За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Город Таллем » Таверна «Пьяный паладин»


Таверна «Пьяный паладин»

Сообщений 181 страница 200 из 378

1

http://s2.uploads.ru/d/2ceyW.jpg

Тут не получится тихо и спокойно почитать книжку или подумать о чем-то своем. Даже не надейтесь отдохнуть в этом месте от шума и суеты. Ведь эту таверну по праву можно назвать одним из самых громких мест в городе. Вопреки многим другим городским заведениям, драки по выходным тут - едва ли уже не традиция. Музыка в Пьяном паладине играет в любое время суток, алкоголь расходуется в океанических масштабах, а контингент посетителей поражает разнообразием. Владелец заведения прикладывает все усилия, чтобы в таверне было всегда весело. Идеальное место для праздников и других шумных мероприятий. Особенно греет некоторым душу близость борделя «Алый закат» - буквально на соседней улице. В добавок, тут любой желающий за небольшую плату может снять крышу над головой, ведь при таверне есть и небольшая гостиница.

Ещё стоит добавить, что в данном заведении принимаются заявки на наемничьи услуги. Правда, далеко не все - сами наемники крайне избирательно подходят к текущим заказам и не очень-то охотно переступают рамки закона. Разве что за действительно большую плату.

http://s4.uploads.ru/lL187.png[float=right]http://s0.uploads.ru/t/6wjCG.jpg[/float]
Пьяный паладин занимает собой два смежных здания, неподалеку от центра города. В первом из них, одноэтажном, расположились два основных зала для посетителей. Большие и светлые помещения, одно из которых заставлено крепкой мебелью с широкими дубовыми столами (чтобы ломали не так часто), а в другом выступают местные музыканты или странствующие менестрели. Немного обособленно от них, находятся подсобные помещения и кухня. Подвал же, святая святых, полностью заставлен ящиками и бочками с различными алкогольными напитками, ибо своими запасами таверна и славится.
Второе, двухэтажное строение, выделено под гостиницу. Комнаты хоть и не отличаются своим размахом и праздностью отделки, но все необходимые удобства на местах присутствуют. Несмотря на то, что в соседнем корпусе иногда ходят ходуном стены, в самой гостинице более-менее тихо, особенно в верхних комнатах. Там же по факту живут владелец Пьяного паладина и и приближенные работники, естественно отхватив себе более достойные и просторные помещения второго этажа. Имеется проход между обоими зданиями и выходить на улицу, чтобы попасть в соседний корпус, совсем не обязательно.
Таверна и гостиница имеют неплохую защиту от непрошеных гостей - помимо ставней на окнах и замков на дверях, тут можно наткнуться на одну из многочисленных магических ловушек. Активировав же весь магический арсенал, наемники и вовсе способны превратить свое заведение в хорошее укрепление, рассчитанное на нападение крупных сил неприятеля.
[float=left]http://s2.uploads.ru/WDNpL.jpg[/float]http://s4.uploads.ru/lL187.png
Год основания - 1638. До 2 Тихого Снега 1645 года владельцем заведения был Ингард Косс, и вся округа знала старшую разносчицу Майло Ки. Однако они погибли в битве при Хершиде. Спустя двухнедельное чествование их памяти и заслуг бразды владения взял на себя Патрик Боуэлл.
Из первого состава работников Пьяного паладина остался лишь повар Каин. Также имеются бухгалтер и администратор. Ещё пятеро играют роль разносчиков и помощников (принеси-подай, иди лесом, не мешай). Поскольку они тут присутствуют исключительно ради мелкой подработки, новые лица появляются едва ли не каждые пару дней - собственно, как и пропадают старые. Точно так же может подработать и любой желающий персонаж - просто выполнить необходимую работу и получить деньги, без излишеств.

Текущие акции:
• Всем членам Ордена паладинов - один заказ на выпивку за счет заведения.
• Приди сам, приведи двух своих друзей - каждому по кружке пива бесплатно!
• Снявшему комнату более, чем на сутки, - 10% скидка на все заказы.


Архив событий

[Дата с ссылкой на произошедшее]

[Персонажи]

[События]

1-ое, Высоких Приливов, 1645. Утро.
Таверна «Пьяный Паладин»

Майло Ки, Ингард Косс, Гавриил Дайсс, Каин

Коллектив «Паладина»,  во главе с владельцем заведения, вспоминает «а что вчера было».

1-ое, Высоких Приливов, 1645. День.
Таверна «Пьяный Паладин»

Харон, вор «Сивый» (нпс)

Таррэ-наемник заключает с вором выгодную сделку (перекупка заказного убийства).

1-ое, Звездного Инея, 1645. Утро.
Таверна «Пьяный Паладин»

Жан ла Флёр; Майло Ки, Каин, Ингард Косс, Тррака (ГМ)

Коллектив «Паладина» эмоционально решает проблемы ведения бизнеса, невзирая на посетителя. В это время таверну вдруг посещает отряд крысолюдов с деловым предложением…

2-ое, Звёздного Инея, 1645. Утро.
Таверна «Пьяный Паладин»

Майло Ки, Каин, Ингард Косс, Гелиос; КрижРиш

Коллектив «Паладина» возвращается с задания, подкинутого крысолюдами, в этот момент их посещает старый друг Гелиос, желающий напомнить Ингарду о другом договоре. Чуть позже в таверну входит драконид-путешественник с простым желанием перекусить и отдохнуть.

3-е, Звездного Инея, 1645. Вечер.
Таверна «Пьяный Паладин»

Бэйнар Эйнохэил, Альвэри Фенрил, Нерикс

Закадычные приятели и завсегдатаи «Паладина» Бэй и Нер знакомятся с Альвэри Фенрил.

6-ое, Звездного Инея, 1645. Вечер.
Таверна «Пьяный Паладин»

Арианрод Броснан, Алан Фиртен, Оливер (нпс); Лотанариэ Ангалилт;
Майло Ки, Каин, Гелиос

Айра, явившаяся в таверну в дурном настроении, встречает там своего знакомого – Алана. Будучи уже в подпитии, друзья знакомятся с магом по имени Оливер;  Эльфийка-наемница Ло коротает вечер за азартными играми; Сотрудники «Паладина» в компании своего друга Гелиоса обсуждают очередную авантюру и отправляются на вечернюю прогулку.

6-7-ое, Звездного Инея, 1645. Ночь.
Таверна «Пьяный Паладин»

Каин, Майло Ки, Ингард Косс, Гелиос

Встретившись после прогулки, Ингард и компания вскоре отправляются на новое задание…

23-е, Новой Надежды, 1645. День.
24-ое, Новой Надежды, 1645. Ночь-Утро.
Таверна «Пьяный Паладин»

Аэрена Дарос

Аэрена заезжает в любимую таверну, чтобы поужинать, переночевать и привести себя в порядок.

25-ое, Новой Надежды, 1647. Поздний вечер.
Таверна «Пьяный Паладин»

Бэйнар Эйнохэил, Нерикс, Эллюмиель де`Лоренцетти,

Блудные сыновья «Паладина» Нер и Бэй, в компании их новой знакомой-алла по имени Эль,  бурно празднуют прибытие домой - пьют, пляшут, играют в азартные игры. Чуть позже появляется и Аль, тут же привлекая внимание какого-то пьяницы и провоцируя драку между последним и Бэем…

25-ое, Новой Надежды, 1647. Ночь.
Таверна «Пьяный Паладин»

Бэйнар Эйнохэил, Альвэри Фенрил

Между Бэем и Аль происходит серьезный разговор на тему воровства и доверия.  Откровения затрагивают и потаенные чувства двоих – нет больше смысла смущаться...

25-ое, Новой Надежды, 1647. Ночь.
Таверна «Пьяный Паладин»

Нерикс, Эллюмиель де`Лоренцетти

Нерикс поздравляет Эль с Днем Рождения и заказывает для нее песню.

Автор: Ингард

0

181

В какой-то момент этих безумных и безбашенных плясок на трактирный лад до слуха Бэйнара, сквозь громкую, веселую музыку и дикие, ликующие крики толпы, дошли и слова вива. Ну и еще бы! Тот их умудрился на ухо танцующему мужчине выпалить, и пофиг, что шепотом.
- А где моя трава, а? Я сейчас долбанусь от алкоголя, если не приму. Нести сами будете…
«А я-то почем знаю? У тебя в сумке, как обычно, наверное, чудик мохнолапый!». И только после пронесшейся ураганом мысли Эйнохэил на мгновение замер с тупой миной на лице, даже прекратив чего-то там вытворять и ногами размахивать, как чумачечий. В глазах, ровно так же, как и в окутанном хмельной дымкой рассудке, проблеснуло всеосознание того, что как раз-таки из сумки друга он все и выгреб еще у себя на квартире, предложив, видимо, алла сварганить чаек не только из душистых сборов, но и из чего позабористее и повеселее, так скажем. Но долго размышлять над весьма прискорбной для Нерикса ситуацией Бэю не дал тот же самым вивариин, завопив вдогонку ко всему сказанному «Аэ-хэ-хэй!» уже не адресуя выкрик другу и проорав его прямо Бэйнару в ухо. От этого мужчина отшатнулся от ополоумевшей туши кота и с недовольным выражением лица вперил свой взгляд в вива. «Совсем опух что ли, нарик хренов?! Я тебе ща…». Но и додумать Эйнохэил не успел, подхваченный под локти мохнатым и Эль. «Кошкин то ты сын!», - же без тени серьезности и каких-либо намерений вкатить Неру за его выходку произнес про себя мужчина, и не долго думая, принялся отплясывать чечетку, уже и не понимая, двигалась ли вся их троица в такт музыке или же от балды отжигала. Отставив в сторону руку, что служило своеобразной уверенностью в том, что так он сможет сохранить равновесие, Бэй почувствовал, как тем самым толкнул рядом танцующего мужика, на которого поначалу и внимания то не обратил. Однако незнакомец почему-то не захотел оставаться в тени, развернувшись в ответ на толчок в спину и уставившись на Бэйнара. Тот лишь поднял голову, отрываясь от созерцания вытворяемых ими финтами и лыбясь во все тридцать два зуба, глянул на мужика, схватив того под руку и подключив к танцу. Кстати говоря, Эйнохэил не сразу заметил, что их по-прежнему оставалось трое, хотя должно было бы и поприбавиться. Факт, что в мужской компании из трех подвыпивших неадекватов, распихивающих всех ногами, да жопами, не хватало крылатой девушки, как-то не особо задевал. А в момент, когда толпа вокруг отчего-то начала присвистывать и половина из тех, кто до этого просто отсиживался за столами ломанулась куда-то в сторону вместе и с тем забулдыгой, который предпочел танцы-пляски с оранжево-мордым вивариином и синеволосым мужиком, Бэй и вовсе, словно бы на какое-то время придя в себя, ринулся до стола, за котором расположились друзья. В отчаянной попытке найти потерянные, а точнее оставленные им же самим чудо-травки-муравки своего друга, он перерыл всю сумку вива, сначала зарывшись рукой в конверт с разделанными тушками каких-то там тушканчиков, коих Нерикс таскал с собой аж от самой Соноры. Сдвинув брови и для убедительности пожамкав в руке что-то явно мягкое и наряду с тем какое-то жилистое, что ли, с обратной стороны, мужчина поспешно выдернул руку, наморщив нос от отвращения и отступая в сторону, тем самым налетая на стол, что повлекло за собой его покачивание, а оставшийся эль в кружке вивариина расплескался, щедро одаряя брызгами алкоголя открытую книгу. «Фу, блин! Фу, нафиг! Мохнатый!! Да у тебя там не сумка, а помойка целая!!». И пусть купленные ими с Бэйнаром рюкзаки и сохраняли свежесть всего в них положенного просто ну невероятно как долго, а вот напарываться на шкуры и копаться во всем подобном было омерзительно для Эйнохэила. Посопев, но, тем не менее, снова принявшись за обследование мохнатовского хозяйства, мужчина, в конце концов, извлек из сумки один-единственный, оставшийся валяться на самом дне, сверточек. Немного опасливо понюхав его, Бэй мысленно обратился к Ильтару с просьбой о том, чтобы это оказалось именно тем, чего сейчас было так необходимо Неру, а не чаем, и двинулся обратно к пляшущему. На полпути до кота он все же взглянул на ту картину, которая смогла приковать к себе и все остальные взоры. А картина та была весьма неожиданной и малость шокирующей. На одном из соседних столов, широко расправив крылья и танцуя совсем уже иной, нежели простую чечетку, танец, находилась Эллюмиель. «А вот этого я от тебя никак не ожидал! А с виду-то совсем и не скажешь!». Широко улыбнувшись, буквально подлетев к другу и крепко держа в одной руке сверток, Бэйнар кивнул ему на стол, служащий их знакомой импровизированной сценой. «Смотри-ка, чего у нас пташка вытворяет!!». Не раздумывая, он проскользнул за спину мохнатого, опираясь ему руками на плечи, подпрыгивая и ловко вскарабкиваясь на друга. Естественно, он заставил кота прилично нагнуться вперед, чтобы впоследствии усесться ему на шею. Со сверх довольной мордой и взглядом, в котором отчетливо плясали искры восторга, разгулья и чуть ли не упоения, со своей высоты Неровкого роста Эйнохэил воззрился на красивый в своих плавных, но ритмичных, движениях танец девушки, отмечая для себя, что алла и впрямь неплохо смотрелась на своем «пьедестале». Он бы и свистнул, поддерживая многих, но…  Да и к тому же слишком уж долго восседать на себе вив не позволил, наверное, почуяв, что совсем скоро свалится с ног. Буквально скинув с себя нахального друга, он пробубнил что-то нечленораздельное себе под нос и укоризненно уставился на Бэя. «Ах да!». Мужчина протянул вивариину сверток, кивнув на входную дверь и давая понять, что если тот и хотел расслабиться по-своему, то только не здесь. Всучив, дай Ильтар, «ту самую» траву коту и еще раз покосившись на Эллюмиель, Эйнохэил тяжело выдохнул. Почему-то раньше он и не замечал, как ему было жарко, однако сейчас просто начинал париться под накинутым на себя плащом. «Ну ладно, отплясали, и будет», - сделал умозаключение мужчина и двинулся пробираться сквозь толпу к столу, с которого уже, кажется, мечтала поскорее спархнуть девушка. Или это всего лишь и было ничем большим, чем просто «кажется». Как бы там ни было, а надо и меру знать. С чем почти у всех завсегдатаев мужского пола в «Пьяном Паладине» было туговато. А развеселившаяся алла была как-никак знакомой Бэйнара, да и к тому же его съемщицей. Следовательно, надо было прекращать весь этот спектакль с танцульками во избежание не столь приятных, но весьма возможных последствий.
Продравшись через скопище пьяных или же пока что чуть подвыпивших рыл, что было быстро поправимым упущением, мужчина, обойдя стол с более удобной для его задуманного стороны, оперся на столешницу одной рукой, второй просто-напросто сгробастав стоящую рядом Эль и перекидывая ее через плечо. От этого неожиданного скорее всего поступка девушка широко расправила крылья, желая хоть как-то сохранить остатки хрупкого равновесия и распугивая народ, собравшийся вокруг. «Воу-воу? Девочка, полегче! Я пока что взлетать не намерен!», - выпалил в мыслях Бэй, пытаясь не упасть и крепко обхватывая Эль за ноги. Толпа, естественно, недовольно загудела, на что, по большей частью мужчина не обратил никакого внимания, тупо развернувшись, все еще держа на себе Эллюмиель и поклонившись раздосадованной ораве, которая в скоре, с большой неохотой, но все же начала расходиться до своих столов.

+3

182

<----Пункт телепортации

25 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Поздний вечер

Открыв дверь в таверну, лоддроу сразу же окунулась в праздную атмосферу сего заведения. Дико захотелось вернуться к относительной тишине вечерних улиц, однако девушка подавила это желание, переступая порог и захлопнув за собой дверь. Она не спешила сбрасывать с головы капюшон, оглядевшись для начала на наличие знакомых лиц. Однако во всей этой кутерьме не то, что кого-то можно было сходу заметить, был шанс потеряться и самому. Глубоко вздохнув и маневрируя мимо столов с опьяневшими завсегдатаями, Альвэри начала пробираться к стойке. Конечно, девушка могла и сама начать поиски, придирчиво присматриваясь к пьяным рожам за многочисленными столами, однако она выбрала иной путь - поинтересоваться у хозяина таверны о своем постоянном клиенте. Кому, если не ему знать наверняка, стоит ли ей вообще на что-либо рассчитывать в сей вечер.
Тяжелый запах алкоголя, перегара, курительных смесей вперемешку с громкой музыкой, хохотом да плясками, от которых почва под ногами дрожала, лишь ухудшали общее настроение лоддроу. Да еще и сальные пальцы, норовившие схватить и утащить куда-то в сторону. Если бы Аль сейчас не занимали мысли совершенно другого толка, то, возможно, она бы шваркнула по этим самым пальцам. Хотя, скорее всего, ее бы тут и не было. Это излишнее напоминание снова полоснуло по сознанию яростной волной, от которой девушка даже зубами скрипнула, но путь свой продолжила. Уже когда прошла добрую половину зала, Фенрил услышала какие-то возмущенные возгласы, сменившие веселье да хохот. Без особого интереса, девушка вскинула голову, взглянув в сторону звука и едва не врезалась в спину какого-то увальня, внезапно выросшего на пути. Мужчина что-то пробормотал, не спеша сваливать с пути, но лоддроу не слышала, уставившись в заинтересовавшую ее сторону. А там действительно было интересно, ибо расступившаяся немного толпа открыла глазам девушки великолепное зрелище. Парень тащил на плече девушку-алла. Не из ряда вон выходящее событие в таком месте, как таверна и оно вовсе могло не заинтересовать Аль, если бы не одно "но". Синюю шевелюру столь оригинального оттенка она не могла попутать ни с кем другим. Лоддроу почувствовала, как по спине прошла волна неприятной дрожи, поднимая из глубин души что-то темное, ничего не имеющее общего с яростью, которая, тем не менее, не собиралась сдавать свои позиции, продолжая полыхать во взгляде. Уже сейчас, к слову, можно было задуматься - что же это за вор такой, который после кражи, возвращается в то место, в котором его обязательно найдут и продолжает весело проводить время? Но разве сейчас было место здравому рассудку? Придавленный к черепной коробке мощным ударом переполняющих эмоций, которые и близко не лежали с добром и светом, разум хрипло пищал, бесполезно, тихо и неслышно.
Альвэри повернулась в сторону пробирающейся пары и было двинулась навстречу, но вдруг ощутила как ее цепко ухватили за запястье. Все тот же увалень, мычавший что-то в косматую бороду, требовал внимания к себе. Ярость, которая всю дорогу гнала лоддроу в этот проклятый город неудержимой волной затмила взгляд. Девушка полуразвернулась, пытаясь выдернуть руку, которую уже начало сводить от неприятных ощущения, вызванных таким же прикосновением.
- Любезнейший, - холодно, четко, но не без ноты злости, прошипела девушка. - Шли бы Вы, куда доселе собирались. Мне нет дела сейчас до Вас, ни-ка-ко-го.
Однако сей отупевший от выпивки мужлан и не думал внимать ее...просьбе. Посему, недолго думая, лоддроу сделала первое, что пришло в голову. На ладони, запястье которой было зажато, заплясали блеклые символы. Уже лицезрев сие, мужчина ослабил хватку, но Аль и не подумала останавливаться и в следующее мгновение его рука начала покрываться инеем.
- Ты что делаешь, стерва? - взревел незнакомец, видимо, достаточно протрезвев, чтобы ощутить последствия своего необдуманного поступка и начать членораздельно изъясняться.
- А на что похоже? - ухмыльнулась в ответ лоддроу.
Далее все закрутилось с неимоверной скоростью. Мужик рванулся прочь, резко отпуская ее и улетая на соседний столик. Для самой девушки сие тоже не прошло без последствий. От резкого рывка, она спиной отлетела назад, благо натолкнувшись на чью-то спину пошире, а не растянувшись на столе. Но радоваться сему Фенрил не стала, так же резко шарахнувшись прочь, но у того, на кого она упала, видимо, были свои планы на этот счет. Материя плаща затрещала, грозя лопнуть по швам и в следующий миг брошка, издав жалобный металлический звук, улетела в сторону. О том, попала ли она кому-то в глаз или нет, никто как-то не задумывался. Плащ широким покрывалом улетел к незнакомцу, на которого воззрилась лоддроу.
- Хочешь вернуть, детка? Подойди и забери, - ухмыляясь и тем самым показывая ряд гнилых зубов, проговорил мужчина.
Кто знает, может она бы так и сделала, только с поправкой на то, что починила бы пару этих самых зубов, избавив их от участи дальнейшего гниения в ротовой полости, но как раз в сей момент ее взгляд снова напоролся на парочку синеголово-крылатых. Альвэри ухмыльнулась, стоя как раз на пути оных. И если ранее девушка еще могла тихо-мирно, ну относительно тихо и мирно, прийти, найти, подойти и попросить вернуть украденное, а после ретироваться восвояси, то события недалекого прошлого, что пролетело минутами ранее, стерли напрочь благие намерения. Голубые глаза вперились в лицо парня, из-за которого ей пришлось почти среди ночи выбираться Тейар знает куда, из-за которого ее душа сейчас горела похлеще, чем парились тейаровы дети в кострах Изнанки, из-за которого ей пришлось прийти в столь неприятное место и вытерпеть подобное отношение к себе, из-за которого вместо самоконтроля во взгляде полыхал яростный лед. Она никогда не думала, что способна ощущать эмоции столь разрушающей силы по отношению к кому-то и это требовало возмездия. На шум, который поднимался вокруг, лоддроу не обращала никакого внимания. Видимо, мужика, захватившего как трофей ее плащ, не удовлетворил ее молчаливый ответ в виде полного игнорирования.

+3

183

Танец продолжался, кот уже не отдавал себе ни каких отчетов. Еще бы... Алкоголь еще не вышел. Более того, он продолжал всасываться внутри, еще оставшийся в желудке в виде вкусного эля. Да, толкались, да, кругом колотящиеся друг об друга локти, задницы, бока и прочие части тела, как его, так и чужие. Нериксу это было не интересно. Даже наоборот, это только сподвигало к веселью и безбашенному отплясыванию. Незаметно для себя, вивариин уже отплясывал один, размахивая локтями и отбивая ногами дробь. Прошло еще сколько-то секунд - котяра обнаружил себя в компании какой-то бета-вивариинки, похожей на гиену. Он бы и познакомиться не прочь был с ней, но та хохотала как... не повирите, как самая настоящая гиена. Это несколько оттолкнуло Нерикса, но он таки дотанцевал  с ней и переключился к поиску своих соратниковю Или как их там можно назвать? Собутыльников или товарищей. Сотанцоров, во!
Бэйнар так вообще из виду исчез, а вот Эллюмиель выдала такую штуку, что взяла и воспарила над столом. Посредством чьих-то сильных рук, естественно! Нерикс сразу же растолкал танцующих и встал рядом с тем столом, где устроила дикие танцы алла. - Вууууу! - Выкрикнул котяра, подняв руку с кулаком, - Знай наших! - И начал танцевать на месте, подняв обе руки в кулаках и глядя на танцующую девушку. Танец его был больше похож на какой-то ритуальный шаманский, нежели на трактирный. Будто божество увидел и воздавал ему почести. Кстати, насчет почестей. Тут уже многие были у стола и смотрели на зажигательный танец крылатой.
Будь сейчас Нерикс немного трезвее - он бы вспомнил события некоторой давности, когда за ними троими гонялась свора пьяниц и позвал бы вежливо всех ретироваться. Так нет же! Танцуем! У всех на виду. Вот алла-то они точно запомнили бы, Бэй с Нером хотя бы завсегдатаи этого "Пьяного". Благо, сейчас никто ничего не обнаружил. Да и забыли они, наверное. Или тех самых озлобленных дядек тут не было.
Вот и Бэйнар вернулся, всучив другу то, что он искал. - Ты лучший! Целовать не буду. - Крикнул Нерикс, спрятав снадобье в карман и крепко обняв друга. Затем, он отошел в сторону, убедился, что за ним никто не смотрит, и отправил щепотку чудо-средства себе в нос, смачно его занюхав. Пока просто взбодрился. Пора возвращаться. Повсюду уже какие-то драки пошли, толкотня, полеты мужиков. И даже Альвэри кот не заметил.
Кое-как добрался до стола, но алла уже не было тут. Котик потерялся. Котик хочет найти друзей. Пошел и нашел! Потихоньку начинали действовать и вещества.
- Ух ты! Привет! - Вивариин вылупился на Альвэри, не веря своим глазам. Повернулся к Бэю и Миель. - Видели?! - Улыбнулся им своей скалящейся кошачьей улыбкой. - Вууууу! Давайте что-нибудь сделаем! Пойдемте, пойдемте! - Голова уже была полна идей, которые спутывались. Хотелось творить. Да даже порисовал бы! - В кости идемте играть! - Нерикс взял Альвэри за руку, другой взял Бэя за шиворот, стараясь не уронить его с алла, и потянул их в сторону стола. Хорошо еще пока не упоролся до состояния, когда уже видно, что упорот. Пока похож на простого выпившего, полного энергии, кота.

Отредактировано Нерикс (2014-02-02 20:22:12)

+2

184

Вскрикнув от неожиданности, Элли инстинктивно подалась вперед и распахнула крылья, совершенно не желая встречаться носом с грязным полом. Равновесие, слишком хрупкое сегодня, к счастью не подвело, и ей ничего не оставалось более, чем упереться ладонями в поясницу Бэя и лениво болтнуть босой ногой. Через секунду пришлось судорожно парня обнять за бока, так как он решил отсалютовать толпе вместо нее. Мир вернулся в исходное положение и, когда Бэй вновь повернулся по ходу движения, Лоренцетти развела руками, мол все, концерт окончен.
"И вряд ли повторится снова", - сознание забилось в уголок от стыда, предвкушая завтрашние слухи. А вроде приличная была целительница, благородных кровей, скромная вся. А тут на тебе лихие пляски под зажигательные мотивы на столе. Отч*цензура*чила так отч*цензура*чила.
Один из зрителей с благоговением вручил удаляющейся к своему месту девушке ее балетки. Сконфуженно улыбнувшись, Миель приняла свои вещи - перспектива разгуливать по грязному полу таверны босиком ей ни разу не прельщала.
Алла вздохнула, мерно покачиваясь на плече своего "спасителя". Что ж, зато будет что вспомнить, но судя по лицам друзей, наблюдавших за ней (а ведь она видела, как Бэй на Нерикса чуть ли не верхом залезал) забыть об этом ей не дадут в любом случае. Странно... Так она ведет себя только рядом с ними, но от этого становилось легко на душе. Улыбнувшись уголком губ своей спонтанной мысли, Эллюмиель мельком посмотрела вверх. Перед взором мелькала только синяя макушка, раскачиваясь влево-вправо. Или она раскачивалась...не суть важно. Тут парень подкинул ее на плече, перехватывая поудобнее ее ноги. Алла хотела было завозмущаться столь необходительным отношением к даме, но предусмотрительно промолчала. Она и так много сегодня наговорила. Но, однако, самого главного и не сказала. Девушка слегка прогнулась в спине и уперлась ладонями в широкую спину Бэя.
- Спасибо, - проговорила она достаточно громко для того, чтобы он ее услышал, - было здорово.
Говорила абсолютно искренне, без вранья и какого-то умысла. Этот день стал для нее особенным. Еще никогда за пределами Далиана ей не было так хорошо.
Сбоку кто-то завозился. Были слышны гневные выкрики, ругательства и оскорбления, грохот посуды и скрип деревянных столов по каменному полу. Элли опустила голову вниз и удрученно ею покачала.
"Вы что, издеваетесь?" - тоненько пискнула маленькая девочка внутри. - "Как мы сюда не приходим, то обязательно ввязываемся в историю! Надеюсь, что ты помнишь, где на сей раз оставила плащ"
Где оставила плащ Миель помнила, это уже хорошо. Ну а с другой стороны...это же таверна, тут без драк, вестимо, не обходится. Да и почему сегодняшний вечер должен стать исключением? Оставалось надеяться, что это их не коснется.
Бей резко тормознул. Дабы не упасть, алла вцепилась в ткань его плаща и предприняла попытку посмотреть на причину столь внезапной остановки - до места они ж еще не дошли. Однако здравый смысл вкрадчиво подсказывал, что делать этого не надо. Так девушка и осталась висеть на плаще Бэя, пока в поле ее зрения не возник Нерикс. От вида кота слегка навеселе, алла склонила голову чуть набок и с толикой непонимания смотрела на него, прикидывая, что его могло так развеселить.
- Ух ты! Привет!
Кот был жизнерадостен как никогда. Судя по гневному сопению, исходившему позади нее нельзя было понять причины столь бурного приветствия. Зато резко расхотелось сверкать пятой точкой, раскинувшейся так неприглядно на плече синеволосого парня. Стало стыдно.
- Вууууу! Давайте что-нибудь сделаем! Пойдемте, пойдемте! В кости идемте играть!
Отличное завершение вечера - азартные игры прилагались, как она надеялась, бесплатно. Бей дернулся, развернулся и алла, лишенная чести поприветствовать новоприбывшего знакомого ребят, лишь мельком выцепила глазами всполох длинных белых волос. Вновь развернувшись носом к незнакомой ей толпе и неуверенно улыбнулась неприглядного вида громиле, слишком уж недружелюбно смотрящему в сторону удаляющейся компании. В голове мелькнула догадка, что причиной гневного бурчания не совсем трезвого постояльца могла быть та самая неизвестная ей личность, что сейчас направлялась вместе с ними к и столику. А это чревато, с ними по-другому не бывало.
Когда они пришли на место, Бэй, как мог аккуратно, усадил алла на ее место, предоставляя, тем самым возможность, надеть, наконец, тапки на босы ноги. Что Эллюмиель и хотела сделать, однако наткнулась серыми глазами на незнакомую девушку, в чьих льдисто-голубых глазах читалось что-то...недоброе. Так чернокрылая и замерла с тапками в руках, но глаза все же отвела. Решила познакомиться чуть позже, от греха подальше.

Отредактировано Эллюмиель (2014-02-02 22:44:23)

+3

185

Зачем и по какой такой причине Бэй вздумал вдруг тащить алла по всему залу до их стола на себе было малопонятным даже ему самому. Вроде бы хотел всего лишь стянуть со «сцены» да поставить на пол, а тут ломанулся… Ну, чего только не вытворишь на пьяную-то голову! Без чудачеств и спонтанных поступков тут вообще никак и ни разу нельзя было обойтись. А вот когда девушка приобняла мужчину за бока, тут он и осознал, что делает, наверное, что-то не так. Или так, но как-то очень уж неправильно. Потому как от минутного подобия объятий по спине мгновенно прокатился, если не сказать, что протоптался, табун мурашек, спирая дыхание и откликаясь подступом очнувшегося и пробивающегося сквозь хмельное сознание страха в груди. Но то было слишком мимолетным ощущением, плохо, но все-таки притупленным алкоголем. Да и отпустить ноги Эль, позволяя ей поцеловаться с полом, он не мог, вовремя взяв себя в руки и продолжив свое движение к намеченной цели, коей являлся  с оставленными за ним, и на нем вещами.
- Спасибо, было здорово, - послышался приглушенный шумной атмосферой таверны голос алла, в котором так хорошо читалась искренность каждого слова и все такие же, как и до этого момента, веселые нотки.
Почувствовав, как Эллюмиель начинала упираться Эйнохэилу в спину, тот немного сбавил шагу, раздумывая, а не совершил ли он вообще ошибку, взяв девушку ну… на руки, можно сказать, наверное, потому как каждое ее прикосновение, пусть и направленное всего-то на опору, начинало вызывать в Бэйнаре не только приступы ужаса, напрямую связанного с его фобиями, но и некие сравнения с недавно произошедшим в Мандране. Полностью поглощенный своими заботами и попытками отделаться от назойливых мыслей, он все же кивнул знакомой, поворачивая голову набок, смотря себе за спину и широко улыбаясь. «Да и тебе спасибо. Было здорово». Отвлекшись на Эль, Бэй не заметил зачинающейся где-то рядом драки. Да и не такое уж то было и событие в таверне, чтобы на каждую из них обращать внимание. Ну не поделили кто-то с кем-то да чего-то. Ну, бывает. Ну, подерутся. А вот если в драку «позовут», тут уж и пожалуйста. Как говорилось, я весь ваш! Однако не перешедшая пока ругани и брани потасовка плавно перешла непосредственно в сторону идущих и несущих на себе крылаток. «Крылатка! Какое забавное слово!». Эта мысль была последней перед тем, как перед Бэйнаром пролетела какая-то баба, врезавшись в спину совсем незнакомого мужика. Далее мужчина молча, даже в голове, наблюдал эпичный исход сего полета и развязку, никак не ожидаемую. Да ладно там и на бабу, и на пьянчугу, и на их милый разговор типа «Ути-пути, забери попробуй», что касалось отвоеванного еще и в толком не начатом бою плаща, если бы не одно весомое «но»! Той самой бабой, вляпавшейся в обыденную для любой другой местной алкашки ситуацию была Альвэри. Опешив от такого поворота событий, Эйнохэил резко затормозил, не моргающим взором уставившись на лоддроу и не веря собственным глазам, что это и вправду была она. Даже тот факт, что Эллюмиель в этот момент потянула мужчину за полы его плаща так и не смог выдернуть Бэя из полнейшего оцепенения. Наверное, стоило бы ущипнуть себя для того, чтобы понять – все происходящее было далеко ото сна, но даже этого Бэйнар сделать не смог, только лишь придурковато улыбнувшись девушке, что было продиктовано еще не отпустившей разум выпивкой, и полностью игнорируя ее леденящий и душу, и кровь, взгляд, который в ту секунду мужчине вообще показался всего-то каким-то злючным. А каким еще-то? Естественно, что встревать в трактирные потасовки мало кому нравилось. «И снова здарова, полагаю», - навеселе произнес про себя Эйнохэил. А тут еще и Нерикс откуда-то подлетел, сметая весь афиг от столь неожиданной встречи, подобно чумному урагану.
- Ух ты! Привет! Видели?! Вууууу! Давайте что-нибудь сделаем! Пойдемте, пойдемте! В кости идемте играть!
И как обычно тысяча и одна кошачья мысль в секунду. Особо не разбирая, что и кому предназначалось, и легко увлекаемый другом, (еще бы, это котовье отродье его за шиворот потащило), мужчина так и пробздехал весь остаток пути до их стола, только около оного усаживая на стул Эллюмиель и поворачиваясь к мужлану, который соизволил попереться за ними. Он не предал значения тому, что устраиваясь поудобнее на стуле, девушка крылом задела покоящуюся рядом с ней на столе книгу, которая шлепнулась вниз куда-то к открытой сумке Нера, исчезая в той. А игра в кости, да, была бы хороша для общего веселья и полу-пьяной или уже хорошо пьяной компании. За исключением буки-Аль, которая только-только к ним присоединилась. Короче говоря, азартную игру, предложенную вивариином, Бэй полностью поддерживал! Вот только почему-то такого позитивного настроя всех остальных никаким образом не поддерживал подкативший к лоддроу увалень, кажется, пьянищий в умат. А мужчина то уже и за кубиками игральными полезть готов был к коту, если бы не грубый жест забулдыги в сторону Альвэри. То и понятно, тут можно было безошибочно угадать по какой такой причине мужлан был рассержен… или взбешен… или обижен. Его тонкие ролевые игры были совсем не поддержаны холодной особой, а такого к себе обращения и полного игнорирования каждый уважающий себя пьянчуга потерпеть ну просто не мог! Схватив девушку за плечо и грубо развернув к себе, мужик начал было что-то говорить, но оборвал себя на половине слова, отвлекшись от Аль и переведя свое внимание на скинувшего его руку с лоддроу Бэйнара. Он насупился, словно баран, что аж в какой-то момент было отчетливо слышно гневное сопение, и вперил совсем уже неадекватный взор сначала в мужчину, помешавшему его разборкам, а затем и в Эллюмиель, сидящую чуть в стороне.
- Тебе чего, одной бабы мало что ли? Отвали и иди свою обгуливай, - проревел незнакомец заплетающимся языком.
И вот что прикажете делать, если, как раз таки в какой-то степени его бабу мало напоминающий человека субъект и пытался сейчас развести минимум на знатную потасовку? Нет, конечно же, свои права на Аль Бэй не предъявлял, для начала их заиметь надо было. А вот вступиться, да еще и после ляпнутого в его сторону… Уху-ху!! Его не пугал тон, в котором алкаш начал гнать… еще бы, по сравнению то с рожей того… И плевать, что забулдыга, хоть и был пьян в слюни, а габаритами своими во многом превосходил Эйнохэила. Мужчина даже и не заметил, что вокруг их стола уже собрался круг постояльцев, жаждущих увидеть масштабы скорой драки и заговорщитски перешептывающихся между собой. Ставки делали, наверное. Да и вообще, сейчас уже Бэйнару было плевать на все и всех после кинутого камня в его огород.
Он рыпнулся в попытке как следует вмазать по самодовольной и лыбящейся хари мужика, успев уже и кулак занести, как был остановлен одним из работников «Пьяного Паладина», что обычно были призваны утихомиривать разбушевавшихся посетителей. Второй же успел схватить и мужлана, пытаясь растащить сцепившихся как можно дальше друг от друга. Конечно же, Бэй столбом стоять не стал, попытавшись несколько раз вырваться и все-таки дотянуться до объекта, которому так и хотелось по его прекрасным щам заехать, но был остановлен вторым подлетевшим охранником, назовем этих стражей порядка в таверне так.
- Уймись, Бэй! А ни то точно полетят ваши манатки из комнат, и вы вдогонку! – Прошипел мужчина, крепко обхватив Эйнохэила за пояс и стараясь угомонить его.
Он покосился в сторону притихшего вива, заставляя Бэйнара опустить кулаки и тоже обернуться.
- Ты же не хочешь и друга без крова оставить, верно?
«И то верно!», - трезво помыслив, (а трезвости только на секунду и хватило), выпалил мужчина, сменяя гневный взгляд на более спокойный и переводя взор куда-то к барной стойке, за которой спокойно стоял хозяин «Пьяного Паладина», наблюдая за всем происходящим со стороны и пока что не спешив вмешиваться самолично.
Кивнув блюстителю порядка и давая понять, что все ему было яснее-ясного, Бэй все же попытался вдарить ногой по пьянице, но промахнулся, снова оттащенный в сторону. «Да ладно. Все-все…». После этого он выставил руки открытыми ладонями перед собой, как бы говоря тем самым, что сдавался и был не намерен продолжать потасовку. Толпа вокруг загудела, но моментально затихла, когда в зале прекратили играть и на всю таверну прозвучал голос тавернщика.
- Расходимся, расходимся, господа!
И все, словно стадо послушных овец, разбрелись по своим углам. Снова грянула музыка. Убедившись в том, что драка более не вспыхнет меж завсегдатаев, разошлись и стражи порядка, все еще поглядывая на мужчин через плечи. Эйнохэил, гордо одернув плащ, вернулся к столу, улыбчиво обведя взором всех собравшихся и останавливаясь на Альвэри. «Ну-с, за каким пожаловали в нашу веселую забегаловку на сей раз?». Вопросительно и слишком уж театрально для трезвого себя вскинув брови, Бэйнар тут же отвел взгляд, поворачиваясь уже к Нериксу и требовательно протягивая руку. Требовал он, понятное дело, кости. А пока дожидался, успел еще и обслугу поймать, заказав у той четыре кружки все того же эля.

Отредактировано Бэй (2014-02-03 00:38:17)

+3

186

Что сказать, яростный взгляд голубых глаз, направленный на пару, застывшую в нескольких шагах от нее, не успел вырасти во что-то более существенное на тот момент. Кроме сопевшей рожи недовольного завсегдатая, коему достался трофей в виде ее плаща, на сцене сего театра возникло еще одно действующее лицо. Ну как лицо, рыжая мохнатая морда. Нерикс, Тейар бы его разодрал еще по пути в Таллем, мимоходом поздоровавшись и сверкнув чумным взглядом, схватил ее за руку и поволок вместе с Бэйем, у которого на плече продолжала болтаться крылатая девушка, куда-то прочь. Альвэри, мягко говоря, опешила от такого поворота событий и не сразу среагировала на столь бесцеремонное поведение пушистого знакомого, даже не поздоровалась в ответ, однако страхи не дремлют. Скрипнув зубами, девушка принялась дергать рукой, в попытке освободится. Да куда там! Вроде бы и схватил не сильно, как и держал, а цепко, меховой прохвост! От смешавшихся в душе ощущений лоддроу была близка к тому, чтоб отвесить Неру хорошенького подзатыльника, авось бы вся дурь с головы и вылетела. Но точно так же, как ухватил, кот ее и отпустил, остановившись возле одного из столов. Проклиная его на чем свет стоит и ненадолго забыв обо всем, кроме зудящей руки, Фенрил не заметила на столе того, за чем, собственно, явилась в город. А после мягкого приземления незнакомки, так и вообще не судьба было увидеть. Да и события, последующие вскоре, снова отвлекли от первоочередной цели.
Немного справившись с собой, Альвэри, наконец, осмотрела компанию, встретившись ненадолго со взглядом крылатой девушки. В отличии от той, лоддроу с излишним, даже для себя, вниманием, вперила в нее свой взор. Что она хотела в той рассмотреть в сей момент, наверное, сама бы не смогла сходу ответить, однако и наглядеться ей толком не дали. Ну что за день - одни хамы вокруг да воры, будь они не ладны! На плечо легла тяжелая рука и в мгновения ока Альвэри развернули, заставив вкушать не совсем приятные ароматы из ротовой полости все того же забулдыги с трофеем в виде ее плаща.
- Ты чего-то не поняла, девка! Я сказал, чтоб пришла и ты идешь, ясно? - начал рычать мужчина, вперив в нее пьяный взгляд.
Альвэри передернуло. По плечу начало расползаться предательское чувство холодящего кожу озноба, клокочущее внутри море из доморощенной ярости снова колыхнулось, медленно поднимаясь из глубин, в кои ее загнали столь быстротечные и неожиданные препятствия на пути. В какой-то момент губ девушки коснулась жестокая ухмылка. Возможно в сей момент она представила, как в эту руку, создающую столько хлопот, вонзается острый клинок и прокручивается до хруста в кости, чтобы больше никогда и ни при каких условиях она не смогла кого-либо коснуться без спроса. Однако поток мыслей, как и их внедрения в жизнь, неожиданно оборвался...снова. Рука хамоватого мужика была сброшена с ее плеча, тем самым освобождая от неприятных ощущений. Альвэри, наверное, с не меньшим удивлением воззрилась на Бэя, как и задиристый пьянчуга. Впрочем, благодарностью в ее глазах и не пахло, ведь только один взгляд на лицо парня и снова водоворот эмоций захлестывает с головой. Уже давно пора свыкнуться, что он действовал на нее как какой-то алхимический порошок, который каждый раз по-новому заставляет реагировать, лишая ее хладнокровия, заставляя терять фактически весь контроль над своими эмоциями. Здравый рассудок мог давно прокричать, что от сего субъекта стоило держаться подальше, однако шутники, плетущие нити судеб, думали иначе, делая из ее жизни сплошной анекдот. Тем не менее, факт оставался фактом, Бэй решил, что должен вмешаться в ее дела с нерадивым поклонником, не особо спрашивая, стоит ли сие делать. Естественно, что пьянчуге такой поворот событий не пришел по вкусу, на что он не применил ответить в весьма грубой форме. От его слов лоддроу дернулась, словно от пощечины, вскинувшись и снова воззрившись на мужчину. В глазах потемнело и ей уже стало безразлично, кто что ком сказал, кого защитил и прочее-прочее. В сжатой ладони, сквозь тонкие пальцы, сверкнул бледный свет. О том, что она собиралась быть более осторожна, лоддроу моментально забыла. Сердце гулко билось в груди, гоняя кровь и давя голос рассудка. И кто знает, что могло бы произойти, если бы перед носом не мелькнула фигура Бэйнара, который оказался шустрее ее в разы. Девушка замешкала, понимая, что может навредить обоим, однако, отталкиваясь от цели, которую она изначально преследовала, можно было не особо раздумывать...Впрочем, момент упущен, а драку, толком не начавшуюся, уже разняли. Мужика, ругающегося и лягающегося не хуже любого коня, уволокли прочь. Еще какое-то время слышались его проклятия, в частности в ее адрес, вплоть до расправы над душой лоддроу посредством плаща, который он с собой уволок. Фенрил сжала кулак, притушив не использованное заклинание и развернулась к компании. Казалось бы, спокойной взгляд на лишенном эмоций бледном лице снова скользнул по незнакомке, которую ей не спешили представлять, да и, возможно, незачем было, ведь она не собиралась разводить с компанией душевные разговоры до утра. Перепрыгнув на Нерикса, косившего на всех и вся веселыми глазками, ледяной взор остановился на Бэйе, вопросительно на нее воззрившемся. Девушка изогнула бровь, сложив руки на груди. Точно как его взгляд был понятен, ее был не менее красноречив. Не стоит клеить идиота, сам знаешь зачем пришла. Но та доля выпитого, что наверняка успел влить в себя парень, играла свою роль, так как Бэйнар отвлекся требуя от кота что-то, потом и мимо пробегающую обслугу дернул. Альвэри глубоко вздохнула. Главное сохранить остатки самообладания, третья потеря оного в этой таверне может закончится весьма печально, и не только для нее.
На стол легли кости, которые Нер выудил по просьбе друга. Боги, да вы издеваетесь! - мысленно воскликнула лоддроу. Руки зачесались схватить обоих парней и треснуть рожами о столешницу, дабы хоть немного привести в чувство, ну и для праведного возмездия да удовлетворения досады, которую вызвало их поведение. Нет уж, не дам себе зубы заговорить. Лоддроу не была настроена на всенощную игру с тем, которого хоть сейчас удавила бы голыми руками, если бы вокруг не присутствовало столько народу. Недолго думая и тем самым перехватывая инициативу, Альвэри сгребла игральные кости, проговорив:
- Ты уже однажды проиграл и не смог ответить за проигрыш в полной мере, Бэйнар. Стоит ли верить твоим играм сейчас? Стоит ли вообще тебе верить? - тон голоса был спокойным словно море перед бурей, так как в нем слышалась спрятанная угроза. - Если я выиграю и в этот раз, будь любезен ответить на то, что будет предъявлено...в полной мере. Без свидетелей, а то еще Ваша честь пострадает, - последнее было сказано с ноткой сарказма, намеренно в выделенной форме.
Какая честь у вора и лжеца? Смешно да и только. Альвэри приглушила новую волну ярости, пытающуюся вырваться и затуманить сознание. Не сейчас. Бросив еще один взгляд на Бэя, лоддроу кинула кости, звучно покатившиеся по столу и вскоре замерли. Лоддроу ухмыльнулась, увидев результат и насмешливо глянула в сторону Бэйнара. В этом взоре, который продолжал полыхать яростью, теперь читался и вызов.

Отредактировано Альвэри (2014-02-03 02:10:13)

+2

187

Уже собравшись сгрести положенные вивариином кости, Бэйнар открыто усмехнулся, лицезрев, как Альвэри весьма ловко опередила его в этом, сжав кубики в кулаке и явно намереваясь присоединиться к игре. Мужчина оперся боком о стол, сложив руки на груди точно так же, как это с минуту назад делала лоддроу, и с любопытством поглядывая на девушку. По ее виду, на первый взгляд спокойному и лишенному каких-либо эмоций лицу, да и по всем движениям, что всегда выдавали истинное расположение духа почти любого лучше мимики, можно было сказать, что Аль была сильно чем-то раздражена. Большего в меру своего опьянения Эйнохэил не замечал, и рыться во всех переживаниях не больно-таки порывался, списав все на произошедшую перепалку с пьяным амбалом. Никому кроме самого Бэя, кажется, так и не состоявшаяся драка особо настроения не поднимала. Он пожал плечами, отмечая в мыслях, что как обычно выделялся среди всех, и даже обнюхавшегося кота, дуростью и глупостью, кои принимал за благие намерения вступиться за девушку.
- Ты уже однажды проиграл и не смог ответить за проигрыш в полной мере, Бэйнар. Стоит ли верить твоим играм сейчас? Стоит ли вообще тебе верить?.. – Бесцветным и ровным голосом произнесла Альвэри, заставляя мужчину отвлечься от потока дум в голове и перевести свое внимание на нее.
Свое имя, услышанное полностью, непривычно резануло по слуху. Зная его, Нерикс так ни разу и не назвал друга больше, чем просто тем сокращением, которое привык слышать от него Эйнохэил. Он повел бровью, не обделяя свой жест некоторой праздной ленью и не косясь на остальных, чего бы непременно сделал, находясь в трезвом состоянии. «А ты мне верила? Не самое мудрое твое решение… Наверное». Однако вон, мохнатый доверял Бэю, как самому себе и ничего. Но то был лучший и единственный друг, а девушка… А вот кем приходилась ему эта самая девушка? И к чему, собственно говоря, был начал этот разговор и вся эта показуха? С чего это ему не стоит верить?
- …Если я выиграю и в этот раз, будь любезен ответить на то, что будет предъявлено...в полной мере. Без свидетелей, а то еще Ваша честь пострадает, - сфамильярничала лоддроу, приправив последние слова щепоткой сарказма.
«Оп, благодарю!!», - протараторил про себя мужчина, выловив с подноса официантки, что не успела еще толком-то и расставить заказ на столе, одну из кружек и сделав парочку больших глотков. Он благодарственно отсалютовал обслуге, получив в ответ на свое действие немного укоризненный взгляд незнакомки и добрую улыбку, и снова обратил внимание на кости, заплясавшие на столе. Все обратили. «Уже боюсь, девочка! А вот на счет чести я бы не зарекался… Страдать ей не придется, так как она у меня и вовсе не водится». Чего не говори, а на свою честь, такую драгоценную для кого-то, мужчине было ровным счетом все равно. Настоящего его, со всеми придуршнями и недостатками, малость темным прошлом и не очень-то радужным настоящим знал лишь Нер, принимая друга таким, каков он был. Не открещиваясь, и не отбрыкиваясь, а наоборот, готовый встать за того горой, до последнего аргумента убеждая всех вокруг, если то бы потребовалось, какой Бэйнар был хороший, пригожий и покладистый. А на всех остальных было плевать. «Да вы его просто не знаете так, как знаю я!», - это были слова вива, прозвучавшие когда-то давным-давно после того, как он начал распинаться перед парочкой, на которую Эйнохэил замахнулся доской, валявшейся посреди дороги за то, что те бросили пару весьма не лестных слов в его сторону. «И хорошо, что не знают!», - как сейчас помнил свой ответ мужчина, - «А то бы точно перешиб бы!».
И вот брошенные кости наконец-таки остановились, показывая результат своего странного танца, в котором бегали по столу до сей секунды. Бэй сложил числа, выявляя общую сумму и произнося полученное в уме, будто бы это помогло бы ему лучше запомнить цыфру, - «Восемь. Не плохо». Оторвав взгляд от кубиков и отхлебнув из кружки, Эйнохэил встретился взором с Аль, улавливая в нем отчетливо даже для такого поддатого состояния, в коем пребывал мужчина, читающийся вызов и колючую холодность, на которую по-прежнему не реагировал должным образом. Усмехнувшись «выпаду» девушки, и не смотря на остальных, Бэйнар собрал кости в кулак, затуманенным и слегка прищуренным взглядом уставившись на лоддроу и словно бы открыто спрашивая, чего же такого ему стоило загадать? Ах да, он же мог и не пытаться объясниться, размахивая руками, так как уже немного плоховато осознавал свои действия. Там же где-то на столе бумага с карандашом была! За ней-то и потянулся мужчина, поставив кружку с элем на стол и перегибаясь через него, чтобы достать листы. «Если выигрываю я, то я отвечаю на все твои притензии претензии и пред предь». «Тейар, да как же ж это слово пишется?!», - рассмеявшись самому себе, Эйнохэил продолжил пытаться написать ответ. «предъявы прямо тут. Со свидетелями, и выпивкой. Кстати, о ней. Не стесняйся, налетай. Это условие тоже приписывается к моему возможному выигрышу». Закончив с писаниной, строки которой порядком расплывались перед глазами и криво ложились на лист, Бэйнар протянул написанное Аль, криво улыбнувшись одним только взором из-под напавшей на лицо челки и сделав бросок. К слову заметить, кости как-то не горели желанием раскатываться по столу во второй раз, будто бы остановленные невидимой рукой самим Господином Случаем. Мужчина всмотрелся в точки. «Десять что ли?!», - не поверив самому себе… Ха! А она еще и о ком-то другом говорить будет!... Эйнохэил склонился ближе к кубикам. «Десятка!!». С таким же вызовом во взгляде, но заменяя застывший в нем холод на всебудоражущее веселье и ликование, он посмотрел на Альвэри. «Ну что ж… за тебя, ледышка!». Схватив эль, Бэй в молчаливом тосте приподнял кружку, открыто упиваясь своей победой и до сих пор игнорируя истинные и совсем не имеющие ничего общего со сдержанностью и пусть и напускным спокойствием эмоции девушки.

Отредактировано Бэй (2014-02-03 13:25:18)

+2

188

Бэй ответил на ее взгляд весьма красноречиво. Видимо, парень успел достаточно навернул спиртного ибо в его взгляде не читалось и намека на догадку, по какому поводу лоддроу сейчас стоит перед ним. Ну что же, значит придется напомнить. Она не отводила своего взгляда, глядя в его прищуренные глаза, поддернутые пьяным угаром. Казалось, они вовсе забыли о том, где находятся и с кем. В какой-то момент померкли звуки всеобщего веселья, исчезли лица знакомых и не знакомых. Остались только они вдвоем, словно противоборствующие силы, готовые схлестнуться в последней схватке. Странное сравнение, но не такое уж и неуместное, если отталкиваться от того, что продолжало твориться в душе девушки, отражаясь в ее взгляде. Аль внимательно следила за Бэйем, решившим, что стоит что-то «сказать» перед броском. Не стоило иметь семи пядей во лбу, чтобы понять сие, ведь перед своим она также выставила условие. Несколько быстрых росчерков карандаша и вот он протянул бумагу лоддроу. Фенрил быстро пробежала по строкам, написанных знакомым почерком, усмехнувшись и слегка кивнув. Что же, справедливо, хотя ей ни одно из желаний Бэя не пришлось по вкусу, но это уже мелочи. В ее текущем состоянии мало что могло понравиться, это факт. Ответить словесно лоддроу не успела, так как Бэйнар сделал свой ход. Игральные кости мягко упали на стол и вскоре остановились. В отличии от ее броска, сей оказался весьма коротким, но не настолько, чтобы стать проигрышным.
Альвэри раньше, чем Бэй увидела результат. Чертыхнувшись в мыслях, она чуть прикрыла глаза, подавив поднявшееся чувство досады, но вскоре снова взглянула на виновника сегодняшнего торжества. И, о да, он ликовал. Неприкрытое удовольствие и радость от выигрыша читались в его помутневших глазах, на улыбающемся лице, в каждом движении. Лоддроу снова ощутила, как сознание коснулась холодная рука ярости. Она не заметила, как скомкала листок бумаги, на котором парень написал свое пожелание, продолжая молча мерятся взглядами с парнем. Тем временем, Бэй, все так же веселясь такому повороту судьбы, отсалютовал ей кружкой со своим пойлом, пригубив оное. Ну что же, кто-то мог сказать, что самое время платить по счетам. Честно и без обиняков, засовывая эмоции подальше в ящик, но ведь они не искали легких путей, иначе скука обыденности пресной жизни уже давно сожрала бы их души. Хотя Фенрил ранее и жила на грани с подобным, и вроде бы все устраивало, пока не появился некто, принявшийся разрушать все, отстроенное ею таким непосильным трудом. И неважно , специально ли он это делал и случайно, вина уже заранее была доказана и не оговаривалась.
Альвэри чуть вскинула подбородок, на губах появилась улыбка, что столь сильно контрастировала со все той же холодной яростью в глазах, что и не думала униматься. Девушка театрально поклонилась
- Что же, сегодня госпожа Удача на твоей стороне и я бы с превеликим удовольствием выполнила условия, как проигравшая, но…- лоддроу медленно обогнула стол, оказавшись у Бэя за спиной и после склонившись к нему, дабы сказанное мог слышать только он. – Но у меня нет чести. Кому, как не тебе об этом знать наверняка, Бэйнар, - спокойный шепот возле уха и снова она, выпрямившись, стоит за его спиной. – Тем не менее, я выполню желаемое тобой, только с поправкой на то, как ты в прошлый раз выполнил мое. Это вполне по-честному, не так ли? А посему, - ее взгляд наконец снова коснулся сидящих за столом девушки и вивариина. – Прошу нас ненадолго простить.
В следующий момент тонкие пальцы скользнули за ворот рубашки парня и его плаща, цепко хватая одежду и потянув ее на себя. При этом она успела ловко извернуться, подхватив кружку с элем:
- Вот это условие я и приму к сведению, - проговорила она, не отпуская Бэя. – Пошли-пошли. Поверь, тебе не нужны свидетели того, что я хочу сказать, ведь так недалеко и на улицу вылететь…
Не обращая внимания на возмущение парня касательно подобного отношения к своей персоне да на жалобный треск ткани, на взгляды, коим их проводали завсегдатаи и друзья Бэйнара, цепко держа его за ворот, она буквально выволокла того из-за стола и потащила прочь. Кто бы мог подумать, что у этой хрупкой, на первый взгляд особы, найдется столько сил, но факт оставался фактом, и сверкая холодным взглядом, поджав упрямо губы, лоддроу тянула парня подальше от всеобщего веселья и общей массы народа, остановившись только у дальнего края стойки. Здесь девушка резко притормозила, переведя дух и отпустив Бэя, после, неожиданно-таки, пригубив расплескавшийся по дороге напиток. Поморщив нос от непривычного и не очень-то и приятного вкуса, она со стуком поставила кружку на деревянную столешницу стойки.
- Не самое вкусное, что пила в своей жизни, - заметила лоддроу, больше обращаясь к себе, после вперив взгляд в парня. – Думаю здесь лучше место для разговора о таких вещах, как воровство, чем во всеуслышанье и в присутствии друзей, как считаешь?
Холодный требовательный взгляд, насмешливо поднятая бровь и ожидание ответа, отпечатавшееся на бледном лице. То, что их разговор мог услышать хозяин таверны, маячивший неподалеку, ее не волновало. В конечном итоге, не ей здесь жить…

Отредактировано Альвэри (2014-02-03 13:36:41)

+2

189

Бэй ловко выцепил стоящий рядом с ним стул и плюхнулся на него, запрокинув ногу на ногу и не выпуская кружки из рук. Он наигранно задрал голову и адресовал взгляд победителя лоддроу в ответ на ее полупоклон и так не похожую на искреннюю улыбку. Со стороны, наверное, за этим всем наблюдать было весело. В одном углу находился не понимающий всей серьезности момента мужчина, придающий значение только азартным играм, выпивке и всеобщему веселью. А в другом клокочущая ярость и чуть ли не праведный гнев, готовый обрушиться на Эйнохэила в любую минуту. Но, всех этих эмоций тот как раз-таки и в упор не замечал, принимая колкость и язвительность Альвэри всего лишь за показ своего характера, как то бывало уже ни раз.
- Что же, сегодня госпожа Удача на твоей стороне и я бы с превеликим удовольствием выполнила условия, как проигравшая, но…
Бэйнар, до сего момента отвлекшийся от девушки и уже перескочивший взором с Аль на вивариина, прослушал практически все сказанное ему, собрав игральные кости и протянув их Нериксу. «Ну что, котяра, давай чего повеселее загадывай! Хотя, сейчас, думаю, послушаем мы тоже не самое скучное». От мыслей, так же как и от созерцания ярко-оранжевой морды своего друга мужчину отвлек знакомый голос, прозвучавший почти шепотом и на ухо. По первой Бэй даже отшатнулся, не ожидая увидеть у себя за спиной лоддроу, маневр которой он удачно прошляпил, будучи занятым с кубиками. Но уже в следующий момент притих, вслушиваясь в слова, которые вызывали неадекватную и совсем не вписывающуюся в ситуацию гадкую усмешку. Вот так вот, слушая Альвэри и усмехаясь в мыслях Эйнохэил и сидел, бесцельно блуждая взглядом по лицу сидящей напротив Эллюмиель.
- Но у меня нет чести. Кому, как не тебе об этом знать наверняка, Бэйнар…
«Спасибо, девочка, я старался!», - только лишь шире и откровеннее заулыбался мужчина, пока что не отводя взора от алла, - «Получается, мы с тобой могли бы быть идеальной парой, если бы не твой говеный характер да мои тараканы!». То, что у него самого нрав был не менее паршивым никаким боком Бэя не задевало. Его вообще сейчас ничего не задевало, а наоборот радовало, с какого бока не подступись. Вот ведь – алкоголь чудесная вещь, как не крути! Выпил и мир прекрасен. Даже тот, в котором обитал Эйнохэил. «Мир, в котором я живу, называется дурдом! Хочешь, я тебя с собой возьму?», - он запрокинул голову, по-прежнему улыбаясь, только теперь уже и без тени ехидства, и воззрился на отпрянувшую от него в этот момент девушку, - «Хочешь? Оставайся в нем. Я подарю тебе кота!», - мужчина резко повернулся в сторону вива, вытянув руки вперед и как бы предлагая мохнатого Аль. Но вот вместе со своей задорной песней он полностью пропустил дальнейшие слова лоддроу мимо ушей, не успевая допеть перед тем, как был наглым и бесцеремонным образом выдернут из-за стола.
«Эй-эй!!», - возмущенно выпалил про себя Бэйнар, от такой неожиданности чуть ли не расплескав остатки эля, что держал в руке, не только по столу, но и по всем рядом сидящим, - «Не хочешь кота, не надо! Чего руки то распускать?!». Однако как бы он быть может и не хотел вставать и куда-то там тепать, а уже достаточное количество выпитого «говорило» и «решало» за почти дремлющее сознание. Именно благодаря этому, Эйнохэил почти не отдавал отчета своим действиям, легко увлекаемый девушкой в сторону барной стойки. В последнюю секунду он выронил кубики на стол, сменил всколыхнувшееся раздражение выходкой Альвэри на азарт. «Сколько там выпало, Нер?!». Состряпав алла и вивариину виновато-театральную морду, Бэйнар развел руки в стороны. «Видимо, все-таки меня ожидает кое-что  поинтереснее, нежели игра в кости!».
А идти то было ох как легко. Прямо только что не парил над полом, покачиваясь то в одну, то в другую сторону. И только когда они достигли стойки, за которой мельтешил хозяин «Пьяного Паладина», изредка поглядывающий в их с лоддроу сторону, девушка отпустила одежды Бэя, заставляя его чуть ли не впечататься в столешницу по инерции. Мужчина посмотрел в свою кружку, отмечая, что успел расплескать добрую половину эля еще по дороге, и обратил свое внимание на заговорившую ледышку.
- Думаю здесь лучше место для разговора о таких вещах, как воровство, чем во всеуслышанье и в присутствии друзей, как считаешь? – Бросила девушка, наблюдая за реакцией Эйнохэила на ее слова.
«Воровство?! Согласен, не стоит о таком трепать направо и налево! А то еще чего доброго сочтут тебя за грабителя какого», - Бэй кивнул, облокачиваясь одной рукой о барную стойку и роняя на нее голову. Хотя соглашался то он чисто со своими мыслями. «Красть вообще плохо, Аль. Вот я, когда мне было…», - мужчина сделал задумчивый вид, вспоминая, сколько же ему стукнуло в тот год, когда он с отцом отправился до Долины Туманов, - «А, не важно. Суть одна, воровать нехорошо. Мне хватило одного инцидента, чтобы понять это». Весь свой рассказ Бэйнар щедро приправлял жестами одной руки, успев перед этим поставить кружку с элем на стол, и по существу просто размахивая кистью, но как ему самому казалось, довольно-таки четко изъясняясь. После чего он задрал рукав, просто подняв руку вверх, и представил взору Альвэри широкий шрам на запястье, как-то поучительно покачав головой. «Красивый, да? Вот после него по чужим карманам и не роюсь… А, собственно, поговорить о ворах ты и пришла?». Взгляд, до этой минуты отрешенный и рассеянный снова пал на лоддроу, теперь же неся в себе немой вопрос, заданный в мыслях. Да о чем уж там было говорить, когда мужчина и носом не вел, чего от него хотели и к чему был весь этот сыр-бор? Теперь же Бэй ожидал ответа от Альвэри, не спеша допивая остатки выпивки.

Отредактировано Бэй (2014-02-03 15:21:11)

+3

190

Парень облокотился о столешницу стойки, к которой приволокла его Альвэри, кивнув все с тем же видом всё понимающего и ничего не понимающего одновременно, как бы противоречиво это не звучало, а уж после явно задумавшись. Лоддроу не умела читать мысли, иначе остатки самообладания лопнули бы словно мыльный пузырь в считанные минуты. А пока что, она терпеливо, хотя и не без скрежета зубами ждала, что Бэй все-таки перестанет клеить идиота и сам поймет, что ее привело в Таллем. Но, то ли алкоголь был сильно паленый и играл в его крови не хуже любого нюхательного наркотика, отупляя мозг до состояния улитки, то ли он мастерски пытался продолжить свою игру, было не совсем понятно. В случае с последним это грозило его убийством, чего греха таить. Фенрил не была настроена на подобного рода игру. Хватит уже, наигрался вдоволь, унес с собой больше, чем стоило, распрощавшись еще в Мандране. Пока подобные мысли проскакивали в голове девушки, Бэй что-то «говорил». Ну как, говорил…махал руками, видимо, будучи абсолютно уверен в том, что его понимают. Ну а что непонятного в пьяных взмахах руками, даже получается получше, чем у летающих ворон во время урагана, верно? Только, видимо, лоддроу сильно ослепила ярость, ибо она не понимала. В конечном итоге, ее удостоили явной чести и показали какой-то старый шрам. Только тогда проскочила мысль о том, что парень, возможно, распинается о своем воровском прошлом и его последствиях. Боги, кого только на пути не подбрасываете! Ладно бы, если просто подобные индивидуумы просто встречались…в моем же случае все более цветастее и насыщеннее, - сокрушенно подумала лоддроу, почувствовав укол какой-то горечи, от чего снова неосознанно хлебнула из кружки, которую держала в руках, после скривившись, с негодованием воззрившись на пойло.- Как такое можно пить?
Но выбор сделан и от сего она отступаться не собиралась. Альвэри снова взглянула на парня, встретившись с ним взором. В его глазах она прочла явное недоумение и вопрос. Неужели не понимает? Да он издевается! Лоддроу, подавив всплеск раздражения и снова хлебнув эля, горячей волной сбежавшего по горлу, глубоко вздохнула. Она с большим удовольствием треснула бы парня этой самой кружкой по черепу, чтобы мозги вправить, но, увы и ах, на этом бы все и закончилось. Раздраженно потерев переносицу, девушка снова воззрилась на Бэйнара. Хочет поиграть, ну ладно, она примет и эти условия…ровно до того момента, пока ее терпение не лопнет. Выразительно изогнув бровь и усмехнувшись, Альвэри проговорила:
- Это тебе на второй руке стоит нечто подобное сделать, чтобы уже наверняка история не повторялась? А то наука впрок не пошла, если я правильно поняла твои «слова», – елейным голосом, с неприкрытыми нотками насмешки, она продолжила. – Не понимаем, значит? Хорошо, я освежу твою память, Бэйнар, - да, она специально акцентировала внимание на его полном имени. – Никогда не думала, что получу столько черной неблагодарности за, возможно неудачные или не такие, как кому-то бы хотелось, попытки помощи и самолично приведу в свой дом вора. Представляешь, насколько глупой и слепой нужно быть, чтобы подобное сделать? – в голосе скользнула почти незаметная нотка разочарования.
Альвэри отвела взор, уставившись в кружку с остатками эля и принявшись его взбалтывать. Она не спешила с прямыми обвинениями и требованием вернуть украденное, предоставляя парню выбор - разрешить ситуацию по-доброму или по-плохому. В какой-то момент обуревавшая ее ярость уступила место чувствам досады и какой-то пустоты. Горечь обмана отравляла душу, ядом стекая в сознание. С какой-то грустной усмешкой Аль снова вернулась к мыслям, что стоит вернуться до того состояния, что было до встречи с этими проходимцами и забыть. Интересно, у алхимиков есть снадобья, стирающие воспоминания? Ненадолго задумавшись о совершенно ином и тем самым отстранившись от первоначальной причины пребывания здесь да предоставляя возможность Бэю осознать, наконец, сказанное ею, девушка продолжила играть с остатками эля. Она не заметила, что хозяин таверны, мелькавший постоянно за стойкой, оказался в какой-то момент ближе и явно начал прислушиваться к их разговору. Скорее всего, он не услышал всех слов, произнесенных лоддроу, но и последние могли его весьма заинтересовать, что не удивительно.

+2

191

Думаю, не надо было говорить о том, что Бэйнар почти сразу же опустил правую руку вниз, «стряхивая» рукав рубашки и плаща обратно на запястье и скрывая под одеждой шрам, до сих пор служащий мужчине неустанным напоминаем о том, что брать чужое – плохо! Плохо, Бэй, плохо! Даже если то совершается по пьяни. Но, пока что осознание этого до парня не доходило, а слова Аль как-то упрямо не хотели в полной мере достукиваться до спящего разума, не говоря уже о чувстве совести и всего такого.
Это тебе на второй руке стоит нечто подобное сделать, чтобы уже наверняка история не повторялась? А то наука впрок не пошла, если я правильно поняла твои «слова»… - начала, усмехаясь, девушка.
И Бэйнар даже поначалу согласился с ней, кивнув головой в знак того, что, мол, да, надо такое практиковать, чтобы неповадно было свои руки к чужому имуществу тянуть без спроса. Но уже через секунду опомнился, словно бы протрезвев, что было весьма обманчивым впечатлением, уставившись на лоддроу и теперь более внимательно вслушиваясь во все то, о чем она ему говорила. «Я что-то явно не так понял… Ты что, намекаешь, что я…». Мысль оборвалась, как только Альвэри подтвердила все догадки мужчины, высказавшись практически в лоб.
- …Хорошо, я освежу твою память, Бэйнар. Никогда не думала, что получу столько черной неблагодарности за, возможно неудачные или не такие, как кому-то бы хотелось, попытки помощи и самолично приведу в свой дом вора. Представляешь, насколько глупой и слепой нужно быть, чтобы подобное сделать?
Эйнохэил поморщился, отводя взгляд от ледышки и вперив его в дно своей кружки. Он совсем размыто, но понимал, что Аль специально давила на него, взять хотя бы тоже самое имя, к произношению которого он не привык, а от того и морщился, будто бы его назвали каким-то псевдонимом. Понимал, но почти не реагировал, не заходя дальше пресловутой мимики. «Стоп. Стоп-стоп-стоп! Ты все-таки намекаешь мне… Нет-нет, ты даже не намекаешь!». И правда, тут уже и намеками то никакими не пахло. Мужчине просто в лицо об этом говорили и звучало все сказанное примерно как: «Сэр, Вы – говно!». И так еще противно «г» растягивая и произнося не чисто, что аж бр-р-р. А говно как раз таки не пахло, а воняло! Обидно ли получить такой упрек? Скорее всего да, ко всему прочему если ты ни сном, ни духом не вел с какого перепугу тебе вообще такое предъявляли. Вот бывает же так, что, блин, молчишь, а тебя уже неправильно поняли! Бэй пытался объяснить лоддроу то, чем ему вылилась одна-единственная попытка стянуть кошель когда-то в далеком прошлом и то, что более он подобное не практиковал, а тут на тебе, он – вор в итоге то!
Насупившись и первый раз за весь вечер начав хотя бы пытаться что-то соображать, Бэйнар понял - первое, что ему надо было сделать это отойти от барной стойки. Точнее, нет, это было второй ударившей в голову мыслью. А опередило ее осознание какой-никакой, а серьезности разговора. Уловив краем глаза тень тавернщика рядом с собой, мужчина повернулся к хозяину «Паладина», скривив улыбку и поведя плечами. «Ну, с кем не бывает, правда?! Женщины порой сами не понимают, чего плетут, а посему простите нас великодушно, нам пора!». Шире улыбнувшись и махнув рукой на прощание, Эйнохэил повернулся к Альвэри, смерив девушку прищуренным взором. «А с тобой мы еще не закончили, полагаю». Он схватил лоддроу за запястье и потащил прочь от стойки, заметно покачиваясь и стараясь не завалиться на кого-нибудь из танцующих. «И откуда ты тут взялась то?! Распрощались, все. Давай, до свидания. Так нет же, надо напомнить о себе, да еще и пообвинять не пойми в чем! Это проклятье просто какое-то!». Бэй, убедившись в том, что Аль и без сторонней помощи пошла бы за ним, отпустил ее руку еще на полпути до стола, за котором оставались Нерикс и Эллюмиель. Подойдя к друзьям, мужчина стянул со спинки стула свою сумку и обвел вива с алла взглядом, в котором тут же заплясали веселые искры. «Нер, не волнуйся, все идет по плану! Мы это, пойдем, выйдем. Поговорим». Эйнохэил указал на себя и подошедшую следом ледышку, кивнув в сторону входной двери и изобразив из руки «утку», объясняя, что потрепаться нужно было. Хотя и особого-то плана у мужчины не было, но надо же было ляпнуть, что все шло так, как надо. А там глядишь, мало ли какой у него этот самый план шибанутый. Прекратив изъясняться и задорно подмигнув сидящим за столом, Бэйнар двинулся к выходу. На ходу он повесил на плечо сумку и поспешил покинуть таверну, остановившись на ее крыльце и дожидаясь Аль.
И кажется, свежий ночной воздух каким-то магическим образом начал благотворно действовать на разум, так как до Бэя начала доходить возможная причина поднятого лоддроу кипиша. «Это что, из-за бутылки, которую я из серванта упер?». Он нахмурился, соображая, можно ли было так паниковать из-за виски. Да, не дешевого. Да, отцовского. Но всего лишь пойла! «А я бы так разорялся?». Мужчина хмыкнул, не найдя ответа на свой же вопрос. Эйнохэил повернулся к подошедшей девушке, обрисовав в воздухе очертания бутыли и вопросительно вскинув брови. «Все это из-за нее? Да Боги, забирай, не жалко!». Он скинул с плеча рюкзак, порывшись в нем и только спустя какое-то время понимая, что оставил недопитую бутылку на постоялом дворе в Мандране. «Тейар то! Ну хорошо, хорошо… Благо деньги забрать успел». Показав предупредительный жест, говорящий о том, что сейчас все будет, он все решит и придумает, Бэйнар полез в карман штанов, вытаскивая кошель и в итоге вкладывая в руку Аль златой и несколько сребров. «В расчете, так думаю?!».

Отредактировано Бэй (2014-02-03 20:13:19)

+2

192

Альвэри не видела, как до Бэя, наконец, начало что-то доходить. Пускай и не так, как требовалось или хотелось, но все же мыслительный процесс явно пошел в нужном русле. Об этом говорили и глаза, и выражение лица парня, в нескрываемом изумлении уставившегося на нее. Однако лоддроу была занята все теми же мыслями, продолжая взбалтывать свой эль. Казалось, она потерялась во времени, отвлекшись и позабыв обо всем на свете. Возможно, вскоре Аль бы сама вышла из подобного состояния, но тут ее выдернули из дум. Естественно, не кто иной, как Бэй.
Ощутив, как ее схватили за запястье, девушка моргнула, возвращаясь к насущной реальность, вскинув взгляд на парня. Однако тот и бровью не повел, зачем-то уволакивая ее от стойки, возле которой происходил разговор. От изумления или от небольшой дозы выпитого, она не среагировала достаточно быстро, тащясь следом и пялясь на широкую спину. Да я сама могу идти, - наконец проскочила первая мысль, означавшая, что лоддроу начала приходить в себя после минутного удивления. Фенрил уже собралась было предпринять попытки выдернуть руки из цепких пальцев, но парень уже ее отпустил к тому времени, не прекращая свой путь. Аль не оставалось ничего другого, как последовать за ним.
Вскоре пара оказалась снова у стола, за которым продолжали проводить время Нерикс и алла. Бэй начал оперативно сгребать вещи. Зачем, было загадкой. Она не собиралась с ним, разводить долгие разговоры, прогуливаясь невесть где и по правде говоря, ей более желательно находится в здании, чем где-либо еще. Но это ей так желалось, а у Бэйнара на все были свои планы, что он при каждой удобной возможности демонстрировал. Что-то объяснив друзьям и красноречиво указав на входную дверь, парень туда и двинулся. Альвэри вскинула брови, при этом на ее лице проскочило выражение – Задолбал, честное слово. Тем не менее, задерживаться она не стала и рассчитывая на то, что более не вернется в таверну, быстро выудила из кошеля несколько золотых монет и положила перед Нериксом, продолжая следить за уходящим Бэйем.
- Расплатишься за эль, Нер. Всего доброго, - проговорила девушка, не особо обратив внимание, что явно переборщила с платой, и коротко глянула на друзей.
Ей сейчас было не до долгих расшаркиваний. Жертва упорно уходила от ответа, хотя, казалось, Бэй понял, что ее привело сюда. Это упрощало задачу и могло означать, что вскоре она сможет покинуть этот город. Лоддроу двинулась следом, поспешив покинуть заведение.
Альвэри перешагнула порог и захлопнула за собой дверь, тем самым отгородив себя от надоевшего гама таверны. Глубоко вдохнув вечерний воздух, она взглянула на Бэйнара, фигура которого маячила в стороне. Что же, пора завершать этот фарс. Лоддроу двинулась к парню, который внезапно обернулся и что-то показал жестом, вопросительно воззрившись на нее. Фенрил в ответ нахмурилась, распознав «нарисованную» бутылку, но не понимая, каким боком она к их разговору. Тем временем, Бэй принялся копаться в сумке. Пьяница несчастный, без бутылки и поговорить не можешь? – мысленно фыркнула Аль в ответ, покачав головой. – Обойдешься. Потом налакаешься хоть до свинячьего визга. Но ее мысли было прерваны еще более удивительно и явно неожиданно. Бэйнар бросив копаться в сумке, порывшись у себя в карманах, внезапно вручил в ладонь монеты. Альвэри уставилась на металл в раскрытой ладони, словно баран на новые ворота. Монеты? Зачем мне монеты? Девушка ощутила как в глубине души подняла голову придушенная ярость, со скоростью снежной лавины, рванувшись к сознанию. Сжав ладонь так, что монеты больно впились в кожу, она вскинула голову.
- Бэй, ты идиот или из меня дуру пытаешься сделать? – прошипела девушка, сузив глаза. – Хватит уже играть, мать твою, надоело. Сколько можно? Ты уже так заигрался, что видимо наглости твоей нет предела, как и отвратному поведению. Мне не нужны твои деньги, - с этими словами девушка бросила монеты в лицо парню достаточно размашистым жестом. – Думаешь, я явилась в город, где каждый стражник может меня прирезать при случайной встрече, ради того, чтобы выбить с тебя деньги?! Да будь ты проклят вместе с ними, Тейар вас всех подери, - Альвэри отошла на шаг, едва сдерживая себя. – Верни то, что взял Бэй и все, мы распрощаемся, в этот раз навсегда. Ты преподал мне великолепные уроки того, почему стоит защищаться своими страхами и в дальнейшем, за что я тебя благодарю, - девушка театрально поклонилась. – На этом и остановимся, но сначала верни украденное.
Альвэри сдерживалась из последних сил, стараясь не сорваться на крики и ругань. Рассудок, упорно сигнализировал быть осторожной, ведь они уже не в помещении и лишнее внимание прохожих, среди которых случаем могли оказаться не только стражники, а и гильдийцы, более осведомленные, совершенно не на руку. Фенрил глубоко вздохнула, прикрыв глаза и потерев их, не без раздражения. Подобные эмоциональные всплески забирали слишком много сил, а алкоголь, хоть и не в такой уж большой дозе, но совершенно не помогал нормально мыслить, как и изъясняться. Даже наоборот, подстегивал праведный гнев, заостряя чувство злости. Может ну его, пусть подавиться…

+2

193

Но, кажется, если и на Бэйнара свежий воздух влиял как-то благоприятно, то вот на ледышку отнюдь. Совсем наоборот, ибо погнала она только в путь, разоряясь, как кот дворовый по месяцу Новой Надежды. Ах да, именно он же и стоял сейчас на дворе. Вот только на беспризорную животину девушка ничем не походила, хотя и «мяукала» слишком уж громко. А точнее шипела, будто бы у нее из под усатой морды самку только что увели. Эйнохэил, искренне не понимая теперешних упреков в его сторону, вылупился на лоддроу во все глаза, даже и не догадываясь чем мог вызвать у нее такую бурю эмоций, сменяющуюся девятым валом. А буквально им самым, правда в виде слов, и обрушилась на мужчину холодная ярость, отчетливо улавливаемая в интонации ледышки. Даже ощущение на минуту сложилось такое, словно бы тебя окатили ледяной водой, когда ты наоборот пытался согреться. А Бэй и пытался. Вот только не согреться, а хоть как-то исправить ситуацию и разойтись тихо и мирно, честно признавшись Альвэри в своем заимствовании у нее дорогого алкоголя… Да и Тейар бы с ним, ладно, не заимствование это было, а мелкая кража. Но даже и в этом мужчина уже успел сознаться как ей, так и самому себе.
- …Ты уже так заигрался, что видимо наглости твоей нет предела, как и отвратному поведению. Мне не нужны твои деньги…
«Ах, поведение у меня отвратное? Ах, заигрался?! На себя бы посмотрела, истеричка фигова! А раз деньги не нуж…». Бэйнар додумать не успел, ровно так же, как и потребовать свои кровные назад. Ну, или не потребовать. Фиг его поймешь, чего бы он ляпнул в мыслях в следующую же секунду, однако выходка девушки заставила мужчину замолчать и опешить. Успев закрыть глаза в последний момент перед тем, как в лицо ему полетели монеты, Эйнохэил так и остался стоять на месте, не сделав ни шагу в какую либо сторону и не сразу открывая веки. Он лишь поджал губы, превращая их в тонкую линию и гневно воззрился на Аль. «А ты еще та сука, как посмотрю!». Характерный металлический звон раскатывающихся в разные стороны сребров, упавших на крыльцо, казалось бы, заполнил собой слух, эхом отдаваясь где-то в закоулках сознания. Увы, хоть ее эмоции и окатывали, грозясь вообще погребсти под собой, как под снежной лавиной, а вот не отрезвляли ни капельки. Все, что смогла сделать Альвэри своим весьма спонтанным и продиктованным царящим в душе хаосом поступком, так это прогнать прочь доселе ютившееся в глазах Бэйнара веселье и желание продолжать ни то, чтобы этот разговор с какими-то левыми к нему предъявами, обвинениями, да еще и подобными финтами, но и весь вечер. Слова, пророненные с не меньшей яростью далее, мужчина просто отмел в сторону, не понимая, к чему вообще ледышка заговорила о страже. «Собственно говоря, не мои проблемы, мать твою!». От накатившего шквала не самых приятных эмоций Эйнохэил сжал руки в кулаки, продолжив молча выслушивать весь  словесный бред, которым его щедро одаривала Альвэри. И, о Боги, как же он хотел сейчас отплатить ей той же монетой… Кстати, стоило их только подобрать с пола. Но кто бы этим сейчас стал заниматься? Правильно, никто. А если у Бэя и была какого-то там рода честь, то вся она сходилась к тому, что он просто-напросто не смог бы поднять руку на девушку, стараясь вообще не сорваться и тем самым подыграть Аль. «Много чести для тебя будет…». Ну и кто-то же должен был сохранять остатки здравого рассудка. А у лоддроу, по-видимому, их уже не оставалось.
- …Верни то, что взял Бэй и все, мы распрощаемся, в этот раз навсегда. Ты преподал мне великолепные уроки того, почему стоит защищаться своими страхами и в дальнейшем, за что я тебя благодарю. На этом и остановимся, но сначала верни украденное.
На отвешенный ему театральный поклон Бэйнар не обратил ровно никакого внимания, вообще не смотря вниз, на уровень пупка, на котором и продолжала пищать девушка. Конечно же про пупок было сказано весьма утрировано, но факт оставался фактом. Взор мужчины в эти минуты был направлен куда-то вдаль, словно бы тот пытался что-то рассмотреть на горизонте сквозь непроглядную мглу, застыв на своем месте, подобно статуи. Однако от застилающей глаза злобы он вообще ничего не видел. «Идиотка!!». Пытаться доказывать то, что он не понимал, о чем пыталась втолковать ему Альвэри, да и оправдывать себя, что, мол, никакого отношения к слову «вор» он не имеет, Эйнохэил не стал.
Мужчина просто стянул, если не сказать, что сдернул с плеча свою сумку и, может быть немного не подрассчитав своих сил, резко швырнул ее ледышке, убеждаясь в том, что девушка ее поймала. «Как найдешь там что-то свое, сообщишь». Бэй мог поклясться, что слова, произнесенные про себя, были настолько сухи, что шли наравне с жарким климатом Соноры. Он развернулся, сходя с крыльца, пряча руки в карманы и направляясь в сторону примыкающего к таверне здания, служащего постоялым двором от «Паладина». «Все-равно кроме барахла и шмотья там мало чего интересного. Не вернет сама, так принесут другие. А нет, так нет. Авось до лавки дойти всегда можно… Дура конченая!». Порывшись в одном из карманов штанов, Эйнохэил выудил оттуда ключ от своей комнаты, повертев его в руке. «Чтоб я тебя еще когда увидел… Не приведи Ильтар! И зачем вообще тогда меня леший за ногу дернул с тобой знакомиться?! Кажется, единственным дураком я выставил себя, что год назад, так и сейчас!». Не переставая заливаться, Бэй быстрым и малость пошатывающимся шагом дошел до двора, открывая дверь и заходя внутрь здания. «До свидания, не поминай лихом! Чтоб я тебе в кошмарах снился!».

Отредактировано Бэй (2014-02-04 01:59:21)

+1

194

Нерикс шел к столу уже с изрядно изменившимся мировосприятием. То, что там Бэй что-то веселое вытворяет с кем-то, дерется с ним же - его мало волновало в данный момент. Он хотел творить что-то интересненькое, что-то доброе и интересное! Даже на думы пробивало. Мысли были похожи на кишащий пчелами рой с одним лишь отличием - мысли были разные в отличие от насекомых, похожих друг на друга как две капли воды. Много капель. Ах да, насчет капель воды. Пока добирался до плацдарма для игры в кости, Нерикс обдумывал очень важную и глобальную вещь. Как распределить каплю воды по всему миру. - Если капля... Делится на два, то она становится двумя каплями. Ту тоже делим. Там мы все покроем каплями. Мне нужна капля, - Бормотал про себя вивариин, наслаждаясь ощущением бесконечности в голове. Да, кстати, а еще можно уже было увидеть, что с котом что-то не так.
Кот плюхнулся на стул и достал кости на автомате, положив их на стол. Одну попытался втереть в стол, решив, что та чем-то похожа на кубическую каплю воды. А та лишь отскочила в сторону. - Да я просто проверить хотел хотел. Не обращайте внимания. Слушайте, мне нужна вода. Тут есть у кого-то вода? - Нерикс заозирался и стал поочередно смотреть на товарищей с явной вопросительной эмоцией на морде. Ах да, тут же его эль где-то был! Вивариин сунул лапу в остатки на донышке и капнул капельку на стол. Пока друзья играли в кости на какую-то странную по его меркам фигню, Нерикс растирал по столу каплю эля, которая, разумеется, испарилась уже через минуту. - Дурацкие законы природы. Они не идеальны. - Удрученно произнес вивариин и поднял голову к игрокам, прислушиваясь к их разговорам.
- Свидетели, честь... Фу. Какие-то обывательские слова. Будьте выше этого. Будьте едины с миром, ни о чем не жалейте, все прощайте. Это же просто. - Нерикс улыбнулся. И даже не оскалом, а глазами, как он мог. Капли его не интересовали уже. Теперь уже думал, чем же еще себя занять можно. А эти двое уже куда-то зачем-то удалились.
- А каково это... Парить над миром? - Обратился он к Эллюмиель, одарив крылатую взглядом, полным мольбы и благоговейного ужаса. Если это так можно было назвать. Он чуть наклонился над столом и шепнул, - Ты можешь мне показать небо? Это возможно? Оно для меня пока еще идеально. Хочу разочароваться в нем или убедиться в его красоте. - Нерикс мечтал увидеть мир с высоты птичьего полета с детства. - Взамен... Я не знаю. Проси что-нибудь. Я могу показать леса. Не знаю. Может быть, у меня что-то другое есть, о чем не могу сейчас вспомнить. Но я знаю, что точно хочу увидеть небо. - Вернулась и парочка с деньгами. Выглядели они так, словно сейчас устроили что-то опять не то. Нерикс лишь покачал головой, а потом снова посмотрел на Эллюмиель молящим взглядом.

+2

195

Да уж, понеслась душа в Небеса, аж пятки засверкали. Кто бы мог подумать, что за глыбой льда притаился бурлящий вулкан, способный изрыгнуть лаву в глаза обидчику от малейшего резкого движения. А именно с ним можно было сравнить клокочущую ярость внутри лоддроу, которая уже и непонятно отчего распалялась все больше. Девушка уже не замечала ни изменившегося в лице Бэя, ни его злого взгляда в загоревшихся ответным гневом глазах. Та даже если бы сейчас перед ее носом сел дракон, раздавив своей задницей виновника всего этого, навряд ли Альвэри сие заметила в первые минуты. Помутненный от праведного гнева, глухого разочарования, чувства горького обмана взор сверлил фигуру впереди себя, не особо разбираясь в деталях, лишь улавливая очертания.
Даже когда она замолчала, переведя дыхание, которое сперло от прилива эмоций, то не сразу смогла прийти в относительно контролируемое состояние. А минутой позже в нее полетела сумка Бэйнара, которую девушка интуитивно схватила, когда та впечаталась в нее с глухим стуком. Лоддроу воззрилась на скомканный вещмешок, потом перевела взгляд на парня, но тот уже шагал прочь. Совершенно сбитая с толку таким поведением, с одурманенным яростью сознанием Альвэри еще простояла добрую минуту, молча сверля спину уходящего. Похоже, парень плевать хотел на все ее слова, не собираясь ни оправдываться, ни объясняться, ни возвращать сворованное. Фенрил отвела взгляд, прикрыв глаза. Ярость, недавно переворачивавшая всю ее сущность, внезапно исчезла, оставив по себе холодную и звенящую пустоту. Это чувство до того охватило ее душу, что, когда лоддроу снова открыла глаза, то в них можно было именно его и прочитать – полное ничего.
Идиот придурошный. Ненавижу, - словно где-то из глубины бездонной пропасти долетели глухие мысли, отдавшись эхом раздражения и сразу исчезли. Альвэри спокойно спустилась с крыльца, продолжая сжимать сумку, и быстрым шагом направилась следом за парнем. Она же сказала, что с нее достаточно игр, значит достаточно. Лоддроу чувствовала, что ярость, которая столь часто за сегодня травила ее изнутри, просто уничтожит ее, если она не сможет взять это сильное чувство под контроль. Смешно, но настолько, казалось бы, незначительный и неприятный случай в ее жизни едва не перерос в масштабное самоубийство. И ради чего? Нет, украденная книга не то, что было ее настоящей целью. Теперь девушка это поняла, словно с глаз спала пелена, доселе поддерживаемая яростью и гневом. Она просто хотела услышать ответ или увидеть его в глазах, жестах, прочитать по губам на крайний случай. Зачем был весь этот фарс с показательными дружескими намерениями с самого начала? Зачем обманом отравлять душу кому-то, если можно просто свершить свои воровские задумки без всей прелюдии, без того, чтобы оставить в чужой судьбе след, глубокий и болезненный? Это какой особый вид игры, приносящий ее ведущему небывалое удовольствие? Непонимание, горький осадок от таких же сильных и неожиданных эмоций, как пережитая недавно ярость, продолжили травить душу не хуже оной и требовали ответа. Вот что гнало ее всю дорогу…подумать только. Айнэ была права, только безразличие спасает от разрушения изнутри. Альвэри усмехнулась, сознательно перекрутив слова фиаллэ и добавив свой смысл, ведь подруга распиналась совершенно о другом на тот момент, но разве не все ли равно? Теперь девушка знала, что совершила ошибку…еще одну. Лоддроу почувствовала раздражение и злость, но они были уже не столь убийственны и всепоглощающи, как ранее, да и всецело направлены на себя. Прискорбно осознавать, во что ты превратилась в считанные дни, не так ли? – коснулась уставшего сознания колкая мысль. Ответом была все та же усмешка. Да, этого достаточно…
Каким образом Альвэри догнала Бэя, уже успевшего перешагнуть порог здания и проделать полпути по помещению, трудно было сказать. Возможно, даже она бы не смогла сейчас ответить на сие. Тем не менее, в следующий момент Фенрил обогнала парня, остановив его той же сумкой, врученной Бэйнару в руки и прижатой сверху для пущей уверенности, что мол, забирайте, не нуждаемся, бледной ладонью. Лоддроу смотрела прямо, не поднимая глаз на знакомого, словно и не видела вовсе.
- В отличии от некоторых, я не копаюсь в чужих вещах даже таких знакомых, как таллемские воры. Мне не было безразлично… - Аль осеклась, едва не ляпнув что-то явно не то.
Видимо, все-таки даже капля алкоголя чересчур развязно может подействовать, если для этого есть все условия. Тем не менее девушка почти сразу продолжила спокойным и бесцветным голосом:
– Ты выиграл, снимаю шляпу, а поклон отвесила уж ранее. Пускай будет тебе подарком, может камин когда-то растопишь, когда очередное дело сорвется в холодное время года…
Теплокровный дурак, - хотелось добавить, но она не стала. Двинув парня все той же ладонью, чтобы держал крепче свои пожитки, лоддроу сошла с его дороги, огибая Бэя с явным намерением покинуть того при своих интересах, наконец, освободив от своего присутствия, чего он так желал. Браво, акт окончен, зрители аплодируют стоя, приз честно отвоеван, хотя даже не мелькнул перед глазами. Занавес. Или все же…Нет, правила этой игры приведут к разрушению. Слишком близко подпустила к себе, чтобы хладнокровно вести ее да отметать все камни, летевшие в лицо. Время лечит? На время полагаться не стоит. Кровавый след, выжженный в душе ложью и обманом не обязательно переживать, его можно просто заморозить. И сделать из него кирпич в стену, новую стену привычного мира, где нет места обволакивающему теплу, исходящему от чужого присутствия, порожденного доверием. Теплу, настолько желанному и такому же убийственно-опасному, что даже боишься поднимать воспоминания. Еще одна слабость, которую стоит закрыть в ледяном мире, в котором нет места саднящей боли от лживой сладости чьих то речей. В нем царит только безразличие ко всему, и страх, привычно холодный и колючий. Это ведь так просто воссоздать, наверное…

+4

196

25 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Вечер-ночь.
Комната Бэйнара на постоялом дворе "Пьяного Паладина".

Продолжая материться в уме на чем только свет стоял и одаривать всех и вся проклятиями за то, что когда-то рука кого-то там свыше свела его именно с этой лоддроу из всех остальных ей подобных, Бэй пересек уже половину холла постоялого двора, подходя к лестнице, ведущей на второй этаж. А именно там и находилась его комната, по соседству с апартаментами мохнатого. «И жили они долго и счастливо… А потом встретились! Вот как это называется. Да и ко всему разойтись никак не могут… Вот это любовь, мать ее! Вот это, я понимаю – Судьба!!». Жаль, что все сказанное на чистых эмоциях, злобе на их двоих с Альвэри, ведь как ни крути, а хороши они были оба, так и осталось не более чем выплеском переживаний. Насыщенным в своих красках, но молчаливым. Однако Эйнохэил настолько плохо сдерживал себя в эти минуты, что все свои мысли так и хотел бросить уже в закрытую за ним дверь, заорав на весь постоялый двор и возможно перебудив половину уже спящих постояльцев. «Дура полоумная! Истеричка! Высокомерная… Агр-р-р-р, ненавижу!!!». За своим потоком разгоряченных мыслей, что даже, казалось бы, пульсировали в висках, звеня в черепной коробке, мужчина не заметил скрипа двери и шагов в свою сторону. Он лишь остановился, как вкопанный, и молящим взором уставился куда-то в потолок, увидев перед собой, кого бы вы могли подумать?! «Нет, ну ты надо мной точно стебешь по полной… Мои кошмары, и то рядом с ней не топтались…», - чуть ли не заскулив, протянул про себя Бэйнар, адресуя слова не понятно кому, сидящему где-то надо всеми ними и плетущему нити судеб. Вот только эта у Него выходила какая-то слишком уж не похожая на все остальные, ибо в ней переплетались все две дорожки, без малейшего шанса свернуть куда-либо в сторону, образуя тем самым развилку. В этот момент созерцания темных балок девушка вручила Бэю его же сумку, которую мужчина чуть ли не с черной благодарностью принял, и как только Аль опустила бледную руку с рюкзака, видимо убедившись в том, что он не окажется на полу в следующее же мгновение, Эйнохэил привычно перевесил вещь через плечо.
- В отличии от некоторых, я не копаюсь в чужих вещах даже таких знакомых, как таллемские воры. Мне не было безразлично… Ты выиграл, снимаю шляпу, а поклон отвесила уж ранее. Пускай будет тебе подарком, может камин когда-то растопишь, когда очередное дело сорвется в холодное время года…
«Боги…», - вымученно произнес в мыслях мужчина, прикрыв глаза и потерев переносицу. Только после своей перепалки, так и не покинувшей пределов рассудка, он почувствовал, что устал. Еще и выпивка, почти достигшая тех доз, когда Бэйнар специально надирался, чтобы уснуть, путая кошмары с реальностью, начинала сбивать с ног. Да и ледышка умудрилась отрезвить его почти моментально. И своим поведением, и выходками, отметая в сторону все попытки Эйнохэила напиться в хлам, кои он с таким старанием воплощал в жизнь на протяжении всего вечера, дабы и на этот раз забыться в по-своему сладком и приносящем спокойствие и безразличие ко всему, алкогольном мареве. Вот только почему-то он никак не мог оставаться безразличным и спокойным к Альвэри. Не без ее подачи, естественно, но все же. Хотя, уже и не чувствовал той ярости и гнева, которые пошли на спад, как только Бэй заметил, что и сама зачинщица всей эпопеи сегодняшнего вечера сникла, явно не собираясь больше разбираться во всем том, за чем, собственно говоря, и явилась в Таллем. Только вот теперь верх брали не эмоции, а принципы. По крайней мере, этим был движим мужчина. И как бы просто было бы сейчас сказать «Скатертью тебе дорога», распрощавшись раз и навсегда, так как прозвучавшие обвинения легли на душу ядовитым осадком, отталкивающим и съедающим изнутри. Но то было уже слишком просто.
Развернувшись к девушке и крепко схватив ее за руку, Эйнохэил молча, собственно, как и всегда, потянул Аль на себя, вынуждая, быть может нехотя, следовать за ним на второй этаж. Он более не отпускал лоддроу, даже когда они поднялись по ступенькам и прошли коридор, оказываясь перед нужной дверью. Надо ли говорить, что на все ее протесты и попытки вырваться, кои если и предпринимались, то остались не замеченными, мужчина не обращал никакого внимания? Широко распахнув дверь, да так, что та громко треснула ручкой об стену, Бэйнар завел в комнату ледышку, закрывшись на  и кинув его на рядом стоящий стол. Он провел Альвэри до самой кровати, ловко развернув ее и толкнув прямо на постель, наблюдая за тем, как она несколько раз подпрыгнула на пружинистом матрасе, а затем стянул с плеча сумку, открыв горловину и перевернув ее вверх тормашками. «Не роешься, так сам, не проблема!». Мужчина вытряхнул на кровать все до последней вещи, которая покоилась в рюкзаке, отшвырнув пустую вещь в сторону и вопросительно кивая Аль. «Ну что, находишь свою пропажу, али как?». Тот факт, что в сумке должна была находится еще одна книга помимо «Всех рас Фатарии», честно приобретенная у Аль перед путешествием до Мандрана, как-то ускользнул из сознания Бэя. «Хреново ты пропажу назад требуешь, раз готова была развернуться и свалить обратно минутой ранее. Или же она вообще не настолько тебе дорога, чтобы из-за нее можно было явиться сюда?». Эйнохэил стянул с постели пузырек с бальзамом «Кахары», не особо задумываясь над тем, что хотел поберечь его. Говоря все это, он отошел от кровати и скинул с себя плащ. Мужчина оперся поясницей об стол, перед этим по пути бросив верхнюю одежду на спинку стула, и сложил руки на груди. «А если и так, то зачем вообще тогда надо было устраивать всю эту показуху?!». Мысли, отчего-то снова переполняемые раздражением, чуть ли не прозвучали вслух. Осознав это в последнюю секунду, Бэйнар осекся, лишь откупоривая стекляшку и делая маленький глоток. Снова закрутив крышку и уставившись на лоддроу взглядом, полным интереса и вместе с ним мелькающей холодностью, он положил пузырек к себе в карман и поправил непослушную челку. Сколько еще мог продолжаться весь этот спектакль, надоевший уже обоим? Эйнохэил отвел взор, почему-то не выдержав. Сидящая перед ним более не вызывала ни ярости, ни гнева, а место всего этого заняло какое-то другое чувство, ноющее и саднящее изнутри.

Отредактировано Бэй (2014-02-04 15:11:52)

+2

197

25 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Вечер-ночь.
Комната Бэйнара на постоялом дворе "Пьяного Паладина".

Занятая своими мыслями и принятым решением, Альвэри не заметила ни резкого разворота Бэйнара, ни выражение лица развернувшегося парня. Главное, добраться до дома, остаться наедине от всех и вся, собрав все осколки и начать их склеивать обратно. Да, это будет самое верное решение, - успела подумать лоддроу за секунду до того, как почувствовала чужое прикосновение и ее запястье зажали словно в тиски, крепкие пальцы Бэйнара. Эй! – с негодованием воззрившись на парня, вскинулась Альвэри. -Чего тебе еще надо? Она даже не сразу поняла, что также как и парень, задает вопросы и возмущается мысленно. А тот и не думал объясняться, дернув ее на себя, заставляя развернуться в противоположную от выхода сторону, и потащил следом за собой. Не-не-не, хватит, не хочу больше, - пытаясь освободить руку и упираясь по дороге словно баран, которого тащат на убиение, заарканилась девушка. Однако Бэю опять-таки было весьма наплевать на ее попытки вырваться. Он продолжал ее тащить за собой, крепко сжимая запястье, поднимаясь уже на второй этаж и только единожды приостановившись, чтобы открыть дверь. Неприятный стук оной о стену резанул по ушам.
- Бэй... – только и успела подать голос Альвэрри, как ее снова поволокли, затащив в комнату.
Да отпусти ты меня, Тейар тебя подери, - уже снова начиная злиться, мысленно воскликнула девушка. И словно услышав это, Бэй, дотащив ее до кровати и достаточно резво развернув, толкнул на оную, отпуская. Хмуро воззрившись на парня, принявшись растирать запястье да приземлившись на относительно мягкую поверхность, девушка молча качалась на повидавшем лучшие времена предмете мебели. Парень же, все так же молча, стащил сумку, развязал и принялся вытряхивать все содержимое, после воззрившись на нее с явным праведным гневом во взгляде. Мол, видишь свою драгоценную пропажу или нет? Лоддроу поджала губы, покосившись на все это безобразие. Ну а что? Сам предоставил возможность. Однако, увы и ах, но книги, по крайней мере той, что она искала – не было видно. Для сего не нужно было перебирать незначительные пожитки парня, чтобы убедится лишний раз. Тем не менее, это не означало, что она ошиблась. А может он уже успел ее продать или спрятать, или Тейар знает, что еще с ней сделал – подарил вон той девушке с черным оперением. А что? Весьма себе обоснованный аргумент. Только вот от этого самого аргумента стало уж совсем паршиво.
Альвэри поджала губы. Нет, она не позволит снова довести себя до точки кипения. Покосившись на ключ от комнаты, брошенный Бэйнаром, она перевела взгляд на парня, стоявшего в сторонке. Посмотрите на него. Сама обиженная добродетель, - скрипнув зубами, мысленно фыркнула девушка. Тем не менее, внешне она старалась и вида не подать, ответив Бэю на его короткий взгляд не менее холодным и колючим. Что же, раз такие пироги, задержимся…ненадолго. С этой мыслью девушка поудобней уселась на кровати, пододвинувшись к стене и опершись о нее спиной, сложила руки на груди и закинула правую ногу, согнув ту в колене. Лоддроу всем своим видом хотела ответить Бэйнару той же монетой, мол, а мне тоже наплевать, так-то. Хотя девушка не могла не признать, что подобным поведением просто решила защититься. Смешно, но сейчас, оставшись наедине с парнем в закрытой комнате, она почувствовала растерянность наряду с иным, глубоким и малость придушенным пережитым стрессом чувством. Ей не понравилось то, как забилось сердце от осознания сложившейся ситуации, как по спине пробежал легкий холодок. И это мало напоминало страх. Но лучше бы именно он и был, так как с ним она привыкла как жить, так и бороться. А с этим…Аль судорожно вздохнула, обрывая поток мыслей и решив, что надо закопать это все обратно. Как? Разговором по душам, раз на то пошло и благоволят обстоятельства. Она старалась не вспоминать, что эти разговоры у них всегда плохо получались.
- То, что ее здесь нет, еще ни о чем не говорит. За тот промежуток времени, что мы не виделись с ней можно сделать, что угодно и как минимум спрятать. Но я все же надеюсь, что ты ее вернешь, раз уж помешал мне сделать такой подарок и убраться восвояси, - как могла спокойно, проговорила наконец Аль. – И по правде, не столько это привело меня сюда, сколько вопрос – как ты мог подобное сделать? В доме, в котором получил кров и уход…неужели ты настолько черств? Боги, Бэй, если тебе были нужны деньги, так бы и сказал, зачем воровать-то? Или достоинство не позволило? А украсть, значит, оно позволяет? У тебя какие-то извращенные понятия о чести, которой вроде как нет, а она есть…
Слова, как и мысли, перескакивали с одного на другое, явно указывая на то, что девушка была рассеянной и не всегда следила за тем, что хотела сказать. Лоддроу начала нервничать, не понимая причины подобного и посему не зная, как справиться с этим. Лучше бы она ушла, но путь отрезан и приходится держать ответ. Альвэри покосилась на окно, уловив внезапно пришедшую на ум мысль, что если сигануть с оного, заранее подготовив заклинание, то возможно и не расшибёшься. Лоддроу моргнула, сама удивившись подобным размышлениям. Убегать она не собиралась, не было явной причины для этого, да и гордость не позволит. Тогда что это за душевный трепет, порождающий подобные мысли? Альвэри нахмурилась, ненадолго позабыв о происходящем и прикрыв глаза. Ей нужно было собраться…

Отредактировано Альвэри (2014-02-04 16:20:44)

+2

198

25 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Вечер-ночь.
Комната Бэйнара на постоялом дворе "Пьяного Паладина".

- То, что ее здесь нет, еще ни о чем не говорит. За тот промежуток времени, что мы не виделись с ней можно сделать, что угодно и как минимум спрятать. Но я все же надеюсь, что ты ее вернешь, раз уж помешал мне сделать такой подарок и убраться восвояси…
Когда Альвэри заговорила, приковывая к себе все внимание Бэя, он посмотрел в ее сторону, чтобы увидеть девушку, забравшейся к нему на постель и на первый взгляд довольно-таки по-свойски устроившейся. Но, что-то во всей ее позе говорило совсем о другом, нежели о вальяжности и раскрепощенности. Уловив какое-то напряжение, витавшее в комнате, мужчина не стал придавать ему большого значения. Тем более что до него начал таки доходить истинный смысл и цель пребывания лоддроу здесь. Суммировав все слова ледышки, прозвучавшие еще в холле про розжиг чем-то там камина в студеную пору, и вообще акцентировав внимание на местоимении «ее», Эйнохэил понял, что речь все это время шла о книге. «Надо же, а мысли-то о фолиантах, как средств растопки, у нас с тобой сходятся!». Но, не смотря на мысли, не лишенные доли язвительности, мужчина опустил голову, опершись ко всему в придачу о край стола и руками. Горькая правда, достучавшаяся до его рассудка, прокатилась мерзким и липким ощущением по всему телу, заставившим затаить дыхание и выждать, когда же непонятное нечто сгинет туда же, откуда и появилось. Обычно, сродни этому описывали вдруг проснувшуюся совесть, начинавшую глодать изнутри, словно дикий зверь, очнувшийся голодным после долгой спячки.
- …И по правде, не столько это привело меня сюда, сколько вопрос – как ты мог подобное сделать? В доме, в котором получил кров и уход…неужели ты настолько черств? Боги, Бэй, если тебе были нужны деньги, так бы и сказал, зачем воровать-то? Или достоинство не позволило? А украсть, значит, оно позволяет? У тебя какие-то извращенные понятия о чести, которой вроде как нет, а она есть…
Уже почти не вслушиваясь в дальнейший поток обвинений, Бэйнар отпустил одну руку и закрыл ладонью лицо, будто бы пряча тем самым все те чувства вины, что перекладывались на мимику и открытым текстом читались во взоре. Тут уже совсем не обязательно было чего-либо говорить мужчине. Аль сумела добить его и вместе с тем добиться всего того, целью чего и являлось ее появление в «Пьяном Паладине». Вот только что самой книги в руках пока что она не держала.
Объясняться теперь же, что и не подозревал о важности унесенного, смысла не имело. Зачем? Чтобы правду, нелепую и похожую на попытки оправдаться, девушка восприняла, как очередную ложь? А так бы оно и было. Да. Альвэри оказалась полностью права, называя Эйнохэила глупым, черствым и наглым, ко всему прочему, причисляя его к списку воров. Встречаться лицом к лицу с правдой всегда было больно и паршиво, особенно, когда тебе говорил это не первый прохожий, и даже не знакомый, коим до сих пор называла Бэя лоддроу. Мужчина глубоко вздохнул, пытаясь не задохнуться в плену собственных гложущих мыслей и осознаний. И пусть он сумел скрыть все это под ладонью, которую до сих пор не опустил с лица, но вот уйти от чего-то невидимого и цепкого, колющего где-то в области груди, он не мог. Оставалось только смириться с тем, что он выслушал в свой адрес, хотя бы таким образом подавляя шквал ненависти к самому себе.
Он выпрямился, все же отводя руку и упрямо поджимая губы. Одарив девушку взглядом, прямо говорящим : «Что ж, твоя взяла», Бэйнар двинулся в сторону ледышки, дойдя до постели и стягивая ее, словно куклу. Но на этом все только начиналось. Ведь мало было осознать все предъявленное одному. Схватив Аль на руки, мужчина развернулся и зашагал обратно в сторону стола, над которым висело не малых размеров зеркало, и только дойдя до оного, поставил лоддроу на пол, прижимая собой к краю столешницы и заставляя взглянуть в свое отражение. «Получается, далеко не под принца ты подкладывалась, девочка», - надломлено произнес про себя Эйнохэил, и сам уставившись в зеркальную гладь, - «И какого же это теперь понимать?».
Мысли, подчеркнутые упрямым выражением лица, и до сей секунды упорно ведущие Бэя в одном-единственном потоке, в доли секунды зашли в тупик благодаря той близости, в которой сейчас мужчина оказался с Аль. Еле заметная ухмылка тронула уголки губ, когда он нагнулся вперед, заставляя и девушку прогибаться под ним. Подтянув к себе листы бумаги, что казалось, были тут повсюду, и, пододвинув чернильницу с пером, Бэйнар завел руки под руки ледышки, которыми она вынуждена была опираться о стол, и принялся что-то писать. Ему пришлось чуть ли не положить голову Альвэри на плечо, чтобы видеть собственные строки, отчего Эйнохэил буквально припал к щеке девушки, чувствуя, как обжигал ее кожу своим дыханием. «Ну, если я книга, написанная старым, забытым языком, как та, которую я у тебя, по-твоему же мнению, и увел, то быть может, попробуешь прочитать меня еще раз?». Почему-то слова лоддроу, произнесенные еще в ее доме, моментально всплыли в сознание, подталкивая мужчину на мысли, по большей части уже продиктованные совсем не устроенной девушкой истерикой и его собственной вспыльчивостью, а острым и толком непонятно с чего всколыхнувшимся желанием.  Оно словно тысячей иголок кольнуло где-то в груди, заставляя прислушаться к своим же ощущениям, чтобы в очередной раз дать понять Бэю его потребность в этой невыносимой девушке, которую он сейчас держал перед собой. Потребность, коею все время Эйнохэил отметал в сторону, стараясь приплести к обычной и не нужной привязанности или и вовсе проигнорировать, сгребая в кучу прочих, ничем не приметных, воспоминаний, что оказывались много значимее, чем мог себе представить то сам мужчина.

+2

199

25 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Вечер-ночь.
Комната Бэйнара на постоялом дворе "Пьяного Паладина".

Внезапная перемена, произошедшая с Бэйем, не могла не резануть по глазам. Казалось, он в одно мгновение из воинственно настроенного скатился до какого-то сникшего состояния. И когда Альвэри, наконец, снова посмотрела в его сторону, то в ее глазах скользнуло недоумение наряду с недоверием. Лицезрев картину рукоприложености к лицу и явным пониманием того, что она сказала, лоддроу впору бы воскликнуть – хвала богам! Неужели дошло? Однако, помня обо все той же игре сего субъекта, девушка не стала поддаваться минутному ликованию, тем более, что до логического окончания разговора было еще далеко, как могло казаться. Фенрил продолжала недоверчиво и молчаливо наблюдать за Бэйем, вплоть до того момента, как он оторвал ладонь от своего лица и одарил ее красноречивым взглядом. Аль в ответ выгнула бровь, как будто отвечая – Да не верю! Но вот в следующее мгновение ее мысли бросились врассыпную, наблюдая шествие парня к месту ее расположения. Внутренне похолодев, по сути не понимая от чего, лоддроу вжалась в стену. Как будто это могло ее спасти…
То, что произошло в следующее мгновение походило на плохой сон и такую же плохо спланированную игру. В мгновение ока ее бесцеремонно сдернули с кровати, подхватив на руки, за что, естественно, спасибо, и понесли прочь. От внезапности происходящего, девушка затихла, изумленно воззрившись на упрямо поджатый подбородок Бэя. Впору было бы повозмущаться да попытаться спрыгнуть, снова оказавшись на безопасном расстоянии, но, казалось, ее тело, как собственно, и сознание просто парализовало. Аль не смогла ни связно думать в эти мгновения, ни что-то предпринять, шатаясь на руках парня, прижатая к его телу. К горлу подступил комок, сердце же казалось вообще сума сошло от подобного поворота событий. Фенрил почувствовала мягкую волну тепла, начавшую растекаться по телу. Только не это, - пробилась наконец хоть какая-то связная мысль к обескураженному рассудку. Она не хотела снова оказаться в плену своей слабости, лишающей ее хладнокровия, но кого это волновало?
Лоддроу закрыла глаза, глубоко вздохнув и пытаясь вернуть самообладание. Но это ей не удалось хотя бы по той причине, что Бэй внезапно остановился и поставил ее на ноги, которые к слову, чуть не подогнулись, грозя уронить их владелицу на пол. Девушка хотела было шарахнуться от парня, но куда там, прижал он ее знатно. Словно загнанный зверь, воззрилась она в зеркало перед собой, глядя на Бэя с его поверхности. Уже тогда стоило начать требовать прекратить это все, но мысли упорно отказывались собираться в кучу, рассудок – рационально размышлять, а о предателе в виде собственного тела и вовсе не стоило говорить. Альвэри не могла взять себя в руки из-за такой убийственной близости. Когда спиной ощущаешь тепло исходившее от его тела, когда кожа в ответ отзывается россыпью мурашек, ввергая в омут воспоминаний, разуму нет места. Лоддроу судорожно вздохнула, отведя взор и скрипнув зубами. Нельзя поддаваться слабости. Я обещала…
Возможно, в конечном итоге девушка и кое-как совладала бы с собой, однако поведение Бэя будто было направленно на то, чтобы сломить малейшее сопротивление с ее стороны. Будто было мало того, что он настолько близко находился, обязав ее бороться с собой, так в следующий момент она ощутила как он начал наклоняться, заставляя и ее прогнуться. Отклик паники наравне с усиленным сердцебиением едва ли не вырвался в негодующем вскрике и попытке дернуть через стол, вот только силенок маловато расщепить сей предмет мебели, особенно пребывая в подобном состоянии. Девушка задохнулась от теплой волны, пробежавшей по спине, внутренне сжавшись от обжигающего прикосновения к своей щеке, едва не попросив прекратить издевательство. Краем глаз она все же смогла заметить, что Бэй что-то пишет. Неужто решил написать ей ответ? Так зачем весь этот спектакль с ее участием? Скомканные мысли, загнанные в закоулки сознания, не находили ответа. Тем временем Бэйнар написал то, что хотел, предоставив ей возможность ознакомится со «сказанным». Глубоко вздохнув и чуть поерзав, будто намекая, что уж сильно тесно ей в таком положении, лоддроу протянула руку, чуть дрожавшую, чтобы подтянуть листок непосредственно себе под нос. Из-за обуревавших ее чувств, она уже и глазам своим не доверяла.
«Ну, если я книга, написанная старым, забытым языком, как та, которую я у тебя, по-твоему же мнению, и увел, то быть может, попробуешь прочитать меня еще раз?»
Альвэри нахмурилась, пытаясь настроится на понимание написанного. Лоддроу напряглась, пытаясь провести параллель между ее словами и прочитанным. Сказать, что это было трудно, ничего не сказать. Кое-как извернувшись, она кинула взгляд через плечо, возможно, желая найти во взгляде Бэя намек на обман и насмешку. Однако, то ли глаза ее таки подводили, то ли подобным в его взоре и не пахло. Альвэри отвернулась. Она уже не боролась с охватившими и не думавшими отпускать ее ощущениями, решив попробовать отвечать в той обстановке, что сложилась. Эдакие полевые условия. Глубоко вздохнув, девушка потянулась за пером. Молча, будто не желая нарушать тишину этого мгновения, лоддроу склонилась над листом.
" Чтобы прочитать такую книгу, нужен доступ к забытому языку, дабы не понять изложенное превратно," - рука замерла, с пера капнула жирная клякса, растекаясь пятном по бумаге, но Альвэри не замечала этого.
Внезапное осознание того, что она не только хотела бы попробовать, но и прочесть старый фолиант его жизни вдоль и поперек, заглянув под каждую скомканную страницу, расшифровав каждое замусоленное предложение, словно гром среди ясного неба врезалось в сознание. Девушка сжала перо, едва не сломав его пополам, но снова склонилась над бумагой.
" - Я могу попробовать, только если ты сам откроешься и позволишь себя прочесть, прекращая прятаться за масками…"
Боги, как же ей трудно давалось каждое написанное слово, а обжигающая близость Бэя совершенно не облегчала этого, мешая думать, дышать, говорить. Альвэри отложила перо. Чуть двинув лист в сторону и попыталась выпрямиться. Ей уже начало казаться, что она вариться в одном из котлов Изнанки, настолько предательский и всепоглощающий огонь разгорелся внутри нее, не думая затихать.

+2

200

25 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Вечер-ночь.
Комната Бэйнара на постоялом дворе "Пьяного Паладина".

Бэйнар выпустил перо из руки, небрежно кинув его рядом с листком бумаги, который в следующее мгновение перекочевал поближе к Альвэри. Он выпрямился, когда девушка начала ерзать, явно намекая на то, что ей было слегка тесновато, да и замечая, как это самое ерзание сказывалось и на нем самом, бросая кровь не только к голове, которая начинала аж гудеть от повисшего в комнате напряжения. Вот только ничего общего с выяснением отношений и неловкостью оно уже не имело. Предоставив лоддроу немного больше свободного пространства и более почти не прижимая к краю стола, Эйнохэил стянул из-под руки ледышки лист, замечая, что та перестала отвечать ему в своей, ставшей уже привычной для мужчины, манере. Однако сейчас он даже и не подумал, что письменный вариант служил каким-либо передразниванием. Быстро пробежавшись взором по написанному, и замечая, в какой спешке были выведены все предложения до одного, Бэй усмехнулся, но в его ухмылке не читалось ничего сродни ехидству и пустому наигрышу. «Вот и попытайся найти доступ к этому "мертвому языку", девочка, а маски навешиваешь на меня ты сама». Бэйнар отложил исписанный лист бумаги в сторону, снова медленно наклоняясь к Аль и наблюдая за ее реакцией в отражении, где отчетливо виднелись они оба. Было заметно, как притихла, будто бы ожидая чего-то непоправимого, девушка, и насколько растерян и затравлен был теперь же ее взгляд, будто бы загнанной в угол жертвы. Что ж, Альвэри предлагала мужчине предоставить ей возможность увидеть его таким, какой он был на самом деле. Но этого даже сам Эйнохэил не знал наверняка, а единственной его маской со всеми вытекающими последствиями являлись ночные кошмары, без которых он и сам себя-то не представлял, попросту не умея жить по-другому.
Чем бы он занимался, где бы был сейчас и какой вообще образ жизни вел, если бы тревожащие его сновидения вдруг исчезли? Ответом на этот вопрос служила пустота в голове, заполняемая чем-то теплым и будоражащим, стоило только лишь откинуть все мысли в сторону и целиком отдаться тому чувству, кое двигало в эти минуты Бэем. Нет, он определенно не хотел больше загонять себя тупыми вопросами типа тех, которые пытались достучаться до него в попытке выпытать хотя бы жалкое подобие представлений о его возможной жизни без алкоголя, попыток уйти от самого себя и извечной беготни, дабы потерять ход времени и забыться напрочь, не находя желаемого избавления от своих фобий. Быть может, чтобы понять все это, Бэйнару стоило отмахнуться от страхов ровно так же, как и от назойливых мыслей? А именно это он и «услышал» в словах ледышки, первый раз за всю свою жизнь спросив самого себя: «А что, если?..». И не дожидаясь пока логика и холодный, здравый рассудок начнут говорить за него, мужчина с легкостью пошел на поводу у того, что уже успел выстроить у себя в голове.
Заметив на себе, а точнее на своем отражении, взгляд Альвэри и легкий румяц у нее на щеках, так контрастирующий с бледностью ее кожи, Эйнохэил открыто улыбнулся. Это было похоже на то, как если бы он осознал, какого сейчас приходилось девушке, и засобирался отпустить ее, не мучая их обоих. Если бы, но то было весьма обманчивым ощущением, словно бы лоддроу смотрела в искаженное зеркало, в котором отражались ее возможные желания исхода всей сложившейся ситуации. Мужчина не сделал шага вперед, вновь оказываясь ближе, но приобняв Аль за талию, потянул ее на себя, заставляя прижаться к нему всей спиной. Бэй медленно провел руками по плоскому животу, стянутому корсетом, и припал к шее девушки, уловив ее едва слышимый и прерывистый вздох, в ответ на который сердце начинало учащенно биться в груди, а подступившие в какой-то момент к горлу страхи, тут же были придушены волной тепла, затмевающей пока что еще способный соображать рассудок. Но как раз-таки от этого и хотелось избавиться… забыться, предпочтя Аль любому, пусть даже самому редкому и дорогому пойлу. Бэйнар крепче прижал ледышку к себе, торопливо «пробежав» кончиком носа от шеи до заостренного ушка и застывая, будто бы в нерешительной попытке прошептать что-то. Мимолетно касаясь его лишь губами и так ничего не произнеся, Эйнохэил принялся быстро справляться со множеством шнурков, что представляли собой замысловатый узор, коим был перетянут корсет девушки. В какой-то момент он даже хохотнул, пытаясь развязать непослушную перевязку и мысленно удивляясь тому, как вообще Альвэри умудрилась так «запаковать» себя. И наконец-то справившись, мужчина откинул более не интересующий его предмет одежды куда-то в сторону, нетерпеливо и жадно обняв девушку и прошествовав одной рукой вверх от ее талии, останавливаясь только чуть выше груди и упрямым тычком носа заставляя выгнуть шею, в которую чуть ли не вонзился зубами, получив желаемый ответ… Но этого было слишком мало для того дикого желания, что поднималось из самых глубин сознания, уже успевшего нырнуть в омут сладкой эйфории от одного только понимания того, что должно было произойти далее.
Не видя больше никаких оснований для того, чтобы продолжать сдерживать себя, Бэй крепко схватился руками за ткань легкой рубашки, в которую была облачена ледышка, и одним резким движением разорвал ее, приглушенно, будто бы сквозь пелену, услышав, как разлетелись по столу и полу пуговицы. И Ильтар, как же ему нравилось вот так вот бесцеремонно раздевать эту девушку, наблюдая за тем, как еще с минуту назад, казалось бы, такая неприступная и укутанная, словно снегом, в ткани белья, теперь же она становилась хрупкой, настоящей, избавляясь ото всей мишуры одежд, и готовой по одному его мановению руки пойти следом. А иногда, и сама того не ведая, как и сейчас, Аль увлекала Бэйнара в омут эмоций и желаний только лишь тем, что находилась рядом, а все они переплетались с ее собственными, витали где-то на грани реалий и беспамятства, грозя уже обоим никогда не найти выхода из-под этой лавины чувств. Быть может Эйнохэилу и вовсе стоило взывать совсем ни к светлому богу, а, наоборот, к Тейару, потому как краткими мгновениями ему казалось, что виновницей всего творящегося безумства становилась именно Альвэри, а не он, непреодолимо маня к себе одним только взглядом, который он видел в зеркальной глади… Взглядом полным бездонной синевы и обманчивым холодом, который так и хотелось растопить, доказывая самому себе обратное. И девушка, как и в прошлый раз, давала Бэйнару шанс убедиться в этом, тая под его грубыми ласками, будто бы и правда была высечена изо льда, и сейчас позволяла мужчине полностью взять над собой контроль, заведомо зная, что от холодной статуи останется лишь озерцо, в котором, однако, смогут утонуть они оба, не замечая ничего вокруг…

Отредактировано Бэй (2014-02-21 00:17:46)

+2


Вы здесь » За гранью реальности » Город Таллем » Таверна «Пьяный паладин»