За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Бальный зал

Сообщений 41 страница 60 из 81

1

http://s3.uploads.ru/zCug5.jpg

Парящий над землей бальный зал находится в северо-восточной части Центральной площади. Огромная плита, размерами 30х20 метров возвышается над землей на уровне 35 метров. По периметру расставлены живописные арки, обвитые растениями с  чудными цветами, что изящно спускаются аж до  земли. Каждая арка ведет на небольшой балкончик, с которого открывается прекрасный вид на празднующий город. В середине зала, возле одной из арок расположено небольшое возвышение для оркестра. Арка за ним не имеет выхода на балкон, она полностью замурована, но густая растительность скрывает глухую стену. Между арками стен нет, их роль отыгрывают плотно переплетенные стебли растений, создавая живую ограду. Они довольно прочные, так просто их разорвать и выкинуться с платформы не получится, даже будучи очень не трезвым и серьезно настроенным. Магия шаров в бальной зале не действует, но среди слуг, что курсируют с подносами, нагруженными легкими закусками и некрепкими напитками, имеется несколько магов, следящих за ситуацией. Под бальным залом расположен сад, где находится арка с телепортом наверх. В бальном зале стоит такая же арка. Оба телепорта работают на вход-выход. В саду так же находится стража, которая не пропускает наверх личностей подозрительных или же нетрезвых.  Посередине сада находится небольшое озерцо, окруженное лавочками, что соединены между собой сетью тропинок, между которыми растут прекрасные цветы, радующие глаз. Как только начало темнеть, в саду и бальной зале зажглись магические светлячки, что парят примерно в трех метрах над землей.

Отредактировано Аника (2012-11-09 22:47:13)

+1

41

Вообще-то, Хьёрвина мало интересовало происходящее. Весь этот праздник, дурацкие конкурсы, титулы, призы. Он был рядом с любимой женщиной, а остальное было не важно. Замешательство в зале его сперва тоже не взволновало. Крест лишь крепче обнял Артику да пристроился стоять потвёрже. Но когда глашатай взобрался на сцену и объявил о завершении конкурса, а так же о близости кончины 'королевы бала', паладин напрягся.
Сорвав с лица маску, затруднявшую обзор, Хьёрвин огляделся по сторонам. Неподалёку стояла подозрительно спокойная маска. Что-то недоброе было в её облике, однако паладин не стал спешить с выводами.
Когда к ним обратился с вопросами один из магов, ответственных за безопасность на конкурсе, Кресту было нечего сказать. Зато Артика буквально засыпала беднягу встречными вопросами. Хьёрвин лишь крепче обнял разволновавшуюся возлюбленную, стараясь её успокоить. Затем сцена вновьпривлекла его внимание. - Да что возомнил о себе этот сопляк?!
- Да ты хоть понимаешь, кому взялся угрожать?
Голос паладина был глухим и уверенным, и зазвучал, едва последние слова угрозы в адрес одной из дам сорвались с губ глашатая. В этом зале наверняка собралось повеселиться множество могущественных магов и опытных воинов. Напасть на такую компанию, даже безоружную, было бы большой глупостью. Или дерзостью.
- Ты увидишь собственные потроха, кретин, раньше, чем хоть один волос упадёт с головы любой из наших женщин!
Что ж, во всяком случае одна из них точно не станет лёгкой добычей. Шары, освещавшие зал, ослепительно вспыхнули и погасли. Драконьи глаза постепенно привыкли к сгустившейся тьме. Крест сделал глубокий вдох и приготовился к возможной драке. Как раз вовремя, ибо вся его концентрация понадобилась ему уже через нескольо мгновений, когда зал начал раскачиваться.

Отредактировано Хьёрвин (2012-11-01 06:36:00)

0

42

Артика панически вцепилась в любимого, не понимая, что происходит. Странная вспышка ослепила не успевших зажмуриться гостей. А сейчас наступила полная темнота, и все растерялись. Хьёрвин прижал ее покрепче и начал вглядываться в темноту.
Внезапно рядом - темнота не скрывала силуэтов, если они были совсем рядом, - возникла фигура одного из магов, обеспечивающих порядок. Наклонившись к девушке, он спросил, не видела ли она чего во время танцевального конкурса, когда платформа качалась в воздухе.
- Нет... - покачала она головой. - Мы были озабочены только тем, как бы не упасть, платформа плавала так, как и в полете-то не всегда получается. К тому же тогда ничего не предвещало беды, и в глазах Рика не светилось безумие, - девушка с испугом посмотрела на место, где стоял обезумевший глашатай, и прижалась к любимому, в чьих руках чувствовала себя лучше. - Я сама ничего не понимаю, правда. И мне страшно. Что теперь делать? Кто отвечает за безопасность конкурса, как должны вести себя участники - не мешать взрослым дядям и сидеть в уголке или помогать?
Маг оторопел - вместо того чтобы отвечать на вопросы, дерзкая девчонка принялась задавать их сама, как заправский инквизитор. Ну а чего? Ей не меньше других интересно, что происходит. И, на минуточку, ей страшно!
Хотя рядом любимый. Он что-нибудь придумает. Он же умничка. Зря она не оглядывалась во время танца. Может, что-то и заметила бы... И смогла предупредить, предотвратить...
Что будет? Они все погибнут??
Вытащила из кармашка плаща бутылочку с зельем, купленным шутки ради перед входом в телепорт, и глотнула. Помоги, Ильтар!

Отредактировано Артика Ассалиан (2012-11-07 00:26:44)

