За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Тронный зал

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.imgur.com/9QVSdiF.jpg

В тронном зале королевского дворца кругом простор, и свет из широких окон отражается на мраморном, расписном полу. Высокий потолок, стены со старинными картинами известных мастеров, золоченые лепниной, богато подчеркивают важность зала. В глубине на постаменте красуется тронное место для королевского рода. Весь остальной простор для всех гостей и придворных, служащих при дворе.

0

2

http://uploads.ru/i/L/9/A/L9A15.png
День 31 Плачущей сирени
- Итак, вы полноправный монарх и правитель мира Фатарии, - проговорил один из многочисленных приближенных королевы. Он держал руки за спиной, покачиваясь на пятках, с любопытством разглядывая тронный зал. Да, он был тут не раз, но всегда на троне восседал мужчина, по венам которого текла кровь династии де Фонфор - одной из немногих семей, что правила миром...[float=right]http://fantezigra.rolka.su/uploads/000e/4d/84/84461-3-f.png[/float]
  Перед ним стояла женщина. Женщина, не любовавшаяся красотами помещения, а четкими, давно заученными движениями снимающая свои перчатки. По завершении процедуры деталь гардероба была резко передана рядом стоящему.
- Что Вы ожидаете услышать в ответ, Диметрий? - Мариана посмотрела на собеседника сверху вниз. Да, она была ниже него ростом, но в нем ли дело, когда поведение, манера держаться и взгляд искажали суть вещей. Выше не ростом - положением.
  Тот ничего не ответил. Они вернулись с небольшой прогулки - королева стала больше свободного времени уделять своему здоровью. Было видно, женщина старается поддерживать себя в лучшей форме. Ей и раньше это удавалось блестяще, но сейчас... Наступило другое время. Со смертью короля... Кто-нибудь видел ее слезы, отчаяние и боль? Вряд ли эта женщина способна показать свои слабости любому, кто проявит уважительную жалость к ее персоне.
- Я заручилась доверием Магического Совета всего на год. Год... - светлые брови сошлись на переносице, но она уже отвернулась от мужчины и направилась в глубь тронного зала.
  Что значит для человека год? А что значит год для вампира? Граф Руденштальт хитер, умен... и наивен. Она не желала играть по правилам Гильдии Великих. Она чтила законы Фатарии и служила им, но они стали рушиться в тот момент, когда Великие осознали, какая власть сосредоточена в их руках.
  Мариана де Фонфор всегда имела свою точку зрения, но никогда не озвучивала ее вслух. Никогда не подавала признаков участия в политике. Она была достойной женой, любящей матерью... Тут ее рука коснулась корсета, который был затянут не так туго, как раньше. Становилось все сложнее скрывать очевидное. Но даже в таком положении она не собиралась отступать от своих планов.
- Ваше выступление было достойно похвалы... Идея с гильдиями... - повторил свою попытку заговорить с королевой следовавший за ней Диметрий.
- Мне бы не хотелось так просто все это оставлять, но в данный момент мне более важно расследование убийства моего мужа. И первое, что вы сделаете, - она снова посмотрела на него, - это отправитесь к главе инквизиции и сообщить ему, что я жду его в самое ближайшее время.
  Мужчина понял, Мариана не особенно желает сейчас видеть подле себя кого-либо. Но все же, прежде чем совсем уйти, Диметрий наказал слугам, стоящим около дверей, звать его в любых непредвиденных ситуациях.

0

3

День 31 числа Плачущей сирени.

Лёгкое дуновение протиснулось под дверь. Створы медленно открылись, в зал тихо просочился таррэ. Трез со свойственной ему ухмылкой осматривал зал, словно любуясь им как произведением искусства. Виконт не часто посещал тронный зал, так как причин для этого у него было не много. Однако смерть короля, прошедший совет и регентство королевы дали такой повод. Пустующий трон смотрелся одиноко. Не было никого, кто мог бы законно назваться королём и с гордостью нести это бремя на себе. В мыслях виконта всё это выглядело слишком пафосно даже для него. Сам же король, по утверждениям королевы, хотел ввести в магический совет глав гильдий «Белого дракона» и «Золотого феникса», дабы разрешить споры между ними. Трез не видел в этом никакого смысла, так как грызня между ними не прекратиться, а просто перейдёт на государственный уровень. Белых Драконов не устраивает само существование Фениксов, а Фениксов не устраивает, что Драконы лезут в их дела. Вот и вся причина их возни, бессмысленной и беспощадной.

