fataria

За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Болота скорби

Сообщений 1 страница 20 из 168

1

http://sd.uploads.ru/kMqRr.png
Угнетающий пейзаж бесконечной болотной пустоши, окутанной где легкой, где непроглядной дымкой тумана. На милю вокруг никакой растительности, кроме пучков травы и редкого камыша. Если заглянуть под воду или просто долго смотреть на поверхность, то можно увидеть ясные очертания павших душ, что навечно обречены скитаться в этих темных водах. Души усопших могут запросто оставить здесь и вашу, как сувенир, и вы даже не успеете это осознать или почувствовать. А болотный червь вместе с гидрами с удовольствием полакомятся вашей плотью.

0

2

-----> Древний город Нартас

За свою короткую, семнадцатилетнюю жизнь Ютира ни разу не пользовалась порталами. Не было ни необходимости, ни возможностей; желание если когда и появлялось, то на уровне детской тяги к неизвестному. И вот, второй раз за вечер, не успев толком и сообразить, что происходит, вивариинка пробовала все прелести телепортации... и была этому совершенно не рада. На этот раз вдобавок к совершенно неожиданному и не самому приятному пейзажу ее встретило короткое падение в грязную и холодную воду. Подавившись вскриком, на счастье, закончившимся на той стороне портала, Ют опять ошарашенно огляделась.
Сухой и горячий пустынный воздух сменил влажный, затхлый запах болот. Все вокруг было покрыто темным, непонятной глубины слоем воды, простирающимся на неопределенное расстояние. Края этой прелестной местности были скрыты за белесой дымкой тумана.
Болота. Несмотря на склонность лезть, куда не надо и не просят, подобных мест вива избегала. Ничего интересного в вечном запахе разлагающихся водорослей (и хорошо, если только их), недружелюбной болотной живности и банальной возможности утонуть она не видела.
Единственным, что в безрадостном пейзаже порадовало Ют, была сидящая рядом, тоже в воде, Стэль. Некромант? Пф, ну и к черту, пожалуй, она и сама сейчас "тетю ведьму" обнимет - просто от радости, что в этом месте она не одна. А вот ни наглого флориста, ни недружелюбной инквизиторши рядом не наблюдалось.
- Чертов джинн, - едва слышно простонала алхимичка. Говорить в подобном месте в полный голос не тянуло. Вдруг кто да услышит?
Сидеть в холодной воде - удовольствие сомнительное. Ют решила его не затягивать и встала. С трудом удержавшись от еще одного горестного стона при виде того, как со светлых брюк, и, что самое ужасное, с рыжего хвоста стекает болотная вода, Ют зябко повела плечами.

0

3

=======> Древний город Нартас

Приземление, а вернее, приводнение в болото стало для Стэль полной неожиданностью. Всего минуту назад она была в душной обители джинна, среди вечных песков, а теперь уже сидит в черной болотной воде, чувствуя, как по телу расползается зябкая дрожь. Водичка была не ледяной, но бодрящей, однако после горячего воздуха пустыни подобный контраст температур заставлял стучать зубами от холода.
"Это переходит все границы...", - тоскливо подумала Альваро, брезгливо поднимая из воды руку, с пальцев которой срывались тягучие капли.
Удивительное дело, но ведьма была спокойна, как удав, который только что отобедал кроликом и теперь собирается на боковую. Ни злости, ни вспышек гнева, ничего. Только легкое, но устойчивое раздражение, отчетливо заметное в слегка мерцающих глазах. То ли подействовала вся вся эта карусель из событий, следующих одно за другим и не успевающих складываться в голове в осмысленную картинку. То ли девушка просто устала удивляться, а злость благоразумно придержала до лучших времен. Тем не менее, некромантка не стала осыпать голову джинна проклятиями, а ограничилась лишь негромким, но крайне нецензурным словом, характеризующим всю создавшуюся ситуацию.
- Чертов джинн, - прозвучал за спиной знакомый голосок.
Серая быстро обернулась, одновременно вскакивая на ноги. Плеснула вода, в нос ударил резкий запах гниющих растений и сырой ткани, которой пах туман. Стэль, нахмурившись, взглянула на рыжую виву, и лихорадочно попыталась вспомнить её имя. Спустя пару мгновений память таки проснулась, подкинув ей нужное воспоминание, но теперь ведьму волновало другое...
"Хей, а где инквизиторша и подозрительный флорист?"
Бирюзовые глаза замерцали чуть ярче, когда Альваро повернула голову, осматриваясь. Вышеупомянутой парочки, действительно, не было, даже плавающих тушек в воде не наблюдалось, хотя Стэль достаточно внимательно всматривалась в поверхность болота. А вот само место, куда закинул их джинн, ей показалось смутно знакомым. Пусть пейзажик и выглядел мрачным, даже слегка жутковатым, но он неуловимо притягивал, дарил странное темное удовольствие от созерцания черной воды, поддернутой дымкой тумана, в которой иногда мелькали какие-то белесые тени. Серая прищурилась, поймала взглядом очередное движение, и на её лице отразилось легкое удивление.
- Души... - завороженно прошептала она, следя глазами за кружащимися силуэтами. Стоило моргнуть, как те исчезли, лишь колыхнулся над поверхностью воды рваный клок тумана.
- Прелестно, черт побери, - криво усмехнулась некромантка. Хитрый взгляд скользнул к Ютире. - Джинн сказал что-то про развлечения, мол, мы должны его развлекать... Давай, я тебя скормлю здешним обитателям, а? Думаю, выходка получиться достойная его чувства юмора.

0

4

http://fatariya.ru/uploads/000e/4d/84/50188-2-f.jpg
А вот и вторая парочка оказалась в ловушке джинна. В отличии от своих действий с первой парочкой, Тарр Ошэ не собирался никого предупреждать что сейчас будет что-то. Он лишь усмехнулся, всё так же находясь у себя в пустыне и начал творить своё колдовство. Используя древние слова и странные пасы руками, джинн творил иллюзию. Но что-то шло не так. Магия проходила через открытый портал, но иллюзии не появлялись. Но результат от действий мага явно был. Он это чувствовал. И чувствовал что что-то темное поднимает на джинна свой взор. Это что-то давило на джинна, что тому казалось будто его тянет самого через портал. Тарр Ошэ запаниковал. Он не знал что делать. Как и не знал что это за сила способно вытащить его из города. Маг чертыхнулся и захлопнул портал. Но было уже поздно.
Пытаясь создать ловушку для некроманта и вива, Тарр разбудил своей магией тех, кто спал мертвым сном вот уже тысячи лет. Они изредка просыпались, чтобы затащить путников к себе в болото, но делали это по одиночке. А сейчас сотня духов поднималась со дна болота и медленно двигались в сторону девушек. Они не были похожи ни на людей, ни эльфов. Это что-то было другое, в чем не осталось ничего человеческого. Лица духов были похожи на фарфоровые маски без носа и рта. Лишь глаза были на их лицах. Глаза, которые вселяли ужас всем, кто в них  смотрел.

0

5

Светловолосая некромантка, услышав голос, резко обернулась, буквально подскочив. С нее, как и с виивы, медленно стекала грязная болотная вода. Яркие - а Ют только сейчас по-настоящему разглядела странные, необычайно-яркие глаза ведьмы - яркие зеленые глаза смерили вивариинку не очень-то недружелюбным взглядом. "Мне здесь тоже не нравится" - мысленно ответила Ют, гложимая похожим недовольством, и девушки почти синхронно еще раз оглядели окружающий их унылый пейзаж. Причем вивариинка делала это с конкретной целью - пытаясь за постепенно сгущающейся вдалеке дымкой тумана разглядеть хоть что-то, что подскажет, куда стоит направиться. До этого Ют только на мгновение задумалась и твердо решила - пока тихо, нужно хотя бы попытаться унести ноги. Ведь, в конце-концов, какой смысл сидеть посреди болота по щиколотку в воде?..
- Души... - раздался чуть слышный голос некромантки. Удивленная как словами, так и интонацией, Ют, приподняв брови, посмотрела на Стэль, не сразу сообразив, что та имеет в виду.
- Прелестно, черт побери. Джинн сказал что-то про развлечения, мол, мы должны его развлекать... Давай, я тебя скормлю здешним обитателям, а? - предложила та, глядя на виву. - Думаю, выходка получиться достойная его чувства юмора.
Насколько серьезны слова Стэль алхимичка не стала и задумываться. Просто встретила подобное предложение в штыки, недовольно прищурившись и шагнув в сторону от зеленоглазой ведьмы.
- Может, лучше сначала утопишься и присоединишься к этим обитателям? - заявила Ют, - Не знаю, как джинну, а мне такое начало понравится больше. Заводилой среди них будешь. Все не банально.
Нарываться в планы алхимички вовсе не входило. Но нервы все же давали о себе знать, юмор отказывал, а подумать Ютира банально не успела. Только уже закончив и со злостью глядя на Стэль, лисица задумалась о том, что если ведьма всерьез разозлиться, то ее, Ют, шансы выкрутиться из этой истории стремятся к нулю. Ни инквизитора, ни вампира как если не защитников, так хоть свидетелей нет, где они и живы ли - непонятно, больше никто не имеет понятия о том, куда делась вивариинка... ее убийство ничем не грозило бы ведьме и та тоже, к сожалению, могла это понимать. Не на джинна же уповать?..
Неожиданно раздавшийся слабый всплеск воды заставил вивариинку на пару мгновений забыть о ведьме. Оглянувшись на звук, Ют с замиранием сердца увидела встающего из воды мертвеца. Еще один всплеск - и белая, как снег рука показалась в другом месте. Затем - еще и еще. Несколько десятков пар пустых глаз смотрели на девушек.
Не завизжала Ютира только по той банальной причине, что от увиденного голос отказал напрочь. На пару мгновений она просто застыла, быстро скатываясь к панике и истерике. Зрелище медленно приближающийся мертвецов порождало у лисицы ужас. Почти так же медленно и скованно как и очнувшиеся духи, шагая назад, она сообразила, что пятиться только тогда, когда едва не упала в воду, зацепившись ногой за пучок болотной травы. Вдобавок ко всему взгляд мимолетно скользнул по Стэль, с перепугу окончательно записанную во враги.
- Ильтар... - наконец сорвалось с губ вивы. Единственной мыслью было бежать без оглядки - вот только оглянувшись, она увидела все те же лица-маски мертвецов. - Ильтар... - шепотом повторила Ют, сжимая кулаки и не обращая на боль от впившихся в ладони ногтей. В голову заторможенно пришла мысль о том, что надо взять себя в руки, попытаться что-то придумать, но в этот раз сосредоточиться сразу не получилось.

0

6

Особого энтузиазма в ответ на её предложение не последовало, впрочем, как и ожидалось. Однако Стэль понравилось как недовольно сощурились желтоватые глаза вивы и то, как она отступила в сторону. Всё таки, занервничала, рыжая!
- Может, лучше сначала утопишься и присоединишься к этим обитателям? - дерзко ответила Ютира. Альваро, хмыкнув, покосилась на неё, занятая тем, что выжимала низ собственной рубашки. - Не знаю, как джинну, а мне такое начало понравится больше. Заводилой среди них будешь. Все не банально.
- Оч-чень сомневаюсь, что тебе это понравится, - саркастично протянула ведьма, кривя губы в усмешке. Но когда она заговорила снова, голос её звучал непривычно глухим и серьезным: - Запомни, малыш: мертвый некромант в сотню раз хуже живого.
Это было правдой. Страшной, щекочущей нервы сладкой жутью. Правдой, которую знал каждый, чей путь хоть однажды пересекался с Тьмой или её творениями. И рыжей виве лучше было узнать её на словах, нежели сделать это неприятное открытие когда-нибудь самой.
Некромантка бросила косой взгляд на Ютиру, буравящую её злым взглядом, и со смешком покачала головой. Забавная девчонка. Наглая, хитрая, достаточно смелая... А, может, чересчур глупая? Возможно и так, но проверить это поможет только случай. Стэль разгладила на себе влажную рубашку, провела ладонью по штанам, покрытым разводами болотной грязи, и только вздохнула. Здесь бы пригодилось какое-нибудь заклинание, позволяющее высушить одежду, но в голову, как назло, не приходило ничего путного. Да и, признаться, Альваро не была уверенна, что в её памяти найдется нужная для этого случая магическая формула. В конце концов, с магией огня она так и не нашла общий язык.
...Черная, вязкая энергия мертвых колыхнулась в воздухе, упруго толкнула ведьму. Серая замерла, чутко прислушиваясь к болотной тишине и пытаясь на внутреннем уровне определить, что могло потревожить ауру этого места. В воздухе что-то неуловимо изменилось, дыхнуло затхлостью, словно кто-то приоткрыл дверь склепа, недалеко от девушек мягко плеснула вода. Некромантка мельком глянула на Ютиру, убеждаясь, что та тоже это слышала, после чего подняла выжидательный взгляд на болото.
Щупальца тумана испуганно отпрянули, расступаясь в стороны и открывая взору темные фигуры поднимающейся нечисти. Угловатые, со скрюченными на манер когтей пальцами, обвитые болотными водорослями, они выглядели впечатляюще. В первое мгновение Стэль остолбенела от неожиданности, но быстро взяла себя в руки и теперь с недоверием глядела на бравую компанию мертвецов. Заклинание "ночного зрения" заставило глаза ведьмы загореться на манер кошачьих. Брови хмуро сошлись над переносицей.
"Чертов джинн!", - раздраженно подумала она. - "Здесь уже и не пахнет развлечением, рехнувшийся старикашка!"
За спиной раздался испуганный шепот Ютиры, но Альваро не рискнула к ней поворачиваться, зная, что сейчас её некромантская морда с горящими глазами только сильнее напугает рыжую. Того и глядишь, рванет по болоту прочь, пока не ухнет в топь с головой.
- Что-то вас много, ребята, - задумчиво проговорила ведьма, осматривая ряды приближающихся тварей. Случайно поймала взгляд одного из них, и тут же поспешила отвести глаза. Ей показалось, что она взглянула в лицо самой Тьмы, затягивающей, уничтожающей.
Нет, тягаться с ними со всеми ей было не под силу, но устроить закат разума парочке мертвяков - запросто.
- Эй, малыш, тебя там еще не съели? - окликнула некромантка рыжую, по-прежнему не оборачиваясь, лишь чуть повернув голову в её сторону. Мерцающий взгляд был прикован к подступающим тварям. - Готовься к увлекательному марш-броску по болотам! Сейчас тебе предоставиться исключительная возможность побегать наперегонки с мертвецами...
Отступив на пару шагов, Серая шевельнула пальцами опущенной руки, привычно поддевая нити мертвой энергии. Та поддалась легко, мягко скользнула по запястью вверх и затаилась. На кончиках пальцах задрожали тяжелые капли чего-то черного и вязкого, как смола. Выждав еще пару ударов сердца, Альваро что-то прошептала и резко взмахнула рукой, словно очерчивая линию между собой и подступающей нечистью. Иссиня-черный дымный след вспыхнул перед мертвыми тварями, скрывая от них двух девушек, перебивая их запах, глуша звуки. Используя это заклинание, Стэль не рассчитывала, что оно остановит мертвецов, скорее задержит.
- А теперь рвем когти! - выдохнула ведьма, бесцеремонно хватая Ютиру за руку и кидаясь в сторону, прямо к мертвым, которых еще не коснулось расползающееся облако тьмы. На ладони некромантки еще пульсировала темная энергия, поэтому, когда девушка коснулась груди первого из попавшихся на пути мертвяков, тот тут же растворился в воздухе рваными клочьями тумана.
"Духи", - вдруг осознала Стэль, продолжая уворачиваться от скрюченных пальцев и награждая особо ретивых тычком в грудь. Нежить распадалась в воздухе белесой дымкой, когда темная магия уничтожения касалась их сущности. - "Воплощение древнего колдовства, ставшее материальными по воле какого-то гения... Готова поспорить, что это дело рук отморозка-джинна!"

0

7

- Эй, малыш, тебя там еще не съели? - голос некромантки отчасти помог лисице отойти от столбняка. - Готовься к увлекательному марш-броску по болотам! Сейчас тебе предоставиться исключительная возможность побегать наперегонки с мертвецами...
Вивариинка молча смотрела в спину некромантки. К ужасу на лице медленно добавились злость и недоверие - не лично к ведьме, а к происходящему в целом.
"А я не хочу! Как вообще могло такое произойти? Может, я сознание с чего-то потеряла и мне все это снится? Я ведь час назад была в Таллеме, как так могло получиться, что сейчас я непонятно где, непонятно с кем, и в такой ситуации?!"
К большому сожалению Ют, не поверить в реальность происходящего всерьез не удавалось. Влажный гнилой запах, плеск воды вокруг мертвецов, холод и промозглость болота - все было слишком настоящим. А значило это все одно - ее и впрямь могут "съесть". "Так что хватит уже психовать и возьми себя в руки!" - вновь почти бесполезно приказала себе вивариинка и пригляделась к Стэль.
Некромантка закончила плести какое-то из своих заклятий и оно темной дымной стеной преградило дорогу страшным существам. Мертвяки странно затоптались на месте, будто растерявшись. Казалось, они не силах разглядеть сквозь магическую дымку девушек, хотя сами виднелись - вяло шевелящимися белыми силуэтами.
- А теперь рвем когти! - блеснув горящими ярко-бирюзовыми глазами, некромант схватила вивариинку за руку и потянула ее прямо к мертвякам. На мгновение Ют уперлась, самым первым побуждением было вырвать руку у не внушающей доверия девушки. Но уже следующей мыслью было то, что бежать надо. Что еще делать?.. И алхимичка послушно последовала за Стэль.
Ледяная вода и водоросли мешали бежать, от рук мертвецов, которые вновь заметили девушек, приходилось уворачиваться, рискуя с каждым непроверенным шагом провалиться в болото по-настоящему. Но лисица все же покрепче сжала зубы, демонстрируя, что по крайней мере ловкости и быстроты ей не занимать. По сторонам она старалась не смотреть да и вообще не думать, сосредоточившись на движении...
Когда мертвецы почти остались позади, лисица почувствовала холодное прикосновение к свободной руке. Взвизгнув, она помчалась вдвое быстрее, вырвав руку у ведьмы и забыв о том, что под ногами болото, да и об остальном. Прикоснулся к ней, собственно, не дух, и были это лишь водоросли, сорвавшиеся с одного из них, но они вновь подхлестнули ужас... Очнулась Ют только преодолев пару сотен метров от ближайшего мертвяка. Остановившись, она уперлась руками в колени, глядя на темную воду и с опозданием соображая, что только удачей объясняется то, что он не ухнула в какой-нибудь омут поглубже.
Прикрыв глаза и пытаясь отдышаться - не от бега, от страха - алхимичка нервно рассмеялась. Короткий кросс привел в чувство окончательно, да и опасность отодвинулась по крайней мере на десяток минут. На мгновение стало даже стыдно за панику.. перед некроманткой. "А где она?" - Ют подняла голову.

Отредактировано Ютира (2011-07-27 20:27:16)

0

8

Бежать по болоту, с трудом переставляя в воде ноги, было тем еще испытанием. В сапогах уже отвратительно хлюпало, мышцы отзывались тянущей болью при каждом шаге, но Стэль упрямо двигалась вперед. Духов на пути попадалось всё меньше. Теперь достаточно было просто увернуться от их рук, не тратя магию, однако это тоже несло в себе определенную опасность – любой неосторожный шаг в сторону и топь получит в свои жадные объятия новую жертву.
Относительно безопасную тропку через болото можно было угадать по едва заметным кустикам растительности. По ним-то Серая и ориентировалась, каким-то чудом успевая замечать на бегу нужное чахлое растеньице, а уже через мгновенье нога нашаривала под водой устойчивую почву…
За спиной раздался сдавленный крик. Стэль не успела оглянуться, чтобы понять, что произошло, как вдруг ладонь рыжей выскользнула из её пальцев.
"Ну, хоть от меня на время отстанут…", - малодушно подумала Альваро. Она решила, что вива таки стала жертвой разбуженной нечисти, однако уже спустя несколько мгновений живая, но крайне напуганная Ютира пронеслась мимо неё, едва не столкнув в болото.
- Черт!.. – зло прошипела некромантка, с трудом удерживая равновесие. Ближайший мертвяк на радостях двинулся к ней, распахнув объятия, как любящая бабушка, но Стэль лишь раздраженно хлестнула его ладонью по груди. Дух распался туманными клочьями.
Когда она снова взглянула в сторону, куда убежала девчонка, то увидела лишь её далекую фигурку, постепенно скрывающуюся за белесой пеленой. Некромантка ожидала, что в любой момент рыжая исчезнет из её поля зрения, провалившись в невидимый под водой бочаг, но нет. Та летела с завидной скоростью аки болотный призрак.
- Ой, ду-у-у-ура… - с чувством протянула Альваро, картинно закатив глаза. – Лучше бы я тебя этим тварям скормила, всяко больше пользы.
Кстати, о тварях. Девушка вдруг сообразила, что стоять столбом посреди болота, когда на тебя охотиться внушительная кучка нежити, крайне неосмотрительно. Ведьма рискнула глянуть через плечо и тут же, охнув от неожиданности, резво пригнулась. Скрюченные пальцы мертвяка захватили лишь воздух над её головой, но Стэль уже не стала дожидаться, когда дух повторит попытку, и кинулась по петляющей болотной тропке.
Через полсотни метров некромантка сбавила темп, оглянулась, убедившись, что нечисть не наступает ей на пятки, и только теперь поняла, что туман стал плотнее. Черные веточки кустарников едва проглядывали сквозь пелену. Изредка над водой пролетал ветерок-вздох, разрывая туман на клоки, заставляя его извиваться щупальцами, и только в эти просветы можно было хоть что-то разглядеть впереди. Вот в один из таких моментов Альваро и высмотрела в молочной дымке знакомую невысокую фигурку, на долю мгновения мелькнувшую яркой рыжиной. Ведьма криво усмехнулась и, стараясь громко не плескать водой, двинулась к Ютире. До той оставалось около пятнадцати метров, но клубящийся туман создавал иллюзию, что девчонка отдаляется с каждым шагом. Впрочем, Серая не спешила. Духов поблизости не было, они маячили тенями где-то позади и сбоку, следовательно, и опасности пока никакой не представляли. А рыжая могла и подождать… Если, конечно, у неё хватит выдержки находится одной посреди болотной хмари.
"Понервничай-понервничай", - паскудно ухмылялась Стэль, осторожно ступая по корневищам растений. В тумане, её шагающая фигура с тлеющими точками глаз, могла сойти и за очередную болотную нежить, но некромантка об этом как-то не задумывалась. - "В следующий раз будешь головой думать, прежде чем убегать, черт знает куда".

