За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Город Таллем » Таверна «Пьяный паладин»


Таверна «Пьяный паладин»

Сообщений 281 страница 300 из 378

1

http://s2.uploads.ru/d/2ceyW.jpg

Тут не получится тихо и спокойно почитать книжку или подумать о чем-то своем. Даже не надейтесь отдохнуть в этом месте от шума и суеты. Ведь эту таверну по праву можно назвать одним из самых громких мест в городе. Вопреки многим другим городским заведениям, драки по выходным тут - едва ли уже не традиция. Музыка в Пьяном паладине играет в любое время суток, алкоголь расходуется в океанических масштабах, а контингент посетителей поражает разнообразием. Владелец заведения прикладывает все усилия, чтобы в таверне было всегда весело. Идеальное место для праздников и других шумных мероприятий. Особенно греет некоторым душу близость борделя «Алый закат» - буквально на соседней улице. В добавок, тут любой желающий за небольшую плату может снять крышу над головой, ведь при таверне есть и небольшая гостиница.

Ещё стоит добавить, что в данном заведении принимаются заявки на наемничьи услуги. Правда, далеко не все - сами наемники крайне избирательно подходят к текущим заказам и не очень-то охотно переступают рамки закона. Разве что за действительно большую плату.

http://s4.uploads.ru/lL187.png[float=right]http://s0.uploads.ru/t/6wjCG.jpg[/float]
Пьяный паладин занимает собой два смежных здания, неподалеку от центра города. В первом из них, одноэтажном, расположились два основных зала для посетителей. Большие и светлые помещения, одно из которых заставлено крепкой мебелью с широкими дубовыми столами (чтобы ломали не так часто), а в другом выступают местные музыканты или странствующие менестрели. Немного обособленно от них, находятся подсобные помещения и кухня. Подвал же, святая святых, полностью заставлен ящиками и бочками с различными алкогольными напитками, ибо своими запасами таверна и славится.
Второе, двухэтажное строение, выделено под гостиницу. Комнаты хоть и не отличаются своим размахом и праздностью отделки, но все необходимые удобства на местах присутствуют. Несмотря на то, что в соседнем корпусе иногда ходят ходуном стены, в самой гостинице более-менее тихо, особенно в верхних комнатах. Там же по факту живут владелец Пьяного паладина и и приближенные работники, естественно отхватив себе более достойные и просторные помещения второго этажа. Имеется проход между обоими зданиями и выходить на улицу, чтобы попасть в соседний корпус, совсем не обязательно.
Таверна и гостиница имеют неплохую защиту от непрошеных гостей - помимо ставней на окнах и замков на дверях, тут можно наткнуться на одну из многочисленных магических ловушек. Активировав же весь магический арсенал, наемники и вовсе способны превратить свое заведение в хорошее укрепление, рассчитанное на нападение крупных сил неприятеля.
[float=left]http://s2.uploads.ru/WDNpL.jpg[/float]http://s4.uploads.ru/lL187.png
Год основания - 1638. До 2 Тихого Снега 1645 года владельцем заведения был Ингард Косс, и вся округа знала старшую разносчицу Майло Ки. Однако они погибли в битве при Хершиде. Спустя двухнедельное чествование их памяти и заслуг бразды владения взял на себя Патрик Боуэлл.
Из первого состава работников Пьяного паладина остался лишь повар Каин. Также имеются бухгалтер и администратор. Ещё пятеро играют роль разносчиков и помощников (принеси-подай, иди лесом, не мешай). Поскольку они тут присутствуют исключительно ради мелкой подработки, новые лица появляются едва ли не каждые пару дней - собственно, как и пропадают старые. Точно так же может подработать и любой желающий персонаж - просто выполнить необходимую работу и получить деньги, без излишеств.

Текущие акции:
• Всем членам Ордена паладинов - один заказ на выпивку за счет заведения.
• Приди сам, приведи двух своих друзей - каждому по кружке пива бесплатно!
• Снявшему комнату более, чем на сутки, - 10% скидка на все заказы.


Архив событий

[Дата с ссылкой на произошедшее]

[Персонажи]

[События]

1-ое, Высоких Приливов, 1645. Утро.
Таверна «Пьяный Паладин»

Майло Ки, Ингард Косс, Гавриил Дайсс, Каин

Коллектив «Паладина»,  во главе с владельцем заведения, вспоминает «а что вчера было».

1-ое, Высоких Приливов, 1645. День.
Таверна «Пьяный Паладин»

Харон, вор «Сивый» (нпс)

Таррэ-наемник заключает с вором выгодную сделку (перекупка заказного убийства).

1-ое, Звездного Инея, 1645. Утро.
Таверна «Пьяный Паладин»

Жан ла Флёр; Майло Ки, Каин, Ингард Косс, Тррака (ГМ)

Коллектив «Паладина» эмоционально решает проблемы ведения бизнеса, невзирая на посетителя. В это время таверну вдруг посещает отряд крысолюдов с деловым предложением…

2-ое, Звёздного Инея, 1645. Утро.
Таверна «Пьяный Паладин»

Майло Ки, Каин, Ингард Косс, Гелиос; КрижРиш

Коллектив «Паладина» возвращается с задания, подкинутого крысолюдами, в этот момент их посещает старый друг Гелиос, желающий напомнить Ингарду о другом договоре. Чуть позже в таверну входит драконид-путешественник с простым желанием перекусить и отдохнуть.

3-е, Звездного Инея, 1645. Вечер.
Таверна «Пьяный Паладин»

Бэйнар Эйнохэил, Альвэри Фенрил, Нерикс

Закадычные приятели и завсегдатаи «Паладина» Бэй и Нер знакомятся с Альвэри Фенрил.

6-ое, Звездного Инея, 1645. Вечер.
Таверна «Пьяный Паладин»

Арианрод Броснан, Алан Фиртен, Оливер (нпс); Лотанариэ Ангалилт;
Майло Ки, Каин, Гелиос

Айра, явившаяся в таверну в дурном настроении, встречает там своего знакомого – Алана. Будучи уже в подпитии, друзья знакомятся с магом по имени Оливер;  Эльфийка-наемница Ло коротает вечер за азартными играми; Сотрудники «Паладина» в компании своего друга Гелиоса обсуждают очередную авантюру и отправляются на вечернюю прогулку.

6-7-ое, Звездного Инея, 1645. Ночь.
Таверна «Пьяный Паладин»

Каин, Майло Ки, Ингард Косс, Гелиос

Встретившись после прогулки, Ингард и компания вскоре отправляются на новое задание…

23-е, Новой Надежды, 1645. День.
24-ое, Новой Надежды, 1645. Ночь-Утро.
Таверна «Пьяный Паладин»

Аэрена Дарос

Аэрена заезжает в любимую таверну, чтобы поужинать, переночевать и привести себя в порядок.

25-ое, Новой Надежды, 1647. Поздний вечер.
Таверна «Пьяный Паладин»

Бэйнар Эйнохэил, Нерикс, Эллюмиель де`Лоренцетти,

Блудные сыновья «Паладина» Нер и Бэй, в компании их новой знакомой-алла по имени Эль,  бурно празднуют прибытие домой - пьют, пляшут, играют в азартные игры. Чуть позже появляется и Аль, тут же привлекая внимание какого-то пьяницы и провоцируя драку между последним и Бэем…

25-ое, Новой Надежды, 1647. Ночь.
Таверна «Пьяный Паладин»

Бэйнар Эйнохэил, Альвэри Фенрил

Между Бэем и Аль происходит серьезный разговор на тему воровства и доверия.  Откровения затрагивают и потаенные чувства двоих – нет больше смысла смущаться...

25-ое, Новой Надежды, 1647. Ночь.
Таверна «Пьяный Паладин»

Нерикс, Эллюмиель де`Лоренцетти

Нерикс поздравляет Эль с Днем Рождения и заказывает для нее песню.

Автор: Ингард

0

281

На замечание крылатой о надежности змеиной защиты, какую красоте каменьев в коробе Схешша всецело обеспечивала кобра, Джафар лишь молчаливо улыбнулся – этот факт, будучи данностью в глазах даже его соплеменников, подчас защищенных от змеиного яда врожденной к нему невосприимчивостью, не нуждался в комментариях здесь… Гостеприимный и уютный Таллем лег на душу молодому купцу, и в этом городе, чуть более чем, скажем, в Хартаде, или пустынном Кен-Корионе, засевшем в памяти не самыми приятными событиями, он был уверен в своей защищенности, в том, что будет принят местным населением без излишней предвзятости к «сомнительности» расы и происхождения.
Итак, камень, залегший перед Миель павшей звездой, ждал желаний – и вправду, казалось, стоит лишь только шепнуть их себе, и чудо свершится. На мгновение взгляды двоих собеседников встретились, хотя Эллюмиель и Джафар смотрели не друг на друга, а просто в единую точку…
Разум Джаспера знал – этот золотистый минерал не является редкостью. На территории «домашнего» месторождения их удавалось находить нередко, причем красивые призмообразные кристаллы, подчас довольно крупные и хорошего качества, порой не нуждались даже в изменении формы. Их просто шлифовали, сберегая «душу камня», и закрепляли в оберегах-подвесках, нося в цельном виде.
Младший брат дорогого топаза, «солнечный камень» был много доступней и много податливей в работе, нежели старший драгоценный собрат, а вот своею безупречной чистотой подчас превосходил бесцветные или туманные топазы. «Тепло» - так переводится со шхааского наречия слово «топаз»… Гелиодор же был светом. Голос этого камня без обработки звучал как праздничная флейта – задорный, звонкий, легкий. Присутствие гелиодора в кармане само по себе рождало у Джафара эйфорию и избавляло от хандры, а если уж по детской привычке взглянуть сквозь грани камня на свет – так это просто вечное лето какое-то! Мир становился позитивно золотистым и нарядным…
Правда вот с этим, что ни на есть капризным камешком, который на данный момент соблазнял Миель своим теплым сверканьем, ювелиру пришлось повозиться… Ведь изначально он попал к Джафару как осколок – природные вибрации таких камней несовершенны, а форма некрасива, и потому единственным способом выровнять его состояние являлась огранка. Как говорили земляные маги-мастера, камень в красивой огранке может «возгордится собой», и потому перестает общаться с магом, но для заказчиков лишенных особых способностей к магии, или же представителей других стихийных школ – такие камни выглядели более выигрышно на фоне «невзрачных» камней без огранки, которые Джафар использовал как «маячки» для поиска родных людей и как обереги. За непокорный нрав, наш бывший неровный осколок, принявший совершенную форму «постоянства земли», символом коей представлялся Джафару квадрат, был удостоен имени – Раджни Савитри – «солнечная принцесса».
Найдя душевное созвучие во мнениях с Джа, Миель спросила осторожным взглядом – возможно ли коснуться чуда, и не растает ли меж пальцев эта золотая звезда? Поняв ее без слов, торговец склонил увенчанную золотым обручем голову.
- Принцессса… Раджни Савитри… - он улыбнулся и мечтательно закрыл глаза, - Так я ее назваю… Пож~алуй Вы правы по поводу вставки, корона подчассс тяж~ела… - вопрос о цене, закономерный, как наступление утра с восходом светила, прибавил торговцу довольства. Джафар не скрывал своей радости, считая сделку уже завершенной…
- Цена – формальноссссть… Один златый – это вс~его лишшш оправданье дороги… Счастливый блеск у Вас в глазах, о, луноокая Миель, - заглянув в серебристые, блестящие азартом, очи крылатой, торговец придвинул камень к ней ближе, - Бесссц~енен… - купец на мгновенье отвлекся, специально, дабы выразить клиентке полное доверие и подвести ее к мысли о том, что жалеть можно скорей о несовершенных поступках и о не принятых решениях.
Отщипнув еще парочку красивых виноградин от лежащей на люде лозы, Джафар заметил между делом:[b] - А время то позднее... Должшно быть, Вы утомлены бессседами?[/b - сам он, учитывая эмоциональную насыщенность дня, и вправду немного устал, а потому готов был следовать примеру Бэя и, не обременяя персонал таверны поздними блужданиями среди корпусов, да уборкой, спешил решить вопрос с ночлегом.

Продано

http://sf.uploads.ru/5Vcyz.png

Код:
[abbr="гелиодор Раджни Савитри"][img]http://sf.uploads.ru/5Vcyz.png[/img][/abbr]

Отредактировано Джафар Схешш (2015-01-14 02:33:50)

+2

282

5 число Благоухающей Магнолии
1647 год от подписания Мирного Договора
Ночь-утро

Дивный камень с не менее чудесным именем, воистину королевским, манил, притягивал, словно мотылька к пламени свечи. Миель не могла отвести глаз от этой красоты, вечной и незыблемой, но усилием воли она все же заставила себя положить камень обратно на стол. Девушка задумалась. На златой можно шикарно пожить, однако не купит сейчас - упустит навеки. Алла вообще в покупках такого плана не мелочились - даже в доме с достатком куда ниже среднего каждый член семьи мог похвастать драгоценностями искусной работы этих восточных мастеров. При виде каменьев разноцветных да драгоценных чувство контроля за необдуманными тратами как-то резко отключалось каждый раз, и сегодняшний случай не был для Эллюмиели исключением.
Она вытащила из кармашка за поясом платья круглую золотую монету, что, как озорной солнечный зайчик, сверкнула блестящим боком, резко и ослепительно. Миель протянула монету в ладонь Джафара, уже чувствуя искру удовлетворения в собственной душе, что постепенно разгоралась в устойчивое пламя.
- Спасибо, - улыбнулась Миель в ответ на комплименты, подбирая пальцами камень со стола, - Мариса сегодня благосклонна ко мне, что вереницей дорог направила Вас сюда.
Самоцвет приятной тяжестью люжился в ладонь и словно согревал кожу накопленным за вечер теплом свечей в таверне. Легко подбросив гелиодор в ладони, девушка, позволив ему выскользнуть сквозь пальцы, убрала приобретенную драгоценность в карман. Между тем ассур засобирался до комнаты. Поведя взглядом вдоль стены и уткнувшись в окно, Элли подивилась тому, как за приятным разговором летит время. Черная густая весенняя ночь подернулась синевой, а бисер звезд постепенно затухал на небосводе, проигрывая неравную схватку с просыпающимся Солнцем, хотя до утра было все еще далеко.
- А время то позднее... Должшно быть, Вы утомлены бессседами?
- Ничуть, но не смею Вас задерживать, - Миель вела себя учтиво, но внутри будто кошки заскребли. Старое ощущение, отпустившее накануне, вернулось снова, но теперь Эль была уверена в том, что должна делать, - у меня есть еще одно неоконченное дело, так что могу пожелать Вам спокойных снов.
Довольно улыбнувшись опаловому ассуру, чернокрылая встала из-за стола, чиркнув по полу длинными маховыми перьями и сводя массивные крылья за спиной. Чуть склонив голову в знак прощания, девушка направилась к барной стойке, где, зевая через раз, все еще не сменил своей вахты управляющий.
- Ну что, госпожа хорошая, уже уходите? - лениво и сонно улыбнувшись, вопросил хозяин. Миель обреченно рассмеялась про себя, понимая, как глупо будет звучать ее следующий вопрос. Ильтар всемогущий, да с таким раскладом дел можно было и комнату в "Паладине" снимать - в последние недели она проводит в таверне времени больше, чем в собственном доме!
- Как не странно, но еще нет, - на выдохе сказала Эль и нагнулась к стойке, - мне нужно кое-что у Бэя забрать, но он, видимо забыл про это. А вещь мне очень уж нужна...
"Без пледа холодно спать, а без разговора по душам жить трудно" - подтрунивала сама себя девушка, однако всецело понимала, что просто-напросто храбрилась.
-...иии...в общем, где его комната? - Эль обреченно усмехнулась. Плести вязь слов неправдивых она не умела по определению - слишком честна ее натура, хотя в этот раз у нее это сносно, но получалось. В конце концов она сказала половину правды.
Трактирщик прищурил глаза, разглядывая чернокрылую девицу, и от этого взгляда по спине Эллюмиели побежали мурашки. Она не могла быть до конца уверенной в том, что выдавать первому встречному подобную информацию трактирщик вообще имел право. Осталось лишь уповать на судьбу, ведь она только в компании Бэя тут и обреталась и в разного рода казусах замечена не была ни разу. Пока на хорошем счету, так сказать.
- Вещь, говорите, - управляющий пожевал губами, мучительно долго растягивая и без того нервную паузу, - вы ж понимаете, что не положено?
- Очень надо, - Миель надавила на жалость, стараясь придать лицу более страдальческий вид.
Трактирщик вздохнул. У Эль возникла еще одна мысль, против которой не попрешь. Парадоксально, ведь мысль о том, что просто можно было взять комнату внаем на ночь и пройти вообще беспрепятственно, посетила ее уже после того, как начала нести ахинею, заливая в уши хозяину таверны.
- Хорошо, только быстро, - идеей воспользоваться не пришлось, и чернокрылая облегченно выдохнула. Получив подробное объяснение, куда идти и где сворачивать, Миель, поблагодарив управляющего, скрылась на выходе из таверны.

Комната Бэйнара
День-вечер

...но направляться прямиком в гостиницу Миель не намеревалась. Следовало бы сначала привести в порядок разрозненные мысли в голове, а потом резать правду-матку в свойственном ей ключе. Забежав домой и, не обнаружив своей новой соседки, чернокрылая отправилась прогуляться по городу, словно надышаться напоследок. И этому Эль не могла найти объяснения. Девушка будто стояла на краю пропасти, и малейшее дуновение ветра могло сбросить ее вниз. Но от этого уже было не уйти. Слова произнесены, нужные выводы сделаны, но не до конца. Оставалось сделать лишь самое сложное...
Она шла вдоль коридора гостиницы при "Паладине"со множеством запертых дверей, за некоторыми из которых слышался раскатистый, прямо-таки громоподобый, храп. Удивленно вскинув брови, чернокрылая продолжала свой путь. Но стоило только нужной двери появиться в поле ее зрения, то алла мгновенно сбавила шаг. Растягивая момент, Миель погрузилась в пучину раздумий. Он не хотел этого разговора с самого начала, поэтому и сбежал. Да-да, именно сбежал от неугодной правды. Он мог провести Джафара неуверенной отмазкой, но Миель, видевшую причины и следствия, этим провести не смог. Поспать... Почти непозволительная роскошь, как он сам себе считает, продолжая убегать все дальше и дальше. Душу стрельнуло гневом. Да как так вообще? Боимся сложных путей? Боимся правды? Или боимся растерять крохи иллюзий, коими живем, лишь потому, что сильно к ним привязаны? Причин множество, а понять их не в силах.
Былой гнев вновь поднял уродливую голову со дна клети, но очень быстро сошел на нет. Ведь страх свойственен всем живущим, особенно, если кто-то остается один на один с собой. Хуже собеседника и не найти, честное слово. И прежде чем делать хоть какие-нибудь выводы, стоило вникнуть в суть ситуации.
С заметно зачастившим сердцем, Эль стояла перед дверью в его комнату. Она занесла кулак, но стучаться не решалась. Подумать только, лишь тонкая деревянная преграда отделяет ее от него. Полшага вперед, но словно прыжок в пропасть. Слова, тщательно ею подбираемые, стремительно терялись, испарялись, словно роса на листве. Лишь чудовищным усилием воли чернокрылая заставила себя собраться с мыслями, набраться смелости и постучаться. Три коротких удара, а дальше тишина. Откроет ли?

Отредактировано Эллюмиель (2015-01-21 00:06:33)

+1

283

5 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
День-вечер.

Сколько вот так, присев на край своей кровати да с флейтой в руках, провел времени Бэйнар он и сам не знал. Да и не удивился, если бы заметил за окном пышущий рассвет или и вовсе день во всей его красе. Мысли, касающиеся все той же темы и теперь же незнанием как ему поступить, полностью отвлекали от реальности, занимая собой весь разум. А единое и верное решение так и не приходило. Зато, на смену некогда бодрому состоянию уверенной поступью шла сонливость, что уже к раннему утру без сомнений не оставалось не замеченным. Которому по счету зевку мужчина не мог не придать значения, все же вырываясь из плена собственных раздумий и наконец-таки обращая внимание на общую усталость организма, кой снова умудрился загнать практически до истощения. «А что, если я привыкну? Стоит только попытаться, и со временем… Быть может научусь отделять сны от яви, а потом и попросту не придавать им значения, ведь они нереальны». Но вопреки раздумьям по спине прокатился мерзкий холодок, заставляя поморщиться и понять, что подобными мыслями Эйнохэил лишь приукрашивал то, что имел, пытаясь вселить в себя призрачную веру в положительный исход задуманного. Да уж, чего не говори, а свое давно канувшее в лета прошлое, свою уже прожитую жизнь, что донимала в настоящей, не так уж и просто было свести к обычным кошмарам. Но таким был единственный выход, не требующий ничего, кроме его собственной воли и сил. Никаких бальзамов, алкоголя и прочего, последствия чего бы спустя годы могли волочиться за Бэем мрачной тенью. «Как она и хотела», - мужчина покрутил в руке игральный инструмент, все еще не откладывая его в сторону, словно ему было необходимо держаться за что-то, чтобы не утонуть во всем том омуте, что крутился у него в голове, - «И, кажется, была права». То было неимоверно горько признавать, но бежать от самого себя и дальше он уже не мог, да и не хотел. Не оставалось ни сил, ни желания. Лишь принятие и твердое намерение изменить себя. Вот только бы знать наверняка…
Казалось бы оглушительный стук в дверь, прозвучавший в полной тишине слишком уж громко, резанул по слуху, окончательно выдергивая Бэйнара в мир реалий. Взглянув в окно, за которым начинался ранний вечер, он на секунду задумался, кому вообще мог быть нужен. Разве что Неру, вернувшемуся под родную крышу и желающему увидеть друга. «Мда, мохнатый, вполне в твоем репертуаре сразу же примчаться после с рассказами о золотых фазанах!». Встав с постели, Эйнохэил подошел к двери, в которой и оставил ключ. «Вот только все задушевные разговоры придержим до следующего утра», - успел устало обронить про себя мужчина, распахивая входную дверь. Однако вместо Нерикса на пороге его комнаты стояла Эль. Никак не ожидая такого поворота событий, Бэй в недоумении изогнул бровь, демонстрируя нежданной гостьи свое удивление. «Откуда ты..? А впрочем, понятно, можешь не объяснять», - сменяя изумление на почти безразличие, касающееся последнего не прозвучавшего вслух вопроса, мужчина вяло махнул рукой, - «Такое ощущение, что за пару монет тут не то, чтобы нужную комнату покажут, но и выселят досрочно. Навеки вечные». Да и действительно, чего можно было взять с трактирщика, зная его характер ни первый день? Сильнее зажав в ладони флейту, и прикрывая той же рукой очередной зевок, Бэй сделал шаг в сторону, позволяя алла войти и запирая за ней. Все, на что хватило его догадок по поводу визита девушки, так это забытые вещи, о которых Эллюмиель напомнила Бэйнару накануне. «Вот. Все, что нашлось», - отходя от двери и указывая на плед, лежащий на кровати, протянул в мыслях мужчина, - «Можно было и не запирать, делов на минуту, даже меньше».

Отредактировано Бэй (2015-04-02 08:48:03)

+1

284

4-5 число Благоухающей Магнолии
1647 год от подписания Мирного Договора
Ночь-утро

Бальзамом на душу купца легла удовлетворенность собой, когда золотая монета, завораживающее блеснув на свету, оказалась у него на ладони.  Лицо змеиного сына озарилось широкой улыбкой – нечестно было бы, пожалуй, скрывать свое довольство завершением сделки, после таких задушевных речей. Ассур действительно верил, что смог согреть сердце своей покупательницы, дав ей не только лишь камень, но облегчение мыслей и надежду на счастье…
Попробовав монету на зуб – не для проверки на подлинность, а лишь для полноты ощущений – для ювелира-мага золото имело особенный вкус, Джафар еще раз посмотрел на теплое сияние на властном профиле монарха, украшающем аверс монеты, и мысленно отдал покровителю  почести торгашеской присказкой: «Ланвен благодарю, да на Белора не сетую!» - после чего золотая монетка была рачительно припрятана в узорный кошель, подаренный Джафару матушкой на день его совершеннолетия, и по сей день хранимый молодым купцом.
- Ничуть, но не смею Вас задерживать, - согласилась Миэль, отвечая на вопрос относительно позднего времени. Как оказалось, у нее остались в этой поздний час еще какие-то неразрешенные вопросы. Спросить о деле, что волнует крылатую, или же предложить свою помощь Схешш постеснялся – мало ли, сколько личными могут быть эти вопросы? – все, что он мог, учитывая все приличия, которые дозволены по поводу случайного знакомства, так это навязаться Миэль в провожающие.
«Таллем, как помнится, город не тихий», - подумал Джа, припоминая случай на базаре, когда бандитская шайка едва не прибила его, не глядя и на боевые навыки. Тогда его спасла отважная эльфийская девушка… - «Ага, а потом возвращайся впотьмах… К слову, стоит и к Море наведаться, раз уж я в Таллеме», - мысли, плавно сползая с тем о проявлении вежливости к темам, скорее противоположного толка, отвлекли Джа от заторопившейся Эль.
Крылатая встала, учтиво раскланявшись, и подарив на прощанье Джафару улыбку – спокойную, теплую, искреннюю… Черные крылья мягко колыхнулись у нее за спиной, качнув духоту помещения. О чем Эль спешила поговорить с управляющим, ассур не слышал – столик, за которым он теперь остался в одиночестве был расположен не так уж близко к стойке персонала – да и не пытался любопытничать. Скорей всего, алла решила остаться на ночлег в местной гостинице, а значит беспокоиться о том, как она доберется, было излишне… Джа помнил, что для перехода в здание гостиницы даже на улицу не обязательно идти. Впрочем, выйти на минутку на воздух ему все же требовалось.
Отщипнув последнюю ягодку от «облысевшей» виноградной лозы, так и оставшейся «скелетиком» лежать на блюде, Джа тоже приподнялся с места – самое время было подумать о комнате на ночь.
Деловито расправляя наряды, ассури засуетился вокруг своего багажа. Важно было ничего не забыть. Когда торговый короб взгромоздился на спину Джафара, а котомка с пожитками обременила плечо, Схешш также, как несколько минут назад Миэль, направился прямой наводкой к владельцу таверны, зевающему, но все еще ждущему, пока запоздалый клиент уберется из зала.
- Я бы хотел взять внаем комнату… - вынимая с достоинством кошелек из кармана и вспоминая о полученном за камень златом, Джа на минуту ощутил себя аристократом, от чего вдруг захотелось покапризничать - …пусть только будет мягкая перина и вид не в подворотню! И питьевой воды, пожалуйста… - вынув из котомки опустевшую фляжку, Джа протянул ее трактирщику, отсчитывая фунты за постой.
- Мягкая, так мягкая – как Вам будет угодно… Держите ключи! – возвратившись, трактирщик вернул ассуру фляжку - потяжелевшую и покрытую мелкими каплями – да выдал ключ, поясняя, что данная комната расположена на втором этаже, - Доброй Вам ночи!
- Сребр за ночлег и пять медяков сверху - за воду да за честное слово! – ответствовал Джа, благодаря владельца заведения глубоким поклоном, и выкладывая монеты на стойку. Настроение у змея было замечательно, и потому ругаться о несправедливо завышенных ценах ему бы и в голову прийти не могло – довольный клиент, хороший клиент! Верно же?

Гостиница при таверне «Пьяный Паладин»

Решив не пользоваться переходом между зданиями, Схешш вышел из обеденной залы таверны во двор, радуясь свежести воздуха. Ночь в этот час была особенно темна – бледнеющие звезды к утру уже не сверкали, как «только что вымытые», а бледный осколок растущей луны походил на одноименный минерал – полупрозрачный синевато-серебряный, с легким свечением… Джа остановился и поставил свой короб на землю.
- Ты верно голодна, дорогая… - вынимая питомицу из нижнего ящичка, он бережно выпустил кобру на землю, - Вашсэ ссинэ… Здесь много ящ~ериц и мышшшей… - Манаса, почувствовав свободу и долгожданную прохладу, скользнула серебристым ручейком в траве и, скрывшись в декоративных посадках кустарника, растворилась во тьме. Хозяин кобры улыбнулся, проводив ее расслабленным взглядом, и вновь закинув короб на плечи, двинулся ко входу в гостиничный корпус.
Внутри царила тишина и покой, нарушаемый лишь «бодрым» храпением доносящимся из некоторых номеров – двери, видимо, были достаточно тонкими и не давали качественной звукоизоляции. Джафар передвигался бесшумно, и лишь чешуя, цепляясь за волокна невзрачных ковровых дорожек, которыми для пущего уюта был выстелен коридор на втором этаже, тихонько шуршала. Ночь подступала к утру, и большинство светильников в гостинице давно уже были погашены, но номера на дверях было отчетливо видно, поэтому без лишнего труда найдя свою, Джа скрежетнул ключом в замке и, скрывшись за дверью, придерживая оную, дабы не хлопать ей и не тревожить уснувших соседей, затворил за собой.
Убранство номера было нехитрым, но функциональным и опрятным, поэтому, хохотнув относительно собственной глупости – когда он, строя из себя наследного принца, просил «хороший вид из окон» - Джа приступил к размещению. Багаж был аккуратно сгружен у стены, а съестное изъято из дорожной котомки – чтобы не забыть, да не дождаться появления на оном плесени. Теперь пора было раздеться, избавив тело от многослойных и довольно тяжелых нарядов и развалиться на широкой кровати, чтоб поутру не плакаться из-за ломоты костей и гула в голове от недосыпа…

Отредактировано Джафар Схешш (2015-01-19 19:48:46)

+1

285

Каждую секунду, прошедшую с глухого стука в дверь, Миель считала ударами сердца. Раз, два, три... Время замедлялось, тянулось, словно тугая тетива по воле лучника, и оставалось лишь ждать, пока оно, звонко отскочив от пальцев тонкой нитью, стремительно возобновит свой неустанный бег. Девушка опустила глаза долу, и по скулам тонкими росчерками залегли тени от ресниц. Ожидание утомляло, иссушало былую решимость, и чернокрылая будто сама становилась тенью с явным желанием испариться в никуда. Не чувствовать этого надсадного, ноющего чувства у сердца, что тупой иглой с треском впивалось в самую его глубину. Назвать его не могла, но ничего хорошего и трепетного в нем не чувствовала. Все не так, все не правильно. Разве должно быть так плохо?
В глубине комнаты послышались шаги, глухие, шаркающие. Уставшие будто. Эллюмиель закрыла глаза, делая глубокий вдох, собирая по крупицам разобщенную себя, собирая смелость, дабы без тени сомнения посмотреть ему в глаза. Себя жалеть можно безустанно долго, хоть годы напролет с перерывам на сон с обедом. Порою забывая обо всем остальном мире, где живут те, кому поддержка гораздо нужнее, чем подспорье в собственном самокопании. И даже если он об этом и не просил. Никогда не просил. Припоминая о том, что по безумию своему она творила, руководствуясь исключительно верой в собственную нужность, как с неистовой силой желала себя растрачивать. И ради чего? Да хотя бы ради мимолетной искры в сапфировых глазах, даже ради призрака улыбки на губах. Иногда получалось, иногда нет. Но насколько далеко еще стоило заходить? Может, ей самой стоило просить его помочь себе? Осадить себя же в неуемной попытке помочь в том, что происходит с ним, искренне понимая, какую ничтожно малую долю занимает в летописи его долгой жизни. Девушка сжала ладони в кулаки. Боязнь терять, как застарелая рана, ныла, жгла огнем, но боролась со светлым идеалом, собственной сущностью. И чернокрылая не сомневалась в том, что поставила на сей кон действительно важные вещи: уважение, доверие, симпатию и маленькие победы, которых смогла добиться за те несколько месяцев, что знакома с бесшабашным фокусником с городской площади. Одной Марисе известно, какими путями заведут ее слова.
Ключ с различимым скрежетом крутанулся в скважине. Протяжно выдохнув, Миель открыла глаза и устремила взгляд серебристо-серых глаз прямиком туда, где показалось лицо Бэя, сталкивая ртуть и сапфир. Выглядел парень неважно: под глазами залегли тени, взгляд несколько плавал, хотя Миель в этом не могла быть уверена - сама не спала. Всего его можно было охарактеризовать лишь одним словом. "Устал". Да и ожидал явно не ее, эль по затухшей искорке во взгляде это разглядела. Порою девушке хотелось не замечать такие вещи - слишком много смысла хранит в себе "якобы" незначительное. И они стояли, всматриваясь друг в друга, а Элли не находила слов. Волна эмоций захлестнула ее, закружила, смешиваясь в причудливые, абсолютно дикие сочетания, обжигающие сознание. Любое произнесенное слово будет назойливой мухой витать в воздухе, создавая напряжение, и без этого почти осязаемое. И посему Лоренцетти хранила молчание, не решаясь даже моргнуть, словно шорохом ресниц спугнет замершие звуки. Лишь крылья за спиной сводила так, что кончики маховых перьев почти касались друг друга у самого пола, подернутого уличной пылью. И неизвестно, сколько бы продолжалась возникшая меж ними неловкая пауза, если бы не сам Бэй, отступивший чуть в сторону, приглашая Миель войти в комнату. Потупив взор, Эль вошла внутрь. Услышав характерный "щелк" замка, девушка слегка склонила голову к плечу, полуоборачиваясь к источнику звука, но преподнесла это так, будто просто осматривается.
Скромная, даже очень, комната в гостинице изыском не блистала, была обставлена предельно просто, без всяких излишеств. Типичное холостяцкое обиталище - так бы его обозвала, если бы Эллюмиель только располагала знаниями о подобного рода жилищах. Но больше всего ее поразил контраст. Комнатушка, в которой Эль ощущала себя зажатой со всем сторон, освещалась одним окном с видом на улицу, когда как просторная квартира в доме по улице Китлен Брэйндж была залита солнцем по утру до краев. Квартирка, где даже алла с четырехметровыми крыльями чувствовала себя свободно и могла дышать полной грудью. Комната в гостинице, где вещи словно были обезличенными, и квартира, в которой каждая книга являлась частичкой истории в пределах одной семьи. Было в этом что-то философское, но тут же возникал один вопрос - почему он жил не там, где его место заняла алла из далекого Далиана? Эль никогда не задавалась этим вопросом всерьез, не вникая в фундаментальные причины попросту из-за того, что их отношения не выходили за рамки деловых до недавнего момента.
Бэй привлек ее внимание вновь, небрежным жестом поведя в сторону постели, на которой покоился ее плед. Оторопело моргнув, Миель уже и думать позабыла о том, что вещь и правда осталась у него - настолько далеко отсюда находились ее мысли. Девушка, ступая по полу предельно тихо и легко, подошла к постели, кончиками пальцев коснулась свернутого пледа. Отговорка стремительно исчерпала себя, став лишь предлогом для куда более серьезного дела, но заставить себя вымолвить хоть слово...
- Неважно выглядишь, - вполголоса проговорила Миель. В тишине ее голос прозвучал несколько хрипловато, но чернокрылая отчаянно старалась придать ему тепла и мягкости, что не очень-то получалось, - как ты?
Титанических усилий стоила ей эта пара фраз, а уж придание им смысла и того больше. Не про погоду спрашивала, вестимо. Лоренцетти, простояв у постели с минуту, заложила руки за спину и повернулась лицом к парню. Тот выглядел несколько потеряно, сжимая в ладони потрепанную жизнью и временем флейту, и в этом жесте чернокрылая невольно узнавала себя. Словно последний бастион, в последнюю очередь понимаешь, за что цепляешься в попытках успокоиться и привести мысли в порядок. В минуту отчаяния она тоже хваталась за флейту, сбивчиво наигрывала мелодии, что нравились Кассиелю, судорожно писала в дневниках, пытаясь отыскать то, что действительно важно. Сердце сжималось от непрошеных воспоминаний, алла осознавала, что Мариса, будто автор циклического вращения времени, вновь и вновь заставляла вспоминать все это. Только спектакль другой, да и актеры совсем не те.

0

286

[ Здание стражи Таллема ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png
27-ое число месяца Новой Наджды 1647-го года, поздний вечер.

Оставшийся вечер прошел мутно, практически ничего после себя не оставив. До Пьяного Паладина они с Шумом дошли ближе к ночи: больно уж долго до этого сидели в страже, да и топали неспешно, ибо в темноте с одним глазом особо не побегаешь. В самой таверне свободных комнат оказалось даже с излишком, так что проблем с остановкой на ночь не возникло. Разве что покосился мужчина, выдававший ключ, на кустарную повязку с явными следами крови, но ничего не сказал. Лео заплатил за сутки вперед, а раз клиент при деньгах, то дурацкие вопросы всуе проговариваться не должны. Для ответов на них есть собственное воображение.
Отловив Морин, пришедшую сюда же, и сообщив ей номер комнаты, которой его можно найти в случае ну очень большой нужды, Альден окончательно отбросил от себя рабочее настроение и скрылся где-то среди громко пирующих гостей кабака. Причем скрылся качественно, чтобы никому не взбрело в голову, что «очень большая нужда» может случиться раньше завтрашнего утра. Нет, он прекрасно понимал, что уже завтра его начальницу покусает муха деятельности, ей захочется вломиться в замок фениксов прямиком через парадную дверь без приглашения и раскатать там все по камушку, покончив со всеми проблемами раз и навсегда. И когда это случится, ее не остановит ни дверь, ни правила хорошего тона, ни факт нехотения Лео куда-либо идти.  Да будет так. Но сейчас максимум, на который был способен Лео – прикончить целое блюдо чего-нибудь вкусного и завалиться спать.
Тем и занялся, заняв столик где-то посреди моря людей и заказав картошки, ребрышек, кваса и соленых орешков для Шума. Тому вроде как природой было не положено употреблять такие вещи, но горностай об этом, видимо, не знал, ибо подсел на них основательно. Разве что сушеную рыбу к пиву еще не успел опробовать, а в остальном соль стала его верным другом.
Пока ужинали, Альден окинул оставшимся глазом местность. Здешний контингент пестрил различными сословиями и должностями, а потому окровавленный, забинтованный и тусклый от осевшей на нем пыли искатель никого не удивил. В уголке виднелись сдвинутые столы, вокруг которых расселись картежники. Когда Лео говорил у здания стражи, что собирается предаться азартным играм, он утрировал, ибо крайне сомневался, что у него найдется желание сегодня играть с господами в подпитии, стучать по шапке попавшимся шулерам и выжимать из проигравших трофеи, но чем дольше смотрел, тем больше понимал, что это ровно то, что сейчас нужно. Ему было совершенно необходимо кого-то обдурить, на кого-то поорать и заняться чем-то, что много привычней дипломатических завихрений, которые преследовали инквизитора весь день.
После ужина в комнату Лео поднялся лишь затем, чтобы оставить вещи и переодеться, ибо даже картежники – народ привередливый, оборванцев не берут, ибо тем ставить нечего. Только вот никуда искателю пойти не удалось: сбросил сумку, присел на минуту на кровать – и отключился. Даже сапоги снять не успел.

28-ое число месяца Новой Надежды 1647-го года, утро.

Проснулся уже утром, хотя Альдену показалось, что он выпал из реальности всего на пару мгновений. В глаз ударило солнце, заставив дернуться и отползти к стене. Голова болела нещадно, так, как не болела уже давно, подтверждая, что вчера искатель ею стукнулся. Или стукнуло то, что выбило глаз. К слову, самочувствие глаза определить не удавалось, ибо болело в черепушке решительно все. Потихонечку сев, Лео увидел восседающего на комоде Шума, усиленно заглядывающего хозяину в лицо.
- Ты там живой? Вчера как сидел, так и упал, я аж испугался. А потом смотрю – вроде ничего, дышишь, стало быть, помощь звать не нужно.
- А чего ты ожидал, столько всего вчера случилось, да и я порядком устал. Видимо, зелья совсем выдохлись, когда в комнату поднялся, - ответил мужчина, осторожно проводя рукой по лицу, ощупывая повязку и убирая с нее волосы. Нажал чуть сильнее – кольнуло будто бы в самый мозг.
«Ясно, все-таки болит. Шут тут поймет, что в порядке, а что нет, ощущение, будто бы по мне повозка, запряженная волами, проехалась».
С тяжким вздохом встал с кровати, выпрямился, помахал руками, ногами, наклонился пару раз. Все это делалось медленно и осторожно, Лео чутко прислушивался к своим ощущениям, ища любое несоответствие норме.
- Сопишь, как старый дед, - прокомментировал сие действо горностай.
- Иди упади с крыши и  поведай о своих впечатлениях. Если не подействует, упади еще раз. Тогда и поговорим о дедах, - парировал инквизитор, приседая и вставая.
- Помнится, падение дракона ты пережил куда лучше, а тут всего лишь какой-то взрыв. Как Аннуоре рассказывать будешь?
Альден пока не знал. Более того, он все еще не ведал, каков масштаб трагедии. После разминки стало понятно, что в целом все хорошо, есть несколько синяков, на спине и руках, но остальное в целости. Отдохнуть хорошенько несколько дней – и будет как новенький, если не считать ушибленной головы, ибо там явно все было хуже.  Инквизитор подошел к комоду, оперся об него руками и заглянул в висящее над ним зеркало.
- Да уж… О таком в лоб не скажешь.
Повязка к утру практически полностью окрасилась кровью, да и лицо было выкрашено красными разводами, которые вчера силилась убрать Морин. Очень осторожно Альден приподнял бинты и заглянул туда, где еще недавно у него был глаз. Зрелище было воистину жуткое. Такое инквизитор сотни раз видел в пыточных, на поле боя, во время заданий, и сам факт увечья его не пугал. Выводило из равновесия то, что в этот раз это увечье досталось ему самому.
- Надеюсь, что с душонкой этого заключенного сделают много чего страшного в Изнанке. А когда туда попаду я, то с радостью добавлю немного от себя.
Разобрать что-либо оказалось довольно сложно, все было разбито от брови до скулы. Но никакого признака глаза не было, даже искалеченного. Только пустота.
- Ты не переживай, заживет. Глаз, конечно, жалко, но зато сам живой.
- И то верно. О моей безвременной кончине Аннуоре сообщить было бы куда сложнее. Пошли спросим, располагает ли этот постоялый двор банькой какой-нибудь, помыться надо бы.
Баньки вот прямо с утра пораньше не оказалось, но хозяин обеспечил Лео ванной с горячей водой и мылом, чего было достаточно. Первым водичку опробовал Шум, которого инквизитор неожиданно для него искупнул, дабы смыть грязь с шерсти, ибо фамилиар тоже послужил знатным пылесборником. Вопли горностая слышались далеко за пределами комнаты, но искатель был неумолим, не отпустил, пока дважды не прошелся мылом. Закончив с Шумом, Лео принялся за себя, и добрых двадцать минут отдал на то, чтобы лично прочистить глазницу. Он верил, что медицинская подготовка Советника была хороша, но свои руки как-то надежней. Рана болела, жгла, колола, перебивая даже головную боль, но как Альден издевался над Шумом, так он издевался и над собой. 
- Посмотри, нет ли в сумке еще зелий хоть каких-нибудь, - в итоге попросил Лео, оставив глаз в покое и распластавшись в воде. Шум посмотрел, чуть ли не с хвостом уйдя в недра сумки. 
- Нет, нету. Но у тебя тут зеркало звенит.
- Которое? – инквизитор резко сел и убрал мокрые волосы с лица. 
- Твое. Дай-ка гляну, кому ты понадобился… Слушай, а это Аннуора. Скажи мне, что у тебя есть план действий!
- Все еще нету, - Лео быстро вылез из ванны, на ходу испаряя на себе воду, завешивая глазницу волосами и хватаясь за чистую одежду. – Доставай зеркало. Посмотри, заметно?
- Конечно, леший тебя побери. У тебя глаза нет, как это может быть незаметным!
- Тейар… Давай сюда, - еще секунда на то, чтобы повернуться левой стороной лица к свету, правой – к тени, еще раз пригладить волосы, принять вызов и расплыться в улыбке. - Здравствуй, дорогая. Все в порядке, из Кен-Кориона успешно добралась домой?
[подробности разговора]
Когда бледное и уставшее лицо жены исчезло с поверхности зеркала, Лео опустился на стоящий у ванны табурет. До последнего ему не хотелось верить, что Вира умудрилась втянуть и Аннуору в свои игры. Альдену казалось, что под надзором командора Хельтемхока за сохранность девушки можно не бояться, ведь тот с нее чуть не пылинки сдувал. К тому же, последним, кто мог увязнуть в темных делишках,  был самый главный паладин, пример служения добру и справедливости. Как оказалось, в своих суждениях инквизитор крупно ошибся.
«Забавно, в итоге под удар Аннуору подставил не нахальный муж-человек, а собственный безгрешный отец».
Лео злился, хоть где-то на задворках и крутилась здравая мысль о том, что Хьервин, скорее всего, оказался такой же жертвой обстоятельств, как и инквизиторы вчера. Только вот искатель не считал это оправданием тому факту, что пострадал не сам командор, а его дочь. Как бы там ни было, а ничего почетного в этом не было, коли увяз, то выбирайся сам, а не тяни других. Гнев Лео не ведал ни альтернатив, ни прощения.
- Эй… Зеркало сейчас расколется, если ты будешь так его сжимать. Ты ведь не знаешь еще, что там случилось, не включай в себе инквизитора.
- Мне плевать, что там случилось. Божественное проклятие обычными методами не снять, ты и сам понимаешь, каковы шансы, что Вира, даже получив то, что хочет, заберет его обратно и исчезнет. А если не получит, то не заберет тем более. Темные боги честно не играют, смерть одного дракона для них развлечение, не более.
- Да ладно тебе, ну не может же быть все так… - Шум, видимо, только сейчас уловил всю соль ситуации. Даже после вчерашнего явления Виры собственной персоной к зданию стражи не все догадались, каково положение вещей. Ничем хорошим нынешние события не закончатся, можно будет радоваться уже тому, что они не закончатся совсем плохо.
- Надо найти Морин, рассказать ей все. Хочет она или нет, но я поеду в Ацилотс. С дипломатией разберется сама, - инквизитор поднялся с табурета, достал из сумки чистые бинты и наспех перевязал рану. Закончив с этим, он собрал вещи, повесил на плечо сумку и подхватил все еще мокрого Шума с края ванны.
- Ты все равно ничего не можешь сделать, - тихо сказал горностай. Судя по его виду, он совсем скис от не самого оптимистичного грядущего.
- Лучше уж ничего не мочь сделать там, чем здесь. 
Они вышли из помещения, отведенного под баню, и направились в обеденный зал.

0

287

[ Здание стражи. Таллем ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png
27-ое число месяца Новой Наджды 1647-го года, поздний вечер

Только у порога в таверну Венс осознала насколько же она устала и как ей плохо. Она наконец-то ощутила всю прелесть Инквизиторской жизни, когда сводит мышцы, подгибаются колени. И это только вечер! Обычно по утрам бывает куда веселее и больнее. Оно и к лучшему, наверно. Она смогла выбраться из стен треклятого кабинета, который не так давно проклинала самыми страшными словами. И это было действительно хорошо. Даже не хорошо, а отлично. Однако, не мог не печалить факт, что все идет не по плану, не по ожиданиям. Лео пострадал, так еще и непойми что творилось в Таллеме. Особенно взволновали сердце и душу Советницы размышления о Вире. Еще бы. Морин особо уроки не прогуливала и с удовольствием слушала весьма любопытные рассказы о богах и прочей ненормальной... эм.. то есть просто о богах. Подобное всегда вдохновляло, как-то восхищало. Правда сейчас это казалось несколько неуместно, так как воевать с Вирой было.. сложнее, чем бегать по коридорам замка за шадосами. В общем, если ее опасения оправдаются, то заняться Ордену будет чем.
-номер, - стащила с плеч плащ, стоя около огромного толстобрюхого хозяина таверны, - и горячей воды.
Вообще Морин больше всего хотела в постель, но увалиться грязной до самых ушей в чистую кровать было бы слишком большим кощунством над собственным эго. Пришлось доплатить, чтобы все было предоставлено и выполнено как можно скорее. Поднялась на второй этаж, считая по привычке ступени третья скрипит... Никогда не знаешь что и когда пригодиться. Перешагнула через порог комнаты и тут же без сил упала на кровать. Все равно пока что надо подождать вод. Греть ее еще будут, заливать в бочку или что у них там.
-Ильтар, угомони Виру, прошу, - лениво простонала, ощущая как ноют все конечности, - а то больно разбушевалась.
Руки раскинуты в сторону, ноги в заметно потяжелевших сапогах еще на полу. Видимо Ильтар помогать не спешил, ну да и ладно. Пережить можно даже это, если, конечно, плохое настроение не из-за женских проблем.
-как думаешь, - медленно потянула к себе одну ногу. Потянула сапоги ниже. Скинула один на пол, а затем снова упала на спину, - у богинь тоже бывают плохие дни или у них вечный маразм в голове? - все же кое-как села. Пришлось потрудиться, чтобы снять и второй сапог.
В дверь громко постучали, сообщая о том, что все готово к водным процедурам.
-славненько.
Все так же босиком подхватила полотенце с кровати. У двери подняла свою сумку, не желая оставлять имущество без внимания. Давно горячая вода не была так желательно. Морин буквально разморило, девушка едва ли не засыпала сидя, затем стоя. Приходилось потрудиться, чтобы полностью оттереть с себя всю грязь, кровь и вымыть волосы. Что что, а рыжая грива требовала особого и тщательного ухода. Нельзя было просто так взять и бросить ее без внимания. Только когда в мокром зеркале осмотрелась, решила, что теперь вид более менее благородный, конечно не считая отсутствия одежды.
-теряю форму, - придирчиво осматривает себя в отражении, морщась и порой зевая, - не день, а сплошное разочарование.
И правда. Чего это она? Можно ведь просто пойти и провалиться в глубокий сон. Закутавшись в полотенце, что едва ли не одеяло, закинула вещи на плечо и поплелась по пустому коридору к своим "аппартаментам".
-оооо, девушкаааа..
Пьяный бас вывалился вместе с хозяином из соседней команты. Видимо кто-то перебрал изрядно в таверне, с кем не бывает? оветница лишь поморщилась в очередной раз. так и морщины появятся.. Однако обойти огромную тушу было весьма проблематично. Мужчина самым, что ни на есть, наглым образом перегородил пути к комнате Искательницы, опираясь рукой о стену. Хоть бы не стошнило, брезгливо вздохнула.
-О, мужчина, - отозвалась насмешливо, - Вам указать дорогу к решению Ваших проблем?
Главное не забыть, что надо еще полотенце придерживать. Поди такое упусти из виду. Незваный гость с минуту тупо смотрел на миниатюрную Венс пока не издал весьма гениальную фразу.
-яааа...Вас где-то видел.
Да с кряхтением стал приближаться. Морин уж приготовилась дать хорошенького пинка, а тут, к несчастью, пьянь решил пройти просто мимо, напевая какую-то глупую песню о морях. Вот же ж.
-Бывает же ж.
Да торопливо прошла в свою комнату. Ушло еще немного времени, чтобы собраться с силами и развесить по мебели выстиранные вещи, начистить себе сапоги на утро и только после всех сложных комбинаций, которые только сильнее раззадорили желание поспать..просто упала на кровать, закуталась в одеяло до носа и уснула.

28-ое число месяца Новой Надежды 1647-го года, утро.

Утро выдалось на славу. Нет, честно! Морин спала крепче ребенка. Мышцы довольно скоро отпустило и, когда солнце встало, Советница уже была на ногах. Помимо того она подняла хозяина таверны, заказав себе тарелку похлебки и побольше. Аппетит ничуть не отставал от Искательницы, грозясь вылиться в плохое настроение. Вряд ли это могло навредить Венс, но не особо приятно. Дабы занять себя и освободить ближайшее время для дальнейшей работы, Моин села за стол в пустой столовой и достала пергамент. Теперь предстояло набросать пару отчетов по проведенной работе и прописать травмы Лео.. правда зачем это делать - не понятно. Начальство Искателей пишет само себе о том, как пострадал Искатель. Ну, Тейар с ними! Этот пункт сразу был отодвинут. С Альденом вряд ли возникнут проблемы, а отпуск с оплатой она итак предоставит. Хоть из собственного кармана - не страшно, лишь бы жил и благоухал.
Свет медленно заливал помещение через небольшие окна. Так.. о гостеприимстве Курицы я написала.. о! Про избиение чуть не забыла.. Конечно, это можно было бы упустить, но наглость Венс не принимала, пускай и сама периодически вела себя не самым подобающим образом. Кого это волновало? Наверно только тех, кто попадал под эту самую стезю и прескверное настроение. С кухни уже тянуло аппетитным завтраком. Перо терпеливо скрипело, выводя по бумаги новые буквы. Тейар подери! Как они нас обставили по глупому. Подперла рукой щеку, закрывая глаза. Обнаружение Ока было весьма обидным. Точнее сказать - это практически объявление негласной войны, которую теперь будет вести Советница против зазнавшихся пташек. Шаги заставили отвлечься от размышлений и продолжить лениво выводить все новые строки красочного описания, порой вставляя свои комментарии о той или иной личности.
-Утро, Лео, - подняла глаза на Искателя и недоуменно вскинула брось, - что-то новое?
  Вид мокрого и скисшего зверька на плече Альдена весьма насторожил Венс. Не каждый день увидишь эту парочку в подобном состоянии. Хозяин таверны как раз принес плошку с похлебкой, аккуратно положив даже пару кусочков свежего хлеба. Получив пару медных, довольно склонил голову и торопливо ушел дальше заниматься своими делами. Морин поправила закатанные рукава и снова осмотрела подопечных.
-Если ты вдруг решил помереть, то скажи мне сразу. Я тебя убью лично, - то ли усмехнулась на мгновение, то ли оскалилась, - это, правда, будет мучительнее, зато я очищу собственную совесть, - показала на лавочку напротив себя, - а то вдруг мне вздумается отказаться от всех этих...кхм.. - показала на бумаги, - обязанностей и стать снова простым Искателем? Тогда я первая ткну пальцем в твою кандидатуру на пост Советника.
Мысль забавная. Весьма. Однако, Морин пока не задумывалась серьезно над такими темами, хотя всегда знала кому перепоручить данное место. Вряд ли кто-то мог занять его помимо Альдена.
-Рассказывай пока я не начала есть. Аппетит - дело нервное.

+1

288

Утром в таверне было заметно тише. Даже самые заядлые пьянчуги умели различать время, а потому терпеливо дожидались хотя бы обеда, чтобы со спокойной душой закинуться очередной дозой хмеля и впасть в блаженный дурман.  В обеденном зале царила умиротворенность, слышно было даже то, как на кухне, отделенной от основного помещения дверью, гремит посуда, а повариха кого-то зычно ругает, сдабривая свою речь ядреными эпитетами. Неудивительно, что в подобной атмосфере покоя и неспешности рыжая макушка Советницы прямо-таки бросалась в глаза. А еще от нее как обычно веяло аурой раздраженности. То ли жесты порывистые ее выдавали, то ли старательность, с которой она строчила какую-то очень важную эпопею, то ли сама эпопея. Едва ли Венс стала бы писать список покупок с таким усердием, тут скорее дело было в бюрократии, которая удавкой висела над теми, кто являл собой хоть какое-то подобие начальства в Ордене. Оставалось посочувствовать тому, кто будет читать этот отчет, ибо проблему, которая в нем описывалась, угадать было несложно.
- Утро доброе, господин. Что желаете к завтраку? – из кухни показался мужчина, заслышавший скрип стойки, раздавшийся, когда Лео на нее оперся. По ту сторону двери ругань прекратилось, но чье-то недовольное бурчание около самого входа на кухню все еще отчетливо различалось на фоне грохота утвари. 
- Омлет есть? Прекрасно, его и давайте. И лука к нему свежего.
- И мяса сырого, - подал голос Шум. Мужик сначала не сообразил, что это пищит, но как только опознал в воротнике живое существо, даже подошел ближе.
- Вам какого, уважаемый горностай? Уже ободрали перепелок, вот-вот разделывать начнем. Есть немного свинины. И да, кролики, они уже готовы для приготовления блюд.
- А мышек нет? Жаль. Ну тогда давайте кроликов, они больше всего похожи.
Стоило отдать должное хозяину, он был одним из немногих корчмарей, кто не надумал упасть в обморок и подозревать у себя стремительно развивающееся безумие, когда Шум брал заказ в свои лапы. Удивительно, но даже в магическом мире многие до сих пор не могли воспринимать говорящих зверей спокойно, а уж о беседах с ними и речи быть не могло. Ей-богу, и не скажешь, что прогресс на дворе, а алхимики давно уже клепают фамилиаров в огромных количествах и на любой вкус. Разобравшись с делами насущными, Альден прошел к столу Морин и бесцеремонно сел на стул, стоящий напротив девушки.
- Утро, Лео. Что-то новое?
Альден честно старался взять себя в руки и успокоиться, пока шел к обеденному залу и заказывал себе завтрак. Он прекрасно понимал, что только холодная голова и здравые рассуждения сейчас могут помочь ему, но стоило хоть немного собрать мысли воедино и унять нездоровое беспокойство, как тема разговора с Морин, коей являлась Аннуора, вновь рушила красивую башенку спокойствия и душевного равновесия. Инквизитор пытался обратиться к здравомыслию, но слишком дорогие для него вещи были затронуты на редкость фатальными событиями. И это явно было видно по его лицу, потому что Советник не стала дожидаться ответа.
- Если ты вдруг решил помереть, то скажи мне сразу. Я тебя убью лично. Это, правда, будет мучительнее, зато я очищу собственную совесть. А то вдруг мне вздумается отказаться от всех этих...кхм.. обязанностей и стать снова простым Искателем? Тогда я первая ткну пальцем в твою кандидатуру на пост Советника.
В иной раз Лео поддержал бы шутку, осклабился в ответ и выдал пару язвительных комментариев, пожелав уважаемой коллеге не утонуть во всех этих почетных обязанностях ее поста, о котором так мечтают зеленые ученики, млея при малейшем упоминании о перспективах стать членом Совета. Но сейчас он никак не среагировал на слова девушки, только положил руки на стол, сцепил пальцы в замок и совсем отрешенно посмотрел на коллегу. Искатель не знал, с чего конкретно ему стоит начать, потому начал с конца.
- Мне нужно отправиться в Ацилотс в самое ближайшее время, желательно прямо сейчас. Не знаю, когда смогу вернуться к заданию, не рискну даже предположить о сроках.
Лео понимал, как это звучит. За подобные вольности и капризы большинство командиров засмеялись бы в лицо и отправили в карцер сразу после завершения миссии, или что еще хуже – отослали читать лекции послушникам о моральных догмах Ордена и важности субординации. Морин была, конечно, своим парнем, как говорится, но бумажки и выговоры она не любила куда больше, чем любила своих подчиненных. Хотелось бы верить, что ей хватит этого «мне нужно», что она проявит понимание Ванесы во плоти и отпустит на все четыре стороны без лишних вопросов, но подобной наивности в Альдене не было. После долгой паузы он продолжил.
- Вы конечно же знаете, что отец моей жены – командор Ордена Паладинов, Хьервин Хельтемхок. Не удивлюсь, если мое досье пополнилось этим фактом еще до того, как я женился. До крайности положительный человек с определенной долей принципиальности и бескомпромиссности, достоин своего поста по всем параметрам чуть более, чем полностью. Только что я узнал, что его шантажирует Вира.
Искатель старался подбирать слова правильно, ибо теперь стал на скользкую дорожку войны на два фронта. Он доверял Морин, ибо она была действительно той, кто доверие не раз оправдывала, но сейчас за ней стоял Орден. Это Лео видел в Аннуоре любимую жену, а в Хьервине – не настолько любимого, но все же тестя, а для Венс вполне могла увидеть над их именами яркую вывеску «свежий корм для крыс в застенках Инквизиции». Разница была в субъективности. Задача Альдена состояла в том, чтобы сгладить углы и оттянуть время.
- Ей нужно что-то от Золотого Феникса, и она использует Хьервина в качестве инструмента. Хочет, чтобы он то ли что-то добыл, то ли что-то с ними сделал. Для большей мотивации она прокляла мою жену, уж не знаю, как, но более чем уверен, что больная фантазия этой одержимой богини была задействована на полную.
Лео принесли его омлет с луком, заставив инквизитора остановиться. Перед Шумом на стол опустилось маленькое блюдечко со свежим филе. Искатель отодвинул бумажки Венс подальше от тарелок и закусил свой рассказ пером лука.
- Насколько я понял, ничего криминального они не совершали, связались со мной почти сразу, как разобрались, что случилось. Но Аннуора упомянула, что у них там какая-то девица, имеющая отношение к фениксам. Мол, знает она куда больше, чем они, и прыти у нее слишком много для насильно принужденной Вирой. Есть у меня подозрение, что это та самая адептка, которую сейчас ищет гильдия.
Чтобы найти вилку, пришлось помотать головой в разные стороны, она оказалась вне поля зрения оставшегося левого глаза. Это не шибко обрадовало искателя, и омлету пришлось пострадать, ибо вилка воткнулась в него с особой жестокостью.
- Здесь я не нужен, вы можете вызвать усиление из Ордена на замену мне. В дипломатических играх с гильдией я и вовсе чуть полезней, чем стоящая в комнате мебель, для этой роли у вас остается Горгот. Но никто лучше меня не сможет оказать поддержку Хельтемхокам, а они сейчас в том шатком положении, когда отчаяние может пересилить здравый смысл. К тому же чужому они не станут сливать информацию о Вире, да и сама Вира может среагировать не самым лучшим образом, если узнает, что ее марионетки перебежали во вражеский лагерь.
«Я сам лично желаю свернуть шею каждому ее воплощению, выколоть глаза, засыпав пустые глазницы солью и песком, и затолкать в глотку раскаленную смолу каждому телу, в которое она вселится. А для того нужно быть там, где есть она».
- Поэтому я поеду в Ацилотс, и ваше разрешение, честно говоря, особой роли не играет. Мне плевать, что она играется с фениксами, убивая по одному, это их проблемы, но запасной семьи у меня нет, чтобы позволять экзальтированным девицам с раздутым божественным эго распускать свои наглые руки еще и в ее сторону.
Договорил – и на волне вновь поднявшегося гнева яростно принялся поедать омлет, заедая его луком.

0

289

- Мне нужно отправиться в Ацилотс в самое ближайшее время, желательно прямо сейчас. Не знаю, когда смогу вернуться к заданию, не рискну даже предположить о сроках.
Венс молча выслушивала подопечного, помешивая лениво свой обед. Правда при словах "мне нужно" и далее по сценарию колкий насмешливый взгляд пал на Лео. Это что же получается? Одним нужно, другим нет? Ей тоже хотелось слинять в Ацилотся, хоть и должность не позволяла. Однако, отпускать Искателя только потому что ему приспичило - увольте. Попробовала на вкус похлебку. Оказалось, что стряпня весьма съедобна и даже вкусна.
Никаких комментариев во время повествования Морин не вставляла, лишь продолжала есть и размышлять о вечном. Ее совершенно не прельщала перспектива остаться одной в компании с Фениксами... да кому она лжет? Ей по сути было плевать с высокой ацилотской колокольни одна она или нет. Ее куда больше интриговало что же такое было у гильдии важного, что сама Вира рвет и мечет. Женские заморочки вряд ли способствуют работе мозгов богини, но куда без них. Пока Искатель продолжал вещать, стараясь успокоиться и прекратить ломать несчастную вилку, Советница приняла простое решение. Отодвинула от себя чашу с похлебкой, да променяла ее на исписанные листы с отчетами.
-Альден, - поставила в одном из пергаментов свой автограф и аккуратно сложила, - у меня внезапно нарисовалось для тебя важное задание, - взяла чисты лист, покачивая тонким пером, - такое важное, что тебе придется срочно отбыть в Ацилотс, - быстро пишет, не поднимая глаз на подопечного, - Первое. Это, - брезгливо подтолкнула аккуратно сложенные в тубус отчеты, - необходимо доставить в Орден. Что хочешь делай, но чтобы они дошли до, - подняла вверх палец, обозначая особо важных персон, да нарочно закатила глаза, - хоть совами отправляй. Второе, - следующий лист был сложен пополам, - это передай в Исследовательский отдел. Виндеку или кому - мне без разницы. Ответ должен быть самым быстрым, могут взять мою сову - она в кабинете, - третье письмо было так же коротко, - я хочу, чтобы нашли как можно больше информации о Вире и коротко рассказали главное, - постукивает пальцами по столу, - все понятно?
   Главную мысль она уже выразила. Если Лео необходимо, то пускай отправляется в Ацилотс, к тому же девушка и правда может быть той самой. Чем Ильтар не шутит? А ведь это было бы огромной удачей, которую выпускать из виду не стоит. Второй приятный момент во всем происходящем - была затронута Инквизиция и теперь вполне на адекватных основаниях они могут сунуть любопытный нос в закрома гильдии. Ну, правда ни Андромеда, ни семья Альдена к Ордену отношения не имели служебного, но кто будет сообщать об этом налево и направо? Куда важнее был тот факт, что Инквизиция сможет опережать на пару шагов Фениксов. Мелочь, а приятно. Скользнула взглядом по зеркалу связи, которое лежало едва ли не под локтем. Зная, что может сотворить Искательница, Совет наверняка заставил бы оставаться в Ордене и не высовывать свой любопытный нос дальше собственного кабинета. Именно по этой причине докладывать им самолично Венс не стремилась. Просидеть все время в замке - убейте лучше сразу, чтобы любопытство не сожгло изнутри. Морин усмехнулась, откидываясь назад. Повела пальцами по рыжим волосам, аккуратно собирая их сзади и закалывая в хвост. Настроение весьма апатично. Куда больше расстраивало то, что приходилось общаться дипломатично и крайне вежливо. Кстати говоря о вежливости.. надо бы пообщаться с тем белобырсым. Мало ли где у него еще можно найти сферы..
-Девицу опросить, а дальше действуй по необходимости, но в Таллеме она появиться не должна.
Раз уж крылатые отобрали у Инквизиции тела, да еще и так нахально повели в Темнице, то почему бы Ордену не ответить тем же. Морин сменила перо на ложку и стала медленно помешивать похлебку в раздумьях. Ведь это прекрасный пинок для сложившейся ситуации.
-Так что давай, - отодвинула от себя пустую тарелку и убрала перо с печатью обратно в сумку, - а я наведаюсь к нашим дражайшим, - чуть поморщилась, - кажется они будут рады узнать новости.
Еще бы. Теперь им просто не отвертеться, да и вообще вряд ли у них там просто шкатулочка с серьгами Виры храниться. Советница поднялась на ноги, застегивая накидку и задумчиво смотря в одну точку. К тому же в конюшне Фениксов еще стоит ее конь, а бросать такую дорогую покупку без внимания совершенно не хочется. Скользнула пальцами по шее, поправляя рыжую гриву.
-В лазарет не забудь наведаться. Не хотелось бы, чтобы это.. - кивнула на Альдена, - имело какие-либо неприятные последствия.
Подхватила сумку с пола и пошла на выход. Теперь надо было решить куда направиться первым делом. В Орден докладывать ситуацию? К фениксам общаться? Морин лениво потянулась. Тело за ночь пришло в норму, да и спасибо рунам с зельями. Благо, что никаких серьезных ранений она не получила. Рядом с таверной стояла бедно одетая девушка, продававшая яблоки. Морин задумчиво ее оглядела в размышлениях. Кстати, яблоки были бы неплохим угощением для Деймоса. Подойдя к ней, отдала несколько медняков за десяток плодов. Судя по всему это утро заладилось не только у Венс.

http://s1.uploads.ru/i/EgrZt.png [ Зал телепортаций. Замок Фениксов ]

0

290

Омлет стремительно заканчивался. Сидящий рядом с Лео Шум только диву давался, с какой скоростью хозяин поедал свой завтрак, хищно хрустя при этом луком. Где ему было знать, что инквизитор тем самым выражал все то, что он думает о Вире, о сделках с богами, о фениксах и обо всем этом проклятом мире в частности. Выразил бы более красноречиво, но как-то нехорошо было при дамах ругаться.
- Хозяин, квасу! – выдал искатель, когда омлет исчез в недрах его желудка. Альден понял, что не наелся, но запихнул эту досадную неприятность туда же, куда ранее отправился недосып. В гробу отдохнет, сейчас не время. Долго ждать не пришлось, кружка мягко опустилась на стол еще до того, как Морин вынесла свое решение.
- Альден.
- Да? – откликнулся инквизитор, отпив квасу. Тот был хорош, явно с душой делали. Такой нужно пить неспешно, никуда не торопясь, заедая чем-нибудь таким же вкусным. Например, колбасой. Колбаса всегда спасала положение, да и подходила абсолютно ко всему. Жаль только, что инквизитору было и не до нее тоже, ничто человеческое сейчас не могло завладеть его вниманием. Оно было обращено на Морин.
- У меня внезапно нарисовалось для тебя важное задание, такое важное, что тебе придется срочно отбыть в Ацилотс.
Перо порхало над пергаментом, вырисовывая буквы, а Лео уже вспоминал кратчайший путь до пункта телепортации. Утром народ всегда вялый, апатичный, даже страже обычно лень бдеть. Если пробежать о переулкам, срезать через несколько дворов, не оббегать особо крупные фонтаны, а переть напролом, то добежать можно довольно быстро. Только вот при слове «бежать» спина отдавалась болью, будто чувствуя, что сейчас ее будут пытать марафоном по пересеченной местности.
«Я ж туда сто лет ковылять буду».
- Первое. Это необходимо доставить в Орден, - к Лео подкатился тубус. Требовалось вернуться к делам насущным, как бы тяжело это ни было. В конце концов, ему сейчас объясняли, на каких условиях он может сбежать. - Что хочешь делай, но чтобы они дошли до… Хоть совами отправляй.
«Ясно, передам клеркам, они уж разберутся, кому и что там докладывать».
- Второе. Это передай в Исследовательский отдел. Виндеку или кому - мне без разницы. Ответ должен быть самым быстрым, могут взять мою сову - она в кабинете. я хочу, чтобы нашли как можно больше информации о Вире и коротко рассказали главное. Все понятно?
- Так точно. Это все?
- Девицу опросить, а дальше действуй по необходимости, но в Таллеме она появиться не должна.
- Не появится. Бытует мнение, что в Ацилотсе наивной молодой девушке очень легко потеряться, слишком уж много опасностей и нехороших типов там обитает, - искатель позволил себе ухмылку и сгреб тубус и письмо в охапку. Другой рукой ухватился за кружку с квасом и влил в себя остатки содержимого.
- Так что давай. А я наведаюсь к нашим дражайшим. Кажется, они будут рады узнать новости.
Услышав сигнал к действиям, Альден аж подскочил, ухватился за сумку и быстро затолкал документ в ее недра. За их сохранность там он мог легко поручиться – в сумке валялось столько барахла, что потребовалось бы несколько столетий археологических раскопок, чтобы найти что-то важное под горой хлама. Уже хотел было кинуться к лестнице, ведущей на второй этаж, чтобы забрать оставшиеся вещи, да спохватился в последний момент.
- Вы только осторожнее с новостями, хорошо? У вас на руках есть козыри, дальше их будет только больше, но не забывайте, какое деликатное нынче положение. Да и мне было бы неловко обнаружить, что мои попытки помочь Хельтемхокам кончились чем-нибудь… нехорошим. А расстроенные подчиненные – явление страшное, верно, Советник?
Ну не мог же он прямо сказать, что повесил на нее ответственность за поток всей информации и ее применение. Ситуация была действительно интересная, ведь играть приходилось как против фениксов, так и против родного Ордена, а для члена Совета это непросто. Все это в интересах Инквизиции, разумеется, но поди объясни высшим эшелонам, что деликатные пути решения проблемы требуют неоднозначных мер, риски висят дамокловым мечом над их с Морин головами. Лео действительно не хотел бы обнаружить, что Венс где-то пошла не по сценарию, а ему придется делать какой-нибудь тяжелый выбор. Ничем хорошим такой результат ни для кого не кончится.
- Ну все, отчалил я. Зеркало с собой, кричите, если что.
- В лазарет не забудь наведаться. Не хотелось бы, чтобы это… Имело какие-либо неприятные последствия.
- Да куда уж неприятней, Советник.
На том и расстались. Альден поднялся наверх, Шум бежал следом, таща в зубах недоеденный кусок крольчатины. В комнате мужчина быстро нашел плащ и кошель, но куда больше времени потратил на поиски ключа, который зашвырнул куда-то еще вечером, не удосужившись запереть дверь перед сном. А кому вообще могло взбрести в голову вламываться в комнату перевязанного одноглазого оборванца, щедро присыпанного светлой пылью и щебнем? А вдруг больной, заразные и бешеный? Вот она, встреча по одежке, так ее и следует использовать себе во благо.
Ключ нашелся, впору уже было выдвигаться, как снова вернулись сомнения. Ну сомневался Лео в своих спортивных способностях на данный момент, что тут греха таить. По опыту знал, что если тебя хорошо приложили черепушкой о стену, хорошее самочувствие в спокойном сотоянии совсем не означает, что тебя не разнесет даже после неспешной прогулки по свежему утреннему воздуху. Разнесет, еще как.
- Давай прям отсюда, а? Что-то ты бледноват, как бы тебя не депортировали в местную больницу вопреки моим убеждениям, что ты от природы выглядишь, будто труп, а на деле бодрый, как свежий огурец.
- Я даже не знаю, что хуже – труп или огурец. Ладно, твоя правда, лучше отсюда.
Инквизитор сунул руку в самодельный карман на сумке. Руна, выжженная на его лицевой части, едва заметно  посветлела, но тут же погасла, как только [float=left]http://s2.uploads.ru/vtgue.png[/float]опознала владельца. Оттуда инквизитор вынул прозрачный шарик, вытянул его перед собой. Шум перебрался с комода, на котором доедал свой завтрак до этого, на плечи хозяину, на ходу умывая мордочку.
«Предместья Ацилотса, замок Ордена Инквизиции, лазарет».
Открывшийся портал поглотил обоих и тут же закрылся. Ключ от комнаты остался лежать на самом видном месте на столе.
http://s1.uploads.ru/i/EgrZt.png [ Ацилотс, замок Инквизиции, лазарет ]

0

291

6 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
День.

И, наверное, после такой эмоциональной встряски, кою Бэй испытал за несколько минувших дней, и сильного переутомления, влекущего мощнейший недосып, мужчина мог проспать все сутки или даже полутора. Однако, организм – дело тонкое, а природа его загадочна. И на восстановление сил он затрачивает времени куда меньше, чем на их расход. И сей факт несомненно порадовал бы, если бы продравший от очередного незаконченного кошмара глаза мужчина вообще мог соображать, сколько он провалялся в отключке.
Вспоминая все это сейчас, сидя за столом под крышей родной таверны, Бэйнар призадумался, прогоняя в голове случившееся накануне. Получалось, что проспал он всего ничего, так как проснуться умудрился на следующий день. И как бы то ни было странно, чувствовал себя отдохнувшим за целую неделю. Мужчина сосредоточенно свел брови, углубляясь в воспоминания своего пробуждения. Тот факт, что очнулся он на полу на расстеленном под ним пледе, так и не взятым алла, играл самую малую роль во всей случившейся катавасии. Эйнохэила больше интересовало то, что на сей раз его кошмары не были такими уж красочными и «живыми». Наоборот… «Словно размылись», - растерянно произнес в мыслях Бэй, крутя в руке полупустую чашку, в которой плескались остатки крепкого кофе. Это приносило неимоверное облегчение, но так же было и совсем несвойственно дурным сновидениям. А насколько помнил сам мужчина, то подобного результата он мог достичь только хорошенько надравшись. Однако, сие отпадало. «Может быть просто свезло?». Не угодить в ловушку, устроенную собственным вымотанным сознанием, и не стать заложником ночных ужасов, не имея шансов проснуться, а вот так вот… Будто бы понаблюдать со стороны за чем-то совсем неясным, лишь издалека напоминающем о чем-то кошмарном и темном. Еще он помнил явно не ему принадлежащий, но любезно оставленный на столешнице камень, что прихватил с собой, и запертую снаружи дверь. «В собственной комнате все карманы облазят! Но, все ж лучше, чем распахнутые двери и вынесенное добро, которого и так Нер наплакал». Как вылез в окно, благо, более-менее удачно спрыгнув вниз с козырька постоялого двора, и вечно добродушного тавернщика, встретившего Эйнохэила широкой улыбкой и парочкой сальных шуточек по поводу девиц, что теперя же ключи от его комнаты самолично после бурной ночки в таверну заносили. «Да уж…», - на выдохе протянул про себя Бэйнар, - «Ничего не скажешь, бурная».
Мужчина повальяжнее откинулся на спинку стула, заложив одну ногу на другую и выпрямив их под столом. От былых укоров и возможных обид, всей злости и гнева оставалась только растерянность и некая потерянность, спокойствие и незнание как поступить дальше. Бэй не был злопамятен, умея быстро прощать. Прощать, но не отходить. А то воцарившееся в душе равновесие было слишком хрупким, чтобы сейчас идти на перемирие. Наверное, им обоим с Эль стоило до конца остыть, хорошенько обдумать и переварить все то, что наплели, рубя сгоряча. А ему еще и вернуться к тем думам и размышлениям, кои были прерваны появлением алла в тот вечер. Но в данный момент, восстановив картину прошедшей ночи, все мысли, вопросы и догадки были обращены не на тему иштэ и как же с этим жить дальше, а на письмо, врученное Эйнохэилу прямо в таверне несколькими часами ранее. Юнец, что был послан доставить столь важную телеграмму оказался настолько нахальным, что попытался стрясти с мужчины пару медяков, а то и сребров за то, что дожидался его тут с раннего утра, а письмецо то и впрямь было важнее некуда! Но, не об этом, впрочем.
Допив остатки кофе, Бэйнар вскрыл конверт, кой все время позднего завтрака был отложен в сторону, быстро пробегаясь взором по знакомому подчерку, что легко давался для прочтения.
«Бэй,
К сожалению,  не ведаю о твоем решении после той ночи, но ждать его не могу, увы, тоже. До нашего разговора я уже рискнула предпринять кое-что касательно решения твоей «проблемы». Возможно, что это и не даст результата, но не суть. Бросать все не стала, поэтому на какое-то время исчезаю в искомом направлении. Когда вернусь - не ведаю. При встрече все расскажу, возможно
».
Отведя взгляд от написанного и вперив его куда-то перед собой, мужчина вновь вернулся к строчкам, перечитав послание, словно бы не верил в то, что Альвэри могла пойти на подобное. А именно, если ему не изменяла память, то лекарством от его «проблемы» могло стать какое-нибудь гребаное и вообще несуществующее молочко единорога, сцеженное в полнолунье на каком-нибудь пике Орлиной горы, которая в свою очередь тоже не существовала и была всего лишь очередным упоминанием в старинной книге сказок. «Чтоб ее!!». И эта жирная чернильная точка в конце с небольшой черточкой, словно недоговорка. «И что значит «возможно»?». При одном только предположении, что могли бы значить последние слова в письме, Эйнохэила передернуло, а неприятный холодок прокатился по спине, покрывая ту мурашками. В голове не укладывалось то, что если раса его была настолько призрачной, что передавалась из поколения в поколение в подобии страшилок и баек, то каким же должно было быть противоядие, лекарство, искупление, называйте то как хотите? Не менее сказочным уж точно. А пускаться на ее поиски решился бы лишь в край отчаявшийся или сумасшедший. И коли Альвэри к умалишенным мужчина приписать никак не мог, то оставался всего один вариант. Что злило. Неимоверно злило. Но и злиться он должен был в первую очередь на самого себя. Обмозговывая порцию новой полученной информации и как следовало бы поступить дальше, Бэйнар так и замер с листком в одной руке, с чашкой из-под кофе в другой и невидящим взором, прямо направленным на вход в таверну.

Отредактировано Бэй (2015-04-13 20:19:39)

+3

292

5-6 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
День.

Не зря исконные традиции змеиного народа были крепки и почитались мудрейшими – ведь соблюдая по совету старших правильный режим, змей-юноша не знал до некоторых пор, что значит - просыпаться через силу. Ну, а игра с шаманским порошком, благодаря которому Джафар узнал как «здорово» встается «с бодуна», лишь убедила его в том, что следует хранить здоровье смолоду. Одним словом – утро после хорошего сна начиналось хорошо априори. Сегодняшнее утро было определенно таким.
Поднявшись спозаранку, ассури успел принять ванну, дабы избавить чувствительную змеиную кожу от ощущения сухости, облачиться в свой сложный наряд и, не забыв позавтракать, прошвырнуться до местного рынка. Погода выдалась довольно душной, и на удивление влажной для этих широт - в толпе Джафар услышал, что это из-за схода лавины и подтопления. Влезать в подробности ему не хотелось, да и селяне, наводнившие город толпой, лишь подтверждали собственным наличием услышанное...
Как бы там ни было, а прогулялся он славно. Магически-модифицированная хурма, что еще оставалась у Джафара в котомке, была ловко сбагрена (на том же базаре) и выгодно обменена на прошлогодние яблоки – не самые сочные и презентабельные на внешний вид, но точно - совершенно натуральные. К тому же любимого сорта - Солшанское северное – жесткие на зуб, и с приятной кислинкой. Помимо провианта, как скоро позволяли финансы, юный купец успел обновить и оружие, наведавшись к знакомому местному мастеру и заточив свой чакрам до того состояния, чтобы тот «не цеплялся за воздух». А в качестве приятного бонуса, все у того же кузнеца, Джа прикупил себе рыболовные снасти: шесть крупных крючков, откованных из четырехгранного железного стержня, для ловли крупной рыбы на живца, и два помельче – удилищных. Теперь осталось только конский волос достать, дабы удочку сладить, и можно было смело отправляться на рыбалку…
За утренними хлопотами время пролетело незаметно, но на обратной дороге Джа не забыл заглянуть в окна красавицы Шессы – ее опять, увы, не оказалось дома - и навестить в формате «забежал поздороваться» еще парочку местных знакомцев, застряв там в итоге на целые сутки... Однако же, сколь бы чудесно ни было гостить у друзей - честь стоило знать. Посему нагулявшись на славу, Джесс наконец решил возвратиться в таверну, где к тому же оставил багаж. Время «за бортом» подходило к обеду, желудок уже ждал еды, а солнце стояло высоко. Джа, как и прочие ассуры, полуденной жары не любил, и потому решил прибавить шагу.
Во дворе «Паладина» Схешш встретил Манасу, также вволю наползавшуюся и, как хозяин, не любившую палящего солнца – кобра ожидала его там же, где они сутки назад и расстались - отдыхала в прохладной траве. Любовно поместив питомицу у себя на плечах, змеиный сын вошел со двора в просторный обеденный зал, окидывая взглядом помещение…
- Бэй! – синеволосого парня, сидящего за столиком напротив входа, змей просто не мог не узнать – приятная непринужденная беседа об осторожности с воришками Таллема, плавно перетекшая в обсуждение загадочных иштэ осела в памяти приятным отголоском. Джесси приветственно махнул татуированной ладошкой и плавно пополз в направлении столика, за которым и разместился товарищ.
- Ильтаровой милос~стью, ~славный денек… - Джафар отчего-то был всецело уверен, что день и для Бэя оказался удачным – так это в действительности было, или как-то иначе, он пока не пытался догадываться, по крайней мере выглядел товарищ свежо. Видно тоже недурственно выспался.
Устроившись рядом с Бэйнаром и эпатируя публику вальяжно раскинувшейся на его плечах коброй, ведущей себя неестественно смирно для своего грозного вида, Джафар, с типичной интонацией южных купцов, позвал уже знакомую девицу из обслуги: - Покушать нес~и, дорогая! Ес~ть ли нынчще ух~а? Или снова треску мне предложиш~? – официантка улыбнулась в ответ и пообещала уху. Ну а пока заказ готовили, вполне можно было «поточить лясы» с Бэем - похвастаться покупками, удавшимся отдыхом или лишний раз обхаять «жару».

Отредактировано Джафар Схешш (2015-04-14 04:09:55)

+3

293

6 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
День.

- Бэй!
Громкий оклик по имени заставил Бэйнара вынырнуть из водоворота мыслей, успевшего поглотить все сознание и полностью занять разум. Опомнившись, мужчина проморгался, только теперь завидев знакомого ассура, что появился в дверях таверны и приветливо махал ему рукой. «А, пацан», - констатируя уже очевидное, с легкой ленцой протянул Эйнохэил, все еще пытаясь уйти от реальности в думы, что никак не давали покоя.
- Ильтаровой милос~стью, ~славный денек…
«Да-а-а, наверное... Что?». Придя к выводу, что не следил за ходом мыслей, переспросил сам у себя Бэй. Он нахмурился, переводя немного озадаченный взгляд на присевшего рядом Джесса, но тут же чуть ли не отпрыгивая от него. В глаза тут же бросился отнюдь не богатый причудливый наряд парнишки, а внушительных размеров питомец ассури. Отчего-то находиться в такой близости со змеей, а интуиция прямо-таки и нашептывала, что змеюка то совсем ни безобидной являлась, желания совсем не было. Он все-таки чело... иштэ был, и с такого рода пресмыкающимися не особо шибко сходился. «Ах ты ж..!». Из последних сил мужчина сдержался, дабы пусть и не устно, а все же обложить Джа трехэтажным матом. Но, в общем, какая бы дикая реакция на чешуйчатое не была у Эйнохэила, а сам парниша видимо считал, что все укладывалось в рамки разумного. А ведь эта животина и цапнуть кого могла! Да-да! Чего ни говори, а могла и еще как!!
Отсев чуть подальше от опасного объекта, благодаря которому не слабо так взбодрился, и перевел свое внимание на Джесса, запоздало кивнув. А тот уже во всю был занят заказом. Не желая отвлекать паренька и сосредоточившись опять на письме, что не выпускал из рук, мужчина чуть слышно хмыкнул. «Она вбила себе в голову все эти бредовые сказки, чтобы помочь мне. А теперь же и к Тейару на куличики из-за этого поперлась. Ну неужели ей так принципиально доказать? Непонятно чем рискуя... Бл-ть! Собой! Собой она рискует!». И ведь мало верилось в то, что девушка просто пошла пощипать чудо-травку у стен Хартада. А вот чего не мог позволить себе Бэйнар, так это чтобы кто-то рисковал собой ради него. Да еще и ввязываясь леший знает во что. Не то, чтобы он того не стоил, конечно, но... «Это я ей докажу, что все это чушь собачья!». Решительно поставив точку на всем, что успел бегло обдумать, мужчина развернулся лицом к своему собеседнику.
- Приключения любишь, пацан?
Какие конкретно приключения могли ждать отважных Бэй, естественно, и представлять не решался. Но предчувствие, что их и вовсе не будет, от этого никуда не пропадало. А само предложение молодому ассури являлось спонтанным и таким же плохо продуманным, как и все, что касалось безумной затеи Эйнохэила, ведь прокрутить в голове он успел всего-лишь навсего самые главные детали: нагнать — вернуть. С другой стороны, пускаться в путешествие неведомо куда в гордом одиночестве попахивало полным безумством. Ровно таким же, как и звать с собой едва знакомого паренька. Но, как говорят, чем Тейар не шутит?! Главным сейчас было — не промедлить. А посему, сумасбродного ответа от Джа Бэйнар ждал сию минуту. Если же нет, то время отлагательств не терпело.

Отредактировано Бэй (2015-04-22 11:27:49)

+2

294

Кратко, но по делу...
Я правильно понимаю, что Бэй сказал это вслух?

- Да полно те! Она жш~ сытая… - недоуменно отозвался Джафар на бурную реакцию Бэя относительно кобры. Действительно – животное сыто, и чем не убедительный довод? Смешное дело, но для ассури и правда был невдомек тот простой факт, что в Таллеме не практикуется заведение столь опасных существ в качестве домашних питомцев... Поэтому, столь негативные эмоции по отношению к его «милой Манасе» Джафара подчас обижали. Скептически пожав плечами, парнишка что-то шепнул всполошившейся кобре, среагировавшей на резкое движение Бэя недовольным шипением и раздуванием своего капюшона, и отодвинулся, вместе со стулом.
- Ну ладно, ладно… Мы ужше скоро уходим… - любовно гладя кобру по светлой чешуйчатой коже, Джа на некоторое время отвлекся. Он, по большому счету, не думал ни о чем. Разве что о грядущем обеде… И потому вопрос о любви к приключениям прозвучал для него подобно удару кувалдой, нацеленной прямо в макушку. Джафар, сбитый с толку внезапным вопросом, еще и заданным вслух, при том, что змей уже сжился с той мыслью, что его собеседник – немой, завис, а нижняя челюсть его – изумленно отвисла… Впрочем, в таком положении Джа пробыл недолго.
- При… клю… Ахщ~сссэ!! – оживившись, змеиный сын раздраженно долбанул по столом кулаком, - Нельс~я жеш~ так народ с~ толку с~бивать!!! Конечно, люблю! А иначще - что я тут, по-твоему делаю? – он улыбнулся солнечно, показав из-под верхней губы острые кончики загнутых змеиных клыков, - Приключ~ения – это здорово, но только не на голодный желудок…

Отредактировано Джафар Схешш (2015-04-18 01:01:00)

+2

295

6 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
День.

- При… клю… Ахщ~сссэ!! Нельс~я жеш~ так народ с~ толку с~бивать!!! Конечно, люблю! А иначще - что я тут, по-твоему делаю?
Взглянув на оживившегося и слегка удивленного парнишку, Бэй так и не взял в толк, покрыл ли тот его отменным ассурийским матом вначале своей пламенной речи или же просто зашипел от восторга от предложенного. Зато сразу было видно, что с выбором своего спутника мужчина точно уж не ошибся. Оставалось лишь надеяться на то, что с виду озорной простачок-змееныш таким и являлся. А то кто их знает, этих случайных знакомых. Всего по одному лицу и взору было не прочитать, а коварные замашки зачастую рассмотреть было еще труднее. Особенно, когда сосредотачиваешься на совершенно ином, нежели узнавании своего собеседника поближе. Даст Ильтар, повезет и с этим, как когда-то сфартило и с мохнатым.
Эйнохэил ответно улыбнулся Джа, одобрительно кивая на его условие. В конце концов никто никого из-за стола выдергивать не собирался, а вот вещей подсобрать в путь-дорожку совсем не мешало бы.
- У тебя полчаса, парень. Буду ждать у таверны.
Еще раз окинув взглядом сияющего Джесса, мужчина едва слышно хохотнул, скривив губы в доброй усмешке. О чем думал молодой ассури, соглашаясь на внезапное предложении найти на свой хвост приключений в компании едва знакомого мужика? «Безумством вы с Нером похожи». Отметив про себя сей факт, Бэйнар запихал письмо в левый карман брюк, выложил на стол сребр и был таков. То бишь откланялся по-быстрому, едва ли не бегом направившись в сторону постоялого двора.
На все сборы времени много не ушло. Посчитав самым быстрым вариантом не копошиться в вещах, Бэй сгреб в сумку все, что попало под руки. Не оставил он без внимания и флейту, что еще с ночи валялась в углу комнаты, и расстеленный на полу плед, и вещи про запас. Сам же мужчина наскоро переоделся, накидывая поверх темной рубахи светло-серый плащ. Все содержимое карманов было переложено в новые брюки, а старая одежда заброшена в корзину. В последний раз обведя комнатушку и убеждаясь, что ничего жизненно-необходимого он не забыл, Эйнохэил запер за собой дверь и поспешил воротить ключ от своих «покоев» хозяину таверны.

- Надолго на сей раз? – Подозрительно сдвинув брови и сверля мужчину серьезным взором, поинтересовался тавернщик, принимая ключи.
Бэй пожал плечами, заодно и сумку устраивая поудобнее. «А то я денусь куда».
- Как обычно... Смотри. Сдам первому нуждающемуся, коль не явишься, - с долей шутки в голосе произнес хозяин, сменив гнев на милость.
В ответ на то Бэйнар расплылся в улыбке, натянутой и ехидной. «Только и обещаешь».
- Иди уж, глаза не мозоль. И без тебя работы хватает.
«Ну, раз отпускаете, то извольте», - показушно раскланявшись, мужчина покинул стены «Пьяного Паладина». Отойдя от таверны и устроившись в прохладной тени соседнего здания, Эйнохэил облокотился спиной о кладь и скрестил руки на груди, нетерпеливо отбивая барабанную дробь пальцами об одежду. «Уйти, не сказав и слова тем смазливым, ты не могла. Значит, начнем с того, где закончили, девочка. Осталось ассури дождаться».

>>> Пункт телепортации

Отредактировано Бэй (2015-04-22 11:28:14)

+3

296

Дослушав переполненный эмоциями ответ молодого купца, Бэй добродушно кивнул – мол, жуй быстрей, да сильно не рассиживайся. На сборы ассуру давали всего полчаса. Впрочем, этого бы хватило сполна, учитывая, что пресловутая коробушка Джафара была давно уже укомплектована. Джа апатично кивнул, однако же, не глядя на отсутствие особого энтузиазма приступить к сборам немедленно, он был готов легко подписаться под данным условием…
Куда ведет дорога приключений - было не так уж и важно: главное было куда-то идти, не оставаться подолгу на месте! Авантюрист с котомкой разноцветных камешков искал тех детских сказок, что в его юном разуме еще были живы, и столь же реальны, как чудеса заморской жизни, чужих культур, которые Джафар не так давно узрел воочию впервые… Пожалуй, если ты молод – то и жизнь кажется ярче, проще, и даже светлее.
Наскоро «закидав» в себя вкусный обед, Джа, как обычно, попросил у тавернщика наполнить его дорожную флягу самой чистой водой (на что, как водится, не пожалел и сребра), а после умчался наверх, дабы «впрячься» в дорожную ношу. Манаса же, отлично отдохнувшая на таллемском раздолье, вернулась к служебным обязанностям, заняв позицию сонного стража в узорчатой шхасской коробке.

http://s2.uploads.ru/ra5Pk.png
Песенка для настроения
http://s2.uploads.ru/agZYK.png

Сборы не отняли более четверти часа, и уже скоро Схешш, во всем своем нарядном убранстве, стоял у стойки регистрации, расплачиваясь за уютный ночлег и славно проведенные деньки.
- Ну, в добрый путь, мастер Схешш! – вежливо попрощался владелец таверны, припрятывая змеиные денежки,  да в лишний раз припомнив ассуру махинации с магическими фруктами, - Да, смотри мне, увижу еще раз твои выкрутасы – на туфли пущу! Нече мне постояльцев травить! – конечно, мужчина лишь беззлобно шутил, и Джа, понимающий это, с простецким видом пожимая плечами, лишь хмыкнул в ответ, да поспешил скорей утечь с глаз долой…
Бэй ждал Джафара во дворе. Точнее – неподалеку от оного. И хоть ассури поспешил со сборами как мог, его спутник явно заждался: «Мы что, куда-то опаздываем?» - немое удивление свело на переносице серебристые брови, но, обладая характерным для ассуров змеиным спокойствием, Джа промолчал, предпочитая не лезть в вопросы «личного плана», в попытке выяснить подробности спешки. Он просто лишь кивнул, подтверждая готовность тронуться в путь и кратко помолился «дорожному» богу: - Видит мудрый Сссет – в добрый путь, да с~ добрыми мыссслями! А там уж~, где развилка*…
* где развилка - воровская присказка: мол, каюсь, но не зарекаюсь

http://sg.uploads.ru/8Bapt.png [ Пункт телепортации ]

Отредактировано Джафар Схешш (2015-04-21 03:40:13)

+2

297

<--- Альвэри и Бэй: Квартира Бэйнара.

15 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Вечер-Ночь.

Вот тебе и женский коллектив в сборе: одна без умолку пытается что-то донести до тебя, бросаясь на подругу, тут у тебя материализуется пирожок под носом, навязчиво подсунутый второй… И ты уже не совсем понимаешь, что тебе надо делать, кого слушать, и чем вообще ты был занят еще минуту тому назад. Спасибо, что третья из девушек все это время молчала. Хотя, именно такое поведение и следовало ожидать от Альвэри, зная ее характер. В этом они были схожи. Проще уж было дать высказаться всем остальным, а когда все страсти поутихнут, при необходимости и самому высказаться.
Вот так вот, чисто машинально приняв из рук Эллюмиель выпечку, постаравшись уследить за потоком речи Айнэ и косясь на лоддроу, видимо, посчитавшую минутное замешательство и растерянность Бэя за одобрение таки задержаться еще немного на чаепитие и стянувшую со стола чашку, мужчина и простоял, наблюдая за всем творившимся в комнате со стороны. Что ж, судя по всему, его мнение на сей раз было подвинуто в сторонку и продолжать отпираться выходило себе же дороже. А посему, подавив секундное раздражение и позволив чужому нраву править бал, Эйнохэил присоединился к столу с ароматными плюшками, чаем и любимым сердцем и душой кофе, запах которого витал в гостиной наравне с душистой корицей. Ответить хотелось на все поднятые за трапезой темы, но иштэ молчал, обрабатывая информацию у себя в голове и наслаждаясь излюбленным напитком. А предложение алла на счет похода в Сезию и вовсе чем-то походило на его уловку смотаться до Ацилотса и обратно. Вот только мотивации так же «приврать» о сути этого путешествия у Миель было не разглядеть: ни по интонации ровного и чистого голоса, ни по эмоциям, что скользили во взоре и на лице у девушки. Быть может это было оттого, что ее и вовсе там не было? Да уж, плохая привычка сравнивать всех с самим собой и в поступках, и в действиях. Ну и как бы там ни было, а за них обоих предпочла высказаться Аль, поблагодарив крылатую за гостеприимство и отметив, что подумать над ее предложением они смогут как только отдохнут под крышей постоялого двора.

Ну и как только дверь перед ними была открыта, пара покинула квартиру, направившись к «Пьяному паладину». Конечно, то было не самое лучшее место, куда стоило звать девушку дабы скоротать ночь и встретить утро, но и другого у Бэйнара, увы, не было. Как-то совсем не рассчитывал он на то, что когда-нибудь Боги ниспошлют ему такой вот подарок в виде той ледышки, что вышагивала сейчас рядом. Обдумывая это, иштэ нахмурился, забывая о том, что шел ни один, а эмоции, как всегда скрывать и не пытался. Он ровным счетом ничего не мог предложить ей, отважься на что-то большее, нежели переконтовки на пару-тройку дней под одной крышей и совместные вылазки под нелепыми порой предлогами. Может и не под это все он был заточен, и судьба уготавливала ему совершенно иное, далекое от таких понятий, как отношения и иже с ними? Но, почему-то задаваясь этим вопросом и смотря на рядом идущую лоддроу, искренне хотелось верить, что и для подобного в его жизни имелось местечко. Мысли тяжелым пологом оседали в черепной коробке, подпорчивая былое настроение, и дабы не скатиться в уныние и мрак, Бэю приходилось то и дело одергивать себя. В конечном итоге, порешив, что все эти думы могли подождать и до более подходящих для них времен, проклятый успокоился, возвращая себе оптимистичность. Ведь сейчас-то она находилась с ним, а это, пожалуй, и было для Эйнохэила главным.

Переход с 15-го на 16-е число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Ночь-Утро.
Таверна-комната Бэйнара-таверна.

Оказавшись в таверне, Бэйнар наскоро отыскал свободный столик, а уже после небольшого ужина вернул себе и ключ от своей постоянной комнаты. Еще несколько минут задержавшись за барной стойкой и при помощи письма поразузнав у хозяина заведения про закадычного мохнатого друга, о судьбе которого тому известно ничего не было, ибо не появлялся короткий хвост Нера тут с тех самых пор, как и сам Бэй покинул стены «Паладина», мужчина вновь присоединился к Альвэри, уводя ее в сторону жилого крыла. Не заметить, что иштэ был слегка расстроен новостями, что касались вива, было сложно. Однако, стараясь держать настрой приподнятым, Эйнохэил предпочел не закапываться в дурных раздумьях. Как он сам же и говорил, Нерикс являлся далеко не ребенком и был волен разгуливать где ему вздумается, не доводя то до ведома друга. Да и постоять за себя пушистый умел. Осознание этих аспектов несколько приободряло. Кивнув в знак соглашения со своими же мыслями, мужчина открыл дверь, пропуская девушку вперед и заходя после. А еще через несколько мгновений небольшая комнатушка уже была освещена, позволяя постояльцам спокойно разместиться и приготовиться ко сну. Показав ледышке маленькую ванную, впрочем, что состояла лишь из умывальника, так как мыться приходилось в бане, и, как полагается, за отдельную плату, и подыскав Аль подходящую одежду для сна, коей послужила широкая рубаха, Бэйнар рухнул на кровать. Несмотря на то, что день выдался не таким уж и тяжелым, усталость потихоньку брала свое. А как только Аль присоединилась к иштэ, огни в окнах их комнаты погасли, погружая стены и пару в благодатную темноту.
- Если проснешься раньше и захочешь сбежать - ключ на столе, - с улыбкой произнес Эйнохэил, приобнимая ледышку и утыкаясь носом ей в затылок.

Однако, далекие от первых лучи солнца Бэй и Альвэри встретили вместе. Ни так «гладко», как могли бы из-за все тех же кошмаров проклятого, но и ни так «бурно», как то зачастую бывало. Впору бы было сказать девушке, чтобы она смирилась с таким раскладом, готовая каждое утро подрываться если не в панике, то уж точно в гневе и раздражении, что ее вообще подняли с постели своими выходками и пинками, потому лишь, что спутали с жертвой очередного сновидения, но… мужчина искренне верил, что может измениться, а значит и привыкать никому и ни к чему не стоило.
После приведения себя в порядок после ночи, Эйнохэил вместе с лоддроу покинул постоялый двор, заперев за собой и отправившись в таверну, где и планировал позавтракать.
- Не знаю, чего тебе и посоветовать, - растерянно проговорил иштэ, внимательно изучая меню, -  Обычно, тут каши неплохи, ну и похлебки легкие. В общем, надеюсь, не вывернет за ближайшим столбом.
Улыбнувшись, он отложил «карту» в сторону и подозвал к столу служку, объяснив «на пальцах» свой заказ, кой молодая обслуга поняла практически сразу, уже успев изучить рацион питания постояльца. Дождавшись, когда официантка увильнет на кухню, Бэйнар повернулся к Аль, виновато сведя брови и поведя плечом, будто бы не знал, чего и сказать в оправдание своему поведению. И, наверное, нежелание общаться и рушить устои, сложившиеся у него со здешними, мужчина не хотел лишь потому, что не видел в этом необходимости и не хотел привлекать к себе излишнего внимания и удивленных взглядов/охов в свою сторону. Быть может поняв, что проведет под крышей «Пьяного» все свою оставшуюся жизнь, он бы и отважился, вот только цели такой проклятый не преследовал.
Дождавшись завтрака и сразу же расплатившись за него из тех запасов, кои оставались еще припрятанными в комнате, Эйнохэил удовлетворенно кивнул, окидывая взглядом накрытую перед ними поляну. Блюда хоть замысловатыми не были, состоя из двух порций каши с маслом, нескольких постных и пары сладких булок, яичниц и кофе. Принимаясь за еду, Бэй украдкой взглянул на ледышку.
- Так что ты думаешь начет этой затеи с Сезией? – Полюбопытствовал иштэ, посчитав поднятый вопрос нейтральной темой для разговора за завтраком.
И почему предложение Эллюмиель всплыло в мозгу именно сейчас? Хотя и отрицать плюсов подвернувшейся возможности было нельзя. Осмысливая ее, Бэйнар понимал, что им действительно надо было отвлечься, ему так уж точно, ото всего произошедшего за минувшую неделю, и отдохнуть, ни только отсыпаясь в постели и бездельничая дома. Да и для Альвэри шанс выбраться за пределы небезопасного для нее Таллема… Но, это что касалось видения предложенного со стороны мужчины. Мысли же девушки на этот счет Эйнохэил был готов выслушать и, уже отталкиваясь от услышанного, строить свои планы дальше.

Отредактировано Бэй (2016-01-12 23:33:31)

+1

298

15 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Вечер-Ночь.

До таверны шли молча, каждый занятый своими мыслями. Впрочем, нет. В ее случае, девушка просто лениво осматривалась, ничего конкретно не ища. Мысли о предложении алла вылетели из головы сразу, как только успела выйти за порог. Скажем так, споткнувшись о первый попавшийся камень, позабыла и не вспомнила. Засим и не забивала себе голову взвешиванием вопроса здесь и сейчас. А вот то, что Бэя что-то гложило – было заметно, ибо эмоций своих он никогда не скрывал, и лицо пестрело оными, особенно, когда попадало под свет уличного фонаря. Делиться с ней своими мыслями мужчина не спешил, а требовать с него сего не хотелось. Тем более, что было заметно – само проходило. Захочет – поделиться. Ко всему прочему настроение было относительно нормальным, чтобы начать его портить под конец дня.
Город погружался в сон, устало закрывая веки-створки домов и лавочек, темным и ленивым зверем растягиваясь на многие метры вдоль и поперек. Однако, казалось, что в сей момент просыпался его брат-близнец, сияя фонарными лучами, заливаясь пьяным смехом и веселясь в толпе лиц подозрительной наружности.  А вместе с ним просыпались всякие заведения, сродни «Пьяного паладина», гремя никудышней музыкой, перекатываясь какофонией всевозможных звуков, голосов и пьяных разборок. И правда, не самое идеальное место, куда бы она желала пойти, но сердцу не прикажешь ведь так? Засим и потерпеть можно некий дискомфорт. Да и что такое нахождение в таверне по сравнению с болотами Скорби? Пф… Аль посмотрела на Бэйнара, поймав в какой-то момент его встречный взгляд и чуть улыбнулась. Хоть в саму Изнанку, да…

Переход с 15-го на 16-е число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Ночь-Утро.
Таверна-комната Бэйнара-таверна.

Придя в таверну, первым делом иштэ справился о друге-виве. То, что тот так ни разу не появился за его отсутствие, заметно расстроило мужчину. Уж слишком близки они были. Это было заметно с первой встречи, несмотря на разность рас, эти двое были как братья и естественно, что Бэй чувствовал некую пустоту из-за отсутствия близкого…существа к коему примешивалось еще и беспокойство – мало ли куда мог встрять пушистый. Впрочем, он также понимал, что Нер свободен в своих действиях и передвижениях, вернется, если посчитает нужным. Или не вернется… На все воля Богов, тут уж ничего не поделать.
Эти мысли сопровождали ее, да и его возможно тоже, до самой двери в комнату, кою снимал Бэйнар. Пройдя в отпертую дверь, лоддроу оглянулась. За все время, когда она побывала здесь в последний раз, ничего не изменилось. Воспоминания тяжелым покрывалом ложились на сознание, смешивая забытые приятные и не очень эмоции в один сплошной комок. Казалось, это было так давно, но на деле все несколько недель протекли. Альвэри усмехнулась, качнув головой и отгоняя наваждение. Она благодарно приняла от мужчины рубашку, ибо как-то не догадалась что-то свое взять для ночлега, и прошла в ванную комнату, где кое-как смыла с лица и тела дорожную пыль да переоделась. Усталость все же упрямо брала свое и, вернувшись в комнату, девушка просто рухнула на кровать в объятия иштэ, едва не заурчав, как довольная кошка от осознания того, что, наконец-то, сможет отдохнуть и поспать. А момент, что рядом находился тот, кого любила всем сердцем, заставлял улыбке все время расцветать на устах.
- Если проснешься раньше и захочешь сбежать - ключ на столе, - послышался мужской голос, а теплота его рук и тела окутала словно легкий полог.
«Пошути мне еще тут,» - мысленно и беззлобно проворчала Альвэри, проваливаясь в благодатный сон. Конечно, оным он был, возможно, только большую часть, пока не стал более чуток, а ей не пришлось в полудремоте услышать, да и ощутить результат очередного сна спящего рядом. И вот в такие моменты хотелось взять за шиворот и тряхнуть хорошенько, спросив, почему не продолжить искать выход, зачем мучиться, ожидая, что переболит сегодня или само пройдет когда-то? Сколько лет уже «проходит»? Но мысли оставались мыслями, ибо попервах являлись раздражительным осадком выбившегося из сна «человека», не более. Она дала обещание, а себе время на «подумать», не бросаясь в очередную крайность. Значит, так тому и быть, а с этим…она научится жить, временно.
Засим наутро девушка не произнесла ни слова, даже отдаленно напоминающего упрек в сторону ночного отдыха. Как и мужчина, Фенрил привела себя в порядок после сна и они вместе спустились вниз, после пройдя в таверну. Расположившись за одним из столиков, они стали ждать прислугу.
- Не знаю, чего тебе и посоветовать, - выдал Бэй, изучая меню, -  Обычно, тут каши неплохи, ну и похлебки легкие. В общем, надеюсь, не вывернет за ближайшим столбом.
«Да уж, после такого комментария мог и аппетит пропасть,» - мысленно подчеркнула лоддроу, усмехнувшись. Однако, к ее вящему удивлению, оный только разыгрался, когда до обоняния начали доходить запахи из кухни. И уже было все-равно какой стряпней их угостят, абы побыстрее. Дождавшись прислугу, она стала свидетелем интересной сцены. Бэй вновь принялся изъясняться без помощи речи. Девушка чуть изогнула бровь наблюдая немую сцену. Конечно, прислуга его поняла, ибо за столько лет, сколько он тут жил, можно было изучить его витиеватую «речь», но все же... Встретившись с мужчиной взглядом и заметив тень смятения в голубых глазах, Альвэри чуть улыбнулась. Понять его было можно и корить за желание хоть где-то оставить все как есть, хотя бы на какое-то время, она уж точно не станет. Да и какая разница, как с трактирной прислугой общается?
Засим, не акцентируя внимание на игре в молчанку со служкой, девушка также сделала заказ, который, слава Богам, не пришлось ожидать долго, ибо уже на тот момент казалось, что столешница их столика начинала смахивать на кусок большого тоста… Когда принесли заказ, Аль едва удержалась, чтобы не начать есть все, в прямом смысле слова. Столь дикий голод начинал вызывать вопросы, но именно он и мешал сейчас думать. Засим, стараясь не поддаться жору, Аль медленно принялась за завтрак. Казалось, что он воистину божественен и было не ясно, почему Бэй на него грешил.
- Так что ты думаешь начет этой затеи с Сезией? – прозвучал внезапно вопрос, о коем она и позабыть-то успела.
Лоддроу застыла, не успев проглотить очередной кусок яичницы. Но секундой после все так же молча продолжила завтракать. Что она думала? Да ничего, собственно. Ей не понятен был посыл, с коим девушка предлагала им совершить сие путешествие. Непонятна цель. Ах да, они измучены, засим надо себя добить в очередном походе. Губы дернулись в ироничной усмешке. Отложив вилку и проглотив очередную порцию снеди, Альвэри откинулась на спинку стула, вперив взгляд в мужчину напротив.
- Что я думаю… Меня не улыбает еще один поход, тем более с непонятным мотивом. – проговорила девушка, прямо и без обиняков. – Она сказала отдых, но у каждого свое понимание оного. Может, для кого-то было отдыхом и «прогулка» на болота, - воспоминания горьким осадком упали на сознание и по лицу секундно пролетела тень былого. – Она хочет уладить какие-то свои дела, это все понятно, ну, а мы то там каким боком? Ладно ты. Вы…друзья, - губы снова дернулись в ироничной усмешке. – Но я, да и Айнэ…Зачем брать на себя заботу о, фактически, чужаках, обременяя тем себя? Нет, я не ищу подвоха, не подумай, просто мне непонятна ее цель, коя руководила, когда Эллюмиэль предложила это мероприятие. Не люблю неясности, особенно, когда предложивший и сам не понимает сути спонтанного, а так оно видимо и было, порыва.
И таки так оно и было, по сугубо ее личному мнению. Неизвестность напрягала, особенно после былых событий, что имели место в недавнем прошлом. Эллюмиель была права в одном – они устали, но в ее предложении, кроме самого слова «отдых», не было конкретики. То, что она знала сама о далеком крае, могло быть и правдой, и выдумкой, тут уж в каком настроении был летописец. Засим, бросаться очертя голову в новое «что-то», руководствуясь чьими-то благими намерениями, она не спешила. Оными, как говорится, выстлана дорога сами знаете куда.
- Это мое мнение, возможно не верное и субъективное, - с легкой улыбкой продолжила лоддроу. – Поэтому я с удовольствием послушаю тебя.
Нет, она не была категорична в своем решении, оставляя место чьему-то мнению, что могло повлиять и на ее собственное. Просто высказала то, что думала. И пока ожидала ответа, принялась уминать булку, запивая ароматным кофе.

+1

299

Занятый своей порцией каши, которой оставалось на ложки две-три, Бэй покосился на Альвэри, вальяжно облокотившуюся на спинку стула. Ложка прошлась по дну тарелки, соскребая остатки пищи.
Что я думаю… Меня не улыбает еще один поход, тем более с непонятным мотивом, - начала девушка.
Мужчина еле заметно пожал плечом. "А у нас редко когда получается сорваться куда-либо обдуманно". Но вслух Эйнохэил своих мыслей не высказал, спокойно продолжая выслушивать лоддроу.
Она сказала отдых, но у каждого свое понимание оного. Может, для кого-то было отдыхом и «прогулка» в болота...
Но вот то, куда увела свои сравнения Аль, ни то, чтобы оказалось малоприятной темой и довольно-таки больной для них обоих, но и отнюдь позитива в беседу не привносило. Он изо всех сил пытался увести ледышку ото всего, что прямо или косвенно касалось Тейаровых болот, а она же, видимо, напротив только и старалась уловить момент, дабы еще разочек напомнить и себе, и иштэ о произошедшем, что и без того тяжелым и мрачным отпечатком лежало на душе. "Вот оно значит как, да?", - раздраженно обронил в мыслях Бэйнар, резко прерывая свою трапезу и бросая ложку в тарелку. Слова, неосмотрительно произнесенные Альвэри, задевали похуже того, если бы он просто был несогласен с ней в том, что эта затея была им совсем ненужной. Неужели она считала, что вытекшая в такие печальные последствия эпопея с праэса и еще леший ее знает чем или кем до призрака для кого-то была простым отдыхом? Прокручивая вырванное из контекста предложение, напрашивался лишь один еще более нагнетающий отчаяние и раздражение вопрос: "Неужто все это в ее понимании так и осталось праздной прогулкой и забавой?".
- ...Зачем брать на себя заботу о , фактически, чужаках, обременяя тем себя. Нет, я не ищу подвоха, не подумай, просто мне непонятна ее цель, коя руководила, когда Эллюмиэль предложила это мероприятие...
А тем временем Аль, с легкостью отмахнувшись от сказанного ранее и подойдя к вопросу с другой стороны, продолжила. Бэй отставил от себя тарелку в таком же резком жесте и откинулся на спинку стула, как то сделала минутами до лоддроу, с явным недовольством воззрившись на девушку и складывая руки на груди.
- Может быть для Кела? - С горячностью выпалил мужчина, не дожидаясь, когда ледышка в полной мере выскажется, - Или для других двоих? Смотри-ка какой ты им отдых устроила, так понравилось, что до сих пор там отдыхают, а?! - Он особо заметно сорвался на последних словах, но значению этому не придал, - Что ты такое говоришь, Аль?! Да я бы любую другую "прогулку" этой предпочел, - уже на тон тише, но вместе с тем и ниже, добавил иштэ.
Эйнохэил снова придвинулся к столу, потупливая взгляд и подтаскивая к себе тарелку с яичницей, которую без особого уже интереса и аппетита принялся делить вилкой.
- Я не хочу возвращаться к этой теме. Что же касается моего мнения, то могу спросить у тебя тоже самое: чем ты руководствовалась, беря едва знакомых меня и Нера, за Айнэ говорить не буду, с собой до Мандрана? У тебя были свои причины идти туда, ну а мы тебе там каким боком? Зачем надо было брать на себя заботу о тех, кого видела второй раз в своей жизни? И все же, - Бэйнар сделал небольшую паузу, отправляя в рот и проглатывая кусок оставшегося завтрака, - почему-то ты не сказала своего твердого "нет". А забот, как я помню, я уж тебе точно немало тогда доставил.
Чем больше говорил мужчина, тем спокойнее становился его голос, а сам он уже не рвал и метал всем, чем под руку попадалось. Бэй предпочел полностью отстраниться от выводящих его из себя факторов, тем, разговоров и прочего, задаваясь целью покончить с завтраком, что несколько по его меркам затягивался. Другим вопросом являлось: надолго ли так хватит иштэ с присущим то ему взрывным характером?
- Да и не думаю, что ее дела там близки к твоим в вылазке в Вильдан, - он еще раз подернул плечом, так и не подняв глаз на Альвэри и продолжая копаться у себя в тарелке, - В любом случае, я вижу в ее предложении только повод выбраться куда-нибудь из стен города, в котором ты себя не очень-то уютно и чувствуешь. Да и честно, Аль, - Эйнохэил таки перестал изучать остатки пищи и посмотрел на лоддроу, - неужели тебе неохота развеяться? Хотя бы ненадолго уйти от того, что гложет? Пусть у нее там и дела, но мы-то вольны тратить свое время так, как пожелаем. И к крылу своему она нас не привязывает. Поймем, что ловить там нечего и двинем обратно, - "Делов то", - Но, как и обещал тебе, больше по гостям расхаживать мы не будем. А посему, - Бэйнар взял в руки чашку, делая глоток ароматного кофе, - Как насчет сыграть на пару-тройку сребряков в кости?
Мужчина хитро прищурился, позволяя ехидной улыбке пробежать по губам.

+2

300

Все-таки взаимопонимание не было их коньком. Все так же, как и много недель назад. Они продолжали пререкаться по поводу и без, часто по мелочам, но сила характеров раздувала такую бурю в стакане, что не позавидуешь. Так и сейчас. Бэй не понял, или не захотел понять, что сравнение вышло не специальным, дабы поднять былое из пучины, присыпанной тонким слоем снега, а таки как годное касательно предложения алла. Но, видимо, изъясняться она так же хорошо умела, как готовить плов по вечерам. И сие было бы смешно, если бы не так печально, ибо слова иштэ не то, что задели, как собственное воспоминание, за живое, а в прямом смысле обдали кушаком ледяной воды. Даже показалось, что грудь сжало от спертого в ней воздуха от неожиданного эффекта, кой оставил по себе словоохотливый мужчина.
Конечно, в том, что сама дернула в ту степь, виновата была она, но все-таки на подобное «не надеялась» уж точно. Ее вина и так была велика перед падшими в экспедиции. Груз был столь тяжел, что она его едва загнала в какой-то закоулок, но не на дно сознания. Пыталась научится жить с осознанием сего и научиться на этом, чтобы впредь не совершить подобных ошибок. Но Бэй одним своим бурным «фе» сломал печать на «запретном», выпуская душевную боль царствовать вновь. Как мило… Если бы она не была бледна от природы, то сейчас можно было бы лицезреть эффект от слов мужчины не отходя от стола, а так… кусок более в горло не полез, как и остаток кофе. Некогда божественная пища показалась горькой, засим ее остатки были отброшены подальше. Альвэри не перебивала, слушая пламенные речи мужчины, смежив веки и пытаясь справиться с легким гулом в голове и биением сердца, что, казалось, решило поиграть в скачки.
Впору бы подняться, поблагодарить за ликбез в ее прошлое, за открытие глаз на ее сущность, глупую да безответственную, да и пойти домой. Да, не нужен ей был повод драпать Тейар знает куда, чтоб уйти с Таллема. Телеппорт в Хартад еще никто не отменял, как и в Мандран, собственно.  Однако она слушала, с совершенно лишенным эмоций взглядом рассматривая свои ногти. Почему-то было жутко холодно. Или ей так казалось? Лоддроу поежилась, наконец, поняв, что Бэйнар закончил свое красноречивое выступление и ждал уже ответа от нее. Какое-то время она молча смотрела на мужчину. Как же ему легко вот так вот перескакивать с одного на другое. Задеть, замять и забыть, предлагая кружку пива. Видимо, такой легкости ей пока не дано познать. Да и нужно оно ей? Аль мысленно выдохнула. Она могла бы оставить все как есть, выразив свое категорическое нет касательно предложения, оставив не выраженными мысли, что коснулись ее глупости, и попытаться пойти по легкому пути. Но, видимо, еще не доросла…
- Это был не отдых, - слегка резче, чем хотелось, проговорила девушка, напрочь игнорируя то, что он не хотел этого более затрагивать. Не хотел, так не нужно было бить ниже пояса, кажется так? – Они, как и я знали, куда и зачем идут. Переоценка своих сил и возможной опасности имеет место быть везде. Даже завтраком можно подавиться при большой удаче дома, задрав ноги на постели и отдыхая. Была цель, была цена , был намечен план. Пусть не идеален, пусть призрачен, но он был. Было проанализировано что есть по информации, что есть домысел, а что возможная правда. С бухты-барахты не было, была какая-то, но организация, заранее, не минутный порыв. Вот, что я хотела сказать… поэтому  это несравнимо с предложением Эллюмиель. У всех был выбор. В ноги я никому не бросалась, - холод в голосе проступал, хотя стал он и ровнее. – Я себя не оправдываю, но уже ничего поделать не могу. Я знаю, что это моя вина, всецело. Спасибо, что напомнил, а то я уж и позабыла немного. Теперь тема закрыта, хотелось бы…- она отвернулась, глянув в сторону соседнего столика, за коим размещалась толпа каких-то выпивох, что галдела с самого утра. – Насчет близости вылазок. А я не говорю, что близка… я говорю, что мне непонятен посыл и малоинформативен. Может я привыкла видеть во всем определенный смысл, кто знает, но факт остается фактом. Ты спросил, что я думаю – я ответила.
Относительно слов о их путешествии в Мандран. Она этого объяснить не могла, да. Быть может, ей в тот момент было просто безразлично идет кто-то рядом или нет, увязавшись хвостом, а быть может уже тогда ею руководили зародыши того чувства, что сейчас губило души. В любом случае, сие она не собиралась обговаривать. Она это она, да, вот так эгоистично.
- Кости? Можно и в кости, - задумчиво и безэмоционально протянула Фенрил, пребывая еще в паутине собственных мыслей. – Можно и на золото… Помниться мне повезло когда-то.

+1


Вы здесь » За гранью реальности » Город Таллем » Таверна «Пьяный паладин»