Власть у них и так есть. Игнорировать их не мог даже король. Вхождение их в совет в целом ни как бы не повлияло на ситуацию с гильдиями. Король хотел влиять на совет магов. Другого объяснения данному поступку нет. Если только не было какого-либо скрытого мотива. Но это уже не особо важно, совет никогда не допустит этих лазутчиков к себе. Это бы пошатнуло совет, как независимую политическую структуру. – Таково было мнение Кушренады тогда, таковым оно осталось и сейчас. Что касаемо регентства королевы, то тут было двоякое ощущение. С одной стороны королева самая достойная из имеющихся претендентов, с другой это нарушение закона о престолонаследии, что в штыки воспримут многие. К тому же она лично изъявила желание сесть на трон, что само собой вызовет подозрения на счёт самой королевы. Тогда, на совете, Трез не стал высказываться, так как его слова всё равно бы ничего не решили. Да и надо было признать, что предложение графа на тот момент было самым оптимальным из всех возможных. Осталось только выяснить, кто же так вовремя убил короля и подвёл всё королевство к пропасти, упади в которое, начнутся междоусобные войны.

Виконт подошел к августейшей особе и слегка поклонился ей, приложив ладонь к сердцу. Однако выражения лица, ни как не изменилось. Бледные губы по-прежнему изгибались в холодной улыбке, а глаза выражали безразличие.

- Ваше величество. Присматриваемся к трону? – Холодно прозвучал голос мэтра. Против самой королевы Трез ничего не имел, но её претензии на престол были абстрактными и то, только из-за того, что она вдова короля.

Не думаю, что это она заказала своего мужа, ибо знала результат своей попытки заранее. Совет не допустить то, что пошатнёт устои мира, если только другого выбора не будет. Однако… – Примерно такая ситуация и была на совете, ибо король не оставил наследников мужского пола и братьев у него нет. Но граф смог найти выход отстрочить то, что с виду казалось уже неизбежным. Если королева и виновата, то она слегка просчиталась. Изворотливость таких долгожителей как граф Руденштальт нельзя игнорировать. Но и люди, в виду своей короткой жизни вертятся как могут, чтобы успеть побольше. Лишь время покажет, во что всё это выльется.

Отредактировано Трез Кушренада (2012-07-26 22:04:25)

+1

4

Число 31 Плачущей сирени, день.
Похороны...
Не нужно произносить даже вслух, чтобы ощутить цепкую хватку тоскливого созвучия букв, замогильным холодом техкающих где-то на илистом от навязчивых мыслей дне сознания. Уже только одного этого слова было бы достаточно, чтобы передать всю безрадужность и бременящую угрюмость сложившейся ситуации.
Затронутым горем людям любое подобное событие крайне тяжело пережить чисто с психологической точки зрения, еще сложнее тем, кому положено подготовить и организовать все физически, тем более, если речь идет о сопровождении в последний путь не абы кого, а самого короля… А когда этот король еще и любимый всем сердцем родной отец, то и вовсе впрок удавку готовить, так как перенести вышеописанное мероприятие - еще одной смерти подобно. Собственной смерти, разумеется.
Как бы банально не звучало, но ведь ты, навсегда потеряв близкого человека, скорее всего, отчаянно захочешь забиться в какой-то дальний темный угол, дабы не спеша зализать там свои душевные раны, утихомирить шквал приносящих страдания страстей, а не придаваться бесконечной веренице дворцового официоза... Захочешь, но не сможешь, потому что сотни глаз выжидающе устремлены сейчас на тебя и твоих близких, готовые уловить любую, даже малейшую деталь, чтобы потом дружной сворой стервятников перемывать чужие косточки. И никого не волнуют ни душевные терзания, ни моральная боль, ни прочая «чепуха» - главное, чтобы ты в нужное время и в нужный час предстала перед толпой, вяло ответила благодарностью паре представителей высшей знати на их лицемерные соболезнования, и скрылась в одиночестве доматывать затяжной срок установленного траура. 
На деле же, скорбь продлилась ровно до последней зычной ноты заупокойного богослужения, но не дотягивала по своей минорности даже до нее…
Тиадальма отчетливо понимала, что не сумела почтить в полноценной мере память об ушедшем родителе, ведь как только бездыханное тело монарха засыпали землицей, о нем, казалось, все тут же позабыли. И что толку биться об окаменевшую корку бессердечности корыстной знати, которую ныне интересовал лишь неприятный факт отсутствия на троне, извините, задницы, которую можно было бы лизать в надежде на улучшение собственного благосостояния. Бомонду срочно требовалось знать, перед кем теперь надлежит лебезить и прыгать на задних лапках, чтобы не проморгать нужный момент да отхватить и себе кусок побольше от сей заварушки со сменой власти. А то, что кто-то там умер – я вас умоляю! Потому-то и не мудрено, что именно вопросом о престолонаследии вплотную заняли свои светлые умы «лучшие из лучших» - представители самой что ни на есть верхушки социальной пирамиды. А о покойном государе, как уже было сказано ранее, находили должным вспоминать лишь чисто формальности ради, и то - далеко не все.
Времени сетовать на это не было – уже нематериальному естеству батюшки едва ли помогали угрызения совести его младшей дочери по данному поводу, а вот ее бездействие, скорее всего, опечалило бы. И как бы там ни было, Тиадальма исправно молила Ильтара направить сущность отца своим всемогущим перстом на вожделенную дверь в мир Богов, а сама, тем временем, вознамерилась не дать еще одной, ни в чем неповинной душе покинуть досрочно сей бренный мир.
Вышеупомянутая душа, пожалуй, пока об этом даже не подозревала,  но оно и к лучшему, ведь всему свое время, главное - не подоспеть к бездыханному телу иль горстке пепла и вовсе…
Увы, методы большинства придворных марионетчиков были слишком радикальны и не отличались своей сострадательностью, а кто-то за кулисами сейчас умело играл с чужими жизнями, под банальную случайность завуалировав ряд смертей, связанных тончайшей, невидимой стороннему наблюдателю нитью – судьбой одного определенного человека. И, пожалуй, невзирая на всю противоречивость чувств, которые заклинательница испытывала по отношению к данному персонажу, ее принципиальность и тяга к справедливости не позволили бы допустить торжества чужой расчетливости над самым главным из прав любого существа – жить.
- Ты что-то нашла? – посланная, казалось бы, в никуда мысль все же весьма резво отыскала своего получателя.
-  Кое-какие намеки. Информаторы не обманули - в Таллеме он действительно был, но на выезде из города след теряется. Впрочем, далеко уйти не успел бы.
- Это ты так думаешь. Фйорай, прошу, отнесись хоть к этому ответственно.
Ответ последовал не сразу, но Тиа нутром почувствовала подсознательное возмущение элементаля, будто бы подобные опасения были абсолютно беспочвенны.   
- Хватит нудеть, я делаю все, что могу.
Знакомая фраза… К сожалению, глубина значения этих слов в отношении огненно-земляного духа обычно приравнивалась к понятию «то, что не ленюсь», но принцессу обнадёживал тот факт, что ее безответственный элементаль в какой-то степени проникся проблемой, а значит хоть и мизерная, но вероятность, что на сей раз пташка таки занимается делом, а не ошивается по богатому на развлечения городу забавы ради, все же существовала.
Разумеется, единственным оптимальным решением было отправиться вслед за духом прямо сейчас, ибо, как говорится, если хочешь сделать что-то хорошо, сделай это сам, но у заклинательницы был еще один не разрешенный вопрос.
- Ступай в конюшни - распорядись, чтобы Зоряна седлали, - неуверенно мнущаяся все это время у двери Айгэ воодушевленно закивала. Похоже, ей здорово наскучило стоять здесь без дела пока принцесса придавалась своим тяжким думам, - И предупреди всех, скоро выезжаем.
Тиадальма вышла из покоев вслед за умчавшейся выполнять поручения служанкой, вот только в отличии от последней не страдала непомерным энтузиазмом, хоть и понимала крайнюю надобность совершить задуманное. Дело в том, что еще с похорон отца они с королевой практически не виделись и даже парой слов едва ли перекинулись за все это время, а поговорить, чего уж увиливать, было о чем - последние события могли похвастаться вполне весомой значимостью.
И не удивительно, что Мариана сейчас находилась в тронном зале…
- Матушка, - шагнув в эту обитель света и помпезности, рыжеволосая присела в неглубоком реверансе, чуть склонив перед королевой голову, однако уловив боковым зрением еще одну фигуру, тут же добавила, - Ваше Величество. - Взгляд янтарных глаз на миг задержался на таррэ, легкий кивок в знак приветствия и пара обязующих слов, - Мэтр Кушренада, мое почтение.
Далее девушка вновь обратилась к королеве - дела семейные, что уж поделать:
- Я покидаю стены замка на несколько дней и хотела справиться о вашем самочувствии. Надеюсь, верные слуги скрасили хоть немного тоску от потери батюшки. Впрочем, великое множество забот едва ли дало вам время передохнуть. Успешно ли прошел Совет? – Вопрос, скорее всего, адресованный уже одновременно к двум великочтимым особам.

Отредактировано Тиадальма (2012-09-12 08:36:01)

+3

5

В тронном зале стало тихо, даже слишком тихо. Любой шорох гулко звучал в этом помещение, а шаги четким эхом отскакивали от поверхности колон.
Женщина стояла подле трех ступеней, которые ее отделяли от трона. Не было еще официально объявлено о ее полноправной власти, но все равно уже сейчас Мариана чувствовала всю тяжесть ответственности этого бремени. Ни когда она не показывала свою заинтересованность в политических играх, но уже с раннего детства знала и была готова к тому чтобы бы быть первой... А готова ли она к такому повороту событий? Кто знал, на что способны те кто всегда был против монархического устоя в этом мире.
Королева не стала оборачиваться до тех пор, пока идущий не подошел ближе. После она соизволила посмотреть на мужчину с четкими чертами и бледной кожей. Не станем описывать как Мариана относится к представителям других рас, но ее уважение к другим традициям известно всем. Ее левая бровь чуть приподнялась, когда она поняла, что непозволительно долго разглядывает мужчину. Его жест вызвав легкую улыбку, которая осталась на лице и служила мостом для легкого непринужденного и вежливого разговора.
- Да, мне довольно не привычно на него смотреть, осознавая, что на нем сидеть буду я, а не мой муж, - легкий кивок головой в знак приветствия. - не думала. что кто-то из Магического совета остался в замке. мне об этом не докладывали.
но в голосе не было особо недовольства. Великие могла находится где хотели, когда хотели и сколько хотели. Такого права у них ни кто не мог отобрать.
- Что снова вас привело сюда? Надеюсь ни каких тревожных вестей, потому что их довольно много в последнее время, Вы не находите? - Ожидала она честного и прямого ответа? Скорей всего нет. Волнение Великих. Это их тревоги и заботы, хотя она и является монархом.
И, тут появилось лицо, которое в данный момент Королева меньше всего ожидала. Свою дочь.
- Здравствуй, дитя мое, - она без стеснения подошла к девушке и приложила свои губы к ее лбу. - Я рада тебя видеть, но не рада твоим словам. Куда ты отправляешься?
На последний вопрос она не стала отвечать, а повернулась лицом к мужчине, теперь они обе стояли и смотрели на него.

0

6

Голоса в зале отдавались эхом. Не смотря на свет и помпезный вид, в зале царил траур. Однако ни в голосе, ни в мимике, ни в жестах Треза не было ни траура, ни скорби. Виконт хоть и понимал всю ситуацию, но дальнейшее рассусоливайте темы всеобщего горя по умершему монарху, вызывало только раздражение.
Лёгкая улыбка королевы немного разряжала обстановку. У обеих особ было одновременно и взаимное уважение и взаимное недоверие. Что, как ни странно, их устраивало. Слова королевы вызвали ответную улыбку, она должна была быть саркастичной, но тоже была лёгкой и не принуждённой. Насмехаться над августейшей особой и наживать себе неприятеля в её лице не было на руку Трезу.
- Можете не переживать, ваше высочество, я здесь не с плохими вестями и не для того, чтобы следить за вами, что в сути одного и тоже. Я здесь лишь потому, потому что мне так захотелось - это одна из моих маленьких прихотей. Это ведь исторический момент, не находите? Трон и без самодержца. – В свете яркого зала глаза блестели кроваво-красным цветом и смотрели на королеву как на равную, хоть улыбка говорила обратное.
Створы зала распахнулись, и в них появилась принцесса. Лёгкий обмен приветствиями и поклон со стороны виконта. Из глубин до неприличия широкого рукава вынырнула рука и приложилась к сердцу, после чего Кушренада выпрямился, а рука скрылась в недрах рукава. Всё было просто на уровне рефлексов, и сам мэтр не предавал этому особое значения. Может этикет и был важен для него как неотъемлемая часть светской беседы, но заострять на этом внимания нужды нет.
Неожиданно обе женщины повернулись к члену совета с вопросительным взглядом, ожидали вопроса на заданный принцессой вопрос. Трезу ничего не оставалась кроме как в своей манере изложить итог совета.
- Заседание прошло успешно. – Начал маг. – В притязаниях на трон королеве Мариане де Фонфор, а также в её просьбе о включении в магический совет глав гильдий «Белого дракона» и «Золотого феникса» - отказано. Совет постановил, что вдова усопшего короля, королева Мариана де Фонфор будет назначена регентом короны на срок в один год, по истечению которого совет соберётся вновь для того, чтобы решить дальнейшую судьбу королевства. Если до конца срока регентства королевы будет найден законный приемник короны мужского пола, или выясниться что королева имеет отношение к смерти короля, то королева должна будет сойти с трона досрочно и удалится от дворца. Совет же соберётся раньше срока для решения этой проблемы. – Эту речь мэтр проговаривал, словно он архивариус - без лишних эмоций.
- Выяснением обстоятельств смерти короля должна заниматься инквизиция, в обязанности которой входила защита убитого. – А вот эту фразу Кушренада уже сказал с саркастичной интонацией, так как, по его мнению, значение инквизиции преувеличено, как и их полномочия. Ведь организация, которая не смогла защитить короля, теперь не в состоянии выяснить, кто же его убил.
- Это достаточно исчерпывающий ответ? – Край левы брови еле заметно поднялся. Теперь уже сам виконт ожидал ответа от дам.

Отредактировано Трез Кушренада (2012-07-30 16:30:34)

+1

7

Офф: простите меня. Да. Творческий кризис - противная штука.

Принцесса едва ли скрыла усталый вздох – придворные никогда не перестанут соревноваться в язвительности, слабо прикрытой учтивостью. Умело бросающиеся колкими фразочками ораторы стали в Ацилотсе настолько распространённым явлением, что давно уже перестали удивлять своим мастерством косноязычия. И то правда, куда больше удивилась бы Тиадальма, ответь мэтр без этого дежурного ехидства.
Доброта и открытость – вот что ныне было в диковинку, и подобное положение вещей угнетало, если не пугало и вовсе. Впрочем, чего она ждала?
- Без сомнений, - тем не менее, кривить душой заклинательница тоже не собиралась,  слова Кушренады не являлись просто приправленным ядом треповством, а несли в себе весомый смысл, кой рыжая и надеялась сегодня услышать в этом зеле, пусть и от другого человека, - Ваша Милость необычайно информативны, как и всегда. – Отточенная годами формальная улыбка и кивок, а глаза, вопреки воле, все же метнулись к матери.
В притязаниях на трон… Как громко звучит.
Под стать словам жадного ребенка, не желающего делиться игрушкой, на которую сам положил глаз. Хотя, виконт мало напоминает ребенка, скорее уж хищника, начавшего охоту на ту же цель.

Как ни странно, Гильдия Великих пусть и являлась основным управленческим аппаратом, не страдала от демократических настроев. Инфанта была глубоко уверена, что мэтры через одного жаждали получить побольше власти, а те, кто оказался в иной половине, властью той уже попросту были награждены. Исключение составляли немногие, далеко немногие. Да и те – лишь из-за глубоко наивной детской доверительности молодой принцессы. Будь она чуть расчётливей, не причислила бы к данной категории никого.
- Осмелюсь предположить, что раз подобный исход назван «успешным», он вполне Вас удовлетворяет, даже вопреки тому, что решение всем важным вопросам было найдено лишь временное… - Ее взгляд бесновато сверкнул, резанув янтарем мягкий утренний свет залы или... показалось? Тиа прекрасно знала, что шаткое положение королевской семьи привлечет много любителей полакомиться лавровой падалью, и те, кто ранее в смиренном ропоте склоняли головы перед монархом, без промедления кровожадными тварями бросятся на власть имущих, откройся им такая возможность. А образовавшаяся неопределенность как нельзя лучше этому способствует – пока статус матери не укреплен железными основаниями на корону, де Фонфор каждую секунду рисковали стать бывшей правящей династией. Тем более, с такими-то подозрениями народных масс.
Страшно представить, какие настроения витают за пределами дворца, если даже Великий дает волю дерзости и, без каких-либо доказательств, открыто оскверняет королевское имя причастностью к смерти государя. Да и насколько же мэтры подозревают мать, что не гнушаются распространяться об этом даже вне закрытых собраний, явно провоцируя недоверие к властвующей семье…
Для человека, стремившегося сохранить порядок в государстве, это было не только верхом неуважения, но и камнем, полетевшим в собственный огород. Кушренада же, вестимо, укрепившуюся ныне политическую систему своим наделом не считал. Кто бы сомневался.
- Что же, думаю, мэтр неспроста решили порадовать нас своим визитом, поэтому не имею права прерывать намеченный разговор. Могу лишь просить Вашу Милость о понимании – мы все пережили страшное горе, коснувшееся моей матушки, наверное, острее всего, ведь она потеряла не только короля, но и супруга. – Уповать на чувство стыда или сострадания было бессмысленно, но инфанта, хотя бы просто как дочь, не могла не попробовать деликатно намекнуть собеседнику о том, кто все-таки сейчас занимал законное место у трона. Ведь тот тон, с которого начал айрат, уже говорил сам за себя – беседа обещает быть не из приятных, и сомнительно, что королеве, взвалившей на свои плечи массу забот, приятно сейчас было бы выслушивать чьи-то подковырки. Тиадальме же хотелось верить, что не с этой целью господин Трез посетил сегодня дворец. 
Вместо терпеливого врага, она бы не отказалась обрести в его лице союзника, ведь всяко может случиться… Однако сейчас лишь отодвинула эти мысли в сторону, отвечая на заданный ранее матерью вопрос:
- Увы, траур – не причина отрекаться от данных ранее обещаний, потому я отбываю на несколько дней в Вильдан. Поздравления по поводу решения совета будут лишними при данных обстоятельствах, но я безмерно рада, что Великие все так же видят у престола именно нашу семью. Крепитесь, матушка, и, впрочем, как всегда, не обращайте внимания на злые языки. Уверенна, что вскоре настоящий убийца отца будет найден.
Чужая душа – потемки, и Тиадальма не особенно знала о том, что переживает даже ее родная мать. Она была слишком сильной женщиной, чтобы выставлять напоказ собственные чувства, а, возможно, их у нее по данному поводу и не было. Как знать. Но родительницей Мариана от этого быть не переставала, тем более – на виду у посторонних глаз.
- Доброго здравия.
Коротко поклониться и быстрым шагом покинуть нелюбимый ныне всем сердцем зал – смотреть на пустующий трон, осознавая, что на него больше не сядет отец, было невмоготу. К тому же, Фйорай взволновалась, стоило поспешить.

http://i.imgur.com/WBlD69B.png [ Коридоры замка ]

Отредактировано Тиадальма (2012-08-27 03:29:31)

+2

8

http://uploads.ru/i/L/9/A/L9A15.png
[float=right]http://fantezigra.rolka.su/uploads/000e/4d/84/84461-3-f.png[/float]
- Можете не переживать, ваше высочество, я здесь не с плохими вестями и не для того, чтобы следить за вами, что в сути одного и тоже. Я здесь лишь потому, потому что мне так захотелось - это одна из моих маленьких прихотей. Это ведь исторический момент, не находите? Трон и без самодержца.
Королева слабо улыбнулась. Показывать свои эмоции ей не позволяла королевская гордость и достоинство. Ему так захотелось… Что ж, его право. Трон без самодержца – и впрямь историческое событие. Трон без ее мужа. Для подданных он был королем… и только наедине с женой превращался в обычного мужчину… Ну, как обычного… Даже в собственной спальне он помнил о королевстве. И вот теперь его нет. И смерть мужа подкосила жену. А смерть короля – целую страну. Фатария в опасности. Малейший крен – и корабль королевства потонет в войнах и беспорядках.
Ах, что же это она? Отвлеклась на свои мысли, забыв про стоящую рядом дочь. Тиа уезжает… Куда, зачем? Удерживать рыжую принцессу мать не собиралась – взрослая девочка, знает, что делает.
- Заседание прошло успешно. В притязаниях на трон королеве Мариане де Фонфор, а также в её просьбе о включении в магический совет глав гильдий «Белого дракона» и «Золотого феникса» - отказано. Совет постановил, что вдова усопшего короля, королева Мариана де Фонфор будет назначена регентом короны на срок в один год, по истечению которого совет соберётся вновь для того, чтобы решить дальнейшую судьбу королевства. Если до конца срока регентства королевы будет найден законный приемник короны мужского пола, или выясниться что королева имеет отношение к смерти короля, то королева должна будет сойти с трона досрочно и удалится от дворца. Совет же соберётся раньше срока для решения этой проблемы.Выяснением обстоятельств смерти короля должна заниматься инквизиция, в обязанности которой входила защита убитого.  Это достаточно исчерпывающий ответ?
- Вполне, - короткий поклон. Надо будет подумать о происходящем. Но не здесь, а в своей комнате, где никто не увидит ни слез, ни сомнений, ни горечи.
Тиа не смолчала, съязвив в ответ Кушренаде. Девочка никогда не лезла за словом в карман, ухитряясь с чисто королевским достоинством едко жалить собеседников. Этот результат удовлетворяет многих, дочь права. Положение семьи де Фонфор на редкость шаткое и такое привлекательное для придворных падальщиков… Год паузы, непонятный и неопределенный. Да, очень сложный будет год. Пока статус королевы не будет подтвержден и не будет доказана ее невиновность, де Фонфоры в опасности. И велик риск уйти в историю. Что, увы, весьма вероятно, учитывая настроение народности. Если уж этот мужчина позволяет себе дерзить и намекать… Наверное, простолюдины и дворянство высказываются куда резче…
- Что же, думаю, мэтр неспроста решили порадовать нас своим визитом, поэтому не имею права прерывать намеченный разговор. Могу лишь просить Вашу Милость о понимании – мы все пережили страшное горе, коснувшееся моей матушки, наверное, острее всего, ведь она потеряла не только короля, но и супруга.
Спасибо, девочка, - мимолетно улыбнулась королева. Ей хотелось остаться одной. И не было желания продолжать неприятную беседу в таком тоне и с такими подковырками. Что бы ни говорили – ее вина в смерти мужа не доказана. И никто пока не смеет оскорблять и подозревать королеву. Даже если она сейчас регент.
- Увы, траур – не причина отрекаться от данных ранее обещаний, потому я отбываю на несколько дней в Вильдан. Поздравления по поводу решения совета будут лишними при данных обстоятельствах, но я безмерно рада, что Великие все так же видят у престола именно нашу семью. Крепитесь, матушка, и, впрочем, как всегда, не обращайте внимания на злые языки. Уверенна, что вскоре настоящий убийца отца будет найден.
- Конечно, милая, - королева поцеловала дочь в лоб. – Ты права. Поезжай.
Тиадальма вышла, и Мариана вежливо улыбнулась Трезу:
- Извините, я бы хотела пойти к себе, если у Вас ничего срочного и важного больше нет. Позволю себе откланяться.
Уйти. К себе. Побыть одной… нет, побыть с мужем. Где-то еще витает его душа. И подумать обо всем, что узнала.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно