За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Город Таллем » Таверна «Пьяный паладин»


Таверна «Пьяный паладин»

Сообщений 221 страница 240 из 378

1

http://s2.uploads.ru/d/2ceyW.jpg

Тут не получится тихо и спокойно почитать книжку или подумать о чем-то своем. Даже не надейтесь отдохнуть в этом месте от шума и суеты. Ведь эту таверну по праву можно назвать одним из самых громких мест в городе. Вопреки многим другим городским заведениям, драки по выходным тут - едва ли уже не традиция. Музыка в Пьяном паладине играет в любое время суток, алкоголь расходуется в океанических масштабах, а контингент посетителей поражает разнообразием. Владелец заведения прикладывает все усилия, чтобы в таверне было всегда весело. Идеальное место для праздников и других шумных мероприятий. Особенно греет некоторым душу близость борделя «Алый закат» - буквально на соседней улице. В добавок, тут любой желающий за небольшую плату может снять крышу над головой, ведь при таверне есть и небольшая гостиница.

Ещё стоит добавить, что в данном заведении принимаются заявки на наемничьи услуги. Правда, далеко не все - сами наемники крайне избирательно подходят к текущим заказам и не очень-то охотно переступают рамки закона. Разве что за действительно большую плату.

http://s4.uploads.ru/lL187.png[float=right]http://s0.uploads.ru/t/6wjCG.jpg[/float]
Пьяный паладин занимает собой два смежных здания, неподалеку от центра города. В первом из них, одноэтажном, расположились два основных зала для посетителей. Большие и светлые помещения, одно из которых заставлено крепкой мебелью с широкими дубовыми столами (чтобы ломали не так часто), а в другом выступают местные музыканты или странствующие менестрели. Немного обособленно от них, находятся подсобные помещения и кухня. Подвал же, святая святых, полностью заставлен ящиками и бочками с различными алкогольными напитками, ибо своими запасами таверна и славится.
Второе, двухэтажное строение, выделено под гостиницу. Комнаты хоть и не отличаются своим размахом и праздностью отделки, но все необходимые удобства на местах присутствуют. Несмотря на то, что в соседнем корпусе иногда ходят ходуном стены, в самой гостинице более-менее тихо, особенно в верхних комнатах. Там же по факту живут владелец Пьяного паладина и и приближенные работники, естественно отхватив себе более достойные и просторные помещения второго этажа. Имеется проход между обоими зданиями и выходить на улицу, чтобы попасть в соседний корпус, совсем не обязательно.
Таверна и гостиница имеют неплохую защиту от непрошеных гостей - помимо ставней на окнах и замков на дверях, тут можно наткнуться на одну из многочисленных магических ловушек. Активировав же весь магический арсенал, наемники и вовсе способны превратить свое заведение в хорошее укрепление, рассчитанное на нападение крупных сил неприятеля.
[float=left]http://s2.uploads.ru/WDNpL.jpg[/float]http://s4.uploads.ru/lL187.png
Год основания - 1638. До 2 Тихого Снега 1645 года владельцем заведения был Ингард Косс, и вся округа знала старшую разносчицу Майло Ки. Однако они погибли в битве при Хершиде. Спустя двухнедельное чествование их памяти и заслуг бразды владения взял на себя Патрик Боуэлл.
Из первого состава работников Пьяного паладина остался лишь повар Каин. Также имеются бухгалтер и администратор. Ещё пятеро играют роль разносчиков и помощников (принеси-подай, иди лесом, не мешай). Поскольку они тут присутствуют исключительно ради мелкой подработки, новые лица появляются едва ли не каждые пару дней - собственно, как и пропадают старые. Точно так же может подработать и любой желающий персонаж - просто выполнить необходимую работу и получить деньги, без излишеств.

Текущие акции:
• Всем членам Ордена паладинов - один заказ на выпивку за счет заведения.
• Приди сам, приведи двух своих друзей - каждому по кружке пива бесплатно!
• Снявшему комнату более, чем на сутки, - 10% скидка на все заказы.


Архив событий

[Дата с ссылкой на произошедшее]

[Персонажи]

[События]

1-ое, Высоких Приливов, 1645. Утро.
Таверна «Пьяный Паладин»

Майло Ки, Ингард Косс, Гавриил Дайсс, Каин

Коллектив «Паладина»,  во главе с владельцем заведения, вспоминает «а что вчера было».

1-ое, Высоких Приливов, 1645. День.
Таверна «Пьяный Паладин»

Харон, вор «Сивый» (нпс)

Таррэ-наемник заключает с вором выгодную сделку (перекупка заказного убийства).

1-ое, Звездного Инея, 1645. Утро.
Таверна «Пьяный Паладин»

Жан ла Флёр; Майло Ки, Каин, Ингард Косс, Тррака (ГМ)

Коллектив «Паладина» эмоционально решает проблемы ведения бизнеса, невзирая на посетителя. В это время таверну вдруг посещает отряд крысолюдов с деловым предложением…

2-ое, Звёздного Инея, 1645. Утро.
Таверна «Пьяный Паладин»

Майло Ки, Каин, Ингард Косс, Гелиос; КрижРиш

Коллектив «Паладина» возвращается с задания, подкинутого крысолюдами, в этот момент их посещает старый друг Гелиос, желающий напомнить Ингарду о другом договоре. Чуть позже в таверну входит драконид-путешественник с простым желанием перекусить и отдохнуть.

3-е, Звездного Инея, 1645. Вечер.
Таверна «Пьяный Паладин»

Бэйнар Эйнохэил, Альвэри Фенрил, Нерикс

Закадычные приятели и завсегдатаи «Паладина» Бэй и Нер знакомятся с Альвэри Фенрил.

6-ое, Звездного Инея, 1645. Вечер.
Таверна «Пьяный Паладин»

Арианрод Броснан, Алан Фиртен, Оливер (нпс); Лотанариэ Ангалилт;
Майло Ки, Каин, Гелиос

Айра, явившаяся в таверну в дурном настроении, встречает там своего знакомого – Алана. Будучи уже в подпитии, друзья знакомятся с магом по имени Оливер;  Эльфийка-наемница Ло коротает вечер за азартными играми; Сотрудники «Паладина» в компании своего друга Гелиоса обсуждают очередную авантюру и отправляются на вечернюю прогулку.

6-7-ое, Звездного Инея, 1645. Ночь.
Таверна «Пьяный Паладин»

Каин, Майло Ки, Ингард Косс, Гелиос

Встретившись после прогулки, Ингард и компания вскоре отправляются на новое задание…

23-е, Новой Надежды, 1645. День.
24-ое, Новой Надежды, 1645. Ночь-Утро.
Таверна «Пьяный Паладин»

Аэрена Дарос

Аэрена заезжает в любимую таверну, чтобы поужинать, переночевать и привести себя в порядок.

25-ое, Новой Надежды, 1647. Поздний вечер.
Таверна «Пьяный Паладин»

Бэйнар Эйнохэил, Нерикс, Эллюмиель де`Лоренцетти,

Блудные сыновья «Паладина» Нер и Бэй, в компании их новой знакомой-алла по имени Эль,  бурно празднуют прибытие домой - пьют, пляшут, играют в азартные игры. Чуть позже появляется и Аль, тут же привлекая внимание какого-то пьяницы и провоцируя драку между последним и Бэем…

25-ое, Новой Надежды, 1647. Ночь.
Таверна «Пьяный Паладин»

Бэйнар Эйнохэил, Альвэри Фенрил

Между Бэем и Аль происходит серьезный разговор на тему воровства и доверия.  Откровения затрагивают и потаенные чувства двоих – нет больше смысла смущаться...

25-ое, Новой Надежды, 1647. Ночь.
Таверна «Пьяный Паладин»

Нерикс, Эллюмиель де`Лоренцетти

Нерикс поздравляет Эль с Днем Рождения и заказывает для нее песню.

Автор: Ингард

0

221

Без обиняков они покинули комнату, которую Бэй оперативно запер, и спустились в холл. Точно так же пара пересекла помещение, правда Бэй немного ее опередил, открыв перед лоддроу входную дверь и поклонившись. Выразительно изогнув брось и усмехнувшись, давая ясно понять, что она думает о его паясничестве, девушка выскользнула на улицу и пошла вперед. Вскоре Бэйнар обогнал ее, за что удостоился короткого взгляда, в котором так же читалась легкая улыбка, как и на губах. Шагая следом за ним, Альвэри периодически ловила его взгляды, брошенные через плечо, не совсем понимая их причину. Тем не менее, она молча двигалась за мужчиной, приближаясь к шумной таверне. Уже только об одном воспоминании о оной, лоддроу поморщила нос. Ну вот нельзя жить в месте поспокойней, что ли? Однако, о чем она говорит? Глядя на Бэя можно без зазрения совести откинуть слово «спокойствие» и забыть о нем навсегда. Вот это и вгоняло в некую прострацию, ибо Фенрил не могла взять в толк, каким образом увлеклась этим взбалмошным мужчиной, который любил все то, что ей весьма претило. Аль вздохнула, увлеченная этими мыслями и не заметила, как оказалась у порога в таверну. Да и пока не уперлась бы в саму дверь, наверное, не очнулась бы, но внезапный шум, разорвавший предрассветную тишину и вырвавшийся с помещения вместе со всеми ароматами, привел ее в чувство. Она еле успела ретироваться с дороги забулдыг, которые вывалились из таверны. Я еще пожалею о своем решении…Да что говорить, уже жалею, - чуть нахмурившись, подумала Аль и провела взором пьяниц. Однако девушка никогда не нарушала данного слова, разве что внеся кое-какие коррективы. Но пока сего не требовалось.
Вздохнув и в последний раз глотнув свежего воздуха, лоддроу переступила порог таверны вслед за Бэйнаром. Она не особо оглядывалась по сторонам, шагая следом за мужчиной на некотором расстоянии до столика, за котором до сих пор восседали Нерикс и алла. Одного взгляда на пару было достаточно, чтобы сказать, что посидели они хорошо. Правда, если девушка просто чуть раскраснелась, да взгляд мог показаться опьяненным и сие можно было списать на духоту помещения, усталость от ночи напролет, проведенной в шумной таверне, то Нер выглядел весьма неоднозначно. Хотя кот и в трезвом состоянии был еще тот фрукт, но тогда его хоть осадить можно было, сейчас же нельзя было знать наверняка, на что тот способен, учитывая, что лоддроу вообще не видела пушистого в таком состоянии. Пока она дошла до стола и присела, то успела снова скрыться за привычной маской хладнокровия и отрешенности, правда, взгляд, коим девушка провела Бэйнара, ушедшего в сторону стойки, совершенно нельзя было назвать холодным и бесчувственным. Аль вернулась взором к расположившимся за столом, скользнув им по девушке. Молча рассматривать ту, с которой она не была знакома, лоддроу не собиралась, да и не хотела, ощущая весьма неоднозначные чувства касательно крылатой, над которыми не было желания размышлять совершенно, по крайней мере сейчас. Хватало того, что незнакомка врезалась в память своей красочной пятой точкой, свисая с плеча Бэйнара. Почувствовав какой-то холодок, коснувшийся позвоночника, Аль слегка дернула правой бровью, словно в ответ своим мыслям и перевела взгляд на Нерикса.
- Твой смененный облик как нельзя кстати подходит сейчас к образу, Нер, - спокойно заметила девушка без тени улыбки, как и насмешки, хотя в глазах что-то и скользнуло схожее на искру веселья.
В это время вернулся Бэйнар, который плюхнулся за стол, притащив с собой какие-то напитки для пары. Лоддроу выразительно изогнула бровь, взглянув на парня, будто спрашивая, а не хватит ли его знакомым на сегодня. Хотя, ей-то какая разница. Тем временем, Бэй успел что-то нашкрябать на листке бумаги, пододвинув после так, чтобы они смогли прочесть. Бросив взгляд на оную и прочитав строки, Фенрил мысленно хмыкнула. Действительно, занят же был, куда там. Сама же она снова подняла пристальный взор на девушку, при этом пальцами аккуратно двинув листок в ее сторону, давая понять, что сказанное Бэем касалось и ее.
- Весьма рада знакомству, - все тем же спокойным и, казалось бы, лишенным любых эмоций проговорила лоддроу.

