fataria

За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Близлежащие земли Таллема » Деревня Волкода


Деревня Волкода

Сообщений 201 страница 220 из 235

1

http://se.uploads.ru/d/2K1g3.png
Небольшая деревушка, состоящая, в основном, из лесорубов да охотников и их семей. Стоит она на берегу реки Виры в глубине Безымянного леса. Обнесена частоколом, военной силы в ней немного - лишь пара стражников, зато физической боги не обделили. Оружия как такового нет - обороняются тем, чем могут. На окраине деревни живёт маг. Колдуна, как кличут его жители, недолюбливают и винят во всех грехах, что не мешает обращаться к нему по любой надобности. Несмотря на свои странности, деревня является неплохим поставщиком древесины и дичи.

0

201

- В город бы надо… - сказал то ли с облегчением, то ли с грустью Пепел, от чего Аптекарь приоткрыв желтый и жмуря сиреневый глаз внимательно на него посмотрел, постукивая зубами по мундштуку зажатой в руке кисеру - В город? - наклонив голову вправо поинтересовался Светлый ненавязчиво заглядывая за спину Морна, который как показалось, так же ненавязчиво что-то прячет за своей спиной - Почему же в город? - поиграв губами Аптекариус вновь крепко затянулся, отводя голову влево, жмуря желтый и открывая сиреневый глаз, выдохнул дым, вынул изо рта трубку и дирижируя мундштуком, завивая дым, мгновенно перекинул взгляд из-за спины Темного, за которой все-равно ничего толком не увидилось, прямо в его переносицу, широко раскрыв оба глаза - И уж не Таллем ли ты, о, ночь очей моих, имеешь ввиду? - докурив, Его благородие медленно и грациозно, насколько позволяло положение, поднялся с пола, повернулся к своей "кровати", невозмутимо поднял упавший стул, поставил его, сел, взял широкую колбу наполненную каким-то серым порошком и вытряхнул в нее остатки пепла, легким завитком нарисовал в воздухе пальцами полукруг, протянул руку к тоненькой кисточке, аккуратно, держа самыми кончиками пальцев поднял ее со стола и тремя резкими махами вычистил из трубки остатки пепла, отложил инструмент и повернул голову к Морну, незабыв избавить лицо от присутствия малейшей тени эмоций - Или же ты хочешь отправиться в Хартад? - кисеру вместе с рукой исчезла в широком рукаве, из которого вернулась только рука - Я ничего не имею против ни того, ни другого поселения. - медленно и протяжно выговорил Аптекарь, постоянно касаясь сухим языком нижней губы - Но ответь мне, о, Снег ниспадающий пред извержением вулкана на локоны красавиц. Что ты там прячешь, в глубине своей непорочной, чистой души? - сняв с волос косынку и кольцо, положив их на стол Его высокомерие, закрыв оба глаза и откинув голову назад, аккуратно растрепал, а затем прочесал пальцами волосы - Но прежде чем ты ответишь. Будь добр, о Луч моего солнца на хребте величавых гор, дай мне напиться и поставь воду греться, я желаю умыться и согреться. - ласково улыбнувшись Его светлейшее лицемерие, добродушно посмотрел на Морнэмира, достал с верхней полки склянку с прозрачной, но немного мутной жидкостью и протянул ее гомункулу - А этим - язык скользнул по губе - Угости Мьярррра.. Худо ему чувствую. - Аптекарь подмигнул и собрал волосы в хвост на затылке, не позабыв смахнуть несколько опавших со стола.

0

202

Не меняя своего расслабленно ритма говорения, Аптекарь посмотрел на Морна желтым глазом рептилии и, как будто бы для уточнения, переспросил: В город? – Морн кивнул и облегченно выдохнул, мысленно восхваляя богов: «Слава Ильтару, он не заметил!» - и правда, ни разбитые приборы, ни шум, которым сопровождалось все это «веселое» действо, не потревожили озерной глади сознания Мастера.
Не важно было по большому счету – действительно ли не заметил Аптекарь оплошности своего подопечного или, быть может, аккуратно сделал вид, что не заметил... Для Морна наказанием проступок не грозил, и оставалось лишь надеяться, что ассур попросту не отложил сей «кнут» до лучшего момента, решив рассеять бдительность гомункула прогулкой в город, например…
Дым от курительной трубки алхимика тянулся вверх загадочным узором, и среди этих дымных завитков цветастая фигура мага смотрелась и внушительно, и страшно. Казалось, что с закрытыми глазами Мастер видит Морнэмира - сквозь веки: - И уж не Таллем ли ты, о, ночь очей моих, имеешь ввиду? – докурив и посмотрев на Морна проницательно, еще раз уточнил Аптекарь.
- Да, именно Таллем, мой господин. Было бы странно, если бы мы вдруг собрались на базар в… - логичность хода мыслей гомункула была бессовестно прервана точнейшим замечанием: - …в Хартад? – Морнемир запнулся во фразе и с наивнейшей моськой, исполненной непонимания и удивления одновременно, растерянно хлопнул глазами.
- Зачем в Х-артад…? – отвлекшись на мгновенье от лица Аптекаря, за изменениями в коем следил безотрывно от начала беседы, дабы при случае заметить сарказм, коим алхимик его нередко потчевал, Пепел принялся вынимать из ладони мелкие кусочки стекла, засевшие под кожей и причиняющие ему неудобство.
- Я ничего не имею против ни того, ни другого поселения, - в тему ответил Аптекарь, не нуждавшийся даже в том, чтобы слышать бормотанье гомункула. Теперь он, судя по всему, проснулся окончательно. Оба разноцветные глаза были светлы и смотрели умным взглядом на Морна, трубка была убрана в «волшебный» рукав кимоно, а вопросы Мастера приобрели тот каверзный тон, который по ассурьему обычаю Аптекарь щедро украшал метафорами и расцвечивал красивыми сравнениями… Теперь убежать было некуда.
Врать Морнэмир не любил и потому не умел… Или, быть может, дела обстояли совсем по иному, но избегать рассказов о Таллемской ярмарке и о чудесной встрече среди улиц Хартада, он не стал. Вот только рассказ этот был очень сух и недолог:
- В Хартаде есть чудесный книжный магазин… Они мне даже карту подарили... - зашебуршав рукой под полой одежды, Морн вытащил на свет опрятный свиток, с виду - совершенно новый, почти даже не мятый, - Вы разрешите мне туда съездить еще раз? – «еще раз», если вспомнить, что гомункул в честь своего Дня Рождения исчез без разрешения хозяина, звучало как издевка, но в данном отношении все же было оправдано. Аптекарь ведь не запрещал ему куда-либо ехать? Ну а в чем разница межу «не запрещал» и «разрешил» Морн по сей день разобраться не мог…
Стоять под испытующим взглядом хозяина, крутя между пальцами завязки от накидки, становилось уже невозможно. И потому хозяйское желание умыться, звучащее как отпущение грехов, ужасно обрадовало -  стоило только Аптекарю озвучить задание, как Морн «оттаял», вырвавшись из-под оцепеняющей магии змеиного взгляда и, громко стуча грубыми подошвами сапог унесся в сторону кухни, едва не подпрыгивая. Задание касательно страданий текка, услышанный Морном в пол-уха, было отложено на «после воды», и обрекало животинку на лишние минуты мучений от проблем с пищеварением… 
На кухне атмосфера тотчас оживилась - зазвенела медь тазов и кастрюлек, захлопала чугунная задвижка печи, послышалось шуршание углей, бодро расшвыриваемых кочергой, и вскоре Морн, с несущимся за ним вприпрыжку Пиксом, скрылся за дверью, крича: - Дровишек в печку надо б подкинуть – вроде весна на дворе, а тут все выдуло опять… Отремонтировать надо бы!

Отредактировано Морнэмир (2015-01-11 22:51:43)

+1

203

От авторов

По причине того, что дальнейшие действия персонажей не наполнены особой значимостью, по договоренности, мы решили сэкономить время и сложить промежуточные события в один повествовательный пост.

Итак, Морнэмир закончил приготовления, к купанию Мастера, который, в свою очередь, не преминул возможностью заключиться объятиями с теплой водой. Далее Совместно разобравшись с небольшим беспорядком, а так же отловив домашнего любимца, до сих пор бережно лелеющего свой несчастный хвост, успокоив его, отпоили помимо этого, Мьяра зельем, устраняющим эффекты от предыдущего и принялись к недолгим сборам, не забыв припрятать более-менее ценные вещички в сундук, не исключая возможности того, что во время отсутствия хозяев, мародеры, кои не должны, но не стоит исключать, что могут, добраться и до Волкоды, несмотря на то, что затопления как такового, эта деревушка не переживала. Аптекарь предпочел "перебдеть" и забрал даже последние остатки своих мелких "сокровищ" с собой. Направились же, наши герои в славный город Таллем, да и зверье, за ними увязалось, чему Аптекарь упорно не сопротивлялся, но не покачать недовольно головой просто не мог. Так или иначе, а до Таллема даже обремененные присмотром за зверьем, Его превосходство и Черноснежный добрались еще до полудня


Площадь пяти углов -->

Отредактировано Аптекарь (2015-01-17 04:00:27)

0

204

13 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.

Переход из: Бордель «Черная фея» (сразу, минуя ряд малозначительных переходных пунктов)