0

43

Как же восхитительно было окончание представления, как раскована и царственна на сцене была позабытая им средь душных снов и промозглых дней Фэйт, как сцена эта была ей мала: даже сам огромный зал не смог вместить всего великолепия иллюзии, медленно, но верно иссушавшую магические силы эльфийки. Чего о них скорбеть, когда в иллюзии в живую поют птицы, встречая новую зарю для двоих, таких простых и так скоро породнившихся, героев? Асган улыбнулся едва заметно, когда «воскресла» от крови цветка героиня сказки, и чуть прохладная ее ладонь коснулась обветренной щеки под иллюзором внешности странника. Сама поэзия тихой баллады отразилась в ее таком простом жесте. Словно ломкие пальцы пролистывают последние оставшиеся в этой повести страницы такого былого, что даже поверить трудно. Какие слова. Какое упрямство страсти. История прошлого, терпкая, как аромат вербены. Они поклонились публике, держась за руки и Асган не мог не подметить, что духу сцена и театра его дама верна, как он верен своим постулатам и мечу. Невозможно не влюбится в сотворенный эльфийкой образ. Только она здесь была актрисой и только лишь ее представление не оставило никого из гостей равнодушным; красивая картина, плетущийся на глазах гобелен, непринужденно, долго, вольно. На сцене остались стоять запертая в замке девушка и странник. Молодая эльфийка и ее непримечательный кавалер в широкополой шляпе.
А вроде бы все, как у всех. Рассказано, отыграно, отпето.
Только завершение Фэйт, на удивление графу, планировала куда более красочное. Расцвели праздничные огни над залом, начали подниматься вверх плавно, словно бумажные фонари на весенние гуляния, взлетели над залом, озаряя его теплым сиянием, но не нашли выхода выше. Вместе со всеми подняв голову вверх и придерживая одной рукой шляпу, вернувшую себе привычную форму после того, как сошла видимость иного образа, смотрел за тем, как расслаиваются перистыми пламенными облаками клочки слабеющей иллюзии, обнаруживая собой нечто совсем недоброе. Дым под стеклянным бокалом тончайшего стекла. Сочится сквозь трещинку. Беззвучно. Мгновением позже вновь загорелись парящие в воздухе, приставшие к оградам и столам, светильники и перед еще не успевшими сойти со сцены конкурсантами появился ответственный за представления юнец, все столь же пестрый, бойкий, однако неуловимо изменившийся - это было видно даже стоявшей за его спиной парой. У Асгана не было ни желания, ни возможности прислушиваться к, должно быть, велеречивым словам глашатая: он отвлекся на опершуюся о его плечо Фэйт, видимо совсем лишившуюся сил, и большее внимание уделил осмыслению ее слов, нежели речей юноши. В чем был в корне неправ: не извинениями оказали его слова, не успокоением для честной публики, а язвительной угрозой. Спустя секунду к ночи рухнуло небо, озарив весь зал нестерпимо яркой вспышкой. Мужчина едва успел закрыть лицо, спрятав его в сгибе локтя, и прижать к себе девушку, и только от того не ослеп столь же сильно, как стоявшие рядом и порядком растерявшиеся господа и дамы. Отовсюду послышались женские высокие крики и брань, достойная базарной площади и портовых соленых закоулков. Стоило открыть глаза вновь, как перед плавающим взглядом запрыгали безудержные яркие отблески, заставляя щуриться при всякой попытке вглядеться в происходящее. Видно, сколько бы быстро Асган не закрыл лицо в предчувствии дурного, это безжалостное сияние слепящего света от беззвучно лопнувших магических шаров исполнила задумку виновника во всем происходящем.
Не дав никому опомниться, гулко дрогнул пол, вымощенный блестящими от тут же пролившегося вина плитами, покатились фрукты со столов - булавочные уколы в общее недовольство, облитые платья и камзолы, теперь беспокоили лишь пару гостей из знатных господ, уверенных в собственной безопасности и неприкосновенности. На их месте Асган не был бы так уверен в благополучном для всех исходе. Тейару одному ведомо, что здесь творится и что решит произойти дальше. Только стоять и глазеть по сторонам было далеко не лучшим вариантом.
Блики пропали из глаз, позволяя успокоить раздраженные и покрывшиеся тонкой сеточкой лопнувших сосудов глаза и вглядеться в безответную, поначалу лишь слегка волнующуюся темноту. Ровно до тех пор, пока люди не заметили самого неприятного.
Судьба нелепо решилась поднять глаза, отразившись в зубоскальстве испарившегося юнца-глашатая.
Взволнованными оказались все и даже маги, отвечавшие за безопасность этой части карнавала, не сохранили абсолютного спокойствия - и для них происходящее было пугающей неожиданностью. Прошептав скороговоркой пару слов, паладин щелкнул в воздухе пальцами, ставя в самом простецком заклинании точку и расправил параллельно полу руку ладонью вверх: несколько секунд спустя, словно набирая со временем силу, уверенно рассеивающую сумрак кругом, над ней начало собираться едва теплое свечение, озаряя некоторое пространство. Наконец, сформировавшись в небольшую сферу, свечение приподнялось вверх, образовав их себя покорный воле мага светлячок, равный ладони в диаметре. Для создания «светлячка» Асгану даже не требовалось концентрации на заклинании и сборе тончайших линий сотворенного света. Он оглянулся.
Непрестанно волнуясь, людские волны разбивались об увитые зеленью цветов опоры по краям зала, выступавшие то там, то тут, подобно высоким мысам в неправильном водоеме каменного круга; крик, пьяный смех, топот тысячи ног производили страшный шум и гам. Время от времени этот «шум и гам» усиливались: словно течение, люди поворачивали вспять и, крутясь друг между друга, образовывали водовороты: такое сравнение особенно удачно далось стоящему на краю сцены графу, имеющему возможность смотреть на зал несколько сверху вниз. Причиной подобному поведению и постоянному мельтешению стал, несомненно, вспыхнувший и в тот же миг безвозвратно погасший круг кружевной звезды телепорта, отставившего далеко внизу тысячи благодушных, безмятежных и почтенных горожан и гостей, из которых мало кто заметил волнения наверху - мало ли, что творят наверху веселящиеся хмельные доны. Те, кто оставался внизу, смотрели на то, что было и свершалось рядом и ничего более не желали. Разве что, стража? Но что они могли сделать, пока решение, как подняться наверх, не найдено.
В наступившем мраке исчезло почти все. Где большая великолепная зала, ее позолота, ее лазурь, ее арки столпов в скульптурных украшениях и апельсиновые огни, развешенные гирляндами меж ними? До чего же малая часть людей сохранила спокойствие. Только и слышны были кругом проклятия и сетования, придававшие ропоту толпы едкий и горький привкус.
В тот момент, когда пол вновь дрогнул, Асган придержал Фэйт от возможного падения, но теперь в этом прикосновении не было нежности и излишней бережливости: да, осторожное обращение с дамой не отступило далеко даже в такой ситуации, но иное было потеснено напряжением, заставляющим не только усиленно думать над тем, как выкручиваться из подобного пренеприятного происшествия, но и как вытащить отсюда еще и эльфийку из прошлого, не способную более ни на какое колдовство. А ведь магия воздуха могла бы помочь ей избежать смертельной опасности от нахождения на шатком камне, неуверенно держащемся в воздухе над садом. Куда только смотрят организаторы.
- Вы в порядке? - наклонившись к Фэйт, тихо спросил мужчина, выказывая непритворное беспокойство, но недостаточно, чтобы его смогли перекричать волнения в зале. После того, не давая свечению сорваться с ладони, он вновь обернулся кругом, быстро, однако предельно внимательно оглядываясь по сторонам. Цепкий взгляд умелого и опытного охотника мог выловить необычное в суматошном движении перепуганной публики даже в накрывшем зал мраке, однако странным показалось ему отнюдь не движение, а неподвижность. В тот мог, когда он бросил взгляд поверх Фэйт, толпа расступилась, ее участники ловили равновесие, кавалеры придерживали несдержанно повизгивающих от волнения и испуга дам, а одна мужская фигура оставалась совершенно неподвижной при всеобщей суматошности. Давка, нетерпение, метания - все, словно обходило его стороной.
А гроза в то время, дававшая о себе знать пока лишь громовыми раскатами, уже веяла над людьми. Страх. И его, даже несмотря на все похвальные отзывы наставника о владении магией, он ни за что не смог бы усмирить это стихийное чувство.
Спрыгнув со сцены, мужчина помог сеть на ее край Фэйт, придержав под локоть - в этот момент взгляд его мельком прошелся по грубо завязанному за плече узлу, удерживающему платье; сам он снял и положил рядом на деревянный подмост шляпу, теперь только мешавшуюся. Совсем близко со скрежетом упала, смятенная кем-то, не удержавшимся на ногах, деревянная балюстрада. Кто-то вскрикнул.
- Посмотрите, там, кажется, как минимум один виновник... - так же приглушенно привлекая внимание уставшей после колдовства эльфийки, он указал в сторону стоящей в неизменной позе фигуры, одновременно с этим сбрасывая в ладонь тяжелую цепь с запястья. С красивыми звеньями, она уже при входе на карнавал привлекла внимание стражи, однако была пропущена под видом действительно приятного и дорогого украшения. Теперь же она могла послужить веским доводом неправоты действий черного колдуна - не пришлось даже сильно сосредотачиваться на его ауре, чтобы почувствовать слегка удушливый перечный запах. Однако, было бы глупо бросаться на эту темную фигуру, не зная ровным счетом ничего, кроме несомненной причастности к происходящему: даже с расстояния, их разделявшего, в смутном свечении загоревшихся в нескольких местах «светляков», можно было разобрать игру теней на лице мага, шепчущего заклинания.
Вместо этого, позволив «светляку» концентрированного света, даже в столь малом количестве сопротивляющегося черной магии, скатиться в ладонь Фэйт, Асган сделал пару небольших шагов в сторону мужской высокой фигуры, творящей колдовство; мимо, заходясь и закручиваясь двойным потоком, двигались люди, шатаясь, ловя равновесие, кто-то в нетерпении снял маску и лишь некоторые из гостей сохраняли еще уверенность в том, что все так и было задумало, что ничего страшного не происходит на самом деле. Не относящийся к их числу, извечно полный подозрений и недоверия, де Кантелэ уже проговаривал, почти беззвучно шевеля губами, слова заклинания; не поднимая рук высоко, он, кроме того, сделал несколько кратких пассов в воздухе и, расправив ладонь резко вытянутой вперед руки, отправил в сторону черного мага достаточно сильный поток сошедшейся в тонкий луч светлой энергии. Она осветил фигуры и лица людей, мимо которых промелькнула яркой подожженной стрелой, и должна была глубоко впиться в торс колдуна: проклятый граф рассчитывал силы на то, чтобы, не встретив помех, этот луч смог повредить камень.

+2

44

Ощущения от выступления были просто замечательным, хотя нужно было признаться в том, что эльфийка стеснялась. Если бы не маска и полумрак, то можно было бы ясно увидеть, как горит ее лицо. Такое выступление было для девушки первым в жизни. Чаще всего на подобных мероприятиях выступала ее сестра, а Тей была всего лишь режиссером, маленьким человеком закулисья. Что она сейчас чувствовала? Восторг, эйфорию, удовлетворение от того, что она все-таки это сделала.
Девушка примостилась на руках пирата и озорно помахивала хвостом, улыбаясь во все 32 белых и ровных.
- Ты была неотразима, моя Богиня Клинков, - тихо шепечет напарник в самое ухо.
Действия не заставили себя долго ждать. Его губы коснулись ее шеи, отчего по телу пробежались мурашки. От удовольствия эльфийка чуть было не замурлыкала, но сдержалась...
- Эта кошка тебе не по зубам.
Молодая женщина ловко высвободилась из объятий Алька. Босые ноги пошлепали к ширме, где остался весь ее маскарадный костюм. Кошка плюхнулась на стул и вытянула ноги. Эмоционально она была выжата, истерзана, от этого даже ощущалась некоторая физическая усталость. Она откинула голову назад и прикрыла глаза.
"Вот так, наверное, чувствуют себя актеры после представления... Как же сестрица с этим справлялась?.. Интересно, где она сейчас?.."
Эльфийка уже давно не получала вестей от последнего родного существа в мире. Только раньше это было не так заметно - работа, задания гильдии, крысиные бега, которые неожиданно ворвались в ее жизнь. Именно сейчас Тейвин поняла насколько одинока в этом многолюдном мире.
"Итак, шоу должно продолжаться! Надо взять себя в руки и привести в порядок."
Тейвин решительно встала. Тут она смогла найти зеркало. Выглядела она, прямо скажем, как демоненок - растрепанные волосы, черная шерсть, набедренная повязка и кусок ткани на груди.
"Ну, и зачем, спрашивается, я столько времени убила, собирая свои волосы?!" - один взмах руки и черная копна кудрявых волос рассыпалась по плечам. Ловкие пальцы плели замысловатые косы, которые при помощи имевшихся лент, девушка смогла закрепить на голове. Оставшись удовлетворенной полученным результатом, Тей вернула себе прежний облик, а потом и переоделась обратно в свое платье.
В зал эльфийка вернулась, когда следующий номер был в самом разгаре. Найти в толпе своего пирата оказалось не так уж и сложно, его как раз собиралась окружить стайка молоденьких девушек. Только вот Пиковые Дамы так просто не отдают своих кавалеров.
- Дамы, боюсь вам придется поискать другого пирата, потому что этот - мой! - Тейвин взяла под руку вампира и с чувством собственного превосходства посмотрела на оторопевших "дам". Те, недовольно фыркая, все же ретировались.
Неожиданно, свет в зале потух. Показался алый купол, который тотчас и померк. Зрители вокруг охали и ахали, сама же Тей покрепче ухватилась на руку своего спутника. Свет вновь появился, и все невольно поморщились, хотя глаза еще и не успели так уж привыкнуть к темноте.
На сцене появился Рик, что он сделал дельше - нет смысла описывать.
"Что за нелепый фарс?! К то отобрал у этого ребенка конфетку?!"
Яркая вспышка, которая сорвала с губ Тейвин вскрик боли. Глаза сильно жгло. Одной рукой девушка терла глаза, а второй все еще инстинктивно держалась за Алька. Тей отчетливо слышала крики паники вокруг. Наконец, и она смогла увидеть... темноту. Последнее пятно света, которое еще смогла увидеть эльфийка - портал - поспешил погаснуть.
"Что7.. Что происходит?.. После крысиных бегов я попала в мышеловку?!"
Плита неожиданно качнулась, толкая молодую женщину в объятья пирата. Флевелет чувствовала, как внутри начинает нарастать паника. Она беспокойно озиралась по сторонам, пытаясь найти в темноте что-то, что может им помочь, а может теперь ждала опасности отовсюду. Страх постепенно начинал сдавливать горло. Девушка тяжело дышала. Тем не менее какой-то неведомый порыв заставил эльфийку ущипнуть саму себя за руку. Острые ноготки прорезали нежную кожу. Боль отвлекла от собственных ощущений и заставила хоть немного собраться.
- Что... - собственный голос показался чужим. Он был хриплым и еле слышимым. Тей прокашлялась. Что будем делать?
Умнее вопроса молодая женщина придумать не могла. Все-таки, какой бы храброй она ни была, какие бы посты не занимала, а все-таки она оставалась женщиной, которая ищет опору в ком-то более сильном, чем она сама.

+2

45

- Эта кошка тебе не по зубам. - так сказала, как отрезала упомянутая Богиня Дикой Охоты на его  нахальство, однако дрожь тела выдавала тёртому калачу многое невысказанное - если кратко, то ей явно понравилось....
-Ты в этом уверена? - хитро и до ужаса томно вопросил пират ускользающую. чертовку - та всё же уподобилась мокрому мылу и  улизнула переодеваться. Парень же на короткое время попал в самый центр малинника - очевидно среди зрительниц их выкрутасов у него завелись почитательницы...
Он почувствовал себя в родной стихии и быстро закружился в вихре флирта, улыбок и шуток, как вдруг внезапно появившаяся партнёрша решительно показала начинающим сучкам кто тут альфа-самка... - "Опппа, а она держит марку!" - ухмыльнулся Альк мысленно уважительно а наяву обольстительно.
-Раз мне не по зубам та кошка, то чего же эта самая кошка всю рыбу распугивает, а? - весело но негромко выдал он приблизившись к ушку девушки.

Альк был доволен их совместным выступлением, как и овациями зрителей, но... Именно что НО - не для кого из хоть сколько-нибудь осведомлённых не было секретом, что в королевы этого бала метит и вполне реальная Принцесса, а вкупе с вполне неплохим номером - это давало ощутимый "козырь" паре.
Так и случилось - "глашатай" озвучил  именно её  победительницей, правда, упомянул с характерным выражением, что это из разряда "презент перед поминками  имени Вас" -  отвлечённый от "службы" настрой мозгов как ветром сдуло... "Так-таак... наши, разумеется, кое что замышляли на карнавале, но не препоминаю подобных планов... Опять, что ли господин Главнюк мутит что то?!" Пассия не ударилась в панику ,когда началось буйство неожиданных поворотов явно опасного свойства. "Знакомо... ооочень знакомо... Да и так - с распущенными длинными волосами... Тейар побери - а это ведь девять из десяти что  ОНА! Тейар меня обрати! Сколько же в этом безумном мире совпадений, а может всё же я зря  не верю в Судьбу? Да что за глупости?! В Чём судьба-то? В том, что девчонка всё же нарвётся на одно из его стандартных "манер поведения" в духе укусить-*цензура* в любом порядке? Прах!"
Вспышка света больно резанула по глазам. Мысли роились в мозгу комбинатора, рука держала ухватившуюся за него девушку, а взгляд, восстановившийся через некоторое время, стал резво скакать туда-сюда, выискивая главных Действующих лиц сего бешеного мероприятия. "Рик" исчез, зрители кто метался, кто уже истерично кричал ,кто то был в фазе отупения, а кто-то пытался разобраться и "всех победить"...
Внезапно магическое чутьё вампира  среагировало в конкретном направлении в правую часть зала, если смотреть на сцену. Внимательное око тут же скользнуло по фигурам, определяя источник эманаций Тьмы... Ага - вон та фигура выделяется почти полной неподвижностью. Спустя мгновение некоторые умельцы позажигали несколько блёклых светильников и вампирское зрение позволило увидеть прикрытое маской лицо "хулигана" - губы двигались явно что-то нашёптывая. Альк не стал напрягать слух- тем более что кругом была просто какофония шумов приличной громкости и воспользовался своими верными помощниками- тенями. Сначала на уровне задней части воротника незнакомца  одна тень сложилась в чёрное ухо и магистр услышал весьма изощрённое плетение чар.. "Очень интересно!"  Затем у правого плеча возмутителя спокойствия материализовались "теневые губы" Алька и тихо но отчётливо прошелестели ему в самое ухо - "Приветствую тьму! (на всякий случай - попытка же не пытка?D) Какого Великого ты творишь? Кто послал и на кой ляд?" - в короткой фразе содержалось сразу несколько проверок, дабы отмести или подтвердить главные теории насчёт всего происходящего. А тем временем Жнец мысленно плёл вокруг себя и эльфийки защитные коконы тьмы, призванные поглотить любое враждебное поползновение, буде такое прилетит. Стальная пружина внутри сжалась в тугие кольца. Он был готов среагировать мгновенно.
- Что будем делать? - выдала вопрос века девушка.
"Снимать штаны и бегать -что же ещё?!"- раздражённо подумал он, но в реальности лишь коротко бросил - Продолжай держаться рядом, Тей, я прикрою... Часто мне последние дни приходиться этим заниматься - не правда ли? -  он коротко улыбнулся подобным слово-мыслям не сводя глаз с вероятного противника и балансируя мышцами, дабы устоять в "качке" пола. Что и сама девушка прикроет его спину в случае заварушки он не сомневался- бега показали всё очень ярко, да и Бал лишь укрепил образ...

+3

46

http://uploads.ru/i/L/9/A/L9A15.png

Как только погас портал и гости поняли, что они в ловушке, паника начала возрастать. Те, кто обладал какой-либо способностью к полету, устремились вверх в надежде покинуть бальный зал, который в мгновение ока из радужного и доброжелательного места, где вовсю плескались веселье, радость и смех, превратился в западню. Шеррит, юная алла, не долго думая расправила крылья и взлетела ввысь. Она еще держала в памяти те несколько мест, где купол не успел сомкнуться, и вырвалась наружу через одну из таких дыр. Некоторые гости последовали ее примеру. Около десятка успели покинуть бальный зал, прежде, чем пространство  вокруг зала превратилось в сплошную невидимую стену, больше никого не выпуская и не пропуская внутрь.
Тем временем все гости начали чувствовать легкий упадок сил, который отозвался пока лишь едва заметными отголосками головокружения и слабости на фоне общего выброса адреналина в кровь.
Господин де Кантелэ, обнаружив в толпе одного из виновников, как ему показалось, данного беспорядка, следуя добрым и светлым порывам души своей палладинской, направил в темного мага луч света, что, с легкостью пробив защиту неприятеля, нанес ему сильный ожег в области солнечного сплетения. Воздух наполнился дурным запахом жженой одежды и плоти. От взаимодействия темной и светлой магии образовалась небольшая вспышка света, но что еще более интересно - как только маг был поражен, а его защита развеялась, в пространство вырвалось небольшое количество магической энергии, которую он уже успел поглотить после начала ритуала, и устремилась к ближайшему полностью истощенному сосуду - Фэйт. Эльфийка хоть и восполнила мизерную часть сил по сравнению с собственным потенциалом, но начала чувствовать себя куда лучше и снова обрела возможность колдовать.  Темный же маг, скрючившись и взвыв от боли, упал на пол, прервав нить заклинания. С ненавистью в глазах он поднял взгляд на Асгана, прошептав атакующее заклинание стихии земли. Сконцентрироваться было сложно, но выброс энергии был достаточным, чтобы создать под ногами иштэ довольно большой разлом...
Второй темный маг, попавший в поле зрения Алькора, даже не шелохнулся, когда возле него появились теневые части тела вампира. Лишь доля концентрации, и защита, выстроенная вокруг него, подавила темную магию виконта, который так и не удостоился хоть какого-то ответа. Вокруг незнакомца образовалась глухая стена темной магии, не позволяющая ни слышать его, ни даже нормально видеть. Как будто тьма, окружающая мага, начала сливаться с сумраком, что спустился на бальный зал после вспышки магических огней. И даже те несколько шаров, что повсеместно засияли в зале, созданные гостями или же городскими магами. не могли развеять мрак, который как будто мистическим образом концентрировался в пределах купола. Плита снова вздрогнула*, но на этот раз куда более заметно.

___________________________________________________________________________

* - для особо внимательных, кто уже заметил второго мага (Алькор, Виниса и Вивьен). Если присмотреться, можно заметить, что маг немного нахмурился, явно озадаченный таким "подрагиванием" бального зала.

Отредактировано Аника (2012-11-03 21:21:05)

+3

47

Как же прекрасно начинался этот вечер, сулящий не только столь необходимый отдых душе и телу, но и порадовавший Фэйт нежданной встречей с тем милым Асганом, мальчиком из ее юношества, что превратился в зрелого мужчину. И даже тот страх, что вспыхнул при первом осознании, что этот человек давно должен быть мертв, затмила частичка радости, неподвластная ни логике, ни времени. И сейчас, потирая глаза, ослепленные болезненной вспышкой шаров, Фэйт инстинктивно льнула к тому единственному, кто сейчас стал ей и опорой, и защитой. Она чувствовала, как Асган напрягся. Но и она сейчас была на взводе: ни купол, растущий над бальным залом, ни мрачное обещание ведущего, ни подрагивания пола не предвещали ничего хорошего.
-Все нормально. - так же тихо ответила эльфийка, часто моргая. Глаза понемногу начали приходить в норму, хотя окружающий мир все еще был разукрашен белыми кругами прыгающих "зайчиков".
Фэйт огляделась. И только теперь обнаружила, что портал погас. Внутри все похолодело от дурного предчувствия. Она даже не заметила, как сильно сжала руку своего кавалера. И только когда под острыми коготками почувствовалась чужая кожа, эльфийка опомнилась и отпустила графа, извинившись. Теперь ее взгляд приковали маги, сновавшие под куполом в надежде найти выход. Но, судя по всему, его больше не было.
Энида поджала губы от досады. Быть может, не потрать она столь беспечно весь запас своей магической энергии, они с де Кантелэ успели бы покинуть это гнетущее место. Но теперь...
Она послушно позволила усадить себя на край сцены, вздрогнув лишь от резкого женского вскрика, раздавшегося совсем рядом.  Затем обернулась в ту сторону, куда кивнул Асган, вглядываясь в неподвижную фигуру. Фэйт была довольно сильно чувствительна к магии, потому почти сразу ощутила эманации темной магии, исходившие от фигуры, покрытой мраком.
-Вероятно, вы правы.
Девушка, будто прощаясь с легким касанием надежных мужских рук, едва ощутимо провела пальчиками по его ладоням и приняла в свои чуть пульсирующий шар света. Теперь, когда де Кантелэ сделал несколько шагов по направлению к темному магу, эльфийке казалось, что небольшая его частичка все еще осталась с ней, продолжая вселять надежду и чувство защищенности. Хоть немного...
Пальчики, судорожно сжимавшие небольшую сумочку, вдруг нащупали прохладную бутыль зелья, приобретенного по прибытию на фестиваль. Совершенно не к месту девушке вспомнились слова продавца о том, что любого, кто решится выпить зелье, ожидает нечто непредвиденное - будь то хорошее, или  плохое, - но кто не рискует...
«Быть может, он прав? Быть может, иногда просто надо рискнуть..?»
Прохладная жидкость обожгла горло неожиданной горечью. Чуть поморщившись, Фэйт залпом осушила оставшееся зелье в бутыльке, и отбросила оной куда-то назад, в сторону пустующей сцены. И тут новая вспышка света озарила пространство - то магия Асгана встретилась  с темной магией неприятеля. инстинктивно Фэйт зажмурилась, ожидая новой боли в глазах, но на этот раз... все было иначе. К своему удивлению девушка почувствовала, как магические силы вновь к ней возвращаются, возвращая способность колдовать. Медленно открыв глаза, она с облегчением обнаружила все тот же мягкий полумрак, разгоняемый шаром света, что ей оставил Асган. Глаза больше не болели. Маг, поверженный светлой магией, лежал на холодной мраморной плите и казалось, что он уже выведен из игры. Но Фэйт слишком рано взялась делать выводы. Ведомый лишь злобой, колдун прошипел какое-то заклинание, и с ужасом эльфийка увидела, как под ногами де Кантелэ образовался разлом. Мужчина, не удержавшись на зыбкой плите, что местами обрушилась грубыми камнями, местами разъехалась в сторону, начал падать. Но прежде, чем он скрылся внизу, воздушные потоки мягко подхватили Асгана, снова возвращая его на плиту на безопасном расстоянии от разлома. Чародейка облегченно вздохнула, и снова перевела напряженный взгляд на темного мага, ожидая нового подвоха.

+1

48

Вивьен не противостояла искушению коснуться иллюзии. Они стояли поодаль и наблюдали за происходящим. Один из бутонов вспыхнул рядом с ними, и тонкие пальчики скользнули по нежным лепесткам. Мужчина не проронил ни слова за все время выступления эльфийки. Вивьен повернулась к нему, на ее лице снова была улыбка, которая тут же исчезла при виде кровоточащей раны. С губ сорвалось судорожное дыхание. Его сопротивление было бесполезным, хотя и не так ярко выраженным. Девушка взяла в свои руки мужскую ладонь и аккуратно развернула ткань. Кровь продолжала сочиться из пореза. Лицо Лакруа стало сосредоточенным и в алом свете можно было разглядеть ее глаза, в которых читалось открытое беспокойство. Магия тонкими лентами заскользила между ее пальцем, окутывая руку Графа. Сплетение света и стихии воды... Нет, она не смогла излечить его, что огорчало ее чрезвычайно, но первую помощь оказать нужно было. Стараясь не спешить и делать все аккуратнее, Вивьен подняла глаза на Графа, который до сих пор молча наблюдал, казалось, за всем залом. Да и не сложно понять, что нанесенная рана не доставляла удовольствие. Девушка почувствовала насколько сложно заставить порез затянуться. Ее магии было не достаточно...
- Нужно, чтобы вас осмотрел целитель. Мы не сможем продолжать, пока...
Она остановилась, сглатывая от волнения.
- Да, Вы все прекрасно понимаете и без моих слов.
Тут мужчина поднял глаза. Рассеянность сменились на холодную сосредоточенность. Вивьен проследила за взглядом Графа и  обнаружила разрушенную иллюзию участницы. Девушка внезапно выпустила руку мужчины, будто держать ее стало больно.
Вы же знаете, каждый из вас... Этот неприятных холодок, от которого пробирает дрожь, когда ты чувствуешь чужой взгляд на своем затылке. Резко повернувшись, дабы развеять это ощущение, Вивьен увидела всю ту же толпу гостей... Но что-то было здесь не так. Фигура, выбивавшаяся из всеобщей пестроты и будто никем кроме самой Вивьен не замеченная. Лакруа моргнула, а когда снова открыла глаза, человека в черном плаще уже не было.
Вивьен тряхнула головой, чтобы отогнать навязчивые мысли. Но тут же появились новые, весьма тревожные. Неоднозначные объявления глашатая заставили осознать, что обычное празднование карнавала кануло в никуда и что сам глашатай оказался далеко не простым беспечным мальчишкой, ведущим конкурс.
И свет погас... Вивьен попятилась назад, касаясь лба, закрывая и снова открывая глаза. На секунду ей даже показалось, что она теряет сознание, которое с невероятной скоростью начала душить паника. Пальцы хватали воздух, ища, и вскоре найдя опору в виде Графа, который снова без лишних слов прижал женское тело к себе.
- Что происходит?
Девушка вцепилась в руки Графа, восстановив равновесие и сбившееся дыхание. Вивьен замерла, едва слышно произнесла заклинание и теплое свечение окружило ее, озаряя все вокруг мягким золотистым светом. И снова это ощущение уходящей поверхности из-под ног. Вивьен едва сдержалась, чтобы не вскрикнуть. Паники и так хватало в этом огромном зале.

Отредактировано Вивьен (2012-11-04 07:21:27)

+1

49

Эстен ди Гресс внимательно старался следить за всем, что происходит вокруг, но, сейчас это было именно к сожалению, у Графа не так много глаз, всего два, да и те где положено - на лице. Не хватало такой же пары на затылке, если честно, и где-то на боках, и надо бы вовсе прекращать сии извращенные мысли ибо до добра это дело не доведет. Предчувствие, что скоро произойдет что-то из ряда вон выходящее не покидало светловолосого псевдопредставителя аристократии и последнему ощущения тревоги мягко говоря не нравились, что вполне логично. Он уже окутал их обоих небесным щитом - вполне не плохим защитным заклинанием воздуха, и теперь помимо головной боли по поводу безопасности добавилась концентрация на щите. Для его довольно высокого уровня владения магией вряд ли подобная напасть является проблемой, но  все сильнее охватывало предчувствие, что скоро проблем прибавится, поскольку всегда действует всем известная пословица : беда не приходит одна. И это печально, Тейар побери.
Вивьен наслаждалась выступлением, прикасалась к цветам, растущим буквально на глазах - зрелище великолепное, возразить нечего. Девушка уже успокоилась после досадного случая с убийцей, оправилась достаточно быстро, хотя, возможно, она просто не до конца осознавала, что могла бы здесь, на этом самом месте, всего каких-то несколько минут назад умереть от руки незадачливого подонка. Но Гресс вовсе не требовал обратного, не требовал благодарности, так как прекрасно представлял ее ощущения: недоумение, незнание, возмущение, туман в сознании, круговорот в мыслях, беспомощность и совершенная растерянность тогда окутали девушку и как при подобном букете соображать здраво - никак. Мужчина был доволен тем, что она пропустила мимо эмоциональные выяснения ситуации и просто его послушала, а сейчас и вовсе, кажется, забыла о недавнем инциденте. Вспомнить заставила рана, что так и не оставляла в покое ни сознание ни тело. Граф уже не чувствовал боли - привык. Магический резерв сдвинулся с мертвой точки еще во время выступления, поскольку нужно было поддерживать иллюзию, и теперь двигался к нулевой отметке размеренно и браво. Радовало, что путь его к ней все же медленный и Гресс сможет еще некоторое время поизощряться с магией.
Девушка пыталась залечить рану, а следствии того был провал, чего и следовало ожидать, ведь клинок нанес непоправимый, казалось бы, вред организму и тканям. Говорила что-то про целителя, но Граф решил уделить внимание куда более подозрительным вещам. Иллюзия эльфийки, взрастившей за пару минут чудесные цветы и соединив их в один огромный неописуемой красоты, дала сбой, а точнее что-то помешало девушке проделать задуманное до конца и ее иллюзия попросту разрушилась, причем абсолютно вся иллюзия. Вивьен тем временем внезапно замерла, вглядываясь в толпу. Взгляд ее не внушал доверия, но Эстен так и не успел спросить, в чем дело. Как и не успел увидеть объект ее внимания.
Далее же хаос и бардак, глашатай превратился в зловещего безумного парня, последние его речи не внушили ничего хорошего, даже больше, они внушили много плохого, затем погас свет, лишив напрочь зрения, а после началось активное действо окружающих: кто-то улетел, кто-то упал, кто-то отправил кого-то считать звезды, а кому-то поплохело...
- Что происходит? - девушку охватил панический страх, в голосе ее отчетливо была слышна дрожь, граничащая с истерикой.
- Что-то явно не входящее в общий сценарий праздника... - задумчиво произнес Граф. Мыслями, кажется, он даже был где-то вовсе не здесь, но спохватился быстро и подхватил девушку уверенной твердой и здоровой рукой, а после и поврежденной, поскольку платформа угрожающе качалась и стало совершенно плевать на испачканную кровью одежду.
Все, попавшие в западню, разыгрались не на шутку, демонстрируя магически фокусы направо и налево. Откуда-то полетел бутыль, видимо из-под зелья, и явил взору Гресса весьма подозрительную фигуру классического темного мага. То, что такой он тут не один, ясно как белый день вопреки всепоглощающей тьме. Сомнение подогревал лишь тот факт, что сам маг, скрывающийся под иллюзией, был слега удивлен поведению платформы.
Девушка осветила пространство вокруг магией, стараясь сохранять спокойствие. Эстен был только рад ей помочь и обнял белокурую покрепче, сливаясь с ее светом.
- Не бойся, я тебя в обиду не дам. - сколько раз он уже повторил эти слова - сбился со счета. Но он готов повторять сколько нужно и, что самое главное, следовать своему обещанию. - И обращайся ко мне на «ты».
То, что сейчас собирался сделать Гресс, не лезло ни в какие вороты и несло не абы какую опасность, но другого выхода в данную секунду он просто не видел. Метать молнии во все подряд категорически нельзя ибо убивать невинных людей и нелюдей в его мировосприятие не входит, а вот иным образом сбить всех колдующих здесь и попробовать прервать балаган...
- Я создал мощный вакуумный барьер вокруг нас, он все таки должен помочь, но... прижми ладони к ушам как можно крепче. Так, для успокоения. - против инфразвука на самом деле никакие ладони не помогут и все, на что оставалось надеяться - барьер.
Посмотрим, как вы все сейчас запоете... и простите меня невинные. - ему было искренне жаль гостей за то, что им сейчас придется ощутить, но иначе весь этот бред не прекратить. Он задумался о том, почему никто кроме него не применил подобную магию. Не было столь превосходных магов воздуха? Или струсили?
Гресс в один миг распространил инфразвуковые волны по всей плите и до самых стенок магического барьера...
Мощные, те, что заставляют голову разрываться от боли... и прекратить действие любой магии.

Отредактировано Эстен ди Гресс (2012-11-04 07:34:07)

+1

50

http://uploads.ru/i/L/9/A/L9A15.png

По залу раскатился высокий звук, вызывающий у всех жуткую головную боль. Большинство гостей попадали на колени, закрыв руками уши, кто-то и вовсе потерял сознание. На несколько секунд паника прекратилась, заглушенная болью. Магический свет, сколдованный то там, то здесь гостями, погас, снова погружая зал во полумрак. Темный маг, которого уже однажды заметила Вивьен, а затем и Алькор, снова стал хорошо виден. Защита спала, хотя и выдержала почти всю атаку, но неприятель, лишь поморщившись, продолжил читать заклинание, которое должно было вот-вот подойти к концу.
И только пара, как будто завернутая в кокон из воздуха, не пострадала от атаки, чем резко выделилась на фоне остальных присутствующих. Да и девушка, от которой исходило сияние, осталась едва ли не единственным источником света, приковывая взгляды окружающих.

+2

51

- Что-то явно не входящее в общий сценарий праздника...
Вивьен в который раз посмотрела на мужчину. Но ее отвлек новый толчок. Крики паники не умолкали, хотелось вторить голосам и поддаться всеобщему страху, который застрял в груди. Слава Богам, что на ней не было тяжелого платья, и длиной юбки. Ей легко было балансировать и удерживать равновесие.
- Не бойся, я тебя в обиду не дам.
Как часто он это повторяет, как заученную фразу. Она видела его лицо, освещенное неярким магическим заклинанием. И снова ничего, что могло вызвать подозрение. Хотя может быть она не хочет видеть того, что бы оттолкнуло ее от единственной опоры в этом безумии?
И обращайся ко мне на «ты».
- Тогда может назовешь свое имя? - Поспешно заданный вопрос звучал довольно глупо в сложившейся ситуации, - тебя послал мой отец?
Вывод сорвался с губ так же необдуманно, как и первый вопрос.
- Я создал мощный вакуумный барьер вокруг нас, он все таки должен помочь, но... прижми ладони к ушам как можно крепче. Так, для успокоения.
Да, сейчас он не будет отвечать на это... Да, и Вивьен вряд ли надеялась на откровенности. Она прижала руки к ушам и зажмурилась, как будто это может ее уберечь от магического выплеска.
Сестра! Мысль поразила ее настолько молниеносно, что она, забыв об осторожности, открывала глаза и огляделась. Зал снова поглотила тьма, сердце ускорило свой темп. Лакруа без всякого стеснения схватила Графа за рубаху и тряхнула, дабы обратить его внимание на себя, тем самым прекратить то, что он делал. Она притянула его ближе и заговорила. Ее голос срывался на шепот:
- Сестра, моя сестра, там в толпе.
Но что он мог сделать? Возникшая на мгновения тишина оглушала, тьма ослепляла... Без раздумий, Вивьен начала проговаривать заклинание. Свет вокруг девушки запульсировал словно биение сердца, все усиливаясь, но слишком медленно... Она задержала дыхание, дабы сосредоточить свои способности, ее тело пошатнулось и тут во все стороны, как взрывная волна, распространился яркий свет по всей бальной зале.

+1

52

Ответа на «тёмное приветствие» Альк не получил, что  недвусмысленно указывало на то, что с Тенями тот не имеет ничего общего – даже Главнюк под личиной всё же  обязан был откликаться на  запрос пароля – устав в этом плане был железен – иначе «дружественный огонь» часто был бы неизбежен… Оставался вариант с Рассветом, ведь они не знали о Тенях… но не припоминал Альк никаких подобных планов, да и в расход пустить  парочку идиотов оттуда, кто нападает на тайных Хозяев не будет чем то неприемлемым… «Игнорируем, тебе же хуже!» - мысленно прошипел вампир. И почти синхронно с оппонентом закрылся на пару с эльфийкой коконом тьмы… Это было одно из его самых любимых заклятий – магистрский уровень и века практики вкупе с  вечной «истинной сытостью» позволяли кокону поглощать  практически любые  агрессивные поползновения магического характера, при этом становясь даже сильнее. Великая вещь! Вот только физические воздействия он не блокировал. Ну да не всё коту сметана.
Ещё до наложения блока он ощутил слабоватый но всё же отток сил из грааля его магического резерва, что и стало ещё одним стимулом для наложения Кокона.
- Не  разрывай дистанцию – держись в Коконе! – скомандовал он девушке, держа руки у неё на плечах, прижимаясь сзади. – Если будут пытаться бить или  швыряться чем-то –не поможет – блокируем чем  сможем хоть  каменной стеной лишь бы выжить! – сыграл он в капитана Очевидность. Внимательный взгляд ,тем временем, шнырял по залу и не мог не заметить как какой-то добрый молодец  шибанул магией света другого и всю сопуствующую феерию. Хм – костюмчик в духе нашего знакомца наверное сообщник. – решил он. Следующее решение был самым логичным для  мозга тактика – зачем  ломать  нехилую защиту первой цели, когда вторая  можно сказать открылась?! Да ещё и вместо восстановления защиты шибанула разломом по обидчику… «Какой ты молодец!» - иронично  похвалил его Жнец, проклиная обожженного страдальца ядрёной Агонией… магистрский уровень и максимальный потенциал Тьмы оставлял врагу эфемерные шансы на блок, поэтому Высший тут же перевёл взгляд на главного как ему казалось оппонента. Через барьер тьмы видеть было трудно, будто сквозь пыльное стекло да ещё и в темноте, но зрение Детей Ночи было прямо таки заточено под такие «подвиги» и в момент ,когда  ощутимые «подземные» толчки тряхнули платформу Альк заметил мелькнувшее на лице неприятеля хмуро-озадаченное выражение. «Очень интересно! Мало нам вас, так ещё и кто то левый трясёт Зал?!»
Тут по мозгам резануло инфрозвуковым ударам и  кровосос болезненно скривился, несмотря на тщательно выколенную тренировками и передрягами выдержку и пониженный самоистязаниями болевой порог… Как жаль, что звук- не суть магическое воздействие! Зато это «проникновение за щит» сразу показало природу прилетевшего явления и Альк оперативно заслонил их таким же воздушным щитом, как у «крикуна», не без сожаления сняв Кокон.
Хвала Кириону за наследственность и Жизнь за ворох передряг! Реакция клыкастого позволила парочке пострадать всего пару мгновений и разум помутиться от боли не успел, зато оппонента, которому не повезло быть ещё и воздушником открыло полностью – хотя и задело слабо, но плетение  чар он не прекратил. «Силён, паршивец! Наверняка тоже магистр…» - подумал Жнец, готовясь к любой дальнейшей катавасии...
- У меня тут зельеце карнавальное во фляжке - сказано мол если выпить - судьба подкинет случайность, а вот какую  никто не узнает, пока не попробует... Выпьешь? Я да - мало ли что, вдруг поможет выкарабкаться? Жизнь без риска, как еда без соли! - хмыкнул под конец он, а пока говорил уже вынул пробку из фляги и приложился к ней. Зелье оказалось горьким, но это мелочи.

Агония действие если не заблокируется

Из названия понятно, что проклятие злостное - очень быстро жертву начинает терзать  будто сильнейшая лихорадка вкупе с болью, слабостью и вообще паники организма - той самой, когда он чувствует ,что кони, которых надо "двигать" уже близко... Ясное дело что при таких ощущениях забываешь обо всём на свете и корчишься на земле в муках. Если эффект подействует в полную силу, то жертва через минут десять такого умрёт. С уровнем магистра скастовавшего - её просто так не снять - нужен сильный маг света разве что.

Отредактировано Алькор (2012-12-20 18:21:28)

+2

53

ОФФ:Пользуясь случаем, хочу передать привет… кхм
Описываю события еще с выступления Фэйт и Асгана, потому надеюсь, что в рамки правила «одно действие, одно передвижение» вкладываюсь. Коль нет – пинайте только не больно, пожалуйста, и буду править.
Во имя соблюдения какой-никакой целостности линии событий присутствует водица, желающим узнать основные действия можно без особого ущерба сразу перескакивать к последней части.
Элементаль находится под влиянием магии артефактов.

Фйорай откровенно скучала – ее не интересовали раскрепощенные юноши, осмелевшие под воздействием выпитого алкоголя, и, тем более, ничуть не занимали шальные барышни, тоже разрумянившиеся от хмеля в крови.[float=right]http://s3.uploads.ru/L5kSR.jpg[/float]
Что вообще за дурацкая привычка: съезжаться сотнями человек, сбиваться в толпу, накачиваться непонятно чем, драться/брататься под шумок, а затем на утро морочить всем голову своими стенаниями о том, что не следовало вчера так набираться…
Нет, ей не понять смертных. Ни-ког-да.
Впрочем, кое-кто занятный здесь все же оказался, и этому кое-кому (ну разумеется, как же иначе  с нашими-то способностями притягивать неприятности на собственный девяносто!) попалась в ручонки ее заклинательница…  Женщина мрачно наблюдала за происходящим со стороны, но по загоревшемуся в алых глазах азарту было видно, как ее настроение из отметки «ах, тоска зеленая» резво перекинулось к уровню «сейчас что-то будет».
Огненная земля подхватила шампанское с подноса лавирующего в толпе официанта очень вовремя: сделала глоток ровно за секунду до того, как Каиро беспардонно вторгся в разум Тиадальмы, отметив сие чудное событие парой вспышек в голове у поперхнувшегося элементаля… Содержимое бокала, разумеется, оказалось на рядом стоящей даме с собранными в прическу-корабль кудрями. Надо отдать должное парикмахеру, тот весьма искусно дополнил редеющие лохмы макетом блестящего суденышка: если постараться, даже можно представить, что вместо «трех волосинок» там целая грива. Впрочем, плачевность общей картины это перекрыть не могло…
Страшненькая любительница эксцентричных укладок взирала на “бесстыжую дикарку” со смесью неподдельной оскорбленности и вижидания, вестимо, надеясь услышать хотя бы подобие извинений. Огненная земля пожала плечами, с невозмутимым видом плеснула остатки вина пигалице в напудренную физиономию и, решительно выпятив внушающую грудь, ретировалась. Крики негодования за ее спиной утонули в общем ропоте зала, когда Фйо, активно работая локтями, уже прокладывала свой путь к сцене.

А тем временем, в далекой-далекой галактике:
Разум все еще хранил тепло его неосязаемого прикосновения. Нет, не прикосновения - грубой, бесцеремонной, властной хватки. И это было что-то абсолютно новое, несравнимое даже с занимающими дух мгновениями танца, когда уверенные руки прижимали девушку к широкой груди, сбивая в хаотичные взлеты ровную линию ее пульса.   
Единым целым, говорят, могут стать лишь два близких сердца. Единое целое? Отодвиньте кисель и свои примитивные пошлости в сторону, господа, ни на каком любовном ложе, ни с каким мужчиной и ни с какой женщиной нельзя ощутить такое безумное единение.
Оно приводило в отрешенный восторг. Подобно вязкой наркотической паутине, накрывало сознание непроглядным покрывалом забвения, столь же угнетающим, сколь восхитительным. Кейн сковал ее магическими путами, но взамен открыл то свое потаенное, чего нельзя было увидеть глазами – лишь почувствовать развороченной сейчас душой, вывернутыми наизнанку мыслями.
Его мир действительно оказался потемками, разбитыми вдребезги и расстроенными, как отказывающийся идти по намеченному плану механизм. Тиадальму увлекла эта внутренняя пучина сей же час – человеческая девочка никогда не чувствовала столько противоречивого могущества в каждом своем вздохе, движении, даже взгляде… Чужого могущества, вгоняющего в состояние неуправляемой эйфории, поглощающего настолько, что даже все происходящее во время номера практически проскользнуло мимо внимания. Кажется, это было способно привести к привыканию.
И когда уже за пределами сцены, вдали от внимательных взглядов зрителей, Кейн «выпустил» ее, подернутые поволокой глаза какое-то время совершенно бездумно глядели  на инквизитора. Волшебство рассеялось, исчезла плеть, вспыхивающие вокруг огни, остались только два узких зрачка, удерживающих инфанту вернее любого колдовства.
- Ты животное, Кейн, - на выдохе шептала она, плотно сжав зубы.
Дикое, совершенно безумное чудовище, которое невозможно приручить - таких стреляют. Без толики сожаления, а потом венчают стены жутко распахнутыми пастями, перед остальными бахвальствуя своими охотничьими навыками и умением выскальзывать из челюстей самой смерти.
Вот только Каиро был не простой целью даже для собирателей невиданных трофеев. От него существовал единственный способ спастись - бежать, не оглядываясь, нестись очертя голову, пока еще есть силы…
Глупцы те, кто наивно полагал, что нрав алчной твари можно усмирить. Принцессе не раз доводилось слышать истории о том, как пригретый какой-то великодушной семьей хищник рос под человеческой крышей и годами тешил ребятню, урчал, прикрывая глаза, когда его обнимали и чесали за ухом… Но однажды в каждом из них просыпались заложенные Создателем желания и зубы непреклонно смыкались у руки, протягивающей лакомство. Тем животные и отличались от людей, им неведомы чувства: когда ты слабее - тебя загрызут, если зверь сыт, он может играть с добычей, но рано или поздно ему наскучит. Никаких устоев, лишь голод, и Тиа не станет обманываться на свой счет, она прекрасно осознает - польстится на это временное спокойствие - означает в следующий миг почувствовать холод клыков на собственной шее.
Что там, он говорил не сопротивляться, внушал, что не причинит вреда? Уже причинил.
- Я этого  не забуду! - в сердцах бросает заклинательница. Мысленно, потому что все еще живет навязанным парой минут ранее единством, от которого нестерпимо тесно внутри у самой себя. 
- Не только ты, - неожиданно раздается в голове и узкая горячая ладонь ложится Тиадальме на плечо, уверенно увлекая ту на пару шагов прочь от Кейна.
Между инквизитором и принцессой сей же час вырастает фигура темноволосой женщины, пухлые губы ее недовольно кривятся, а танцующее по контуру огненной радужки пламя метает искры самоуверенности. Элементаль чувствует себя в каком-то роде глубоко уязвленной, что обычно грозит проявлениями сейсмической активности как минимум...
Однако дух ограничивается недоброжелательным взглядом, недоверчиво прищуривается, цепко хватая еще не оклемавшуюся толком подопечную за руку, и, шикнув в сторону Каиро на манер недовольной кошки, тянет инфанту прочь, что-то нравоучительно бормоча вполголоса.   

(Рок-н-ролл начинается здесь)
А потом произошло… Во избежание зацензуривания, не будем присваивать сему имен али каких-то конкретных названий, оно просто произошло, придется принять как состоявшийся факт и смириться: после выступление актерско-драматичной пары ученице Фйорай угрожали, в ее ученицу швырялись какими-то железяками (правда, падкая на дорогие камешки дух просто не могла не отметить красиво играющие в переливах света рубины), ее ученицу скрыли из поля зрения толщей непроглядной тьмы, пыталсь сбить ног и… 
Мать ее Ильга-развратница, да что за новшества в программе?!
Внутри, пробиваясь сквозь зарождающуюся тревогу, что-то ёкнуло. Железная хватка  пальцев на запястье заклинательницы непроизвольно ослабла и Фйорай, повинуясь внезапному порыву, успокаивающе и почти заботливо приобняла за плечи принцессу, недоуменно сжимавшую пойманную диадему. Стихие вдруг как-то даже совестно стало за столь грубое «приветствие» с Кейном, в конце концов, этот инквизитор - наверняка отличный человек. Или дракон. Какая разница, но не вежливо уходить вот так, не попрощавшись, да и вообще…
- Будем держаться вместе? - дав задний ход, примирительно предложила дух, светя белозубой улыбкой - если бы не сгустившиеся сумерки, кое-кому удалось бы увидеть уникальное в своем роде зрелище.
Однако трель невыносимо пронзительного звука заставила выпустить руку инфанты и осесть на пол, плотно зажимая уши, а мысли превратились в тяжелый звон, когда очередная зловеще-ночная волна накрыла собравшихся. Элементаль несколько раз мигнула, надеясь, что мрак вдруг рассеется, но на общем фоне трепетала, подобно одинокой свече, лишь искрящаяся аура вокруг светловолосой девушки...
Нужно было что-то делать, срочно. Ноющая боль отбивала тяжёлый ритм в висках, здравый рассудок разбился стайкой мечущихся в панике идей, через гул в голове прорезались истерические возгласы кого-то из гостей…  Фйорай, приложив ладони к холодному мрамору, прикрыла глаза и попыталась всецело сконцентрироваться на плите. Глубокий вздох, вслушаться в свое дыхание, отгородиться от окружающего шума, попробовать очистить рассудок от эмоций…
Пусть странным куполом занимаются воздушники, но неужто камень окажется нем и не ответит даже ей?
Сознание потянулось к бальной платформе, направляя энергию стихии к огромному пласту парящей породы – Огненная Земля забавно нахмурилась, как это обычно бывало,  но в этот раз, желая придать своему колдовству больше веса, тихо запела на древнем языке слова связующего заклинания. Она искала: возможность перехватить власть над камнем, источник силы, заставляющий монументальную доску опасно крениться, его природу либо лазейки на пути к оказанию сопротивления… Хоть что-то.

Отредактировано Тиадальма (2012-11-05 21:29:55)

+6

54

Незаметно навалилось противное ощущение,  будто виски уже на крахмалили солью и лицо изуродовали паутиной морщин. Они танцевали там, вверху. Крылатые, возвышенные, влюбленные. Были над землей, вне времени и пространства - вне власти прошлого и предрассудков. Она осталась на земле, задрав голову вверх и хвастаясь цепкими руками за ворот рубахи, смотрела на них, как в зеркало прошлой жизни в молчании своего спутника. Внезапно пришло. И уже ничего нельзя было изменить.
Пустая бальная зала. Они приглушили свечи, что бы не растрачивать себя впустую. За обнаженной спиной блеском разбившихся волн доносятся обрывки светской речи между первым и вторым катильоном. А ей противно. Хочется выломать себе все пальцы в этих длинных вычурных перчатках; лишь бы больше не улыбаться очередной госпоже Магбет. Все они так участливо спрашивают о том, не возил ли Маркус госпожу Фермин в свое поместье? И так же притворно прикрывают раскрытые от удивление рты, приговаривая. "Ничего, милочка. Еще не вечер" и не дай Ильтар похлопают по плечу. Маркус сейчас с другой. Зажимается в укромном уголке, а она здесь, как волчонок на угоду и растерзание матерым держателем псарни.
Каблуки чеканят симфонию позорного бегства. Длинная и широкая перила лестницы- единственное что удерживает ее от падения на мажордома. Его каменное лицо - ничего страшного, девочка - заставляет ее даже забыть о верхней одежде. Она бежит в холод и дождь, схватив в гардеробной первый попавшийся плащ.. 
В пропавшим в дремучем лесу домишке лесника, с бутылки дешевого портвейна в компании преступника с самой ценной головой на тот момент, коль верить брошюрам инквизиции, почему то становиться легче.
Хоть он не врет. Вся истина в вине. И дело даже не в винных картах. Кукла.. вино... вата. Ребус Натаниэля из ее детства внахлест идет с реальностью и воспоминаниями. Она не успевает заметить главного.
Кажется что-то шарахнуло. Может быть нет. Ашер не слышала ничего, кроме биения сердца Лоренцо. Толпа, объятая паникой , кинула их на амбразуру сцены. Гомункул едва успела выставить руки, что бы больно не удариться грудью. Ребра, с недавнего времени она берегла с какой-то особенной щепетильности.
- Грегориус.. Душно.- абсолютно не нужная, не связанная ни с чем происходившим фраза. Ашер хватается за голову и ее коленки подгибаются, ей кажется, что кто-то выколол качергой ей глаза - вспышка и в мгновение ока уже ничего нет. Глазницы жжет, будто в них насыпали красного перца. Некромант пытается протереть их ладошками, но скорее сама лишит себя зрения, чем что-оО получится. И тут ее ставит на колени ужасная по своим масштабам головная боль. Девушка видит сквозь пелену слез,  как перед ней в обморок падает тучная дама. Она уже не понимает, кто кричит. Но разум отчетливо заставляет верить- с таким диким и пронзительным воем могут умирать сотни младенцев, которым вырывают сердца из маленьких незащищенных грудок. Это невыносимо. 
- парнишка! - кричит она, закрывая ладонями уши. Где он оказался с крылатой? Ашер уже не понимала. Но боялась его потерять. Даже толпы так не боялась, как этого. Талисман жжег ей кожу. Связь ускользала, нужно было решительно действовать. И молниеносно. Гомункул заскулила, да так громко, словно попала в капкан. Это больше было похоже на вой дикого зверя. Даже хуже банши. Молящим взглядом вцепившись в Грегориуса она дала понять - нужно драть когти. И чем быстрее, тем целее останутся их задницы. Натура затравленного зверья подсказывала - дело еще больше, чем просто дрянь.

+3

55

Бешеный ритм медленно отпускал. Медленно возвращалось в норму сердцебиение. Медленно гас в жилах огонь. Хотя, какой огонь, у него в жилах обычная кровь, пора бы запомнить к четвертой сотне лет.
Каиро с сожалением смотрел, как растворяется в глазах принцессы восторг, как их единение сменяется тем, что было до него. Как человечка стряхивает остатки его силы.
- Ты животное, Кейн, - на выдохе шептала она, плотно сжав зубы.
Как резко, приговором звучит в ее мыслях «чудовище».
- Я чудовище, - ответил он одними губами, - я хуже.
Потому что он не имел права сейчас назваться драконом. Дракон – это не только раса, это состояние души. А его душа далека, бесконечно далека от света истинных драконов. Если бы не Акал, если бы не его бог, своим примером и существованием указавший, что можно жить во имя Света, не принадлежа к нему, он бы давно перерезал себе горло, стремясь защитить мир от себя. Кейна считали опасным и не доверяли окружающие, и это печально. Акала счел опасным и лишил своего доверия сам Ильтар. Шутящий с Пустотой не сломался, не отрекся, не пал, подобно своим темным братьям и сестрам. Он продолжил жить во имя прежней цели. У Каиро не хватало слов, чтобы высказать восхищение силой воли и души Владыки Безумия. И он никогда не посмеет осквернить свое служение сомнениями. Он будет достоин своего бога, чего бы ему это не стоило.
Мысли принцессы отозвались болью. Его вечной болью. Да, он был чудовищем, и его вина в том, что он не смог сохранить себя прежнего. Но он потратил столетия на то, чтобы свить цепи, сковывающие его.
Он не может не убивать? – Он будет убивать лишь тех, кто не достоин жизни.
Он агрессивная тварь? – Десять часов на коленях в храме подействуют умиротворяюще.
Он жаждет крови? – Прекрасно, но прежде чем перервать горло, он убедится, что его жертва виновна, сотню раз перепроверив все факты.
Он безумен? – Он укроет это знание в собственном сознании.
Самоконтроль. Жесткие ограничения. Неукоснительно соблюдаемые правила. Да, он мог быть требовательным по отношению к окружающим. Но к себе он был тысячекратно требовательнее.
Принцесса не права.
Он не кинется на тех, кого должен защищать. Он монстр, но монстр верный и сидящий на цепи. И пусть направляющая его рука незрима, он и так имеет больше, чем смел надеяться.
Принцесса неправа.
- Я этого  не забуду! – в сердцах бросает она.
- Не только ты, - это, по-видимому, ее элементаль.
Каиро улыбается краешком губ, накидывая рубашку и куртку. Медерик Ал`Терро научил его, что не стоит ждать, что тебя поймут с первого раза. Не стоит ждать, что тебя вообще поймут. Что ж, его понимания хватало на них с вампиром, хватит и на человеческую девочку. Даже если бы он умел отступать, это значило бы обречь принцессу на печальную участь. Прожить вечность, ища не зная что и не находя, не находя, не находя, оступаясь, бредя в тумане на ложные маяки.
Кейн не любит отступаться от того, что ему нравится.
- Думаю, мы будем помнить разное, дамы.
Странная элементаль. Непривычно дружелюбная и мирная, можно сказать.
–Ловите, госпожа! Вы просто обязаны стать королевой до того, как распрощаетесь с жизнью.
Каиро, задумавшийся было, резко вскинул голову. Что? Багровый взгляд остановился на диадеме, которую поймала девушка. Артефакт… И в следующее мгновение перстень с крупным рубином поймал уже он. Вспышка света резанула по глазам. Непроглядная тьма после была гораздо лучше. По крайней мере, драконье зрение без проблем справлялось с этим.
Взгляд Каиро метнулся вверх, к дырам в куполе, к которым устремились некоторые из присутствующих, способных к полету. Он бы успел. Если бы ломанулся туда в одиночестве.
Проблема была в том, что он не был один. Признавала это принцесса или нет, но все изменилось, когда она сочла его хорошей компанией на этот вечер. И оставить ее он просто не мог.
Привычно раскинув ментальную сеть, он сквозь логичную панику внезапно уловил что-то странное. Нет, конечно, он знал, что прекрасен, но это был какой-то странный эффект.
- Будем держаться вместе? – внезапно раздался голос элементаля.
Тааак, и куда же у нас делось желание защитить подопечную от наглого дракона? Каиро не мог ошибиться, голос духа звучал примирительно. Мысли стихии читать он, разумеется, не мог. Но, во-первых, интонации распознать он способен. И, если не принимать во внимание неуловимую странность, она улыбалась. Во-вторых, в мыслях окружающих помимо естественной реакции на захлопнувшуюся ловушку было… что-то. Кейн привык считать, что он велик и шикарен, но вот что все вокруг поголовно это признают – это было нечто новое. Каиро скользнул в мысли принцессы и выловил оттуда удивление в том числе и поведением духа.
Дракон кинул взгляд на перстень в ладони. На диадему в руках принцессы. Сделать вывод, что всеобщей любовью они обязаны этим безделушкам было просто. А еще артефакты были слишком похожи друг на друга, чтобы случилось чудо, и они не были парными.
Каиро мысленно вздохнул и одел перстень на палец.
- Конечно вместе.
Итак. Что у него есть. Плюсы. Он. Магия. Элементаль. Всеобщая любовь в разумных (пока не доказано обратное) пределах. Минусы. Ловушка без видимого выхода.  Прилично потраченные силы, которые, к тому же, почему-то убывают. Действие артефактов ограничено как минимум в пространстве, потому что в радиусе метров пяти присутствующие озабочены исключительно паникой, не отвлекаясь на их с принцессой шикарность. Минимум двое темных магов, уже обнаруженных бдительными гражданами.
В плюсы или минусы определить бдительных граждан, он пока не определился.
Высокий резкий звук прокатился по залу, отозвавшись невыносимой болью в голове. Все мышцы моментально скрутило, заставляя застыть на месте, растеряв на мгновение все мысли. Осколки разума звякнули в наступившей тишине. Неестественно выпрямившись, дракон стоял, пытаясь справиться с собой. Осколки дрогнули раз. Два. Три.
Каиро почувствовал, как перчатки, которые он успел надеть, прорезают когти.
Он не хотел выпускать когти.
Осколки разума радостно звякнули, наливаясь багровым светом, предвещающим резню. Ему показалось, что по его сознанию прокатился легкий приятный звон.
- Сохрани нас всех Акал… - прошептал он губами, которые почти не слушались.
Точнее, конечно, слушались. Его тело всегда его слушалось великолепно. Кейн повел плечами, разминая мышцы. Глубоко вдохнул, втягивая в себя панику, страх, легкие, практически незаметные нотки боли. Предвкушение чужой смерти ласкало все чувства. Карнавал. Праздник. И для него тоже!
Каиро ослепительно улыбнулся принцессе. Рыжеволосая – его. На ней его запах, отпечатки его силы, он в ее мыслях.
Дракон шагнул вперед, аккуратно приподнимая когтистой рукой подбородок девушки и оставляя на ее губах легкий, невесомый, практически нежный поцелуй.
- Не отходи от меня. Я не хочу, чтобы ты пострадала, маленькая.
Он оглянулся, окидывая взглядом зал. Элеменаль стояла на коленях, видимо, пытаясь воздействовать на плиту. Дух – это хорошо. Дух связан с его принцессой, дух – союзник, свой, мы его не трогаем. Светящаяся парочка в воздухе. Два мага, которыми уже вроде занимаются. Внезапно его внимание привлекло движение. Маленький предмет врезался в.. воздух? Иллюзия дрогнула на мгновение, открыв взглядом фигуру.
Кейн хищно улыбнулся и кинул заклинание, накрыв пространство в радиусе двух метров вокруг мага воздушной ловушкой. Жажда крови взвыла внутри. Такой способ убийства ему определенно нравился.

...

В Каиро из-за того, что он получил по мозгам, проснулось безумие. Он стал еще менее адекватен, чем был.

+7

56

-Раз мне не по зубам та кошка, то чего же эта самая кошка всю рыбу распугивает, а?
Девушка довольно картинно вздохнула и закатила глаза.
- Все-то вам, мужчинам, приходится объяснять. На то я и кошка, что хожу, где хочу и делаю, что хочу. А все все равно пытаются приласкать и заставить мурлыкать.
Тейвин потерлась щекой о плечо мужчины, почувствовав прикосновение приятного батиста.

А тем временем события в зале становились все чудесатее и чудесатее. И даже тряска пола или резкие вспышки света не удивили Тейвин так, как это сделал пират.
- Продолжай держаться рядом, Тей, я прикрою... Часто мне последние дни приходиться этим заниматься - не правда ли?
От изумления эльфийка чуть было не раскрыла рот. С самого начала голос этого мужчины казался ей знакомым, но она отметала всякую мысль о том, что это может оказаться ее новый знакомый с крысиных бегов. И все-таки это было так, ведь больше никому в последнее время не приходилось исполнять роль телохранителя.
- Я бы сказала, что рада видеть тебя Альк, только хотела бы сделать это при других обстоятельствах. - даже в такой ситуации Флевелет все-таки быстро улыбнулась, а затем стала оглядываться по сторонам. Быстро же нам пришлось вспомнить прошлое.
Девушка видела, как вокруг них с Алькором стал образовываться защитный кокон. Она быстро перевела взгляд на своего партнера и, увидев спокойное выражение на его лице (насколько это было возможно), сообразила, что это его рук дело.
- Не  разрывай дистанцию – держись в Коконе! - скомандовал вампир, прижимаясь к Флевелет сзади.
"А кто сказал, что мне вообще отходить хочется? Отставить такие мысли!
Уши резанул отвратительно высокий звук. Тейвин инстинктивно зажала уши руками, но это не помогло. Только звук закончился так же неожиданно, как и начался. Девушка убрала руки от ушей и посмотрела на окружающих, которые все еще корчились на полу.
"Очередные проделки Алькора. Я начинаю чувствовать себя какой-то беззащитной овцой!"
Собственная беспомощность злила Тей.
- У меня тут зельеце карнавальное во фляжке - сказано мол если выпить - судьба подкинет случайность, а вот какую  никто не узнает, пока не попробует... Выпьешь? Я да - мало ли что, вдруг поможет выкарабкаться? Жизнь без риска, как еда без соли! - сказал Альк и тут же приложился к фляжке.
- Я сейчас не то что зелье, а напиться до беспамятства готова! Так что давай-ка узнаем, что ждет за этим поворотом.
Эльфийка взяла фляжку и сделала большой глоток. Жидкость была горькой, но в ней Тейвин уловила знакомые вкусы некоторых трав.

+3

57

http://uploads.ru/i/L/9/A/L9A15.png

Темный маг, уже получивший ожог от Асгана, внезапно скрючился на полу, извиваясь в ужасной агонии. Его тело трясло, как в лихорадке, а с губ срывались громкие стоны, переходящие в крик. Пол вокруг был в крови, испачканный изодранными в мясо пальцами, что царапали мраморную плиту, вырывая ногти до корней. Он харкнул кровью, что лилась из прокушенного языка.  Теперь, заклинание, что плели трое, было безвозвратно нарушено.

Тем временем разлом, в который чуть не угодил палладин, внезапно увеличился из-за встряски бального зала, пошел трещинами, и в мгновение ока между Артикой и ее женихом образовался провал. Теперь они были разделены проломом не менее, чем несколько метров в ширину. Уперся он в верхнюю плиту сцены, которая подымалась во время первого конкурса. Она осталась невредимой, служа чем-то вроде мостика.

По залу прокатилась новая вспышка света, исходящая от светловолосой девушки. Но на этот раз свет оказался мягким, не травмировав глаза. И только единственный гость, находившийся ближе всех к Вивьен пострадал. Алькор, существо злое до мозга костей, слишком уж неудачно решил испытать судьбу, выпив зелье почти одновременно с интуитивной атакой белокурой девушки, направленной на темных существ. Вспышка света поразила вампира. Глазам снова стало невыносимо больно, только в этот раз зрение не возвращалось так быстро. Сначала белые круги, затем - невозможность ни на чем сфокусироваться. Все, что теперь видел Сангрей - лишь размытые пятна света и тьмы. Но даже это было мелочью по сравнению с тем, как  кровь в вампире начала закипать, причиняя нестерпимые муки. Каждая клеточка горела агонией. И это было внутри него, от этого было не избавиться. В его теле сейчас тек жидкий огонь, а боль сводила с ума. Даже подвергаемое самоистязаниям тело не могло справиться с этой пыткой.   Сейчас вампир должен был бы позавидовать даже тому несчастному магу, на которого мгновением ранее упало его собственное проклятье.

Инквизитор и принцесса, поймав артефакты, что Рик бросил им, аки какой-то мусор, невольно активизировали их действие. И до чего же было удивление как этой странной парочки, так и окружающих гостей, когда стало понятно, что все в радиусе пяти метров начали испытывать к обладателям королевских украшений нечто вроде чувства благоговения. Лоренцо, старавшийся держаться поближе к принцессе, тоже невольно попал под действие артефактов. В молодом человеке родился сильнейший диссонанс, когда магия Ашер столкнулась с древней магией артефактов и вместо того, чтобы повиноваться одной из них, парень испытал сильнейшую головную боль, которая, казалось, разрывала не только его голову, но и его сознание. Госпожа Нуар, будучи тесно связана с беловолосым юношей, так же испытала пульсирующую боль в висках, хоть и не такую сильную. Но, вместе с этим, в ее сознание передалась и та предрасположенность к принцессе и ее сегодняшнему кавалеру, что должен был бы испытать Лоренцо, вот только в куда более слабой степени.

Сорвавшийся с катушек Кейн с проснувшейся жаждой к убийству выбрал себе цель. Воздушная ловушка, образовавшаяся вокруг мага, свела на нет иллюзию, что его скрывала, и третий персонаж неоконченного ритуала явился публике во всей красе. Заклинание плаща теней, что окутывало мага, поглотило воздушную атаку, но теперь все, кто обратил свое внимание в темный уголок за сценой, могли лицезреть высокого мужчину в длинном, богато расшитом золотой нитью темно-багровом плаще. Маска, когда-то небрежно откинутая, лежала неподалеку. Капюшон одет не был. Седые волосы, спадавшие спутанными прядями чуть ниже пояса, обрамляли бледное, осунувшееся лицо. Но лишь одно привлекало, и потом уже не могло отпустить взгляд - глаза этого существа. Светящиеся бледным светом, красные кристаллы заменяли их магу. Сосредоточенный лишь на заклинании, он даже не шелохнулся, когда вокруг образовалась воздушная ловушка. Абсолютно слеп, он был невероятно могущественен, а темная аура, что расползалась от него во все стороны мерзкими, липковатыми щупальцами, помогала определить происходящее вокруг. Несколько таких щупалец медленно подбирались к магу, что корчился в агонии, не в силах больше продолжать плести цепь заклинаний. Еще несколько из них мягко обвили лодыжки Фэйт, Хъервина и принцессы, вызывая неприятный холодок по коже.
Каиро, так и не достигший своей цели, неподалеку заметил мальчишку-глашатая, что всего несколько минут назад напророчил смерть принцессе, не уточняя того факта, что и все остальные гости тоже погибнут.

...и внезапно стало тяжело дышать. Как будто воздух стал исчезать из купола, а гости - кричавшие, рыдавшие, сбившиеся в беспорядочную слепую толпу - продолжали расходовать оставшиеся крохи столь небрежно. Недостаток кислорода, усиленный еще и частым использованием заклинаний воздушной стихии, начал вызывать головокружение, приправленное легкой тошнотой. И все присутствующие все еще продолжали необъяснимо быстро терять магические и жизненные силы. Издав последний мучительный стон, первый из темных магов скончался. Над залом занялось пурпурно-синее зарево. Плиту снова тряхнуло, на этот раз еще сильнее. То там, то здесь вспыхивали заклинания. Кто-то окружал себя магической защитой, кто-то стягивал воздух в плотный кокон, заботясь лишь о себе, кто-то, заметив третьего мага, безуспешно атаковал его заклинаниями, не ведая, что этим они лишь пополняют его мощь.

Отредактировано Аника (2012-11-06 10:48:55)

+3

58

Дикая головная боль, словно тисками, сдавила голову Хьёрвина. Боль была столь внезапной и сильной, что паладин взревел, схватившись за голову. Впрочем, мощный драконий рёв вскоре сменился не менее мощным боевым кличем. Вновь, как накануне в таверне, ярость затуманила взор Креста. Острые как бритва трёхдюймовые когти появились на руках практически мгновенно.
Внезапно расширившийся разлом разделил Хьёрвина и его возлюбленную, что ещё больше взбесило паладина. Оглядевшись по сторонам он увидел в свете магических всполохов три мрачных фигуры в разных концах зала. От одной из них потянулсись во все стороны тёмные щупальца. Пара из них метнулись в сторону Хьёрвина. Не дожидаясь развязки, паладин решил атаковать. В битвах с колдунами он никогда не медлил и убивал всегда быстро и жестоко.
- Держись, любимая! Мы их прикончим! - крикнул он Артике и бросился в атаку на колдуна. Покрыв разделявшее их расстояние нескольким широкими прыжками, Крест, изображая ложный выпад левой рукой, в последний момент изменил траекторию движений рук и, приседая, молниеносно полосонул колдуна когтями правой руки по животу. Немало потрохов было вынуто этим обманным ударом. И сегодня прибавится ещё.

+1

59

Артика вскрикнула и сжала голову руками, приглушая дикую головную боль. Кажется, плохо стало всем, кто был в помещении. Достав из кармана купленную возле телепорта бутылочку, сделала зачем-то глоток... Внезапно ее и Хьёрвина разделил провал в несколько метров. Девушка расширенными глазами смотрела на пропасть, разделившую ее с любимым. Прикусив губку, подняла голову - и облегченно вздохнула: сцена, которая поднималась во время первого конкурса, получилась чем-то вроде моста. Перебежав по ней, Артика подскочила к любимому.
Правда, тот не замер покорно рядом, а кинулся в атаку - кажется, он увидел кого-то из виновников переполоха. Дикий крик - и отскочивший паладин явил взору любимой мага, одного из виновников переполоха. В темноте было плохо видно, но, судя по запаху крови, маг был ранен.... кажется... Привычной к ранениям целительнице плохо не стало.  Так ему и надо, если это он ранен. Он, удайся им заклинание, убил бы всех присутствующих. Так что пошел бы этот выродок к Тейару!
Присутствующие вовсю швырялись магией, и Артика подскочила к любимому, бледному от боли.
- Что теперь? Что нам делать? - спросила она, выбрасывая в воздух гроздь огненных шариков. Стало гораздо светлее. Никого из магов-вредителей не видно, значит, стрелой не приложить. Ладно, подсветим, авось кому поможет.

Отредактировано Артика Ассалиан (2012-11-08 13:18:22)

0

60

Колокола в голове перестали наяривать, словно на свадьбе королевы, и клыкастый удовлетворённо заметил корчащегося на полу хулигана, которому только что от всех фибров своей нежной и романтической души презентовал Агонию, к которой прилагалась коробка с белыми тапочками… «Не защитился – то ли мощей не хватило ни у кого из них, то ли ему очень не повезло с друзьями. Ну, как бы то ни было – мне же лучше!» - короткая  удовлетворённо хищная улыбка промелькнула на лице Жнеца. «Во имя Твоё, Анем! Прими сей дар. Не оставь меня покровительством своим вовек!» - не забыл он направить упакованный «душевный» подарок своему самому почетаемому Тёмному Заступнику.
И в тот самый момент, когда  Альк передал флягу с оставшейся порцией зелья эльфийке, сияющая светловолосая девчонка неподалёку вдруг выпустила мощную волну пульсирующего света. Вампирская реакция позволила ему успеть отметить, что свет не причинял гостям такого дискомфорта, как прошлая вспышка… И тут по самому непреложному из всех законов – закону Подлости явило своё действие выпитое зелье!
Мерзкий, будто  выплавляющий глаза раскалённым прутом, свет заполнил всё сознание Высшего так, что пропало всё – даже разница яркого и более бедного света – для парня более не существовало ничего! Он утонул в проклятом сиянии, которое поглотило его. И ладно бы просто временная слепота и сильнейшая резь в глазах – не превыкать, но липкий трижды проклятый свет будто бурлящая лава потёк дальше, наполяя каждую клетку его тела Ночного Дитя жаром и страшной болью. Поток сознания прекратился, будто кто то повернул реку вспядь! Закалённые в боях, тренировках и даже пытках тело и  ледяной разум можно сказать верещали, как младенцы! Но сам он при этом смог издать лишь сдавленный судорожный хрип, выдавливаемого из лёгких воздуха... Сам он уже давно не стоял позади Тейвин, прижимаясь к её спине и приобнимая. В первое мгновение «прихода» всё тело пробила конвульсия, а цепкие пальцы больно сжали девушке плечи. А дальше какофония ощущения стала настолько «сочной», что незадачливый Комбинатор с амбициями Повелителя Мира мешком свалился на спину (спасибо резко расслабившемуся телу) и мелко задёргался – дажё дёргаться сильно у организма не было возможности… Сколько прошло времени в этой дикой пляске на Тейаровой сковородке? День? Месяц? Год?! Вампир не знал этого, когда экзекуция света схлынула. Не знал, но по факту прошло всего чуть меньше минуты. Разум очнулся от смертельной комы и шустро возвращал контроль над телом. Вот только мысли пока были короткие и роились, как мухи, не желая складываться в общий и слаженный поток. – Т-т-теээй?  Ты... цела?– слабо спросил он пустоту за закрытыми веками (мало ли сколько времени прошло и что успело стрястись с остальными а главное с ней!). Слава всем Тёмным – под веками и, похоже, за ними было действительно ТЕМНО! Какой бальзам для души и тела это был! Он опёрся левой ладонью о землю и медленно приподнял торс до полусидячего положения. В то же время он, поборов животный страх тела открыл глаза… Ненавистный испепеляющий свет миновал, вот только видели глаза пока из рук вон плохо, несмотря даже на то, что  вампирские! Лишь невнятные силуэты и границы теней и более светлых пятен… Ах да, на десерт следует упомянуть, что едва организм перестал  агонизировать, то сразу же возопил самое понятное, что вообще мог в такой ситуации: «КРОВИ! КРОВИ! КРОВИ!!!!» - инстинкт вампира прост… Вожделенный нектар – податель  счастья, Грааль Силы и вместе с этим лучший врачеватель истощённому телу! «КРОВИ! КРОВИ! КРОООВИИИ!» Стоит ли упоминать, что  после стольких сложных чар, сплетённых им за последние полчаса и самое главное столь ужасной «жарки изнутри» магической силы у него осталось где то на каплю МЕНЬШЕ чем ничего.
Глядя на самый близкий к нему расплывчатый силуэт мутным взором неподдельного страдальца он тихо и медленно но  чётко выдавил: - Мне… нужна… кровь… Тей… помоги… прошу!

+4



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно