За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Город Таллем » Таверна «Пьяный паладин»


Таверна «Пьяный паладин»

Сообщений 201 страница 220 из 378

1

http://s2.uploads.ru/d/2ceyW.jpg

Тут не получится тихо и спокойно почитать книжку или подумать о чем-то своем. Даже не надейтесь отдохнуть в этом месте от шума и суеты. Ведь эту таверну по праву можно назвать одним из самых громких мест в городе. Вопреки многим другим городским заведениям, драки по выходным тут - едва ли уже не традиция. Музыка в Пьяном паладине играет в любое время суток, алкоголь расходуется в океанических масштабах, а контингент посетителей поражает разнообразием. Владелец заведения прикладывает все усилия, чтобы в таверне было всегда весело. Идеальное место для праздников и других шумных мероприятий. Особенно греет некоторым душу близость борделя «Алый закат» - буквально на соседней улице. В добавок, тут любой желающий за небольшую плату может снять крышу над головой, ведь при таверне есть и небольшая гостиница.

Ещё стоит добавить, что в данном заведении принимаются заявки на наемничьи услуги. Правда, далеко не все - сами наемники крайне избирательно подходят к текущим заказам и не очень-то охотно переступают рамки закона. Разве что за действительно большую плату.

http://s4.uploads.ru/lL187.png[float=right]http://s0.uploads.ru/t/6wjCG.jpg[/float]
Пьяный паладин занимает собой два смежных здания, неподалеку от центра города. В первом из них, одноэтажном, расположились два основных зала для посетителей. Большие и светлые помещения, одно из которых заставлено крепкой мебелью с широкими дубовыми столами (чтобы ломали не так часто), а в другом выступают местные музыканты или странствующие менестрели. Немного обособленно от них, находятся подсобные помещения и кухня. Подвал же, святая святых, полностью заставлен ящиками и бочками с различными алкогольными напитками, ибо своими запасами таверна и славится.
Второе, двухэтажное строение, выделено под гостиницу. Комнаты хоть и не отличаются своим размахом и праздностью отделки, но все необходимые удобства на местах присутствуют. Несмотря на то, что в соседнем корпусе иногда ходят ходуном стены, в самой гостинице более-менее тихо, особенно в верхних комнатах. Там же по факту живут владелец Пьяного паладина и и приближенные работники, естественно отхватив себе более достойные и просторные помещения второго этажа. Имеется проход между обоими зданиями и выходить на улицу, чтобы попасть в соседний корпус, совсем не обязательно.
Таверна и гостиница имеют неплохую защиту от непрошеных гостей - помимо ставней на окнах и замков на дверях, тут можно наткнуться на одну из многочисленных магических ловушек. Активировав же весь магический арсенал, наемники и вовсе способны превратить свое заведение в хорошее укрепление, рассчитанное на нападение крупных сил неприятеля.
[float=left]http://s2.uploads.ru/WDNpL.jpg[/float]http://s4.uploads.ru/lL187.png
Год основания - 1638. До 2 Тихого Снега 1645 года владельцем заведения был Ингард Косс, и вся округа знала старшую разносчицу Майло Ки. Однако они погибли в битве при Хершиде. Спустя двухнедельное чествование их памяти и заслуг бразды владения взял на себя Патрик Боуэлл.
Из первого состава работников Пьяного паладина остался лишь повар Каин. Также имеются бухгалтер и администратор. Ещё пятеро играют роль разносчиков и помощников (принеси-подай, иди лесом, не мешай). Поскольку они тут присутствуют исключительно ради мелкой подработки, новые лица появляются едва ли не каждые пару дней - собственно, как и пропадают старые. Точно так же может подработать и любой желающий персонаж - просто выполнить необходимую работу и получить деньги, без излишеств.

Текущие акции:
• Всем членам Ордена паладинов - один заказ на выпивку за счет заведения.
• Приди сам, приведи двух своих друзей - каждому по кружке пива бесплатно!
• Снявшему комнату более, чем на сутки, - 10% скидка на все заказы.


Архив событий

[Дата с ссылкой на произошедшее]

[Персонажи]

[События]

1-ое, Высоких Приливов, 1645. Утро.
Таверна «Пьяный Паладин»

Майло Ки, Ингард Косс, Гавриил Дайсс, Каин

Коллектив «Паладина»,  во главе с владельцем заведения, вспоминает «а что вчера было».

1-ое, Высоких Приливов, 1645. День.
Таверна «Пьяный Паладин»

Харон, вор «Сивый» (нпс)

Таррэ-наемник заключает с вором выгодную сделку (перекупка заказного убийства).

1-ое, Звездного Инея, 1645. Утро.
Таверна «Пьяный Паладин»

Жан ла Флёр; Майло Ки, Каин, Ингард Косс, Тррака (ГМ)

Коллектив «Паладина» эмоционально решает проблемы ведения бизнеса, невзирая на посетителя. В это время таверну вдруг посещает отряд крысолюдов с деловым предложением…

2-ое, Звёздного Инея, 1645. Утро.
Таверна «Пьяный Паладин»

Майло Ки, Каин, Ингард Косс, Гелиос; КрижРиш

Коллектив «Паладина» возвращается с задания, подкинутого крысолюдами, в этот момент их посещает старый друг Гелиос, желающий напомнить Ингарду о другом договоре. Чуть позже в таверну входит драконид-путешественник с простым желанием перекусить и отдохнуть.

3-е, Звездного Инея, 1645. Вечер.
Таверна «Пьяный Паладин»

Бэйнар Эйнохэил, Альвэри Фенрил, Нерикс

Закадычные приятели и завсегдатаи «Паладина» Бэй и Нер знакомятся с Альвэри Фенрил.

6-ое, Звездного Инея, 1645. Вечер.
Таверна «Пьяный Паладин»

Арианрод Броснан, Алан Фиртен, Оливер (нпс); Лотанариэ Ангалилт;
Майло Ки, Каин, Гелиос

Айра, явившаяся в таверну в дурном настроении, встречает там своего знакомого – Алана. Будучи уже в подпитии, друзья знакомятся с магом по имени Оливер;  Эльфийка-наемница Ло коротает вечер за азартными играми; Сотрудники «Паладина» в компании своего друга Гелиоса обсуждают очередную авантюру и отправляются на вечернюю прогулку.

6-7-ое, Звездного Инея, 1645. Ночь.
Таверна «Пьяный Паладин»

Каин, Майло Ки, Ингард Косс, Гелиос

Встретившись после прогулки, Ингард и компания вскоре отправляются на новое задание…

23-е, Новой Надежды, 1645. День.
24-ое, Новой Надежды, 1645. Ночь-Утро.
Таверна «Пьяный Паладин»

Аэрена Дарос

Аэрена заезжает в любимую таверну, чтобы поужинать, переночевать и привести себя в порядок.

25-ое, Новой Надежды, 1647. Поздний вечер.
Таверна «Пьяный Паладин»

Бэйнар Эйнохэил, Нерикс, Эллюмиель де`Лоренцетти,

Блудные сыновья «Паладина» Нер и Бэй, в компании их новой знакомой-алла по имени Эль,  бурно празднуют прибытие домой - пьют, пляшут, играют в азартные игры. Чуть позже появляется и Аль, тут же привлекая внимание какого-то пьяницы и провоцируя драку между последним и Бэем…

25-ое, Новой Надежды, 1647. Ночь.
Таверна «Пьяный Паладин»

Бэйнар Эйнохэил, Альвэри Фенрил

Между Бэем и Аль происходит серьезный разговор на тему воровства и доверия.  Откровения затрагивают и потаенные чувства двоих – нет больше смысла смущаться...

25-ое, Новой Надежды, 1647. Ночь.
Таверна «Пьяный Паладин»

Нерикс, Эллюмиель де`Лоренцетти

Нерикс поздравляет Эль с Днем Рождения и заказывает для нее песню.

Автор: Ингард

0

201

25 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Вечер-ночь.
Комната Бэйнара на постоялом дворе "Пьяного Паладина".

Все то время, что парень читал, она пыталась справиться с собой. Честно пыталась, но все с треском провалилось. Несмотря на то, что Бэйнар немного отступил, тем самым избавив ее от тесноты, но ведь не от близости. Кроме того, зеркало, в котором Альвэри могла достаточно четко рассмотреть все происходящее за ее спиной, постоянно выхватывало взгляд парня. И каждый раз, когда их взоры пересекались у нее перехватывало дыхание. От легкой улыбки, коснувшейся его губ, сердце больно сжалось. Да, перед ней лишь его отражение, которое легко могло ввести в заблуждение своей открытостью и светом, попадавшем в него при случае. Будто бы вот уже сейчас она могла лицезреть вступительную главу в старой книге, написанной забытым языком, лишь только имя на ее потертой обложке пестрело красками, словно только выведенное. Альвэри уже начала забывать, что привело ее сюда и что сейчас за ее спиной стоит вор, возможно не с радужным прошлым, которое она только что подписалась попробовать прочесть. Но какой ценой?
Что говорить, когда стало ясно, что хрупкая надежда на то, что только этим всплеском эмоций и сладостно ноющим чувством тепла лоддроу и отделается, с глухим шлепком лопнула, разлетевшись тысячами осколков. Мир пошатнулся, когда лоддроу почувствовала на своей талии теплую руку. В следующий момент, ведомая оной, она прижалась к Бэю, ощутив как волна тепла с ураганной скоростью растеклась по телу. Судорожно вздохнув от его легких прикосновений, ощутив как кожа на шее начала гореть, Альвэри внезапно внутренне сжалась, почувствовав как липкие щупальца страха потянулись к громко стучавшему сердцу. Однако Бэй не дал ей возможности поддаться этому страху, отпрянуть и убежать, разрывая этот унисон желаний в единый миг. Лоддроу прикрыла глаза, упиваясь новой волной мелкой дрожи, начавшей свое шествие по телу от уха, которое столь мимолетно касался губами парень, одновременно обжигая своим дыханием. Она не стала противиться возне с ее одеждой, лишь секундно отметив, что задача оказалась не так легка. Хотя и не тяжела, ведь вскоре корсет уже был отброшен, как что-то лишнее и ненужное.
Впрочем об этом ей не пришлось долго размышлять, уже в следующее мгновение девушка оказалась в жарких объятиях, поддаваясь непреодолимой тяге и прильнув к Бэю настолько тесно, насколько могла. Будто кукла в ловких руках кукловода, лоддроу отзывалась на каждое его движение, но не так слепо как бездушный предмет замысловатых игр, а столь же жарко и чувственно, с каждым мгновением загораясь желанием получить больше. Легкий и судорожный вздох на столь грубое обращение с шеей, бледная ладонь дернулась в нервном жесте, ухватившись за стол. Нужно ли говорить, что на этом все не прекратилось?
Лоддроу изумленно ахнула, услышав треск тонкой ткани и звук оторванных пуговиц, рассыпавшихся по углам комнаты. Воззрившись на отражение в зеркале помутненным взором, она лишь на мгновение застыла, чтобы встретится со взглядом, ответно взирающим из стеклянной поверхности. Обманчивый ли, полный лжи или это лишь игра света и тени из царства кривых зеркал? Ей не хотелось видеть более это отражение, за которым нельзя было рассмотреть настоящего Бэйнара. Нельзя было заглянуть в живость его глаз и найти там ответное желание, или столкнуться с его темной душой, покрытой ложью, словно накипью. Сейчас ей было безразлично, с каким именно Бэйем столкнется она, и что откроется уже с первых страниц его книги. Альвэри просто хотелось оказаться лицом к лицу с парнем из плоти и крови, а не с его кривой копией, холодной, зеркальной и пугающей, даже если она будет меньшим злом, чем оригинал.
Резко дернувшись и вырываясь из цепких объятий, тем самым освобождая себя не только от рук парня, но и от разорванной рубашки, слетевшей с ее рук ненужной тряпкой, Аль бросила еще один взгляд в зеркало, словно пытаясь запомнить отражение, чтобы сравнить его после.  Уже в следующую минуту она развернулась лицом к Бэю, предоставляя и ему возможность лицезреть себя, а не  свою зеркальную копию. Но лишь мгновенье, после подавшись вперед, сделав полушаг и протянув ладонь к его лицу, лоддроу зацепила пальцами непослушную челку, отводя ее прочь. Взгляд впился в открытые глаза, потемневшие и казавшиеся глубокими, словно озера в безлунную ночь. Альвэри не нашла в них ни насмешки, ни толики обмана, да и неизвестно, остановило бы ее это или нет. Скользнув ладонью далее по волосам, оставив в покое челку и, в последствии, полуобняв парня за шею, пальцами второй ладони она аккуратно провела по контуру лица Бэйнара, после легко прикоснулась к губам, будто изучая их мягкость на ощупь. Забавно, но внезапная мысль о том, что она никогда и не смела даже представить себе подобное влечение, откликнулась новой волной сжигающего огня. Но это был явно не сон и реальность отбивалась в каждом стуке ее сердца, требуя утоления жажды, невзирая ни на что. Альвэри судорожно вздохнула, отрывая взгляд от четко очерченного рта Бэя и поднимая его, сталкиваясь взором с бездонными глазами мужчины, который сейчас стал средоточием всех ее желаний. Крепче сжав ладонью его шею и требовательно потянув на себя, лоддроу внезапно усмехнулась, в помутневшем взоре мелькнул вызов. Она любила книги, какими бы старыми и потрепанными они не казались, ведь тайны, которые они хранят часто стоят того, чтобы рискнуть ради их раскрытия многим.

+2

202

Элли смотрела на Нерикса и не переставала гадать, перебирая в голове сотни различных предположений, что с ним, все-таки, не так. На кошачьей морде мешались сотни эмоций, молниеносно сменяя одна другую. Девушка выгнула правую бровь в весьма недвусмысленном жесте, искренне не понимая причин. Смутно, сквозь призму опьянения и примеривая на себя, Эль не была склонна сводить эту ситуацию к опьянению - для упившегося кот разговаривал слишком четко и быстро. И, кажется, понимал сам себя.
"Да это ты напилась", - откликнулось сознание. И Элли нехотя кивнула в ответ самой себе.
Сделав глоток из вновь принесенной кружки, алла укорила себя за излишнюю слабость. Сознание погрозило пальцем и пообещало, что устроит девушке просто фантастическое утро в компании похмелья и диковинного зверя, которого местные обыватели называют "сушняк". На стол шлепнулись кости. Элли угрюмо прищурилась. По правде говоря ей никогда в подобных кампаниях не везло, боги случайности и удачи явно ей не благоволили, когда в руки ей попадали кости или карты. Чувствовалось божественное вмешательство, которое явно неспроста не давало целительнице пасть ниже собственного достоинства.
- Ты уже однажды проиграл и не смог ответить за проигрыш в полной мере, Бэйнар. Стоит ли верить твоим играм сейчас? Стоит ли вообще тебе верить?
Костями на столе завладела беловолосая девушка, и Элли, повинуясь мысли о том, что следит только за игрой, внимательно осмотрела внезапную гостью. Высокая и статная, она напоминала алла эльфов, с которыми провела в своих странствиях немало времени. Бледная кожа, голубые глаза, в которых искрилась невероятная смесь раздражения, гнева и какого-то разочарования, совсем не смахивали на эльфийские черты внешности. Девушка напоминала ледяное изваяние, снежную скульптуру, ожившую по прихоти Марисы. Моргнув, чернокрылая мотнула головой и уставилась на кубики, резво подпрыгнувшие на столе, поглощенная своими мыслями. Слова незнакомки взбудоражили что-то внутри, заставляя откликаться не самым приятным образом, липким и зябким. Она по натуре своей она не видела в людях плохого, и никогда не задумывалась о том, что Бэй может вести какие-либо двойные игры. Слишком чистым ей казался его взгляд. Лоренцетти вздохнула. Она многого еще не знает о них, вечных кочевниках, да и, кажется, не стоило ждать от них движения в этом направлении. Вероятно беловолосая девушка знает их намного дольше ее самой.
Эллюмиель вновь сделала глоток. Потянуло каким-то холодом, и девушку передернуло от озноба. Искрой стрельнуло в голове имя. Нахмурившись, она посмотрела на синеволосого и одними губами повторила его полное имя, будто спрашивая. Повторила про себя, словно взвешивая каждую букву и пришла к выводу, что "Бэй" все-таки нравится ей больше. Было в этом что-то...точное.
Парень кинул кости в ответ. Сверкая гранями, кубики показали, что госпожа Фортуна сегодня явно ему благоволила, и Элли мысленно отсалютовала кружкой за победу. Будто в ответ на этот негласный жест Бэй посмотрел ей в глаза, и алла абсолютно не стесняясь, отвечала тем же.
- Что же, сегодня госпожа Удача на твоей стороне и я бы с превеликим удовольствием выполнила условия, как проигравшая, но у меня нет чести. Кому, как не тебе об этом знать наверняка, Бэйнар. Тем не менее, я выполню желаемое тобой, только с поправкой на то, как ты в прошлый раз выполнил мое. Это вполне по-честному, не так ли? А посему прошу нас ненадолго простить.
С этими словами девушка буквально выдернула Бэя из-за стола. Кружки на столе покачнулись, чудом не лишившись своего содержимого. Поступок незнакомки и вправду был бесчестен, и алла, повинуясь чертами своего характера, хотела возмутиться, но голос разума настоятельно советовал этого не делать. Лоренцетти промолчала, продолжая следить глазами за парочкой, удаляющейся к стойке. Было здесь что-то, во что вмешиваться, видимо не стоило. Спустя несколько минут алла отвернулась к Нериксу и посмотрела в недра своего "кубка".
Оставалось только пить, хоть и праздновать уже совершенно не хотелось, как больно это не было признавать.
- А каково это... Парить над миром?
Она подняла серые глаза на вивариина и удивленно воззрилась на его морду, на которой застыло выражение какой-то мольбы, что ли. Алла подняла брови в удивлении. Не, с ним явно было что-то не так...
Ее размышления прервал Бэй, который будто подлетел к ним, в суматохе собрал немногочисленные вещи и, обведя друзей каким-то уж чересчур веселым взглядом, ушел на выход. Вслед за ним вышла беловолосая девушка. Эль даже голоса подать не успела.
- Ты можешь мне показать небо? Это возможно? Оно для меня пока еще идеально. Хочу разочароваться в нем или убедиться в его красоте.
Лоренцетти прикрыла глаза. Туман опьянения обволакивал ее, погружая в полудрему сознание, приглушая звуки.
- Может быть, когда-нибудь, - проговорила Элли с улыбкой на лице, смутно понимая, что даже с магией воздуха, коей она владела, это выполнить будет очень непросто, - но могу сказать одно: небо идеально и бесконечно, красота его незыблема, а его свобода не может разочаровывать. Понять это можно только тогда, когда под твоим животом проносятся горы, леса и бездонные пропасти. И это таки бодрит.
Алла улыбнулась, снова отхлебывая из кружки. Мир на секунду расплылся перед глазами, и алла приняла решение уйти отсюда на своих двоих, а посему эль был отставлен в сторону. Уже навсегда.
- Взамен... Я не знаю. Проси что-нибудь. Я могу показать леса. Не знаю. Может быть, у меня что-то другое есть, о чем не могу сейчас вспомнить. Но я знаю, что точно хочу увидеть небо.
- Я бы и не отказалась, - усмехнулась алла, совершенно четко фокусируясь на вивариине, - но, если позволишь, я бы хотела попросить тебя кое о чем. Расскажи мне, кто эта девушка?

+3

203

А вот кот пить не собирался. Сознание немного не в той плоскости уже было. Будь он сейчас лишь под алкоголем, то не раздумывая бы продолжил лакать "горючие" жидкости. Пока тяги не было временно, надо было успевать насладиться жизнью, пусть и под травами. Вот потом будет очень плохо бедняге... Алкоголь плюс принятое - это уже не шутки. Да, сейчас ему хорошо и хочется жить на полную катушку. Но за все надо платить. Даже сложно представить себе последствия сегодняшнего празднования Дня рождения их знакомой алла. Ладно, не стоит загадывать наперед. Как говорится, "пофиг, пляшем"!
- Хотелось бы прямо сейчас. Я даже попытался бы стать легче, - Нет, Вивариин не имел в виду ничего мерзкого из юмора для грязных кабаков и дружеских молодежных посиделок. Он реально чувствовал, что сейчас может усилием мысли стать легче, а то и вовсе воспарить над полом аки святой. - Смотри, - Вивариин встал из-за стола на минутку и сконцентрировал мысли на ногах. На деле вышло, что он тупо уставился на свою обувь и замер, будто змею перед собой увидел или пчелу. - Я стал легче, чем был. Пока буду думать об этом, то буду легче. Я устал. - Вивариин перевел взор на Эллюмиель и расслабился. Садиться обратно уже было лень, а потому он начал хаотично, но медленно, перемещаться около стола и преимущественно сероглазой крылатки. - Красиво. - Нерикс остановился около места, где сидела девушка, уперся руками в стол и прикрыл глаза, рисуя перед собой картины с ее слов. - Красиво. Представляется очень красивым и лучшим, что может быть в мире. Но почему ты не летаешь часто? - Вивариин пододвинул стул поближе и сел уже рядом с алла, заглянув ей в глаза, - Я бы с радостью жил в доме где-нибудь на горе и обозревал свои владения. Ведь можно чувствовать себя хозяином мира. Так-так-так! - Нерикс осекся и перестал выдавать эти размышления вслух. Он выставил руки вперед, замолчав. Поймал себя на мысли, что смотрит на внезапно поплывшие перед собой руки. Отвел взгляд - руки стали нормальными. Снова посмотрел. Поначалу они были нормальными, а потом стали искажаться и терять очертания. - "Вау." - Котяра положил руки на колени, чтоб крыша от такого представления не съехала, - Что-то я увлекся. Последнее скажу по этой теме и не буду больше доставать. Извини... Наверное, вы самые счастливые из разумных существ.
- Я бы и не отказалась, но, если позволишь, я бы хотела попросить тебя кое о чем. Расскажи мне, кто эта девушка?
- Альвэри? Да, забыл вас представить. Слушай, может к ним сходим, посмотрим? Но не бойся, они в порядке будут. - Скакал он с мысли на мысль, - Она книги продает и живет во льдах. Такой ледяной дух знаний, но осязаемый. - Почему дух, сложно было сказать. Это вопрос к смеси алкоголя и трав. Никакая она не дух была для трезвого Нерикса, - Нормальная девушка, немного себе на уме, не из простолюдинов. Холодная она внутри или нет - сложно сказать. Думаю, что такая же, как и мы с тобой и Бэем. Кстати, погоди! Я тут подумал... Нет, не про Альвэри. Сейчас. - Нерикс прижал палец к своим губам, давая понять, что пусть его не останавливают, ну и скоро вернется. Мол, все под контролем и щавсебудет. Он сорвался с места и скрылся буквально на полминуты-минуту.
А за это время кот успел уговорить музыкантов сыграть что-нибудь праздничное в честь дня рождения. Кот сел обратно к Эллюмиель за стол и поднял палец, - Чу... С Днем рождения! - В этот момент предыдущая музыка прервалась, отчего толпа тихо занегодовала, но после успокоилась. Музыканты принялись играть ту мелодию, которая больше подходила бы празднику.

+3

204

25 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Вечер-ночь.
Комната Бэйнара на постоялом дворе "Пьяного Паладина".

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

205


25 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Вечер-ночь.
Комната Бэйнара на постоялом дворе "Пьяного Паладина".

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

206

25 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Вечер-ночь.
Комната Бэйнара на постоялом дворе "Пьяного Паладина".

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Бэй (2017-05-05 22:51:35)

+1

207

Наблюдая за выходками кота, Лоренцетти, попирая собственные принципы, не удержалась и шепнула под нос заклинание шестого чувства. Замутненный взор заволокло золотистой дымкой, и спустя секунду алла могла видеть все, что с ним творилось на чисто физиологическом уровне, и то, что смогло увидеть заклинание, ей не особо понравилось.
- Ты что... - выдавила из себя алла, с тревогой чувствуя, как отнимается язык, и мыслить здраво становится все труднее. Однако договорить она не смогла, наблюдая за тем, что вивариин принял ее слова слишком буквально. В принципе, это и не было удивительном, принимая во внимание то, что на его разум сейчас воздействовал не сколько алкоголь, а что-то посерьезнее. Не без облегчения подмечая, что особо разрушительного воздействия на организм это "что-то" не оказывает, алла прикрыла глаза, прерывая действие заклинания. Но вот плохо ему будет по утру это определенно. Да и ей тоже, чего греха таить.
Нерикс уперся в столешницу совсем рядом, и Эль недоуменно воззрилась на него.
- Я устал.
- Ну не удивительно, знаешь ли, - чернокрылая улыбнулась, - вспомнить сегодняшний день и амбре вами распространяемое, то все становится ясным как день.
Вивариин уселся рядом и заметно притих. Эль уткнулась глазами в остатки эля в кружке и задумалась о своем. Спрашивать кота о внезапной гостье в его состоянии было несколько недальновидно. Было бы неудивительно, что Нерикс, в угоду затуманенному сознанию, просто не сможет рассказать о ней. Душу снедало сомнение, двойственное ощущение чего-то, чему она сама не могла дать определения. Или это так эль действует... Слишком резко перемещалось настроение по шкале "весело - не очень весело". Даже чересчур. Девушка задумчиво провела пальцами по длинной пряди челки и, наткнувшись на граненую бусинку опала, стала крутить камень в пальцах, будто считая его грани. Определенно не стоило пить. Своей кислой миной она может испортить все, что угодно.
- Красиво. Представляется очень красивым и лучшим, что может быть в мире. Но почему ты не летаешь часто?
Лоренцетти едва заметно улыбнулась. Эта тема всегда могла поднять ей настроение.
- В жизни каждого есть что-то, что может назваться самым прекрасным на этом свете. Для алла и драконов это бесконечное небо, для ассури, возможно, блеск драгоценных камней изысканной огранки, для оборотней - ощущение волчьей крови в жилах. Я не берусь утверждать это наверняка, но не в этом суть. Ну ты понял, - она неопределенно пожала плечами, - в полной мере нельзя насладиться полетом в городе. Не тот простор.
Девушка улыбнулась своим мыслям. Вот уж завернула.
- Последнее скажу по этой теме и не буду больше доставать. Извини... Наверное, вы самые счастливые из разумных существ.
- Мне совершенно не трудно, - Элли посмотрела в глаза вивариина и ободряюще улыбнулась, - но опять же, в жизни каждого что-то такое есть. Может и у тебя есть свое "небо", которое делает тебя счастливым. Кто знает.
Девушка окунулась в воспоминания. В голове размытыми картинками всплывало море, соленый бриз, свист ветра в ушах и белоснежный всплеск за спиной впереди летящего. Сердце зачастило, но в груди поселилась тоска. Снова. Девушка покосилась на кружку, будто раздумывая, заглушить ли внезапно возникшую горечь элем или нет.
- Альвэри? Да, забыл вас представить. Слушай, может к ним сходим, посмотрим? Но не бойся, они в порядке.
"Что-то мне слабо в это верится", - подало голос сознание, но девушка заглушила его, всецело сосредоточившись на Нериксе, на его словах.
- Она книги продает и живет во льдах. Такой ледяной дух знаний, но осязаемый. Нормальная девушка, немного себе на уме, не из простолюдинов. Холодная она внутри или нет - сложно сказать. Думаю, что такая же, как и мы с тобой и Бэем.
Алла нахмурилась, сводя полученные факты воедино. Высокий рост, белоснежные волосы, льдисто-голубые глаза, пластичные и легкие движения тела, сквозящие даже в обычной походке. Два и два сложились, получив четыре. Да она же лоддроу. Алла читала о них, но никогда не видела в живую. Но не судить же книгу по обложке, правда же?
Стоп, он сказал Мандран?
Целительница хотела было задать встречный вопрос, но кот сорвался с места и унесся вглубь зала. Девушка вздохнула. Что ж, следовало дать коту проспаться, а потом уж засыпать вопросами. Когда вивариин вернулся на его морде сияла довольное выражение. Прищурив серебро глаз, алла недоуменно воззрилась на кота.
- Чу... С Днем рождения!
Грянула музыка под случай, и Эллюмиель поднесла ладони к губам, искренне пораженная его поступком, и, вместе с этим, счастливая. Она дернула вива за ухо, снимая свою ленту и одаривая его благодарным взглядом.
- Огромное спасибо, - улыбаясь, сказала она, пытаясь перекрыть своим голосом музыку, - это лучший подарок.

Отредактировано Эллюмиель (2014-02-09 00:13:21)

+2

208

25 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Вечер-ночь.
Комната Бэйнара на постоялом дворе "Пьяного Паладина".

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Альвэри (2014-02-08 18:00:06)

+2

209

25 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Вечер-ночь.
Комната Бэйнара на постоялом дворе "Пьяного Паладина".

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Бэй (2014-02-08 22:28:14)

+2

210

25 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Вечер-ночь.
Комната Бэйнара на постоялом дворе "Пьяного Паладина".

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Альвэри (2014-02-09 00:18:20)

+3

211

25 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Вечер-ночь.
Комната Бэйнара на постоялом дворе "Пьяного Паладина".

Бэйнар немного растерялся в тот момент, когда девушка, вопреки его ожиданиям, вместо того, чтобы поставить на этом финальном аккорде жирную точку, спохватившись, оттолкнув его, да наскоро одевшись начала ломиться в закрытую дверь, прильнула ближе, зарываясь в его объятиях, будто бы в попытке укрыться от чего-то колоссально мощного и невидимого взору. Простояв какое-то время в нерешительности и непонимании, почему же Альвэри вела себя именно так, мужчина все же крепче прижал ее к себе, чувствуя прикосновение лоддроу к своей шее, которое моментально отозвалось в Эйнохэиле ни столько волной тепла, ставшего уже каким-то родным и понятным, а сколько чем-то иным, возникшим впервые за все то время, проведенное вместе. Ему хотелось, быть может точно так же, не сорваться с места, а ответить Аль тем же, словно бы даруя ей тот кров и то убежище, в котором она так нуждалась и просила, выражая все это на действиях и откидывая пресловутые слова в сторону. Все так же поддерживая девушку, Бэй приобнял ее одной рукой за спину, отводя от стены и прижимая к себе. Не смотря на понимание того, что ему стоило бы выпустить Альвэри из объятий и размять затекшие мышцы, которые начинало ломить, он остался стоять, опустив голову и тесно прислонившись щекой к голове ледышки. Прислушиваясь к каждому глухому стуку обоих сердец, все никак не унимающихся и бьющихся в своем собственном быстром ритме, Бэйнар вдыхал сладковатый и чуть уловимый аромат, коим, словно легкой дымкой, была окутана лоддроу. В нем улавливалось и что-то знакомое, что-то свое, от чего начинало бросать в дрожь и вынуждало льнуть к Аль, удостоверяясь, что осязание не подводило мужчину и все это не было игрой иных запахов в их чудаковатых переплетениях.
Эйнохэил так и не сходил со своего места, не подгоняемый на то ледышкой и будто бы не желающий признавать то, что весь спектакль, разыгранный лишь для них двоих и построенный отнюдь не на наигрыше, был окончен. Однако изнеможенный организм, хоть и черпающий подпитку из выпитого бальзама, диктовал свои правила, и не подчинись бы им Бэй, лоддроу с легкостью могла бы оказаться на полу… если бы, конечно во время не спохватилась, а почему-то в это верилось с большим трудом. Пошатнувшись и почти неслышно хохотнув над самим же собой, мужчина развернулся лицом в другую от стены сторону, подходя к столу и аккуратно усаживая на него Альвэри. Он совсем не хотел отпускать ее, ни то, чтобы куда-то там за пределы своей комнаты, но и даже просто от себя. Тем не менее, держать девушку на руках становилось немного тяжеловато. А еще Бэйнар совершенно не знал, как повести себя дальше. Вплоть до этого самого момента ни одна мысль так и не пришла в голову, словно сознание и вовсе закрылось ото всего, впав в кому, а рассудок отказывался воспроизводить мыслительные процессы. Это пугало и приносило своеобразное облегчение одновременно. Отстранившись от Аль и шумно, прерывисто выдохнув, мужчина почти интуитивно подался обратно к ледышке, поставив руки по обеим сторонам от нее и опираясь на них. Эйнохэил коснулся шеи девушки в легком поцелуе, не удержавшись и скользнув взглядом вниз по точеным формам будто бы в не совсем понятном желании запомнить каждый изгиб ее тела, которое еще минутами ранее чуть ли не таяло под его ласками. «Дурак», - первая, ударившая в голову мысль, была похожа на насмешку рассудка, вышедшего из транса и понемногу приходящего в себя, над своим хозяином. Бэйнар выпрямился, чувствуя, что снова начинал терять контроль над собой, стоило ему лишь взглянуть на Альвэри и вспомнить весь тот беспорядочный хаос, в коем они тонули еще минуты назад. Он наскоро расстегнул рубашку, стянув ее с себя и скомкав в руках. Мужчина вытер лицо уже давно не подлежащей никакой штопке одеждой и обратил свое внимание на разбросанные по полу вещи. Что ж, надо было приводить и себя, и все остальное в порядок. Только почему-то приступать к этому пункту задуманного совсем не тянуло. Вновь повернувшись к Аль и встретившись с ней взглядом, Бэй умудрился разглядеть в голубых озерах промелькнувшую печаль… или что-то близко стоящее рядом с этим чувством. Он нахмурился, не понимая, что толкнуло девушку столь быстро выйти из одного состояния, сразу же окунаясь в противоположное, не имеющее ничего общего с тем, что она испытывала до этой минуты. Бэйнар отступил, опустив руку, в которой держал рубашку, и посмотрел на девушку требующим ответа взором. Ожидая слов, коих могло и вообще не последовать, мужчина отошел от стола, медленно принявшись собирать раскиданную одежду в попытке отвлечься от того, что уже успел надумать. Конечно же, выломать запертую дверь и дать деру в чем мать родила, лоддроу не могла, но вот мысли, идущие в том русле, что она таки возможно хотела именно этого, не переставали бить в голову сильным напором, застревая в черепной коробке и заставляя недовольно поджимать губы. Тейар ее дери, ну почему же теперь, когда Эйнохэил по сути своей получил то, чего и добивался, он не мог вот так вот просто взять и отпустить ее?? Просто подать девушке ее вещи, дать собраться, открыть дверь и помахать рукой на прощание, возвращаясь обратно в таверну и даже не вспоминая про какую-то там книгу, про существование которой Бэй уже и позабыл, ровно так же, как и о том, что послужило толчком для их с Альвэри встречи. «Что ж, прочитать друг друга у нас получилось на ура. А вот за пересказ всего я говорить ничего не берусь». Откинув на стол рубаху и расправив поднятые брюки, мужчина быстро натянул их на себя, подходя обратно к ледышке и берясь за бумагу и перо. «Ничего не хочешь мне рассказать?». Он хотел добавить еще пару строк, но осекся, боясь, что то будет совсем лишним, откладывая перо и протягивая написанное Аль. Бэйнар специально не задавал какой-либо конкретности своему вопросу, желая услышать в какую сторону поведет разговор лоддроу без подсказок, опираясь только лишь на то, чем готова была поделиться сама.

+2

212

И Нериксу тоже не стоило сегодня напиваться с самого утра! Не напился бы - не употребил бы ничего такого противозаконного и сомнительного, наверное. В другой ситуации котяра сейчас бы уже паниковал, что снова потерял Бэйнара, которого увела девушка не в очень хорошем настроении, да еще и прилетевшая издалека сюда. Не-е-е... Упоротый Нерикс - это другое. Он существует только здесь и сейчас. В его нынешнем узком мирке были лишь массовка, Эллюмиэль, он сам, а все эти персонажи для него сейчас существовали лишь в таверне "Пьяный Паладин" и где-то над городом или горами в полете. Вернее, над городом он никого конкретно не воображал, а просто обрисовывал себе то, как это может выглядеть.
Кстати, действие вынюханного вещества уже начинало проходить, ибо употребил меньше обычного. Сознание приходило в свое нормальное состояние, но еще было немного не таким, какое оно обычно. Возвращалось неприятное ощущение от алкоголя с шумом в голове. Голова начинала кружиться. Вивариин откинулся на спинку стула и почему-то потянулся к середине стола, надеясь обнаружить там сигару. Пощупав стол, Нерикс вспомнил, что не курит, а сигары у них и нет. Да и быть не должно. - "Бр-р-р!" - Котяра помотал головой и проморгался, снова сев ровно и уставившись на Эллюмиель.
- А я даже и не могу сказать, чем может похвастаться вивариин. - Вдоль кромки стола пробежались невидимые, но в то же время видимые, тараканы, которые исчезли, как только кот сфокуссировал в том месте взор. - Наверное, шорстью. Хорошо там, где нас нет. - Мысли все еще скакали туда-сюда, но уже были более осмысленными и адекватными окружающему миру.
Нерикс поднял голову и посмотрел алла в глаза. - Незачто. Хоть что-то сделать хорошее всегда приятно.
Он слушал музыку и старался не думать, успокоиться. Появилось ощущение, что ему как-то стыдно за свое с Бэем поведение сегодня на таком празднике у существа, которое они знают не так много. Может быть, она хотела как-то иначе провести это время? Более культурно... Или более весело? Лучше не загадывать. Да, он мог поинтересоваться у нее, но не хотелось на этом акцентировать внимание. Лучше просто праздновать. - Эх, ну что... - Вивариин поднял свою кружку (или не свою, но эта просто была наиболее полной), - За тебя. - Он поднял выпивку в честь именинницы, а потом вспомнил один важный момент, - А где Бэй? - Искренне удивился Нерикс, - Я помню, что он... Уходил с Альвэри туда. - Потом дошло, что буквально минуту назад с Эллюмиель обсуждал их уход, - Тьфу, туплю. Слушай, у тебя есть какие-нибудь идеи насчет этого вечера? У меня есть одна, но для этого нужен Бэй. И... Желательно, утро. Блин, откладывается. - Даже и развлечь-то нечем. Мог бы лес показать ей во всей дикой красе, но уводить ее отсюда в такое время, да еще и в самый разгар праздника... Нет, это уже слишком.

+2

213

25 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Вечер-ночь.
Комната Бэйнара на постоялом дворе "Пьяного Паладина".

Мысли, овладевшие ее сознанием, сковывали ледяным обручем тело, от чего хотелось снова и снова вернуться к тому полусознательному состоянию, в котором пребывала пара минутами ранее. Но они канули в прошлое, помахав на прощание и хитро ухмыльнувшись, сделав свое дело и открыв ей глаза. От сего захотелось закричать вслед, опровергая осознавшее и требуя доказательств. Но, увы и ах, этому не суждено было случиться и все, что она смогла сделать в сей момент, это льнуть к телу мужчины все в том же защитном порыве, будто желая потеряться в его объятиях. И неважно, что всему был он виной и ей стоило задуматься над этим. Однако, как уже можно было заметить, в последнее время мыслила Фенрил весьма нерационально, как и действовала, не понимая своих побуждений. В прошлом не понимая. Она глубоко вздохнула, благодарная Бэю уже за то, что он не оттолкнул ее, насмешливо бросив нагловатый взгляд и, возможно, не выставив за дверь, но покинув в одиночестве. Парень продолжал держать ее, уставшую и опустошенную от пережитых мгновений всепоглощающей страсти, притихшую в печали своего откровения у него на руках. Девушка даже не заметила в какой момент перестала касаться спиной каменной кладки стены, да и это не было столь важно. Важно было его присутствие, дыхание, только ему присущий аромат, гулкое сердцебиение и продолжившийся миг их объятий. Лоддроу впитывала это все, словно губка, пытаясь запечатлеть в памяти, чтобы, возможно, после выцарапать на одном из камней своей ледяной стены, как приятное воспоминание и предупреждение о боли…
Альвэри почувствовала, как Бэй пошатнулся, куда-то направившись, и приоткрыла глаза. Вскоре она снова очутилась на том же столе, где стояло пресловутое зеркало, что так раздражало ранее, но, благо, не лицом к нему сейчас восседала. От того, что крепкие руки уже не держали ее, девушка поежилась. В какой-то момент, словно лишившись защитного покрывала, ее тело почувствовало прикосновение холода, не ледяного, да и не имеющего ничего общего с температурой в комнате. Этот холод поднялся из глубин ее души, в которых снова начала чувствоваться пустота. Однако, Бэй не дал ее полностью погрузиться в эти ощущения, оказавшись в следующий миг так близко, что она не смогла сдержать судорожный вздох. От мягкого поцелуя по телу прокатилась теплая волна, изгоняя тот холод, что охватил его минутой ранее. Аль прикрыла глаза, неосознанно улыбнувшись. Все-таки у этой «боли» была своя сладость, которая исходила от мужчины рядом с ней, что способен мимолетным касанием обрушить ее снова в огонь желания. Опасный мужчина…Но вот он снова отстранился, отрезвляя ее рассудок, столь быстро откликающийся на его прикосновения и близость. Лоддроу молча наблюдала, как Бэйнар сбросил с себя рубашку, предоставляя лицезреть себя уже абсолютно нагим, отчего к ее щекам снова бросилась кровь. Теперь она понимала, почему он в свое время требовал от нее прикрыться. Сейчас бы она также сделала, ибо его откровенная нагота заставляла все ее естество сжиматься от сладостного воспоминания о близости и чувствовать мягкий укол нового желания. Боги, почему же все так произошло?!- проскочила в голове отрывистая мысль, но ответом ей была лишь тишина и взгляд Бэя, с коим пересекся ее взор в этот момент. Увидев, что он нахмурился, она отвернулась, стиснув зубы и пытаясь справится с собой. Стоило подумать о возвращении, это будет лучшим выходом для них, только почему-то отдавалось это решение щемящей болью в сердце. Как смешно. Она всю жизнь боялась боли, которая может коснуться ее тела так же, как когда-то матери. Теперь же душевная боль разрушает ее изнутри. Что же, боги умеют насмехаться и плести интриги, словно паутину, в которую она, по своей же глупости, и угодила. Но, тем не менее, стоило уже закрыть дверь в произошедшее, с которой так сквозило.
Лоддроу рассеянно оглянулась, ища глазами свои вещи, но в сей миг Бэйнар снова отвлек ее, внезапно очутившись рядом и принявшись что-то писать. Фенрил покосилась на бумагу. Тебе не интересно уже. Все, что вы хотели друг от друга получить весьма удачно получили. Пора и честь знать, - шептало что-то изнутри, холодными пальцами теребя позвоночник у основания шеи. Да, ей стоило прислушаться и уйти раньше, чем она не сможет этого сделать или не пожелает. Ее мысли прервал Бэй, протянув ей листок с написанным. Аль пробежала по короткому предложению, замерев. Казалось бы, простой вопрос вызвал в ее душе бурю эмоций. Рука дрогнула и она поспешно отложила бумагу, пытаясь скрыть этот факт от внимательного взгляда парня. Ей остро хотелось рассказать ему о своих чувствах. Поделиться ими, освободившись от давящего ощущения. Но при одной этой мысли она внезапно холодела от страха. Вдруг в ответ на ее слова Бэй лишь удивленно вскинет брови, или сведет все к шутке, насмешливо сверкнув глазами, рассмеется, или, чего доброго, просто промолчит из жалости. Этого Альвэри не сможет вынести. Она чувствовала, что жизнь потеряет для нее своеобразный смысл. Нет, умирать из-за сего она не подумает, но предчувствие явно ей говорило, что ее царство грез, в которое открыл дверь Бэйнар и показал его красоту, пусть всего на мгновение в прошлом, превратиться в вечное королевство льда, без пути назад. Надо быстрее покинуть этот чертов город, - скрипнув зубами и сползая со стола, подумала лоддроу. Однако, дурацкие принципы, подстегнутые близостью мужчины, ожидавшим ответ, не дали ей возможности молчаливо уклонится.  Глубоко вздохнув и выпрямившись, отметая мысли о том, что она стоит совершенно нагая, Альвэри прямо взглянула на Бэя. Какой-то миг она изучала глаза, с которыми встретился ее взгляд, будто пытаясь найти в них то, что охладило бы ее взыгравшие эмоции или наоборот поддержало их. Однако, то ли искала она плохо, то ли не было в светлых глазах парня и намека на сие, что в ровном счете не помогало делу. Внезапно девушка дернулась, потянувшись и запечатлев на упрямом подбородке мимолетный поцелуй, проведя одновременно ладонью по щеке. Тут же отпрянув и пряча глаза, лоддроу принялась снова оглядываться, в упор не видя свою одежду.
- Все, что я хотела сказать, сказала, как могла минутами ранее, - раздался ее приглушенный голос. – А еще – нужно тебя отучить от этой привычки ведения разговоров, хотя не могу сказать, что сие по-своему не действенно, - Аль снова подняла взгляд, на губах гуляла легкая улыбка, хотя в уголках и теплилась какая-то грусть. – Страницы твоей книги увлекли…кают, не могу не признать, как и ты не мог не заметить, открыв…вая что-то…- девушка отвернулась, сбиваясь и постоянно осекаясь, что начало раздражать.- Неважно…
Судорожный вздох, сопровождавшийся сжатыми в кулаки пальцами. Нет, она не может. Что-то сжало тисками сердце, перехватило дыхание. До чего же тяжело…Снова улыбка коснулась губ. Лоддроу не хотела, чтоб Бэй видел ее в состоянии полного поражения, чтобы запомнил ее такой. Пускай в его жизни сей момент не омрачиться ее грустью или насмешкой над высказанными чувствами. Легкой росписью своей руки она способна вписать пару красивых строк в его книгу, подарив частичку себя хотя бы так. С этой мыслью, девушка снова глянула на Бэя, дернув плечом.
- Кажется, я потеряла свою одежду.

Отредактировано Альвэри (2014-02-09 21:47:45)

+1

214

25 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Вечер-ночь.
Комната Бэйнара на постоялом дворе "Пьяного Паладина".

Бэйнар заглянул Альвэри в глаза, в тот момент, когда девушка оказалась рядом, запечатлев поцелуй на линии его подбородка, но она слишком быстро отпрянула, уйдя от прямого взгляда мужчины. Он сдвинул брови, наблюдая за тем, как лоддроу пыталась отыскать свои вещи, некогда сброшенные на пол. Это выглядело довольно-таки забавно, но отчего-то улыбка совсем не ложилась на губы. До сей ночи девушка умудрялась высказывать все открыто, в лицо, не боясь получить в ответ тоже самое и по тому же месту. Она всегда держалась до последнего, будто бы и вправду была высечена изо льда, не уступая кому-либо ни на словах, ни на деле, а сейчас же дрогнувшая перед одним только написанным предложением, избегая ни то чтобы разговора, как такового, но и Эйнохэила в целом. От этого складывалось впечатление, словно мужчину обманывали или же юлили, недоговаривая на полуслове. А Бэй этого не любил. Уж лучше бы Аль выговорилась, высказав все, что думала и о нем самом, и на счет всего остального.
- Все, что я хотела сказать, сказала, как могла минутами ранее, - начала было Альвэри.
Мужчина же внимательно следил за ней, скрестив руки на груди и вслушиваясь в каждое слово. «Сказать и рассказать две немного разные вещи, по крайней мере, для меня. И уверен, что если ты так «красноречиво говоришь», то и рассказывать умеешь не хуже, вот только почему-то не хочешь». В ответ на свои же мысли Бэйнар фыркнул. Нет, это совсем не то, что он надеялся услышать. Вода, своим потоком лишь уводящая от сути поставленного вопроса. А может он просто не сумел уловить в словах ледышки нечто скрытое? Так ли это было или как-то иначе? Эйнохэил не стал разбирать. Ему не нравилось то, как начала складываться ситуация и пыталась увильнуть Альвэри. Мужчина постарался как можно ровнее выдохнуть, отводя свой взор от лоддроу и вперив его в холодное оконное стекло, в котором виднелось едва заметное отражение девушки.
-… хотя не могу сказать, что сие по-своему не действенно…
Услышав продолжение, Бэй резко обернулся и воззрился на ледышку, встречаясь с ней глазами и улавливая легкую улыбку, подернувшую края ее губ. Внутри всколыхнулось раздражение, внезапно накатившее неприятной волной и уколовшее где-то в груди. Он вдруг понял, что все его порывы в сторону Аль были изначально неправильными и влекли за собой совсем не то, чего он хотел. Эйнохэил не стремился заставить девушку замолчать или же закончить на столь «позитивной» ноте очередную ссору, тупо переспав с ней. Но по ее словам все выходило именно так. «Какой же я осел», - сцепив зубы от той досады, что жгла изнутри, мужчина отвернулся, в последнее мгновение, на ряду с улыбкой, улавливая и печальный взор Альвэри, от которого и вовсе потерялся в собственных мыслях, не понимая, чему стоило бы верить, а чего надо было откинуть на задний план, как ненужную мишуру.
- ...Страницы твоей книги увлекли…кают, не могу не признать, как и ты не мог не заметить, открыв…вая что-то…
Бэйнар уже практически не слушал, как мог, стараясь заглушить в себе ту злость на самого себя, что охватила его подобно щупальцам, мерзко и крепко, сдавливая в своих тисках, что даже дышать становилось невыносимо трудно. Однако он улавливал те сбивчивые фразы, которые еще были способны долететь до поглощенного самоуничтожением рассудка. Эйнохэил прикрыл глаза, в кое-то веке погребя ни столь позитивные чувства под тяжелым слоем напускного спокойствия, что впрочем, было так же мучительно снести, как и все то, что ощущал в себе мужчина. Он посмотрел по сторонам, пытаясь помочь девушке отыскать свою одежду, но не увидел ее ни около себя, ни рядом с Аль. Тогда Бэй заглянул под стол, присев и вытаскивая из-под него темно-коричневые штаны и блузку, которую тут же зашвырнул на стол. Он подошел к лоддроу, игнорируя ее взгляд, и протянул предмет одежды. Даже если бы он говорил, то сейчас бы не смог проронить и слова от сковавшей горло досады. Как только Альвэри приняла свою вещь, он развернулся и отошел прочь, возвращаясь к столу и начиная что-то писать.  Строки ложились на бумагу определенно лучше, нежели он пытался объясниться хотя бы на жестах. Да и сумел бы Бэйнар показать ледышке все, чего хотел? «Если наш «разговор» это все, что тебе удалось прочитать, то должен признать, что моя книга либо написана совсем уж мертвым языком, либо настолько неинтересна, что у чтеца не возникает желания вглядеться в ее межстрочья. А может он просто и не хочет говорить о том, что прочитал». Пробежав глазами по написанному, Эйнохэил еще больше нахмурился, понимая то, что высказал намного больше, чем сам того хотел, собственноручно приоткрыв перед девушкой кулисы, уводящие вглубь его души и понимая, что сам жаждал того, чтобы она прочитала его, ступив на сцену чужой для нее жизни. И не мельком, как это получилось у них в итоге, а вчитываясь в каждый новый абзац, запоминая каждый предыдущий параграф. «Отлично. Я не буду требовать от тебя большего, вытаскивая клещами непонятно чего. Но и так просто не отпущу. Хватит с меня стычек невесть по каким причинам. Рано или поздно нам придется расставить все точки по своим местам». «Предложение, Аль. Одно-единственное, первое и последнее. У меня есть кое-какие дела в Ацилотсе. Хотя и не очень важные. Туда-обратно метнуться. Пошли со мной, и если к тому времени, когда мы снова окажемся в Таллеме у тебя не появиться ничего, чего бы ты захотела рассказать мне, то мы разойдемся каждый своей дорогой. И если ты не желаешь разбираться в себе, то предоставь эту возможность хотя бы мне». Закончив писанину и повернувшись к лоддроу, Бэйнар кивнул ей на листок, отойдя от стола и направившись к небольшому шкафу в углу комнаты. Оттуда он достал одну из своих белых рубашек, прикинув, как бы могла смотреться в ней Альвэри. Эйнохэил намеренно умолчал о том, что как раз таки возвращаться из города планировал никак иначе, чем на своих двоих. Но затеянная игра стоила свеч, которые вспыхнув быть может благодаря подаче ледышки, могли пролить свет на те чувства, что до сих пор оставались где-то в самых темных закоулках сознания, не желая полностью показывать себя, а намекая на свое присутствие тут же отметались, как нечто совсем незначительное.

Отредактировано Бэй (2014-02-10 00:53:55)

+1

215

Переход с 25 на 26 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Ночь-утро.
Комната Бэйнара на постоялом дворе "Пьяного Паладина".

Альвэри заметила изменившееся лицо Бэйнара, ставшие резкими движения и внезапно отстраненным взгляд. Лоддроу не могла взять в толк, что сказала не так в своем стремлении оградить себя и его от тех чувств, что в ней проснулись и могли оказаться совершенно ненужными, неуместными, принося лишь болезненные ощущения глубоко в сердце. Да и нужны ли были они ей, те чувства, вносящие хаос и смуту в рассудок, мешавшие трезво думать и толкавшие на необдуманные поступки? Аль не знала. Она не могла просто взять и отбросить их, вырвать с корнем и снова закрыться в своем ледяном мире, но и оголить их перед взором Бэя не могла. Дилемма, но обычно решительная, даже резкая в действиях, сейчас лоддроу оказалась беззащитной и беспомощной против своих же чувств к этому нахмуренному и молчаливому мужчине. Фенрил отвела взор от его фигуры, помогающей искать разбросанную одежду. Ей нужно было отвлечься, иначе так и не сможет взять себя в руки и уйти отсюда. Да чего уж там – убежать от него в попытке закопать пресловутую любовь в глубоких снегах Мандрана.
В ее мысли снова вторгся Бэй, упорно нарушая их поток в заданном русле. Лоддроу моргнула, увидев в руках мужчины свои штаны, которые все так же молчаливо забрала, в следующий миг принявшись их натягивать. Возможно, слишком поспешно, но это стоило сделать, пока последние крупицы решимости не покинули ее. Когда Бэйнар снова занялся писаниной, вызвав этим у девушки легкий прилив раздражения, Аль заняла себя своей рубашкой, с коей дела оказались весьма плачевны. Ну замечательно, - мысленно выругалась Фенрил, сокрушенно разглядывая пришедший в негодность предмет одежды. – И где мне теперь искать одежду среди ночи-то? Пока Аль раздраженно шарпала разорванную рубашку, продолжая сокрушаться по этому поводу, Бэй успел дописать, о чем она узнала, бросив на него сердитый взгляд. Покосившись на указанный кивком головы лист, девушка поджала губы, однако подошла и взяла бумагу в руки.
«Если наш «разговор» это все, что тебе удалось прочитать, то должен признать, что моя книга либо написана совсем уж мертвым языком, либо настолько неинтересна, что у чтеца не возникает желания вглядеться в ее межстрочья. А может он просто и не хочет говорить о том, что прочитал».- гласили первые строки.
Альвэри нахмурилась. Он ее упрекал в кривочтении или заметил то, что она пыталась от него скрыть? От последней мысли по спине лоддроу пробежали мурашки. Однако, если было бы так, стал бы парень так изворачиваться в словах? Хотелось верить, что навряд ли, посему девушка решила истолковать прочтенное по-иному. Значит она плохой чтец? А может это книга замызганная и, показывая ложные страницы, пытается запрятать истинное свое лицо? Девушка мысленно фыркнула. Великий ценитель литературы…Можно было на этом поставить жирную точку и с гордо поднятой головой…и грудью уйти, оставив парня при своих интересах. Раздражение начало поднимать свои горящие глаза, заставляя кровь быстрее бежать по венам, но сам Тейар, видимо, дернул ее снова взглянуть на листок и не дочитанные строки, вначале которых она снова нахмурилась от упоминания своего сокращенного имени.
«Предложение, Аль. Одно-единственное, первое и последнее. У меня есть кое-какие дела в Ацилотсе. Хотя и не очень важные. Туда-обратно метнуться. Пошли со мной, »- рука дрогнула, когда глаза коснулись этого простого словосочетания. Боги, да что за реакция на каждое слово-то?– раздраженно подумала Фенрил, продолжая читать.- «И если к тому времени, когда мы снова окажемся в Таллеме у тебя не появиться ничего, чего бы ты захотела рассказать мне, то мы разойдемся каждый своей дорогой. И если ты не желаешь разбираться в себе, то предоставь эту возможность хотя бы мне».
Альвэри какое-то время еще постояла с опущенным взглядом, блуждающим по листку, но не видя уж написанного на оном. Внезапно она встрепенулась, скрестив руки на груди, не выпуская бумагу, и отошла к окну, уставившись невидящим взором в темноту ночи за оным. То, что предлагал Бэйнар, рушило ее намерение в скором времени показать пятки в сторону родного города. Но не это затронуло ее, а само приглашение. Казалось, Бэй настойчиво хотел показать ей то, что она, якобы, не может разглядеть. Но лоддроу так и хотелось ему напомнить о ее словах ранее, что если он сам сего не пожелает – она бессильна. Тем не менее, простые строки, которые она могла с легкостью отбросить, тронули ее сознание, зацепив какую-то струну глубоко в душе, не без помощи испытываемых чувств к мужчине. Сам факт того, что он требовал, пусть и не настырно, ее внимания к себе на более глубоком уровне; требовал ее присутствия рядом с собой, пусть даже по не совсем ясной причине, бальзамом ложилось на сердце, разраненное осознанием своего положения. Казалось, Бэй сам не знал толком, что скрывалось за страницами его книги, или же так искусно играл, что ей сие показалось. В первом случае, он будто молчаливо просил помощи разобрать смазанные страницы своей жизни и Альвэри бы соврала, если бы сказала, что не желает с ним остаться, но страх пережить боль отвержения заставлял быть более осторожной. Одновременно, в этих строках можно было узреть и вызов, брошенный небрежным росчерком пера, подчеркнувшего ее слабость и страх перед чем-то большим, неизведанным, словно земли пустыни, кои лоддроу избегала. Противоречивые чувства, вызванные парой фраз, ни к чему ее собственно не принуждающие, терзали душу в сей момент. Фенрил находилась на своеобразном распутье и каждая дорога перед ней заканчивалась темнотой.
Аль глубоко вздохнула, потерев переносицу и оторвав взор от созерцания ночных теней за окном. Она сделает еще один шаг, единственный, как и предложение Бэйнара, возможно, чтобы не только поспособствовать мужчине в его стремлении, но и приоткрыть завесу в то, что продолжало терзать ее саму. Либо же, просто рискнуть и посмотреть, что с этого всего выйдет. Оглядываясь назад, можно было сказать – хуже не будет…наверное. Настойчивость Бэя заронила в ее душу слабую надежду, что для него все произошедшее тоже не пустой звук, но делать ставку с подачи подобных крупиц было…не совсем в ее принципах. Однако, опять же, в последнее время девушка действовала весьма нерационально. Альвэри осознавала, что принимая решение, назад уже не сможет отступить, даже если захочет.
- Мне незачем в себе разбираться и так все ясно, - едва слышно проговорила лоддроу, в следующий миг встрепенувшись и оглянувшись на Бэйнара. Ее голос теперь хранил привычное спокойствие, хотя и не лишился ноток переживаемых эмоций. – Хорошо. Я принимаю твое предложение. Если ты считаешь, что короткое путешествие сможет что-то изменить и поможет разобраться в себе…тебе, я согласна в этом принять участие, только с одним условием, - лоддроу развернулась к парню, прямо глядя на того. Ее взор также немного пришел в себя, отдавая легкой холодностью, смягченной чувством, которое в ней пробудил Бэйнар. – Больше никаких игр. Ты хочешь понять себя с моей помощью? Великолепно, похвально…Я сделаю все, что в моих силах, если буду знать, что ты искренен хотя бы в эти моменты. И ты не прав в том, что книга, брошенная тобой перед моим носом не интересна или написана абсолютно мертвым языком, - Альвэри задумалась подыскивая слова, губ коснулась кривая усмешка. – Возможно, сам владелец развернул ее не тем ракурсом, м? Как и ранее, я могу сейчас повторить, что хочу прочитать ее, но без твоего желания и шагов навстречу, при всем моем стремлении…
Фенрил передернула плечами, не спуская с Бэйнара глаз, в которых сейчас проскользнуло недосказанное. Я хочу доверять тебе, но могу ли? Альвэри внезапно заинтересовалась исписанным листом в своих руках. Она и так сказала лишнее, вместо простого и односложного ответа. Это все из-за его присутствия, которое ты подписалась теперь терпеть, - ехидно заметило что-то из глубины ее души. Внезапно девушка бросила хмурый взгляд на мужчину.
- Только вот идти мне не в чем. Ты весьма необдуманно расправился с моей рубашкой, а в таком виде я с комнаты не могу выйти, не то, чтобы в Ацилотс отправится, - сердито заметила лоддроу, будто позабыв о вопросе, который был уж решен, или просто желала сменить тему, отведя пристальный взор Бэйнара от неосторожно пророненных слов.

Отредактировано Альвэри (2014-02-12 22:54:40)

+2

216

25 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Ночь-утро.
Комната Бэйнара на постоялом дворе "Пьяного Паладина".

Бэй расправил рубашку, переведя оценивающий взгляд с одежды в сторону Альвэри, которая находилась около стола, но не увидел ее там. «Неужели настолько задумался?», - удивленно проронил про себя мужчина, замечая лоддроу, переметнувшуюся с места на место, уже чуть поодаль от окна.
- Мне незачем в себе разбираться и так все ясно, - вкладчиво проговорила девушка, отрываясь от созерцания сгустившихся за оконным стеклом сумерек, давно переросших в ночь, и поворачиваясь, пересеклась взором с Эйнохэилом.
«Что ж, одной проблемой меньше, да и легче. Хоть кто-то из нас еще не потерялся в себе». Слова, прозвучавшие в уме, были не лишены эдакой горьковатой усмешки, эхом повторяясь в сознании и вынуждая снова и снова принимать тот факт, что проще было бы не копошиться в закоулках разума в отчаянной попытке вытянуть на свет что-то затерявшееся ни только в нем, но и в душе. То, что порой кололо в самое сердце, словно бы пробираясь сквозь упрямое отторжение вслепую и требующее внимания к себе. Но, испытывающий за всю свою долгую жизнь подобное ощущение впервые, мужчина почему-то легче отбрасывал в сторону свои фобии и страхи, чем нечто ранее неизведанное и то и дело напоминающее о себе, стоило ему лишь оказаться рядом с Аль. Закопавшись в себе, Бэйнар едва ли уловил интонацию голоса ледышки, вновь прозвучавшего с его привычной холодностью и сдержанностью, как если бы в сию минуту они договаривались, как минимум о выкупе у девушки ее магазина, нежели о простой «прогулке» до Ацилотса. Видимо, решение все же составить мужчине компанию, давалось Альвэри с трудом, и, в какой-то миг сведя к этому ход мыслей, Бэй успел пожалеть о том, что вообще предложил все это. Если лоддроу было невыносимо находиться с ним рядом, то стоило вообще отпустить ее, не мучая их обоих. Ведь не состоясь бы эта встреча, Эйнохэил и сам постарался бы забыть и саму ледышку, и все, что было с ней связано и могло напоминать, зарывая свою привычку к этой невыносимой особе под неимоверным количеством алкоголя, веселыми посиделками и прочим «мусором», коим весьма успешно захламлял свою жизнь. Впрочем теперь же, когда Аль согласилась на короткое путешествие до стен не совсем соседнего Таллему города, вопить нечто сродни: «Извини, я ляпнул чушь! Конечно же нам стоит разойтись и больше никогда не видеться, ибо мы жутко бесим друг друга. А вот почему именно ну хрен его знает, потом как-нибудь, на досуге подумаем и то, если время будет и желание» было уже поздно и глупо.
Отвлекаясь от одного вихря раздумий, Бэй тут же попадал в другой, удивляясь словам девушки, что касались его игр с ней. «И о чем ты говоришь? Я с тобой играл всего-то два раза и оба из них в кости!». Мужчина непонимающе выгнул бровь, смотря, как могло показаться, куда-то сквозь стоявшую у окна. Нет, он не искажал ни грамма проявленных эмоций и чувств, что касались Альвэри. Будучи прямолинейным, Бэйнар всегда показывал свое истинное отношение ко всем, с кем был знаком, не прячась за масками фальши и наигрыша. Да, он многое скрывал о себе, и этого не отрицал, позволив когда-то только лишь Нериксу узнать о нем больше, и прилично больше, чем всем остальным. Вот только всего это не понимала лоддроу, практически не зная мужчину и посему строя свои доводы и принимая его открытость за игру.
- …Возможно, сам владелец развернул ее не тем ракурсом, м? Как и ранее, я могу сейчас повторить, что хочу прочитать ее, но без твоего желания и шагов навстречу, при всем моем стремлении…
Эйнохэил моргнул, фокусируя взгляд на Аль и чуть заметно прищуриваясь. «Сама-то ты тоже не больно-таки торопишься открываться, заставляя читать тебя вверх тормашками». А еще ледышка сравнивалась не совсем с книгой, а скорее с кипой вырванных страниц, что когда-то были удалены у нее из дневника, и перемешанных меж собой... которые приходилось кропотливо разбирать и восстанавливать их прежний порядок и правильную последовательность. И то, что Бэй готов был потерять не один день и ночь, будучи занятым этим занятием, заставляло пугаться самого себя. Он снова моргнул, будто бы в очередной раз выдернутый девушкой из хоровода мыслей и копошений в себе, и воззрился на Альвэри, ловя ее хмурый взгляд, которому улыбнулся. Она напоминала ему ребенка, у которого отобрали последнюю конфету, коей в этом случае служила слегка пострадавшая от рук самого же Бэйнара рубашка, и из-за этого этот самый ребенок готов был залиться горькими слезами, расплакавшись и обидевшись на весь мир. «А я тут для кого, по-твоему, стараюсь?», - мысленно спросил мужчина, подходя ближе к ледышке и накидывая на ее плечи рубаху, что держал в руках. Он повел за рукава одежды, прижимая к себе лоддроу, склоняясь над ней и чуть улыбаясь, целуя в губы. Впрочем, поцелуй, мягкий и неторопливый, был вскоре прерван, а сам Эйнохэил отступил, кивая Аль в знак соглашения с ее выставленным условием и указывая на небольшую дверь, что вела в ванную.

Отредактировано Бэй (2014-02-11 22:15:02)

+2

217

25 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Ночь-утро.
Комната Бэйнара на постоялом дворе "Пьяного Паладина".

Девушка видела смену эмоций на лице парня, но упрямо предпочла не задумываться об их причине. В конечном итоге, они все время недопонимали друг друга, и, видимо, текущий момент не стал приятным исключением. Еще один камешек на чашу весов того, что не стоило ей соглашаться, ведь судьба любит жестоко шутить…Впрочем, эти мысли потеснились праведным негодованием, в одночасье охватившем лоддроу, лицезревшую дело рук Бэя и раздумывая над тем, где бы в это время суток раздобыть новую одежду. Вырываясь из дому, она как-то не подумала, что ей понадобится смена одежды, как и не собиралась задерживаться в этом городе. Но, опять-таки, высшие силы решили по-иному, а может и не высшие, а она сама, но ей было легче списать все на волю случая.
Альвэри заметила, как Бэйнар двинулся в ее сторону, следя за его приближением с замершим дыханием и осторожностью. Даже сейчас он действовал на нее, как какое-то парализующее вещество, концентрируя на себе внимание лоддроу и словно прибивая к месту. Ни тебе отступить назад, ни увернуться. Девушка просто стояла и смотрела, пускай и хмуро, с легким недоверием и осторожностью в глазах наблюдая за приближением мужчины. А тот, казалось бы, совершенно не смущался ее насупленного и обвиняющего в порче одежды взгляда. Бэй подошел и набросил ей на плечи рубашку явно из своего гардероба. Однако на этом дело не закончилось. Внезапно притянув ее к себе, заставляя тем самым задрать голову, ибо разница в росте не могла не мешать кругу обзора лоддроу, мужчина запечатлел на ее губах мягкий поцелуй, от которого по спине пробежала теплая волна. Нет, это не бросило ее снова в пучину той дикой страсти, коей она горела минутами ранее в его руках. Эта легкая печать, наложенная на ее губы, отозвалась многим глубже таких чувств, как желание и телесное притяжение. Альвэри глубоко вздохнула, почувствовав, как забилось сердце, только-только успокоившееся и легкое недоверие скользнуло в полуприкрывшихся глазах, когда она так же тепло ему ответила. Однако уже в следующий момент поцелуй был прерван, а ее взгляд скользнул лицу Бэя, в уголках губ которого теплилась улыбка. Девушка неуверенно улыбнулась, не совсем сознательно, и почувствовала, что зарделась. Посему, кивнув так же, как и Бэйнар, будто говоря одновременно – договорились и спасибо, быстро скрылась за дверью маленькой ванной комнаты, захлопнув ту и прижавшись к ней спиной, тем самым ограждая себя от губительного влияния мужчины и острого ощущения его присутствия. Альвэри прикрыла глаза, собирая в кулак все свое самообладание. Ей нужно срочно это сделать, ведь она собирается провести с тем, кого любила и теперь боялась, пусть и не в привычном понимании сего слова, какое-то время, а ввиду происходящего в ее душе – легко не будет. Лоддроу теперь понадобиться все хладнокровие, на которое была способна девушка, однако и это была задача не из легких. Эмоции, как никогда бурлящие в душе опасным водоворотом, мешали собраться, а от понимания своих чувств многим лучше ей не стало, лишь хуже. Ведь когда Фенрил не догадывалась о истинных причинах ее отношения к Бэю, то могла легко отбрасывать назойливые и непонятные мысли, как и сами чувства, а теперь...
Лоддроу устало потерла переносицу, оттолкнувшись от закрытой дверь и повесив на крючок рубашку, она решила для начала привести себя в порядок. Смыть отмечаток произошедшего со своего утомленного тела, жаль, что не из сознания. Девушка не стала долго нежиться, оттирая себя, словно старую сковородку с сорокалетним слоем гари и жира, въевшегося в поверхность, как вторая кожа. Вскочив в ванну с ненавязчиво пахнущим куском мыла в руках, найденного там же, она быстро искупалась. Закончив с сим и выбравшись из бадьи, девушка захотела так же расправиться и с чуть спутанными волосами, что получилось не так уж хорошо.
- Щетка мне бы как раз сейчас не помещала, а лучше - ножницы, - буркнула лоддроу, глядя на себя в зеркало.
Впрочем, кое-как разгрести длинные пряди, снова собрав их в высоких хвост, удалось. Одев штаны, она направилась к рубашке, ожидавшей на том месте, где Аль ее оставила. Набросив предмет одежды на себя, она критично осмотрелась. Естественно, рубашка не пришлась ей в пору, что не удивляло, однако выбирать особо не приходилось. Ворча под нос что-то невразумительное и уже выходя из ванной, Фенрил принялась заворачивать длинные рукава, чтобы не свисали, едва ли не по локоть. Дальше она застегнула рубашку только на часть пуговиц, оставив ворот приоткрытым едва ли не до груди и не застегнутым низ. Прикинув, что в корсете и великоватой рубашке она будет выглядеть, как минимум, забавно, лоддроу решила не одевать сверху ничего, а свободные края рубашки, не застегнутые до конца, завязала узлом, стягивая материей талию.
- Я теперь больше на разбойницу с большой дороги похожа, чем на добропорядочную владелицу магазина, - проговорила девушка, продолжая осматривать себя. Зато теперь как раз впору тебе, - добавила уже мысленно, со внезапной усмешкой бросив взгляд на парня.
Кроме того девушка хотела лицезреть на его лице реакцию на дело своих рук. Ей, как бы не открещивалась от этого Альвэри, весьма не безразлично было мнения парня даже в таком мелочном, казалось бы, вопросе.

Отредактировано Альвэри (2014-02-11 14:53:35)

+2

218

25 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Ночь-утро.
Комната Бэйнара на постоялом дворе "Пьяного Паладина".

Пока Альвэри приводила себя в порядок, Бэй тоже старался кое-как разобраться со своим внешним видом, что, впрочем, как началось, так и закончилось на расчесывании волос аж обеими руками. Да и расчесыванием то назвать было весьма трудно. Так, пригладил чуть мокрую челку, зачем-то несколько раз после потряс  головой, снова взъерошивая шевелюру, и после вновь укладывая непослушные пряди в незамысловатую прическу. «Нет, без расчески ту никак не обойтись. А по возвращению так точно надо будет взяться за это дело всерьез и попросить Нера меня оболванить». Правда на такие мысли тут же всплыли картины из памяти, ведь однажды мужчина уже доверил в лапы мохнатому и ножницы и себя самого, получив не самую лучшую в итоге работу «мастера». «Кривожопа!», - поправил Эйнохэил про себя, вспоминая, как готов был задушить катающегося по полу в припадке смеха кота его же собственным коротким хвостом. «Да уж, пожалуй малые дети, играя в куклы и то лучше им марафет на голове наводят, чем ты». Да, Нер с ножницами в лапах был Тейаровски опасен, как и его видение прекрасного. По-доброму усмехнувшись над тем, что вспомнилось, Бэйнар пообещал себе, что уж лучше самолично поизголяется над собой или же выложит пару-тройку сребров за нормальную прическу, и принялся раздумывать над тем, что ему предстояло сделать. «Так, во-первых, сумка. Без нее никуда». Отбарабанив какую-то знакомую мелодию ногой о пол и рассматривая вещи, в беспорядке раскиданные по всей кровати, мужчина двинулся к койке, начиная перебирать то, что предстало его взору, отметая в сторону ненужное в скором путешествии и закидывая в рюкзак остальное, что, по его мнению, могло пригодиться. Особо Бэй и не задумывался, ведь пока что и сам до конца не знал всего маршрута, по коему хотел провести всех, кто пошел бы с ним. Нет, в Нериксе Эйнохэил вообще не сомневался, ни чуточки… ни капельки… ни грошика. А вот то, что Аль могла в любой момент передумать и, распрощавшись, отступиться от их договоренности – запросто. На счет же Эль мужчина вообще не задумывался, не берясь даже примерно пытаться угадать ее реакцию, высказав бы он свое предложение прогуляться виву и девушке вместе. Наткнувшись на книгу о расах Фатарии, Бэйнар помедлил, беря в руки издание и бесцельно пролистывая его. На глаза попался перечеркнутый заголовок, повествующий теперь же не о каких-то там вивариинах, а о мохнатых балаболах. Заулыбавшись еще шире, мужчина развернулся спиной к постели и зашагал в сторону стола, дойдя до которого, стянул перо и окунул его в чернильницу, находя главы про алла и лоддроу и исправляя их. «Отныне вы будете названы крылатками и ледышками!!», - приговорно-заключительным тоном произнес в мыслях Бэй, лицезря результаты своих трудов и стараний. Удостоверившись, что чернила подсохли, и для пущей уверенности подув на них, он захлопнул книгу, возвращаясь к думам о насущном. По сути своей, все якобы дела мужчины сводились к одному лишь визиту в магическую лавку в Ацилотсе, кои Эйнохэил хоть и недолюбливал, но вспомнил, что может приобрести там нечто любопытное, что послужило бы в дальнейшем, пусть и не средством связи, заменяя собой бумагу и карандаш, но чем-то сродни развлечению, так уж точно. Оставался один-единственный вопрос: что послужит причиной для ледышки после свершения покупки не дать деру в свой излюбленный Хартад? На ум приходило только одно… для этого мужчине надо было врать. Как можно правдоподобнее и бесстыже. Ну, сам же заварил всю эту кашу, пытаясь разобраться в себе, так иди до конца, авось не таким уж печальным тот и выйдет. «Надо будет спросить, есть ли у Нера карта». План, показавшийся наиболее подходящим, назрел довольно-таки быстро. Оттолкнувшись от стола и оставляя на нем книгу, Бэйнар двинулся к шкафу, вытаскивая из него грязно-коричневых тонов рубаху и темно-коричневые штаны, перевесив все это через руку. Он хотел еще чего-то сделать, но в эту минуту из ванной комнаты вышла Аль, обращая все внимание мужчины на себя.
- Я теперь больше на разбойницу с большой дороги похожа, чем на добропорядочную владелицу магазина, - чуть ли не ворча, проронила лоддроу, осматривая себя.
Эйнохэил тоже вперил пристальный взгляд в девушку, медленно пройдясь взором по ее новому одеянию, которое на несколько размеров было ей велико. Он засмеялся, как всегда неслышно, и, отведя глаза в сторону, потер рукой переносицу, снова возвращаясь взором к ледышке. Бэй не мог отрицать того, что при всей забавности внешнего вида девушки, она выглядела по-своему притягательно. Он даже не мог подобрать правильного эпитета, чтобы описать, какие именно чувства вызывала в нем Альвэри, укутанная, словно в простыню, в его же рубашку. Какое-то теплое ощущение мягко коснулось позвоночника, приятной волной расходясь по всей спине. Он еще раз скользнул по плавным изгибам ее тела и очерченным формам, которые были хорошо подчеркнуты тем, как именно ледышка предпочла «расправиться» с рубахой, стянув и завязав ее у себя на талии и тем самым кое-как подгоняя размер под себя. Бэйнару хотелось моментально сгрести ее в охапку и никуда не отпускать. Хрупкую, обманчиво беззащитную и быть может совсем не доверяющую ему, но, Тейар его подери, такую желанную. Мужчина одернул себя, выкидывая из головы подобные мысли и сорвавшись с места. С губ Эйнохэила до сих пор не сходила легкая улыбка, однако смеяться он уже перестал. Проходя мимо Аль, он потянул ее за волосы, одним движением руша высокий хвост и предоставляя светлым прядям возможность свободно улечься на плечи и спину лоддроу. «Вот теперь похожа!», - театрально поведя бровями, заметил про себя Бэй, скрываясь за дверью ванной комнаты.
Провел там мужчина не так много времени, достаточно быстро приведя себя в порядок и разобравшись с одеждой, половину которой, естественно, грязную, оставил в небольшом тазу. Оставалось разобраться с обувью да докидать вещи в сумку, чем он и занялся, выйдя из ванной. Когда с обувкой и сборами было покончено, а горловина рюкзака плотно затянута, Бэйнар проверил карманы, убеждаясь в том, что не забыл переложить кошель, и повернулся к Аль, вопросительно кивнув на дверь. Стоило поспешить, так как было неясно в каком состоянии они могли застать Нерикса и Эллюмиель, учитывая то, что кот в легкую мог нечаянно, а все же и девушку споить, и сам споиться-нанюхаться вдрызг.

Отредактировано Бэй (2014-02-12 00:31:48)

+2

219

Переход с 25  на 26 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Ночь-утро.
Комната Бэйнара на постоялом дворе "Пьяного Паладина".

Бэй беззвучно засмеялся, взглянув на нее и пробежав глазами по одеянию. Девушка в ответ зарделась, поджав губы. Да знаю я, что несуразно смотрится… Опустив взор, она еще пару раз дернула ткань, поправив узел и выгладив ладонями какие-то невидимые углы. И хотя с горем пополам, лоддроу придала своему внешнему виду хоть какой-то опрятности, однако это стоило исправить, как только откроется первая лавка сегодняшним утром. Не то, чтобы ей уж так претило находится в рубашке Бэйнара, даже наоборот, но уж сильно непривычно выглядеть подобным образом и как следствие – не очень комфортно. Ну, а пока можно немного потерпеть и довольствоваться малым, все же лучше, чем светить голой грудью. Аль снова подняла взгляд, наблюдая уже приближение Бэя и скользнув глазами по улыбке, притаившейся в уголках его губ. Почему-то эта легкая улыбка заставляла лоддроу отбросить ворчание и несмело улыбнуться в ответ, словно в ней заключалось особенное колдовство, присущее этому мужчине. Так бы и провела мимолетным взглядом его до дверей ванной, если бы Бэй не выкинул очередной финт, дернув ее за волосы и заставляя те водопадом упасть на плечи да спину.
— По годам вроде бы мужчина, а все дурачишься как маленький, - беззлобно фыркнула вслед парню, явно довольного своей выходкой и скрывшегося за дверью.
Пока Бэйнар плескался, Аль бесцельно померила неторопливыми шагами его комнату, без особого интереса заглядывая во все углы и в конечном итоге остановилась у окна, плечом упершись в стену подле и вперив взгляд в предрассветное небо. Мысли лениво перетекали из одного русла в другое, но неизменно касались Бэйнара и того, что она для себя открыла. Лоддроу не стала себя одергивать, так как устала уже их гонять с одного закоулка сознания в другое. Кроме того, зная теперь ответ на то, что ее недавно мучило и при этом согласившись добровольно составить компанию тому, кто был причиной ее душевной боли, девушка решила, что быстрее свыкнется со своим положением, если не будет на этом концентрировать внимание. А там и разгулявшиеся чувства успокоятся, самоконтроль вернется, как и привычная отчужденность. Поди, не навечно в компании останется. Всего-то потерпеть день-два. Только от подобных мыслей ей становилось совсем уж не по себе.
Пока лоддроу предавалась размышлениям, Бэй успел вернуться, принявшись за сборы. Девушка следила за ним, не нарушая относительную тишину, до тех пор, пока он, собравшись, не взглянул в ее сторону. Лицезрев красноречивый кивок на дверь и застывший в глазах вопрос, Альвэри отлипла от стены, глубоко вздохнув и приблизилась к Бэю.
- Да, пожалуй, пора, - проговорила девушка, запоздало вспомнив, что волосы она забыла снова собрать в высокий хвост.
С тоской глянув в сторону стола, на котором поблескивало зеркало, Фенрил передернула плечами, словно смирившись. Меньше бы занимала голову всякой всячиной, не была бы столь рассеяна. Сама виновата, а теперь поздно уж трепыхаться. С подобными мыслями в голове, Аль и двинулась вслед за Бэйнаром.

Отредактировано Альвэри (2014-02-12 22:55:34)

+1

220

- Да, пожалуй, пора, - произнесла девушка, как только уловила немой вопрос во взгляде Бэйнара.
«Вот и ладушки». Он кивнул, сгребая упакованную сумку и срываясь с места. Стянув со стола ключ, мужчина открыл дверь, выпуская Альвэри и снова запирая комнату. «Надо будет не забыть оставить его здесь. Не хватало, чтобы потерял где-нибудь по дороге и выкладывал за это свои золотые». С несколько секунд еще постояв на месте и изучая покоившийся на ладони ключик, Эйнохэил положил его в тот же карман, где покоился и кошель, и двинулся в сторону лестницы. Спустившись по ступенькам и пройдя холл постоялого двора, Бэй толкнул тяжелую входную дверь, замерев около нее в небольшом поклоне и с пропускающим лоддроу вперед жестом. Да, что касалось ребячества, так это было про них с Нером. Сколько бы они там не прожили, а детство в пятой точке все еще играло, толкая друзей на всевозможные чудачества и подслащивая им жизнь. Короче, что ни говори, а без этого самого «детства» было бы, скорее всего, уныло.  А-а-а, и чего уж там?! Не скорее всего, а было бы!! Как пить дать. Размышляя над этим, и надо отметить, что с подачи ледышки, Бэйнар улыбнулся, проследив, как Аль переступила порог, оказываясь на улице. Мужчина перевесил сумку через плечо и поспешил за ней, немного обгоняя.
Шагов за собой он практически не слышал, и это заставляло изредка оборачиваться и посматривать на девушку, походка которой была настолько легкой, если не сказать – совсем уж призрачной, что совсем не выдавала присутствия лоддроу. Эйнохэил помедлил, ровняясь шагом с Альвэри и пряча руки в карманы штанов. Он поднял голову, пройдя половину пути до таверны и только сейчас замечая предрассветный туман, окутавший Таллем густой пеленой. Поглубже вдохнув свежий воздух перед тем, как ступить на крыльцо «Пьяного Паладина», и помедлив, будто бы в замешательстве, перед дверью, мужчина посмотрел на ледышку. Он словно бы ожидал того, что она воспротивится, одернет его руку и уведет куда-нибудь прочь ото всего этого, не позволяя вновь окунаться в тот привычный для Бэя водоворот трактирной жизни, которую он вел. А может то было и его собственным желанием? Поймав себя на этой мысли, мужчина поспешно отвел взор от Аль, не давая ей возможности заметить его секундной растерянности и озадаченности над своими же раздумьями. С чего бы Бэйнару вообще думать о таком? Его что, не устраивало его положение дел? Отнюдь. Было все: и кров над головой, и честно заработанные деньги, и верный друг, и веселые посиделки, и незабываемые приключения. Вот только при всем этом что-то предательски пырнуло под дых, подобно невидимому ножу, загнанному в тело по самую рукоять. Насупившийся самому себе и никак не могущий отмахаться от назойливых мыслей, Эйнохэил упустил тот момент, когда дверь таверны открылась, выпуская из заведения двух хорошо поддатых мужиков, вылупившихся на мужчину во все глаза и явно не ожидающих лицезреть кого-то на своем пути. Он отступил в сторону, давая возможность завсегдатаем пройти мимо, и одарив ледышку коротким взглядом, прошел внутрь.
Музыка, долетающая до слуха еще на улице, ударила по ушам сильнее. А остатки свежего воздуха, оставшегося в легких, сменились на тяжелый сигарный дым вперемешку с порами алкоголя. Надо было заметить, что народа как-то поубавилось, а большинство оставшихся были просто не в состоянии куда-либо разбредаться и даже уползать, просто разлегшись за столами и чуть ли не храпя. Однако вскоре все они, как и всегда, будут любезно выпровожены из «Пьяного Паладина» его хозяином. Усмехнувшись и оценивая общую более-менее затихшую ситуацию в таверне, Бэй принялся выискивать вива и Эль, выцепив их из общей массы и двинувшись к столу. Кинув свою сумку на свободный стул и не торопясь присаживаться, он обратил внимание на алла. Девушка была в относительном порядке, не беря в расчет ее похмельного состояния, которое как нельзя лучше читалось по лицу и довольно-усталой улыбке. Бэйнар положил руки себе на пояс, чуть улыбнувшись в ответ и переводя взор на мохнатого. «Ой, Нер, лучше бы и не смотрел, чесслово!!». Разбитость кота и его неадекватно-отходническое состояние были видны невооруженным глазом. Да уж, что алла, что вивариину, по-своему, а приходилось тяжко. «Доплясались, как посмотрю», - шире улыбнувшись своим мыслям и покосившись на раскиданные по столу деньги, мужчина медленно выдохнул, взглянув на подошедшую к нему Альвэри. «Себя привести в порядок это одно, а вот их – совсем другое». Сграбастав золотые и укоризненно-добро потрепав мохнатого за ухо, Эйнохэил отлучился от стола, направившись к барной стойке.
Там он расплатился за их гулянки, выложил перед тавернщиком ключ от своей комнаты и с горем пополам объяснил, что его не будет примерно с неделю. За кота он "сказал" то же самое, уверенный в том, что один вив в Таллеме не останется. Ах да, еще пару кружек с настойкой для «отпойки» заказал на деньги, от которых добрая половина, даже больше, осталась. С настоем то и вернулся обратно к друзьям, ставя пойло перед Эль и Нериксом и еще раз обводя гуляк ехидно-улыбчивым взглядом. Только теперь Бэй уселся на стул, отрыв в сумке бумагу и стянув забытый карандаш со стола. «Эль, это Альвэри. Аль, это Эллюмиель. Лучше поздно, чем никогда. А раньше как-то минуты представить вас не нашлось». Мужчина отложил карандаш, не выпуская его из руки, и посмотрел на девушек, не без толики любопытства, блеснувшего во взгляде.

+1


Вы здесь » За гранью реальности » Город Таллем » Таверна «Пьяный паладин»