За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Город Хартад » Площадь пяти висельников


Площадь пяти висельников

Сообщений 1 страница 20 из 35

1

http://s7.uploads.ru/uQV0S.png

Называли и "цветочной" и "весенней", но не прижилось, а всему виной старая байка о пяти братьях, которых повесили там же, где они родились и выросли. Байка гуляет по городу в самых разных, и порой даже противоречивых, вариантах, призраками усопших пугают детей, а небольшой пятачек земли, через который идет несколько крупных улиц, уже давно называют в честь "Пяти Висельников". Несмотря на устрашающее название, находится она в "старой", респектабельной части города. Здесь можно увидеть и богатые кареты, и представителей среднего класса, и зажиточных мещан, и ремесленные лавки, и вывески увеселительных заведений.

Отредактировано Тсха’Арен Схай’Аш (2012-12-08 08:40:36)

+1

2

http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png [ Замок «Дракон», Зал совета ]

1 число месяца Звёздного Инея 1645 года.

Погодка – загляденье! В такое время работать одно удовольствие. В людской толпе, спешащей по своим делам, все, как один, закутаны в однообразные плащи и прячут лица поглубже в капюшон, поминутно поддергивая хлипкую ткань, чтобы порывистый ветер не задувал в лицо морозный холод. Попробуй «зацепи» в таком месиве невысокую фигуру толи подмастерья, торопящегося по поручению своего мастера, толи просто невысокого невзрачного господина, тоскливо ссутулившегося под очередной вывеской. К обеду ясное небо заволакивало тяжелыми свинцовыми тучами, чему зверолюд был искренне рад – белое искрящееся полотно не так сильно слепило глаза.
Сеш поправил капюшон, сверкнув пенсне с затемненными стеклами, и в очередной раз за это утро поймал на себе чужой взгляд, изучающий его, как цель, с такой неприкрытой наглостью, что захотелось ругнуться . «Храни нас Сет от дураков...» - стоявший неподалеку неуклюже и на вкус Сеша подчеркнуто быстро отвернулся, проявляя интерес к ничем не примечательной стене с выцарапанным бранным словом.
Слишком грубо, слишком навязчиво, аж тошно становится – зверолюд свернул в ближайший переулок: «Кумаровский выродок… это только Кумар у нас в городе дураков прикармливает, правда этих дураков у него – что блох на шелудивой суке, так что при случае и сбыть их ему не жалко… вот только на кой ляд один из этих самых дураков плетется следом, как опозоренная девка за женатым полюбовником?». Потерять ведомую  вор не боялся: вряд ли гордо выпрямившаяся («Как будто палку проглотила!») госпожа, за которой он следовал тенью едва ли не от самого гильдийского замка, будет пачкать дорогие сапожки в переулках, где снег уже успели смешать в однородную грязь с помоями, объедками и еще Тейяр знает чем.

По узкой улочке-перемычке, стыдливо петляющей между кривобокими домами, Сеш вышагивал так же неспешно, как и до этого, не ускоряя и не замедляя шаг. За спиной слышалось тяжелое сопение – один поворот, второй… На третьем Сеш метнулся к сваленной груде ящиков и пригнулся, прилипая к стене, на которой лежала серая тень. Один глубокий вдох и шедший следом увидел пустой проулок, бестолково и растерянно заозирался, закрутился на месте, пытаясь понять куда же делся до этого казавшийся медлительным «подопечный». «Человек, обычный человек,» - Тсха’Арен внимательно смотрел и терпеливо ждал – стук сердца, еще один – кошель с монетами глухо хлопнул в висок дурака и тот без единого звука повалился в грязь. «Не зашиб ли, как-то тихо сложился,» - мелькнула мысль, когда Сеш, уперев колено в хребет незадачливого следящего, обшаривал свою жертву на предмет чего приметного или ценного...

Чутье не подвело: госпожа Белаэль никуда не свернула, не остановилась ни с кем поболтать и не повернула обратно. «Да по ней время можно  сверять,» - уже на площади подумал Сеш, пропустил повозку и вынырнул из толпы сбоку от ведомой. Пошел совсем рядом, как будто тут и был, подстраиваясь под легкий шаг вампирши.
- Госпожа, кажется, обронила… Госпоже следует лучше с-следить за с-своими вещами, - прошелестел Сеш, и чуть сгорбившись, заглянул в холодные серебристые глаза как-то снизу и заискивающе. Из-под плаща вынырнула рука в темной перчатке, покачивая на срезанных завязках небольшой кошель так, чтобы вампирша увидела и разглядела вещь, которая определенно принадлежала ей, если судить по изящным вензелям, вышитым на коже дорогой выделки.
- И это, верно, тоже принадлежит госпоже.
Сеш скорее утверждал, чем спрашивал, протягивая Белаэль простой конверт без единой отметки или строчки. Интонация зверолюда была близка к той, с которой он время от времени просил вампиршу проверить очередную подозрительную цацку на предмет «любовного приворота». Только в этот раз в сказанном не было и доли иронии. А всему виной сургучевая печать, которая зверолюду не понравилась сразу: ни символы, которые были на ней, ни странное гнетущее ощущение, из-за которого он предпочитал держать в руках конверт не иначе чем в перчатках.
- Хороший день для… прогулки…  по площади Висельников. Не оброните с-снова чего, последнее время Ваши ученики часто здесь что-то теряют, - улыбка на небритой роже обозначилась гримасой, больше смахивающей на ухмылку торгаша, нагревшего очередного олуха на пару золотых.

Отредактировано Тсха’Арен Схай’Аш (2012-12-09 22:33:38)

+4

3

1 число месяца Звёздного Инея 1645 года.

Она не любила начало зимы, как в прочем и всю зиму. Это время года каким-то странным образом подчеркивало то, какая Бэль бледная, того гляди и пропадет.  Она остановилась, всматриваясь в старое здание. Оно навевало тоску и ощущение детства, когда в такие вот домишки всегда хотелось залезть. Легкая улыбка, казалось, что ее и не было вовсе. И снова возвращение в реальность, где вокруг вилось толпы людей, ездили кареты и знать, много знати. Бэлаэль ускорилась. Не любила она эти сборища людей, напоминало о светский вечерах, где на каждом было надето не один десяток масок. И уже тогда, будучи маленькой, она пыталась докопаться до ответа  на вопрос – зачем им это? Впрочем, сейчас это было уже не столь важно. Всякий ответ содержался в вопросе.
Какой-то резкий поворот. Старая женщина, оказавшаяся на ее пути, чуть не врезалась в вампиршу. Что за привычка идти и думать о чем-то своем, совершенно забывая об окружении? Хотя, наверное, ее можно было понять. Здесь, на маленькой улочке, можно было и ослабить походку. В душе зародилось беспокойство. Что если она уже опаздывает? Или наоборот слишком рано? Вампиресса одернула саму себя: не на свидание же собралась, чтобы так беспокоится. Она вдохнула полные легкие прохладного воздуха. Это всегда успокаивало, будто колыбель матери. Ну, да, скоро она должна была пройти мимо лавки ее матери. Хотя, там уже ничего не должно было остаться.
Бэль остановилась, всматриваясь в рельеф здания, которое занимал магазинчик. От него до сих пор веяло теплом и духами, которые давно должны были выветриться. Хотя ничего кроме темных окон и заколоченной двери здесь уже не осталось. Наверное, было правильным решением увезти его прочь от Бэль: она бы точно не стала поддерживать этот магазинчик, ухаживать за ним и просто следить. Это бы отвлекало от работы в гильдии.
«Точно, надо идти». Вид темного здания навевал воспоминания, когда она впервые посетила эту давку. Завороженный взгляд серебряных глаз падал на все, что находилось внутри. А руки так и тянулись потрогать товар. Это место было еще одной кладовой сокровищ, только до них не давали дотронуться. Боялись что-нибудь испортит. Еще одна улочка скользнула прочь, но она ее даже не заметила. Шла на автомате, сверля холодным взглядом пустоту перед глазами. Впрочем, уже много чего не заметила.
«Разбудила» проехавшая мимо повозка, будто проехалась она не по дороге, а по ее слуху. Бэль прикрыла глаза, а когда их открыла, услышала знакомый голос. Она остановилась, как-то нечаянно. Почему все это время вампиресса даже не чувствовала его присутствия? Хотя о каком чутье идет речь? Серебряные глаза скользнули по предмету, который вынул Сэш. Странно, но именно в этот момент выражение ее лица не изменилось. Наверное, стоило улыбнуться, или еще чего, но нет. Все тоже загадочное и холодное выражение, которое могло только отпугнуть. Она взяла кошелек, вернув его все в ту же сумку, но конверт.
- Не уверена, что это мое, - тихий голосок, который так трудно расслышать в толпе, которая постоянно шумит. Однако  конверт все равно оказался у нее в руках.
- Благодарю, Тсха’Арен, - и вот она, та улыбка, которую Бэль так любила. – Отдадим его Дейну, как раз иду ему на встречу.
Она не стала убирать бумагу, предпочитая оставить ее в руках. Не нравился ей этот конверт, совершенно.

Отредактировано Бэлаэль Кертес (2012-12-09 20:22:13)

+4

4

1 число месяца Звёздного Инея 1645 года.
В узком, замызганном переулке нестерпимо воняло. Краска давно облупилась с грязных стен, в громоздящихся тут и там ящиках копошились коты, изредка надсадно мяукая. Ветер, гуляющий по скользким, поросшим мхом камням дороги, перекатывал мелкий мусор и нес с собой непередаваемый букет ароматов тухлой рыбы, отхожего места и сырости.
Этот район был давно заброшен, что давало верхушке полное право от него отмахиваться, а нечистым на руку - глумливо ухмыляться. Хотя не каждый вор отважится забрести сюда: в Косой проулок площади Пяти Висельников, ведь все знают, что за дела творятся в затхлом мраке. И что по лабиринту коридоров между домами бродят не только убийцы.
Бродячий кабысдох, случайно забежавший сюда в погоне от разъяренных торговцев, деловито огляделся и тут же брезгливо сморщил нос. Кошки! Опять эти кошки! Чего смотришь, глазастая?!
В ответ на низкое рычание хвостатая разбойница только пренебрежительно фыркнула и вновь скрылась в одном из опрокинутых ящиков с помоями. Раздался смачный хруст. Пес чихнул от неожиданности и такой наглости, но, поворчав немного, тоже вскоре с интересом склонился обнюхать добычу. А после - со смаком в нее вгрызся. На вкус, конечно, не крольчатина, но прихотливые на улице долго не живут.
Короткий, полный судорожной боли вскрик, заставил его настороженно поднять голову и оглядеться. Все тело напряглось, словно в любой момент по боку мог мазнуть булыжник, заставляя убраться из хлебного местечка. Но нет. Кричали не на него - звук раздался из забитого досками квадратного проема в стене. Окном это назвать нельзя было при всем желании: ни рамы, ни ставен, ни, на худой конец, пластины слюды, заменяющей стекло.
Кобелю не следовало отвлекаться: шустрая серая тень, выскочив из-за наваленного мусора, быстрее ветра шмыгнула по камням, подхватила полусъеденную тушку рыбы и была такова. Сперва опешивший от такой наглости, кабысдох разразился яростным лаем и, резко сорвавшись с места, погнался за обидчицей.

В комнате было темно, только слабый свет, пробивающийся меж досками, кое-как разгонял осязаемую тьму.
- Где?
Человек, сидящий на стуле, только застонал и снова попытался вырваться из веревок, коими был прикручен к шаткому, но вполне себе еще крепкому стулу. От человека исходил тошнотворный запах страха, дыхание с похныкиванием вырывалось из горла. Холодно блеснувший кинжал равнодушно оставил его еще без одной фаланги, заставив захлебнуться стоном. Нависший над ним невысокий черноволосый парень неторопливо лизнул лезвие, блеснув клыками. В глазах привязанного ужас медленно сменился откровенной паникой.
- Я ценю твою преданность, но мое терпение не бесконечно. Где?
Тощий, с осунувшимся лицом, мужчина проскулил что-то невразумительное и обреченно зажмурился. Снова раздалось хрупанье сустава.
- Надо же, у нас осталось целых четыре пальца! У тебя еще двенадцать попыток. Я не спешу, не волнуйся. А ведь есть еще глаза, уши, другие... выступающие части тела.
- Ты же... Светлый! "Дракон"! - прохрипел тощий, тщетно пытаясь подмазаться. - Точно, Тейар тебя дери, вы же там все на свете помешаны! Это против чести!
- У меня свой кодекс, - методичный свист кинжала. - я кровожадное создание, и мне плевать с дворцовой башни на принципы остальных. Но дам совет: пока у тебя еще есть язык, воспользуйся им по назначению.
- Книжная лавка!!! - завопил тощий, почувствовав острую боль между ребрами. - Книжная лавка на Главной площади, только отойди от меня, проклятый ублюдок, тролля тебе в задницу, чтоб тебя...
Черноволосый ухмыльнулся и благодарно похлопал мужчину по щечке, благодаря за сотрудничество. Кинжал он вынимать не стал, благородно оставив на долгую, но вряд ли приятную память. Бегло проверив узлы на запястьях, вампир подхватил с кособокой трухлявой тумбы зимний плащ и развернулся, чтобы уйти.
- Ах да, - он полуобернулся в дверях, чувствуя на себе полный ненависти взгляд. - Хочу тебя предупредить: здесь крыс полно, а жратвы мало. Поэтому, будь осторожен. Пока-пока!
Грязная ругань полетела ему в спину, ее не смогла заглушить даже закрывшаяся дверь.
Мужчина, бессильно выдохнув, смог наконец расслабиться. Эта паскудна тварь, этот плод Тейара с орком, наконец ушел, грязный выродок! Ну ничего, Грегориус еще поквитается с ним...
Неожиданное озарение заставило тощего застонать от отчаяния. Он же выдал вампиру штаб-квартиру! Ему точно конец! Бежать, бежать из этого города, на Угольный остров, если потребуется, куда угодно...
Тихий шорох заставил его насторожится. Из подпола выскользнула крупная серая тень. Одна, вторая... Образовавшееся море беспокойно возилось, и тощий близоруко щурил глаза, пытаясь разобраться. Тускло блеснули любопытные круглые глазки, беспокойно подметали пол голые хвосты...

Морозный день был как никогда хорош. Снег, отражая неяркий солнечный свет, слепил нещадно, так, что глаза вскоре заболели. Но хоть выветрился этот тухлый смрад, который, казалось, навсегда въелся в его плащ. И рубаху выпачкал, зараза.
Остановившись недалеко от белокирпичного дома, он поднес к глазам солнечные часы. Чтож, он управился чуть раньше, чем ожидалось. Славящаяся своей точность, вампиресса наверняка еще даже не вышла. А толпа вокруг бушует, неистовствует - будто и не было никогда никакого трухлявого стула, заброшенного вонючего дома, человека, носящего на спине рисунок пентаграммы... Вампир потряс головой, отгоняя непрошеные мысли. Сентиментален он не был, раскаянием не страдал, а полученная информация полностью окупала жертвы. Давно пора зачистить этот клоповник, Рейер давно перестал за ним следить. И нечего жаловаться на его методы - он не дипломат.
Часы медленно пробили полдень и почти сразу к зданию, метрах в десяти от Скорпиона, подошла щуплая фигурка подруги. Нетерпеливо огляделась и, заметив согильдийца, ускорив шаг, пошла навстречу.
- Здравствуй, Бэль, Сеш, - он приветливо кивнул обоим, поплотнее запахнувшись в верхнюю одежду. - Что случилось, что вы вызвали меня так рано?
Да, верно, с момента его назначения прошло два месяца, и эти месяцы были не самыми лучшими в его жизни. Кройон выздоровел и навсегда покинул гильдию, отправившись одной ему ведомой дорогой. Ирис, смирившись с исчезновением Джесса, бывшего главы Дипломатического отдела, отдала эту должность ему, Дейну. Было ли это хорошо, или плохо, пока так и не ясно, но дела в гильдии наконец пошли в гору. Недоволен остался только Рейер, которому пришлось уйти с хлебного местечка, но с этим Скорпион как-нибудь справится.
Бэлаэль с улыбкой поприветствовала его и, чуть помешкав, отдала в руки конверт. Обычный конверт, без единой пометки: от кого, кому... Кончики пальцев неприятно закололо. Не спеша вскрывать пергамент, он без улыбки взглянул на вивариина, без труда отгадав "посыльного".
- Что это?

Отредактировано Дейн Корри (2012-12-16 18:35:14)

+5

5

Чуть короче протяжный звук «а», чуть грубее «тсх» - и имя зверолюда было искажено, пусть даже у нелюдей и получалось произнести лучше, чем у многих. Рельефное ухо дернулось, улавливая фальш, как будто рядом скользнули осколком стекла по стеклу.
- Госпожа торопится на свидание?.. – не удержался от вопроса Сеш, ухмыляясь уже совсем гадко.
Госпожа Белаэль конверт все-таки взяла, чем вор был вполне доволен, не считая того, что вампирша продолжала держать бумагу на виду - светлый прямоугольник в руках, затянутых темными перчатками. Зверолюд беспокойно скользнул взглядом по толпе, подмечая тех, кто проявлял интерес к гордой леди в дорогой одежде и ее низкорослому спутнику.
- Госпоже стоило бы убрать письмо, - пробормотал Сеш, недовольно цокнув языком. Впрочем, настаивать не стал. Белаэль, числившаяся в образовательном отделе, магическом искусством владела не только в теории, а для всего остального рядом будет зверолюд, хоть и сомнительно, что конверт попытаются забрать среди бела дня у той, что стояла не в последних рядах гильдии «драконов». Не особо испрашивая разрешения, Сеш взялся  сопровождать Белаэль к месту встречи – было интересно посмотреть и послушать о чем будут говорить глава образовательного и дипломатического отдела, если, конечно, и правда не свиданка и не погонят, чтоб не мешал ворковать.

Шли недолго – Белаэль уверенно плыла, тут другого слова и не подберешь, через толпу к антикварной лавке. Зверолюд шикнул на сопляков, увязавшихся следом за шуршащей юбкой, раз ухватил за локоток, останавливая, высокую госпожу, не будучи уверенный, что пребывая в своих мыслях она заметила очередную повозку, пересекавшую площадь ровно перед ними, и отогнал попрошайку, сверкнув воровской монетой. Попрошайка хоть и была с клюкой и бельмами на обоих глазах, да тянула заунывную песню про нелегкую долю слепых, увидев заостренный край кругляша, метнулась в сторону и больше не беспокоила.

«Дейн Корри,» - еще один клыкастый. Его Сеш помнил хорошо, по крайней мере, этот кровосос был не брезглив, случалось с ним поговорить и по-простому, без изысков, что в гильдии рафинированных магиков было как глоток ключевой воды в жаркий день.
- Конверт, - отозвался Сеш, - Выпал у одного из кумаровской шушеры. Кумар-то со своей шоблой теперича в Хартаде как у себя дома, а не в гостях – по старому району как по родному ходит… Да не вскрывай, пусть лучше госпожа Белаэль посмотрит. Видал, печатка?..
Сеш заулыбался, как будто данное письмо пришло ему от вредной, но родной, прабабки-ведьмы.
- Кошельки у драконов режут, - ту же не упустил возможности наябедничать зверолюд, и дернул подбородком в сторону угла скробяной лавки, - За нами пригляд выставили... Да ты сам спроси – вон трется парочка егошных. Глаз, падлы, не сводят.
Темные стекла пенсне матово блеснули: «Старые знакомцы,» - в том, что его узнали, Сеш не сомневался. В том, что узнали Белаэль с Дейном – тем более. И тем не менее следили, нагло, пялились ублюдки, как будто территория была их и гостей здесь не ждали. Вор подметил еще одного, ошивающегося у питейной, и какого-то тощего типчика, замершего совсем рядом. Из-под латанного плаща показалась кожистая морда фамилиара. Тощий был единственным, кого, казалось, не волновала необходимость создать даже видимость незаинтересованности в трех «драконах». Наверняка были и дургие, кого Сай не знал, или, не заметил. Зверолюд оскалился: не ожидал, что так быстро - не ожидал, что вообще выставят следящих. 
- Обнаглели, шваль кумарская…– проворчал Сеш.

оффтоп

если что не так с постом - не стесняемся, стучим в лс

Отредактировано Тсха’Арен Схай’Аш (2012-12-16 21:54:51)

+3

6

Ей показалось, что даже ветер начал дуть холоднее. В обществе Сэша всё вокруг становилось каким-то странным. Будто она стояла на сцене, а там, за кулисами, человек пытался успеть сменить декорации, и, сказать, выходило весьма так неплохо. Быстрый взгляд в сторону согильдийца.
- Свидание? Ты преувеличиваешь значение этого слова, - хотя, пойди разбери, какой смысл он внес в свой вопрос. Медленные шаги, но окружение почему-то проплывало в ее глазах слишком быстро. На мгновение Бэль захотелось даже остановиться, чтобы убедиться – просто кажется, просто она идет слишком быстро, а не люди, которых становилось все больше и больше. Это напоминало картину, будто Бэлаэль пришла на светское мероприятие, и вместо того, чтобы наблюдать одно количество народу, его там становилось все больше и больше. Размножались почкованием?
Бэль чуть слышно усмехнулась.
- Значит не такая уж и простая бумажонка, - слова в пустоту. Она сказала их так тихо, будто и не говорила вовсе, будто мысли вслух. Она не стала спрашивать, откуда он вообще достал этот конверт, потом как-нибудь узнает. Она только еще лучше поняла – оставлять его у себя точно не намерена, как открывать его и узнавать, что же такого заветного в бумаге, что о ней столь беспокоится вор. Мысль о том, что она отдаст его Дейну так и осталась в светлой голове.
Задумавшись о чем-то своем, она и не заметила, как они подошли к вампиру, который уже ожидал «гостей».
- Утра доброго, - с улыбкой произнесла она, выходя из своего заоблачного мира мыслей. – Если оно доброе, - чуть тише подбавила вампиресса, протягивая Дейну конверт. Даже на душе стало как-то легче, когда бумага была отдана в более надежные руки, чем у Бэль. Она вдохнула прохладного воздуха, ожидая хоть каких-нибудь действий от вампира, но услышала только вопрос, на который не пришлось отвечать.
- Да не вскрывай, пусть лучше госпожа Белаэль посмотрит. Видал, печатка?..
Казалось, что глаза вампирессы покрылись коркой льда, а вокруг стало еще холоднее, чем было.
- Мне не нравится этот конверт, - холодно произнесла вампиресса, будто находилась на допросе. – Поэтому и делать с ним что-либо, я не горю желанием.
Казалось, будто она отчитывает двух мальчишек за то, что те слишком быстро бегали. Она отвернула голову в другую сторону, изучая строение и то, из чего оно состояло. Будто обиделась. Наверное любому, кто проходил мимо и наблюдал эту картину, именно так и казалось. Только именно эти взгляды ей и не нравились со всех сторон. Она не слушала о чем бормочет Сэш, а просто ждала ответа вампира, продолжая при этом ловить ненужные чужие взгляды.

+2

7

"Тайное послание", значит... Не спеша разрывать пергамент, Скорпион еще раз со всей тщательностью осмотрел подозрительный документ. Бумага плотная, шершавая, такой красная цена - шесть менок за свиток. Кто же столь поистратился, чтобы доставить бумажку в руки начальства?
- Кумар, значит?.. - поднял брови вампир. Этого прохиндея он помнил очень хорошо - Кирст часто посылал его "пасти" местную достопримечательность. - Осмелел, тварюга.

Кумар был фиаллэ, высоким, жилистым мужчиной с самодовольным оскалом на квадратной морде и роскошной плешью, просматривающейся, словно остров Невезения посреди смоляного океана жестких, как щетина, волос. Он приехал в Хартад сравнительно недавно - лет семь назад, - однако быстро развил деловую хватку и, подмяв под себя "наемническую" часть города, пошел к "Драконам" на поклон. Кройон, сам порядочный хитрюга и циник, в фиаллэ заинтересовался быстро, тем более даже он не мог отрицать выгоды, которую бы "Король Трущоб" ему принес. Однако потертый жизнью дракон никому не доверял до конца - за чернявым день и ночь следили невидимые глаза, вследствие чего было узнано много интересного и о Гильдии в общем, и о Мэтре Нойорке в частности. Рейер много раз предлагал разорвать договор, справедливо опасаясь какой-нибудь гадости, однако Кирст неожиданно встал на сторону Главы. Кумар был хорош всем: он был ловок, умен, расчетлив, однако никто не мог отрицать: Фиаллэ был трус, словно мышь, застигнутая кошкой возле крынки с молоком, поэтому просто-напросто не осмелился бы пойти против "крыши". Его глаза и уши были повсюду: он охотно поручал дела мелким воришкам, льстил сильным, блеском глаз и золота в мешочке уговаривая встать под его начало. Но по ночам - Скорпион сам часто видел, зевая под потолочной балкой - ему снились кошмары. Словно те, кого он боялся, предали его.
Пять лет прошли в счастливом неведении - хотя тогда Дейн не задумывался о мужчине, занятый новыми проблемами. Не вспомнил он про Кумара и после возвращения в родной Хартад пару месяцев назад. Даже в отчетах на столе его не было, когда Дейн решился-таки разрыть гору дел, что осталась после исчезновения бывшего Главы. А зря, как оказалось.
Он не ожидал, что фиаллэ, которого Скорпион с некоторой брезгливостью сравнивал с бесхозной дворнягой, осмелится выступать против "кормящей руки". Медленно приближалось время получать по шее.

Тряхнув волосами, отвлекаясь от подсчетов, он потянулся сорвать печать, но был остановлен вивариином.
-Да не вскрывай, пусть лучше госпожа Бэлаэль посмотрит. Видал, печатка?..
Помедлив, Скорпион вынужден был согласиться с ним в мыслях. От конверта отчетливо попахивало темной магией - кто-то явно не хотел, чтобы его маленький секрет был раскрыт. У каждого мага есть свой запах. Вернее, даже не так: именно у магии, которую он использует, как пес старательно помечает столбы в кишащем соперниками районе. Так вот, метка неведомого "соперника" была чем-то вроде сладковатого душка, сродни едва заметному запаху тлена. Магия в своем роде примитивная, но не менее неприятная. Однако, маскировочные чары могли скрывать дополнительные "сюрпризы".
Вампир, недолго поколебавшись, хотел протянуть письмо вампирессе, однако та встретила предложение Сеша весьма негативно, с брезгливостью посмотрев на конверт. Морозный воздух между ними будто стал еще холодней. Дейн мысленно усмехнулся. Что они не поделили?..
- Все в порядке, - примирительно поднял он руки. - на конверте слабая магия, я смогу ее перебить.
Пальцы уже сорвали сургуч, поэтому заявление было весьма своевременным. Запястье чуть кольнуло, но на этом "проклятие" ограничилось. Расправив хрустнувший на морозе лист пергамента, вампир погрузился в чтение.
Взгляд быстро скользил по строчкам - не стоило тратить драгоценное время на одного-единственного идиота, здесь их полно. Эмоций на лице нельзя было прочесть - за время чтения оно так и не изменилось, но, дойдя до конца письма, вампир удивленно хмыкнул. Поймав вопросительные взгляды, он подумал, и не стал зачитывать все, ограничившись пояснениями. Но сперва оградил пятачок земли "воздушной подушкой" против подслушивания. Лица некоторых обывателей разочарованно вытянулись.
- А наш красавец не так прост. У "дворняги" появился хозяин, кто-то из беженцев. Имени не упоминается, однако этот "некто" состоит в Страже и не слишком чист на руку. Кумар по-прежнему официально числится "Главой трущоб", но, пользуясь тем, что шишки полетят не на него, охотно распускает своих ребят на промысел. Однако собака попалась кусачая... Сеш, - он поднял глаза от письма, неторопливо свернул его. - Приходили ли заказы на этого пройдоху в последние... м-мм... Год-полтора? Какие-либо задания на его шайку? Похоже, наша веселая гулянка трехмесячной давности, - он выразительно посмотрел на подругу. - вышла-таки наружу. Среди нас завелась крыса - Сай, не в обиду будет сказано - и крыса осторожная, донесла только хозяину.
Дейн вновь развернул лист и нашел взглядом нужные строки.
- "За сим уведомляю Вас, что гильдия рассмотрит Ваше предложение в ближайшую неделю и вышлет ответ через гонца. Мы обещаем учесть все Ваши пожелания и факты касательно нашего сотрудничества. С нетерпением ожидаем обещанную Вами информацию касательно произошедшего в Хартаде. С уважением, Глава Отдела Кадров магической гильдии "Золотой Феникс", Луренс Ноасс". Видали?
"Умная псинка, - с уважением подумал вампир. - быстро нашла прикрытие. Если не зачистим это дело в ближайшие пару дней, хлопот не оберешься. Говорить ли Ирис?.. Нет, ну эти проблемы, она и так в эти месяцы едва до кровати доползала. Отыщем крысу и проведем кардинальную зачистку - давно пора потравить всех тараканов в городе. Кирст Джесс был мудрым человеком и прекрасным Главой, но слишком уж снисходительным. А Рей так и вовсе глупец. Но ничего, теперь все изменится..."

офф

Дал побольше информации, если сбил кого-то, извиняюсь и готов исправить)

Отредактировано Дейн Корри (2012-12-27 18:15:17)

+2

8

По своему обыкновению Дейн был собран, многословен и деловит, Белаэль же, напротив, снова ушла в себя и находилась словно не здесь. Сеш стрелял глазами по сторонам и поблескивал окулярами, топчась на месте, выглядел относительно расслабленным и не заинтересованным в разговоре. Напрягся Сеш только один раз – когда с хрустом порвалась бумага, а печать едва слышно, на грани слуха, зашипела. Но ничего страшного не произошло. Ничего, кроме черной точки-запятой, проступившей сбоку у косточки на запястье Дейна.
Крысолюд разглядывал её, как пиявку, снял и протер стекла краем рукава, щурясь до слез от искрящегося снега, но нет, это было не царапина или некстати прилипшая соринка.
- Приходили, отчего нет… - с легким удивлением отозвался Сеш. Не мог понять, то ли Дейн рассуждает вслух, то ли ему действительно нужен ответ:
- Трое не вернулись: Джарвис, Эш Громкий и Светлячок. Там всего-то было проследить… - и насмешливо добавил, - Буду считать это ком-плин-ментом, очень осторожная крыса, хм…
«…вляпались во что-то, все трое,» - мелькнула очевидная мысль. Насколько знал Сеш, их никто особо и не хватился. Дейн никогда не задавал вопросов просто так, не мог, особенно сейчас, когда стал главой отдела. Каждый вопрос – ниточка, за которую можно потянуть. Крысолюд неожиданно широко ухмыльнулся, включаясь в разговор, запоминая услышанное и «мотая на ус». «Гулянка трехмесячной давности…» - до этого Сай не озаботился тем, чтобы узнать подробности, хоть и слышал о проишествии краем уха. Не придал значения. Теперь стоило озаботиться этим и навестить пару собутыльников в гильдии из числа тех, кто знал больше, чем могло показаться на первый взгляд.

Почти за три месяца вынужденного безделья, без единого приказа «сверху» крысолюд соскучился по работе больше, чем мог бы признаться себе. Давить блох на лежке, выдумывая новые заковыристые ругательства, с каждым днем становилось все невыносимее; редкие вылазки в город и коридоры гильдийского замка от скуки спасали слабо; тренировки надоели в первый же месяц после начала долгого «отпуска». Какой смысл тренировать тело, готовя его, словно дорогой инструмент для тонкой работы, и оставлять пылиться на полке?

А проклятое пятнышко продолжало мозолить глаза, мелькая, стоило Корри повернуть руку то так то эдак. Сорванная печать темнела, по оттиску колдовских знаков побежала искра, и письмо вспыхнуло – сразу, в один момент, иссиня-черным пламенем,  с хищным гудением, как будто рядом был никак не меньше, чем костер. За пару секунд пергамент смяло в изломанный ком, который продолжал догорать, оплывая подобно зажженной восковой свече. Точка на запястье Дейна изогнулась хищно и отчетливо, став похожей на клык и увеличившись размером до ногтя.
- Так вот что… ведьмин зуб, - пробормотал Сеш и быстро глянул на Белаэль. «Нет, не будет госпожа помогать…» - поморщился крысолюд, и не смог не поддеть главу отдела дипломатии:
- В замок как можно быстрее? К магам? Снимать проклятье?..
Прежний Дейн предпочел бы решить проблему сам, но власть меняет, да и не по статусу главе отдела прыгать по крышам и шататься по грязным улочкам – так, по крайней мере, думал прошлый, действовал соответственно. Прорезалось острое любопытство, что будет делать господин Корри с этой бедой, и как поставит себя, получив не самую приятную отметину на кожу.
«Ведьмин зуб» по-первости был относительно безопасен – не более, чем метка, крайне живучий паразит, «сковырнуть» который получалось далеко не у каждого мастера магии, сколько бы талмудов не было изучено. Подпитывалась эта дрянь напрямую от носителя, весьма активно, надо признать. Подлость же была в том, что следом за «зубом» следовало проклятье, как правило смертельное. Впрочем, иногда бывало и так, что метка просто растворялась, не оставляя и следа на коже.

Петляющий лисий след вел к логову Кумара. Без этого письма Дейн вряд ли сможет что-то доказать официально… Значит ему либо понадобится говорливый «язык», птичка, которая споет разливистую трель, либо будет отдан приказ снимать всех неугодных и подозрительных. "Снимать" как будет удобнее, кому-то придется и в землю лечь, чтобы не создавать лишних проблем.
Кровь.
Ночью её легко спутать с любой другой вязкой жидкостью, если твои руки не замараны ей по локоть и ты не знаешь её запашка, не похожего на другие. Сеш некоторое время молчал и смотрел на Дейна, скрывая острое любопытство во взгляде за темными стеклами, после чего рискнул уточнить:
- К Кумару сейчас или после?..

Отредактировано Тсха’Арен Схай’Аш (2013-01-15 09:48:49)

+2

9

- Приходили, отчего нет… - в голосе вивариина читалось легкое удивление. - Трое не вернулись: Джарвис, Эш Громкий и Светлячок. Там всего-то было проследить… - и насмешливо добавил, - Буду считать это ком-плин-ментом, очень осторожная крыса, хм…
Дейн рассеянно кивнул, пропустив последнюю реплику мимо ушей и продолжая вертеть в руках пергамент, запоминая содержание дословно, да изредка раздраженно шкрябал ногтями запястье. Блох, что ли, в этой клятой кладовке подцепил?
"Нет, это не дело, - между бровями пролегла едва заметная морщинка. - Кумар не из тех, кто забывает о прежних хозяевах. Сколь же долго игнорировал его Кирст, прежде, чем исчез? И чем все это время маялся его заместитель? Знают же, что этот клоповник нужно постоянно разгонять. И главное, почему ничего не было в отчетах? Не хотел Ирис говорить, да видно, придется. Пусть попросит Вельсара прочесать весь ОВР на предмет утечки. Однако меня восхищает их способность действовать так бесшумно..."

В том, что секретная информация просочилась именно из ОВР, Скорпион не сомневался. Коротко посоветовавшись, компания непосредственных виновников происшествия решили не ставить этот вопрос на всеобщее обсуждение, поэтому в подробностях обо всем произошедшем знали только главы Совета и отдел внутренних расследований, который, с подачи светловолосого вампира, расхлебывал ту кашу, что они заварили. Естественно, слухами земля полнится, но для доклада предводителю преступного района нужно немного больше конкретики, нежели глубокомысленное: "А в подвале ночью ка-ак бабахнет!!!".

Дейн снова с остервенением поскреб руку.

Более того, то, что это непосредственно связано с "Золотыми Фениксами", создавало определенные проблемы. Особенно, когда через пару месяцев  должна состояться официальная встреча. Разумеется, они вряд ли знали о связи Кумара с "Драконами", предусмотрительный фиаллэ придерживал козыри в рукаве, но неожиданное откровение может спутать вампирессе все карты. Нет, этот узелок слишком прочный, едем дальше.
Таинственный "рыцарь" - кто он? Из Хартада ли, или информация проходит через сотни рук, прежде чем достигает адресата? Чума разыгралась в Апентеле, следовательно, ее сразу отсекаем. Так же отсекаем Волкоду, слишком неказистая деревушка, и Таллем, Кумар побоялся бы иметь двух "господ" в одном месте, а там тоже все на слуху.  Значит, остается три варианта: Рок, довольно крупный и богатый город, чтобы в нем осесть, Троедорье и Терель, деревни, расположенные как раз на тракте. Но исключать Хартад тоже не стоит.

- Твою ...! - вырвалось у вампира от неожиданности, когда пергамент в руках внезапно вспыхнул, благополучно избавив от мук выбора: предоставить разгребать ОВР все самим, или все-таки взвалить дело на свой горб. Пальцы обожгло, высокое пламя лизнуло даже кончик носа, но  ожогов не оставило - у Скорпиона и без них уже появились столь долго окликаемые проблемы.
- Ну вот, - протянул он расстроенно, рассматривая приметное специфическое пятнышко на тыльной стороне запястья. - Все-таки были маскировочные чары.
Сеш наблюдал за сим действом с истинно-ученым интересом бывалого патологоанатома. По его искривленным в ухмылке губам было видно, что от шпильки он не удержится. И не удержался.
- В замок как можно быстрее? К магам? Снимать проклятье?..
- Разберемся по ситуации, - Достав из кармана плаща перчатки, он небрежно их натянул, пряча последствия самоуверенности, и подышал на ладони, согревая озябшие пальцы дыханием. В душе всколыхнулось раздражение, больше на себя. Зрачки чуть расширились, но внешне он ничем не выдал своего волнения. "Ох, и попляшете вы, когда я "дугу" отслежу и перенаправлю...". - Пара часов у меня, как бы то ни было, есть.
Первые годы в гильдии он постоянно нарывался на сглазы, принося на себе столько "болячек", что медики только за голову хватались - пытаться расколдовать или гуманнее сразу прикопать? Что он усвоил первостепенно, так это то, что ни в коем случае нельзя разводить истерики. Много магов лишились жизней, с лихорадочной поспешностью пытаясь снять вражеское заклятие и делая совершенно глупые ошибки даже там, где это невозможно. Но подобные проклятия никак не мог наложить новичок - зачем же было защищать столь опасной магией в общем-то обычные сведения? А теперь даже не доказать ничего толком.
- Ладно, - решился он. - Бэлаэль, извини, но поговорить сегодня вряд ли получится - надеюсь, то, для чего мы встретились здесь, не слишком важно. Шпионы донесли, что в Книжной лавке на Главной площади проводят свои чаепития члены темных организаций - и это под носом у нас, "Драконов". Они уже обескровили несколько человек в Хартаде, от их рук погибли три стражника. Я не намерен такое терпеть перед носом гильдии.
Ну да, он соврал. Соврал, не моргнув глазом, выражая наиболее подходящие по ситуации эмоции. Но эта шайка слишком мешала, а Скорпион не хотел, чтобы в уважаемой Главе взыграло благородство. Темные, поняв, что их прижали к стенке, от переговоров отнекиваться нипочем не будут, наобещают всего с три короба, чтобы их оставили в покое и, что еще хуже, исполнят. Нужно было избавиться от них раз и навсегда, чтобы не мешали вести игру.
- К Кумару сейчас или после?..
- Сегодня ночью, - ответил он, пряча торжество в глубине темно-зеленых глаз. - станет на одного самоуверенного засранца меньше. Сеш, сделай все тихо, а еще лучше, спихни на несчастный случай. В замке сейчас не все ладно, и я надеюсь, что никто не узнает о связи Кумара с "Фениксами". Никакого письма нет и не было, а "Глава Трущоб" таинственно исчез сегодня ночью. "Белый Дракон" раскрывает подлый замысел Темных и уничтожает их штаб-квартиру, - губ коснулась легкая довольная улыбка. - если расколется о "хозяине", будет еще лучше. У тебя есть его координаты?
Со стороны шпиона последовал короткий утвердительный кивок. Ну вот и славно.
- Бэль, можно тебя попросить? Мне нужно срочно передать информацию Ирис и проверить Архивы - когда я просматривал отчеты за эти последние пять лет, я ни слова не увидел о Кумаре, поэтому, если ты не против, я закину тебя в гильдию. Мне нужно избавится от этой пакости, поэтому высажу тебя в холле, но, если что, я буду в комнате, могу доставить и в поместье.
Возможно, Рей и называет его втихаря дураком вполне оправданно, но Дейн слишком не любит бумажную рутину и официальщину, чтобы обзаводиться собственным кабинетом. Всю информацию василиск доставит и так, а общаться с просителями... кому оно надо? Поэтому, пока никто не напоминает, Дейн и сам помалкивал в тряпочку об этой нудной обязанности.
Взяв подругу за руку, он кивнул на прощанье Сешу и пробормотал заклинание. Вспышка телепортации унесла вампиров по направлению к замку.
http://s1.uploads.ru/i/EgrZt.png [ Замок гильдии ]

Отредактировано Дейн Корри (2013-01-24 18:35:57)

+2

10

5 число месяца Звездного Инея. Поздний вечер

<===Постоялый двор "У Дракона"
[mymp3]http://www.yapfiles.ru/files/604320/38caaa2bdcd41dbe592480c79795d59e.mp3?token=MDA2MDQzMjAtMTM2Njk5NzIxOQ|...[/mymp3]

Пока Шэйс топтался на выходе постоялого двора, он уже успел придумать с десяток вариантов казни для вредного дракона, который не иначе, как намеренно тянул время, и «разорви меня конями» - одно из самых гуманных. Но едва ли не с умилением поглядел на Сееру, который, помимо своих вещей, принес и мешок напарника. Куда бы деться… В честь чего, интересно, такая заботливость? Может, стоит, не отходя от кассы, проверить свои вещи?.. Хотя, чего уж тут, вампир в определенной степени был благодарен за такую помощь. Пока состояние не пришло полностью в норму лишняя беготня на пользу не пойдет… А вообще, некромант сильно прибеднялся. Конечно, поддержка ментальной связи с пауком было очень долгой. Шэйсу пришлось «водить» господина Корри с самого утра, иногда «вырываясь» на передышку, продолжая поддерживать эту тонкую нить. Но кровь, действительно, являлась живительной, и магические силы быстро восстанавливались.
- Он лишь почувствовал следы магии. Ничего иного, да и мы зацепок не оставили. На нашей стороне его незнание о том сколько нас. Может он ожидает одного противника, а может группу…
Закинув сумку на плечо, Шэйсар уверенно двинулся вперед по улице. Внешне он был совершенно спокоен, расслаблен, чего нельзя было сказать о внутреннем состоянии. Вампир внимательным взглядом скользил по местности, стараясь приметить все детали. Конечно, за те несколько дней у информаторов было предостаточно времени для изучения улиц. Да и с последнего посещения Хартада ничего не изменилось. Но сейчас дело было куда более серьезным, чем в предыдущие разы. Нужно просчитывать каждый шаг. Права на ошибку нет.
Темные сделали небольшой круг, пересекая площадь Пяти Висельников, прощупывая почву, приглядываясь к патрулирующей улицы страже. Многовато их, однако. Необходимо загнать цель куда-то в безлюдное место. Случайные свидетели – худшее для работы.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Кто бы мог подумать, что в такое время, в таком месте можно встретить какого-то знакомого. Кутаясь в длиннополый плащ с высоким воротником и в капюшоне, чуть прихрамывая, парень подошел к ним, приветствуя Сееру и Шэйса легким кивком головы. А вампир уже и не надеялся увидеть его вот так, перед собой, бодро шагающего чуть в стороне, когда Шепот предложил идти дальше. Старые знакомые старыми знакомыми, но дело было не закончено. Забывать о том, что цель ходит поблизости, а, что немаловажно, вот-вот собирается отправить с гонцом письмо, нельзя ни в коем случае, и это заставляло  быстрее идти вперед. Вскоре, тенью парень скользнул в какой-то проулок так же неслышно, как и появился. Без приветствий и прощаний. Как всегда.
- Ну что, Мрак, готов к встрече с нашим главным врагом?
Настроение неумолимо ползло вверх, а приближение той самой минуты до схватки подстегивало еще больше. Что ожидает впереди? Бой! И победителем может стать только одна сторона, вторая неизменно потерпит поражение. Но кто не рискует, как говорится…

===>Улицы города

Отредактировано Шэйсар Доль'ире (2013-05-01 22:31:10)

+1

11

5 число месяца Звездного Инея. Поздний вечер

<---Постоялый двор "У Дракона"
На улице стояла прохладная ночь. Блики трактирных окон слабо освещали двор. Улица и дорога были окутаны черными тенями. Луна скрывалась за застывшими в небе тучами и не давала должного света. Благоприятная пора для тех, кто не хочет выдать своего присутствия.
Сеера подошел к вампиру и протянул его вещи.
«Он лишь почувствовал следы магии. Ничего иного…», – дракон вспомнил слова Шэйса и нахмурился. С одной стороны так и было задумано. С другой – осведомленность цели напрягала.
- …Может он ожидает одного противника, а может группу.
А это определенно порадовало. Здесь информаторы все просчитали верно. Недобрый блеск в глазах отразил злые помыслы дракона:
- Значит, как договаривались,- и без лишних слов парни двинули вдоль обочины, переместившись у первого же дома под окна. Проще оставаться незамеченными у темных фасадов зданий, и если Дейн не только почувствовал магию, но еще и сумел определить примерное местоположение шпионов, то лишняя подстраховка не повредит. Также Сеера потрудился заклинанием приглушить шаги двух пар ног, дабы не искушать судьбу. За минувший десяток лет дракон привык передвигаться тихо, уже даже не замечая, как неосознанно переступает мелкие препятствия и аккуратно прощупывает почву, прежде чем сделать шаг. Попутно Сильваль уподобился напарнику - изучал строения и наиболее удачные места на случай отступления. Если что-то пойдет не так, проще будет отходить по известному маршруту. Городская охрана стала встречаться чаще. Шпионы старались не приближаться к ним и каждый раз, когда кто-то из стражи оказывался в поле зрения, замирали, чтобы последние не успели заметить уже ИХ. Спустя четверть часа Сеера и Шэйс добрались до площади. Вампиру непременно нужно было переговорить с трупом согильдийца, которого он еще в первый день выволок с места преступления и спрятал неподалеку. У некромантов своя философия и простому смертному с ней не поспоришь, а потому после короткого «разговора» Шэйсар отпустил усопшего, а Сеера понял: «Как же хороша жизнь и смерть, когда никто тебя не дергает по первой же прихоти». Удалившись от шэйсова «тайника» на пару десятков аршин, информаторы столкнулись с одним из темных. Мрак видел его всего пару раз, но и тех встреч было достаточно, чтобы открыто сказать, что дракон соратника ненавидел. Тем не менее, любая единица была на счету. И пришлось перетерпеть его компанию. Но протягивать ему руку Сильваль не стал. Пока Шэйс обговаривал детали, попеременно жестикулируя руками, дракон, молча, наблюдал со стороны и делал вид, что его здесь нет. Лишь под занавес Мрак ухмыльнулся и вставил свое слово:
- Сегодня ты у нас ищейка. Мы… – он взглянул на второго слушателя, -…Свою работу сделаем. Смотри не угробь.
Вскоре все трое тронулись. Выйдя на центральную улицу, недавний спутник и помощник кивнул и оставил Шэйса и Сееру одних. Дальше агенты пошли вдвоем. А следом за ними по пятам пробиралась темная тень. Тихо скользила она под навесами домов, цеплялась за выступы, взбиралась на крыши, но не приближалась ближе, чем было дозволено.
Сеера шел чуть быстрее, Шэйс – позади. Они решили держаться подальше друг от друга. В случае неожиданного нападения, зацепит только одного и даст второму время на мобилизацию. Шэйс тихо подавал сигналы, указывая направление. Дейн Корри был уже близко, и важным пунктом являлся оглушающий выпад, который застал бы его врасплох. Этот человек нужен был живым.

--->Улицы города

Отредактировано Сеера (2013-05-03 17:07:15)

0

12

Начало игры.
7 день месяца Звездного Инея. Утро.

Славный город Хартад. Богата твоя история, могучи твои воины, сведущи колдуны и искусны творческие личности. Всем ты хорош - и уютными тавернами, готовыми принять путников в любое время дня и ночи; и обворожительными горожанками, стыдливо прячущими за пушистыми ресницами распутный блеск в глазах; и чистыми дорогами, мощенными серым камнем. И доверчивыми людьми, слоняющимися по улицам в повседневных хлопотах и даже не задумывающихся об истине.
Занаэль мягко ступил на мостовую и откинул волосы за спину, с наслаждением подставляя лицо раннему зимнему солнцу. Несмотря на то, что дневная звезда только-только поднялась над резными коньками крыш, на площади было не протолкнуться - ярмарка заботливо вымела-выкурила всех из теплых домов, и теперь обыватели слонялись между прилавками и палатками, чередуя богатые одежды дворян и купцов с мохнатыми шубейками прях и торговок. Поглядеть действительно было на что: сегодня площадь собрала у себя представителей всех рас, громко переговаривающихся на разных наречиях. Были здесь и фиаллэ с их неизменными конями, поистине лучшими в Фатарии, и хной для несмываемых цветных рисунков на кожу. Были и гномы с их извечным оружием, непомерно дорогим, но, надо признать, полностью оправдывающим сей недостаток. Были эльфы с легкими тканями и украшениями, люди с книгами и накладными усами, василиски с оберегами, даже пара орков с тем же оружием и доспехами. Прекрасно. Чем больше народу узнает правду - тем лучше. Эльф направился прямо в центр, к перекрестью улиц, где, посреди дороги, стоял монумент не то какому-то герою, не то просто видному деятелю, спонсировавшему гуляние. Кто-то, впечатленный упорством замотанной в плащ фигуры, спешно освобождал дорогу, беззлобно ругаясь под нос, кто-то, узнавший смуглое лицо и многострадальную лютню, расступался сам. Не чинясь, менестрель вскочил прямо на постамент, победоносно поправ ногой плешивую каменную голову. Кое-где стали появляться любопытные лица.
- Возрадуйтесь, жители Хартада! - на сей раз голос предстал мягким, но звонким баритоном. Впрочем, кто мог знать, каким он будет в следующий миг? Занаэль так привык перекраивать свое тело и свой организм, что уже и забыл почти, каким был его настоящий голос.
- В этот день, - продолжил он уже тише, присаживаясь беззвестному каменному герою на плечо и перекидывая со спины лютню, - я оставлю след в вашей памяти.
Сойка на плече, до того смирно сидевшая, встрепенулась и нахохлилась.
- Что ты собираешься делать, Зан?
- Фираер, я же сказал, Фираер, - мурлыкнул эльф, щуря лукавые глаза, обращенные на стекающийся народ. - Смотри, Ней. Сейчас прольется истина.
Первый звук - на первый взгляд беспорядочный треньк, визгливый, как несмазанные ворота. Даже не пытаясь исправить и переиграть то, что, по его мнению, было идеально, эльф продолжал перебирать струны тонкими пальцам, извлекая на сей раз тихий серебряный перелив, как шум трепещущей хвои на ветру. Перелив сменился отрывистыми, четко выверенными ударными нотами и, прикрыв глаза, эльф запел.

Как листья, сорванные ветром,
Мой голос долетит до вас,
О всем, что было, но неспетым,
Он вам поведает сейчас.

Зовут меня благим едва ли,
Несу лишь истину, не свет.
Кто, удостоенный медали,
Презренно крикнет: "правды нет!"?

Скажу: гоним извечным светом,
Я много лет ее искал.
Нашел лишь пыль во тьме запретов
И ассурийских покрывал,

Нашел лишь ложь в злаченных кубках,
Что смертью искупают сон,
Калек, юродивых обрубки,
И вдов, отчаянный чей стон

Не тронет уж сердец парчовых,
Не тронет крови, что вино.
В вопросах веры все не ново,
И даже Богу все равно...

Длинный проигрыш, ненавязчивый, чтобы не рассеивал начавшие стайками сбегаться мысли. Сперва звонкий и уверенный, он постепенно затихал. Затихли и столпившиеся у памятника, раздраженно шикая на рыночных зазывал и напрягая слух. Три краткие ноты, упавшие в тишину, и снова - неторопливое перебирание струн. Голос поменялся, опустился до свистящего шепота, одновременно ироничного и горького.

Храмовники, жрецы и дайны,
Сердца чьи заняты навек
Иконками Пресветлого Ильтара,
Скажите, кто здесь - человек?..

Шепот смолк, а перебор - нет. Довольный хорошим началом, Фираер, Темный Менестрель, поднял голову и лукаво, с ноткой надменности и превосходства, прямо взглянул прозрачно-голубыми глазами на толпу. Тональность звука поменялась - без перехода начала играть следующая песня.

0

13

[float=right]http://s1.uploads.ru/ziapy.png[/float] Каэлис крутилась на ярмарке с самого утра. Знала бы она, что этот прекрасный день ей принесет - ни за что бы сейчас не хмурила свое круглое хорошенькое личико. Ну а так - кому понравится выполнять столь скучное поручение чахоточного злого алхимика с бородой на целый километр? Задание состояло в том, что надо было купить необходимые ингредиенты, которые знакомые заморские торговцы обещали непременно привезти. Только вот битый час девушка бродила среди толпы подобно ледоколу, а ни торговцев, ни их ингредиентов найти не могла. Уж тоненькие ножки подкашивались да голову одолевала жуткая боль от всего этого шума и непрекращающегося толкания. "Отец меня убьет", - с невыносимым отчаянием повторяла она про себя сотый раз. А ведь и правда, темпераментный старик мог попытаться доченьке голову открутить голыми руками. Скрюченными, морщинистыми, в язвах. "И сколько эта рухлядь еще намеревается мне жизнь отравлять", - проникла в белобрысую голову темная мысль. Каэлис ее испугалась. Негоже так думать про своего отца. Отца надо любить и уважать. А гнев родительский праведен. Кто ж еще виноват, что она, такая дура, на не самой большой площади мира не смогла отыскать нужных торговцев?
- Возрадуйтесь, жители Хартада! - звонко молвил некий зазывала. Каэлис подняла до этого понуренную голову в надежде, что это не кто иной, как заморский торговец. Он собирается рассказать всем о своем необходимом в алхимии товаре, не иначе.
Каэлис поискала глазами обладателя сего чудесного голоса. Это вон тот, чей силуэт высится над пестрым рисунком голов горожан. Н-да, что-то не слишком он похож на торговца. Точнее сказать, совершенно не похож. Каэлис задумчиво поскребла подбородок. "И как он вообще туда забрался?.."
В лучах солнца блеснул какой-то струнный музыкальный инструмент. Каэлис, вечно сидевшая взаперти и лишь по отцовской надобности выбирающаяся в город, знать не знала, как это называется. Ни разу ей не удалось застать менестреля за благодарной работой, не ведала она, как умелые пальцы могут перебегать по тонким струнам инструмента. Спасибо, что хоть поняла, что это не какой-то вид оружия массового уничтожения, а инструмент, способный творить магию без растраты энергии, вычурных слов и замысловатых жестов.
Менестрель пообещал оставить след в памяти толпы. Каэлис посмотрела на остановившихся хартадавцев и гостей Хартада. Совсем рядом с ней, практически вплотную, стоял высоченный орк с торчащими клыками. "Неужели то, что он собирается сделать, может хоть на мгновение объединить всю эту разношерстную публику?", - с благоговейным ужасом подумала Каэлис.
Наверное, одетая в многослойные светлые ткани, с белой кожей и очень светлыми волосами, девушка выделялась из толпы. Во всяком случае, ей показалось, что она поймала короткий взгляд небесно-голубых глаз менестреля. Она ждала, затаив дыхания.
Краткий треньк, резанувший слух. По некоторой части толпы прокатились шепотки и вздохи. А затем - звучание кристально чистого горного ручья, бодро бегущего по камням, ослепительно блистающего на солнце. Поразительные звуки исходили от инструмента, а когда мастер запел, у Каэлис на ресницах заблестели слезы. И даже столь резкий переход, от которого рядом стоявший орк недовольно заворчал, показался более чем уместным.
В слова Каэлис вслушалась не сразу, пару строк уловив лишь как смазанное звучание голоса. Ну а потом - боги, что творилось у юной девы в душе! Она никогда не слышала таких слов, и никогда воздух не казался ей таким чистым, а солнечный свет - ласковым.
Под конец песни бедная Каэлис из загнувшегося рода Радалор хотела закрыть лицо руками и расплакаться. Некоторую часть слов она даже не поняла, но смысл песни вполне уловила. А плакать хотелось от осознания правды и от жалости к себе, затюканной девчонки. "Я ненавижу их", - опустив голову, поняла Каэлис. И отца, будь он хоть четырежды проклят, и трех старших братьев, которые любили проводить время с сестрой как со шлюхой. Некому было защитить от этих людей ее, и некуда было ей убежать от них. Как бы там ни было, а все-таки у Каэлис имелась крыша над головой, она была сыта и одета...
Кинув пустую корзину на землю, утерев слезы с лица, подобрав юбки, Каэлись кинулась через толпу к памятнику. "Кто же этот прекрасный кудесник?" - на ходу спросила она у себя.

+1

14

Аплодисментов не последовало, но менестрель и не рвался срывать их сейчас. Было еще рано. Еще не загомонил народ, не упало небо, не раскололась надвое земля, не притопала инквизиция - так почему песня должна прерываться? На том пыточном приспособлении, правда, куда пришлось усесться, пятая точка потеряла уже всякую чувствительность, а кончики не прикрытых капюшоном ушей успели покраснеть от холода. Украдкой поприветствовав подступающий насморк, Зан от греха подальше поменял положение ног. Стало только хуже - зловредные скульпторы, не иначе как на подобные случаи, изобразили национального героя в плаще, и теперь его фибула нещадно впивалась эльфу в... бедра. С головы же Зан и вовсе рисковал слететь красивой ласточкой, ибо кто-то не шибко умный натер ее воском. Спохватившись, что скоро начинать, остроухий напустил на себя траурный вид. С голосом определялся недолго - звенящий тенор.

Приверженцы Ильтара, послушайте меня,
Зовущие спасение извне:
Когда по белу снегу протянулась полоса,
Помог ли кто-нибудь в беде?

Затер ли капли крови, что портят зимний пух,
Погладил, может, кто по голове?
Проникся ль уваженьем к тем, что испускали дух,
Одни, забытые в бессмысленной войне?

Иль может кто иной, кто бьет челом о пол
Церковного злаченного креста
Пришел к вам с утешением в слепой зарнице дня,
Когда огнем пылали небеса?

Даже продолжая петь, эльф не забывал временами пристально оглядывать толпу, готовый приметить любую реакцию на свои слова. Или приготовиться бежать. У него один раз екнуло под ложечкой, когда он заприметил две хмурые фигуры в рыцарских латах и гербом паладинов на груди. Но те хранили задумчивое молчание, опустив головы при встречном взгляде, и Зан с облегчением узнал постоянных слушателей. Хорошие ребята, привыкшие сначала думать, а уже потом нестись вперед с мечом наголо. Не сказать, чтобы их радовало творчество Темного Менестреля, но парни были реалисты - на Королевскую семью не посягает, Ильтара не хулит ("в открытую", по крайней мере), Темным Богам поклоняться не призывает (хотя бы когда они рядом) - так чего остроухому мешать? Авось народ и впрямь поумнее станет, и в случае опасности будет не внимание Богов привлекать, а быстрее убегать.

Иль может, те служители Небесного отца,
Что в парче и шелках сидят на тронах?
Они наверняка не спрятали лица,
Не пожалев саванов похоронных.

Его внимание привлекло движение, начавшееся в середине толпы и бодро приближающееся к статуе. Оная была временная, в полтора человеческих роста, потому зрение особо напрягать не пришлось - это целеустремленно проталкивалась через пеструю массу девушка в белом одеянии. Темный менестрель заинтересованно приподнял брови, не прекращая петь. Девушка казалась хрупкой и по-неземному светлой: мягкие черты лица, воздушные локоны волос. Дитя Ильтара в лучших традициях легенд.
Менестрель ядовито ухмыльнулся собственным мыслям. Или это сам Ильтар спустился с Чертогов доказать остроухому его неправоту?
Наконец, напрочь игнорируя возмущавшихся ("Ну куда прешь, девка?! По ногам как по бульвару!") она замерла в первых рядах, глядя на эльфа в искреннем восхищении. Тот мягко улыбнулся ей в ответ во время проигрыша. Да, все правильно. Так и должно быть. Если бы еще вон тот орк внезапно упал на колени и остервенело начал молиться - было бы вообще великолепно.

Я не пытаюсь ревностно Богов хулить, о нет,
Не черен я, и для того убог.
Но я рискну спросить у вас, перешагнув обет:
Если такие люди, кто их Бог?

Мелодия пошла на спад, чтобы в следующий миг взорваться сотней дребезжащих звуков. Был здесь и вой вдов, и лязг мечей, и грызня ставших бездомными псов. Звуки причудливо сплетались, басовые струны кровожадно пели о войне, минорные складывались в шелест дождя, смывающего кровь с травы. Правильно отец говорил, занятие без души остается просто занятием, будь то бой на мечах, магия или музыка. Обычно менестрель Занаэль пел больше для себя, напуская высокомерный вид и играя на публику. Темный же менестрель пел для этой пестрой толпы, что взирает сейчас на него снизу вверх. В их глазах он видит недоверие, открытую враждебность, настороженную опаску... понимание, благоговение, надежду. Прочь маски, прочь оковы чужих слов и навязанных мыслей. Все клятвы - лжеприсяги, все слова - ложь, все время - тонкая льняная кудель, беспрерывно тянущаяся под скрип колеса. Обрежь натянутую нить - и время застынет, а в тишину будут падать серебряные звуки, растворяясь в пустоте.
Глаза девушки подозрительно поблескивали на солнце. Роль проповедника Занаэль на себя еще никогда прежде не примерял, но сказать, что ему было неприятно, значит бессовестно солгать. Спрыгнув на согнутое колено Героя (кажется, он должен был попирать сундук с золотом, но чья-то ловкая рука отзывчиво заменила его на яблочный огрызок. Герой снисходительно стерпел, продолжая хранить на лице благородное выражение), эльф присел, не отрывая снисходительного взгляда от лица ильтарова агнца. Правило первое успешной карьеры: всегда куй железо, пока горячо.

Жизнь человека - пыльная дорога,
Где каждая миля приближает смерть.
А в небе на плечах ни солнца, ни Бога
Остаётся ползти и терпеть...
Разве за этим живёшь ты на свете?
Разве довольна ты этой судьбой?
Спроси у себя, чтобы мог я ответить:
"Идём за мной..."

0

15

Восторженный взгляд вдруг сменился чуточку испуганным. Каэлис замешкалась, закрутилась. Как же быть, что делать? Выступление эльфа прекрасно, спору нет, и слушать его хочется вечно. К тому же, столь разнообразные голоса были в нем, и столь мудрые речи. Но Каэлис была мечтательницей только по своей темности. Ведь что еще остается делать, когда ничегошеньки об окружающем огромном мире не знаешь и знать не можешь? Но в другом она девушка практичная. Раз решила - надо действовать.
И вот беда. Сказочный герой, чуть ли не принц на белом коне, зависает на этом тейаровом памятнике, да на самой верхушке. Нет, ну памятник, конечно, шикарен, и надо отдать должное мастерам, да будет земля им пухом. Но почему он так высок?! До героя-то никак не добраться. Не лезть же самой, в самом деле. Там не долго сорваться.
И будто услыхав отчаянный зов девичьей души, волшебный менестрель, нет, Менестрель сам спрыгнул поближе. Колено каменного мужа уж не так высоко и, глядишь, удастся сказать самое главное, чтобы тебя услышали.
А, вот и снова преграда. Путь к счастью не может быть простым, это Каэлис мигом поняла.
Эльф-то поет - не затыкается. Не перебивать же мастера слова, верно? За это, чего доброго, по макушке булавой схлопотаешь. Люд здесь собрался всяко разный, наверняка нетерпеливый.
Спроси у себя, чтобы мог я ответить:
"Идём за мной..."

Ох, боги милосердные, - подумала Каэлис. Это никак послание свыше, что да, вот он твой путь! Вот твоя удача, именно сегодня, именно в этот час! Лови ее за хвост, пока не убежала.
- Пойду! - выкрикнула Каэлис будто бы в ответ песенному вопросу. Голосок ее был тонок и нежен, как цветки подснежника ранним утром. Несколько пар глаз окинули ее презрительным взглядом. Кто-то усмехнулся. Шут, болтавшийся, так сказать, на окраине площади, заподозрил наконец-то, что в центре происходит что-то преинтересное, и, навострив уши, стал продвигаться к памятнику.
Ну а как иначе. Менестрель теперь точно смотрел прямо на нее, на беленькую дворняжку. И вопрос предназначался ей, а не кому-то из толпы. Кто, глупый, этого не понимает - пусть хоть обхохочется.
Воспользовавшись заминкой, Кэлись стала вплотную к памятнику, привстала на цыпочки и задрала голову. Всем своим существом она тянулась к Менестрелю.
- Пойду, прекрасный мастер. Пойду за вами. Буду вашей ученицей, буду вам во всем помогать... И постигать мастерство. Я буду хорошей ученицей, честное слово!
Чтобы не упасть, Каэлис схватилась тоненькими маленькими пальчиками за край монумента. Так же крепко она впилась взглядом в лицо эльфа.

+1

16

Что перестарался, Фираер понял когда еще только увидел блеск в глазах девушки. Он не ожидал, что его воспримут так буквально и с таким энтузиазмом, тем более, вопрос был по большей части риторическим и относился к более эфемерному понятию, нежели наставничество. К собственной гордости, он не позволил себе никаких лишних эмоций, вновь вспрыгнув на шею неведомому Герою (подальше - мало ли что?), использовав одну из складок его одежд как ступеньку. Там и просидел все оставшееся время, изредка ловя на себе взгляды ильтарова дитя.
***
- Как я погляжу, Темный менестрель идет в массы, а? - подмигнул Акий, отсчитывая монеты и ссыпая в мешочек при поясе. Эльф неопределенно повел плечами.
Диалог велся у маленького, но проверенного питейного заведения "Резвый пивовар", славившегося своим элем на всю ярмарку. Акий, его уходящий-приходящий хозяин, был низок, коренаст, как и все гномы, и удивительно подходил вывеске, словно с себя и срисовывал: пышные рыжие усы не только скрывали рот, но и вообще заставляли задуматься о его наличии на щекастом лице, уши же пунцовели всеми оттенками. Зато черные, как у жука, глаза из-под кустистых бровей смотрели хитро и лукаво. Такой не только не позволит облапошить себя, еще и к клиенту руку по локоть в кошель запустит. Он же и нанял эльфа "сбряцать пару песенок", вызвонив его из Ацилотса еще прошлым вечером по зеркалу связи. Сам эльф тоже против ничего не имел, да и вести дела с Акием было одно удовольствие.
Заметив, что в кошель угодили все без исключения монетки, менестрель деликатно кашлянул. Гном с гримасой бесконечного удивления посмотрел на свою руку и полез в мешочек повторно.
- Кстати, я смотрю, у тебя и здесь последователи появились? Та - гы-гы! - хорошенькая малышка?
Фир его восторга не разделял. Ему удалось исполнить еще с десяток песен, прежде чем замаячившие в толпе бескомпромиссные лица инквизиции не заставили его быстренько свернуть агитацию. Были там и прочувственные воззвания, и просто поучительные байки, даже парочка баллад затесалась. Однако враги свободного искусства не дремали. Концовка получилась эффектной: встав постаменту на голову, он неторопливо трансформировался, раскинув для наглядности руки, и, не переставая по птичьи-верещать, стрелой взмыл в небо, провожаемый ошалелыми взглядами стражи, глумливыми - магов и восхищенными - неискушенных горожан. Возвращаться, правда, пришлось окружным путем, дабы не смазывать впечатление. Еще пол-щепки ушло на то, чтобы отбить вещи у дворовых мальчишек, прознавших про "живьем вознесшегося на небо певца". Увидев оного вполне себе живого, мальчишки, однако, делиться трофеем не захотели и отступили только тогда, когда утомленный эльф оскалился и зарычал (отступили, сверкая пятками и вопя, что менестрель вылез из могилы и превратился в упыря). Еще минут двадцать понадобилось, чтобы разыскать этого жуликоватого гнома и спросить вещи с гонораром. Так что все это время он отнюдь не скучал, попутно выглядывая давешнюю девчушку.
- Да, вроде того. Ты ее знаешь?
- А, - махнул рукой гном, ссыпая монетки в подставленную тонкую ладонь. - Бедовая девочка, помощница здешнего зельевара. То есть, девочка-то хорошая, умница, да загнанная вся. А ты ей приглянулся, видать. Каэлис в людях никогда не ошибается.
Голос гнома звучал по-отечески нежно, будто отзывался он о собственной дочке. Однако менестреля не впечатлил.
- Она хочет стать моей ученицей.
- Ну так в чем проблема-то? - не удивился гном. - Ты еще молод, искусен, вполне можешь взять кого-нибудь. Все равно в одиночку по тракту шатаешься.
- Почему это в одиночку? - возмутилась сойка, но эльф накрыл ее ладонью.
- Акий, но мне не нужна ученица. Я пока никому не собираюсь передавать мастерство.
- Да чего ты мне-то это говоришь, вон, бежит твоя зазнобушка! С ней и объясняйся!
Бард обреченно обернулся. И правда, по рядам, проталкиваясь сквозь толпу, к трактирчику направлялась белокожая Каэлис, божий одуванчик. Подождав, пока она с ним поравняется (вредный гном, кивнув девочке, тут же скрылся в здании), эльф мягко склонил голову.
- Cormamin lindua ele lle, arwen en amin, - когда эльф хотел, он умел быть и милым, и приветливым. - Мое имя Фираер, я - Темный менестрель. Могу я узнать, как зовут Вас?

___________________________________________
*Сердце поет при встрече с вами, моя леди (синд.)

0

17

http://uploads.ru/i/L/9/A/L9A15.png
[float=right]http://s4.uploads.ru/vDFU4.png[/float]
Когда слезы навернулись на глаза Каэлись, отчего они стали больше походить на два чистых озерца, Менестрель вдруг скаканул высоко-высоко, и вновь оказался очень далеко. Девушка даже непроизвольно попыталась схватить его за одежду, но рука ухватила только воздух. Вторую руку она прислонила к сердцу, и выглядело это очень печально, настолько, что две сердобольные дамы в чепчиках зашептались, прикрываясь ладошками: "Бедная девочка... Ох, бедная девочка, так ей этот молодец приглянулся... Ох, ох, ох..."
И так продолжалось до конца выступления... Мучительно далекий Мастер, прекрасный, недосягаемый, радовал толпу, и ее, бедняжку, тоже радовал, но почему, почему он отдалился? Может, не готова она еще, или, может, не понравилась она ему чем, когда ее лицо можно было подробнее рассмотреть? Задаваясь этими вопросами, Каэлис не замечала, как по щекам бегут слезы, а руки сложены в молитвенном жесте. Она будет ждать возможности объясниться с ним, заговорить и спросить, что же ей делать? Если нельзя пойти с прекрасным Менестрелем, хотя Судьба недвусмысленно намекала об обратном, то, может, он хоть совет даст? Наверняка одним словом сможет наставить на путь истинный!
Каэлис ждала. Представляла, как он спускается, и с ним можно заговорить. Толпа мешает, тоже лезет, но ведь их ведет только любопытство или там корысть, а Каэлис ведет сама Судьба... Но финал получился уж очень неожиданным. Менестрель взмыл в небеса и исчез, словно растворившись в лучах солнца.
- Невероятно! - выдохнула Каэлис, прижав руки к груди.
***
Она долго металась по улицам, близким от площади Висельников. Платок на голове сбился, корзинку она давно где-то потеряла и, конечно же, о времени совсем позабыла. Что скажет отец, что с ней будет? Странно, что он ее еще не ищет, но старик сам привык к потере во времени, когда он за работой. Только вот за работой ли он, ведь нужных ингредиентов дочь не достала...
Обыскалась, одним словом, Каэлис своего мастера. То есть, конечно, не ее совсем, а своего собственного или какой-нибудь другой девушки. Но нет, об этом думать нельзя, тряхнула головой Каэлис. Не за тем ей нужен мастер, ох не за тем. Жизнь он ее изменит другим способом. Только бы найти...
Далеко впереди стоял кто-то высокий, темноволосый, а рядом с ним - рыжий гном, чудом видный за толпой. Каэлис интуитивно поспешила туда, а когда некто высокий обернулся... Он, он это! Менестрель, мастер слова с необыкновенными сказаниями, голосом, и вообще. Снова чуть не плача, на этот раз от радости, она стала бесцеремонно распихивать людей на своем пути.
- Cormamin lindua ele lle, arwen en amin, - послышалась незнакомая речь, дивная, чудесная. Такую Каэлис слышала (еще бы, в этом городе вообще чего хочешь услышишь), но понятия не имела, что это значит. Неуверенно сделав скромный реверанс, девушка тут же услышала перевод:
- Мое имя Фираер, я - Темный менестрель. Могу я узнать, как зовут Вас?
А может, и не перевод это был, да и какая разница, ведь главное - кто это говорит. "Отчего же - темный?" - подумалось Каэлис, но вслух не произнесла этого. Она вообще ничего не могла вымолвить, лишь зачарованно глядела на Менестреля. Как он был близко, казавшийся совсем другим, чем там, на памятнике...
- Вы.. Вы меня помните? - наконец, выпалила Каэлис и тут же густо покраснела. Руки ее нервно теребили ткань юбки. - Мое имя Каэлис, Темный менестрель, - сказала она уже тише и опустив пушистые ресницы. Затем она резко подняла голову, снова глядя на Менестреля. Щеки ее все еще пунцовели. - Я хочу пойти за вами!

http://s1.uploads.ru/i/EgrZt.png [ Флэшбек ]

0

18

Начало игры. 23 НН 1647. Третья четверть суток близится к концу.



Называли и Цветочной, и Весенней...
Коль скоро обессмертили здесь жертв пенькового галстука,
так почему рожи носят, точно идут по Благословенной?

Громыхание колес по вымощенной камнем площади вполне вписывалось в атмосферу оживленного крупного города, но здесь этот звук людям не нравился. Тележка, с которой периодически скатывался один и тот же качан капусты, застенчиво, спотыкаясь пыталась пробить себе дорогу через оживленную массу людей. На площади таких размеров был очевиден конфликт пешеходов и конного транспорта, но телега, являющаяся этакой неловкой промежуточной станцией, вроде как имела право на компромисс, с чем, впрочем, никто не собирался соглашаться. Отчего несмышленый предприниматель отказался огибать площадь и предпочел слушать грубые, но справедливые упреки? Он, сутулая жердь в поношенной тряпке, волок телегу за собой, будто не нашлось ни одного облезлого осла, чтобы воспользоваться его нехитрыми услугами. Утирая лоб грязной рукой, то и дело останавливаясь и извиняясь, когда загораживал какой разодетой барыне дорогу, торгаш тем не менее торопился укрыться в тени широкой анфилады перед богатым, но строгим зданием. Неровен час - мужик схлопочет по зубам за всю свою учтивость. Уж лучше бы брехал.
Ориентиром человеку служил молодой хлыщ в надвинутой на самые глаза треуголке, что привалился к арке. Тоговец сделал последнее усилие. Телега победно стукнулась бортом о колонну, ее владелец зацокал языком и засуетился. Капуста, точно того и ждала, покатилась поштучно с насиженного места. Один качан добрался даже до хлыща, едва не коснувшись его начищенных что твоя сребрушка сапог. Подбирая товар, мужик клал на место два качана, но взамен падало еще три. И это было ужасно увлекательное зрелище, если честно, кабы не стража, разомлев со скуки, решила подпортить сцену своим выходом.
Два довольно молодых олуха, небрежно укутанных в свою форму доблестных блюстителей порядка внутри славного города Хартада, подрулили к нелепому торговцу и его капусте. Немедля перенеся вес тел на алебарды, остановившись, они заухмылялись.
- Почему нарушаем порядок на площади?
- Я не нарушаю, - как-то обреченно молвил мужик, сжав в руках предпоследний упавший качан.
- Не нарушаете? Жалоб не слышали? Нельзя здесь с тележками, нет прохода. Вон улицы широкие, а тут не разомнешься. Не здешний чтоль?
- Не здешний, - снова тоска и безнадежность в голосе, точно торгаша уже шестым к локальным знаменитостям в петле причислили.
- Эк, гражданин...
- Да идиот он, - прозвучал неожиданно четвертый голос. Мужик с растущим беспокойством обернулся; стражники вытянули шеи, глядя мимо жертвы.
Молодой хлыщ не отстраняясь от стены сдвинул головной убор на надлежащее ему место на голове и с прохладным неодобрением взирал на чумазое лицо виновника.
- В час-пик, грязная ты деревенщина, на этом пятачке вообще не протолкнуться. Куда полез?
Стражники немного смутились, но ухмыляться не перестали. Когда поддакивать да подкрякивать лезут граждане да гражданочки особо оскорбленные вопиющим невежеством, здесь важно взвешивать каждый поступок и слово. А не то стражу в тот же рулон невежества и закатают, глазом не моргнут.
Торговец очень грустно опустил глаза и очень честно произнес:
- Я не очень умный. Мне по голове дали в пятнадцать лет.
Два усатых молодца в форме, как говорится, уписались. Вернее, один уписался на месте, другой же попытался сохранить лицо и выглядеть строго, но всем было ясно, что уписывался он невербально. Взгляд из-под подрагивающих бровей внушительным не выглядел, но стражник мужественно изрек:
- Да вы, батя, дибил совсем. Или шутите так? Может, оштрафовать вас за балаган?
Хлыщ как-то сник. То ли не понял, над чем смеются, то ли разочаровался в том, что бедолагу-растеряшу до сих пор не бьют ногами по травмированной черепушке за нарушение общественного спокойствия.
- Не смейтесь. Как вы зло со мной. Что я вам сделал?
Стража будто бы присмирела. Но и осерчала.
- Хватит тут... разводить! - прикрикнул тот, который на проверку оказался большим профессионалом. - Десять фунту серебром за бедлам в общественном месте! Или отведем куда тебя с капустой не пустят.
Мужик прижал свой качан к груди. Он стал совсем грустным, и смешно, в общем-то, больше не было. Очевидно, что у этого оборванца хотя бы один сребр едва найдется. В иные времена за слабоумие, может, наказывать не будут. И, кто знает, вдруг отмена этого наказания приведет к расстройству целых государств и развалу всяческого организованного строя. Но человек, с собачьими глазами прижимающий к впалой груди капусту, не может быть опасен для целой империи, правда? И империя не обнищает, если не сдерет с голодранца то, чего у него нет.
А вот будет сдирать - даст голодранцу в руки оружие, а в впалую грудь вложит ненависть.
Ну ни к чему это, не так ли.
Вышеупомянутый хлыщ "отлепился" от стены, поправил синий кафтан, поднял так и валявшийся у его ног элемент семейства капустных, бежавший из телеги. Одним шагом преодолел расстояние до мужика и оказался как раз напротив разумного, как сам окрестил про себя, стражника. Правда, пришлось задрать голову, обращаясь.
- Дураков обижать не надо, на дураках наш мир построен. Вот, - хлыщ подкинул на ладони округлый плод. - Вот, что. Едим, питаемся. При деньгах, да не деньги едим, как будто, хотя слыхал я пару историй... мхм. Так сказать, давайте честность установим. Одни платят, другие - выращивают; для продуктивности человеческого бытия и изобретено разделение труда - так не идите против многовековых устоев. Краткого экскурса в раздел мировой экономики и круговорота денег я не дам - коли заинтересуетесь, книжку найдете, а поиск ответов на собственные вопросы тире накапливание проблем, между прочим, заставляет младенца начать говорить. Вот и поверьте на слово: "штраф" тут отдавать нечем - не занимайтесь ерундой. Не пахнет денюжкой! Один платит, другой - выращивает. - Почти по слогам произнес еще недавно вякающий обвинения юнец, да так нравоучительно да занятно, что все трое слушателей рты приоткрыли. - Вот так вот будет хорошо, мирно, да ладно. А тележку его мы в толпу больше не пустим. По задворкам скакать с ней будет, аки козлик младой... Козлик. Ну, козлик, капуста... Не дошло?
Нет, не дошло. Это было сильно заметно.
- В общем! - капуста довольно раздраженным жестом перекочевала к законному обладателю и теперь, возможно, тому стало малость спокойнее, прижимая к груди свое имущество в двух экземплярах. Хлыщ в треуголке, сердясь, что его блестящую мозгозапутывательную речь прервала его собственная неосмотрительность, хлопнул в ладоши. Все вздрогнули, в том числе и хлопающий.
- Надеюсь, господа, конфликт исчерпан. Мы извиняемся и больше так не будем. А вы, - поспешно последовало, только рот Разумного раскрылся как раз для того, чтобы сказать какую-нибудь протестующую ересь. - А вы, надеюсь, будете столь благородны и мужественны, а еще, возможно, умны, что не станете демонстрировать вершину человеческой эволюции, вступая в борьбу с неполноценным собратом, не равным вам ни по силе, ни по разуму.
Через довольно малое время пространство у анфилады расчистилось. Разошлись стражники, куда-то исчезли даже сторонние зеваки, вечным антуражем крутящиеся в публичных местах. Колонну вновь подпирал языкатый мальчишка с треуголкой, сдвинутой как можно ниже на глаза. Он сильно подозревал, что его шутка про козла и капусту обесчестила триумфальный, вероятно, выкрут из сложившейся ситуации, потому как в конце концов пришлось небрежным жестом отвернуть ворот кафтана, дабы явить все же смекалистому Разумному и его чуть менее блестящему напарнику знак принадлежности к Гильдии Белый дракон. Акал его знает, что все-таки возымело нужный эффект - безудержное и хаотичное словоизвержение, напугавшее их, или принадлежность к Гильдии, добровольно-принудительно заставившая принять стражу компромисс. Или и то и другое?
Торговец исчез с тележкой, стража переместилась больше на другую сторону площади. Почти чистая линия арок, за спиной павильон с фонтаном, из которого доносится умиротворяющий шум воды. Патрулирование - очень скучная вещь. Даже в том случае, если ты нахально превращаешь его в дремоту в общественном месте.

Отредактировано Косточка (2013-12-17 00:13:48)

+3

19

[ Постоялый двор «У дракона» ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png

23 день, месяца Новой Надежды, 1647 год
Чуть за полдень

Олаф Капатлен, или Олух.. А может, все же, Копплен? Тейар, и наградили же родственички именем! Как мне его найти в этом городище?! Надо было хоть вещь попросить, может быть на нюх бы сориентировалась.. О!
- Простите пожалуйста, вы не знаете..? - девушка высоко подняла руку, пытаясь остановить какую-то добродушную на вид тётушку с пирожками и кренделями. Торговка, разумеется, остановилась и обрадовалась Нэа как родной, но узнав, что та не собирается покупать хлебо-булочные изделия, потеряла к ней всякий интерес, отмахнувшись:
- У стражи спрашивай, малютка! Горячие пирожки, с пылу, с жару! По цене одного за пару..
Лешего тебе под юбку! Ну что за город?! - затравленно оглянувшись по сторонам, Иль невольно развела руками, словно безмолвно вопрошая: "Какая стража в такой толпе?!" - и тут же была награждена кучей брани от спешащего куда-то люда. Ну не нравилось народу, что какая-то, пускай, щуплая девица, а всё же тормозит общее движение, остановившись посреди площади. И ведь ладно бы - просто стояла столбиком, так нет же - ещё и руки растяпила!
- Чего встала, жить надоело?! - это уже возница какой-то не столько телеги, сколько повозки для богатых. "Карета" - припомнила девушка непривычное языку слово, бодро отскакивая в сторону, кому-то на ноги..
- Простите пожалуйста! -  жалобный писк и попытка пробиться сквозь толпу к более или менее свободному местечку, увы, не увенчалась успехом. Откуда-то слева послышались нагловатые слова, вроде: "куда прёшь?!" - потом толпа почему-то остановилась, от чего Нэа невольно перевела дух. Хоть ей и осточертело быть среди воняющих на самый разный лад разумных, но по крайней мере её не тащили против ее воли в какую-либо сторону, да и осмотреться появился шанс.
Привстав на носки и вытянув шею в самой что ни на есть гусиной манере, Иль попыталась рассмотреть из-за чего же это все встали? А причина оказалась более чем простой - крестьянин с повозкой, стражники и какой-то странный юнец светского вида.
"Тейар, ненавижу города! http://s7.uploads.ru/ek2hR.jpg Ненавижу людей! Ну что они, не могли найти другое время и место для представления, что ли?! И ведь не протиснешься.." - в очередной раз попытавшись пропихаться на местечко посвободнее, Нэа уже спустя пару вдохов отказалась от этой идеи. Мало того что бесполезно, так ещё и кучу синяков заработать можно.. А тем временем представление с крестьянином и стражей разворачивалось в весьма странном направлении..
"Какой-то уж больно горластый юнец.. Да ещё и из ллодроу, кажется! Белобрысый, аж светится на солнце, хех! Аррр, и все равно, ненавижу этот дрянной, шумный и вонючий город! Ненавижу! Эй..!!!"
Сумку дёрнуло, да так, что девушка едва успела уцепиться за ее ремень и не потерять вещи на веки вечные. Равновесие же помогла удержать толпа, вот только..
- А ну отдай сумку, ворюга! - едва заметив блеснувший в руках мальчишки нож с резьбой по лезвию - чтобы легче было срезать такие вот сумки на верёвочной перекидке, - девушка только и успела, что дёрнуть за сам мешок, когда сопротивление пропало и снова возникло это ощущение свободного падения..
"Тейар! Ненавижу этот город!" - ругнулась про себя волчица, в очередной раз налетая на случайного прохожего, вместе с порезанной сумкой. Благо хоть ладонь девушки оказалась вовремя подставленна под днище, чтобы не позволить вещам вывалиться. Народ, едва начав расходиться с места происшествия в крестьянином, как-то странно закосился уже в сторону Нэа, и ей ничего не оставалось кроме как "общенародно" возмутиться:
- Безобразие! Едва сумки не лишилась! И куда стража смотрит?!
"Эльвэ, и зачем я это сказала?!" - тут же пожалев о собственном длинном языке, девушка невольно покосилась в сторону услышавших её стражников, ябко поёжилась и хотела было дать дёру, но взгляд случайно зацепился за того самого белобрысого юнца.
"А ведь он разогнал народ, так может.."
- Молодой человек! - исключительно полным энтузиазма голосом громко произнесла девушка в сторону незнакомого ллодроу, шустро перебирая в его сторону ногами, пока стражники не вздумали стрясти с неё монеты за длинный язык, - Вы мне не поможете?!  Я ищу некоего Олафа Капатлена, или вроде того.. Вы, случайно, не знаете такого?
При этих словах Нэа продолжала удерживать распоротый ножом бок сумки рукой, не позволяя вещам из неё высыпаться на землю. Вид, надо сказать, более чем нелепый, но..
"Ничего! Я ведь только за подарком своим сюда, а потом никогда больше не увижу всех этих.. Разумных! Ничего..!"

Отредактировано Нэа Исс (2013-12-16 22:42:35)

+2

20

Вы когда-нибудь чувствовала себя пылью у ног, по которой ходят, но замечают лишь после того, как она в бессильной попытке обратить на себя внимание, прилипает к носам ваших сапог? Вот и Нэа не доводилось, почти.. Залегание в самых разных позах и временных промежутках на охоте за игнорирование считать нельзя - животным, часто, просто нет до тебя дела по сути своей, а не намеренно. Здесь же волчица впервые, практически, в жизни своей столкнулась со столь наглым безразличием в её отношении - ни взгляда, ни движения, ни даже вдоха - ничего не проявил ллодроу в богатых одеждах в ответ на её вопрос.
Даже Арк себе такого не позволял, а тут.. Что за дела?!
Обескураженная, Нэа даже подошла чуть ближе и попробовала еще раз:
- Ээээм, простите! Вы меня слышите? - свободная рука сама собой потянулась к синему камзолу, чтобы слегка подёргать и убедиться, что перед ней не чучело, набитое соломой и поставленное здесь просто на потеху народу, а вполне живой, просто крайне не вежливый представитель разумной расы, когда стража наконец опомнилась.
- Эй, воровка!!! А ну стоять! - грубый мужской голос, пришедший вместе с мерзким запахом железа, прямо за спиной заставил девушку сжаться в тугую пружину, всего вдох оценивая ситуацию и своё положение в ней, а спустя мгновение, - Стооой, Тейарка! Именем Стражи Хартада!
Ага, сейчас! Держите карман шире для крестьянских медяков!
Впервые, наверное, толпа сыграла на руку бегущей лесной душе. Если поначалу, только оказавшись на этой площади, Нэа была готова рвать глотки всем этим невежливым и вонючим горожанам, то теперь, лавируя между ними, будто среди лап молодого ельника, девушка получала даже своего рода удовольствие, вот только стража тоже была не лыком шита! Почему они решили, что волчица - воровка?! Почему погнались именно за ней, а не за реальными преступниками? Возможно, они были подкуплены местной воровской братией и были в доле..?
В любом случае, за сумку Нэа снова дернули, но на этот раз она уже не смогла её удержать в руках. Едва не вывихнув себе локтевой сустав, Иль с великой жалостью о потерянных теперь безвозвратно верёвках для силков и сменной, сшитой всего месяц назад, одежде, всё же разжала пальцы, освобождая поток вещей из порванной сумки. Данный манёвр оказался, стоит заметить, весьма удачным для бегства, хотя бы потому что рубашка и брюки, а далее и изящный, эльфийской кройки комплект нижнего белья (Тейар,  Мои любимые.. Я же на них целое состояние потратила! Месяц зарабатывала!) оказались прямо на лицах стражи, закрывая всякий обзор и, попутно, вызывая восторженный смех оказавшихся тут как тут зевак. Ну, право слово, когда вы ещё видели сурового стражника с женскими шелковыми трусиками небесного оттенка на остроконечном шлеме?! То-то же!
А Нэа была такова.. Как бы ей ни было жаль потерянных вещей и сумки, а всё же просиживать за решёткой за несовершенное преступление, да ещё и с тупыми стражниками в качестве собеседников, у волчицы желания совершенно не нашлось, поэтому, едва заметив сторонний переулок слева, девушка ловко нырнула в узкий проем и быстрой рысцой поспешила затеряться среди улиц. Даром, что она не ориентировалась в городе, зато от проблем избавилась не на долго!
"Если что, Эльвэ поможет, поспрашиваю у народа что и где..! Но этот белобрысый.. Ну, попадись мне только ещё на дороге, малявка! Потрепаю так, что забудешь о своем высокомерии на долгие годы.. Грррад! "

http://s1.uploads.ru/i/EgrZt.png [ Хартад -> Улицы города ]

Отредактировано Нэа Исс (2013-12-16 22:43:25)

+1


Вы здесь » За гранью реальности » Город Хартад » Площадь пяти висельников