0

9

Глубоко дыша, пару мгновений вива смотрела перед собой, не наблюдая ничего, кроме молочно-белого тумана. Затем - все-таки догадалась повернуться вокруг своей оси, обозревая унылые просторы болота. Туман не только скрывал от глаз силуэты, но и заглушал звуки. Только негромкие всплески и раздавались со всех сторон, мешая сориентироваться.
"Вот только не говорите мне, что мы еще и друг друга потеряли" - эмоции, испытанные Ют при этой мысли, были просто непередаваемыми. Пришлось снова глубоко вздохнуть, заодно восстанавливая дыхание, и попытаться осмотреться еще раз. И теперь, оглянувшись на очередной  всплеск, удалось разглядеть два горящих огонька глаз, медленно приближающихся и покачивающихся на ходу... вслед за ними показался расплывчатый человеческий силуэт. Ютире пришлось вновь себе напомнить, что реакции хуже паники просто не придумать, а на болотах кроме нее и нежити присутствует еще и некромантка. Да и был небольшой шанс на то, что и инквизитор с флористом бродят где-то неподалеку, просто очутившись чуть в стороне.
Прикрыв глаза, лисица втянула сырой болотный воздух, на этот раз концентрируясь на запахе. "Некромантка." - в том, что по этому поводу стоило радоваться, Ют серьезно сомневалась. Но решила подождать как с выводами, так и с действиями.
- Я прошу прощения, - заявила вива с ходу, надеясь избежать сим простым способом дальнейшего обсуждения, - впала в панику, была не права, все хорошо, что хорошо кончается.
Взгляд, которым при этих словах Ют смерила ведьму, меньше всего походил на извиняющийся. Вивариинка начинала уставать - и заодно терять чувство юмора.
- Пойдем отсюда? - предложила она, отворачиваясь в сторону болот и взглядом отслеживая предполагаемую тропку. Компания ей окончательно перестала нравиться, но сейчас было не до капризов. К тому же - лучше уж живая некромантка, чем толпа мертвецов. "Да даже и живой джинн" - усмехнувшись мыслям, вивариинка покосилась на Стэль. О последнем она при виде мертвецов едва не забыла.

0

10

Пока ведьма шагала сквозь туман, она успела понять кое-что важное, что несколько прояснило ситуацию. Вернее, её часть. По той энергетике, которой было пропитано болото, по тому, как темная энергия легко поддавалась на призывы некромантки, Стэль заключила, что они находятся где-то в Западных землях. Судьба не раз заносила её в здешние края, но в таких местах, слава Тьме, бывать не приходилось. Увы, это означало, что точного своего местонахождения девушка не знала...
К недовольству Серой, её заметили еще на подходе. Но, нет, рыжая не кинулась на шею, благодаря светлых богов за то, что они не оставили её одну на болотах и послали в компанию хотя бы такую как некромантка. Совсем нет. Она с ходу принялась оправдываться. Слова извинения звучали так, словно та попросту стремилась избежать возможных упреков со стороны ведьмы, всколыхнув тем самым в душе у последней глухую злость.
Альваро скрипнула зубами. Остановившись в паре метров от вивы, она мрачно глянула на неё, и демонстративно скрестила руки на груди. В ответ же получила усталый и несколько раздраженный взгляд Ютиры. Что ж, полная идиллия налицо.
- Пойдем отсюда? - предложила лиса, отворачиваясь.
Глаза ведьмы нехорошо сузились. Стэль не шевельнулась, продолжая хмуро наблюдать за девчонкой. В наступившей тишине были слышны далекие всплески воды под ногами мертвецов (а, может, еще какой нечисти?), где-то над головами стремительно пронеслась болотная птица, спешащая миновать проклятое место. Её гулкие хлопки крыльев стихли так же внезапно, как и появились. Пауза затягивалась.
"Пойдем, несомненно пойдем..."
- Знаешь, котенок, - первой нарушила молчание некромантка, и в её голосе плескался яд. Сладкий на первый взгляд, он обжигал, заставлял сердце сбиваться с ритма в нехорошем предчувствии. Альваро плавно шагнула к Ютире, кривя губы в какой-то дьявольской усмешке. - Я так же, как и ты, не в восторге от всей этой заварушки, полоумного джинна, толпы одичавших духов и нашего с тобой, так называемого, сотрудничества... - ведьма скользнула мимо рыжей, обходя её и заглядывая в глаза. Взгляд её внезапно ожесточился, улыбка исчезла. - ...но, сделай одолжение, убери это тухлое выражение с лица и наберись терпения, чтобы мне не хотелось утопить тебя в болоте. А лучше смирись. Со всем. И моим присутствием в частности.
"Прекрасно. Сейчас мы еще вцепимся друг другу в волосы и устроим женские бои в болотной грязи", - мрачно прикинула Серая, зло щурясь. Впрочем, ей было проще хотя бы так. Она предпочитала нагрубить, заставить высказать всё, что о ней думают, нежели чувствовать на себе раздраженные взгляды, да ждать, когда рыжая закипит от накопившегося недовольства и ударит в спину.

0

11

Ютира, разглядывая поверхность, ждала ответа. Но за спиной было тихо. И без того чувствуя себя на редкость неуютно, пришлось еще и бороться с желанием оглянуться. Все равно было понятно, что взгляд, направленный ей в спину и ощущаемый почти физически, полон вовсе не дружелюбия и всепрощения.
- Знаешь, котенок, - наконец ведьма прервала молчание. «Конечно же, нужно устроить разборки посреди болот» - мгновенно прокомментировала Ют про себя, прислушиваясь к шагам подошедшей поближе Стэль. Призрачная надежда на то, что та демонстративно помолчит и на этом все закончится, исчезла. С двух слов было понятно, что ничего хорошего дальше не последует. «Некромантка, ну вот почему тихо и мирно не сделать вид, что все хорошо?.. Хотя бы пока не выберемся с болот, а лучше - и вовсе пока не разберемся с Тарр Ошэ и не разойдемся по своим делам». Опустив голову, алхимичка с преувеличенным интересом разглядывала свое отражение на поверхности воды.
- Я, так же, как и ты, не в восторге от всей этой заварушки, полоумного джинна, толпы одичавших духов и нашего с тобой, так называемого, сотрудничества... - Стэль еще и обошла ее, заглядывая в лицо. Встретил ее все тот же усталый и раздраженный взгляд, что и до того. - ...но, сделай одолжение, убери это тухлое выражение с лица и наберись терпения, чтобы мне не хотелось утопить тебя в болоте. А лучше смирись. Со всем. И моим присутствием в частности.
Выражение лица некромантки подсказывало, что свое желание прибить виву она может и исполнить. «Вот сейчас все брошу и правда кинусь тебе на шею, обниматься» - с удовольствием бы парировала Ют, уверенная, что на деле за такую попытку будет награждена как минимум еще парочкой ехидных замечаний. В самом лучшем случае. Ведьма и сама не была похожа на образец благости и расположения, так какого черта ждет их в ответ? Впрочем, лисица была и не в том настроении, чтобы устраивать скандал, просто послушно излучать счастье как-то не хотелось.  «Хотя...» - ухмыльнулась Ют, глядя в глаза некромантки. Те светились флюоресцентным бирюзовым светом, так подходящим к атмосфере мрачного болота. «Все равно выяснить отношения она уже начала...»
На лице вивариинки медленно расплылась улыбка, в которой было все расположение и миролюбие, которое она смогла в себе на данный момент откопать. Изменился и взгляд - теперь в нем читался испуг и чувство вины ребенка, вдруг сообразившего, что он кого-то обидел.
- Прости, Стэль, - медовым голоском попросила она, - просто я так боюсь подобных мест. Я ведь даже не поблагодарила. Спасибо, что не бросила меня одну. - алхимичка едва удержалась от того, чтобы не отвесить поклон, что было бы совсем уж черезчур. - Давай вместе разберемся со всеми нашими проблемами. - Договорив, Ют с милой улыбкой... протянула некромантке руку.
На то, что ведьма поверит в столь нарочитое представление, вива и не рассчитывала. С одной стороны, просто не удержалась, с другой - интересно было посмотреть на реакцию Стэль. Оставалось надеяться, что во всяком случае тут же убивать ее не примутся. И что они успеют договорить прежде, чем толпа нежити их нагонит. О безлицых мертвецах Ют не забывала, и временами поглядывала в сторону звуков, на которые болото было весьма богато. «Черт, неужели ей не надоело тут стоять?..» - нервно думала вивариинка.

+1

12

В следующую минуту Стэль поняла, что... ничего не понимает. Рыжая улыбалась в ответ на её слова, улыбалась мило и искренне, чем окончательно сбивала некромантку с толку. Взгляд Ютиры был виноватым, слегка напуганным, как у неразумного ребенка. Подобная резкая метаморфоза девчонки была дикой, неправильной, поэтому это поведение напрочь отказывалось укладываться в голове. Ведьма недоверчиво хмыкнула и удивленно изогнула бровь.
- Прости, Стэль, просто я так боюсь подобных мест. Я ведь даже не поблагодарила. Спасибо, что не бросила меня одну, - Альваро невольно отшатнулась, начиная подозревать, что вива попросту рехнулась от переживаний. - Давай вместе разберемся со всеми нашими проблемами.
Последним штрихом в этом абсурде стала протянутая девчонкой рука. При этом Ютира продолжала мило и радостно улыбаться, словно только что сперла из королевской сокровищницы половину её содержимого. Ведьма с подозрением пригляделась к ладони рыжей, перевела взгляд той на лицо, прищурилась и... вдруг рассмеялась. Пожалуй, здешние обитатели болота еще никогда за всю свою историю не слышала смеха. Нет, зловещий хохот, возможно, еще звучал над черной водой, сея жуть в сердцах случайных путников, но веселый смех некромантки тут явно был неожиданностью. Дикой неожиданностью, ибо мрачный пейзажик никак не ввязался с весельем, вгоняя в тоску любого убежденного оптимиста.
- Ты еще забыла облобызать мне ручку и заверить в вечной преданности, попутно заливаясь слезами раскаяния, - продолжая весело ухмыляться, произнесла ведьма и легонько хлопнула Ютиру по протянутой ладони. - Но мне понравилось. Если будешь устраивать такие представления почаще, глядишь, я окончательно растаю и откажусь от своей идеи утопить тебя в болоте.
Злость схлынула, оставив после себя лишь тень раздражения, которая вовсе не мешала Стэль веселиться. Да, рыжей таки удалось выбить её из колеи, даже заставила поверить в её "сумасшествие". Образ наивной и легкомысленной девочки ссыпался на глазах, теперь Альваро взглянула на виву другими глазами, убедившись, что та нахватала от своего тотемного зверя массу полезных качеств, таких как хитрость и изворотливость.
"Ладно, черт с ней. Главное, что в истерику не бросается, а на остальное плевать... А?", - ход мыслей нарушил всплеск воды совсем недалеко. Метнув в ту сторону взгляд, Серая наткнулась лишь на клубы тумана, однако в груди знакомо потянуло, давая понять, что где-то там находиться нечто недружелюбное и опасное. Судя по всему, духи с упорством осликов продолжали на них охоту.
Эх, а она уже грешным делом подумала, что мертвячки решили поиграть в джентльменов и отпустить их восвояси.
- Боюсь, со всеми нашими проблемами мы не в силах разобраться, ибо эти проблемы крайне голодны и их много, - проговорила Стэль, понижая голос и кивком головы призывая следовать за собой подальше от приближающихся тварей. Под ногами снова захлюпала болотная грязь, черной мутью поднимаясь со дна после каждого шага. Некромантка мельком оглянулась через плечо на Ютиру: - Слушай, алхимичка, а у тебя в сумке не завалялось склянки с какой-нибудь полезной в нашем случае гадостью? Окатили бы сейчас эту тухлую компанию, например, кислотой... Всегда мечтала плеснуть кому-нибудь в морду сию дрянь.

0

13

Да, сценка удалась на славу. Эффект вышел лучше, чем рассчитывала вивариинка. Посреди ее небольшой речи некромантка даже попятилась, и алхимичке жутко захотелось рассмеяться, уж больно потешно выглядела Стэль, смотревшая на нее одновременно с растерянностью и подозрением. Хотелось бы Ют залезть ей в голову и узнать, о чем та подумала при виде такой неожиданной реакции. «Хотя почему неожиданной? Сама же просила» - с долей ехидства подумала вива. Но приходилось сохранять все ту же умоляюще-милую мордашку - до тех пор, пока не рассмеялась сама ведьма. Звонкий смех, раздавшийся над болотом, несмотря на слышавшееся в нем веселье звучал дико посреди полных нечисти болот. Но тут уж и сама Ютира позволила себе широкую и веселую ухмылку, так и просившуюся на лицо.
- Ты еще забыла облобызать мне ручку и заверить в вечной преданности, попутно заливаясь слезами раскаяния, - заявила ведьма, отсмеявшись. Пожимать руку она конечно не стала, но и легкое прикосновение было принято Ют за окончательное объявление мира. - Но мне понравилось. Если будешь устраивать такие представления почаще, глядишь, я окончательно растаю и откажусь от своей идеи утопить тебя в болоте.
- Слезы и вечную преданность я оставлю на тот случай, если ты все-таки решишь меня утопить, - нарочито-серьезно ответила лиса. Ей и самой стало куда веселее, вначале наигранная улыбка стала искренней, пуcть и появились в ней нотки насмешливости. Обстановка, казалось, разрядилась. Но ненадолго. Еще до того, как некромантка вновь заговорила, Ют поняла, что не зря не забывала о мертвецах. Слишком уж напряглась ведьма, прислушиваясь и вглядываясь в белую тьму тумана.
- Боюсь, со всеми нашими проблемами мы не в силах разобраться, ибо эти проблемы крайне голодны и их много, - понизив голос, напомнила Стэль. И в вопросах нежити алхимичка доверяла своей новой знакомой безоговорочно. Кому еще разбираться во всяких-разных неупокоенных, как не некроманту? Не в силах - значит, не в силах, зато передвигаются они явно шустрее.
«А все-таки редкостная гадость эти безлицые в болотной жиже. И неужели эта Стэль, раз она некромант, не может их... развеять, уничтожить, отвлечь, еще как-то обезвредить? Хотя о чем я. Могла бы - сделала, зачем ей рисковать утонуть в этом забытом богами и разумными местечке, лавируя меж трупов?»
Пришлось, сдержав вздох, следовать за некроманткой, глядя в грязную вонючую воду и попутно напоминая себе, что есть существа и куда более опасные и даже более противные, чем мертвецы. А эти, судя по всему, еще и не отличались умом. И все же алхимичке куда проще было в обществе кого угодно, но разумного. С разумным всегда можно хотя бы попытаться договориться, как бы тот не был настроен. Да даже и к животным, если подходить со знанием дела, можно найти подход. А как договориться с существом, которое по природе своей враждебно всему живому?..
- Слушай, алхимичка, а у тебя в сумке не завалялось склянки с какой-нибудь полезной в нашем случае гадостью? - негромко обратилась Стэль к Ют. - Окатили бы сейчас эту тухлую компанию, например, кислотой... Всегда мечтала плеснуть кому-нибудь в морду сию дрянь.
Лисица хмыкнула, всерьез задумавшись над эти вопросом. Но уже через мгновение, сообразив, что лучше в данном случае советоваться, принялась размышлять вслух.
- Кислота есть, но сию дрянь лучше плескать в лицо кому-нибудь, кто почувствует боль. Я так понимаю, это не про этих безлицых и в нашем случае вряд ли одна склянка возымеет эффект даже на одного мертвяка, разве что ослепить, но у нас проблема поглобальнее. - вполголоса вещала алхимичка. - Отравить или усыпить этих тварей тоже вряд ли получится. Разве что огонь... Есть у меня одна штучка, загорается на раз, легкая, с водой не смешивается. Разольешь - останется тонкой пленкой на поверхности. А потом достаточно искры... - задумчиво продолжала Ют, на ходу взяв в руки и автоматически поглаживая еще мокрый и из-за этого темный хвост. Несмотря на неприглядность обстановки, теоретические размышления ее отвлекли и увлекли. - Но запасы у меня, сама понимаешь, не промышленные, лучше оставить на самый крайний случай.
Пока, однако, серьезной необходимости в действиях вива не примечала. Вновь появившийся было запах мертвецов теперь вновь стал едва уловимым, шорохи и всплески вечернего болота пусть и держали в напряжении, но всерьез ничем не угрожали. Ютира всерьез надеялась, что им удастся покинуть треклятое место до ночной темноты и при этом обогнать их преследователей. Да и вообще обстановка ее смутно раздражала. От легких туфлей, когда вокруг воды по щиколотку, толку было мало. Мокрая ткань брюк теперь только неприятно холодила. И пусть воздух был даже тепловатым, по сравнению с жаркой сухостью пустыни контраст был разительным. Настолько, что руки неуютно покрылись гусиной кожей.
«Побыстрее бы оказаться уже поближе к цивилизации и переодеться» - тоскливо подумала Ют, представляя себе уют и тепло ее собственной комнаты в Таллеме. В том, что они сейчас в окрестностях именно этого города вива сомневалась, но на то, что поблизости есть хоть какая-то деревушка, надеялась изо всех сил и, как могла, спешила в выбранном направлении. Вскоре стало суше, а туман постепенно стал реже. Однообразные виды к тому времени окончательно надоели Ют, а ноги от ледяной воды совершенно окоченели.
- Это что, Вильдан?! - поразилась вива, когда вдали показался город. Болото кончилось незадолго до этого, и сложно описать восторг алхимички, когда наконец стало сухо.
«Бойтесь ваших желаний. Они исполняются...» - мысленно фыркнула она, припомнив, что не так давно жалела о том, что так и не заглянула в этот город. Правда, теперь это означало еще и то, что до Таллема добираться и добираться. «И что, черт побери, подумают о моем исчезновении?..» - при мысли о том, что она еще и работы такими темпами лишится - а как объяснять свое исчезновение, было совершенно непонятно, не про джинна же рассказывать - Ют едва не схватилась за голову. Но, вспомнив о нервной ведьме, только с печальным вздохом прикусила губу. Нужно было искать ночлег , а об остальном можно было подумать и завтра.

-----> Подземелье под городом Нартас

Отредактировано Ютира (2011-08-05 15:10:53)

0

14

Плеск воды, клубящийся туман и прочие нерадостные элементы болотного пейзажа порядком приелись. Стэль сейчас горько жалела, что не приобрела в свое время какую-нибудь полезную вещицу для телепортацию, которая уж наверняка избавила бы её от этой "познавательной" экскурсии. Хотя... Продолжая шагать, некромантка скользнула рукой к груди, нащупывая прямоугольную пластинку амулета. Сжала её в кулаке и задумчиво закусила губу.
Нет. Нельзя. Всё таки рыжую с собой тащить туда не стоит.
Серая досадливо поморщилась и, разжав кулак, опустила руку, предварительно спрятав амулет под рубашку, дабы не соблазниться его полезными свойствами в очередной раз. Сами справятся. В конце концов, болото не может быть бесконечным и когда-нибудь кончиться.
- ...Есть у меня одна штучка, загорается на раз, легкая, с водой не смешивается. Разольешь - останется тонкой пленкой на поверхности. А потом достаточно искры... - продолжала размышлять вслух Ютира. На предыдущие её рассуждения Альваро отреагировала лишь согласным хмыканьем, однако только что прозвучавшая фраза заставила её заинтересованно повернуть голову, едва не оступившись с "тропы". Однако последующие слова снова привели ведьму в мрачную задумчивость. - Но запасы у меня, сама понимаешь, не промышленные, лучше оставить на самый крайний случай.
- Ясно. - коротко обронила Стэль, разглядывая белесую пелену, стелющуюся над на черной гладью. Показалось или что-то там действительно темнеет, разительно отличаясь от осточертевшей уже болотной пустоши? - Значит, будем просто шустрее шевелить лапками, надеясь, что мертвецы не вынырнут у нас перед носом, дабы пригласить на незабываемую прогулку на дно болота, - подумав, мрачно добавила, -  В один конец.
От напряженного высматривания "тропы" начинали болеть глаза. Сгущающиеся сумерки только ухудшали положение, расползаясь по болоту синеватой хмарью и превращая все в однотонную темную массу. Заклинание "ночного зрения" постоянно приходилось обновлять из-за усталости, да невыносимой рези в глазах, мешающей сконцентрироваться. Альваро только оставалось скрипеть зубами и витиевато ругаться в адрес мерзкого джинна.
Совсем неожиданно под ногами чавкнула грязь, в которую сапог ушел почти по щиколотку. Серая, увлекшись сладкими мыслями о том, что она сделала бы с джинном, будь у неё магических сил на порядок больше, чем у этого рехнувшегося негодяя, не заметила как болото закончилось. Некоторое время под ногами расползалась вязкая жижа, но уже через пяток метров её сменила твердая земля, поросшая пожухлой короткой травкой. Чуть в стороне угадывалась редкая рощица, почти впритык подходящая к топи, а прямо перед ними, где-то вдалеке, перемигивался огоньками какой-то город. В сумерках еще были видны тонкие струйки дыма, тянущиеся из печных труб и растворяющиеся в темнеющем небе с редкими вкраплениями жемчужных звезд.
Первой очнулась Ютира.
- Это что, Вильдан?! - воскликнула она, заставив некромантку внимательней всмотреться в темную массу города.
- По размерам, кажется, похож, - задумчиво протянула Стэль, не останавливаясь и напряженно всматриваясь вперед. Уставшая и порядком замершая, она даже осмелилась предположить, что всё это морок, иллюзия, созданная джинном, который решил вконец измотать их своими фокусами. Однако через полчаса ходу девушки вышли на широкую дорогу, испещренную колеями от колес тяжелых торговых повозок. Днем здесь, наверняка, было не продохнуть от пыли, поднятой лошадиными копытами и телегами, однако сейчас народу почти не наблюдалось.
"Пешком?", - ужаснулась Альваро, представив себе предстоявший путь. Да еще и в темноте, по неровной дороге, постоянно вслушиваясь в окружающих звуки, дабы избежать встречи с разбойниками. - "Нет уж, увольте! Хватит с меня и увеселительных прогулок по болоту!"
Подхватив Ютиру под локоть, некромантка решительно направилась навстречу подъезжающей телеге, с твердым намерением уломать возницу взять их на борт, дабы с ветерком домчать до Вильдана.

======> Постоялый двор "Закат"

0

15

http://fatariya.ru/uploads/000e/4d/84/50188-2-f.jpg
Увлекшись происходящим в таверне, джинн чуть не забыл о том, что творится на болоте. Там в принципе не происходило ничего интересного, но джинн всё равно был расстроен. Нужно было тоже какую-нибудь гадость подкинуть девушкам. И джинн даже знал какую. "Даже не придется ничего выдумать, " - думал джинн, подготавливая заклинание.
Один пас рукой и тут же на болоте испортилась погода. Лил нещадно дождь, закрвая обзор. В этом дожде было трудно увидеть что происходит. Особенно невозможно было разглядеть темную фигуру, которая вцепилась руками в Ютиру и потащила прочь от некроманта. Но та держалась крепко, так что мрачной фигуре пришлось "попотеть". Приложив еще немного усилий, иллюзия наконец-то оторвала девушку от ведьмы. И тут же вместе с вивой исчезла, оставив некроманта одну.

0

16

[ Река Стамэ ] http://i.imgur.com/Sahjk3d.png
7 число месяца Благоухающей Магнолии 1647 года, день.

Местность совершенно не располагала к какой-либо активности, еще меньше к тому толкал размеренный шаг коня, который оказался удобным и плавным, как мягкая кушетка. Сколько они уже топали? Левифрон давно потерялся во времени, ибо откровенно клевал носом. После рассвета еще как-то удавалось держать себя в бодром состоянии, пока было сыро, туманно и довольно холодно, но едва солнце укрепилось на небосклоне и тепло разлилось по воздуху, алхимика разморило. Ночью нормально поспать ему не удалось, хотя он честно старался. Уже к утру он спохватился, что нужно было замотаться в плащ получше да сесть к костру поближе, а не понадеяться на авось и теплые летние вечера, но поздно уже было – едва на ноги встал, как понял, что левое плечо безнадежно продуло.  Река была коварна. Да и как тут уснешь после посещения такой буйной деревеньки, если при одной только мысли о ее существовании на белом свете пробивала дрожь? Так и мерещились алхимику в темноте вампиры с вилами, подкрадывающиеся из-за угла, обнажающие клыки и с дикими песнопениями кидающиеся на остановившихся на ночлег путиков. Они ведь не так уж и далеко от села отошли, при желании местные действительно могли обнаружить беглецов. Да и кто знает, как далеко те могут зайти в своих гуляниях, вдруг празднуют так, что на три версты окрест слышно, видно и подойти страшно?
Только вот река молчала всю ночь, не донося ни звука со стороны покинутой деревни, да и днем все было очень спокойно. Если крестьяне и хватились гостей, то поленились догонять. А может хватились уже тогда, когда хваленая медовушка сделала не один круг по рукам, а потому все дружно решили, что то были происки темных богов, решивших смутить жениха и невесту и свернуть их с пути истинного, а простого люда их законной еды лишить, сожрав все, что плохо лежит.
«Вот сочинят старики какую-нибудь сказку про то, как победили богатыри местные пакость нечистую, задумавшую недоброе в праздник устроить, как отличился храбростью жених, на самом деле давно лежащий под скамейкой и пускающий слюни, и как растворились нечистые в воздухе, прихватив с собой свинью в качестве компенсации», - подумал Левифрон, широко зевая.
Долгий-долгий переход, монотонный-монотонный пейзаж. А глаза сами закрывались. На беседы со спутниками не тянуло, да и не столь широкий выбор собеседника имелся, начинавшийся и заканчивавшийся на Альвэри. Ну и еще Клейма можно было посчитать. С Келом все было настолько ясно, что Левифрон предпочел полностью ограничить свои контакты с беловолосым: тот был из той замечательной касты людей, кто любит колоть побольнее окружающих по поводу и без, но едва только их ткнут их же оружием в ответ, как начинаются обиды. Но это были исключительно проблемы разведчика, ведь на обиженных воду возят, как говорится, и оставалось надеяться, что тому хватит ума самому не провоцировать Филина снова, чем Кел и занимался до этого. Только в таком случае его тонкая душевная организация не пострадала бы, а более мирная часть отряда не тратила время на выслушивание угроз.
«А ребенка их будут считать осветленным самим Ильтаром, ведь именно его длань распростерлась над селом в тот день, дав силу и отвагу людям, чтоб победили они супостатов. А у особенных родителей всегда бывают еще более особенные дети» - вернулся к своим размышлениям Левифрон.
Герхен ясно себе представлял, как когда-нибудь на ставнях изб появится узор, повествующий эту историю, как будут плестись ручники по этим мотивам, а дети будут играть на улицах в героев и супостатов. Только именно у них это будет иметь совершенно другой смысл.
«Может все же наведаться сюда через десяток лет? Пополню летописи очередной деревенской легендой, ведь кто может лучше рассказать о произошедшем, чем один из тех самых нечистых. Только надо к тому времени бороду отрастить и налысо голову побрить, чтоб никто не узнал. Нехорошо было бы еще раз под раздачу попасть».
На этой мысли воображение заартачилось. Оно упорно выдавало облысевшего от времени старца с серебристой бородой до пят, ползающего по кустам с Оком Энвенэль и конспектирующего все действия крестьян, занося свои собственные заметки и указывая отсылки к сказкам. И пусть через десяток лет Филину еще не светило быть согнутым пополам и впавшим в маразм дедком, картина все равно ужаснула.
«Нет, не поеду. Пусть сами заносят в летописи то, что насочиняют».
Дабы сбросить с себя ощущение «дедковости» и убедиться, что двадцать семь – это еще ого-го, в гроб явно рано, Левифрон выпрямился в седле. Только вытянулся, начал распрямляться– как глухо охнул от боли в потревоженном плече и согнулся обратно. Пришлось довольствоваться простым фактом того, что утром в своем отражении он бороды и тяжести лет на лице не видел, стало быть, можно пока успокоиться.
Окончательно из полусонных рассуждений алхимика вывел непонятный гул. Он шел со стороны леса, за которыми должны были начаться болота, но в абсолютно безлюдной местности сей звук был настолько чужд, что даже Клейм насторожился. Алхимик придержал коня. Тот слышать ничего не мог, так бы и шагал себе спокойно навстречу неизведанному.
«Болотные твари так делать не умеют. Да и вообще на тварь не похоже. Как и на что-то живое».
Ждать какого-то развития событий пришлось недолго, гул оборвался чьим-то выкриком, за которым последовало совершенно человеческое радостное улюлюканье и, как ни странно, пронзительное конское ржание. Но и это недолго длилось, закончилось громкой и душевной руганью. А затем на поле опустилась тишина.
«Надо пойти посмотреть, что ли. Неужели и правда селяне аж до болот в своих празднествах дошли? Или я не в курсе каких-то свойств вампиров
Куда-либо пойти никто не успел, среди деревьев мелькнула тень. Потребовалось всмотреться, чтобы опознать, что никакая это не тень, а олень, худой, волосатый и с яркими-яркими глазами. Они и выдали.
- Глядите-ка, нуруль! – алхимик и сам бы не поверил тому, что сказал, да названный повернулся в их сторону и даже чуть вышел из-за деревьев, явив всем свою морду лани и шикарный мех на шее. Показался, всхрапнул, дернул ухом да дальше в сторону пошел, потеряв к путникам всякий интерес.
- Это ж какого лешего он тут забыл…
Вопрос был очень хороший, ибо Герхен не ожидал встретить тварь Изнанки вот так вот сразу, будто он и правда был самым обыкновенным оленем, что вышел пожевать травку на солнышке. Потому-то нуруль и был изнаночным чудовищем, что так просто вылезти в реальный мир не мог, а на границе болот едва ли могло скопиться настолько много негативной и магической энергии, чтобы открыть ему проход. 
- Да и прозрачным он не был, даже не просвечивал. Значит, не голодный. Раз не голодный, то уже кого-то испробовал. Раз кого-то испробовал, то здесь есть люди. Раз есть люди, но не может быть естественных разрывов, то его призвали, - мысль Левифрон незаметно для себя развивал вслух, больно уж не хотел ее упускать. А за деревьями снова раздалась ругань, главным героем которой оказался нуруль. – Какому идиоту придет в голову призывать тварь Изнанки? Зачем? Он ведь совершенно бесполезен.
А нуруль шел себе по кромке леса, совершенно не заботясь, что он тут быть не должен. Ему, видимо, нравился цветной мир с солнцем, ветром и свежим воздухом. Клейм вертел головой то в его сторону, то на хозяина, скаля зубы. Он уже готов был бежать и наводить справедливость.
- Хотя раз уж он все равно здесь… - на этом моменте Левифрон вспомнил, что он тут  не один. Алхимик посмотрел на Альвэри, а затем перевел взгляд на Кела. На нем и остановился. - Если кратко, то на него нужно сесть и сидеть, пока ему не надоест брыкаться. Говорят, что он исполняет желания, если его одолеть, так что кому-то нужно это сделать.
Кем будет этот «кто-то» оказалось очевидно. Альвэри на дикое чудовище никто сажать не собирался, Филин даже не пытался претендовать на звание объездчика строптивых коней. А Кел как-то покрепче был, одного падения ему не хватит для прекращения попыток. К тому же не жалко его было, вчера из разведчика тестостерон так и пер, мужчине явно очень требовалось куда-нибудь деть свою неуемную разрушительную энергию. Что может быть лучше для этих целей, чем схватка наголо с тварью Изнанки?
- Сам по себе нуруль безвреден, не кинется просто так. Но как только поймет, что идешь именно  к нему, причем с самыми нехорошими намерениями, то на рога поднимет запросто. Так что лицо попроще, оружие подальше, тяжести тоже лучше снять. Бегает он шустро, не поспеешь, если лишнего с собой наберешь.
Для погони этой информации было достаточно. Кел позиционировал себя, как самого просвещенного и опытного в их отряде, так что у него появлялся уникальный шанс продемонстрировать всем, что так оно и есть. Или погибнуть смертью храбрых, упав со спины нуруля и свернув себе шею.
- Мы с Клеймом с другой стороны зайдем, чтобы он на болота не ушел. Гляну заодно, кто его призвал. Есть у меня подозрения… - о своих подозрениях алхимик распространяться не стал, умолкнув и еще раз покосившись на деревья.
Ругань, стоявшая после призыва, казалась ему очень знакомой, Филин будто бы слышал это исполнение раньше. Только вот капризная память, никогда не желавшая сохранять людей и их особенности надолго, подсказывать не торопилась.
- Вы уж зовите, если что, - обратился Герхен к Альвэри очень тихо, так, чтобы Кел при всем желании не услышал. – Нехорошо будет, если и правда убьется, а сам ведь меня ни за что не кликнет.
Сказал – и направил коня в лес. Шаг приходилось сдерживать, чтобы не особо шуметь всякими ветками да кустами. Шугнуть чудище и заставить его убежать в поле было бы немногим лучше, чем пустить его на болота. Еще меньше хотелось перепугать магов, что покусились на спокойствие окрестных сел и интеллектуальную стабильность местного населения. С ними нужно было серьезно побеседовать, не говоря уж о том, что им же и предстояло загонять нуруля обратно в Изнанку.

+3

17

<-----Река Стамэ
7 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
День

Что там в очередной раз не поделил Кел с Левифроном, хотя им то и делить было особо нечего – знакомы без году пару часов, Альвэри не ведала и не задавалась сим вопросом вообще. Поди, не дети малые, разберутся сами при необходимости. У девушки и без того голова гудела мыслями веселыми и не очень. Последние дни выдались на удивление «бодрящими» и их последствия прочно засели в памяти, не желая оставлять сознание даже ночью, посему, вроде бы и удалось поспать, а чувствовалось как-то себя без особого настроения. И хотя не зевала она, качаясь на лошади да оглядываясь на серый пейзаж , но настрой был далек от радужного. Даже тот факт, что распогоживалось, не радовал совершенно.
Тем не менее, лоддроу стоически игнорировала иные мыслепотоки, кроме тех, что сейчас должны были ее занимать больше всего. Благо, скоро она и вовсе забыла, о чем думала. Как и алхимик, обратив внимание на неясный и долетающий гул, девушка придержала коня. В такой местности подобные «песнопения» уж точно ничего хорошего не могли означать, но ведь они сюда не за цветочками пришли и так. Да и те вскрики, резко сменившие тональность, могли говорить, что не с чудищем болотным иметь дело придется, по крайней мере, не им одним. Долго размышлять над тем, что же стало источником интереса всей честной компании не пришлось, вскоре пред их глаз явилось чудо, кое они не ожидали увидеть столь скоро. Да и вообще не ожидали, наверное. Левифрон высказал вслух то, что, как минимум, подумала Альвэри. Слушая мужчину, девушка недоверчиво следила за чудом Изнанки, явившемся к тем, кто его искать пришел. Мало ли, иллюзия какая…на этих болотах сам Тейар не разберет, где правда, а где мерещится начнет чего.
- Хотя раз уж он все равно здесь… - продолжал мернотовец, пересекшись с ней взглядами, после явно адресуя свои слова Келу. - Если кратко, то на него нужно сесть и сидеть, пока ему не надоест брыкаться. Говорят, что он исполняет желания, если его одолеть, так что кому-то нужно это сделать.
Альвэри не смогла сдержать улыбки, настолько красноречиво намекнул Левифрон и так очевидную вещь. Ну мало ли, авось согильдиец решил, что он тут для красоты. Блеснул железными зубками и все чудища в обморок да и упали, ослепленные. Впрочем, она не думала, что Кел настолько глуп при всей своей чванливости, порою, ибо при том раскладе, что сложился в их компании, «добрым молодцем» был именно он. И именно сейчас должен был показать, что не просто острый на язык, но и руки не из того места растут, что корни не пускает, даже если долго на нем сидеть и водицей живительной поливать.
Левифрон продолжал свой короткий экскурс на тему, что такое нуруль и с чем его стоит есть, пока Аль размышляла над тем, что стоит предпринять непосредственно ей. Нет, стоять и смотреть, как кто-то свернет шею от ее имени вариант не самый худший, только вот об этом она бы подумала в последнюю очередь.
- Мы с Клеймом с другой стороны зайдем, чтобы он на болота не ушел. Гляну заодно, кто его призвал. Есть у меня подозрения… Вы уж зовите, если что… - закончил алхимик, на что девушка молча кивнула.
Она прекрасно понимала, что хотел сказать мужчина. Кел был явно не из тех разумных, что в первую очередь думают, что не столь всесильны, как кажутся, и даже погибая, прикусят себе язык, чтоб, не дай Ильтар, крик о помощи не вырвался. Это же такой удар по гордыне, коя перла уместно и нет наверх, показывая степень глупости, может в силу молодости, сего индивидуума. Хотя, размышляя над словами Левифрона и прокручивая в голове возможные варианты событий, девушка пришла к выводу, что даже ее оклик, в случае чего, мало что изменит, а вот…Лоддроу покосилась на левую руку, на пальцах которой красовалось два кольца. Одно было трудно не заметить уникальностью работы и тем самым не узнать, что оно значит, второе же  поблескивало неприметностью да простотой, не считая украшивающих его шипов.
Аль подняла взор, посмотрев за спокойным, на первый взгляд, шествием призрачного существа, который, казалось бы, совершенно не обратил на их присутствие внимание. Мол смотрите, сколько влезет, только руками не трогайте. А так не получится, увы. Аль усмехнулась, быстро спешившись и взяв коня за повод, отвела чуть поодаль, где, вроде бы, даже просматривалась симпатичная на вид и для поедания трава. Кабы только съедобна да не ядовита была, и отвлекла коня от того, что будет происходить далее. Лишится верхового животного не хотелось, посему девушка решила еще и привязать его к мелкому кустарнику, что рос посредине этого «оазиса» заманчивой зелени. Похлопав Буяна по шее, она проговорила:
- Не глупый ведь, без надобности не пугайся, - а что еще сказать коню, взывая к его разумности, если та присутствовала?
Верно, особо нечего и, пока тот недоверчиво принялся принюхиваться к зеленой растительности, лоддроу сбросила с себя сумку, лук и колчан со стрелами, закрепив все кое-как на седле, ибо лишнее это было для нее сейчас. Оставив коня заниматься своими делами, она подошла к согильдийцу.
- Особо к словам Левифрона добавить нечего. Сие чудо надо словить, живым и остаться тоже при этом живым, желательно целым, - тут ее взгляд упал на руку, что, помнится, была на перевязи. Бровь дернулась, но это была вся реакция на неожиданное открытие. - Хм... Я зайду с другой стороны, чтобы нуруль не улизнул уж наверняка. Будьте осторожны.
Каким образом она собиралась сдержать исчадье Изнанки, девушка распространятся не стала, даже если бы Кел решил в тот момент окликнуть ее и назвать полоумной. Мол, чего удумала, грудью на чудище бросаться. Лоддроу уже была полностью сосредоточенно на невиданном ранее олене, что явил миру себя в сей ясный день, быстрым шагом направившись вперед, с явным намерением отсечь тому путь, когда наступит нужный момент. Благо, нуруль подвоха не учуял, царственно шагая себе, лишь раз дернув мордой и поведя ушами в ее сторону, почти сразу потеряв интерес. «Вот и отлично. Хороший мальчик…или девочка.» Размышлять над половой принадлежностью нуруля было более, чем неуместно, да и не стоило особого внимания. Сейчас было явно не до этого. Альвэри, не упуская живность из виду, провернула кольцо на указательном пальце три раза и, как говорится в старых-добрых сказках, пуф – была лоддроу-вспышка-стала волком. При чем волк не совсем серый, может и не сильно крупный, с белесой шерстью, но острыми клыками и когтями. Аль чихнула, покосившись на нуруля и убедившись, что не испугала своей выходкой, быстро устремилась вперед, вскоре пропав из вида согильдийца, если тот наблюдал за нею ранее.

Отредактировано Альвэри (2015-03-15 16:48:38)

+2

18

---> Река Стамэ

7 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
День

Больше бдящий, чем спящий, разведчик встал ни свет не заря, дабы сходить к водице и окончательно проснуться, пока никто не видит. А то парень он видный, а отряд у него мутный, вдруг они там подглядывать будут за ним по всякому. И облизываться, облизываться... Стесняться он, конечно, не стеснялся, но тем не менее за просмотр денег никто не заплатит. А это грустно и глубочайше печально. Так что марафетился Кел в гордом одиночестве, заодно вычесывая из волос все, что в эти волосы за ночь наползло и начало обживаться. Такая уж у них, длинноволосых авантюристов, участь - ходить с не самыми опрятными волосами до первой приличной бани или освежающего водопадика. Но в последнем случае речь шла только о лоддроу. Потому как всякие Левифроны, окунувшиеся в прелести студеной водицы, скорее всего рухнул бы с воспалением легких, а то и еще что похуже на голову заработал. Но это все лирика.
Пока отряд двигался в направлении болот - разведчик взял на себя смелость провести еще один инструктаж на тему того, куда на болотах наступать нужно, а куда можно, но лучше не надо. Про то, что более-менее уверенная почва есть там, где растет из грязной жижи вполне конкретная зеленая трава. И про то, как посреди мутной водицы глубиной по щиколотку может встретиться окно глубиной метра три, из которого никто так запросто не выпустит и достать может с первого раза не получиться. А может вообще никогда не получится. На всякий случай сказал, чтобы воду из болота не пили, а то мало ли. На фоне своей велеречивости и начитанности его спутники как-то не выделились сообразительностью и, по мнению Кела, могли срезаться на любой элементарной вещи. И это он еще не знал про факт нахождения на месте последнего крушения его разбросанных вещей, из многообразия которых была взята только леска с крючками, а не, допустим, моток веревки, который был бы намного удачнее на болотах. О практическом применении котором он упоминал на прошлом занятии. На этом же посоветовал в случае неминуемого погружения в топь стоять смирно и не барахтаться, ибо такой расклад ускоряет весь погружательный процесс. И все, на утро полезной информации хватило.
Интересное началось днем, когда их маленький отряд, доселе принимающий участие только в цирковых номерах местного разлива, внезапно превратился в самых настоящих авантюристов без страха и упрека. Ашкади молча правил коня в нужном направлении, строя кирпично-прохладную морду лица, пока не случилось... Но обо всем по порядку. Сперва где-то под правой лопаткой вспыхнуло ощущение не то судьбоносной встречи, не то радушного приема, не то просто массового восторга по поводу и без. Это чувство защекотало, растекаясь по туловищу и напрочь засев в голове, заставив лоддроу выпрямиться в седле, как это сделал не так давно черноволосый алхимик. Правда в отличии от оного Кел просто напрягся, как пружина, морально готовясь к самому худшему, что могло произойти. Правда делиться своими ощущениями со спутниками счел не самым важным на сегодняшний день. И только потом он услышал признаки чьей-то радости, оборвавшие странные для этой местности звуки. «Кто-то сбил пчелиное гнездо? Тогда откуда радость?» - тут стоило бы упомянуть, что Кел никогда не был монстроловом, чтобы просто взять и узнать необычный гул из десятка таких же гулов. Потому ближайшим аналогом было огромное гнездо пчел, в простонародье - улей. Правда очень большой улей, как бегемотик...
Но нет, никаких пчел следом за наступившей тишиной не последовало. Между деревьев нарисовался олень, правда страшный и худой, словно только что стряхнувший с себя оковы зимней спячки. Лоддроу подозрительно посмотрел в сторону Левифрона, у которого явно проглядывались черты схожести с животным. «Родственники что ли? Ну я примерно так и предполагал, что наш зельевар...»
- Глядите-ка, нуруль!
«...а нет, не олень. Жаль, такая версия пропала», - разведчик всмотрелся в это чудо природы, с которым в этих местах точно не сталкивался. А в местах более мрачных старался вообще ни с чем не сталкиваться, иначе от столкновения можно было остаться без глаза или пальцев. И это в лучшем случае. Впрочем не смотря на какую-то неестественную худобу олень устрашающе не выглядел. Тонкие ноги с копытами, ветвистые рога, при желании способные хорошо так подкинуть агрессора, любопытный взгляд... «Интересно, оно съедобное? На вид не меньше ста кило свежего мяса».
- ...Какому идиоту придет в голову призывать тварь Изнанки? Зачем? Он ведь совершенно бесполезен.
Разведчик на сей раз обошелся без ироничного хмыка - слишком уж внезапна была встреча. Впрочем идею жрать тварь Изнанки отбросил от греха подальше. А то откусит от оленя сегодня, а завтра почернеет весь и все, прощай молодость.  А там может и всего в Изнанку засосет, потом скозявит и будут потом вот такие вот призыватели на тебя охоту устраивать. «Так, раз алхимик знаком с этим насрулем и уверен, что он бесполезен - что тогда стоим, кого ждем? Нужен он нам тогда, как собаке пятая...»
- ...Если кратко, то на него нужно сесть и сидеть, пока ему не надоест брыкаться. Говорят, что он исполняет желания, если его одолеть, так что кому-то нужно это сделать.
«Так стоп!» - разведчик поймал на себе взгляд алхимика, ни разу при том не сморгнув. «Кто тут сейчас заливал, что этот монстрик бесполезен?» - и ведь правда, первой версией алхимик выдал с головой бесполезность изнаночного оленя, а тут резко мнение сменил, как та женщина при выборе платья. Хочу красненькое, ой, нет, зелененькое, или опять красненькое. Картограф сплюнул в сторону, стараясь никого не забрызгать ядом тех слов, что так и не нашли выход в свет. Особенно хотелось ударить черноволосого за его слово, напрочь отбившее веру в полезность оленя. «Говорят что исполняет желание, да? А еще говорят что кур в соседней деревне доят. Дурья башка, верить нужно только фактам, на основе которых строятся теории, как города строятся из прочных фундаментов», - наверное на оленя полез бы сам алхимик, проверять свои мыслимые и немыслимые сплетни про желания и иже с ними, если бы не Альвэри. Теперь в противовес не вызвавшим доверия словам Левифрона упало короткое, но предельно ясное - надо. Надо оседлать этого оленя. Просто надо. А там уже хоть трава не расти, полезный он там или не очень. В общем инструктаж был предельно ясен и краток, ничего лишнего сказано не было. Оставалось приступать к выполнению и при возможности не раскинуть мозги в разные стороны.
- Сделаю что смогу, чай не из пальца зачат, - по сухому кивку алхимику и девушке в знак одобрения их плана. - Я же очень крутой картограф.
Слышали иронию в его голосе или нет уже было не важно. Разведчик спешился, напоследок потрепав Желудя по шее и бросив пытливый взгляд в сторону гордого нуруля, название которого отказывалось укладываться в голове. «Ну смотри, алхимик, если твои слухи врут - будешь из задницы мой ботинок выковыривать», - страшно? Отнюдь. Вот когда за тобой стая волкодаков по лесам скачет - это страшно. Или когда за тобой наблюдает пернатая тварь, готовая в любой момент... Что-то сделать. Это тоже страшно. А олень, пусть и не совсем обычный, это так, испытание для тела и духа. Как в некоторых деревнях бычков укрощают, например. Келебдаенен отстегнул перевязь с ножнами и сумкой, роняя ее на траву. Следом упала жилетка без рукавов, на которую брякнулись дага и бумеранг. «Лицо попроще... Лицо по-про-ще...» - лоддроу поиграл с мимикой, перебрав варианты для распугивания детей и варианты огромного комка грусти, а так же варианты кислого лимона, глупого бродяги и куриной попки. На Альвэри разведчик внимания уже не обращал, и это было к лучшему. Иначе мог бы потом отмочить свою оригинальную шуточку по этому поводу. Последней была скинута белая рубаха, портить которую желания не было никакого. Кел похрустел членами, разминаясь, и мягкой походкой направился в сторону нуруля, но как бы мимо. Эдакий свободно гуляющий полуобнаженный балбес деревенского разлива.
Плавными шагами, стараясь не хрустнуть попавшей под сапог веткой или мертвой лягушкой разведчик подбирался к зверю со стороны крупа, наивно надеясь что тот его не слышит и не видит. Непринужденный вид состряпать так и не получилось, быть может из-за сосредоточенности в целом, или из-за натянутой, словно пружина, спины... Так или иначе Кел подбирался скорее как хищный обезьян, нежели лесной гуляка. «Шаг, еще шаг... Стой смирно, рогатый птенчик, дай я тебя обниму», - знать бы еще как таких существ в домашне-магическом хозяйстве подзывают - было бы совсем идеально. Но никаких подобных этим знаний не было, опыта в ловле зверей изнанки тоже, а умертвлять животину приказа не поступало. Пришлось работать голыми руками.
И вот этими самыми руками рванувший вперед лоддроу ухватил нуруля за пышную гриву, вскакивая на худую спину. Однако рогатая тварь была категорически не согласна с такой эксплуатацией себя любимого, отчаянно взбрыкнув задними конечностями и тряхнув головой. Ноги разведчика предательски соскользнули со спины зверя, так и сомкнувшись в замок поближе к задним конечностям. «Ой беда...» - зубы разведчика громко лязгнули на очередном прыжке изнаночной зверюги, шумевшей при всем при этом не хуже оркестра. Кел старательно пытался обвить нуруля ногами покрепче, дабы хоть как-то уменьшить швыряние себя из стороны в сторону, словно тряпичную куклу на одной единственной точки опоры. Проблема была в том, что нурулю было абсолютно все равно на чувства лоддроу, его целостность и прочие моральные нормы. Наверное потому разведчик так и не смог утвердиться на его спине с первого раза.
Очередной взбрык подкинул лоддроу, крутанув по параболе влево и заворачивая вместе с ним голову оленя. Однако последний тряхнул рогатой головой, отцепляя от себя этот среброволосый балласт куда судьба пошлет. А судьба, как водится, злодейка, потому Кел упал не в гору мха, не на солому, не на мягкую шерстку Альыери, а с размаху долбанулся лицом об камень, разбрызгивая вокруг звезды из глаз. Благо хоть в остальных местах успел сгруппироваться, отделавшись парой ссадин при последующим за инерцией броска перекатом по земле. Даже целостность мыслей нарушилась в один момент, напрочь выбивая из памяти все членораздельные ругательства. Однако отсутствие думательного рефлекса никак не мешает продолжать нормальную драку, потому грохнувшийся на землю Кел быстро вернулся в вертикальное положение, откидывая волосы с лица.
- Уходит тварр!
Альвэри он давно не видел, чтобы предполагать ее месторасположение, а вот Левифрон должен был быть где-то рядом. Надежда что алхимику хватит навыков развернуть рогатое чудо обратно на снежного вспыхнула с новой силой. А там Кел собирался взять реванш. Не смотря на то, что по правой части лица активно текла кровь, а глаз, уже залитый, отказывался глядеть. Лоддроу напрочь захлестнул азарт. Азарт состязания с необычным противником... Не став дожидаться реакции окружающих разведчик ринулся следом за нурулем, не обращая внимания на сильные рассечения. До поры, до времени.

Люблю дайсы

[dice=1936-1:4:0:Кел хватает нуруля?]
1 - Нет, нуруль взбрыкивает, бортует Кела и бросается в сторону Левифрона. Кел больно падает, ушибается, но бросается следом (Провал! Откат до следующего хода).
2 - Да, но положение Кела нестабильно. Зверь беснуется и грозит вырваться (-1 к следующему броску).
3 - Да, Кел запрыгивает на нуруля и старательно пытается не грохнуться, хватаясь за гриву и рога.
4 - Да, Кел крепко-накрепко обхватывает спину и шею животного в замок руками-ногами (+1 к следующему броску).


[dice=1936-1:4:-1:Удержит ли Кел нуруля?]
1 - Нет, он будет сброшен и получит рассечение лба-брови, пару ссадин, но упорно бросится следом (Провал до следующего хода)
2 - Да, но из-за нестабильного положения получит пару травм средней и легкой тяжести.
3 - Да, без происшествий.
4 - Закрепится так, что скинуть его сможет только удар драконьего хвоста! (чисто ради ЧСВ)


Ну я старался хD

Отредактировано Келебдаенен (2015-03-16 08:56:26)

+3

19

Обернувшись, Левифрон с удовлетворением отметил, что Кел действительно послушался его наставлений, слез с коня и сбросил с себя лишнюю поклажу. Возможно, совсем уж оголяться было и лишним, а Герхену необходимо было уточнить, что рамки приличий охота на нуруля не отменяет, но чего уж теперь. Серьезно к делу подошел – уже хорошо, может даже есть надежда, что кончится это славное мероприятие чуть лучше, чем провалом.
Долго об этом думать не пришлось, ибо деревья скрыли товарищей. Пока двигались вперед, алхимик задумался, что на грузном и уставшем от жизни коне особо по лесам не потаскаешься, тут и самый глухой разбойник бы их за версту услышал, не говоря о чуткой изнаночной твари, чье восприятие находится за гранью человеческого понимания, но выбирать не приходилось. Филин был более чем уверен, что пешком он был бы даже громче и бесполезней, чем верхом, только и можно было бы сесть под каким-нибудь приятным деревцем, развести костерок, вскипятить водички и ждать покалеченных клиентов. Честно говоря, он был бы рад так сделать, ибо роль поддержки во всех активных операциях была ему ближе всего, но висело в воздухе ощущение того, что если процесс не контролировать, нуруль исчезнет так же, как и явился. Кел, конечно, молодец, самомнение у него богатырское, на какие-нибудь способности тоже можно уповать, но картограф и библиотекарь – то еще подспорье в деле монстроловском. Вектор движения Левифрон им задал, но если вдруг случится что-то из ряда вон, весь энтузиазм разобьется о несокрушимый вопрос «а что теперь делать?». Еще наимпровизируют…
Деревья тем временем расступились, явив небольшую проплешину, которую можно было округлить до звания поляны. Поляна вызывала неоднозначные впечатления. В первые мгновения Герхен приметил только две головы, черную и бритую. Имена, крутившиеся на языке и все никак не желавшие соотнестись с до боли знакомыми проявлениями эмоций, наконец сделали это, принеся такое удовлетворение, которое могло сравниться лишь с чиханием несколько раз подряд. Филин даже обрадовался, расплылся в улыбке, хотя ничего веселого в ситуации не видел. Перед ними сидели все те же обалдуи, которым, видимо, сильно напекло в голову, раз они решили призвать нуруля, но обалдуи знакомые, а значит ругать можно более эффективно. На лесной проплешине сидели адепты вильданской академии магии, которых Герхен встретил в недавнем вампирском селе.
- Уж не поведаете ли вы мне, какого лешего вы призва… - на середине фразы в глаза бросилось еще одно действующее лицо на сцене.
Хотя лицом оно было с очень большой натяжкой, скорее лошадиной ляжкой и круглым боком. Светлая шерсть лоснилась и резала глаз, настолько чистой и яркой она была. У нормальных лошадей такой не сыщешь, тут порода должна быть. Чем ближе подходил алхимик, тем больше деталей открывалось. Хвост аж переливался, такой же оказалась и грива. И строение у лошадки было хорошее, красивое, конь Филина на ее фоне выглядел унылым деревенским упряжным. Последним обозначился рог, и то удалось его распознать не сразу. Не соотнеслись между собой понятия «лошадь-рог» точно так же, как до этого не воспринялся нуруль, сам вышедший к ним из леса.
- Это что, единорог? – зачем-то спросил алхимик, хотя сам прекрасно видел, кто перед ним.
- Эм… Да. Господин алхимик… Слу-у-ушайте… А в вашем прогрессивном, но недооцененном обществе, о котором вы говорили, не рассказывают, что делать, если на человека напала тварь потусторонняя? Генри… Он, кажись, того…
«Единороги в одиночку не живут и не передвигаются. Допустим, что эти юные энтузиасты догадались не шугать все стадо, а выманить одного на отшиб. Даже если так, то далеко бы он не пошел, это ведь не дурные крестьянские клячи, которые сами за конокрадом пойдут, будь у него в кармане сахарок, а единорог. У него имеются мозги. Следовательно, остальные где-то недалеко».
Так уж выходило, что если стадо действительно было рядом, то Келу уже должно начать икаться и очень хотеться ускакать на нуруле в закат, пока никто не хватает и не держит. У единорогов были не только мозги, но и исключительная драчливость, если вопрос безопасности стада стал ребром. Один самец – это не страшно, не несколько… Несколько – это забиться в ближайший овраг и переждать, не иначе.
«Хотя тут ведь открывался портал в Изнанку, единороги если и вернутся, то через несколько часов, когда магический фон немного поутихнет и успокоится. Да и нуруль… Если он здесь останется, то отсюда и белки все сбегут. От него ведь разит той стороной похлеще, чем от кладбища».
- Эй, господин алхимик! Вы тут?
Герхен посмотрел на Клейма. Тот не показывал никаких сверхъестественных признаков беспокойства, только смотрел в ту сторону, где уже должна была начаться схватка за желание Альвэри, да нетерпеливо топтался на месте. Будь рядом опасность в виде беснующихся единорогов, пес бы из шкуры вон лез, чтоб увести хозяина с линии огня.
«Только вот как они умудрились его убить? Это ведь не так уж просто…»
Настал звездный час нерадивых адептов, встреченных еще в селе. Бритый сидел подозрительно тихо, а вот чернявый уже набирал воздуха, чтобы еще громче окликнуть Филина. Алхимик повернулся и красноречиво воззрился на него, мол, давай, излагай.
- Его нуруль сшиб! Мгновение – и овощ, а был совершенно адекватен!
Герхен подъехал чуть ближе к студиозусам и действительно увидел абсолютно лишенное признаков интеллекта лицо. Из левого уголка рта свисала нитка слюны. Что интересно, мрачное выражение лица бритого, соответствующее выбранной профессии, сохранилось, делая его теперь еще больше похожим на старую ведьму. Или на очень злого огра.
- На ближайшие сутки он самый натуральный дебил. И нет, это не оскорбление, а диагноз. Кормить с ложки, следить, чтоб глотал, а не давился, регулярно водить в кусты и укладывать спать с закатом. Сложные предложения не употреблять, голос не повышать. Завтра к обеду должен оклематься. А теперь рассказывай, что вы натворили, только кратко.
Крис совсем убито посмотрел на товарища, все еще подававшего весьма умеренные признаки жизни, тяжко вздохнул и пустился в рассказ.
- Вот оно, то существо, о котором ворон говорил. Единорог. Свезло нам, удалось отвести одного в сторону, ну а потом уж клинком дело закончили.
Вопрос о способе убийства отпал. Видимо, трава закрывала рану, а уж кровь вся в почву ушла, потому Филин и не увидел сразу.
- То есть вы просто так убили единорога, потому что вам так сказал умалишенный ворон на кафедре магии земли?! – алхимик старался держать голос в разумных пределах, чтоб не позвать тех, кого звать не следовало, и не спугнуть тех, кто должен был оставаться в зоне досягаемости. Но выходило все равно очень эффектно. – Вот просто так пришли и убили?!
- Ну да. Это ведь наша практическая для закрытия степени…
- Вы убили единорога!
По лицу студиозуса было видно, что он не понимает, в чем проблема. Ну да, пришли и зарезали несчастное животное, кое и так мало кому удается увидеть. Подумаешь. Все во благо науки и собственных изысканий!
- Нам нужно было сердце, именно оно позволяет снимать проклятия.
- Якобы позволяет!
- Хорошо, якобы. Ворон говорил, что рог и грива накапливают в себе магическую энергию, но еще большую силу дарует кровь. Мы на ней призывали нуруля. Правда, я не уверен, что она сработала так, как нужно было. Портал гудел как-то странно, а потом это чудовище вырвалось и просто съело мозг Генри!
- Сдается мне, не тот мозг оно съело. Нужно было твой и с концами, - совсем уж зло бросил Герхен, еще раз озираясь на белую кучу на краю полянки.
Не понимал Левифрон такой бессмысленной жестокости, сам он не собирался убивать единорога даже в том случае, если Альвэри того очень захотела бы. То была не тварь, не монстр, приносящий горести людям, а зверь не менее ценный, чем любой представитель разумных. От этого следовало отталкиваться в любых поисках, поскольку именно расстановка ценностей зачастую определяла, к какой крайности в итоге придет человек. Чернявый, все еще не понимающий, что такого страшного они с другом натворили, шел совершенно не туда, куда грезил прийти. Только объяснять это ему уже было поздно и бессмысленно, на разных языках они говорили.
- Тронешь этого единорога – тебя сожрет Клейм. Сиди тихо, присматривай за товарищем и думай о своем загубленном будущем. Самое полезное, что ты сейчас можешь сделать – подготовить ритуал изгнания нуруля и присмотреть за моими вещами.
А дело все было в том, что со стороны полей доносились звуки необычайного оживления. Время больше терпеть не могло, Филин сбросил сумку около павшего единорога, предварительно достав оттуда несколько свертков и внушительную пушистую ветку, туда же отправился плащ и торбы с походным скарбом. Глухой аж переступил с ноги на ногу, будто понял, что сейчас будет.
- Вы приведете его сюда? – запоздало спросил Крис.
- Постараемся.
А дальше уже и не до разговоров было, потому что оживление переросло в крики людей и вопли самого нуруля. Левифрон не видел, что там творилось, но Клейм взял старт с места, алхимик успел лишь в большой спешке подпалить огнивом один из свертков, в котором был смешан порошок из трав и смол, обдав всех присутствующих стойким запахом ладана и тмина, да пустился следом бодрой рысью. Сочащийся резким дымом сверток летел чуть впереди у левого плеча, поддерживаемый телекинезом. Уже на ходу алхимик развязал туесок побольше и начал раскидывать его содержимое по пути своего следования, оставляя за конем яркую светлую полоску из ягод. Глухой чихал из-за дыма и не понимал, к чему у всадника в руках палка, но продолжал бежать, изредка оглядываясь назад.
- Уходит тварр!
Пришлось припустить быстрее, чтобы поравняться с голосом Кела, а затем и перебежать его, загибая дорожку из ягод чуть в сторону. И вернуться как раз тогда, когда сквозь кусты проломился изнаночный олень.
- Назад! – только и успел выкрикнуть Герхен, когда столкнулся нос к носу с нурулем. Подкрепляя слова делом, алхимик сумел стукнуть своей веткой нуруля по морде, что вызвало практически свиной визг у последнего и дикую панику. Он было попытался обогнуть неприятеля со страшным растением в руках, но увидел очерченную границу – и устремился назад, причем так активно, что аж споткнулся и практически пробуравил носом землю. Это оленя не остановило, но замедлило, хотя отступать нурулю было некуда, ибо со стороны Левифрона была граница из ягод омелы, которую твари Изнанки переступить не могли, вонь ладана, сравнимая с вонью бойни для людей, и страшная ветка все той же омелы, работавшая даже лучше, чем серебро на нежить. Справа от оленя бежал Клейм, не позволяя ему уйти за границу омелы. А впереди ломился обниматься Кел.

+2

20

То ли восприятие мира так же резко поменялось, как и ее внешность, то ли это было от непривычки ходить на четвереньках, только богам известно, что в сию минуту откровенно потешались над всеми присутствующими. Над каждым по отдельности и над всеми одновременно, ибо было над чем. Впрочем, Аль было сейчас ровным счетом наплевать, так как занимало ее больше именно поменявшееся восприятие. Впору и забытья, оставив спутников разбираться с призрачным оленем да заняться делами разведывательными, а то когда еще подвернется такой момент? Тут тебе и обоняние взрывается от резкости ароматом, как приятных, так и не очень, как знакомых, так и чуждых, от которых шерсть на спине начинает шевелиться (тоже необычное ощущение); и слух улавливает такую мелочь, которая в привычном состоянии либо не слышится вовсе, либо игнорируется. Волчица, в коей сейчас узнать Альвэри мог только кто-то особенный, пробралась сквозь ближайший кустарник, где-то впереди того самого нуруля и остановилась, прислушиваясь, словно впитывая в себя доселе неизвестное. Да, забыться было легко и даже шум, что нет-нет и долетит до слуха волчьего не мешал.
Кто знает, сколько бы она так проторчала, если бы действия в некоторой близости от нее не начали разворачиваться с завидной скоростью. И как бы не тянул вглубь леса внезапно заговоривший инстинкт, волком она была лишь внешне и то временно. Тряхнув головой, она развернулась и стала пробираться обратно, к источнику шума, коим был вначале Кел, а после присоединился к нему и второй спутник. Видимо, она все-таки успела уйти в привычное состояние, раз подоспела, когда уже вся толпа собралась в одном месте в попытке поймать нуруля. Второй. Первая, судя по помятому согильдийцу, от которого разило запахом крови за версту, провалилась. Хотя кровь была не самым большим злом в гамме ароматов, что наполнила поляну. Волчица знатно чихнула от тех благовоний, что топором висели в этом месте. Вот когда понимаешь, что лучше руки, а не лапы. Да и волчье обоняние ей сейчас было явно не в помощь, но убегать сие ее не подвигло.
Перевернувшаяся в волка лоддроу, в момент своего появления, оказалось в несколько прыжков позади нуруля, что пытался вырваться из явно безнадежного положения, ибо такого окружения бедное животное не ожидало. Да и вообще, не поняло, что происходит, куда бежать и что делать, шарахаясь из стороны в сторону и во все глазища зыркая на компанию врагов, что столь дружно решили его загнать. Чего только стоит Кел, что безответно бросился вновь на изнаночную животину, в попытке показать тому всю пылкость своего ледяного сердца. От вида мужчины с оголенным и местами забрызганным кровью торсом, лицом еще похлеще, явно не пылающим вселенской любовью, кто хочешь ударится в панику. Аль могла бы даже усмехнуться на создавшуюся ситуацию, но вместо этого почувствовала лишь азарт, что забурлил в венах, смешиваясь с кровью и подстегивая на подвиги.
Волчица, однако, не стала бросаться на испуганное животное тотчас же, как бы не для сего она здесь.  Оскалившись, прижав уши, она медленно подступала к животине, реагируя на любое его движения, дабы в случае чего пресечь оное на корню, чтобы не смогла тварь изнаночная в панике своей да прибить кого. Одно дело синяки - заживут, совсем другое - труп спутника и спутников, совсем печально будет. О том, что ее мало сейчас кто узнает, девушка не думала. Насчет волкодава Левифрона как-то тоже запамятовалось. А может надеялось, что псина учует ее под личиной волчьей, кто знает. В любом случае, скучно им не будет уж точно, но сейчас цель у всех была одна и она бесновалась между столькими, внезапно возникшими на пути, препятствиями, едва ли не рыча, угрожая ветвистыми рогами да клацая зубами, авось испугаются и вырваться удастся. Знал бы он, что от него нужно всей честной компании, может , и не сопротивлялся даже...

+2