Погоды в этот день стояли просто очаровательнейшие. Солнце изливало свой янтарный свет с безоблачного голубого неба на сочную изумрудную зелень леса. Легкий ветерок приносил с реки бодрящую свежесть вод и мерный скрип работающей лесопилки. С местной смолокурни поднимались пахучие дымы, но, подхвачены тем же самым ветром, немедленно уносились прочь. В стороне, на травянистых лугах перед лесом, блеяли овцы. Над деревней разносился крик всяческой иной домашней скотины. Типичная сонная деревенская идиллия... Но ей  наступал конец, ибо на дороге, ведущей в деревню, уже показались черные фургоны Инквизиторского ордена в сопровождении вооруженных всадников и угрожающе высоких столбов пыли.
Кавалькада на полном ходу ворвалась в деревню, заполняя пространство вокруг себя лязгом колес и топотом копыт, резкими звуками военных команд, лаем, смрадом конского пота и неописуемым ужасом. Люди и звери бросились врассыпную, овцы перестали блеять. Даже ласкавший деревню ветерок предпочел ретироваться в соседний лес. Промчавшись по центральной улице, инквизиторы остановились возле дома зажиточного селянина. Орденские кнехты в черных кожаных плащах, перетянутых многочисленными ремнями для удержания оружия и сумок с боевыми алхимическими приспособлениями, в стальных рунических шлемах и гербовых повязках на рукавах оперативно заняли позиции по периметру здания. Из повозок извлекли злобно рычащих истекающих слюной овчарок. Послышался скрежет приводимых в боевую готовность арбалетов. Несколько солдат ворвались в дом и выволокли на двор насмерть перепуганное семейство, состоящее из здоровенного отца-лесоруба, его супруги - худой и высокой бабы, в морщинах лица которой явственно запечатлелся её отнюдь не ванесианский характер, из их взрослого сына и его жены - рыжей девки, чем-то похожей повадками на запуганную мышь, сгорбленной старухи с трагическим взглядом и шести штук ребятишек. Все они стояли в центре двора, окруженные солдатами, прижавшись друг к другу. Мужчины мрачные и насупленные. Женщины рыдали. Дети испуганно жались к матерям, иногда искоса поглядывая на страшных людей в черном.
Дверца одного из фургонов отварилась и на двор ступил инквизитор. Одетый по всей форме мужчина лет сорока. Невысокий, поджарый, весьма самоуверенный, судя по жестам и походке. Яркие голубые глаза на выветренном его лице могли, казалось, обратить душу в лед. Само же лицо своим выражением должно быть являло попытку Творца создать некое материальное воплощение понятия "надменность".
- Это все? - сухо осведомился он.
- Так точно, господин инквизитор - доложил один из кнехтов - Мы прошли дом с собаками, использовали зелья экстрасенсорного действия и развеивающие магию артефакты. Там определено больше нет ничего живого, кроме жуков
- Подвалы? Чердак? Потайные помещения?
- Проверяем, господин инквизитор
- Хлев?
- Э-э...
- Проверьте всю живность в доме. Кошек, свиней, кур, аквариумных рыбок... всё, что найдете. Он хорошо умеет прятаться.
Раздав указания, инквизитор стянул с рук перчатки, заложил их вместе с руками за спину и принялся расхаживать вокруг несчастных селян, внимательно всматриваясь каждому из них в лицо. Продолжалось это мучительно долго.
- Мне известно, что вы укрываете у себя гомункула. - Произнес он наконец. - Пока у меня нет оснований сомневаться в достоверности полученной информации. Предлагаю сэкономить наше время и заработать шанс на нисхождение.
Лесоруб продолжал мрачно молчать.
- Да ну вы что же, господин. - Истерично всплеснула руками женщина и даже попробовала удивлено заулыбаться - Да какие-такие гомункули? Мы тут и слов-то таких не знаем...
- Молчи, дура! - Осадил её лесоруб - Я тут буду говорить! Господин инквизитор - он неловко поклонился - мы сами-то люди простые... темные... не-не-не не в том смысле "темные", милорд, какие темные не тем богам молятся, а темные в смысле, что коль увидим чего такое необычное, так ведь и не сразу поймем... вот... а уж тем более гомункулей там всяких
- Молчать! - Внезапный всплеск эмоций со стороны сохранявшего до сих пор ледяное спокойствие инквизитора оказался полной неожиданностью даже для его людей и овчарок. - Я, помнится, говорил об экономии времени. Забыли!? Для наглядности... Каждое следующее слово, сказанное не по существу будет вам дорого стоить. - Он указал на мальчишку лет тринадцати. Того немедленно схватили, поставили на колени и приставили к затылку рыло арбалета. Ребенок, кажется, был слишком напуган, чтобы плакать. Родители слишком напуганы, чтобы протестовать. Повисла гнетущая тишина.
- Ну... это... - Подал наконец голос лесоруб - Приютили мы тут одного бродяжку-то. Безобидный совсем такой... Ученый весь. Корову нам вылечил. И Павку - младшую нашу тоже, значится. И ещё ведь ученый... грамоте обучен... а как старшой наш взял в жены сироту добсоновскую - он указал на рыжую девку - так местный писарь на нас и разобиделся. Он ж сам к ней сватался, понимаете ли какое дело. - Инквизитор посмотрел на лесоруба с каким-то даже недоумением, на лице определенно читался вопрос: "ты правда дурак, или притворяешься?" - Да я к том, господин инквизитор, - поспешил объяснить лесоруб очередное лирическое отступление - что коли бы могли письмо написать, да отправить, немедля бы сообщили куда надо, а так... ну живет и живет... Откуда ж нам знать было, что из этих он ваших? Из гомункулей-то...
- Сразу бы так - Одобрил инквизитор. - Следствие установит, что вы знали, чего не знали, и что могли бы знать. Или не могли.
- С-с... следствие? Смилуйтесь, господин инквизитор! Знаем мы ваше следствие. Коли вы мне все пальцы переломаете, как же я работать-то буду. Я же и так же рассказал всё.
- Далеко не все. - Возразил инквизитор - Отвечай, где он сейчас?
- Да  разве же он нам рассказывает? То он есть, то его нету... то опять есть.
- Это очень маленькая деревушка. Каждый здесь знает другого в лицо. В лесу много охотников и дровосеков. На реке работают сплавщики леса. Вы пытаетесь убедить меня, что ваш "бродяжка" спокойно может здесь разгуливать, не привлекая внимания? Вы хорошо начинали сотрудничать, но мне, похоже, придется... Может вы просто не особо дорожите лишним голодным ртом? В таком случае, подать сюда женщин. Обоих.

- Хватит уже! - Воскликнул вдруг мальчишка, выступавший в разыгрываемой драме в роли заложника. - Он оттолкнул арбалет, поднялся. Всё! Сдаюсь. Отстаньте уже от них. Они действительно ничего не знали. Вы, господин инквизитор, тоже ничего не заподозрили, даром, что искатель. Действительно, кто этих детей считает, да?
- Ну ты это... Ксив, прости нас, вроде как... - Замялся лесоруб -Сам же видел, мы же того... этого... За корову спасибо. Мальчик улыбнулся ему и кивнул
- Не надо... Спасибо тебе за приют. Ты не должен был меня покрывать, я итак привел в твой дом эту беду в лакированных ботфортах. -  он перевёл взгляд на инквизитора. - Ну что, я в вашем распоряжении
Искатель, кажется, всё ещё не верил своему счастью. Он дал команду, двое солдат подскочили к гомункулу и повалили его на землю. Третий извлек из сумки пузырек с густой и прозрачной красной жидкостью, поводил им над телом лежащего. Жидкость внезапно вскипела, гомункул скорчился от боли. Жизненный камень. - Заключил он.
- Мюспель! Подготовить аутодафе. - Скомандовал инквизитор. Из повозки выскочил эльф в оранжевой робе и скривившись в улыбке заправского пироманьяка, возжёг на своих руках магическое пламя. Солдаты тем временем вошли в свинарник и выселили оттуда всех его обитателей. Скрученного по рукам и ногам гомункула затолкали в постройку и заблокировали вход досками. Мюспель приготовился стрелять. Псы залаяли. Свиньи завизжали. Дети зарыдали. Женщины взвыли от ужаса. Прихваченный по такому случаю служитель культа затянул очистительную молитву. Приговорённый выкрикнул из сарая несколько оскорблений и политических лозунгов.   

- Господин Хетцер! - Раздался со стороны голос, совершенно явным образом диссонирующий в своей приветливости и жизнерадостности с общей нервозной обстановкой. - Ну вот, а я вас ищу... все местные попрятались, даже спросить не у кого. Вам что, обязательно появляться с эффектом прошествия чумы? Практическая польза сомнительна, а неудобств просто масса... Кстати, здравствуйте.
- Виндек... мать его - Прошипел инквизитор, вжимая от злости голову в плечи и нехотя поворачиваясь к источнику раздражения.
- А вот мать мою лучше лишний раз не трогайте. - Посоветовал Аларих, лукаво взглянув Хетцеру прямо в глаза. - Потому, что если я вдруг начну приплетать к делу ваших родственников, наше сотрудничество может кончится быстрее и намного печальнее, чем вы, возможно, рассчитываете. Но в остальном вы полностью правы! Да это я, Виндек. К вашим услугам - он вежливо поклонился. - И коль скоро, на основании опыта предыдущего нашего общения, вы очевидно догадываетесь о цели моего визита, я обрадую вас снова - вы опять правы! Да... этот гомункул переходит в ведение моего подразделения. Вот соответствующим образом заверенная копия решения Совета. - Виндек протянул искателю бумагу, виновато разводя руками. - Простите, что сорвал пикник. Теперь извольте-с незамедлительно принять к исполнению и погрузить означенный субъект в мою повозку. А господ сельских тружеников попросите вернуться к продолжению их праведных трудов на ниве лесозаготовок и скотоводства - ими мы тоже займемся сами.
- Где вы их только берете... - Проворчал инквизитор принимая документ. О принялся нарочито внимательно читать его, медленно покрываясь при том пунцовыми пятнами. Виндек его не торопил. Ему было чем занять время:
- Я вижу вы на меня сердитесь? Не вполне обоснованно, смею заметить. Разве проблема во мне? Мне кажется, нам с вами просто не хватает взаимопонимания. Это нехорошо. Мы же делаем одно дело! При всем различии используемых подходов, конечно... Может это потому, что вам не хватает практики здорового человеческого общения? А виной тому негатив. Вы все воспринимаете с позиций агрессии, дорогой коллега. Поэтому обаяния в вас лишь немногим больше, чем в бульдоге. Поэтому с вами никто не хочет общаться - Он многозначительно посмотрел на допрашиваемое семейство. - Скажите, у вас много друзей?
- Вижу, что у вас-то их много.... - Хетцер в раздражении потряс бумагой и вернул её назад Виндеку.
- Да... - Улыбнулся виконт, - но дело, как вы понимаете, не в этом, а в том что через этого гомункула можно выйти на его создателя, чьи знания могут быть весьма полезны в операции, которую мы сейчас проводим в Ацилотсе. Ну, в общем-то не смею вас более задерживать... Ах да. Меня просили предать, что вас вызывают в столицу для проведения служебной проверки. Что-то там всё-таки не так с вашими родственниками. Я ведь упоминал, да? Впрочем не волнуйтесь, все будет зависеть от того, какие данные мне удастся извлечь из воспоминаний соратника вашего сына по революционному подполью... Да, того самого, которого вы заявили в своем личном деле, как "умершего"... Но мы об этом ещё поговорим. Рока же разрешите откланяться.
Вскоре черные фургоны разъехались, оставив деревню далее наслаждаться прежней сонной идиллией, быстро поглотившей в мутных своих пучинах всякое воспоминания о творившейся тут жути... до поры до времени.     

Переход в: Дорога перед замком

Отредактировано Виндек (2015-10-17 02:02:37)

0

205

19 число месяца Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Полдень

Переход из: Лавка алхимика «Serpentinam semita»

К выходу за пределы естественной для себя столичной среды обитания Виндек подготовился по-инквизиторски основательно: на нем были восхитительные охотничий кожаные штаны и кожаная блуза военного типа (несколько большего размера, впрочем, чем того требовала его комплекция), необъятный темно-зеленый плащ с капюшоном, высокие черные сапоги и мягкие перчатки из кротовой шкуры. На голове красовалась явно купленная, судя по её виду, на распродаже имущества какого-то разорившегося цирка - шляпа. Широкополая, яркая, с абсурдно огромным ярантским пером и аляповатой брошью в виде коронованного козлиного черепа, подкалывающей одно из загнутых полей шляпы. На поясе инквизитора красовалась короткая средней тяжести рапира, идеально подходящая для быстрых проникающих ударов по чьей-нибудь толстой шкуре, два легких арбалета со складными луками и несколько запечатанных керамических сфер с явно алхимическим наполнением. На кожаном ремне, перекинутом через плечо юноши, были нашиты ячейки в половине из которых виднелись разноцветные алхимические колбочке, в другой - дополнительные заряды для арбалетов. Причем наконечник каждого короткого болта был обернут особой материей из застывшего сока одного южного дерева, столь ценимого всеми алхимиками мира за свойство не вступать абсолютно ни в какие - даже самые сильные - реакции... оставалась только гадать, чем таким страшно реактивным были эти болты смазаны.
Не смотря на весь вышеописанный маскарад, инквизитора в деревне сразу узнали. Судить об этом можно было хотя бы по тому наблюдению, что всё живое здесь предприняло все максимально возможные усилия, чтобы создать иллюзию своего полного и окончательно вымирания. Деревня выглядела пустой, как после чумы. Кругом заколоченные ставни, запертые двери, ведра с расплескавшейся водой, брошенные прямо посреди улицы, оставленный во дворах и огородах сельский инвентарь, ветер гоняет пыль по пустым улицам. Очевидно, что память о недавнем визите "черного отряда" была в местных ещё очень ярка... "А это ведь ещё никого даже не тронули." - Подумал Виндек. - "Прямо удивительно, что при столь пугливом народонаселении королевство наше ещё не скатилось к тирании в духе исторических ранневампирских джудекаторов с жертвоприношениями и купаниями в крови подданных... Хвала просвещению! Впрочем если задуматься, сколь тонкий налет цивилизованности отделяет наше общество от..."
Добравшись до деревенского кабака, Аларих, как и подозревал, не нашел там никого, в том числе и хозяина. Пришлось заняться самообслуживанием. Подойдя к барной стойке, он оставил на блюдечке пару медяков, неторопливо помыл кружку, набрал в неё пива из прикрученного к большой бочке краника, аккуратно снимая в процессе пену брошенной здесь же специальной деревянной палочкой. Затем он прошел в зал и уселся за центральный столик. Вытащив из ячейки своего ремня заполненную чем-то зеленым алхимическую колбочку, он сорвал восковую печать и вылил содержимое в пиво. Пиво на мгновение позеленело и исторгало змейку зеленоватого пара. Теперь можно было пить, не опасаясь ни вполне предсказуемого замедления реакции собственного тела, ни различных непредсказуемых реакций его зелий на содержащийся в этом теле алкоголе. Вкус у и без того не самого изысканного напитка, впрочем, сделался совершенно омерзительный и Аларих молил Ильтара, чтобы охотница появилась раньше, чем ему придется всё это выпить...

Отредактировано Виндек (2016-04-17 11:09:38)

0

206

--------------►Безымянный лес

19 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
День

Деревня. Маленькое поселение на едва два десятка домов. Мужчин на дорожках не видно, все они в лесу, на работе. В домах остались только жены, ребятня, оголтело носящаяся по улицам, да старики.
Девушка шла по центральной дороге, направляясь к самому большому и богатому дому. Она никогда раньше здесь не была, и потому не знала, есть ли постоялый двор. Но в доме старосты всегда можно узнать где она смогла бы остановиться.
Старостин дом хорош. Это едва ли не единственный взрослый сильный мужчина, не занятый на вале леса, и в это обеденное время он был дома.
Громко постучавшись, Рона дождалась, когда входная дверь откроется и могутный мужик выйдет на крыльцо.
-Добрый день, уважаемый. Я охотница, и хотела бы остановиться в вашей деревне. На день или на ночь – не знаю еще.
Девушка была осмотрена с головы до ног. Не были пропущены ни крылья, ни рукоять нагинаты, ни мешок, ни лесная грязь на сапогах и пятна на коленях – в лесу влажно. Осмотрена, оценена и признана достаточно культурной, чтобы не доставить неприятностей – так Рона оценила выразительный взгляд мужика.
- Добрый, путница. На постой определю тебя к вдове Ренье, третий дом с конца слева.
- Благодарствую
. – Кивнула девушка, и развернулась, собираясь уходить. – Ах, да! Ежели появится здесь инквизитор, худющий в заляпанной мантии, не сочтите за труд, передайте ему, где меня найти!
И не дожидаясь ответа девушка ушла искать дом вдовы.
Однако стоило сделать пару шагов, как сзади окликнул голос:
-Господин инквизитор, докладывали, обретается в кабаке. Вон тот дом - указал староста пальцем на дом через три от его собственного.
Девушка лишь кивнула и сменила направление. Кабак ей не понравился. Грязновато и тухловато, нос тут же забился запахами мокрой соломы и подгнивших овощей, а так же забродившего пива. Рона даже скривилась, выказывая таким образом свое отношение к этому месту.
Однако инквизитор уже был здесь и сидел за одинм из столов с кружкой чего-то непонятного.
-Господин инквизитор, я в принципе готова. Осталось только поймать эту тварь.

Отредактировано Роннэан А`Лигьири (2016-04-24 19:35:16)

0

207

Виндек поприветствовал возникший в дверях крылатый силуэт легким поднятием шляпы. Он с облегчением отодвинул прочь так и не домученную за пришедший час кружку и в явном нетерпении поднявшись из за стола, устремил на охотницу выжидающий взгляд. И что же мне несет посланец диких дебрей? - Театрально продекларировал он - Поведайте же! Не томите! Я равно готов как к добрым новостям, так и к самому, что ни есть горькому разочарованию... кстати последнему, должен заметить, не мало поспособствовало качество местного пива... разочаровать меня сильнее теперь будет сложно.
Новости, впрочем, оказались добрыми. Иштэ даже на мгновение испытал то азартное и радостное охотничье возбуждение, столь явственно демонстрируемое всегда почуявшими добычу борзыми (...ну или же отдельными его собратьями-инквизиторами, мало чем отличающимися от тех борзых, как темпераментом, так, к сожалению, зачастую и уровнем своего умственного развития). Не имея намерения как-либо образом ассоциировать себя с ними, Аларих, разумеется, своего возбуждения ни коим образом не проявил, а даже напротив - напустил на себя всей возможной деловитости и рассудительной обстоятельности:
Итак... вы выследили животное и уже приняли меры для его поимки? Я должен буду присутствовать при кульминации сего действа, однако с прискорбием вынужден констатировать отсутствие у себя каких-либо практических навыков участия в подобного рода постановках. Моя обычная дичь, знаете ли, не обладает ни острым слухом, ни зрением, ни значительным превосходством в физической силе, ловкости, скорости рефлексов либо способности к маскировке... тем более, она ещё и весьма подвержена различным влияниям, окончательно сводящим на нет её единственное преимущество - разум. Короче говоря "menschliches, allzumenschliches"... мда... Так вот, я бы не хотел в этой связи ненароком завалить все ваши начинания. Вы можете как-то проинструктировать меня прежде, чем мы не вышли на местность: на каком расстоянии от вас мне держаться, как вести себя, чтобы оно меньше хотело меня съесть и что предпринимать, если всё-таки захочет? Имеет ли смысл просто бежать, или лучше принять бой? Насколько этот бой будет безнадежен? Лучше скрываться в кустах или забраться на дерево? Пройдет ли номер с попыткой претвориться мертвым? Я конечно подготовился как мог... - он похлопал по своей амуниции - У меня есть сосуды с летучими соединениями, создающими различные дымы, шумы и запахи, обращающие особо острое обоняние в смертельную пытку для его обладателя. Штатные инквизиторские амулеты, зачарованные магией воздушной стихии, рассеют колебания воздуха, сделав меня практически бесшумным. Ещё есть старое доброе зелье невидимости! - он откупорил склянку и принюхался - ...прочем, слишком уж старое, лучше не стоит...
Тем временем снаружи начало что-то активно происходить. Послышались нервные перешёптывания, звон метала, топот пары десятков крестьянских лаптей - кажется местные вдруг начали зачем-то окружать трактир. Отчетливо донёсся стук топоров. Виндек встрепенулся. В туже минуту в окне показалась перепуганная бородатая физиономия, которая при взгляде инквизитора тут же исчезла.
Что-то у меня нехорошее предчувствие. - поделился Аларих. - Скажите, вы уже успели подружиться с местными? Поведение старосты не показалось вам необычным? Он ринулся к двери, та оказалась заблокирована с другой стороны. Запахло едким дымом... О... кажется эти милые селяне задумали нас сжечь... - Произнес он как-то иронично-снисходительно и почти даже как нечто само собой разумеющееся - да ещё и ценой потери единственно признака цивилизации в этой округе - трактира! С чего бы вдруг столько чести? Вы ведь их ничем таким не обидели, правда? Неужели дело опять во мне!?

Отредактировано Виндек (2016-04-26 18:24:59)

0

208

Какой же он говорливый! Нет, я тоже люблю поговорить, но не настолько же!
Честное слово, от этой говорливой таратористости у девушки сдавило виски. Этот день и так был напряженным и трудозатратным. Чего действительно хотелось, так это горячей мясной еды, бокал вина и тишины. Однако в ближайшем будущем этого не предвиделось.
Тяжело приземлившись на противоположный от инквизитора стул, алла опустила голову на руки.
-Я всегда охочусь одна. Так что ваше присутствие меня несколько стесняет.- Помахав рядом с лицом ладошкой пару раз, Рона продолжила: - Я уже все приготовила. Осталось ее загнать. Уголок губ чуть приподнялся, выражая слабую ехидную улыбку. Девушка не склонна была недооценивать своего надзирателя, однако все же довольно скептически относилась к его боевым возможностям в данной ситуации. - Надеюсь, вы понимаете, что я вас не знаю и не могу оценить вашу полезность или бесполезность в предшествующем бою.
Острый приступ боли в висках заставил девушку прервать свою речь и уткнуться лбом в столешницу, прикушенные до крови губы начали неметь. Но спустя минуту в глазах начало светлеть, остались лишь противные мушки, раздражающие сознание. - Прошу прощения за минутную слабость. Я подготовила все для того, чтобы самостоятельно убить виверну. В идеале - вашей задачей будет сидеть на ветке подобранного дерева и не привлекать внимание. И, пожалуйста, не пытайтесь мне помочь какими-нибудь составами! Я без понятия, как ее природный яд отреагирует на внешний и в какую реакцию вступит. Не хватало еще испортить мне товар! - Довольно громко воскликнула алла.
Заметив на своем сапоге жирный кусок грязи, Рона сильно тряхнула ногой, пытаясь его скинуть: -Я нашла подходящую полянку, поставила ловушку, - противный кусочек грязи не желал стряхиваться, и крылатая тряхнула ногой сильнее, - проложила траекторию замана и план охоты. - Да что ж такое то! Отлипни ты уже! Рона так сильно встряхнула ногой, что задела пальцами ножку стола. Бедную деревянную конструкцию подбросило в воздух на пару сантиметров и откинуло в сторону. Кружка на столе перевернулась и противная жидкость полилась на столешницу, протекая в щели и попадая на пол. Ножки тут же прижались друг к другу и спрятались под стул, всем своим видом демонстрируя, что это не они тут накосячили.
На шум за стенами здания девушка сразу не обратила внимания. Она в населенном пункте, а потому можно реакции притупить, чтобы не делать себе хуже, чем нужно. Однако бородатые испуганные мужики в окне и запах серы и жара ничего обнадеживающего не приносит - это она уяснила давно.
- Эшшатэ, а не деревня! Что им от нас потребно? - Ронна вскочила следом за инквизитором, но кинулась в противоположную сторону от входа, к кухне. Там наверняка должен быть еще один вход, которым пользуются хозяева. - Мрачен, как тень! А так, вроде нормальным мужиком показался. - Мрачный взгляд в спину от старосты она, конечно, уже не увидела, когда уходила от старосты. На прошмыгнувшего по противоположной стороне дороги мальчишку тоже не обратила внимания - мало ли куда он бежит? Кто мог подумать, что в этой деревне такие волки водятся? -Не сомневаюсь, что из-за Вас! - пробурчала девушка себе под нос. Кухня тоже оказалась заперта, а ее дверь уже облизывали языки пламени. Подхватив стоящее у стены ведро с водой девушка опрокинула его содержимое на горящую дверь и выбежала в едальню. -Кухня заперта! Попробуем через хозяйский этаж? - Сейчас алла благодарила богов, что решила сначала отправиться в трактир, а не к вдове. Она бы не пережила, если бы потеряла свою сумку. Да и вполне возможно, что охота бы сорвалась тогда. Но вещи с собой и можно сразу бежать в лес.Только не в сторону лежки виверны. Спугнут деревенские тварь, и все приготовления в топку. А значит придется делать приличную петлю, чтоб увести погоню в другую сторону. -О, господин Виндек! Как у Вас с умением сбивать на лету стрелы? А сколько Вы весите? Я конечно смогу вас поднять в воздух, но с лошадкой, если она у вас есть, придется распрощаться! Грязная драпировка на стене прикрывала дверь на лестницу на мансардную пристройку - наверняка хозяйское жилище, и там должно быть окно. Оттуда на крышу, взлететь и драпать. Опасность представляют только охотники - они могут стрелять. Принять бой? Ну право! Драться с деревенскими мужиками, у которых все оружие вилы да мотыги? И оставить половину баб деревни без кормильцев? Девушка не настолько жестока и зла за подпорченный день. Чужие предрассудки и суеверия, приносящие проблемы это, конечно, плохо. Но за это не стоит убивать.