Отредактировано Альвэри (2014-02-12 17:20:15)

+1

222

25 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Ночь-утро


Элли лениво обвела зал глазами. Народу стало меньше, и только лишь поэтому девушка могла догадываться, что что-то они явно засиделись.
Алкогольная полунега постепенно сходила на нет, сменяясь неприятной слабостью, сонливостью и обостренным восприятием окружающих ее запахов и звуков. Воздух, пропитанный дымом и алкогольными парами, стал как будто тяжелее, более осязаемым, и словно давил на плечи, которые алла приподняла в тщетной попытке прикрыть уши. Звуки музыки стали восприниматься отчетливее, и без того изнуренное сознание решило в отместку устроить своей обладательнице воистину шикарное похмелье, добавляя к головной боли еще и глухой стук собственного сердца. К скулам прилила кровь. Как никогда девушке хотелось погрузиться в купальню, наполненную холодной родниковой водой, полностью, с головой.
Лоренцетти мельком посмотрела на кружку с недопитым элем. Внутри что-то шевельнулось, заворочалось. Стало дурно. Сдавленно буркнув пару слов, чернокрылая накрыла живот ладонями, и в ту же минуту по телу разлилось благодатное тепло. Однако одной лишь магией дело не решить, а все целебные микстуры были дома. Доковылять бы только, не ударив в грязь лицом как в переносном, так и самом прямом смысле этого выражения.
Растирая указательными пальцами виски, девушка повернула голову к выходу, где замаячили знакомые силуэты.
- Вернулся все же, - прогудела Элли тихо, обращаясь к виву, состояние которого было явно более плачевным, чем ее собственное. Бэй, более-менее свежий и отдохнувший, пропускал вперед себя лоддроу, чинно и неспешно, легкой и непринужденной походкой лавирующую между запоздавшими завсегдатаями "Паладина". Когда они подошли вплотную, алла только и могла, что улыбнуться, приветствуя снова. Немного устало, слегка вымученно после бессонной ночи в шумной компании. На рядом стоящий с ней стул грузно шлепнулась дорожная сумка. Алла поморщилась от громкого стука, но смысла этой вещи не придала до конца, отчаянно желая вдохнуть свежего воздуха, хоть глоток, но полной грудью. Элли перевела взгляд на Нерикса. А на него прямо-таки было больно смотреть. С одной стороны неплохо погуляли да покутили, но вот с другой все ее старания пошли прахом, и не без его, Нера, участия. Интересно, вот обязательно было закидываться какой-то гадостью? Этого алла искренне не могла понять, однако же это был его сознательный выбор. Но все же, теперь в добровольно-принудительном порядке нужно было бы поставить его на ноги.
Беловолосая девушка села чуть сбоку, практически напротив. Ее лицо было непроницаемо, словно маска, отрешенное и, казалось бы, ни в чем незаинтересованное. Но глаза... Какой бы идеальной не была маска, глаза это омуты, которые, если в них погрузиться, расскажут все, о чем томится сердце. Но, за неимением какого-либо права предполагать лишнего, алла списала заглушенный томлением блеск голубых льдов на игру тусклого света свечей. Отошедший ранее Бэй (вечно где-то бродит) уселся за столик и стал что-то писать. Не желая вникать в чужие строки, предполагая, что он и сам этим поделится, алла принялась тормошить слегка подтормозившего вивариина. Ему бы поспать часиков n-цать, по хорошему, однако ж сумка на соседнем стуле, вроде как, альтернатив не давала.
- Твой смененный облик как нельзя кстати подходит сейчас к образу, Нер.
Лоренцетти вскинула взор на девушку. В глазах поблескивали искры, однако выражение лица ее не изменилось. Было несколько непривычно, особенно после общения с Бэйнаром, который лишь одной ухмылкой мог рассказать слишком много. До алла смутно стало доходить, что они все еще не знакомы. Имя известно, но все же, было бы неприлично начинать общение с фамильярностей. Но Бэй, как обычно, ее опередил.
Девушка -лоддроу протащила записку по столу по направлению к ней. Пробежавшись глазами по написанным строкам, алла крылатая вновь посмотрела Альвэри в глаза.
- Весьма рада знакомству.
- Не могу не ответить тем же, - Лоренцетти искренне улыбнулась, слегка сощуривая серебристые глаза, - я бы хотела извиниться..ну...
Алла замялась. Без алкоголя в крови становилось стыдно вдвойне.
-...за неподобающее мне поведение, - скомкано завершила она свою мысль.
Девушка по-новой залилась краской, отчего ее состояние, и без этого не ахти, стало напоминать о себе. Кровь зашумела в ушах, стало нестерпимо жарко. Свой собственный свет уже не помогал, посему алла было принято весьма поспешное решение.
- Я бы не хотела никого прерывать, но, - в горле пересохло, поэтому Эль кашлянула, - может мы пройдем в более спокойное место? Ко мне домой, например. Я вас чаем угощу. Да и Нериксу стоило бы отдохнуть немного.
С этими словами чернокрылая, слегка пошатнувшись от усталости, встала с места и, подтягивая за собой других, двинулась к выходу.

+2

223

Бэйнар усмехнулся, отвернув голову от Эллюмиель и Альвэри и поворачиваясь в сторону вива, который, как оказалось, залип окончательно. Взяв котовью кружку с настоем-отпойкой, (да-да, дурацкое слово, мужчина сам его придумал, чтобы не запоминать нормального названия напитка, которое звучало, по его мнению, не менее глупо), он втюхал ее Нериксу прямо в лапы и строго, прям как батька на нерадивого и нашкодившего сына, посмотрел другу в глаза. «Пей, мать твою, Нер! Для тебя ж стараюсь!». Но тот принимать эти старания и заботу Эйнохэила не спешил, наверное, решив, что тот ему еще эля совал. Однако после недолгого ворчания и отмахиваний, принюхался, осознавая, чем именно пытался напоить его друг. Бэй одобрительно кивнул, когда мохнатый сделал глоток из кружки, пробубнив что-то себе под усы. Скорее всего, это были слова благодарности или же просто очередной бред обдолбанного в сопли вивариина. В суть протянутого и сползающего в конце на мяукание мужчина вникать не стал, заканчивая сюсюкаться с котом и переключая свое внимание на болтающих девушек.
- ...за неподобающее мне поведение, - зардевшись, произнесла Эль.
В ее голосе слышалась какая-то неуверенность или же смущение. Да, скорее всего второе. Глядя на алла и гортанно хохотнув, Бэйнар отбарабанил карандашом по столу. «Ой, да ладно тебе! С кем поведешься, от того и наберешься… и с тем же надерешься… и… и… А, леший, не приходит ничего на ум, да и ладно. Видимо, не денек для поэзии и слога». С этими мыслями мужчина хотел было повернуться к Аль, но снова заговорившая Эллюмиель не дала ему сделать этого, удерживая внимание на себе. Ее поспешное решение ретироваться вызвало некое недоумение, проскочившее на лице Эйнохэила и ничем иным не прикрытое. «Эм, у меня были немного, совсем немного другие планы, девочка, нежели чаи гонять». Однако его планы никого из присутствующих не волновали. Тем более что мужчина их еще и не озвучивал. А потому он лишь махнул девушкам на дверь и дал понять, что они с Нериксом скоро к ним присоединятся. Бэй проследил, чтобы хвостатый допил все пойло до последней капли и подбадривающе похлопал тому по спине. «Умница, Нер». Он встал, осматривая стол на наличие забытых вещей и замер. «Книга!!». Сердце гулко забилось в груди. «Я точно помню, что оставлял ее тут!». Отказываясь верить в пропажу столь ценного, как выяснилось, фолианта, мужчина зажмурил глаза и попытался убедить себя в том, что когда вновь откроет их, то несчастный томик окажется на месте. Но сего чуда не произошло. «Лять… Не может быть… Я умудрился профукать задрипанную книгу!!». Во взоре, направленном на вива, читалась охватившая Эйнохэила паника. Схватив кота за плечи и как следует протрясая его, он указал на стол и принялся объяснять, что не мог найти фолиант, который они рассматривали в начале их веселой ночи. Но Нер ясно дал понять, что и усом не ведет, куда та могла деться. «Тили-тили, трали-вали... Вот и книгу проебали…», - весьма расстроено констатировал сей факт мужчина, упирая руки в бока и думая, что же теперь он мог сказать ледышке. Врать не хотелось абсолютно, но сказав правду, он наперед знал, что выведет этим лоддроу, которая закатит очередную истерику и слиняет на фиг из Таллема прямо с крыльца «Пьяного Паладина»… если и вовсе не прибьет на месте. Не, ну Бэйнар бы защищался, да, однозначно! Но такая перспектива все-равно не радовала. «Ладно-ладно… не впервой… выкрутимся». Раздраженно и нервно потерев переносицу, он вздохнул и полез за сумкой вивариина в надежде хотя бы отыскать у того карту. И, о Боги! В тот чудный момент ликования и всепоглощающей радости не хватало только небесного света, льющегося на рюкзак кота и музыки дивных арф с пением целого хора алла! Книга! Та самая, считавшаяся уже на веки вечные канувшей в небытие, оказалась найденной! Чуть ли не заплясав на месте, Бэй толкнул друга в плечо, вытаскивая фолиант и крутя его перед мордой вивариина. «Нам фартит, Тейар бы тебя через колено! Точнее меня… точнее мне!». Расплывшись в широкой улыбке и плюхнув книгу на стол рядом с собой, мужчина отыскал и карту, раскрыв ее и изучая маршрут от Ацилотса до Таллема. «Отлично. Так и поступим». Растолковав для себя, как можно было все обставить, Эйнохэил убрал карту уже к себе в рюкзак и вернул Неру его. Сгробастав со стола карандаш и бумагу, он принялся писать то, что не успел сказать, когда все еще были за столом. «Я планирую попасть в Ацилотс сегодня. Дела одного дня. Но если есть желание составить компанию, я не против». Он предоставил написанное виву, который лишь одобрительно кивнул, промяукав что-то нечленораздельное. «Так я и думал!». Улыбнувшись краем губ, Бэйнар убрал карандаш и книгу в сумку, затянул горловину, и, кивнув другу на выход, поспешил догонать девушек.
А те ждали их на крыльце. Практически подлетев к Альвэри и Эль, он весело повел бровями, жадно вдыхая свежий воздух и одновременно с этим протягивая им листок. Точнее, алла, так как ледышка была в курсе его планов, можно сказать, изначально. А пока что Эль была занята чтением, мужчина повернулся к лоддроу, на жестах указав куда-то вдаль, после на стоящую рядом с ними и переводя указательный палец на свою одежду, в которую была обличена Аль. «Может у нее чего получше найдется». Легкая усмешка коснулась его губ, и, сойдя с места, Эйнохэил уверенным и быстрым шагом направился в сторону своей квартиры, как-то позабыв о том, что его друзьям-товарищам было немного не до утреннего кросса после шумной попойки. 

>>> Бэй и Нерикс: Городские улицы Таллема

Отредактировано Бэй (2014-02-13 00:32:30)

+1

224

- Не могу не ответить тем же, - ответила ей девушка, подняв глаза и улыбнувшись, - я бы хотела извиниться..ну...
Эллюмиель замялась, а Альвэри непонимающе изогнула бровь. Какие могли быть извинения, если они едва знакомы? Да и явных причин на то у алла, по мнению лоддроу, пока не было. Однако, девушка приоткрыла завесу непонимания, выдавив из себя слова о своем неподобающем поведении. Аль улыбнулась краем губ, заметив и явный румянец на щеках у Эллюмиель. Если Фенрил и могла посчитать все это за игру одного актера, неведомо по какой причине, то уж тот факт, что глаза алла явно не таили в себе ни лжи, ни хитрости в сей момент – нет. Впрочем, Альвэри чуть кивнула, то ли принимая извинения, хотя не видела в них нужды, ибо каждый живет и поступает, как считает нужным и не ей, лоддроу, кого-то корить; то ли говоря молчаливо – ну, с кем не бывает! Да и явно не «неподобающее» поведение девушки ее больше взбудоражило…На этой мысли Аль одернула себя. Ей уже начинало надоедать это круговерть из собственных мыслей, что безустанно лезли в голову и не оставляли в покои ни на минуту. Так и до головной боли недалеко, - проворчала на себя же лоддроу. От этих мерзопакостей в сознании отвлек, опять-таки, голос крылатой.
- Я бы не хотела никого прерывать, но, - кашлянув, произнесла она, - может мы пройдем в более спокойное место? Ко мне домой, например. Я вас чаем угощу. Да и Нериксу стоило бы отдохнуть немного.
Сказала и, не особо дожидаясь ответов, подорвалась с места. Ну как подорвалась…Пошатываясь, поднялась  с явным намерением направится к двери, уходя прочь, что, собственно, и сделала в следующие минуты.
- Эммм…- только и успела выдать Альвэри вслед девушке, нетвердо ступающей к выходу, как перед носом увидела взмах…не крыла, руки Бэйнара.
Тот молчаливо пожелал им удачного пути из таверны, а сам, судя по всему, хотел вытащить Нерикса, который варнякающим тюфяком развалился на стуле, только что слюнки не пускал пузырями. Фенрил устало потерла переносицу. Выбор у нее был не особо велик. Либо остаться в таверне, продолжая вкушать ароматы здешности и лицезреть пьяные рожи, либо пойти с компанией. Глубоко вдохнув, лоддроу поднялась с места и пошла к выходу из помещения, наблюдая впереди себя Эллюмиель, которая нетвердым шагом уже переступала порог. Главное, чтобы ноги не подвели, а то и поймать не успеешь, - подумала Аль, чуть ускорив шаг.

---->Альвэри, Эллюмиель  Городские улицы Таллема

off

Вот зачем спрашивать, делать ли за меня переход и в итоге не сделать? -_-
Посему позволю себе перебросить обеих, раз у синеволосого память дырявая -_-.)

Отредактировано Альвэри (2014-02-13 04:11:41)

+1

225

26 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
День.

>>>Замок Инквизиторов. Третий этаж. Алхимическая лаборатория.

Адам пристроился в уголку таверны. Здесь свет от факелов и из окна почти не доходил, потому его фигура тонула во мраке. Так же это место обуславливала  отличную видимость, откуда можно было наблюдать за всеми посетителями. В такое время их было немного, поэтому Адам мог детально рассмотреть каждого.
У стойки стояла пара или друзей или товарищей, которые пили уже не первую кружку, и о чем-то шумно разговаривали. Констаки даже не пытался вслушиваться в их болтовню, все равно нечего интересного в ней не было. Или обсуждали девушек из публичного дома, или где на халяву можно было срубить денег побольше. Такой разговор скорее бы заинтересовал стражу, которая, кстати, тоже тут была. Несколько офицеров, видимо недавно вышедших из дежурства, сидели за столиком, так же находящимся в дали ото всех и мрачно пили пиво. Возможно, на дежурстве что-то случилось. Сейчас Адам даже внимания на них не обращал. Далее была группа местных, весело играющих в кости на деньги. Вот за этим было куда интересней наблюдать. Забавно, когда госпожа удача под громогласные крики и пьяные отрыжки дарила то одному свое благословение то другому, а деньги перетекали из одного кармана в другой. Но среди них не было не одной из тех личностей, которых искал Адам. Некоторые из этих экземпляров уже даже на ногах не могли удержаться. Слева от них, в полном  одиночестве седела девушка, на которой был одет серый плащ. Лица Адам увидеть не мог, так как она сидела к нему спиной, но скорее всего и она не могла быть среди тех, кто ему нужен.
- Где же они,- раздраженно проговорил под нос Адам, открывая свою записную книжку. - Судя по имевшимся у меня записям, они должны были прийти еще полчаса назад. Что за не пунктуальный народ, эти разбойники.
Адам откинулся на спинку стула, взял кружку по удобней и немного отпил. Медовуха в этом заведении была отменной, и алхимик получал истинное удовольствие от этого напитка. Алкоголь брал его в редких, в одном из трех, случаев, так что отупение от алкоголя ему не грозила, а вот прекрасная эйфория и теплое ощущение в животе, которая разливалась по всему телу присутствовало.
- Подожду еще немного, а потом пойду  искать их логово уже самостоятельно. Навести справки в этом городе проблем не составит, так что просто остаётся уповать на удачу и наслаждаться моментом,- мысленно заключил инквизитор. Он вспомнил чудесную погоду, царившую снаружи. За несколько дней он долетел в форме дракона досюда. Давно он столько не летал, что до сих пор крылья ноют. Да, лабораторная крыса на то и крыса, что на воздух выходит редко, солнце видит не часто, а летает по округе лишь раз в месяц. Не мудрено, что резкая нагрузка отдаться сильной болью.
Тут звякнул небольшой колокольчик, извещая всех о прибытии новых клиентов. Их было трое. Два с виду человека и один эльф. Были ли те двое именно людьми, оставалась загадкой, но судя по тому, что они плетутся за эльфом, говорит о том, что главный здесь он. Остроухий о чем то тихо переговаривался с трактирщиком, а затем громко добавил, будто для отвода глаз:
- А еще дай мне и моим парням три кружки пива, а то мы устали и нам нужно смочить горло.
Взяв заказанное пиво, компания села за свободный столик, и принелась пить. Свет на них падал так, что Адам смог заметить татуировку на шеи эльфа. «Колесо».
- Значит они все же пришли, славно-славно, - торжествующе подумал Адам и решил осмотреть компанию по внимательней. Бросив на них холодный, но заинтересованный взгляд, он принялся их изучать.
Все трое были при оружии. Мечи  и ножи были еще полбеды, но наличие арбалетов и одной секиры уже усложняли ситуацию. С одним ножом против троих с таким вооружением идти было равносильно самоубийству. И не факт что кто-нибудь из них владел магией. А это означало, что все нужно решить тихо-мирно, не доводя до драки. Залпом осушив свою кружку, он позвал официантку и просипел:
- Еще пива, и можно за тот столик, пожалуйста.
Она кивнула и шустро убежала за заказом.
- Позволите?, -спросил он, но не дожидаясь ответа сел на свободный стул.
- А ты кто?, - спросил остроухий, переставая пить, и с подозрением уставился на инквизитора.
- Я, при удачно сложившимся обстоятельствам, ваш будущий партнер. У меня есть к вашему босу одно очень заманчивое предложение, и я бы хотел, что вы стали моими проводниками, дабы мне не пришлось выискивать его самостоятельно.
Адам не как не ожидал от себя такой дерзости и нахальства. Сперва его кинуло в жар, затем резко в холод. Страх невидимой рукой его за горло, ладошки стали потными. Не как этого не ожидав, Адам впал в ступор.
- И что это за предложение? – спросил остроухий. Скорее всего, он заметил резкое изменение в лице Адама.
- Все просто, мне нужны деньги. При том достаточно много. Я осведомлён о вашей подпольной деятельности и какие вы товары сбываете на черном рынок, и как вы эти самые товары получаете. Мне нужны деньги и несколько товаров с ваших складов. В награду за предоставленное я не сдам вас инквизиторам.
Реакция была, конечно, не той, что ожидал Адам. Остроухий резко поднялся, и вытащил меч из ножен. Официантка, которая поднесла пиво, сдавленно взвизгнула и уронила кружку с пивом.
- Ах ты…, - сказал он и резко набросился. Адам не ожидал такой реакции. Все же вредное это чувство – надежда. Поверив ей раз, она обманет тебя, бросит и растопчет. Да еще и плюнет напоследок. Вот, например как сейчас. Уверовав в призрачную благоразумность эльфа, Адам не подумал, что возможна такая реакция. Сделав резкий выпад своим мечем, эльф попал в правое плечо, хотя целился в сердце. Адаму не хватило времени уклониться от его удара, хотя удалось максимально снизить его смертельность.   
Правое плечо было пробито на сквозь, кровь текла рекой. Боль, подобно тысячи свирепых собак, вцепилась в его мозг, не позволяя сосредоточиться. В глазах все поплыло.
- Думай, -говорил он себе. – Думаю, Тейар тебя побери. Руки - шевелитесь, ноги – двигаетесь.
Зажав рану свободной рукой, Констаки попробовал призвать магию, но не мог сконцентрироваться. Эльф занес меч над головой и торжественно улыбнулся. Одного удара хватит, чтоб оборвать жизнь Адама.

Отредактировано Адам Констаки (2014-03-03 20:56:25)

+2

226

26 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
День.

Начало игры
Заведение, куда зачастила с посещениями эльфийка, носило весьма ироничное название, заставляя каждый раз про себя ругать своих пьяных собратьев - паладинов.
Зато в этом месте подавали отличный эль и медовуху, правда, иногда у них невкусное мясо, видно у повара бывают плохие дни.
Она сидела как обычно, на своем любимом месте в углу, оттуда был хороший обзор, и никто ее не замечал. Серый плащ она не снимала, уж очень ей привычна была его мягкая защита от посторонних глаз.
Ассортимент прибывших в этот день в таверну был вполне обычным, грузчики из торгового района, стража в отгуле, пара девиц легкого поведения и с полдюжины разношерстных бандитов и воров. И еще пара подозрительных личностей. Один из них явно кого-то ждал, высматривал. А когда скользнул по ней взглядом, она поспешила натянуть капюшон на нос.
- Какой странный парень, интересно, кого он ждет? И что опять Гарц и его ребятня разорались? Еще не вечер, а уже напились! -  гневно думала паладинша, потягивая медовуху и ощущая в животе привычное тепло. А тут еще и пополнение в рядах пьяниц, в виде трех вооруженных до зубов головорезов. А ведь  даже не вечер…
Подозрительный парень, который казался нелюдимым, вдруг вообще к ним за столик подсел… куда катится мир?
Через минут пять «оживленной беседы по душам», Мора заметила, что напряжение уж слишком быстро возросло, бандюганы схватились за мечи, чуть не задели бедную официантку.
И тут, кровь… Вернее она скорее отозвалась на привычный звон меча.
Один из бандитов, который побольше, захотел схватить бедную официантку, которая от страха разлила все на пол и на разбойников, но получил стулом по морде. Второй попытался разрубить сие мелкое создание секирой, но уж больно шустро она прыгала.  Его она вырубила эфесом меча, так как магию использовать в таком заведении уж очень не безопасно.
Последний занес меч над белобрысым, страх, что его убьют, заставил ее бросить меч и нырнуть под руку эльфа. Она в эту минуту вообще не думала о том, что делает. В итоге она оттолкнула разбойника и сильно ударила его в челюсть,  характерный хруст дал понять, что очень удачно и тяжелая перчатка в этом помогла.
- Ильтар благослови…
Она опустилась на колени перед пострадавшим и без церемоний осмотрела рану и даже потрогала, что наверняка вызвало острую боль.
- Хорошо, рана чистая, осколков нет, зашью  и не умрешь,  - негромким чуть хриплым после драки голосом сказала девица и усадила Адама на стул.

Отредактировано Мора Тэнрин (2014-03-03 21:27:50)

+2

227

Потасовка закончилась довольно быстро, а все благодаря незнакомке в сером плаще. Двое бугаев отвлеклись на официантку, но были быстро нейтрализованы этой самой незнакомкой, а остроухий получил хороший удар в челюсть. Жизнь Адама была спасена, и он выдохнул с облегчением. Кровь продолжала хлестать из раны, и не чего не могло её остановить. Да к тому же было жалко одежду, которую так бесцеремонно порвали эти разбойники.
- Ильтар благослови…, - проговорила девушка, и опустилась на колени перед Адамом рассматривая его рану. Но когда та умудрилась её потрогать, рой из тысячи пчел своими жалами впились в кору головного мозга.
- Ради всех богов, аккуратней…, - сквозь зубы прошипел Адам. Боль была до ужасно сильной. Рана была сквозная, поэтому Адам потерял достаточно крови.
- Главное чтоб анемия не началась, - подумал он про себя.
- Хорошо, рана чистая, осколков нет, зашью и не умрешь,- произнесла девушка тихо и чуть хрипло. На удивление у неё был приятный голос.
- Благодарю…вас…,-произнес Адам с легкими запинками. – Простите, как вас зовут? И да, официант, принесите что-нибудь по крепче. Будем использовать как обезболивающее.
Он поднял взгляд на девушку, детально её разглядывая. Она была симпатичной, но одновременно в какой-то мере не броской, обычной. Не будь всей этой заварушки, её он бы даже не заметил. У девушки были прямые черные волосы, и темно-серые глаза. Но в отличии от глаз Констаки, они были преисполнены жизнью. На груди весел небольшой медальон, знак Паладинов.
- Так вы паладин? - изумленно спросил Адам. – Ни когда бы не подумал… Ладно, давайте, шейте, хотя нет, подождите.
Официантка принесла бутылку какого-то напитка. Откупорив её зубами, в нос ударил явственный запах этилового спирта. Опрокинув голову, он влил в себя где-то половину бутылки этой гадости. Спирт обжег горло, дышать было очень тяжело, но боль потихоньку отступила.
- Вот вам для обработки раны, иголки и нитки. А то, не приведи Ильтар, заразу мне занесете, - проворчал Адам, протягивая бутылку паладину.

+1

228

Девушка была сосредоточена на вытекающей, на пол таверны крови, рана которую получил дракон была серьезной,  меч явно дрогнул, когда входил в плоть, из за чего рана получилась чуть рваной.
-  Поблагодарите, когда я вас залатаю. И меня зовут Мора – тихо отозвалась эльфийка, сняв мешающую одежду инквизитора.
- Так вы паладин?  Ни когда бы не подумал… Ладно, давайте, шейте, хотя нет, подождите.
Девушке выдался шанс рассмотреть незнакомца получше, высокий мужчина с красивыми чертами лица и очень странными глазами, в них было много разных эмоций, как в калейдоскопе, но жизни почти не было. При упоминании своей  принадлежности, девица свободной рукой закрыла ему рот, едва он успел договорить. В ее глазах ясно читалось: « Им этого знать не обязательно!»
Когда дракон решил влить в себя половину важного обеззараживающего средства, захотелось  ткнуть бутылку в донышко, дабы инквизитор слился со спиртом абсолютно весь.
На слова парня о заразе лишь фыркнула и сноровисто снарядила иголку с длинной толстой ниткой, видно, что она для этого и была сделана.  Выходит такие случаи не редкость…
-  Я могу обезболить, но не гарантирую что эффект не закончится до конца операции. - сквозь зубы пробормотала она, абсолютно не скрывая страха или беспокойства.
Сероглазая леди медленно вылила на рану Адама кружку обычной воды, которую ей тоже принесли. Затем стала водить руками над раной, постепенно руки засветились, и остатки  жуткой боли стали  утихать,  горячая кровь вдруг охладела. Правда и рука на время просто онемела, но это малая цена. Мора обработала края раны и саму иголку вовремя спасенным спиртом, затем стала аккуратно зашивать, но работала быстро и умело, словно всю жизнь латает вояк на поле брани.
Минут через двадцать, шов был готов, но она наложила заклинание лечения, и воспаление стало исчезать.
Темноволосая стерла выступивший пот со лба и осторожно дотронулась до щеки Констаки холодной рукой.
- Вот, теперь можете благодарить. Через час рука будет двигаться, -  счастливо улыбаясь, сообщила паладинша и отдала иголку с нитками.
- А теперь,  поймем, почему они напали на него, без страха убить.

+1

229

Адам смотрел на девушку, которая старательно зашивала его рану. Чувствовалась в ней профессионализм в совершаемой её работе. А еще, она маг. Когда она делала пасы, в голове зазвонили колокольчики. Он пока плохо понимал, какой за какую магию отвечает, но звон был приятный. Прикрыв глаза, он чувствовал, как боль уходила, а тело наполнялось новой силой. Как бы то ни было, она была прекрасным врачевателем.
- Что она делает среди паладинов? - задал он себе немой вопрос. – Хотя боец она не плохой,-нехотя признался сам себе Констаки и покосился на валявшихся рядом разбойником в бессознательном состоянии. Спустя 20 минут все было готово. На плече был аккуратный шов. Благодаря заклинанию воспаление стало проходить. А рана потихоньку затягиваться.
- И когда мне нужно будет обращаться к специалисту, чтоб он мне шов снял? – спросил Адам у девушки. – Кстати, мое имя Адам. Приятно познакомиться. Еще раз спасибо, что помогли мне с ними,- он покосился на мужчин. – И с этим,- Адам показал на рану. Все это он сказал сухо и без особого энтузиазма.
- Я, кстати, вам что-нибудь должен за вашу помощь? Могу отдать деньгами или тоже помочь в каком-либо деле, а то не хотелось бы становиться вашим должником, - сказал Адам, а про себя дополнил: «А то как-нибудь и когда-нибудь это мне может боком выйти»
Затем, не дожидаясь ответа девушки, он встал, взял за шиворот очухавшегося остроухого, который только айкал и ойкал, корчась от боли на полу, и посадил его рядом с собой.
- Ну что, теперь поговорим по-другому,- сказал Адам. Алкоголь в крови давал ему сил и развязывал язык, даже слегка излишне развязывал. 
Стража, которая все это время наблюдала со стороны, подошла было к Адаму, но тот лишь жестом указал на двоих разбойников и дополнил:
- Забирайте только тех двоих, этого не трогайте. А ты, остроухий, расскажи мне, где находиться ваш босс, с которым я могу пообщаться. Я-то точно уверен, что ты знаешь.
Для доказательства своей серьезности он с силой залепил по больной щеке. Эльф взвыл от боли.
- К-квартал ремесленников. Там есть проход в канализацию. Ну-ну-нужно в третье ответвление с лева. Там человек, нужно сказать пароль,- начал было остроухий, но затем замолчал.
- И каков пароль? - с нажимом спросил Адам.
- «Гравилат», - сказал эльф. Адам призадумался.
Он знал свойства гравилата. Это растение должно отпугивать и защищать того, кто его носит.
- А пароль то со смыслом, блин, - понял Адам, а в слух сказал: -А если не врать. Я же не тупой, и отлично знаю, что Гравилат это защитное растение. Проще говоря, если я скажу тому человеку пароль, то он сразу смекнет, что нужно защищаться. Так что отвечай. Иначе это грозная девушка Мора из тебя всю душу вытрясет.
- Х-хорошо. Пароль «Анаферис»,- тихо сказал эльф и замолчал. Вся былая крутость его ушла, и в глазах был виден страх. Он боялся за свою жизнь.
- Хорошо, сейчас я тебе верю, но ты меня ведешь. Чуть что, перережу глотку,- грозно проговорил Адам.
- Госпожа Мора, вы не составите мне компанию как мой союзник. А то мало ли что может произойти в канализации города, а ваши навыки лекаря мне бы очень помогли, - добавил алхимик, поворачиваясь к девушке.
>>> Канализационные проходы Таллема

Отредактировано Адам Констаки (2014-03-09 20:25:50)

+1

230

- И когда мне нужно будет обращаться к специалисту, чтоб он мне шов снял? – спросил Адам у девушки. И с этим.
Мда, сколько энтузиазма было в этих словах, словно он решил покончить с собой таким вот неординарным способом, а она грубо нарушила его планы. Как бы то ни было, он явно был рад, что не истек кровью.
- Разве за лечение платят? У меня вроде есть еще деньги. Какой странный, - помотав головой, подумала девица и села на стул, перевести дух. 
А тем временем он растормошил пришибленного эльфа и начал его допрашивать, то какое влияние он оказал на городскую стражу, которая увела остальных бандитов, дало понять, что он явно из вышестоящих кругов.
- Так что отвечай. Иначе это грозная девушка Мора из тебя всю душу вытрясет.
После этих слов и взгляда эльфа на свою скромную персону, Мора натянула самую милую и кровожадную улыбку и согласно закивала.
«Госпожа Мора» вздрогнула и перестала корчить бедняжке-разбойнику страшные рожи, перевела взгляд на инквизитора и закивала.
- Конечно я вам помогу, вдруг без меня пропадете, а мне потом снова вас  искать и лечить, - с легкой ехидцей протянула девица и вскочила со стула, привычным движением закидывая меч в ножны. Капюшон она все равно натянула на нос, дабы не привлекать лишнего внимания.
- Надо будет узнать, откуда сей объект и что он хочет от бедных несчастных бандитов. Мне их уже жаль.
Она подошла к трактирщику и вручила ему неустойку за сломанный стол и три стула. Он явно такого не ожидал и был тронут, даже умилился, ссыпая деньги в карман. Возможно они уйдут не на починку а на выпивку и женщин, ну хоть порадуется человек. С чувством выполненного долга она подошла к дракону и улыбнулась.
- Идем бить бандитов по личикам? - спросила темноволосая cо смешинкой в голове, хотя на лице у нее сохранялось подобие серьезности.

+1

231

28 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
День.

[ Таллем, Пункт Телепортации ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png

Уверенно толкнув изящным каблучком массивную дубовую дверь под вывеской Таверна «Пьяный Паладин» суккубия пересекла порог сия чудеснейшего заведения, попав в просторный светлый зал, наполненный разгульным весельем и гоготом собравшихся гостей: «Пьянчуг опять - хоть метлой выметай... И это-то при свете дня! Э-хе-хе-хе, ребятушки… Вы правы, что же, истина в вине!» - с гордо поднятой головой, она шагнула вперед и тут же…получила по рогам обгрызенным яблоком, внезапно просвиставшим в воздухе. Нет, в неё им, разумеется, не целились – но так уж вышло…
- Э-гэй, ребятки! – на автомате пригнувшись и суматошно ероша «пружинки» кудрей, Адель обернулась в ту сторону, откуда прилетел шальной фрукт, - Полегче, а то арестую! – она шутливо повела плечом, демонстрируя нашивку знаков Стражи на плаще, - А кто тут хочет угостить красавицу-стражницу?!? – задорный голосок и яркая внешность таррэ вряд ли могли оставить веселящихся равнодушными, и потому, пройдя меж столиков под улюлюканье, нескромные возгласы, и свист, Адель, как только что взошедшая звезда заведения, уселась у окна так, чтобы была возможность наблюдать и улицу, и зал, и вход одновременно.
Сняв со спины эксцентричный чемоданчик в форме гроба, Адель стянула плащ, оголив белые плечики и, поправив колье с изумрудом на шее, махнула рукой, подзывая обслугу. Конечно, в этом шуме только жестом вряд ли можно было обойтись, и по сему, дабы поспособствовать тому, чтоб официант зашевелился, она громко, так, чтобы все слышали, произнесла: - Эй, хозяин! Тащи выпивку, не то забодаю! – со всех сторон раздался смех: - Вот неугомонная девка… Тейарова дочка! – воскликнул кто-то, и Адель, довольная устроенным ей представлением, улыбнулась. Теперь, стуча от нетерпения коготками по столу, она ждала реакции обслуги – нет, напиваться в хлам, в разрез со старыми привычками, суккубия конечно, не спешила, да и вообще, зашла сюда скорее чтобы, в конце-концов уже, поесть чего-нибудь горячего, но ведь не хлебом же единым… А потому скромная доля искрометного веселья на закуску ей вовсе не казалась лишней.
Теперь Адель уже не слишком торопилась – устав от приключений она постепенно вернулась к привычной созерцательной позиции и вновь, лениво глядя как её суккубьи штучки цепляют народ, задумалась о прошлых днях… Взгляд бирюзовых глаз, скользя отвлеченно по залу, был затуманен размышлениями - о жизни и о смерти, о безразличии и жаркой любви, и том, что случилось за эти эти два дня. Затянутая в черные шелка корсета грудь суккубии взволнованно вздымалась, и алые губы на фоне фарфорового тона кожи смотрелись очень соблазнительно. Однако Адель и забыла уж думать о том, как выглядит со стороны - переживания, охватившие её в связи с осмыслением встречи с семьей, которую она вот десять лет как до сегодняшнего дня не видела, несли её разум как бурный поток куда-то на задворки пережитых чувств, которые она скрывала от себя. Пышные ресницы дрогнули, захотелось заплакать, но Адель, взяв себя в руки, вновь грустно улыбнулась и, выгнув спину, отчего завязки на корсете напряглись, напомнила ворчливо официантам о себе: - Да сколько, мать ваша Ильга, ждать уже можно?!?

Отредактировано Адель Кьюртен (2014-05-25 03:00:47)

0

232

28 число месяца Новой Надежды.
                                                                                                                                                                        1647 год от подписания Мирного Договора.
                                                                                                                                                                                                                                День.

http://s1.uploads.ru/i/ktDAx.png

Начало игры.

Сложно сказать насколько хорошим этот день выдался для Ассури. Определенный дискомфорт доставлял тот факт, что Тау очень скудно описал причины прибытия в Таллем, и Альваро пришлось импровизировать и забивать свободное время работой. Жаловаться конечно не приходилось, нет ничего лучше помощи нуждающимся людям (за приемлемую цену), но иногда хочется знать причины пребывания в том или ином месте.
Юноша закончил с овновной работой, и перекидываясь шутками с персоналом таверны вышел из помещения кухни. На лице оставалось несколько следов от сажи, да и то по причине грядущей в ближайшем будущем головомойки. Руки были вымыты дочиста, ибо юноша намеревался воспользоваться предложенным обедом. Не каждый день тебе удается получить плату за работу и бесплатный обед в придачу.
Слегка огорчал общий антураж таверны, и собирающийся здесь контингент, но разве можно винить другого человека в пристрастии к расслаблению? Да, можно, но только когда этот человек один. Массовые проповеди о вреде пьянства, в среде пьяных-же людей, обычно заканчивались дракой. Другое дело одинокая девушка, которая к тому же явно была не человеком.
-Я пожалуй вон за тем столиком сяду, да и заказ тоже сумею донести. Кажется сегодня на редкость удачный день. - ухмыляясь произнес юноша, кивком головы указывая на одинокую и явно привлекательную даму. - Разъясни самым горячим головам, что она со мной.
Трактирщик только улыбнулся и кивнул головой. Юноша производил впечатление доброго и порядочного гражданина, всегда вежливо обращающегося ко всем, даже к кошке. Но не смотря на это несколько дней назад, пара задир были отправлены в нокаут, когда попытались потрясти кошелек лудильщика.
-Вот, думаю это вино придется по вкусу вам обоим, стоимость бутылки я вычту из твоего расчета за работу Альваро. - бормотал в сторону мужчина, передавая темную бутылку, которую вытащил из под стойки.
-Благодарствую, но я не пью вино, и ни какой алкоголь. - слегка кивнув в благодарность и извинения, парень направился прямиком к столику, занятому юной особой. Его не смущало ни окружение, ни ее нашивка стражи, ни нестандартная внешность. Ассури шел ровной, широкой походкой, словно все вокруг было его личной собственностью. Все, что окружало его, воспринималось на уровне мебели и интерьера. И как ни странно, большинство посетителей почтительно расступались перед гордо идущим лудильщиком в стороны. Они уважали и боялись его, но не из за силы показанной в драке...
-Добрый день юная леди, вы не хотите поговорить о боге? - глубокий баритон разнесся далеко за пределы одного столика и со стороны тут-же раздались приглушенные вздохи, наполненные мукой и страданием. Да, именно своей праведностью и занудностью Альваро доканал завсегдатаев трактира, ибо за три дня, что он прибывал здесь, слухи успели разлететься. Да и сам юноша не терял времени даром и успел побеседовать почти что с каждым пьянчужкой наедине. Толку было не много, но ассура это не останавливало.
Юноша был одет в просторную безрукавку, открывающую голый торс, она была слегка грязной, и в нескольких местах по мимо маслянистых пятен, были следы сажи. Штаны представляли собой еще более ужасное зрелище, так как об них судя по всему часто вытирали руки и редко баловали стиркой. Типичная мужская одежда для работы. Дополнительного антуража добавлял легкий запах пота, какой бывает от чистого тела, после физической работы или тренировки.
Альваро бесцеремонно уселся напротив дамы, и спрятал бутылку с вином и бокал, за своими руками, которые были сложены в молитвенном жесте.

Отредактировано Тауэльгер (2014-05-26 18:14:19)

+1

233

Занявшись внимательным изучением своего маникюра, Адель, удобно откинувшись на спинку стула, находилась в какой-то прострации, а посему, мужчину, подошедшего к занятому ей столику, заметила только тогда, когда тот обратился к ней с вопросом: - ...вы не хотите поговорить о боге? – да, голос и тон незнакомца были довольно приятны, однако вопрос, содержания боле глумливого – воспринимать чужую истовую праведность серьезно Аделия не имела привычки – нежели наполненный весомым смыслом, вызвал в ней только открытое раздражение.
  - Пфх~ О коем конкретно? – вытянув руку ладонью вперед, она, ещё раз оценив свой маникюр, с кривой ухмылкой глянула на вопрошающего.
Пышные ресницы полупопущеных, с оттенком презрения, век нервно дрогнули, и взгляд суккубии бегло окинул собеседника, остановившись на его глазах оттенка голубого ортоклаза, - По глазам видать, что об Акале! – что ж, несмотря на потрепанный вид незнакомца а также вдаривший в нос запах пота, такие мужчины были во вкусе Адели. Да и на местного пропойцу этот ассури – что было также «видно по глазам» - конечно, не тянул.
  Бесед о жизни разводить ни с ним, ни с кем иным Аделия, конечно, не планировала, но, тем не менее, перекусить в компании с кем-либо, при том условии, что «избранный» не станет основанием для порчи аппетита, суккубия была не прочь. А выпить за чужой счет – так и подавно!
  Однако, сохраняя образ неприступной дамы, Адель, переместив свой взор на ветку гиацинта, так и лежащую на столе перед нею, оставила разглядывание ассури на потом. Медленным, растянутым движением она взяла цветок в руки и, принявшись задумчиво вертеть его меж пальцев, всем своим видом говорила, что мол, вовсе не взволнованна невзрачненькой персоной собеседника, да и вообще, не в настроении...
  «Надо же – ассур... Чего их, тейарово семя, всех разом в Таллем понесло? Сползаются в один клубок, как змеи перед самою зимой...? Дак эвон – весна в самом цвете!» - вдруг вспомнив юношу-ассури, толкнувшего её у телепорта, Адель усмехнулась, явив на всеобщее обозрение ряд остреньких клыков, - «...вот же милашка! Улепетывал так, словно и вправду сожру...» - бросив помятый гиацинт в сторону, она расправила плечи и встряхнула копной кудрей, наполнив воздух близ себя сладким запахом розового масла: - Так что ты говорил там о богах? – бровь над правым глазом, подведенная угольным грифелем, дернулась вверх удивленной дугой, придав всему лицу довольно ироничный вид.
  Тем временем к столу подошел паренек из обслуги, о коем Адель уже и думать забыла: - Чего желаете-с, госпожа стражница? Похлебка есть горячая говяжья, свиная рулька есть под ароматнейшим сиропом... - официант остановился на секунду и, посмотрев на гостью с интересом, решительно добавил: - Выпечка тоже имеется... При вашей то красе побаловать себя не грех!
Услышав последний комментарий Адель хохотнула. Что-то подобное ей приходилось слышать не так уж и редко, однако, несмотря на гордый вид суккубии, в действительности похвалы ей очень льстили и слушать россказни - пусть даже и далекие от правды - о собственной неотразимости она могла бесконечно. Подняв глаза на официанта она ответила с улыбкой в голосе: - Неси уже сюда свою похлебку... И выпечку тоже неси...

Отредактировано Адель Кьюртен (2014-05-27 11:43:35)

+2

234

Юноша улыбнулся, очень мягкой и располагающей к себе улыбкой. Его голова была наклонена вперед, так, что подбородок был слегка спрятан от взора дамы, но и взгляд был направлен не из под лба. Странным образом парень умудрился опустить голову ровно настолько, чтобы его глаза были вровень с глазами девушки.
-Об одном, истинном, всеведущем и всепрощающем боге нашем Оме. - из-за спины Альваро раздался стон наполненный страданием и обреченностью, впрочем юноша не заметил его. Он просто не мог принимать эти проявления эмоций на свой счет. - Акал, есть выдумка. Равно как и деяния его, и верящие в него. Это заблуждения слабых умом и сердцем. Откуда у вас вообще возникли подобные мысли? Разве я похож на того, кто будет верить в столь нелепые вещи?
Последние два предложения были произнесены с на столько обиженной интонацией и вытянутым от удивления лицом, что впору было записывать парня в труппу артистов. Вот только эмоции эти были чистыми и идущими от сердца. Говорящий эти слова, был полностью уверен в своем недовольстве и чувствовал себя оскорбленным. Впрочем, на лицо юноши тут же вернулась доброжелательная улыбка.
-В этом мире нет другого бога, кроме Ома, все остальные просто плод больной фантазии. - Альваро опустил руки вперед, заняв практически все свободное пространство на столе. Его ладони раскрылись, и он слегка приподнял их, словно взвешивал на них все мироздание. - Разве видели вы проявления божественной силы? Разве видели вы священников, что наставляют людей на путь истинный? Где все храмы посвященные служению этим сомнительным личностям?
Левая ладонь поднялась повыше, и тут же рухнула назад, рубящим жестом, словно парень хотел отсечь невидимые нити, что могли бы связывать мироздание с богами. Но из-за этого жеста стало заметно его увечье, что слегка смутило юношу, но лишь на мгновение. Отсутствие одного пальца, не означает отсутствие добродетели и разума.
-Нет! Их попросту не существует, равно как и не существует по своей сути ничего. - ассури прикрыл глаза и пару раз кивнул головой в подтверждение своих слов. Парень подался назад, одновременно с этим разводя руки широко в стороны и слегка съезжая ниже по сидению. - Взгляни на этих людей. Они знают имена всех божеств, что придумали их неразумные предки. Но ни одному из них не известно, как выглядит бог. Что он завещает. Они лишь разделили их по трем цветам. Белый, черный и серый. Никто из них не делает подношений. Не следует пути божьему. Не уважает слово всевышнего. Они лишь поминают имена богов всуе!
С последней фразой в таверне наступила тишина, всего на секунду, быстро растерзанная невнятным бормотанием, наполненным смущением и робостью. Тех кто хотел бы встать и возразить, удержали руки завсегдатаев. Спорить и доказывать что-то, было бессмысленно. Ибо нет резона пытаться убедить дерево в том, что оно перышко. Равно как и бесцельными будут попытки переубедить безумца, который к тому же может поднять наковальню одной рукой. Инстинкты берут верх, над волнением души или сердца. Да и не водилось никогда в таких заведениях людей, что хоть как то почитают богов. Для них они существуют только в моменты опасности, да и то, почти все из них следуют путями Темных.
-Вы наверняка думали, что ждет вас после смерти. И знание это, наводит на вас ужас. Мысли эти несут смуту в ваш разум и сердце. Я не прошу покаяться или облачиться в монашьи рясы. Вам нужно лишь открыть свою душу. Чуть-чуть изменить свою жизнь. Ведь вы и так неосознанно следуете пути божьему. Просто никогда не думали об этом. - руки вернулись на стол, в том же широком и открытом жесте, когда открытые ладони обращены на собеседника и в то же время направленны в небо.

+2

235

Несмотря на безразличный вид Адели – стоит отдать парню должное – этот фанатик, плетущий что-то там о богах, даже и не думал отстать, будучи вполне себе прямолинейно и ясно отшитым с данной темой, просветительского энтузиазма ничуть не утратил: - Об одном, истинном, всеведущем и всепрощающем боге нашем Оме… - произнес он тоном, якобы исполненным вселенского смысла… Публика отозвалась страдальческим стоном, словно «артист», ныне выступающий перед суккубией, а также его собственного сочинения «пьеса» настолько проели зрителям плеши, что вытерпеть еще один виток сия безумия они уже были не в силах. Собеседник же, тем временем, не сводил с Адели глаз, смотрясь в бирюзовые очи как в зеркало – с искренней проникновенностью и крайней благожелательностью. Суккубию от раздражения аж дрожь пробрала, однако, не теряя самообладания, Адель не двинулась и глаз не отвела.
- Акал, есть выдумка… - не унимался этот сумасшедший, - «Ом, значит? А я принцесса де Фонфор… Конечно, вещи можно называть, как хочешь – в конце концов, всё это - только сотрясенья воздуха… Но как-то не хочется думать, что и меня где-то, когда-то ждет вот такая судьба – стать клоуном уехавшего цирка-шапито…» - Аделия, утвердительно качающая рожками в такт речам безумца, облокотившись на стол, склонила голову чуточку набок* – что у живых существ обычно означает проявление интереса – и оперлась на кисть руки – так было удобнее слушать. Не то чтобы её так сильно увлек этот бред, но что-то любопытное в парне всё же имелось, что-то такое цепляющее, неуловимое… Говорить с сумасшедшими было, возможно, глупо, или, возможно, бесполезно, но - совершенно точно – не скучно.
Рассуждения о внешности бога и иже с ним прилегающим вовсе позабавили Адель: «В нашем мире последнее чему можно верить – так это собственным глазам… Сколько живу, всё больше в этом убеждаюсь… А ты, дружище, прав – ты не похож на того, кто верил бы в нелепицы – ты выше этого, ведь ты – их сочинитель!» - широкие театральные жесты ассури Адель смешили больше прочего, - «А ведь как уверенно он говорит об этой ереси! Вот – странное же дело… Но горожанин, почитающий себя благочестивым ильтарянином, навряд ли будет так носиться с фактом своей веры, а эти вот фанатики… Их ни водой, ни пламенем не остановишь…» - в процессе размышлений о религиозности своей и большинства своих знакомых, Адель внимательно следила за действиями оратора, отметив для себя зачем-то факт того, что у мужчины недоставало мизинца на левой руке, - «А интересно – кто же он по долгу службы? Простой работяга, должно быть? Эх, нет, эдакой болтливости никто б терпеть не стал… Хотя, кто знает – быть может в остальном он парень дельный?» - Адель ещё раз глубоко кивнула, как будто подтверждая факт «отсутствия вещей», озвученный ассури.
Все посетители таверны, как и суккубия, затихнув, слушали «проповедь» - каждый, конечно, со своими мыслями – но в целом мнение о говорящем было однозначным: «Ты бы заткнулся, мужик! Вино аж в глотку не льется…» - действительно, если уж парень так верит в своего Ома-или-как-его-там, зачем его расстраивать? Да и возможно ли то с этой ярой убежденностью? – «Всё тлен, мы – только прах и тени…» - произнесла в своих мыслях Адель.
Похлебка, принесенная официантом в момент, который Адель, завлеченная речью ассури, конечно же пропустила, уже безнадежно остыла… Бультыхнув туда ложку с досадой, хранительница городского порядка лишь вяло помешала густой бульон. Аппетит пропал абсолютно, и потому, не найдя идеи лучше, Адель, подняв ложку на уровень глаз, смотрела, как суп тонкой струйкой стекает обратно в тарелку. К обеду она не притронулась.
- Вы наверняка думали, что ждет вас после смерти. И знание это, наводит на вас ужас. Мысли эти несут смуту в ваш разум и сердце… - произнес, наконец, говорильщик, поставив финальный аккорд в своей речи…
на это Адель не могла не среагировать и, бросив ложку в суп со звоном, да так, что похлебка разбрызгалась вкруг по столу, нервно расхохоталась – насколько это позволял тугой корсет.
- О-о-ох, насмешил так насмешил… - стирая кулачком с щек выступившие от припадка смеха слезы Адель кивнула утвердительно, - Ты б только знал, насколько ты прав! Такое увидишь хоть раз – так не попросишь добавки… - она сменила позу, удобно расположив свой гордый стан вдоль спинке стула и, откинув кисть руки в сторону – ближе к проходу меж столиками, громко щелкнула пальцами: - Красавчик, перестань паясничать… Да покажи сему достойнейшему гражданину, что иногда бывает после смерти, когда... С головой есть проблемы… - стоило только магессе дать знак, как призрак, пребывавший здесь незримо всё время (а ощутить это можно было по странному кладбищенскому холодку рядом с Аделью) и, между прочим, тоже слышавший легенду об Оме, явил свой «лик» - коль таким высокопарным словом вообще можно назвать мерзкую небритую рожу с кривыми зубами, забавно торчащими в стороны, и наглым выражением на оной – народу. 
[float=right]http://sa.uploads.ru/J6lMb.png[/float]- Ну наконец-то, Лиз! А я уж думал, что совсем сгнию в безвестности… - призрак наигранно-сентиментально отер «слезу» и, одернув весьма несуразный замызганный пиджачок, совершенно похабнейшим образом обхватив хозяйку за самые выдающиеся прелести, чмокнул её в щеку с громким звуком, оставив след от темной эктоплазмы у неё на щеке, - …как можно?!? С моей-то красотой и молодостью… - и так далее, в том же духе… Что-то бурча себе под нос, Джей, кувыркнувшись в воздухе, зловещим облачком подался в сторону каких-то пьянчужек за соседним столом, предлагая тем выпить. Тех, разумеется, сразу сдуло как ветром, а вместе с ними и других суеверных посетителей.
- Ф-фу! Дрянь… - с неприязненным выражением лица отирая щеку, Адель обратилась к ассури, - Нама! Полюбуйтесь – вот что нас ждет после смерти! В самом худшем из возможных вариантов, разумеется… А вы говорите – «Ом»… Уж лучше умереть себе тихонько и гнить в земельке… Чем так… - кивнув в сторону проказничающего призрака, она сокрушительно покачала головой.
Впрочем, когда народ с воплями «спасайтесь, братцы, здесь тейарщина творится» начал выскакивать из заведения, а взволнованные служащие на той же скорости метнулись к Адели, умоляя магессу прекратить наносить вред имиджу заведения а лучше всего – поскорее покинуть таверну, Адель скомандовала Джею убраться восвояси и тот, как утренний туман, растаял, оставляя напоминанием о себе только лужицы эктоплазмы, там, где успел насвинячить.
- Простите, не сдержалась…хах! - он всё ещё давилась смешками, - Да вы не волнуйтесь - он у меня безобидный совсем… Невоспитанный только… А так – дитя Ванесы… Мы скоро уходим… - в качестве веского доказательства, на стол были выложены несколько серебряных монет.

Отредактировано Адель Кьюртен (2014-05-29 05:18:20)

+2

236

Появление нового персонажа в беседе, равно как и в окружающем мире, не принесло заметных результатов. Точнее видимых, или хотя бы предположительно похожих на ужас или панику. Юноша слишком часто видел вещи куда более пугающие и ужасающие, в сравнении с ними "Красавчик" - как его назвала рогатая дева, был даже очень красивым и в полной мере отражал свое прозвище, а может быть и имя. Но поведение его было недопустимым, аморальным и местами грязным.
-Молодой человек, облизывать девушек без их предварительного согласия, является страшным грехом! - тон звучал нравоучительно, и напоминал ворчание старика разменявшего уже девятый десяток. В такт произнесенным словам, качался палец, жест который должен был символизировать укоризну и вызвать приступ стыда у нерадивого молодого человека.
Юноша поперхнулся и с ужасом уставился на исчезавшего "Красавчика". Это событие застало его как раз в момент произнесения последней фразы, что основательно подпортило ее общий эффект. Но Альваро это не волновало. В его взгляде стоял ужас и непонимание, вокруг опять происходили вещи которых никто кроме него не видел. Это всегда пугало его, так как все эти галлюцинации были ничем иным, как посланием бога Ома. А он опять все проглядел и не уловил их сути.
-О милостивый Господь! Верни его еще раз, и повтори увиденное мною! Я должен записать его слова и ужимки, ведь может ты приготовил мне новую заповедь? - юноша опустил голову на подставленные руки и почти разрыдался от отчаяния. Сильнейшее эмоциональное потрясение заставляло все тело содрогаться от рыданий наполненных отчаянием.
Ну, по крайней мере секунд десять...
Ассури поднял голову и уставился на рогатую девушку, немигающим пустым взором. Мертвым и безжизненным был его взгляд, словно бы любой разум и душа покинули тело, а глупые мышцы продолжают его держать горизонтально. Но, вот нечто промелькнуло в них и юноша моргнул, сбрасывая пелену безумия.
-Урвеее! Вот же паршивый привкус! Словно смешали кошачий туалет и гнилостные нечистоты!
- сказано это было со столь сильным отвращением и чувством, что почти любой слушатель мгновенно бы представил этот вкус в своем собственном рту. Ну или хотя бы учуял запах. - Я драть его уверена, что это опять был Альваро! Плешивый заглотыш!
Парень резко выпрямился и растекся по стулу, раскидывая в сторону руки, и расставляя ноги очень широко. Весь его вид говорил о том, что ему плевать на окружающее пространство. Ибо все принадлежит ему. А тот, кто намеревался оспорить данную истину, мог бы только вякнуть, чтобы тут же нарваться на долю физического насилия. Наконец, парень посмотрел на явно гипер сексуальную красотку, и оценивающе окинул ее взглядом, попутно удаляя такие ненужные элементы как одежда.
-Уоу, и каким чертом такая дикая лань, оказалась за одним столиком с этим занудным старикашкой? Девочка, да ты часом не извращенка? - взгляд упал на стоящую бутылку вина. - О, винишко!
Пробка взлетела в потолок, как только рука парня прикоснулась к стеклянному изделию виноградной промышленности. После чего донышко бутылки начало расстраивать потолок, ибо юноша приложился к бутылке незамедлительно.
-Мистрис, а не соблаговолите ли вы ответствовать мне... Тху! - смачный плевок был отправлен в правую сторону, и левая ладонь опустилась на живот, почесывая его. - Тейар его в задницу! После него даже говоришь как пентюх!
-Короче, я вижу, что ты из стражи, но меня это не особенно волнует. Скажи мне милашка, где я мать его нахожусь, город, место, че мы вообще с тобой тут делаем? - Юноша обильно жестикулировал руками, подкрепляя каждый вопрос, пренебрежительными всплесками. - К стати, я Верин! Самая чумовая девочка, что встречалась тебе в этой жизни!
Ассури наклонился вперед, и хитро подмигнул рогатой красавице. - Эй, а ну его! Давай поспорим на твой поцелуй! - Верин щелкнула пальцем по бутылке  и занесла ее над одним из стаканов.
-Что произойдет, если я переверну бутылку над этой баклашкой? - язык быстро промелькнул по губам юноши, и хищный оскал выдал его намерения. - Если ты ошибешься, то поцелуешь меня. Я буду держать бутылку только одной рукой и просто переверну ее. Кроме этого я и пальцем не пошевелю!

+1

237

Аделию, водившую дружбу с призраками на протяжении всей своей сознательной жизни, уже не очень-то особо удивляла реакция зевак на появление её питомцев: особливо пугливые сбегали, без всяких выяснений обстоятельств; иные смельчаки пытались её подопечных «изгонять» - из-за чего обычно поднимались некроманткой на смех; бывало даже так, что дружелюбные и любознательные детки пытались завязать с её питомцами общение – и это Адель умиляло, поскольку в каждом подобном ребенке она, конечно, видела себя саму; но вот воспитывать Красавчика, что так уверенно проделывал её «неистовой веры» знакомец, ещё никто доселе не дерзнул...
И посему, убрав  «карманного паршивца» с глаз долой, она смеялась от души, с вниманием наблюдая, как ассур – похоже, искренне страдающий из-за того, что неожиданное «испарение» объекта его праведного гнева, создавши ярые противоречия меж мыслимым и ощущаемым, тем самым вызвало в нём когнитивный диссонанс - рыдая, погружается в пучину отчаянья. Жестоко, стоило б заметить... Однако стражница, лишь в тайне от себя будучи нежною розой, к объектам собственного раздражения редко испытывала состраданье, умея издеваться от души и с изощренным удовольствием...
- Ку-ху-ху-ху-ху! – приятный девичий смех наполнил помещение обеденного зала, где после появления Красавчика стало как-то пустынно. Суккубия, теряя интерес к изжившей себя пьесе, и вправду собиралась уходить, а потому, накинув плащ на плечи, поднялась с места, но... Вдруг услышав от соседа по столу довольно занимательного содержания фразу, тут же откинулась на спинку стула, глядя во все глаза на этого избранника Акала.
Их взгляды встретились, но только бирюзовые глаза Адели в этот момент смотрели на реальность – в остекленевшем взгляде её собеседника (что, впрочем, списывалось на особенность ассурской природы) словно что-то мелькнуло. Магесса вздрогнула, как будто бы окаченная ледяной водой: «Ильтаров луч! Клянусь всей Тьмой – я видела, что у него душа нецелая - почувствовав спиной недобрый холодок, Адель тряхнула рогами, желая прогнать наваждение.
- Урвеее! Вот же паршивый привкус! Словно смешали кошачий туалет и гнилостные нечистоты! – вдруг выдал с наиоткровеннейшей гадливостью сидящий напротив неё, - Я драть его уверена, что это опять был Альваро! Плешивый заглотыш! – внезапная смена определения своей половой принадлежности у собеседника удивило суккубию менее всего, ведь являясь по сути и женщиной, и мужчиной одновременно она и сама подчас забывалась, в какой конкретно ипостаси предстает народу... А вот эмоции, с которыми новая «маска» провожала предыдущую, были ей весьма интересны.
Адель, картинно выгибая бровь, окинула скользящим взглядом «собеседницу» и, сделав вывод, что от восседающей за столиком в такой развязной позе «дамы», ей стоит ожидать и соответствующего поведения, лишь фыркнула в ответ, застыв с лицом наполненным надменностью. И далее последовавший «комплимент» у ней лишь вызвал снисходительное равнодушие – мол, балагурь, насколько совести хватает, да только не напарывайся на рога.
Ничто не шелохнулось на лице Адели помимо зрачков, цепким взглядом сопроводивших руку парня, когда тот, потянувшись за бутылкой, сделал смачный глоток содержавшегося в ней вина, после чего, едва глотнув воздуху, выдал: - Мистрис, а не соблаговолите ли вы ответствовать мне... – Адель, перенеся вес верхней части тела на ладонь, прижатую к торцу столешницы, так, что острый бледный локоток нацелился в сторону прохода меж столов, была готова разъяснить, чего конкретно и какой причины ради, она готова «соблаговолить»... Но «собеседница» вдруг передумала, задавшись рядом логичных вопросов, ответы на которые, впрочем, заботили её гораздо меньше, нежели приятный досуг: - Эй, а ну его! Давай поспорим на твой поцелуй! – суккубия заулыбалась веселее, сверкнув рядом остреньких зубок. Ей нравилось, когда вот так, дерзя не в меру, кто-то заигрывал с ней, особенно на тему поцелуев и прочих издержек её суккубьей натуры.
- А что бы и не поспорить?! Ве-и-рин... – начало предложения, произнесенное резво, как мысль, схваченная налету, занятно контрастировало с тоном, каким Адель, словно испытывая некое сомнение, произнесла имя новой «знакомой», - Что ж, поцелуй, так поцелуй... Смотри только не пожалей потом! – поймав эмоцию, с которой говорила Верин, Адель лукаво ухмыльнулась и, укусив себя за длинный коготь, вильнула под юбкой хвостом, отчего по полу прошла слабая воздушная волна, - Скажу на вскидку - я не видела девиц, способных осушить бутыль вина одним глотком, - она прикрыла левый глаз, как будто примеряя, какую часть стакана заполнит содержимое – которое там, следуя логике Кьюртен, всё же имелось - бутылки, - Так что давай уже – плесни-ка мне бокальчик! Однако я уверенна, выше краев – не выйдет... Ты ведь не дура, чтоб так бездумно разливать вино? – азартно потирая узкие ладошки, Адель уставилась на горлышко бутылки, затем, сместивши взгляд, принялась ожидающе пристально «плавить» оным бокал.

Отредактировано Адель Кьюртен (2014-06-10 10:25:31)

+2

238

Дама презрительно изогнула бровь, в жесте наполненном скорее удивлением, нежели раздражением. После чего, погрозила пальчиком с легким оттенком укоризны. Странно, но жест этот был практически идентичен тому, что использовал Альваро, в своих мерзких попытках нравоучений.
-Нет, нет, нет. Никаких И в середине. Верин! Словно росчерк меча, я горжусь своим именем, ибо оно мое и только мое! - юноша резко подался вперед и левая рука непроизвольно сжалась в кулак, в агрессивном жесте направленном на несчастную девушку. На лице прочно заняла свое место гримаса ярости. - Это единственное, что принадлежит мне, в этом чертовом теле, а я разорву любого, кто покушается на Мою собственность!
"Наглая, надменная, возможно даже глупая... Ничего примечательного кроме рогов, да сисек. Руки нежные, ногти длинные, вот благодаря таким стражникам я всегда легко уходила от погони. Мелкая пустомеля, у нее даже оружия никакого на виду. Наверняка зазнавшаяся магичка."
-Впрочем, забудем этот инцидент, ты не знала, я сорвалась. - тело вернулось в полу расслабленное состояние и  вздувшиеся вены, успокоились на пару с мускулатурой. Голос зазвучал столь-же вальяжно, как и раньше. "Раунд первый, наглость и угрозы". Пронеслось в голове ассури, и на лицо юнца вернулась безмятежная хитрая улыбка. Юноша кивнул головой в сторону бутылки и перевел взгляд на девушку.
-Я даже признаю, что была не права. почти раскаиваюсь. - рука поднялась к верху, в жесте выражающем салют, приветствие, а возможно даже восхищение. Впрочем, последним там даже и не пахло. - Вернемся лучше к вашим губкам!
Ассури выпрямился, стараясь придать своей позе, и выражению лица - торжественный вид. Получалось это не очень хорошо, так как на лицо старалась заползти гадливая ухмылочка, которую пытались сдержать всеми силами. Сил явно не хватало, и вместе с улыбкой вырывались похрюкивания сдерживаемого смеха. Но вот настал момент истины! Юноша резко перевернул бутылку донышком кверху, и сосредоточенно уставился на горлышко.
-Кончилось? - обида и удивление буквально сквозили в этом возгласе. В одно слово было вложено столько эмоций и чувств, что их хватило бы на пятерых актеров. Возглас звучал настолько фальшиво, что можно было поверить в его правдивость. Право, не может так сильно удивляться даже переигрывающий актер, только лишь ребенок, которого внезапно обманули пустышкой вместо угощения. - Разве там не была полная бутылка?
Ассури поднес стекляшку к глазам и побултыхал ее содержимое, которое надо сказать имело совесть, а может быть и наглость, издавать ритмичные побулькивания. Верин не сводила с горлышка глаз, продолжая сверлить отверстие взглядом, словно это могло помочь. Выражение серьезности и легкой напряженности не покидало ее лица ни на секунду.
-Слушай, я такое вообще впервые вижу. Может у тебя получится? - юноша перевернул бутылку и с детской непосредственностью протянул ее собеседнице. В последний миг, перед тем как поставить бутыль на стол, он расплылся в довольной улыбке и елейным голосом промолвил. - Но только после обещанного поцелуя!
"О боги услыште меня. Истинные и нет, а в особенности Ом. Пусть сбудется задумка, пусть придет искупление. Ведь это так весело, так упоительно. Раунд два. Волшебная бутылка."
Верин позволила себе расслабиться и прервать действие телекинеза, дабы полностью насладиться поцелуем девушки. Для нее такая красота была завораживающей, недоступной, желанной. Далекой и недостижимой. Ее хотелось присвоить себе, разрушить и разорвать, ибо сама девушка ненавидела свой облик. Нет, выглядела она потрясающе и была до умопомрачения мила и красива, этой рогатой чучундре до нее еще было расти и расти. Впрочем рассуждения сии были бесплотны, ибо никто не кроме нее самой не знал как выглядит Верин, все видели рослого накаченного мужика...
"Ах, милашка... Ты прекрасна и губы твои сладки. Но как обидно, что этот трутень Альваро не нашел в собеседники красавца паренька... Вот уж кого бы я окружила сетью своих чар... Да, давненько я не ощущала что такое объятия по настоящему красивого мужчины."

Отредактировано Тауэльгер (2014-06-10 21:18:29)

+2

239

[float=right][mymp3]http://ato.su/musicbox/i/0614/84/6d7c00.mp3|И всё смешалось...)[/mymp3][/float]Сочтя растягиванье собственного имени в речи рогатой обидным его искажением, Верин выказала яростное возмущение, грозя Адели кулаком. Суккубию однако раненная гордость «дамы» не смутила и недовольно сведя брови к переносице, из-за чего над ней возникла вертикальная складочка, Адель отклонилась назад, дабы сложенные в столь агрессивном жесте пальцы ассура не закрывали ей обзор.
- Не горячись, малышка, а то выкипишь… - произнесла магесса мрачным тоном, вложив в сие высказыванье такую дозу показного безразличия, что еле удержалась от зевка, нагнавши скуку на саму себя. И Верин, якобы смирившись, унялась, легко вернувшись к обозначенной минутой ранее идее спора.
Внимательно следя – не столько за руками, как за движениями мимических мышц собеседника – Адель начала понимать, что её бесцеремонным образом «разводят». Ехидство смешанное с ожиданием триумфа – ммм~
Это сладкое чувство, сколько бы лет ни прошло, казалось Адели родным: как много раз, купаясь в ядовитой желчи каверзных мыслишек, она, противная девчонка, и совсем ещё юный Горгот стремились заставить друг друга рыдать, кусая локти от досады и отчаянья - знакомо, так пронзительно знакомо! И оттого сильней кололо самолюбие рогатой жало превосходства Верин, что Делия уже отчетливо осознавала проигрыш, уже тогда, когда ассури ещё не начал кривляться, дабы втоптать её ярчайшую персону в серость повседневности.
- Кончилось? – с наимерзейшей рожей, полной усердно деланного удивления, воскликнул асур, словно бы «не ожидал» и не вкушал нектар своей победы ещё задолго до того, как Адель согласилась на спор. Суккубия куснула губы, не сдерживая больше закипевшей страстной злобы, украсив их влажным следом от крови, такой же ярко-алой, как и её помада. Хотелось вмазать по ехидной роже ассура хлесткой ладонью наотмашь, а после плюнуть ему в лоб, прокляв тейаровым именем… Однако же, имея опыт в изящном искусстве отмщения, Адель смогла унять внутри себя пожар негодования, даже тогда, когда Верин, побултыхав вино в бутылке открыто признавала своё жульничество: - Слушай, я такое вообще впервые вижу. Может у тебя получится?
Бледные щеки Адели предательски вспыхнули и, хоть суккубия старательно держа лицо, пыталась, чтобы ни ресница не дрогнула, выдав гнетущее чувство досады, было понятно, что она оскорблена. Алые губы красотки-таррэ, принадлежащие по праву выигрыша в споре Верин, скривились в подобьи покорной улыбки: «Ну, что ж… Ты, право слово, победитель – так получи свой приз!» - в глазах у ведьмы промелькнули злые огоньки, - «Ведь я, в отличие от некоторых, была честна… И умею красиво проигрывать…» - кончик языка суккубки игриво скользнул по губам, собрав соленый след обиды.
- Всё справедливо - выигрыш за тобой… - Аделия, упершись в стол ладонями, тянулась к парню, перегнувшись через стол, из-за чего тугой корсет явил хранимые им прелести в весьма удачном новом ракурсе, -  …давай проверим! – красивый изумруд в подвеске на груди Адели загадочно поблескивал, и чары соблазнительницы, прицеленные в ассура, сладчайшей патокой тихонько обтекали его разум…

Отредактировано Адель Кьюртен (2014-06-10 23:56:16)

+1

240

Странно, но особо сильного чувства превосходства и удовлетворения Верин так и не получила. Что то подсказывало девушке, что копать и издеваться можно еще долго, а главное плодотворно. Излишняя умиротворенность и безразличие в действиях собеседницы слегка бесила, но больше распаляла коварный разум егозы. Было заметно, что рогатая мадам привычна к излишне экстравагантному отношению к своей собственной персоне. После пары секунд размышлений цель на день была успешно выбрана. Разбить эту самоуверенность или если этого не получится, то разбить лицо рогатой дамочки.
-Я в попе ледышку таскаю, для успокоения нервов. Только срабатывает она с запозданием. - лениво произнес парень, и подражая безразличию собеседницы раззявил пасть в богатырском зевке. Пара косточек хрустнула вставая на место, из глотки вырвался трубный рев, достойный составить честь призывным кличам самца оленя или лося, во время сезона спаривания. Ну или любого крупного млекопитающего - на ваш выбор.
"У-у-у-у, скукотища... Ну почему чем больше грудь, тем меньше совести? Вот поэтому я и ненавижу женщин, все у них через одно место. Только об этом и думают. Вот, нет, чтобы поговорить, обсудить современные реалии и распущенность инквизиции, так нет, уж лучше сиськами посветим"
Ассур уже почти по хозяйски посмотрел на предоставленные его взору прелести, отдавая сальным взглядом должное, столь приятным формам.
" А ведь и правда не плохие... Куда мне со своими яблочками, против такого достоинства... Впрочем... Ай, ладно, хоть тепленькое полапаю!"
Парень слегка подался вперед, продолжая бесить собеседницу своей самодовольной улыбкой победителя, и в разуме девицы уже был выстроен коварный план продолжения банкета.
"А вот фигушки тебе рогатик! Нам твои покусанные губки и даром не нужны, я тебя в лобик поцелую, чтобы ты прибалдела от моей учтивости, хамства и наглости, надеюсь ты оценишь!"
Как жаль, что сей коварный замысел не имел возможности воплотиться в жизнь. Рогатая собеседница поступила очень-очень подло. Ну посудите сами, разве можно применять обольщение, особенно сексуального характера на слабоумного шизофреника? Тем более на несчастную девушку запертую в теле мужлана, который хотя бы подмышки бреет. Это бесчестье! Заставлять несчастную душу тянуться навстречу чужим губам, да еще и подливая в чашу распаляющейся страсти горючего.
-Проверим... - вырвалось вместе с хрипом из уст ассура, и на месту трезвости суждений нахлынула внезапная волна тепла. Она мгновенно поглотила разум и включила первобытные инстинкты, что должно было закончится плачевно, ибо двухметровая гора мышц не будет церемониться в таких пикантных ситуациях. "Загнуть бы тебя за рога, да войти сзади! Чтобы твой визг наполненный болью, был слышен за километры вокруг!"
В следующие несколько секунд произошло достаточно много интересных событий, которые казались бы таковыми, по крайней мере при взгляде со стороны.
Во первых, бутылка с вином плавно спикировала под стол - приказ на это был отдан интуитивно, так как пойло было жалко, и без этого действия, оно обязательно должно было бы пролиться. А остальная снедь была просто отправлена в полет, и частичка разума Верин даже пожалела об этом. Испачканное в похлебке платье смотрелось бы очень мило.
Во вторых, руки ассура метнулись вперед, обхватывая талию девушки и прочно держась пальцами - потянули на себя. Юноша не думал за что он ухватился, так что в равной мере пострадала и кожа и ребра и одежда рогатой девы. После резкого рывка вперед и вверх, левая рука опустилась ниже, и перехватив даму за бедра, развернула ее полу боком, усадив на стол и продолжая при этом тянуть тело на себя.
Верин грубо впилась в губы недавней собеседницы, словно они были единственной вещью несущей свет, в многовековой тьме. Левая рука переместилась чуть выше, обхватив ребра под мышкой - она поддерживала и одновременно прижимала даму к телу ассура. Правая переместилась выше, быстро обхватив волосы и потянула их назад, заставляя девушку запрокинуть голову к небу. Хватка была несильной, но прочной и постоянной. То есть это был не внезапный порыв, дабы развернуть желанную носительницу губ поудобней. Юноша сжимал волосы, создавая постоянное давление и легкую боль, в стянутых локонах. Первый поцелуй был коротким, но только из-за желания вставить фразу во время процесса.
- Имя тебе Фанаберия! - Верин возобновила поцелуй, стремясь поглотить и буквально всосать в себя губы девушки. Язык искал любую возможность оказаться дальше, глубже. Взгляд уже давно стал бесновато обезумевшем, и в подтверждение плотской одержимости таз юноши начал непроизвольно двигаться навстречу лежащей Суккубии.
Язык наконец достиг своей цели, и незамедлительно набросился на внутреннее убранство девичьих уст. Первым было атаковано нёбо, легкие прикосновения, сменялись интенсивным давлением, которое перемещалось все глубже, стремясь к глотке. Но вниманием был одарен не только "потолок", язык юноши облизывал губы, как свои так и чужие, но находящиеся так близко. Затрагивая внутреннюю часть , пробегая по зубам, стараясь обвить язык своей собеседницы собственным органом выражения страсти.
Громадное тело распалялось все сильнее, и уже пылало жаром, столь непривычным для ассури. Мускулы напряглись, словно юноша готовился к схватке.
Все шло к тому, что кто-то будет изнасилован...

Отредактировано Тауэльгер (2014-06-15 13:57:24)

+2


Вы здесь » За гранью реальности » Город Таллем » Таверна «Пьяный паладин»