одним.
- Привет, Бэй, - даже как-то грустно произнесла суккубия. Ситуация не располагала к веселью. – Давно не виделись.
Эбигейл потянулась к левому плечу и помассировала его, она все никак не могла взять в толк, с чего оно вообще начало болеть? «Вроде бы не ударялась».
http://s1.uploads.ru/i/EgrZt.png [ Дом семейства Фенрил - вся компания]

Отредактировано Эбигейл (2017-08-21 09:18:04)

+2


Вы здесь » За гранью реальности » Город Мандран » Магическая аптека Тентрариуса