0

209

Воздуха в здании тем временем становилось всё меньше... И Аларих в принципе уже был согласен и на хозяйский этаж, и на канализацию (буде она здесь проведена), и даже на портал непосредственно через саму Изнанку. Он поспешил за алла, попутно возвращая назад все те проклятья, что щедро раздавал в годину своих скитаний по тысячам подобных деревенских кабаков, в адрес примитивной сельской архитектуры, её вечно протекающих соломенных крыш, незакрывающихся окон, хлипких засовов и ставень. Теперь, когда всё это стояло на пути спасения от голодной ярости преследовавшей его по пятам огненной стихии... стандартны оценки пришлось резко пересмотреть
Отбивать стрелы? Ну... честно сказать не пробовал... Но насчет веса можете не волноваться - подспудно я, видно, всегда предполагаю подобное развитие событий и потому часто пропускаю ужин. - Он оценивающе пробежался взглядом по крыльям девушки - Впрочем, далеко вы меня вряд ли унесете... Его прервал громкий треск и звон - это на первом этаже лопнули закрывавшие оконца толстые бутылочные стекла Но это не значит, что я не осмелился бы предложить попробовать! На крышу, скорее!
Открывшаяся с вершины трактира перспектива явила пару десятков деревенских мужиков с вилами и топорами в дрожащих руках и неуверенностью на бородатых лицах, окружающих здание. Поодаль стоял мрачный как туча староста. Был ещё кое-кто: полный не очень высокий лысоватый мужичонка с круглой раскрасневшейся физиономией и клочьями торчащей неопрятной бородой, облачённый в одеяние штатного деревенского писаря, обычно состоявшего при местной церкви и ведущего метрические записи о имянаречениях, отпеваниях, венчаниях и прочих статистически значимых мероприятиях. Он носился среди мужиков, громко крича и потрясая какой-то бумагой...
- Гляди же ты! - Послышалась из толпы - Выбрался-таки супостат! Ой беда нам, горе неминучее! Все теперь под топор ляжем!
- Спасай добро, мужики!! Что можно продадим, баб и ребятишек пока в лесу схороним а сами в горы пойдем разбойничать!
- Да вы все, никак, в конец одурели!!! - Орал на них писарь. - Если инквизитор не уйдет, так никто ничего и не узнает!! А куда он с крыши-то уйдет??! А ну сюда луки! Счас мы его, как белку... Заскрипела натягивающаяся тетива. Виндек немедленно среагировал:
http://uploads.ru/i/z/D/c/zDcWp.jpg
Стена белого дыма отделила их с Роннэаной от стрелков. Пригнувшись, иштэ бросился к другой стороне крыше. Над головой его просвистели стрелы, нога несколько раз провалилась через худую крышу в бушующее чрево пылающего трактира, но каждый раз была (ни без подпалин, првда) благополучно извлечена обратно.
На другой стороне! На другую сторону все! - доносилось снизу.
Я думаю... думаю... - произнес Виндек, запыхаясь он скачки и поднимающейся снизу гари - они сейчас сильно деморализованы. Они кажутся очень неуверенными... Если мы устраним вожаков - прямо сейчас! - всё это мужичьё просто разбежится. Если промедлим, те вновь обретут контроль над толпой и бросят её нас преследовать. Ни то чтобы мне в новинку бегать по лесам от благодарных сограждан... но просто тейаровски хочется понять, что за тейаровщина тут вообще творится! Может удастся взять их живьем... и допросить - Он снял с пояса две керамические сферы, решительно сжав по одной в каждой руке. - Так что насчет небольшого воздушного атакующего маневра: один заход, чтобы я смог скинуть заряды и распугать этот не меру возбужденный народец, потом высадите меня прямо на голову тому крикуну, а сами займетесь старостой?

Отредактировано Виндек (2016-04-27 20:13:31)

0

210

С крыши открывался поразительный вид: две дюжины трясущихся от страха мужиков, под предводительством старосты и писаря атаковали несчастное здание. От этой картины, а так же глупых реплик, подаваемых народом, девушку разобрал дикий смех, да так, что он больше походил на истерику.
Они оказались правы - все из-за инквизитора, и девушке стало дико интересно, чем же этот доходяга насолил деревне, что они решились на такой маленький, совсем незначительный...и незаметный...бунт.
- Они же... ха-ха... из-за вас...ха-ха-ха...напали! Ха-ха-ха!
Честное слово, алла первый раз пытались сжечь. Не смотря на ее профессию и специализацию, девушка вела удивительно спокойный и бесприключеньческий образ жизни. А тут за один день столько впечатлений!
-Где-же, где-же он? - Все еще продолжая смеяться, девушка перебежала к краю крыши. С нее был виден колодец, а именно это и было ей нужно. - Конечно, я возьму старосту, но подождите минуту, мэтр. Грешно не воспользоваться столь удобной позицией.
Безумные, ослепленные яростью и страхом, люди внизу вновь выпустили стрелы, целясь в девушку. Оставив инквизитора готовиться к атаке, девушка позвала воду. От нескольких стрел девушка увернулась. Остальные впились в тонкий ледяной барьер. Три секунды на каст заклинания, и несчастных охотников, вынужденных прятаться от озверевшей толпы на крыше, укрыла ледяная стена высотой в три метра. Тонкая, но способная сдержать град стрел необходимое алла время.
Водя, такая близкая и родная, томящаяся в душном темной колодце, окруженная тисками каменных стен, с радостью отозвалась на зов магини. Выбор уже был сделан. Сначала алла колебалась, пытаясь решить, какое заклинание использовать. Если из магии Земли, то это шипы или каменные шипы розы, но обратившись к земле под ногами нападавших Рона поняла, что эта земля не податлива. Она утоптана ногами сотни и сотни раз проходивших по ней людей и не желает менять форму. И если не получается пойти легким путем, то придется иди путем сложнее.
Вода из колодца взмыла в воздух и рухнула на людей. Энергозатратное заклинание, на воплощение которого понадобилось порядка пятнадцати секунд. Сконцентрироваться, представить в уме формулу, что содержит в себе саму суть желаемого действия и жест, как приведение заклинания в действие. Вся центральная площадь деревни превратилась в огромную грязную лужу, окатив водой и людей и близстоящие дома. Даже первый этаж несчастного трактира окатило, да так, что зашипело. Жидкость быстро испарялась в огне, укрывая беглецов.
Однако под действием огненного жара ледяной барьер быстро таял, и у девушки оставалось не так много времени, чтобы закончить все, что она хотела. Это заклинание потребовало намного больше времени и энергии. Истощенная больше чем на половину, девушка упала на колени, но довершила заклинание. Шипы ледяной розы. Сложная комбинация стихий воды и земли. Острые тонкие ледяные шипы-иглы высотой до полутора метров, вырастающие из земли. Способны убить или нанести серьезный урон. Эти шипы достаточно хрупкие, и ломаясь остаются в теле противника. После того, как лед тает, в ране остается песок и грязь, что не способствует здоровью.
Звонко треснул и рассыпался на мелкие осколки ледяной барьер - закончился запас энергии в заклинании.
-Вот теперь можно атаковать. Давно хотела Розу опробовать...

0

211

По ходу развития действа Виндек стал всё больше утверждаться во внезапно посетившей его ощущении, что этот странно-спонтанный крестьянский мятеж - ещё не самая пугающая часть происходящего. Куда больше эмоций ему принесло зрелище хохочущей чернокрылой девы, с невероятным азартом швыряющейся в обалдевших селян своими высокоуровневыми заклятиями. Хм... может попробовать завербовать её в Орден? - подумал инквизитор - При таких талантах во взаимоотношениях с плебсом, тратить жизнь на содержание лавочки - что-то сродни государственной измене... Он ещё раз поглядел через поднимающиеся облака пара на пространство внизу: сплошное, местами промороженное, пронзенное ледяными шипами и заполненное копошащимися людскими телами болото. Много Виндек успел повидать за свою непродолжительную инквизиторскую карьеру психоделических зрелищ... Нет, это даже для нас слишком...
За этими размышлениями о сам не заметил, как очутился в воздухе. В первые секунды сложно было разобраться в череде мгновенно проносящихся внизу объектов. В какой-то момент сложно оказалось даже сориентироваться, где тут этот самый низ. Впрочем, основательно натасканный в свое время самой леди Кэсс на поиск всевозможных врагов, глаз быстро сумел сфокусироваться на суетливой тучной фигуре, обращавшейся к односельчанам с перевернутой крестьянской телеги "Хватит это терпеть!" - Только и успела проверещать она, когда возле неё рванули выпущенные инквизитором алхимические колбы. Усиленная двенадцатью катализаторами алхимическая реакция мгновенно поглотила воздух, превратив его в облако быстро расширяющегося, ослепительно яркого магически заряженного пара. Сам оратор и пятеро его благодарных слушателей повалилась на землю ослепленными, оглушёнными, со звоном в голове и вмиг опустевшими легкими. Вслед за ударом дикой алхимической смеси вскоре явился и сам алхимик - он на удивление сильным и явно многократно отработанным пинком перевернул бедолагу писаря на спину, уселся ему на живот, придавил руки сапогами к земле, приставил к горлу рапиру, затем привел в чувство щепоткой нюхательной соли и очень нехорошо улыбнулся прямо в его распахнувшиеся в диком ужасе глаза. Боюсь, ваши пятнадцать минут свободы от общественно-политических устоев феодальной системы только что истекли... теперь же вернитесь в предназначенную вам самим творцом роль добропорядочного подданного и потрудитесь, пожалуйста, объясниться! Поверженный писарь только жалобно заскулил. Сударыня А`Лигьири, а что со старостой? Может хоть он вменяем? Ну или хотя бы жив...

Отредактировано Виндек (2016-05-01 19:52:08)

0

212

Не обращая внимания на немного, совсем чуть-чуть округлившиеся глаза господина инквизитора, девушка встряхнулась и поднялась на ноги.
Небольшой разбег, в прыжке подхватить под мышки мужчину и несколько сильных махов крыльев уже вынесли их за пределы здания, позволяя оглядеть окрестности.
Может, я перестаралась? Может все-таки не стоило так жестоко поступать? Ну подумаешь, хотелось мне проверить действие Шипов Розы? Можно было просто скастовать его у какого-нибудь водоема, посмотреть что и как...Но... Кого у водоема то убивать? Кузнечиков? - Думала девушка, ритмично помахивая крыльями и кружа над противниками. Сама она, привыкшая к смене ощущения тела в воздухе и кратковременной потере ориентации очень быстро восстановила фокус.-Я же сама ни раз себе говорила, что бессмысленная потеря маны - достаточно веский повод, чтобы не использовать Шипы просто так. Да и понаблюдать за поведением людей в такой ситуации, узнать еще чуть-чуть о психологии, повадках и их моделях поведения в опасных ситуациях - это затрат маны стоит. Чуть не получив в лоб рукой с алхимической колбой, которую приготовился кинуть господин Виндек, девушка следила за бутыльками. У инквизитора, кстати, хорошо поставленный бросок. При таком малом расстоянии для замаха - так далеко и точно бросить колбы.
Деревенские мужики в страхе разбежались. На месте боя остались только агитатор-писарь, да удирающий староста. Начав приземляться, девушка разжала руки, стискивающие господина инквизитора на высоте полутора метров. Приземлившись , как кошка, тот направился к писарю, а Рона кинулась за старостой.
Пусть у самой девушки и небольшой вес, даже с учетом крыльев, но сбить с ног могутного мужика, несущегося в свой дом со всех ног, у нее получилось, благодаря набранному порой взмахов крыльями ускорению. Не совсем удачная поза для приземления, да и совершать фигуры пилотажа на двух метрах, когда размах целых пять, тоже не comme il faut, однако чуть прибрав крылья совершила резкое торможение прямо над головой старосты. Плечи потянуло от легкой боли, ноги вынесло вперед и лишь тогда крылья вновь сменили угол и сделали мах, придавая дополнительное усилие и вес приземлившейся ногами на лопатки мужику Рони.
Бедный мужик рухнул мордой в землю, придавленный коленом между лопаток. Достав из сумки веревку, девушка связала ему руки и ноги, и пинками погнала к инквизитору, который как раз повернулся к ней.
- Да вот вам староста, только разговаривайте с ним сами! - поморщилась алла. Насадить в бою на колья десяток людей - это пожалуйста, а вот пытки, допросы и околоподобные штуки, призванные получить из человека информацию - это не к ней.

0

213

Староста хмуро молчал, глядя на инквизитора исподлобья и, казалось, старался притвориться безжизненным деревянным истуканом. Мелкая дрожь по всему телу, однако же, с головой его выдавала.
- Прошу, оставьте бессмысленные свои переживания и попытайтесь переключиться с эмоций на голову. - Спокойно и почти доброжелательно обратился к нему инквизитор. - Поверьте, это серьёзно поднимет ваши шансы разрешить данное недоразумение в относительно благоприятном для вас виде. Поймите, я даже не держу на вас обиды, милейший, в конце концов вы ведь не сделали ничего такого, чего бы от вас нельзя было ожидать, учитывая ваш образ мышления. Но пусть и не будучи ни в коей мере противником насилия как такового, я, тем не менее, весьма настороженно отношусь к насилию немотивированному. Собственно, поэтому, вопрос о мотивах сей агресси спешу переадресовать именно вам, коль скоро  ваш подельник очевидно демонстрирует полную невменяемость.
Староста, кажется, занервничал ещё сильнее. Виндек понял, что надо переформулировать...
- Какого Акала, мужик!?
Староста внезапно ожил, как-то виновато развел руками и промямлил неуверенно:
- Ну так а как же... Мы же-ж народ тут мирный, но ведь и не скотина какая, чтобы прямо под нож-то пойти.
- Э-э... И кто же это вас таких мирных под нож? - Осторожно уточнил Виндек, уже предполагая, что просто с этим будет не разобраться.
- Ну так ясно же дело кто... вы, господин инквизитор. Кому ж, как не вам? Ужель мы ещё кому надобны, убогие-то... Мы же-ж народ тут мирный...
- Да-да, это я запомнил - прервал его инквизитор - народ вы мирный, всё ясно. Вы с чего взяли, что мне-то до вас дело есть?
- Ну так а как же... Бумага же пришла, - удивился староста - в коей черным по белому сказано, мол, что ходите вы по деревням, переписываете, сколько где есть домов, амбаров, мельниц, мужиков, детей, баб... прочей скотины. А как перепишите, приходят солдаты: зерно увозят, скотину угоняют, люд весь в полон уводят, дабы змеелюдям южным продать! А весь тот люд, какой не годится в полон, тот в домах запирают, а дома те огнем жгут - в дым всё изводят!! Вот и решили мы, не бывать такому! Мы тут живем! И отцы наши тут жили! И деды наши тут жили! И прадеды наши тут жили! И прапрадеды наши тут жили! И прапрапрадеды наши тут жили! И прапрапрапрапрадеды наши тут жили...
- Я понял - я понял, можете не продолжать! - Поспешил убедил его Виндек. - Хм... до тех ваших пращуров, которые пустили на зелья обитавших здесь до их прихода драконом, вы ведь все равно не дойдете... - Добавил он ядовито. - Вы понимаете, что, то что вы говорите отдает совершеннейшим безумием? А распятого мальчика, случайно, в той бумаге не было?
- Кажись был!
- Ага... - Инквизитор закрыл лицо рукой и на пару секунд замер в этой трагической позе, собираясь с мыслями. Потом он снова уставился на старосту, уже как-то обреченно. - Поскольку ваша деревня специализируется на лесом промысле, разумнее было бы украсить весь ваш лес... Слушайте! Вы серьёзно считаете, что королевская власть способна проявить подобную бессмысленную жестокость, под корень вырезать собственное податное население, нарушить собственно законы, настроить против себя все - образованные и не очень - сословия, только чтобы заполучить мешок зерна и пару ваших тощих хрюшек?
- И ничего они не тощие! - Обиделся староста - Свинья Добсона вот на прошлогодней ярмарке второе место взяла! А на короля не надо тут... Государь наш - батюшка, он единственный только, кто о народе и думает... одна беда - один он у нас, кормилец. А вас, "благородных", какие только и думают, как бы народ обмануть, да обидеть - пруд пруди! Да только ведь государь прознает однажды про все наши обиды и уж тогда... Али, скажите, не вы давеча деревню Мокроту сожгли?!
- Мокроту? У меня довольно неплохая зрительная память и я ни раз видел карту... В окрестностях Таллема нет никакой деревни Мокроты! Думаю, миледи, не первый год охотящаяся в этих местах, может меня поправить. Нет? И это не говоря уже о неправдоподобно идиотском названии...
- Вот! Так потому её и нет, что вы её спалили! - Парировал староста.
- Логично. - Вынуждено согласиться Виндек. - А я, собственно, могу взглянуть на бумагу, из которой вы черпали всю эту пугающую мой мозг информацию?
- Так у Афигения она.
- У кого?
- Да вы же, милорд инквизитор, сидеть на нем изволите.
- А-а... Так вот ты какой... - протянул Аларих, обыскивая пленника -  самый ненавидимый человек во всей инквизиторской канцелярии. Из-за чьих бесконечных доносов работа по таллемскому направлению выбилась из графика почти на неделю... Думаю теперь Соломир должен мне будет бутылку хорошего вина, когда я избавлю его от лишней головной боли... так, а это у нас что? - Он извлек из за пазухи писаря сложенный лист бумаги - Это тот документ, о котором вы упомянули?
- Ну так да. Та самая бумага, значит, какая же ещё-то.
Виндек развернул лист и изобразил в лице ту степень вселенской тоски и обиды за всё человечество, которую нужно бы было немедленно зарисовывать, если вы вдруг вознамерились воссоздать самое правдоподобное в истории церковного искусства изваяние Габриэли.
- А вы в курсе, что это реклама какой-то кондитерской? -  Поинтересовался он не менее тоскливым голосом.
- Так и... откуда ж, милорд инквизитор? Нас на всю деревню, грамотных-то только писарь, да бабка Селена. И то ведь, бабка-то уж слепая и в маразме.
- Но вам должно ведь было показаться странным, что на предупреждении о массовых репрессиях изображены пирожные и зайка-сладкоежка в клетчатой шляпе!? - вспыхнул Виндек.
- Ну, что такое эти ваши пороженные мы не ведаем... - смутился староста - это всё какие-то ваши "благородные" штучки. А заяц-то да... смутил меня поначалу заяц. Но только Афигений мне сразу разъяснил, что зайцы в шляпах не ходят, и на задних лапах тоже, и глаза у них не такие человечьи. А значит заяц этот одержим! Дух злой из Изнанки в него вселился!
- Но он же милый!... - Почти уже заплакал Аларих. - Он же улыбается!
- Смеётся, небось, над нашим несчастьем... - Мрачно заключил староста.
Виндек поднялся с Афигения и задумчиво прошелся взад-вперед между оглушенными взрывом крестьянами.
Послушайте, ваш писарь обманул вас. Если бы его провокация достигла цели, вас бы обвинили в убийстве инквизитора и здесь действительно состоялась бы карательная операция. Это нужно было тому, кто задумал избавиться от меня, но остаться в тени, сделав это чужими - вашими, в данном случае - руками. Думаю, вы кровно заинтересованы в том, чтобы помочь мне разоблачить его. Если вы покажете себя достаточно полезными в этом деле, то о возникшем между нами маленьком недопонимании никто и никогда не узнает. Итак, с кем встречался ваш писарь в последние шесть часов? В деревне бывал кто-то из тех инквизиторов, которые являлись сюда ранее... тринадцатого числа?
- Захаживал один... в сером плаще такой
- Опишите.
- Ну... плащ на нем был серый... а под плащом-то и не видно ничего...
- Хорошо... Кажется, господин Афигений, вам просто из чувства самосохранения придется сейчас срочно вспоминать человеческую речь - он перевел взгляд на писаря, но писаря в том месте уже не было. Писарь вскочил и вкинул над головой какую-то зеленую склянку. Опоздали! - пискляво заверещал он. - Не знали, что у дяди Афигения есть зелье телепортации?! Ха-ха! Ну пока, олухи!
Виндек пропустил мимо ушей слово "олухи" и примирительно поднял руки. Не нервничайте вы так, милейший. То что вы держите в руках никак не может быть зельем телепортации. Во-первых, это алхимически несуразно, во-вторых это "чистильщик" - хорошо знакомое мне благодаря доступу к инквизиторской лаборатории зелье, испарения его не ядовиты, но легко взаимодействуют с обычно водой, образуя при этом сильнейшую кислоту и новые испарения. Я верю вы заинтересованы в иных вариантах исхода, кроме как корчится на земле, отхаркивая собственные внутренности. Просто скажите, кто вам его дал и сможете дальше продолжить жить своей никчемной жизнью.
Писарь победно ухмыльнулся и влил содержимое склянки в себя. Лицо его быстро поменяло выражение, позеленело...  а потом просто надулось и лопнуло, выпустив облако желто-зеленого тумана. Ту же реакцию следом повторило и тело. Потом трава под ногами этого тела. Облако начало медленно расползаться. Староста и очухавшиеся крестьяне зачарованно глядели на него, не предпринимая никаких попыток к бегству. Виндек тем временем обслюнявил палец, определив направление ветра нам туда... - буркнул он спешно, указывая в противоположную этому направлению сторону - и лучше быстро... Уважаемые! - обратился он к крестьянам - Вас, между прочим, это тоже касается. Если конечно вы не хотите последовать примеру последнего грамотного человека в вашем селении. Смею заверить, это как раз не тот случай, когда оно того стоит!!!

Отредактировано Виндек (2016-05-14 22:36:50)

0

214

...но в итоге всё кончилось, можно сказать, даже относительно благополучно: без лишних человеческих жертв (за исключением нескольких неизбежных и одной необходимой) и очень уж серьезных разрушений....
Виндек сидел у дороги, опершись спиной на каменную изгородь, покрытую толстым слоем свежей гари и чьими-то внутренностями. Но тяжело дышал и флегматично отряхивал с себя остатки какой-то серебристой пыли, мешочек с которой только что развеял прямо в центр смертоносного облака, вызвав тем самым мошною окислительную реакцию, связавшую большую часть яда в относительно безлопастные соединения. О том, что реакция сопровождалась бесконтрольным выбросом куда попало значительного количества энергии, он сейчас предпочитал не думать - объяснять кому бы то ни было (в первую очередь, конечно, самому себе), что в данных обстоятельствах и в обусловленные этими же обстоятельствами сроки подобный выход виделся наиболее рациональным, ему было лень. ....И если бы только это. 
Наверное это просто услалось... забыться бы сейчас... уснуть и видеть сны... о мире, где мне не нужно бегать по лесам за восьмитонной ядовитой гадиной, чтобы сварить из неё пойло для всего Ордена, где не нужно спасаться от одуревших крестьян, общаться с профессиональными убийцами и промывать мозги полудохлым василискам-извращенцам, где не надо думать, куда пристроить шестилетнего магистра магии, полностью лишённого воспитания, где с меня вторую неделю не трясут отчет о наметившейся тенденции к резкому изменению баланса стихийных энергий... даром, что я вообще-то алхимик, где.... А-а, я ведь совершенно, кажется, позабыл о своей всеоравдывающей Idée fixe! Как, право же, непростительно! Так ведь невзначай и умереть можно!
Подбросив себя изо всех сил вверх и развернув в вертикальной плоскости, он быстрым шагом направился к Роннэан. Вы не пострадали, сударыня? - Осведомился он живым доброжелательным тоном. - Отлично! Значит сможете закончить работу. Хм... хотя сперва, наверное, стоило бы просто из вежливости доложить, что безмерно рад самому этому факту? Нет-нет. Не думайте, будто бы я не чувствую своей ответственности за произошедшее. Если бы я предполагал, что сделаюсь целью столь бездарно спланированной атаки, я, разумеется, не стал бы подвергать вас опасности свыше оговорённой нашим контрактом. А если уж быть до конца честным, - Аларих тяжело вздохнул - то решение сопровождать вас во время охоты было продиктовано ни столько преклонением перед полнотой и четкостью бюрократической процедуры, сколько моим личным стремлением к приятной компании и занимательному зрелищу. Теперь эта игра, к глубочайшему моему сожалению, зашла куда дальше, чем я рассчитывал... Поэтому сейчас же спешу откланяться! Продолжайте охоту. Мой человек явится за ядом в ближайшее время и рассчитается с вами. Тушу можете оставить себе. Если возникнут трудности с транспортировкой, я уверен - инквизитор картинно повысил голос - местные жители окажут вам всё возможное содействие, дыбы загладить некоторые недавние... недоразумения. Интерпретировав мрачное безмолвие в ответ, как признак согласия, Виндек вежливо поклонился алла, сдержанно поблагодарил за спасение собственной жизни и со всей возможной поспешностью удалился разбираться с очередным внезапно открывшимся заговором против своей персоны. Однако, прежде чем исчезнуть за холмом, он обернулся. Да! И, видимо, теперь я ваш должник... Имейте это в виду, если возникнут проблемы! ...и при условии, что я смогу пережить свои....

Переход в: Таверна «Золотой феникс»

Отредактировано Виндек (2016-10-02 16:01:34)

0

215

События до скачка http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png

12 число месяца Хитрости Криури 1647 года.
Старый сарай вблизи деревни Волкода.
Утро.

Идеальных планов побега не существует.(с)

Готовя план побега, стоило бы хоть на секунду задуматься о том, что у одного конкретного эльфа не все идет по плану. Вместо того, чтобы покинуть город сразу же, задержался на целый месяц, не известно на что рассчитывая. Вот и вышло, что не успев разобраться с одной проблемой, нашел на свою голову вторую. Нет, чтобы подготовить все заранее, собрать необходимое: еду, воду, вывести за пределы города лошадь и только тогда хвататься за дело. Нет, конечно. Лучше забыть о подготовке, действовать спонтанно, а потом еще влезть в новые неприятности по самые уши. Так мог действовать только Иль..
Припасов с собой не было, охотник из Иларена был посредственный, и приходилось с особой щепетильностью подходить к выбору пропитания на природе. Радовало только то, что рана за месяц затянулась, и нужды в лекарственных мазях и зельях не было. Спустя неделю пеших прогулок по округе Таллема, небольшая деревушка была весьма кстати. В дом его не пустили, но немного продуктов продали за горстку монет. Временное убежище было найдено там же, на небольшом отдалении. Сарай пусть и не тянул на звание элитного постоялого двора, зато походил на неплохое место для ночлега на пару дней. Хотелось нормально выспаться, не подскакивая от каждого шороха. Теперь оставалось только сидеть очень тихо и не мелькать в крупных городах. Еще был Крест, получивший, в конце концов, деньги, но в силу своего характера вполне способный подпортить все в самый последний момент. Плюс, до сих пор было не ясно, что вор сообщил в записке хозяину лавки. Наемник знал полное имя и, как оказалось, был осведомлен о деяниях одного белобрысого недоразумения. А после проделанного фокуса с ключом, было сложно поверить в отсутствие желания сдать темномага властям. Конечно, в таком случае Крест бы пострадал и сам, но возможность анонимного доноса исключать было нельзя. Только сейчас Эльхайм понимал, как глупо и безрассудно себя вел. А теперь еще и медлит, сидя в полуразрушенном сарае.
Полумрак нагонял на эльфа не самые лучшие мысли. С момента побега прошел уже месяц, можно было бы расслабиться и спокойно планировать свой дальнейший путь, но нет. Вместо этого Иларен остановился у Тейара на куличках, и под предлогом отдохнуть, обдумывал всю плачевность сложившейся ситуации. В Таллеме сейчас если не грандиозный переполох, то, как минимум организованные поиски. И дело уже даже не в том, что он с помощью чужих рук вынес манускрипт из архивов гильдии. Благодаря заварушке в «Ядовитом клинке», а потом нападение на стражу посреди белого дня, можно было только подивиться, как ему удалось выбраться из города целым и невредимым.
Хотел было вернуться в Ацилотс к родителям. Куда уж там. Они несколько лет назад не были рады внезапным переменам в сыне, а после такого количества подвигов совершенных всего за несколько лет, навряд ли приняли бы в семью обратно. Намеренно рассказывать о своих проблемах он бы не стал, конечно. Только рано или поздно правда всплыла бы наружу. А подставлять семью очень уж не хотелось. Поэтому единственным выходом из сложившейся ситуации было исчезновение. «Может, инсценировать собственную смерть? И как ты собрался это устроить?» Еще одним планом было добраться до дома недалеко от Хартада. Вот куда блюстители закона точно не сунуться, так в заброшенный дом на реке. Но опять же, проблемы пропитания никто не отменял.
Эльхайм не понимал глупости и наглости местных жителей. За лошадь, которая была далеко не в лучшей форме, они сначала запросили пять золотых. Потом восемь. Когда Иль предложил сразу все десять, они быстро пошли на попятную и отказались. В общей сложности потратив на уговоры битый час, пришлось плюнуть и уйти ни с чем. Да и девочка лет пяти повела себя странно: завидев эльфа, убежала в дом. Очевидно за месяц обитания вне цивилизации, выглядел тот не самым лучшим образом.
- Нашлись неженки, тоже мне. Живут в глуши, проблем не знают. Вы попробуйте с раной помотаться по близлежащим землям, отбиться от бандитов на тракте, а после, при напрочь отсутствующих навыках выживания в дикой среде, добраться хоть куда-нибудь сравнительно целым.
Вот что настораживало эльфа, так это практически полное бездействие фениксов. Ладно стража, они занимаются своим делом в своем городе. В крайнем случае могут запросить подмогу в других городах. Но наблюдая за поведением сотрудников исполнительного отдела гильдии, можно было подумать, что они пустили все на самотек. Ориентировки на белобрысого эльфа были на всех входах и выходах из города. Но сами они как будто не торопились ловить всех мало-мальски похожих людей на улице. Может быть, ждали ошибки со стороны эльфа? Или просто готовили что-то более серьезное. К сожалению, узнать сейчас какова обстановка в Таллеме было нельзя. А очень хотелось бы. Из природного любопытства, так сказать. Однако, испытывать на собственной шкуре гильдейское правосудие совсем не хотелось. «И не сиделось же тебе спокойно на месте. Надо было собрать себе все неприятности на пути, и только тогда удрать в далекие дали».
- Поздравляю, Иль, ты полнейший идиот. Книгу бы хоть вернул, гений.
Если честно, эльф рассчитывал на то, что книгу можно будет не возвращать. Надеялся, что через пару тройку лет о нем все забудут, и манускрипт будет считаться утерянным. Тогда можно было бы вздохнуть спокойно и построить новую жизнь. Возможно, даже куда более правильную и законопослушную. Сменить имя, обзавестись семьей и осесть в каком-нибудь портовом городке. «И сдохнуть от скуки в мягкой постели. Прекрасный план, браво». Парень было поморщился от нарисованной воображением картины, как в голове проснулся забытый голос наставника отвечающий за здравый смысл.
«А ты уверен, что забудут? Фигура ты пусть и не видная, но такой оплошности тебе не простят. И не надейся так просто справиться с проблемами. Чем дольше ты сидишь на месте и выжидаешь неизвестно чего, тем хуже становится ситуация. Тебе не кажется, что из Волкоды пора уходить? Сидишь на месте уже почти неделю». Парень отмахнулся от назойливого голоса. Вот чего не хватало, так это его, не иначе как божественной, способности исправлять ситуацию в лучшую сторону. Хотя, скорее всего он сам бы заставил разбираться эльфа с проблемами. В назидание, так сказать.
«- А ты думал о последствиях, когда шел на хищение чужими руками? – вкрадчивый голос наставника в собственной голове появился снова.
- Чисто технически, манускрипт украл не я.
- Чисто технически на воровство члена гильдии подвел именно ты. О чужой судьбе, ровно, как и о собственной ты, конечно же, не подумал.»

Иль отмахнулся от попытавшейся так не вовремя проснуться совести и присел на корточки рядом с лежанкой. Если уж юноша за что-то брался, то не жалел ни себя, ни кого-то еще. Так уж вышло. И угрызения совести отправлялись в пешую прогулку далеко и надолго. Риск считал оправданным в любом случае, а попытки пойти на попятную - презирал. Закрыв манускрипт, лежащий перед ним, Эльхайм убрал его в сумку. Настало время двигаться вперед и как-то исправлять ситуацию. Но еще важнее было не влезть по самую макушку куда-нибудь еще. Удача пусть и была на его стороне все последние месяцы, являясь дамой непостоянной, запросто могла сбежать к кому-нибудь другому. И тогда семейство Эльхаймов точно лишиться младшего сына. Сделав пару глотков воды из походной фляжки, юноша поднялся на ноги, подняв с земли меч, закрепил его на поясе и зашагал к выходу из сарая. Впереди Безымянный лес, Троедорье и дальше на юго-восток к Хартаду. Там можно было укрыться в доме и отсидеться спокойно. Разжившись припасами в Таррке, залечь на дно и, не показываясь в крупных городах, переждать, не думая о проблемах. Мысль о возможности выкрасть лошадь, была заманчивой. Даже слишком. И в голове уже зрел план, как это провернуть. В конце концов, идти по лесу на своих двоих совсем не хотелось.

Отредактировано Иларен (2018-02-04 11:59:51)

+3

216

[ Ацилотс [события до прыжка] ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png
12 число месяца Хитрости Криури 1647 года, утро

Бывало такое время, когда работы не было. Да-да, даже преступники, смутьяны и революционеры порой брали отпуска и складывали свои штандарты, позволяя представителям закона расслабиться и выдохнуть, наслаждаясь короткой передышкой и чувствуя себя несколько некомфортно от непривычного затишья. А бывали дни другие, когда все, казалось, впадали в неистовство и бросались воплощать свои смелые планы в жизнь, провоцируя стражу и вынуждая их звать на помощь Инквизицию для разрешения самых неоднозначных и запутанных дел, которые откровенно дурно пахли. Лео таллемскую стражу не любил и помогать им не собирался, предпочитая отправиться в какой-нибудь Хартад или даже Вильдан, от которого плевались вообще все, но как назло, именно он вытянул самую короткую веточку на перекрестке, на котором они с коллегами разъезжались в разные стороны и разные города. Волю случая искатель уважал, а потому с хмурым лицом повернул на Таллем, не сопротивляясь и не торгуясь. Тогда он еще не знал, что предчувствие его не обмануло, и в том городе его опять ждали неприятности.
Надо признать, дел, подобных тому, которое делегировала Инквизиции стража, в жизни Альдена еще не было. Когда в столь любимом им отделении, где он некогда потерял глаз, кто-то высокий по званию на полном серьезе сказал, что у них особенно остро стоит проблема с подкроватным монстром, Лео решил, что ему напекло в голову в дороге. Такие же мысли посетили и Шума, потому что оба они воззрились на стражника в ожидании: либо что он повторит, и в этот раз они расслышат правильно, либо что он оглушительно засмеется, ударит себя по коленке и заявит, что ради таких лиц и надумал стать комиком на полставки. Но стражник не повторял и не хлопал себя по коленке, лишь сохранял непроницаемое лицо, видимо, полностью осознавая идиотизм ситуации, поэтому переспрашивать пришлось Альдену. Выяснилось, что в городе орудовало некое загадочное существо, будто прямиком из детских страшилок, которое этих самых детей весьма грязно и нелицеприятно разрывало на части по ночам, ело печень и выпивало кровь. На пятом ребенке население начало не на шутку волноваться, стража никак не могла взять в толк, что же за неведомое создание творило столь страшные вещи, не оставляя следов и не попадаясь никому на глаза. Право слово, одно время даже подозревали какого-нибудь ошалевшего вампира, возможно, даже совсем молодого, только обращенного, которому ударило в голову слишком сильно. Но ошалевшие вампиры, как и поехавшие преступники в принципе, расчетливыми невидимками не были, они слишком сильно следили и привлекали невероятное количество внимания. Этот же кадр был самим ветром, разве что исключительно кусачим и злым.
Добрых четыре дня Альден ползал по всяким сомнительным местам вроде канализаций, чердаков и подвалов в компании мага-оперативника из гильдии фениксов, все четыре дня бесконечно опрашивал людей, осматривал места и тела, пока не догадался по-настоящему привлечь к делу магов гильдии. Ответ ему принесли крысы. Как оказалось, только эти мелкие и пронырливые создания, видевшие и слышавшие все в городе, засвидетельствовали неуловимого преступника, о чем и рассказали приглашенному специалисту, магистру школы земли и просто ярому поклоннику всевозможных грызунов, который выступил толмачом между царством зверей и людьми разумными. Именно впоследствии этого разговора целая команда оперативников оцепила сырой и мрачный подвал в соседнем районе, где происшествий еще не было, а еще позже – убила засевшего там преступника. Им оказалась некая неведомая тварь, которой не ведали справочники по фауне Фатарии, и тело ее досталось магам для проведения исследований. Еще спустя два дня Лео вышел на пару алхимиков, которые оное создание и вырастили из какой-то некогда доброй и пушистой зверюшки, а как она сбежала, ударились в панику и пытались ее найти самостоятельно, седея тем сильнее, чем больше детей их творение убивало. В приговоре никто из участвовавших в деле не сомневался.
Именно с этого, казалось бы, не относящегося к дальнейшим событиям дела и началась головная боль Альдена. Он уже собирался уезжать из города, когда один из оперативников феникса, с которым они неплохо так поладили за последние дни, в сердцах заявил за ужином в одной из таверн, что Инквизиции следовало бы помочь не только с этим проклятым подкроватным монстром, но и с другими делами, но упрямое начальство не хотело никого привлекать и выносить сор из избы на потеху Ордену, с которым они после некоторых иных событий имели весьма натянутые отношения. Искатель, ясное дело, за эту реплику ухватился, выставил несколько чарок за свой счет, незаметно отодвинул от товарища закуску – и спустя час уже знал о том, что кто-то спер что-то очень важное прямо из рук сотрудника гильдии, который, вопреки регламенту, это что-то вынес за пределы замка. Порешили на том, что сотрудник тот – полный и беспросветный идиот, но Лео почему-то не успокоился. Фениксы очень трепетно и ревностно относились к артефактам и документам, которые находились под особой охраной, и если кто-то умудрился организовать такую цепь событий, что позволила случиться краже, то это требовало внимания. Частного, разумеется. Альден не был бы столь продуктивен, не имей в рукавах тузы хороших связей и талантливых агентов.
Каково же было его удивление, когда воришка, чьи ориентировки каждый стражник у ворот мог рассказать без особых вопросов, обнаружился очень быстро и даже не в какой-нибудь дыре вроде брошенной берлоги медведя в глухом лесу, а в деревне Волкода. К тому моменту местные уже пребывали в некотором напряжении от его присутствия в их селе, а потому окрестные охотники, у которых Альден и вызнал нужное направление, были в курсе присутствия там беглеца. Не знали только того, что это действительно был беглец, а Таллем стоит на ушах и вовсю данного субъекта ищет, ибо не дело это простых людей – в дрязги Золотого Феникса вмешиваться, своих проблем валом. Да и в лесах пропадали надолго, следуя за дичью, где там разъезды патрулей стражи застанешь. К утру двенадцатого числа месяца Хитрости Криури Лео вошел в деревню, тут же вызвав соответствующую реакцию – «еще одного нелегкая принесла», хотя инквизитор честно постарался быть как можно более приветливым и не оставить селянам ни единого шанса увидеть клеймо и ополчиться против него еще больше. Деревенская ребятня быстро сориентировала инквизитора и дружно ткнула пальцем в стоящий за околицей заброшенный сарай, за что получила несколько медяков в качестве отступных. Детей это порадовало, взрослых – не очень, и хмурые взгляды упирались мужчине в спину до самого края деревни, где он оставил у плетня Ингрид со всей поклажей и спешился, предпочтя продолжить путь пешком. Оружие, впрочем, на всякий случай нацепил – и оба боевых наруча на предплечья, и проклятый клинок за сапог, и ворчливого Шума на плечи. Так и двинулись к сараю, уже на самых подступах сменив стратегию из соображений всеобщей безопасности, в результате чего непосредственно к дверному проему ветхой постройки подошел один лишь Шум, волоча в зубах мышь, убедительно притворяющуюся дохлой. Уже у порога, убедившись, что искомый беглец, ныне собиравший вещи и явно готовившийся пуститься в путь, действительно находится там и не подозревает о том, что его обнаружили, звери разошлись: мышь осталась в траве у сарая, горностай рванулся вверх на крышу. Именно из таких позиций они и встретили незнакомца снаружи, совсем еще молодого, как оказалось, эльфа со светлыми волосами. Глядя на него, не повернулся бы язык сказать, что этот миловидный божий одуванчик вообще способен натворить каких-нибудь нехороших дел, но то, что они в своих поисках не ошиблись, выдавал до крайности усталый и даже несколько изможденный внешний вид. Сразу было видно, что человек давно не знал благ цивилизации и потихонечку дичал, чураясь каждой тени.
Можно было услышать, как мышь в траве тяжко вздохнула. Ей сразу стало понятно, с каким типажом придется иметь дело.
- Мужик, я прям слышу, как у тебя в голове рождается очередная дурацкая идея. А раз даже мышь понимает, что она дурацкая, так может стоит посидеть и маковку почесать еще немного? Я б на твоем месте вообще бы не стоял и не отсвечивал своим серьезным героическим лицом, про тебя каждый охотник в лесу в курсе, а местные только и ждут, когда разъезд стражников доедет сюда, чтоб нажаловаться на тебя хором. Послушай умную мышь, вернись обратно в сарай.

+3

217

План грандиозного похищения лошади был готов. Оставалось только отвлечь жителей с помощью магии и дело сделано. Эльф толкнул покосившуюся дверь, да так и замер на месте. В зоне видимости никого не наблюдалось. Абсолютно никого. Но голос, донесшийся из ниоткуда явно принадлежал разумному существу. Эльхайм шарахнулся в сторону от входа в сарай. Если тебе говорят что-то сделать – делай наоборот.  По крайней мере, так точно не угодишь в неприятности. Теория была шаткой, но, тем не менее, действенной. На самом маге срабатывала безоговорочно. «Мышь? Какая, к Тейару, мышь?!» Осмотрев прилегающую к сараю территорию, искомое животное обнаружилось довольно быстро. В траве прямо напротив двери и правда сидела мышка. Маленькая такая. Неприметная на первый взгляд. На крыше со всеми удобствами расположился горностай. Была только одна маленькая проблема: животные разговаривать не умеют. Если со вчерашнего дня в мире внезапно ничего не поменялось. Правда, если в ход идет магия - все становится возможным. «Или у меня с головой непорядок, или кто-то здесь есть. А если кто-то здесь есть и его не видно...»
- Да ну на...
Иларен плюнул на грандиозный план по хищению чужой лошади и, развернувшись на каблуках, рванул в сторону леса. Можно было бы грешить на слуховые галлюцинации от усталости, но рисковать своей шкурой не сильно то и хотелось. Можно было бы все списать на паранойю, просто вернуться в сарай и проспать еще один день, но инстинкт самосохранения подсказывал - беги! Мало ли кто мог добраться до деревушки. Или у жителей деревни чувство юмора было не совсем белым. А может, в «фениксе» все же зашевелились и каким-то чудом вышли на темномага. Стражу и наемников тоже исключать было нельзя. В любом случае раздумывать о владельце голоса не больно то и хотелось. Следов за собой Иль не оставлял, но опытные ищейки ценились во всех структурах.
Память предков вещь прекрасная. Когда-то дети лесов так же легко и резво бегали по лесам и полям. Вот и эльф, подгоняемый чьим-то незримым присутствием, решил - таки вспомнить о наследии предков. «Надо было раньше уходить. Надо».  Маг бежал резво, будто бы все эти дни только и делал, что тренировался в марафонском беге по пересеченной местности с препятствиями, а не прятался в полуразвалившемся сарае. Пригибаясь от веток и перепрыгивая небольшие ямы, все дальше бежал через подлесок. Пару раз уклониться от подлых растений не удалось, однако на скорость бега такая неприятность не повлияла. Иль затормозил только спустя минут десять, тяжело дыша. Высокий куст давал какое никакое, но укрытие и присев за ним, парень попытался найти потенциальных преследователей. Таковых видно не было. Как бы то ни было, после пробежки в голове немного прояснилось. «Это что было сейчас? Плод больного воображения? Кажется, у кого-то с головой не все в порядке». Сев на землю парень попытался проанализировать ситуацию. По всему выходило, что если раньше у него просто были проблемы, то теперь он кажется умом таки поехал. Иного варианта в голове не находилось.
- Без лошади и провизии. Тейар знает где. Без карты, - эльф нервно потер саднящую щеку. – Теперь тебе еще и голоса мерещатся. Что дальше? Будешь шарахаться от малейшего шороха?
Ухо дернулось, улавливая шевеление в соседних кустах. Иль поднялся на ноги, накидывая на себя щиты. В руке заклубился небольшой сгусток тьмы. «Если тут есть кто-то помимо мелкого зверья, я его встречу. Не на того нарвались».

+3

218

Парнишка, на которого была объявлена натуральная звериная охота, не сразу обнаружил, что же за мышь вздумала раздавать ему советы. Разумеется, он напрягся, насторожился, принялся озираться, выискивая источник звука и явно уповая на то, что говорила вовсе не мышь, а какой-нибудь выследивший его страж порядка, уже потиравший руки в предвкушении премии за отлично выполненную работу. Лео терпеливо дожидался, глядя на незнакомца черными глазками-бусинками и едва ли не скрестив свои коротенькие лапки на груди. Наконец блуждающий взгляд эльфа упал на траву, оформился в нечто осмысленное, что позволило инквизитору думать, что паренек действительно осознал существование мыши в непосредственной близости и резонность того, что именно она сейчас переживала о сохранности его шкуры. С мыши взгляд скользнул куда-то выше, где, как следовало догадаться, с ленивым видом возлежал Шум, всячески демонстрируя, что горностаи в местных лесах – дело самое обычное. Вот ровно в тот момент, как преступник осознал еще и горностая, на его лице мелькнуло что-то, что заставило насторожиться и самого Альдена, но в тот момент искатель еще не смог ясно сформулировать для себя, что это выражение предвещало. Понял только тогда, когда эльф, даже не договорив ругательство, резко развернулся на сто восемьдесят и рванул в лес, как пострелянный заяц.
- Шум, уйдет же, уйдет дичь! Давай следом! - возопила мышь, в уже спустя мгновение рядом с ней со всей хорьковой пластикой и грацией приземлился фамилиар, немедленно хватая маленького зверька за загривок зубами и бешеным галопом устремляясь вслед за эльфом прямо сквозь кусты и бурелом.
Следовать за ним было легко, несмотря на то, что бежал парнишка быстро. Он не был охотником или хотя бы выходцем из села, которые ступали легко и незаметно, он ломился сквозь лес с грохотом перепуганного кабана, ломавшего хрупкие деревца подлеска, сметая с пней мох и спотыкающегося о выступающие корни деревьев. Горностай бежал куда изящней и оттого быстрее и эффективней, без особого труда преследуя двуногое создание, в панике озирающееся и наугад выбирающее путь. Страдал, пожалуй, только Лео, который собирал мордой траву и цеплял хвостом низкие ветви кустов.
Прекратилась гонка только спустя добрых десять минут, когда эльф, не являвший собой образец ярого поклонника здорового образа жизни и физкультуры, устал и запыхался нестись вперед сломя голову. Надо было признать, что чувство самосохранения у него работало куда лучше логического мышления, и он даже попытался спрятаться за особенно массивным кустом, полагая, видимо, что он его спасет от неведомого чудовища, что надумало выйти с ним на контакт в обличье маленькой мышки. Оное, к слову, уже подбиралось со стороны, засев в кустах. Шум выпустил Лео из пасти и засел в ямке у плеши в листве, искатель же двинулся наружу, обходить эльфову засаду, но все равно что-то задел хвостом и зашуршал в самый неподходящий момент. Поджав уши, он созерцал, как перепуганный кабан снова вскочил на ноги, чувствовал, как воздух вокруг него зарябил и заискрил магией, как в руке у него сформировалась какая-то черная пакля, встречаться с которой совсем не хотелось. Ясно было одно – теперь из обличья мыши хода не было, ибо парнишка был слишком на взводе, чтобы адекватно реагировать на людей, которые столь экзотическим способом решили с ним подружиться. А уж если узнает, что вышел на него член Ордена Инквизиции… Нет, если Лео не хотелось получить заклинанием в рожу, требовалось продолжать ломать комедию.
- Не, мужик, ты совсем дурной, - со сквозящим в голосе удивлением проговорил Лео, выбегая из-под куста и становясь на задние лапки на обозрении эльфа. Передние он даже для красочности приподнял в качестве демонстрации своей безобидности. – Сказано тебе было – уйди тихонько в тень, не маячь. Что сделал ты? Ломанулся в лес, протоптал нехилую такую тропинку и испортил подлесок. Лесника на тебя нет, чтоб посохом за такой вандализм огрел, непутевого. И ладно лес, сейчас ты собираешься прибить мышь магией тьмы. А мышь, между прочим, тебе добра желает, не хочет, чтобы тебя, вандала этакого, по следу смятых в ветошь кустов черники нашли.
В голове щелкали вероятности. Обращение из мыши в человека сожрет секунду, а то и две, плюс переходный период между телом мыши и человека, грозящий ожидаемой растерянностью – еще несколько мгновений. Щит – еще секунды три, если особо не растрачиваться на полную защиту и оставить место в плетении для расширения формулы. Подбежать к борзому эльфенышу и впечатать его носом в ближайшее дерево – секунд пять, если удастся сходу уцепиться и захватить, не получится – начнется возня. В возне инквизитор, конечно, возьмет верх, ибо этого книжного заморыша кто угодно уложит, кто кашу в детстве хорошо кушал, но опять же, можно получить острым локтем, скажем, в печень и потратить слишком много времени на ненужные телодвижения. Все эти расчеты требовалось приправить щедрой щепотью удачи, которая гарантировала, что Альден не споткнется о корень, что солнце не засветит в единственный глаз, что самому эльфу не помогут все боги и покровители, позволив ему дргынуть наугад ногой и нокаутировать инквизитора сходу. Слишком много «но» и «если», вариант с мышью был самым безопасным для всех.
- Успокойся, хорошо? Ты видел когда-нибудь мышь, которая убила человека? Вот и я не видел, хотя даже среди моих родственников весьма поганые…. крысы попадались. Меня тут вообще, быть может, нет, я тебе мерещусь, а ты психуешь сразу. Подумаешь, на солнышке перегрелся, перенервничал, еще и изголодался, небось. Откушаешься, отоспишься, чайку с ромашкой попьешь – и заметить не успеешь, как мыши тебя больше не будут беспокоить. Сядь в тенек, не испытывай судьбу, - мышь говорила практически заботливо, участливо, вполне себе натурально тревожась о здоровье эльфа. А все почему? Потому что паникеров на взводе в первую очередь следовало успокоить. -  Внезапный всплеск магии посреди глухого леса легко отследить, ты ж колдун великий, должен такие вещи знать.
Было сложно, но Лео умудрился сделать несколько шажков вперед, подступая к преступнику все ближе и так и не опуская передние лапки. А голос его по мере приближения становился тише, спокойней – но в нем мелькнула отдающая беспрекословностью серьезность.
- Если тебе хочется выпутаться из всей той истории, в которую ты по собственной глупости влез, тебе лучше воззвать к рассудку прямо сейчас послушать моего совета. Сядь и сложи беспокойные ручки на коленках, если тебе кого и следует бояться, то явно не меня.

+3

219

Эльф смотрел на говорящего зверя и пытался понять: смеяться ему или бежать дальше. «О благоразумии и спокойствии мне говорит мышь?! Попил бы ты травки, Иль. Глядишь, полегчает». После пробежки в голове прояснилось. Стыдно за погубленный подлесок не стало, виноватым себя не считал. А вот одна конкретная мышь явно оставлять мага так просто не собиралась. Привязалась хуже банного листа. «Подумаешь, заметят. Когда сюда набегут беспокойные жители, я уже буду на приличном расстоянии от места активности. А дальше уже ищите, как хотите». Однако прибить живность сгустком тьмы рука не поднималась. Пусть и не настоящую мышь.
Мозг лихорадочно соображал, перебирая в голове всевозможные заклинания и артефакты, дающие возможность преобразиться. Посему выходило, что перед Илареном мог стоять как маг земли, так и счастливый владелец какого-либо артефакта. Пульсар из руки исчез, вместо этого парень сложил руки на груди, отходя назад. В голове крутилась парочка заклинаний на случай непредвиденных обстоятельств. «Если что-то пойдет не так, скроешься от них как обычно. Не покалечишь, но и фора у тебя будет. Откуда он знает, что у меня проблемы? И кто «он»? Боги, Иль, ты из одной проблемы благополучно перебираешься в другую. Жить надоело? Чего ждешь?»
Обычно промедление стоит жизни. Почему эльф сейчас медлил – сказать было сложно. Возможно, все дело было в тоне грызуна. Уверенность в собственных словах вкупе с упорностью – делали ей честь. Так просто выйти на встречу к магу, фактически без защиты – нужно было иметь храбрость. Или эльфа не считали угрозой вовсе. Зря, конечно. Недооценивать противника было не слишком дальновидно, но разубеждать никого Иль не собирался. Пусть будет неприятный сюрприз для самонадеянного животного. Конечно, у неизвестного могли быть помощники, которые отдавали дань уважения воинам куста и сейчас очень умело прятались. Верилось в это очень слабо, но жизнь каждый раз подкидывала все новые и новые сюрпризы. В любом случае расслабляться было нельзя. Вон, дал уже один раз слабину, пришлось из «клинка» сбегать импровизируя на ходу. « Ладно, попытка засчитана. А теперь покажи свое истинное лицо. Думаешь, я тебе поверю?»
- Очень интересно. Откуда грызун может знать о чьих-то проблемах?
Эльхайм осматривал пути отхода на всякий случай. Возможно, тут играла свою роль осторожность. Возможно зашкаливающая паранойя. Попасться как дитя малое – не хотелось. Попасться на чужую уловку – тоже. Об эльфийских проблемах знало слишком мало людей. И все они, так или иначе, относились к органам правопорядка. Давно парень вырос из сказок о чудесных принцах на белых конях, которые в миг избавляли от всех проблем. Под ногой хрустнула ветка, возвращая Иларена с небес на землю. «Была не была. Если тебя сейчас сцапают – сам виноват. Потом не ной и не обвиняй в своих неудачах первого встречного».
- Если так сильно желаешь помочь – покажись. Тогда поговорим. Обещаю не расшвыриваться магией направо и налево.
Парнишка отошел от преследователя на безопасное расстояние, готовясь в случае новых проблем бежать дальше в лес. Усталость давала о себе знать, только сдаваться так просто никто не собирался. Если мышь пришла за ним не одна, а с подмогой, то бег или бой до последнего был самым разумным решением.

+1

220

Парнишка успокаивался. Разумеется, никому бы не понравилось, задумай мозг сыграть настолько злую шутку и подсунуть глазам несуществующую мышь, но мелкий грызун однозначно был лучше, чем целая ватага сотрудников Золотого Феникса, жаждущих крови и той ценности, которую эльф умудрился у них спереть. В конце концов, мышь не десантировалась на него с дерева и не пыталась перегрызть сонную артерию, обрывая жизнь вор-неудачника, она вполне цивилизованно – куда цивилизованней многих разумных двуногих – воспользовалась методом диалога, пусть даже ее собеседник и вел себя маленько неадекватно, бегая по лесу и грозясь швыряться заклинаниями. Да, именно в мышь. Это ж надо было додуматься. Тем не менее, когда темный шарик исчез из руки эльфа, Лео невольно выдохнул. Не то что бы он очень боялся вражеской магии, сам тоже был не лыком шит, но все же прямой конфронтации очень хотел избежать. Практика показывала, что плодотворного сотрудничества с агентами и информаторами в будущем не получалось, если сразу им куда-нибудь чем-нибудь по-инквизиторски засветить. Великая премудрость орденских искателей.
Альден терпеливо ждал, пока парнишка смотрел на него волком, предварительно отходя назад и наращивая сокращенную инквизитором дистанцию. Он явно размышлял о том, сколь вообще резонно вести беседы с галлюцинациями. Или, возможно, искал опровержение тому, что это была иллюзия уставшего и изголодавшегося мозга, думал над вариантами, наверняка пришел к тому, что это замаскировавшийся маг земли – и плевать, что в мышей они превращаться не умели и научиться не могли, какая разница, преследователи магической гильдии могли еще и не так вывернуться ради того, чтобы надрать тощую задницу незадачливого воришки, посягнувшего на святое.  На то они и маги одной из двух могущественнейших магических организаций, чтобы выкидывать такие номера в случае нужды. Возможно, эльф даже дошел в своих измышлениях до неких таинственных зелий, артефактов, мазей и даже переселения душ вследствие трансмутации. Или до фамилиаров и прочих чудесных зверей, наделенных и разумом, и речью, чье присутствие автоматически означало близость и их хозяина. Лео по-прежнему молчал, практически слыша, как двигаются шестерни в голове у оппонента, и созерцая, как невеселые мысли находят отражение на его лице.
- Очень интересно, - исторг в итоге из себя полную скепсиса и недоверия фразу эльф. – Откуда грызун может знать о чьих-то проблемах?
Действительно, только же у разумных и двуногих есть мозг, наблюдательность и рассудительность, мелкие и пронырливые грызуны знать ничего не знают о жизни, да и вообще глухие и слепые. Быть может, учись воришка магии чуть лучше, углубляясь не только в свою школу, но и почитывая что-нибудь параллельно и о прочих тоже, то знал бы, что животные были не столь тупы, а те, что жили среди людей, знали иной раз больше, чем люди, поразительно халатно относящиеся к окружающей их обстановке и не замечающие банальных вещей. Ведь именно крысы помогли найти трансмутированное создание, которое потрошило детей ночами в Таллеме. Именно после этого случая Альден готов был лично посмеяться над каждым, кто сказал бы, что мыши не знают о проблемах двуногих, но в этот раз по понятным причинам не стал. В конце концов, мышью он действительно не был.
- Если так сильно желаешь помочь – покажись. Тогда поговорим. Обещаю не расшвыриваться магией направо и налево.
И парнишка действительно вроде как не собирался, напротив, отошел еще дальше, чтобы таинственный маг, скрывающийся за обликом грызуна, уж точно не достал. И все озирался нервно, совершенно точно выискивая дополнительные пути отхода, кусты и заросли, в которых можно сгинуть без следа с изяществом недавнего перепуганного кабана. Забавный был все-таки парнишка, везло ему просто отчаянно, раз с таким подходом он все еще не болтался на виселице в качестве козла отпущения для Золотого Феникса. И совсем надрывно ему повезло в тот момент, когда нашел его Лео, а не кто-то другой. Видимо боги и покровители уже устали оберегать его и послали хоть кого-нибудь, кто помог бы ему уже, наконец.
- То есть мышь тебя не устраивает? Это, знаешь ли, дискриминация и расизм. У мышей тоже есть права и, что еще более важно, чувства. Свинья ты, а не эльф.
Однако напряжение существенно спало, а воришка действительно больше не был готов ломать новые дрова вот прям здесь и немедленно, так что можно было сворачивать цирк и поговорить по-человечески. Тем более кольцо выедало резерв, что было совсем не желательно в столь непредсказуемой обстановке. Ментальный посыл, мгновение – и вот уже вместо мышки руки вверх держит вполне себе человекоподобный Лео, в отличие от эльфа - с вполне себе добродушной улыбкой на лице.
- Девки на сеновале иной раз меньше ломаются чем ты, друг мой. Я к тебе и так, и этак, цветы разве что пока не подарил, а ты все равно с лицом принцессы-несмеяны стоишь, к тому же потрепанной и жизнью сильно обиженной. У меня пирожки есть, будешь? А то нашатыря не найдется, если ты вдруг посреди разговора свалишься, я дам из голодных обмороков вытаскивать не привык.

+2


Вы здесь » За гранью реальности » Близлежащие земли Таллема » Деревня Волкода