fataria

За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Город Хартад » Площадь пяти висельников


Площадь пяти висельников

Сообщений 21 страница 38 из 38

1

http://s7.uploads.ru/uQV0S.png

Называли и "цветочной" и "весенней", но не прижилось, а всему виной старая байка о пяти братьях, которых повесили там же, где они родились и выросли. Байка гуляет по городу в самых разных, и порой даже противоречивых, вариантах, призраками усопших пугают детей, а небольшой пятачек земли, через который идет несколько крупных улиц, уже давно называют в честь "Пяти Висельников". Несмотря на устрашающее название, находится она в "старой", респектабельной части города. Здесь можно увидеть и богатые кареты, и представителей среднего класса, и зажиточных мещан, и ремесленные лавки, и вывески увеселительных заведений.

Отредактировано Тсха’Арен Схай’Аш (2012-12-08 08:40:36)

+1

21

[ Крепость «Nalia» ] http://i.imgur.com/Sahjk3d.png
23 число месяца Новой Надежды, 1647 год. Вечереет.

Как и медленно угасающий день, подходил к концу месяц Новой Надежды. Кто-то словно издевался над девочкой, отняв именно сейчас всякую надежду, воплощенную в ее отце, в Фаусте. Иссякала и надежда Минервы на скорейшее прибытие в Хартад.
Солнце все еще уходило рано, небо исполосовали темные облака, прикрывая алую полосу горизонта. Мерное постукивание колес по брусчатке и приевшийся скрип телеги уже не волновали трясущуся и подпрыгивающую на каждой кочке Минерву. Она понуро опустила голову, прикрыв побелевшие волосы капюшоном. Одежда ее была очень простой, но новой, не поношенной. Когда вся маленькая семья была в сборе - она, Фауст и Шу - возможность похвастаться обновлениями в гардеробе выпадала крайне редко. Теперь же, попав под крыло щедрой до осиротевшей девушки Рогнеды Берг, так и не успев толком понять, Минерва стала забывать, что такое нищета. Девушка чувствовала себя крайней неловко от того, что сейчас она фактически сбежала от этой благороднейшей и добрейшей женищы, обманом заставив отпустить ее в Таллем. Дав обещание вернуться в скором времени, Эль'Мортис пропала уже на несколько дней, хотя овышеупомянутый город она-таки посетила. Там её совершенно не ждал ее знакомый аптекарь, Цитан, с которым она встретилась за год до гибели Фауста. Она бы, признаться, и не вспомнила о нем, если бы не интересный факт: тогда, год назад Цитан явно уже знал Минерву и при встрече назвал ее другим именем, хотя она совсем не помнила его.
Найдя в себе силы отыскать правду о самой себе, девушка вновь направилась в Таллем как только ей дали на то разрешение. В городе выяснилось, что настоящая мать девочки, которая была тяжело больна еще до исчезновения Лейлы (таково было ее имя при рождении), скончалась почти сразу же, как пропала ее дочь. Цитан, единственный кто еще мог узнать считавшуюся без вести пропавшей Лейлу с измененным цветом глаз и теперь уже волос, сообщил ей эту новость. Они вместе сходили на ее могилу и возложили цветы, но девочка с ужасом призналась самой себе, что не испытала при этом и маленькую толику того, что творилось с ней у кострища, на котором сгорело мертвое тело Фауста Эль'Мортиса. Она просто не могла испытывать чувств к человеку, которого совершенно не помнила. Ни одного портрета этой бедной женщины ни у кого не осталось - и Минерва с ужасом поняла, что больше любила несуществующую мать, которую она сама себе придумала и о которой ей вскользь упоминал почивший создатель. Конечно, он и сам ее выдумал, чтобы поддержать в дочери веру в то, что она - живой человек, а не гомункул.
После такого у любого опустились бы руки, но Минерва проявила завидное присущее ей одной упрямство и осмелилась спросить Цитана о своем настоящем отце. Тут ее ждало разочарование: аптекарь никогда не видел его, но знал, что, возможно, он может находиться в Хартаде.
"-Мне нужно в Налию. Мне нужно в Мернот." Глупо, но Минерва все еще верила, что однажды она откроет глаза и увидит перед собой сосредоточенное лицо Фауста, пристально всматривающегося в заспанные глаза Минервы. И снова она растерянно улыбнется, нелепо извинится за то, что проспала, встанет и начнет собирать то, что они звали завтраком, а он так и будет стоять над кроватью, не сводя глаз со смятой подушки, с того места, где только минуту назад лежала его дочь. Она никогда не понимала, о чем он думает, но считала, что это неважно, пока он рядом. А теперь его взгляд не давал Минерве покоя. Что было в нем? Любовь? Забота? Что скрывал этот блеск? А вдруг... Вдруг это было презрение и отвращение? Живот сводило от этой мысли. А может, от голода. Минерва нехотя потянулась за мешком, чтобы достать оттуда яблоко. Кисть нырнула внутрь, роясь и поминутно задевая грубую холщовую плотную ткань. Заветного клада и след простыл, ни огрызочка не осталось. Вспомнив, что с фруктом было покончено не далее как два часа назад, Минерва приуныла еще больше, но даже голод не смог заставить ее повернуть назад.

... 

После столь длительного путешествия одежда пахла отнюдь не ромашками, так что конца этой поездки девушка ждала как манны небесной, и когда телега пересекла черту города, девушка неразумно быстро соскочила на затекшие ноги и, скривившись от неожиданной боли, согнулась, махнула мужику в благодарность за отсутсвие бесед по дороге и похромала в сторону единственно известной ей площади с невнушающим энтузиазм названием. Если бы голова не была забита всякими неприлично тяжелыми мыслями для такого юного прелестного создания, дорога до площади показалась бы ей вечной, но, увлеченная полетом своей фантазии, Минерва не замечала даже, когда ее задевали плечами. Она не шла - летела по улицам с отсутсвующим взглядом, сливаясь этим со всеми прохожими. Она как снежинка, гоняемая встречными ветрами туда-сюда, билась между горожанами на оживленной площади, изредка пища извинения. Но никому они не были интересны. Все так же были заняты собой, не замечая невесомой девушки, которая чувствовала себя сейчас самой тяжелой на свете. Один раз ей прилетело слишком уж сильно, когда она обернулась назад и не заметила перед собой огромного виварина, который в отличие от Зорана из Мернота не стал раскашливаться и извиняться, а наоборот, оттолкнул девочку еще сильнее. Она упала на камни аккурат на свой жизненный камень который был чуть выше копчика, и ее как током шибануло. Она выпучила глаза от боли, но больше от удивления - какой бы неаккуратной она ни слыла, она никогда раньше не падала именно так.. так больно. Чтобы не быть задавленной совсем, девушка поспешила встать, хоть это и удалось ей с трудом, и она, схватившись почему-то за голову, прошептала про себя: Да, весело меня Хартад встречает, - и тут же вспомнила, как ее постоянно держал за плечо Фауст, если иного выхода, как пройти по людному месту, не было. Он никогда не позволил бы ей упасть, он защищал ее, хоть и не был биологическим отцом. А что она ищет теперь? Мужчину, который возможно и не помнит, как выглядит его родной ребенок, которому он и тысячу лет не нужен? Зачем? У нее есть только один отец и он сгорел на ее глазах два дня назад. Слезы покатились по щекам Минервы от обиды на себя, на отца, на Фауста. Но поворачивать надо было раньше, а заканчивать дела надо прямо сейчас. Но сначала еда.
В глазах двоилось, голова кружилась, но не заметить проезжающую мимо тележку с капустой было трудно, и, хоть для других она ничем не пахла, Минерва буквально на цыпочках следовала за мужичком, пока его не остановила стража.
"Ну вот, обломалась моя капуста", - вид неандертальцев в доспехах ничего кроме отвращения и этой фразы вызвать не мог, ведь она ещё помнила  инцидент, произошедший с ней в столице, когда ее схватили  за глупый спор с Шу. Девушка притаилась, гляда на развернувшуюся перед ней сцену, со скукой наблюдая за нехитрыми персонажами. Интересно было только, кто глупее - стражники или мужик? Сдалось Минерве, что по поводу второго варианта она на уверена.
Ожидание медленно переростало в раздраженное беспокойство. Ну, правда, сколько можно в конце-то концов? Где капуста? И, казалось бы, дело зашло в тупик, но новый персонаж, внезапно появившийся на сцене, быстро разрулил ситуацию, хотя Минерва и не совсем поняла как. Ну и ладно, главное - блюстители порядка отстали от торговца и скоро, совсем скоро Минерва вкусит плод своего ожидания...!
У Минервы буквально отвисла челюсть, когда мужик развернулся и, не глядя в ее сторону, ушел восвояси, так и не узнав, что он лишился нового клиента. Девушка хотела было окликнуть спешно удаляющегося бедолагу, но охватившая ее после падения слабость, не дала ей крикнуть во всю молодецкую удаль. Минерва только махнула рукой и обернулась к "месту преступления", к парню (иначе его назвать было просто невозможно, несмотря на всю напускную важность) но не нашла его. Расстроившись окончательно, Минерва стала тщательнее искать его глазами, пока не наткнулась на знакомую треуголку. "Если он не поможет, не поможет никто" - подумалось Мив. Ее содрагала одна только мысль о том, что ей придется обратиться к страже. Она подплыла к колонне, и остановилась в нескольких шагах от патрульного, с удивлением найдя, что он был чуть ниже ее, и зазывно прочистила горло. Реакции не последовало, и девушка, шаркнув ножкой, на этот раз покашляла, настолько громко, насколько это было возможно, и уставилась на поразительно похожего на нее саму человека. Она даже опустила капюшон, и теперь все, что их отличало, это цвет глаз - у нее гранатовый, а у него голубой.

Отредактировано Минерва (2013-12-03 23:16:16)

+1

22

Долг перед гильдией, городом, собственным самолюбием и бабушкой сморил Олафа сразу же после содержательной беседы с капустником и его незадачливыми наседками в лице стражи. Полуприкрыв лицо треуголкой от бьющего в глаз заходящего солнца, лоддроу вновь заклевал носом, но теперь уже с серьезными намерениями. Многолетняя практика научила его без проблем спать не то что привалившись к стене - просто стоя на своих двоих, так что ничего удивительного в том, что бедняжка прохлопал ушами призыв о помощи от еще одной страждущей души. Подумать только, сегодня мог бы быть его звездный день, когда он побил собственный рекорд, помогая рандомным прохожим и восстанавливая справедливость. Но сложилось так, что вздрогнул Олаф, просыпаясь, только тогда, когда кто-то звучным басом возвестил на всю площадь о творящейся несправедливости.
- ...Именем Стражи Хартада!
- Именем! - громко согласился лоддроу, всхрюкнув и выпрямившись. Захлопав глазами, он нетвердой рукой вытер ниточку слюны у рта и флегматично огляделся, успев поймать взглядом заворачивающую за угол широкую спину стражника. Затем снова приклеился к стене и зевнул в рукав. По его авторитетному мнению сегодня на этой площади было слишком живенько.
Снова смазанные картинки подступающего сна перед глазами. Вроде латунного кролика на снежинке, падающей в Пустоте под звуки ритуальных барабанов. Снежинка сделала крюк, огибая орка, творящего древнюю, неизвестную никому из живых магию, и села на нос девушке с белыми волосами. От снежинки девушка закашлялась, потому что та обратилась в облако пыли, коснувшись ее лица.
Лоддроу в который раз за сегодняшний день продрал глаза и довольно сердито уставился на девушку с белыми волосами. Она никуда не думала исчезать, точно выбралась из полусна, отряхнувшись от пыли, чтобы досаждать ему своим кашлем и в реальности.
- Да-да-а-а-а? - с какой-то нелюбезной любезностью в голосе произнес Олаф, не отнимая скрещенных рук от груди и не делая попыток сдвинуть треуголку поближе к затылку. Глянул на девушку одним глазом из-под полей и остался недоволен результатом, потому что та выглядела так, словно ей нужна была помощь серьезнее вопроса о том, как свернуть к рынку, а еще была явно выше вашего покорного слуги, что по умолчанию вызывает у того некоторое неудовольствие, если дело касается женского пола примерно того же возраста, исчисляемого по шкале продолжительности жизни людей. Необычность ее внешности же, схожей с его собственной, лоддроу отметил про себя так: "О, белобрысая". Значок принадлежности к Гильдии надежно упрятан под кафтаном, так чего же манерность блюсти? Все равно на местную не смахивает. Видимо, в этом и была ее проблема.
О, да, его однозначно сегодня все хотели для удовлетворения своих прозаично разрешаемых проблем.

Отредактировано Косточка (2013-12-04 04:55:37)

+2

23

Переминаясь с ноги на ногу, девушка ждала какой-нибудь реакции, неловко поджимая губы. Ей отчего-то было стыдно отвлекать добропорядочного гражданина от столь важного занятия: чисто человеческое сочувствие возобладало над внутреннем чувством долга и справедливости. Она живо представляла себе, как этот бедный юноша (отец просветил ее по поводу обманчивой внешности некоторых...существ, возраст - понятие относительное и тот, кто выглядит как юнец, вполне мог жить в десятки, а то и в сотни раз больше самой Минервы) не спит по ночам, блюдет порядок, защищает благородных дам, вызволяет их из беды, высиживает яйца драконов, высаживает цветы у Инквизиции, печет хлеб для нищих... Впрочем, Мив и сама поняла, что ее немного занесло. "Я никуда не тороплюсь, я буду ждать, пока он мне ответит. Я же не хочу к страже, да?" Девушка вздохнула и опустила напряженные плечи, размяла шею, перенесла вес с ноги на ногу, словом, сделала все то, что делает любой человек, которому нечем заняться. Тогда она вдруг осознала, что лучше, чем рассмотреть внимательно своего будущего (по крайней мере, она на это надеялась) собеседника, ей вряд ли что представится.
На лицо невольно поползла улыбка, Минерва отчего-то вспомнила Шу, имя которого очень часто дополнялось буквой "т", что вполне четко характеризовало его. Он тоже постоянно спал, пока не шутил, или не ел.  Ел. Еда. О, ну почему? Почему этот молодой человек так похож на вечно голодающего, но очень прожорливого ученика Фауста?!
Сравнением с названным братом, собственно, анализ внешних данных и был окончен, потому что ни о чем кроме еды Минерва уже не могла и мыслить. Желудок пробурчал неучтиво громко, заставив девушку немного согнуться и погладить себя по корсету. Теперь Минерва, все еще испытывая неудобство перед парнем, решила много поторопить его и кашлянула еще раз.
На этот раз он все же откликнулся, хотя реакция была немного не такой бурной, как ожидала того девушка. Он даже не взглянул на нее поначалу, что заставило Мив смущенно заправить прядь волос за ухо. Лицо ее с темными бровями и легким естественным румянцем, было полностью открыто - пряди, что обычно закрывали лоб, были вплетены в две тонкие косы, обрамляющие овал лица и встречающиеся сзади около шеи.
"Сразу в лоб или спросить что полегче?" - ей даже стало немного жалко его: если он настолько благороден, насколько он таковым является в воображении девушки, ему придется сильно попотеть. "Надо как-нибудь поощрить его, но как? Денег у меня мало, услугу взамен я вряд ли смогу ему предоставить... Я никогда сюда не вернусь, даже если найду этого... мужчину. Что ж, я могу дать только честное слово, что никогда в жизни я его больше не потревожу. Да, для начала спрошу как пройти к таверне."
-Извините, - Минерва протянула руку вперед, чуть подняв ее, обозначивая свое желание задать зазубренный вопрос:
-Я... - но все слова мигом вылетели из головы, как только лицо Фауста возникло перед глазами. Дыхание сперло, рука так и осталась висеть в воздухе. Между двумя собеседниками словно образовался вакуум, оставляющий в воздухе только отдаляющийся шум площади. Ни о чем, кроме огня, в котором горит ее отец, она не могла думать,  словно она опять оказалась там, в горах, в Налии, перед кострищем, обступленным равнодушными согильдийцами.
-...ищу одного человека, вы не можете мне помочь?
"Я не могу, не могу, не могу!", - паника охватила Эль'Мортис, ее голос дрогнул, когда она задавала вопрос. Она искала Фауста. Только он ей был интересен, никто ей не был нужен, никакой "настоящий" отец.
-Я... потеряла его очень давно, - без пауз было невозможно говорить, в горле ком, казалось, что она сейчас разразится рыданиями.
-И теперь рядом со мной его нет, хотя иногда я думаю о нем...
... и тут Минерва почувствовала себя настолько слабой и беспомощной, что сдалась и как только она это осознала, прорвался словесный поток, и девушка была не в силах остановить его - кажется, это было не под силу никому. Она начала рассказывать все, что знала, чем жила последний год и как она любит "того, кого потеряла". -...и я улыбаюсь, я улыбаюсь, когда вспоминаю, как...-  она говорила все, что знала, и ей было по большому счету все равно, слушают ее или нет. Со дня смерти Фауста она не проронила ни слова об этом, даже Рогнеде, таким образом накопив достаточно эмоций и переживаний за все время, пока она на видела создателя. - ... и я пишу ему письма, мои руки постоянно дрожат  и я не знаю, почему мне так... - теперь пришло время ей высвободить все, что гложило ее внутри. Она говорила, говорила, безудержным потоком, не останавливаясь и, кажется, не дыша: накидка, недобросовестно наспех перевязанная  слабым узлом, съехала набок, открывая белую рубашку. По мере того, как девушка продолжала жестикулировать, плащ скакал по ее плечам: -...наверное, люди правду говорят, что только время... - ее мысль летела широко, и также она порой разводила руки, мешок скатился и брякнулся о земь. Иногда, отвлекаясь от темы поиска, она просто говорила о чем размышляла когда-то. И чувствовала себя при этом совершенно свободной. -...я все еще помню тишину.. Несмотря на, казалось бы, грустную тему, каждое слово поднимало ее все выше и выше, Минерва чувствовала такую легкость, такую беспечность, какую испытывала только в первые дни своего существования. И говорить все равно не прекращала: ...и все разрушилось опять, а у меня не получалось собрать все воедино... - сила света, которую она почувствовала внутри себя, вдруг стала медленно угасать, когда она дошла до того момента, в который поняла, что навсегда потеряла его, что может никогда не увидеть его, и слезы все же покатились из ее глаз, бороздя раскрасневшиеся щеки. Девушка подняла взгляд к темному небу чистого синего цвета: ..- я слышу его голос в моем. Ильтар видит, я была совсем одна...- она вдруг замолчала и спрятала лицо за ладонями, хотя рассказ явно прервался не на своем логическом конце. Лицо Минервы словно вынырнуло между ладонями, пальцы зарылись в пепельные волосы. Она перевела дыхание, шумно набрала воздух в легкие, все еще держась за голову, не раскрывая глаз.
-Я выдыхала его имя всю дорогу сюда. Само по себе слово -  оно уже почти не имеет смысла. Я чувствовала, как растет злость внутри меня, хотя он бы этого не хотел. Я лелеяла его имя в сердце, но оно давно погребено в моем вечном страхе. Всего одно слово тревожило мой разум - Ванеса знает! -  я старалась как могла, чтобы сохранить его чистым. Но... - Девушка осеклась, открыла глаза и внезапно улыбнулась сквозь все еще неиссякающие слезы:
-Неважно, насколько мы далеки друг от друга, я все равно сохраню его милый образ внутри себя. И если какая-то часть меня не страдает по нему - значит, эта часть мертва.
Она замолчала, опомнившись, ошеломленно глядя на патрульного, но в голове ее мысль продолжилась: "Если я не могу любить тебя как отца, я буду любить тебя как друга. Спи с миром, я позабочусь, чтобы ты был в безопасности..."
На часах пробило 11.
-Так... Как пройти к таверне?

Отредактировано Минерва (2013-12-04 15:01:41)

+1

24

Олаф снизошел до того, что поправил треуголку и склонил голову, демонстрируя свое внимание. У девушки был такой вид, будто она вот-вот разрыдается, а это точно лишнее.
Действительно, все в этой мадемуазель просто кричало о том, что ей нужна помощь. Сбившаяся одежда и грязная обувь говорили о дальней дороге, изнуренное лицо и беспокойные глаза рассказали о психическом истощении. Ее сдать бы в необъятные руки жены владельца постоялого двора "У дракона", та, душа сердобольная, так бы и закудахтала. И горяченьким напоила, и в одеяло укутала, и жилеткой для слез послужила бы. А слезы тем временем уже блестели в глазах белобрысой, на что Олаф обреченно вздохнул себе под нос.
Незнакомка так трогательно запиналась и отводила глаза, что, не будь у нее такого несчастного видочка, лоддроу решил бы, что девица пытается ему признаться в любви. Можно было даже потешиться этой мыслью, но она как-то сама собой увядала и казалась совсем не забавной при таком похоронном личике. В итоге после всей прелюдии Олафу хотелось уже тряхнуть ее за плечи, как-то расшевелить, чтобы языком пободрее ворочала.
Солнце упорно лезло за крышу дома напротив. Осталась его половинка, которая будто отчаянно цеплялась за край кровли, любопытная, как бабка-сплетница, решившая во что бы то ни стало узнать, чем закончатся мучения белобрысой девчонки. Площадь была освещена очень теплым светом, причудливо менявшим оттенки людей и домов, накладывая на них рыжеватую пленку. Было тепло и, если честно, ужасно клонило в сон. Но девица как раз решилась изложить все свое жизнеописание.
Олаф с недоверием на нее глядел. Шутит что ли?
Она все говорила.
Солнце прощально мигнуло, точно передало лоддроу: "расскажешь завтра, чем все закончилось. Я укатило спатеньки. А ты стой тут и слушай. Понял?" Скрылось наконец за крышей, и на площадь Пяти Висельников застенчиво ступил сумрак.
Она все говорила.
- Я выдыхала его имя всю дорогу сюда. Само по себе слово -  оно уже почти не имеет смысла. Я чувствовала, как растет злость внутри меня...
Лоддроу пожевал губами и вытащил из одежд флягу с морсом. Пригубил. Снова пожевал губами. Обратил внимание на улетающих с площади птиц. Да, эти ребята прохлаждались здесь только в светлое время суток. Однажды за Хартадом, на одном фермерском поле Олаф увидел огромнейшее дерево без листьев. Владелец поля сказал, что много лет назад его предки порубили здесь деревья и выкорчевали пни, чтобы разбить гряду, одомашнить землю и начать хозяйство. Но этот гигант оказался никому не подвластен. Топор его не брал, огонь не разжигался под его корнями, просто напасть какая-то. Дуб как стоял здесь много лет, так и простоит, судя по всему, но вот только никто не видел, чтобы на нем росли листья. Сначала подумали, что земля отравлена, но урожай был превосходный, а дерево все стояло голым. Загадка! Точно какой-то старый магический фокус. Зато его ужасно любили птицы. И, возможно, все эти ребята с площади в том числе обустраиваются сейчас на его раскидистых ветвях. Сонма птиц со всей округи, преимущественно вороны, садятся на голый темный дуб, занимают все ветки, способные выдержать птичий вес. И на фоне рассветного неба черной огромной волной поднимаются, чтобы после сна лететь по своим делам. Хотел бы Олаф хоть одну ночь провести так, как они...
Девушка замолчала. Она спросила, как пройти к таверне. Олаф поковырял мизинцем в ухе, тщательно обдумывая следующие свои слова. Неужели только что это все ему померещилось, вся эта исповедь? И она вот уже сколько минут кряду стоит тут и ждет его ответа про таверну?
- Есть одно место, которое я бы вам рекомендовал. Оно безопасно и в какой-то мере соответствует санитарным нормам. "У дракона" не встречалось вам тут? Если у вас есть деньги, я рекомендую вам потратить их именно на это место.
Олаф встал ровно и скучным взглядом посмотрел на девушку с цветом волос точь-в-точь как у него, но не являющуюся лоддроу. Он решил не вступать в активный диалог с дамочкой с расшатанными нервами прямо посреди людной площади. Пожалуй, отведет ее к постоялому двору, как и подобает джентльмену, поможет разместиться, и, если она, "протрезвев", все еще будет считать, что ей нужна помощь абсолютно незнакомого типа, попробует подобрать ей кого-то более подходящего. Лекаря там...
- Давайте я проведу вас к постоялому двору. Запомните вашу проблему, изложите ее в более рациональной форме, когда приведем вас в порядок.

>> Постоялый двор «У дракона»

Отредактировано Косточка (2013-12-06 21:41:17)

+2

25

Музыка тысячи лир играли сейчас в голове девушки, вознося ее все дальше ввысь, заглушая все остальные звуки. Ей снова было хорошо и легко. Ей хотелось танцевать, кружиться в вальсе и любить весь мир, несмотря на недавние ужасные потери. Кто-то назвал бы такую радость оскорбительной! неприемлемой! неуважительной к памяти преждевременно почившего! Но, в конце-концов, это и было самым искренним желанием Фауста - видеть подле себя воплощение самой радости и беспечности - Ванесу на земле. Все хорошее, что таилось за семью замками в мрачной душе алхимика и что он тщательно скрывал от всех остальных, было воплощено в Минерве - в лучшем творении Эль'Мортиса, которое попросту не могло действовать и думать иначе. Как бы плохо все ни было, никаким силам невозможно убить свет внутри нее. Так Фауст обрел бессмертие. 
Но с небес пора спускаться на землю, на площадь с неприглядным названием, хотя девчушка, явно все еще чувствовала что-то сродни эйфории. Она наконец скинула с себя этот чудовищный неподъемный груз и снова ожила. Минерва смотрела на юношу, ее глаза лихорадочно блестели. Она хотела сейчас кинуться к нему на шею и расцеловать его, но и за тот недолгий срок обучения у Мастера (так она теперь условилась называть своего создателя), она четко усвоила все можно и нельзя, хотя изнутри ее прямо-таки распирало. А еще ей очень хотелось кричать всем вокруг о своем счастье, рассказать всем и каждому, поделиться радостью, поднять настроение. Она почти прыгала на месте, ее трясло, она сдерживала улыбку помешанной. Она выжидала возможность снова открыть рот, но не показаться излишне назойливой. Она как нетерпеливая, но прилежная ученица, знающая верный ответ еще до того, как вопрос зачитан полностью, изнывала от желания плюнуть на все и выкрикнуть все вслух.
Какое же это было облегчение для нее, когда с ней все же заговорили. Теперь девчушка была готова вести полноценный диалог, хотя живот все еще сводили судороги.
-Да, - выпалила она, подавшись вперед, готовая идти куда скажут: Да, конечно, да.
Странно, но она совсем забыла первоначальную свою цель поездки в Хартад. Вернее, она теперь была настолько незначительна для Минервы, что та предпочла просто принять предложение вкусно поесть, а отец... какой отец? Он умер несколько дней назад. И другого у нее нет.
Спохватившись мешка, девочка подняла его с холодной грязной каменной кладки и широким щедрым жестом закинула его к себе за плечо. Внутри что-то брякнуло, но Минерва, не придав этому значения, последовала за своим любезным проводником, стараясь не упустить его из виду и одновременно радуясь, что обращаться к страже ей так и не пришлось.
http://i.imgur.com/WBlD69B.png [ "У Дракона" ]

0

26

[ Рынок Вильдана ] http://i.imgur.com/Sahjk3d.png

Чем удобно колдовство, так это в порталах. Драк это всегда с удовольствием признавал, благодаря чему он мог достаточно быстро перемещаться и никогда не оставаться голодным. Не пренебрегал белый и обычными путешествиями, но в этот раз выбрал более затратный, хотя и более быстрый и безопасный, чем добираться на корабле. И вот, Криж уже в другом городе, делает свою любимую работу - готовится к выступлению. Подмостки установлены,  занавес повешена, лошадки стоят спокойно в сторонке, фургончик изображает стенку за сценой - в общем самая сложная часть выполнена ещё до того, как запели петухи. Сейчас рыжему драку только и оставалась хоть и более простая, но не менее важная задача - приодеться и наложить грим.
Хотя, судя по тому времени, что драк провел в фургончике, подбирая себе наряд, это дело оказалось тоже весьма сложным. Сначала Криж долго выбирал раскраску костюма: одноцветный, двухцветный или трехцветный, а может все же пестрый, сшитый из десятка разноцветных лоскутков, оставшихся после работы над другими костюмчиками. Наконец, остановившись на трехцветном варианте, ящер снова задумался - ведь у него было несколько костюмов такого вида расцветки. Криж около получаса думал, нарядиться ему в красно-черный с бело-черными домино или лучше выбрать желто-зеленый костюм с синими линиями. Выбрав таки первый вариант, драк было уже натянул на себя костюм, как на глаза попалась курточка такой же расцветки, причем выглядящая намного лучше, чем та, которую он уже держал в руках. Минут десять ещё пришлось потратить на кривляние перед зеркалом, чтобы наконец решиться изменить классике и скомбинировать костюмы. Тем не менее, Криж остался доволен получившимся результатом. А то как же работать, когда работа не приносит радости? В тем более когда твоя работа - развлекать публику всякими потешнастями. Правда сначала нужно было для этого наложить грим. Но тут уже было намного легче - белая морда ящера почти не нуждалась в нем. Так, всего чуть-чуть, чтобы скрыть узор чешуек, да ещё подвести глаза угольком. Ну и может нарисовать пару слезинок под глазами. Ушастый драк был просто не в силах удержаться от такой маленькой детали. Он был просто уверен, что людям это крайне нравиться. Ну ему нравилось это веяние моды точно. Последним же штрихом во всем его виде была серьга. Крайне большая и даже толстая, она тянула ухо вниз, тем самым предавая белому ещё более комичный вид, чего собственно драк и добивался. Теплокровных всегда забавляли подобные асимметричности и это всегда было дополнительной монеткой в кошелек шута.
Да, тяжек труд шута. Криж даже не сомневался, что приложи он столько же труда в военном деле, то был бы каким-нибудь знаменитым генералом или того и гляди, самым настоящим королем. Он бы купался в золоте и был окружен множеством самок, каких бы только пожелал видеть вокруг себя. Его бы кровать была мягче пуха и на ней бы мог бы спать огр, если бы конечно там не спал лично он, Великий Король КрижРиш Потрясающий Первый. Но увы, у рыжего не лежала душа к этому делу. Ну совсем. Правда он мог купаться в золоте и сейчас, но вот не повезло белому. Характер его сам по себе с рождения был добродушным, так ещё и после жизни с актерами, рыжий теперь не мог пройти мимо какого-нибудь приюта, не оставив пожертвования. Тут как говорится, не заживешь припеваючи. Ну да ладно, как говорил толстяк Джа "Сытый шут - плохой шут". Хотя вспоминая ширину хозяина цирка, которого не обхватили и двое взрослых человека, улыбка возникала сама собой, но не согласиться с этим высказыванием Криж не мог. На голодный желудок вдохновление работало на всю катушку.
-Ну да хватит рассуждать. Время начинать!- прервал бесконечный поток мыслей Криж и натянув на голову колпак, пошел на сцену. Время выступать действительно пришло.

0

27

[ Косметическая лавка «Белый Олеандр» ] http://i.imgur.com/Sahjk3d.png
утро-день
1 число Страстного Танца
1647 год от подписания Мирного Договора.

- Ромашка какая-то. Это если фантазию приложить к этой кляксе. Не позорься, Лизхен, не у всех такая закаленная психика, как у нас.
Придирчивость фамилиара не ведала границ. Он же Феанор, но в их маленьком междусобойчике уже три дня переименованный просто в Феньку, хотя за это время появлялось  все больше поводов обозвать его Медной язвой. Но именно сейчас он, наверное, прав, потому что Аса очень подозрительно отмалчивалась, и это наводило на вывод, что она явно разделяла мнение зверька, но не желала обижать чужие старания. Эти старания представляли собой тонкую квадратную дощечку с длиной сторон в полметра, на которой былы нарисованы цветки белого олеандра и рядом значилась одноименная надпись. По задумке автора, это должно было стать глянцем их рекламной акции.
Автором и вообще инициатором всей идеи выступала естественно Лизабет, которая в один тихий вечер, порадовавший всего несколькими клиентами, решила исправить малую известность косметической лавки. К концу рабочего дня мысль только обросла уверенностью. Она мало на что надеялась, когда на обратном пути изложила свое решение Асе, но малышка неожиданно поддержала затею. Фамилиар присоединился уже в процессе, но, по мнению Лиз, это было совсем не выгодное приобретение, так как Феня больше подрывал командный дух своими въедливыми замечаниями, чем помогал. И не прогонишь ведь, а то еще расскажет все Аерэне, если уже не проболтался. Как хозяйка вообще умудрилась с ним контракт создать? Может, не в себе была? Воистину жизнь - странная штука.
Сегодня девушка решила привнести в их рекламную акцию немного разнообразия, но его почему-то не оценили.
- Сам ты клякса, Феня. Клякса вредной шерсти, - завелась гомункул и повертела табличкой перед зауженным рыжим носом, - Ну где ромашка? Где? Может быть, художества не входят в список моих талантов, зато с душой.
- Мы не твою душу рекламируем, а лавку, если ты забыла, - гордо отвернул зверь морду, - и если ты хочешь привлечь клиентов, а не оттолкнуть, то убери это, пока никто не подумал, что мы действительно не можем ромашку от олиандра отличить.
Лиз не нашлась сразу, что бы съязвить в ответ, зато была близка, чтобы этой самой вывеской вредину и треснуть. Но перепалку прервал негромкий, но твердый голос.
- Уважаемые дамы и господа, заходите в лавку "Белый олеандр". Мы предлагаем широкий ассортимент косметических средств как для женщин, так и для мужчин, любого возраста и расы. Мы подберем средства специально для вас или изготовим. Доступные цены, гарантированный эффект, полная ответственность. Приходите. Наши двери открыты для вас с полудня до позднего вечера.
Встав на бордюр фонтана, Аса на фоне постамента выглядела еще более маленькой и хрупкой, чем была на самом деле. Это создавало очень странный контраст с серьезностью и содержанием ее речи.
- Да уж, сколько наблюдаю... - фамилиар могозначительно замолк и только накрыл лапой нос.
- Даже не вздумай, - откликнулась Лиз, сама прикрывая нижнюю часть лица. - И вообще, хватит прохлаждаться. Столько времени на споры потеряли, а ведь скоро в лавку идти.
- Согласен.
- Уважаемые дамы и господа... - зазвучали в унисон три голоса.

+2

28

http://i.imgur.com/Sahjk3d.png [Косметическая лавка «Белый Олеандр»]

утро-день
1 число Страстного Танца
1647 год от подписания Мирного Договора.

Утро выдалось прекрасное. Арэн наслаждалась прогулкой и вдыхала аромат новенькой книги по алхимии. Запахи кожи и бумаги перемешались с ароматом свежих чернил. Книга так и манила прочитать ее и погрузиться в новые знания. Корешок приятно прохрустел, когда таррэ открыла книгу. Девушка довольно улыбнулась и поспешила домой. Возможно ей удастся еще немного почитать в спокойствии.
- Белый Олеандр... - Тихий шепот. Голос на границе слуха и сознания.
Травница резко остановилась и круглыми от удивления глазами принялась всматриваться в лица прохожих. По улице спешили люди. Разномастная толпа жила своей жизнью. "Показалось? Но я отчетливо слышала, как кто-то произнес имя наставницы так, чтобы я его услышала." - Рэн помотала головой и отправилась дальше в сторону площади.
- Белый Олеандр... - Девушка встрепенулась и оглянулась. Сейчас она была уверенна, что та улыбающаяся женщина сказала это своей подруге.
- Что происходит? - Пробормотала Арэн и на ватных ногах пошла дальше. По пути ее слух то и дело улавливал это название из толпы прохожих. Каждый раз Рэн невольно вздрагивала и все больше хмурилась. Это было похоже на кошмарный сон или чью-то очень дурную шутку.
"Я схожу с ума? Ведь мой магазинчик не на столько популярен, чтобы о нем судачили по всему городу. Может, пока я отсутствовала, там что-то случилось?" - Аерэна прибавила шаг и вышла на площадь.
- Уважаемые дамы и господа... - В центре творилось какое-то столпотворение. Арэн хотела было обойти, но стройный хор голосов продолжил. - заходите в лавку "Белый олеандр". - Таррэ услышала знакомое название и нырнула в толпу.
Протискиваясь мимо людей, травница ожидала увидеть многое. Но не такое. С важным видом, словно на пьедестале, на бордюре стояла маленькая Аса. Надо сказать, что вид у нее при этом был весьма воинственный и серьезный, словно она отчитывала собравшихся здесь людей. На ее плече устроился и важно распушил хвост Феанор, ни дать, ни взять верный помощник пирата - уж больно хитрой была его моська. И дополняла эту парочку Лизабет с каким-то деревянным щитом. На щите красовалась кривая надпись с названием и еще что-то. Но как Арэн ни вглядывалась, определить точно рисунок ей не получалось. Троица звонкими голосами рекламировала магазинчик. Получалось у них очень слаженно, сразу было видно, что делают это они не впервые. В голове Рэн сразу сложился пазл. Вот она причина тихих утренних часов, перешептываний и смешков между девочками, ну и этих непонятных разговоров про "Белый Олеандр" в переулке. Сама Рэн тоже надолго запомнила бы такое колоритное представление.
Травница сделала еще несколько шагов, останавливаясь около троицы. Она хотела что-то спросить, но все слова вылетели из головы. Так что девушка просто-напросто переводила изумленный взгляд с одного участника этого безобразия на другого.
- А почему тут нарисована овечка? - Только и смогла вымолвить таррэ через несколько мгновений.

+2

29

- Сама ты овца стриженная. - Феанор спрыгнул на землю со своего поста. - Это олеандр, разве не видишь? Вот смотри лепесточки, вот даже тычинки с пестиком.
- Где ты видел у олеандра столько лепестков? У нас куст растет около дома, так я тебя в следующий раз моськой ткну в него.
Зеваки стали потихоньку расходиться, когда великолепная троица замолкла. Аса деловито принялась подсчитывать количество человек, которые они собрали вокруг себя и прикидывать что-то в уме. Лизабет скромно потупила взгляд и наблюдала за перепалкой между феньком и его хозяйкой. Надо сказать в глазах ее была толика изумления.
Значит кошак уже хорошенько поиздевался над ее рисунком. То что это произведение неведомого искусства принадлежало руке Лиз, травница не сомневалась. Аса на такое в здравом уме не пошла бы, у Феанора просто физических данных не хватает, остается только ее новая помощница. Ну а теперь Лиз удивлялась, с какого перепугу фенек выгораживал девушку. Ничего, она его потом еще получше узнает и поймет, что язвительные замечания и перепалки для этого кошака, словно хлеб насущный. Рэн как-то поспорила с Феанором, что тот и недели не продержится без своих колкостей. Фамилиар стоически выдержал, но надо было видеть его в конце этого срока - подзаборная кошка и то выглядела лучше, чем этот измучившийся фенек. Зато потом он еще долго отыгрывался на хозяйке за столь продолжительное молчание.
- Если я не ошибаюсь, то прирост покупателей должен составить от десяти до пятнадцати процентов. - Аса наконец-то подала голос и спустилась с бордюра. - Я думаю, что на сегодня агитацию можно закончить.
- И правильно. Хорошего понемногу должно быть. - Арэн переводила взгляд с абсолютно спокойной Асы на взволнованную Лиз. - Но вы все равно молодцы. Придумали такой неординарный подход. За это вам причитается награда. Так что сегодня и завтра у вас выходной. Дел по лавке все равно мало, а за стойкой я и сама в состоянии посидеть. Так что отдыхайте и наслаждайтесь прекрасной погодой. Я уверенна, что двум молодым девушкам есть на что потратить время и помимо работы. - Травница усмехнулась. - А если вы при этом еще и сделаете нормальный рисунок на вашем рекламном плакате, то будет совсем замечательно.
Рэн улыбнулась девочкам, а потом перевела взгляд на Феанора и тут же переменилась в лице.
- К тебе кошак, это не относится. Так что поторапливайся и идем за мной. - Сказав это, Рэн развернулась и поспешила в сторону дома, стараясь не обращать внимания на жалобы и проклятия, доносящиеся от фамилиара.

[Косметическая лавка «Белый Олеандр»] http://i.imgur.com/Sahjk3d.png

Отредактировано Аерэна (2018-07-10 11:14:09)

+2

30

Было ли трудно? Немного. Наверное, если бы Лиз пришлось рекламировать собственную продукцию, она бы не пошла на такое. Горланить во все горло в людном месте, привлекать к себе много внимания, это было и смущающе и достаточно безрассудно. Все же она прибыла в Хартад, чтобы скрыться, к тому же с ее расой вряд ли разумно вести себя так публично. Но за эту неделю она так прикипела душой к лавке и была так благодарна за ту лояльность, с которой ее там приняли, и казалось, будто прошло намного больше времени, что хотелось сделать что-нибудь в ответ. И конечно, с прибылью лавки девушка рассчитывала увеличить и свой доход, ведь счастье не в деньгах, а в их количестве, а до счастливого количества Лиз еще копить и копить.
Девушка понимала, что долго их затея в тайне не останется, ведь любой привлеченный посетитель мог ненароком раскрыть их секрет. Это могло поставить хозяйку в неловкое положение, но гомункул отодвигала такие мысли на задний план. Но никак не рассчитывала, что правда откроется так быстро. Когда подозрительно знакомая медно-рыжая голова мелькнула в толпе, желудок неприятно екнуло. Как когда она чуть не разбила дорогую реторту, случайно смахнув ее со стола, но успела поймать, и повезло, что сосуд был пустой. Очень неприятное чувство. Но когда голова обросла и прочими частями тела, действительно оказавшимися принадлежащими Аерэне, душа ушла в пятки. Лиз не считала, что они занимаются чем-то преступным, но ощущение вины все равно накатило. Поэтому то, что таррэ не выглядела рассерженной, а только удивленной, вызвало большое облегчение. Возможно, поэтому в ответ на ее вопрос смогло даже прорваться чувство негодования.
«Какая еще овечка!» - почти задохнулась гомункул, чьи старания опять не оценили, и кто - хозяйка! Вот уж точно с фамилиаром два сапога пара, однако именно он с следующий же момент ошеломил Лиз своим откликом.
- Сама ты овца стриженная. Это олеандр, разве не видишь? Вот смотри лепесточки, вот даже тычинки с пестиком.
Лизабет только и оставалось, что удивленно хлопать ртом не в силах что-либо вымолвить. Слишком много мыслей столкнулись разом: «почему заступился?», «но ты же сам распекал!», «как ты с хозяйкой говоришь!», «это не пестик, а бабочка!», и все в том же духе.
- Если я не ошибаюсь, то прирост покупателей должен составить от десяти до пятнадцати процентов. Я думаю, что на сегодня агитацию можно закончить.
Пришел черед Асы ловить изумленный взгляд. «Эти ребята что, вообще не волновались?» Лиз мысленно прикрыла ладонью лицо. И это она еще считала себя странной, да она тут самая нормальная! А еще удивлялась, что ее без особых вопросов и уютно приняли, а это прости эти ребята не от мира сего. Даже не знаешь, плакать, смеяться и просто смириться. «Адаптироваться,» - подсказал внутренний голос. А ведь действительно, не просто же так она чувствовала себя с ними, как в своей тарелке.
И все же их похвалили. Арэн сказала, что они молодцы, и словно теплая волна накатила на душу, чего Лизабет не испытывала уже давно и еще долго крутила эти слова в голове. Услышать от таррэ одобрение не было такой уж редкостью, но получалось оно у нее так душевно, что тут же хотелось свернуть горы, чтобы порадовать ее еще чем-то. Лиз почему-то казалось, что Аса разделяет с ней это впечатление. Поэтому выданных два выходных не выглядели для девушек, как награда, но спорить они не стали, хотя на развлечения тратить время тоже не собирались. А пока им осталось поблагодарить хозяйку и попрощаться. Немного понаблюдав, как миниатюрная фигура хозяйки и ее злопыхающий фамилиар скрываются в толпе, девушки тоже поспешили по своим делам.

http://i.imgur.com/WBlD69B.png [ Рынок ]

Отредактировано Лизабет (2017-05-01 13:42:44)

+1

31

[ Флешбек | Основа до флешбека ] http://i.imgur.com/Sahjk3d.png

[ день 6 СТ 1647 ]

Сумбур, царивший в голове после первого сеанса, все еще хотелось выветрить до рези в деснах. Он не испытывал ни боли, ни страха, ни отвращения, потому что перспектива покрылась туманной поволокой. Не предугадать, как повлияют полученные знания и возможности на будущее, не понять закрученных вензелей-мыслей в головах, и не предвосхитить уловок Зверя, сдобренных виртуозным безрассудством медика, ушедшего в крайность ради достижения их цели. Где-то риск себя оправдывал, где-то терялся и забивался витальным порывом, но думать об этом не хотелось. Вчерашний день по-прежнему не давал никаких гарантий и породил только больше вопросов, опасений и догадок, скрадывающих шедшую бок о бок гибель. Разве могло быть иначе с первой попыткой? Ждать чуда не приходилось. Стоит ошибиться слишком сильно, стронуть не ту деталь и покорежить хлипкий капсид, как случится непоправимое, а оттуда уже одна дорога. Мог ли Кантэ придумать что-то лучше, чем перешибить весь этот бардак эгоистичным отдыхом? Ибо вторая монументальная и ненормальная идея заключалась в работе с живой плотью и кровью.

Дракон мерным шагом прогуливался по Хартаду в направлении главной площади и попутно выхватывал взглядом вывески, намереваясь обнаружить лавку писчих принадлежностей. Как назло, по пути попадалось все что угодно вплоть до салона нательной живописи, который, может быть, где-то и пересекался с его запросами, но помочь ничем точно не мог. Ящер давно не бывал в Хартаде. Некоторые места изменились до неузнаваемости, парочка магазинов переехала, вместо них теперь красовались чуждые его памяти фасады и надписи. Город жил, как подвижный организм, менялся, старел и обновлялся, по-прежнему радовал приютом путников, дарил и забирал жизни. Все, как всегда, идет своим чередом, вот только нужного магазинчика в поле обозрения так и не обнаружилось. Ради любопытства и с призрачной надеждой в компании Кантэ заглянул в магическую лавку.
- У вас писчих перьев, бумаги и чернил, случаем, не сыщется?
- Обычных перьев нет, но магические имеются, а с ними и чернила с пергаментом.
[float=left]http://sd.uploads.ru/1YZkr.png[/float]
- Магические, так магические. Еще чернильный пузырек и... три листа бумаги. Сколько? - Кантэ пользоваться самописным стило не доводилось, потому пришлось стребовать краткий ликбез. Ящер отсыпал монет, получил стандартное перо красного цвета, чернила, листы и удалился восвояси. Сотня метров - и вот он уже на площади пяти висельников. Обычная городская эспланада с ветвями уходящих вглубь улочек, лавками и заведениями различной направленности. Наживкой для туристов служило название, и мало кто испытывал разочарование после, ведь здесь все же было красиво и чем заняться имелось, но ничего сверхъестественного и поражающего воображение. Кантэ сам повелся, когда знакомился с городом, а теперь подумал: что он, собственно, ожидал увидеть? Пять подвешенных на веревке скелетов, гремящих на ветру костями об окна здания администрации?

Дракон устроился на квадратном вельсе беспритязательного фонтанчика с загадочной конструкцией в центре, закинул лодыжку на колено, образовав ногой треугольник, макнул перо в чернила, установленные рядом на борт, и занес над чистым листом.
- Написать и проговорить вслух первое предложение, значит, - задумчиво протянул Кантэ. Перо, как и завещал лавочник, встопорщилось, словно живое. Ящер усмехнулся. Всякого он насмотрелся, но подобные магические кульбиты каждый раз вызывали если не детский, то легкий, трепетный восторг. Он прекрасно понимал, что это лишь магический алгоритм, вышедший из-под крыла артефакторики, и перо воспринимает звук, не различая смысл слов. Все равно выглядело жутко забавно. Еще с полминуты дракон лупил глаза на пергамент, затем опустил острие пера на шершавую гладь и вывел:
- Разыскиваются самоубийцы.
Это первое, что пришло в голову, и что точно не пойдет в афиши. Посмеиваясь, Кантэ передвинул эгрет, готовый к писчему труду, в область чистого листа. Что-то подсказывало ему, что если он и привлечет внимание оригинальностью, то совсем не то, которое нужно. Ящер никогда не искал себе учеников ни вот таким способом, ни каким-либо еще, потому слабая растерянность, скользившая по краю мысли, была вполне естественной.
- Ведется набор учеников для обучения стихийной магии. Предпочтительные школы - воздух и огонь. Начальный уровень значения не имеет. Обращаться в... - тут Кантэ завис, перо, закономерно за ним, - тоже. Обращаться куда? В бордель? Заманчивое предложение, спору нет, но натолкнет оно на мысль о совсем другом обучении. Чертыхнувшись, ящер смахнул исписанный лист, и хотел было соорудить из него второй самолет по примеру первого с фразой про суицидников, как взгляд зацепился за вереницу ошибок.

Это попытка попрать мою дикцию и развить комплекс? - дракон с укоризной воззрился на перышко, вскинув бровь, но канцелярскому продукту магических изысков было абсолютно плевать. Стойка восклицательного знака так и застыла в бесстрастном ожидании. Ничего не оставалось, как положить перед самописным новый пергамент и стараться продиктовать текст четче. На речь ни Кантэ, ни его собеседники никогда не жаловались, но тут, видать, необходим особенно скрупулезный подход. Или перо дефектное? Если сейчас не выйдет, плюнет и напишет от руки сам, используя как обычный писчий инструмент.
- Ведется набор учеников для обучения стихийной магии. Предпочтительные школы - воздух и огонь. Начальный уровень значения не имеет. Заинтересовавшимся присылать письма на адрес почтового здания Таллема с пометкой «Наставничество», где указано, как с вами можно связаться для обсуждения деталей.
Ящер пробежался глазами по размашистому, неровному, на удивление разборчивому почерку и удостоверился, что все удалось. Черкнул пером безмолвно на черновике и отложил, направившись к доске объявлений вблизи упомянутой всуе администрации. Выдрал гвоздь из листовки с рекламой средства от грибка и приложил к деревяшке свое художество, ввинтив гвоздь поверх. Слегка склонил голову и присмотрелся с долей скептицизма.
- Сойдет.

Отредактировано Кантэ (2018-09-29 16:19:16)

+7

32

[ Флешбек ] http://i.imgur.com/Sahjk3d.png
день
6 число Страстного Танца
1647 год от подписания Мирного Договора.

Теплый ветер лениво гулял по улочкам города. Солнце уже перевалило за зенит и теперь медленно ползло по практически безоблачному небу. Погода была прекрасная для прогулки. На прохладных улицах было всяко лучше, чем сидеть в душных четырех стенах. И по всей видимости так считали многие горожане, так как тротуары были полны народу. Открытые террасы таверн забиты битком. Лавочки в тени деревьев оккупированы парочками или женщинами с детьми. Некоторые торговцы вытащили стулья за порог лавок и теперь зазывали к себе посетителей прямо с улицы.
- Безумие какое-то. - Рэн прошла мимо одного из фонтанов, ощущая как легкая водяная пыль осела на лице. - Кто в наше время ищет наставника через объявления? Это тебе не зверушку найти или старый шкаф продать.
- У тебя есть варианты получше? - Фенек презрительно фыркнул и увернулся от чьих-то ног. - Тем более с призраком такой способ подошел.
- Лучше не напоминай. - Арэн украдкой посмотрела на иштэ, идущего неподалеку. Нет, она до сих пор не могла привыкнуть к подобному сопровождению. За эти дни они так и не продвинулись в выяснении природы амулетов, а главное - того, как их снять. Таррэ все еще не верилось, что она умудрилась вляпаться в такую историю. Правда все было бы намного хуже, если на месте проклятого оказался кто-то другой. Можно сказать, что она даже была рада, что именно Коттон оказался связан с ней. Рэн почувствовала, что несмотря на освежающую пыль фонтана ее щеки начинают краснеть, и поспешно отвела мысли в другое русло.
- Если и тут ничего не получится, то придется забросить работу и идти в академию. А то я рискую спалить себя во сне. - Девушка вздохнула. Сперва она очень удивилась проявлению магии. Потом обрадовалась - все-таки алхимия это хорошо, но и заклинания магии огня никогда не будут лишними. Ну а теперь таррэ откровенно говоря негодовала - дремавшие до недавнего времени силы, теперь совершенно не хотели слушаться и норовили проявиться при любом случае. Каждая вспышка недовольства сопровождалась теперь маленьким огненным шоу - прямо хоть ханлон на себя вешай. Так что было решено на время прервать разрешение проблемы с амулетами и найти наставника.
Но это оказалось делом не из простых - в ее окружении было не так много достаточно квалифицированных магов, еще меньше из них было магами огня. А уж тех, кто согласился бы за приемлемую цену потратить время на обучение совершенно неопытного ученика, так и вообще не оказалось. Один магист на пенсии заломил такую цену, что Арэн и правда было проще голодные оковы носить. Еще один потенциальный учитель согласился, но только через годик, сразу как только вернется из научной экспедиции. Третьему было не интересно обучать с азов, но он обещал с радостью поговорить снова, когда она достигнет хотя бы уровня подмастерья.
Книги тоже совершенно не помогали. Рэн благополучно спалила парочку учебников, пока пыталась вникнуть в хитрости коэффициентов сопротивляемости, магических потоков и прочих академических премудростей. Она никогда не считала себя глупой, ведь удалось же ей после исчезновения Мэг и дальше изучать премудрости алхимии по всевозможным записям. Но в стихийной магии все оказалось иначе. Вот и пришлось в спешном порядке искать преподавателя.
Идея подать объявления принадлежала Феанору. Сперва Аерэна отмела ее, как совсем бредовую. Но по мере исчезновения других источников поиска учителя, они добрались и до нее. Хотя Рэн не питала иллюзий по этому поводу. Она уже смирилась с перспективой обучения в академии. Девушка вздохнула и направилась к доске объявлений. Конечно надо было прийти пораньше, но все утро они потратили на сочинение текста. С писательскими способностями у травницы всегда было не очень. Коттон тоже не блистал соченительскими талантами. Но зато Феанор сыпал такими эпитетами, что уже на втором витиеватом предложении, продиктованным кошаком, Арэн запуталась и потеряла смысл. Но скооперировавшись им все же удалось состряпать что-то приличное. Осталось только повесить пергамент у здания администрации и ждать чуда.
- Надо же, свободного места даже нет! Если бы кто-то так не упирался, мы бы пришли намного раньше. - Фенек уже забрался на козырек, ничуть не волнуясь о том, что может кому-то помешать и с высоты вовсю кричал своей хозяйке. Рэн протискивалась среди зевак и старалась при этом не потерять иштэ из вида. Похоже это уже начинает входить в привычку.
- Коттон, можешь повесить тут? - Девушка посмотрела на проклятого и указала на относительно свободный клочок пространства. Сам пергамент Арэн не рискнула держать у себя. Еще не хватало случайно его поджечь.
- Нет! Лучше тут повыше. Между объявлениями о поиске преступника и о наборе учеников. Подожди-ка… - Феанор спрыгнул на плечо хозяйки и развернулся, задев при этом своим пушистым хвостом стоящего позади парня. - А ведь это то что нужно! И уровень не важен, и стихия подходит. Что я говорил?
Арэн не ответила, вчитываясь в текст. Вроде все было идеально, только вот...
- Какой-то странный адрес обращения.
- А еще цена не указана. Это более подозрительно. - Скептически заметил Феанор. - Или она необоснованно большая или там что-то скрывают. А если это ловушка и таким образом какие-нибудь сектанты заманивают к себе неопытных магов, вылетевших из академии?
- И для этого вешают объявления в центре города у администрации?
- Именно! Самое не логичное место. - Фенек фыркнул и раздраженно дернул хвостом. - Я бы на твоем месте не стал писать этому маньяку.
- Ты знаешь, выбирая между академией и каким-то маньяком, я предпочту последнее. - Рэн спихнула фенька с плеча и повернулась к иштэ. - Тебе это объявление тоже кажется подозрительным?

+4

33

[ флешбек ] http://i.imgur.com/Sahjk3d.png
день
6 число Страстного Танца
1647 год от подписания Мирного Договора.

Идея поиска наставника через объявление пришлась Коттону по душе, хотя с тех пор, как его отчислили из академии, иштэ испытывал инстинктивное отвращение перед любыми обучающими магии учреждениями. Они ему напоминали тюрьму, и у него не было ни малейшего желания вновь почувствовать себя в роли заключенного. Правда недавно ему пришлось вновь посетить ненавистное учреждение, но то был очень короткий отрезок времени.
А какой еще у них был выбор? Попытки Рэн найти наставника среди знакомых или каким-либо иным образом, не через академию, были обречены на провал, это проклятый знал из своего жизненного опыта. Стражник вспоминал, сколько времени Харло пытался найти ему грамотного воздушника. Тогда мужчине просто повезло найти опытного воздушника, оказавшегося неплохим наставником. Но надеяться на везение? Иштэ подозревал, что превратиться в пепел раньше, чем это произойдет. Основным толчком для неконтролируемого выброса магической энергии у Рэн был гнев, а Коттон, похоже, раздражал девушку одним своим присутствием, что было неудивительно, учитывая что именно он был виновником их нынешнего положения.  А стоило ему только открыть рот – огненное возмездие за это могло в любой момент настигнуть его. Каково это, сидеть на жерле  действующего вулкана? Коутон начинал думать, что с недавних пор знает ответ на этот вопрос.
Так что за идею с поиском наставника стражник ухватился двумя руками. За что и был наказан: перед ним тут же оказался чистый лист бумаги, перо и чернила. Проклятый потратил уйму времени, пытаясь придумать объявление, но в награду за все свои усилия  получил лишь тихий вздох и сокрушенное покачивание головой.
На взгляд парня, у Рэн едва ли получилось лучше, но от комментариев оскорбленный «писарь» решил воздержаться. Он вообще мог бы сказать, что весь текст объявления был написан под диктовку Феанора. По крайней мере, кто попало на это объявление точно не откликнется – понять смысл заявки, погребенный под многочисленными красочными эпитетами и оборотами, мог только настоящий лингвист. Вот только будет ли он при этом обладать магическими способностями?
К счастью, выставлять этот «шедевр» на обозрение общественности не пришлось: едва только Коттон собрался по просьбе Рэн прикрепить бумагу на доску объявлений, как его внимание оказалось привлечено соседним объявлением, где некто коротко и емко извещал о поиске учеников для обучения стихийной магии в школе воздуха и огня.
- Лучше сходить. О цене можно будет и на месте договориться. Не понравится – развернемся и уйдем, какие проблемы? И сектанты такими объявлениями не балуются. Тогда здесь висела бы какая-нибудь религиозная листовка. Если уж кто и может нас попытаться развести, так это обычный мошенник, но шарлатана, пытающегося нас запутать дешевыми фокусами, я смогу легко распознать, если дело коснется воздуха. – Иштэ не удержался, и все же добавил шпильку в адрес Феанора, -  ну а все недовольные и излишне подозрительные, могут оставаться тут, и ждать чуда дальше.

+4

34

Пока Кантэ любовался своим лаконичным сочинением, к зданию администрации неожиданно начал стекаться народ. Видать, часы приема в самом разгаре и все освободившиеся горожане, отоварившись на рынке, направили стопы к власть держащим с жалобами и предложениями. Доску объявлений вниманием не обделили, и уже спустя несколько минут по обе стороны от Кантэ скучились люди и нелюди, будто бы многим резко захотелось прикупить подержанную бричку или изучить туманную ориентировку на будущего висельника. Особо подвижная парочка с говорящей лисицей во главе протиснулась вперед всех с намерением прибить к деревяшке еще одну листовку, привлекая к себе всеобщий интерес. Уж слишком рачительно и бойко распинался шерстяной комок, чей хвост непропорционально превышал размеры туловища. Сам зверек в комплексе выглядел все равно слаженно и органично, и симпатичностью своей почти перебивал исходящие фимиамы скрипучего ворчания и скепсиса. Последний, впрочем, был вполне оправдан.

Кантэ живо заинтересовался развернувшимся перед носом диалогом. В процессе помесь лисицы с котом махнула ему хвостом прямиком по губам. Зверье свой скарб взметнуло не шибко высоко, а девушка, по предварительным наблюдениям хозяйка, оказалась все же пониже ящера, оттого полноценно он не отхватил. Кантэ повернул голову в сторону и коротко, с силой, чтобы наверняка, сдунул налипшие шерстинки. Трюк бы удался, но одна упорная волосина предательски не поддалась, и пришлось вылавливать ее пальцами. Стоящий рядом мужичок среднего возраста, которого обдало вполне нейтральным драконьим амбре, ибо клыки перед уходом ящер хорошо вычистил, так и застыл со вздыбившейся челкой, но промолчал. То ли не хотел ввязываться в конфликт с чешуйчатым, то ли благоразумно посчитал, что овчинка выделки не стоит и посреди площади вблизи административной постройки и снующей стражи затевать ссору нет никакого смысла. Кантэ мысленно с ним согласился, поскольку не уязвил его гордость настолько и безвозвратно не попрал реноме, чтобы вступать в перепалку. Ему, по крайней мере, сейчас точно не до этого.

- Ты знаешь, выбирая между академией и каким-то маньяком, я предпочту последнее.
Да ты что... Сколько шипоглавов в лесу сдохло, что мне так везет-то сегодня, - Кантэ неслышно ухмыльнулся и перевел один лишь взгляд на лохматого парня, не поворачивая головы в его сторону. Отара вокруг начала понемногу рассасываться, но Кантэ уходить не спешил. В свете последних оброненных парнем реплик он был не в силах отказать себе в удовольствии.
Сначала у молодого человека начало щекотать под носом. Дракон стоял со стороны девушки с питомцем на плече, потому краем глаза мог наблюдать профиль ее спутника, а сам же усиленно делал вид, что по-прежнему изучает характеристики повозки либо рожу преступного элемента, скупо прорисованную среднестатистическим художником – уж не суть. Потоки воздуха между делом все донимали парня, безболезненно то за штанину дергая, то за рубашку, то ненавязчиво тыкаясь в ухо. Для правдоподобности Кантэ подозрительно взглянул на юношу, реагирующего на превратности судьбы, и якобы на всякий случая сделал шаг в сторону. Даже если бы ему и предъявили претензии, у него было железное оправдание – драконья кровь фонит постоянно и сама по себе, а от него не исходило никаких материальных и осязаемых потоков. Кантэ использовал воздух исключительно вокруг парня. Апофеозом каверзы стало покушение на растрепанные вихры жертвы, которые едва ли не филигранно собрались на макушке и распустились аккуратной пальмой. Кантэ с усердием сжал губы, дабы не заржать, а после расслабился и перестал, наконец, измываться над человеком, пока паника не приобрела ненужные им всем колоссальные масштабы. Впрочем, подвергся тот не такой уж и страшной экзекуции.

- Ну что, похож на шарлатана? - отозвался ящер, чем привлек любопытный дуэт повернуться к нему, оторвав следом и свой взгляд от порядком замыливших глаз листовок и развернувшись к собеседникам, - Какой-то маньяк, рад знакомству, - подключая обаяние, Кантэ улыбнулся легко, в привычном жесте приподняв край рта, но вполне доброжелательно, - Я бы мог начать опровергать свои наклонности, но вы, кажется, совсем не против, потому не вижу смысла утруждаться, - дракон беззлобно усмехнулся и задал вопрос, который ему был первостепенно интересен, - Так какая именно школа вас интересует?
В диалоге не прозвучало ни слова конкретики. Лис лишь заметил, что стихия подходит, а парень молодцевато и воодушевленно собирался выводить жулика на чистую воду, но и это ни о чем не говорит, поскольку прозвучало загадочное «если». Кантэ ожидал вопрос об имени, но пока не спешил представляться, прощупывая почву. Возможно, они не оценят его безобидную шутку и им предстоит распрощаться прямо сейчас. В том, что его пожизненный псевдоним ни о чем не скажет девушке и парню, дракон был уверен.

Отредактировано Кантэ (2017-12-07 20:47:24)

+6

35

Совместный пост с Коттоном

Глаза девушки хаотично скользили по доске, выхватывая лишь отдельные слова или картинки. Рэн в задумчивости приложила палец к губам и чуть нахмурилась. Мыслительные процессы плавно перетекали от дальнейшего плана действий к разным сомнениям по поводу кандидатуры предполагаемого наставника. Но все подозрения сейчас казались призрачными - без личной встречи все равно ничего не узнаешь.
«В любом случае стоит откликнуться, к тому же и на встрече, и на уроках я буду не одна. Так что решено. Вот я посмеюсь над кошаком, если выдуманный им маньяк на проверку окажется милой старушкой.»
От дальнейших размышлений о удивленной моськи фамилиара и о способах проверки на степень владения магии, ее отвлек Феанор.
- Мне кажется, что с проклятым опять какая-то фигня происходит. - Фенек уже запрыгнул на плечо Рэн и сейчас шептал ей на ушко. Травница обеспокоено посмотрела на Коттона, с тем и правда творилось неладное.

Внезапно Коттону очень сильно захотелось чихнуть. Ощущение было такое, словно кто-то щекотал у него под носом невидимым перышком. Парень сдерживался сколько мог, но долго противиться своему порыву не смог, сморщился, широко раскрыл рот и громогласно чихнул. Рэн была слишком занята и ничего не заметила, а вот ее питомец ехидно покосился, явно собираясь как-то прокомментировать произошедшее. «Придушу гада». Фенек умудрился правильно оценить обстановку, и ничего не сказал, отвернувшись к доске с объявлениями, а на проклятого, тем временем, обрушилась новая напасть. Когда его дернули за штанину, Коутон не обратил внимания. Но затем то же самое повторилось с рукавом рубашки. Оглянувшись, стражник не увидел никого подозрительного. Фенек был слишком далеко, чтобы можно было списать все это на его проказы. А атаки невидимого шутника все продолжались. Они не столько вредили, сколько вызывали раздражение, словно писк комара над ухом. Ты вертишься и хлопаешь в ладоши, пытаясь убить назойливую букашку, но вместо этого ловишь лишь воздух. Так и сейчас. Все попытки юноши установить источник неприятностей не увенчались успехом. Теперь уже и ежу было понятно, что без магии здесь не обошлось, но отыскать таинственного шутника не удалось. Все окружающие были слишком погружены в свои собственные дела, и никто не концентрировал на нем свое внимание, во всяком случае, явно. Отследить направление потоков тоже не удавалась: создавалось впечатление, словно само воздушное пространство ополчилось против него. Либо же воздухом манипулировал кто-то очень умелый. Но какой маг такого высокого уровня станет тратить свое время на дурацкие розыгрыши?
Иштэ вертелся, словно волчок, и его непонятные действия не могли не привлечь внимание Рэн. Она с немым вопросом в глазах смотрела на него, и это немного рассердило парня. Опять он выглядит как идиот. Прекратив бесполезные телодвижения, Коутон повернулся к девушке, пытаясь игнорировать неприятное ощущение у себя в ухе.

Коттон привлекал все больше внимания своими выходками. Кто-то уставился, кто-то наоборот недовольно отшатывался. В результате вокруг иштэ и Аерэны образовалось небольшое свободное пространство. Что происходит таррэ совершенно не понимала. На приступ помутнения не смахивало, не видно было, чтобы кто-то колдовал, но тогда что? Девушка завертела головой и уже хотела предложить поскорее уйти, как заметила поднимающиеся волосы парня и на ее лице мелькнуло беспокойство.
- Руна. - тихо и резко проговорила таррэ феньку. Благо тот сразу почувствовал серьезный тон хозяйки и смекнул о чем речь. Феанор прыгнул на плечо Коттона и закрыл своим пушистым хвостом шею парня как раз вовремя. Светить татуировкой с ментальной блокировкой около здании администрации было бы в их положении не самым лучшим решением.
- Я похож на туземца под пальмой? - все же не удержался и съязвил зверек, важно рассевшись на плече проклятого. Девушка лишь хмыкнула и уже сделала шаг по направлению выхода из площади, как сзади послышался мужской голос.
- Простите?.. - таррэ силилась осознать слова говорившего парня.
- Какой-то маньяк, рад знакомству, - тем временем продолжал незнакомец. В глазах Рэн отразилось догадка. Она нахмурившись посмотрела на вовсю улыбающегося парня. При этом девушка невольно приблизилась к Коттону и встала рядом.

Внезапно иштэ почувствовал, как волосы у него на голове встают дыбом. Проклятье! Кажется неведомый шутник решил поиграть в стилиста, и посягнул на святая святых! Юноша хотел бы пообещать себе, что набьет морду этому негодяю, как только его найдет, вот только шансы отыскать фокусника были равны нулю, а давать заведомо невыполнимые обещания, пускай даже и самому себе, парень не любил.
Девушка тем временем что-то сказала своему питомцу, и тот стрелой ринулся к Коттону, усевшись тому на плечо. «Какого… Тейар, татуировка!» Во всей этой неразберихе Рэн умудрилась подумать о проблеме, которую он напрочь выбросил из головы – татуировке с ментальной блокировкой следовало оставаться скрытой от посторонних глаз в любом случае.
-  Ну что, похож на шарлатана? – ничем не примечательный парень, все это время внимательно изучающий доску объявлений, внезапно оторвался от своего занятия. Сперва до стражника не дошел смысл услышанного, но потом юноша сжал кулаки и едва не выругался.
- На шарлатана нет, а вот на уличного фокусника очень даже, - резко ответил Коуттон, сдерживая свой гнев. Самодовольная физиономия этого типа, равно как и манера его разговора, с каждой минутой нравилась стражнику все меньше.
- Так какая именно школа вас интересует?
В ответ на это Коттон едва не ляпнул «воздух», но в последний момент прикусил язык. Ему действительно было интересно узнать, как этот фокусник провернул свой трюк, но он не станет ни о чем его просить! Тем более, что они пришли искать наставника не ему, а Рэн.

Скрестив руки на груди, Арэн с головы до ног окинула взглядом незнакомца. Затем задумалась и даже чуть наклонила голову в бок. Неизвестный тип никоим образом не укладывался в представления девушки о преподавателях магических искусств. Вот совершенно. Парень скорее был похож на какого-нибудь воина-наемника или вышибалу питейного заведения. Ну или на маньяка, как заметил фенек. Незнакомец улыбался, но таррэ почему-то было не по себе от его улыбки, и тем более от недавних шуток. Кошак также застыл в нерешительности, забыв даже спрыгнуть с плеча иштэ, и медленно водил распушенным хвостом из стороны в сторону. Молчание затягивалось.
- Огонь. Самые основы. - Наконец подала голос девушка. - В объявлении ничего не сказано о стоимости, а это один из существенных пунктов. «Особенно в связи с последними происшествиями,» - мысленно закончила она.
Еще раз окинув мускулы парня, Рэн недоуменно приподняла бровь. Она совершенно не понимала зачем такому типу брать кого-то в ученики. Денег не хватает? Не особо похоже.
- А ты… Вы раньше уже обучали кого-то? - С сомнением проговорила травница, а потом спохватилась и на всякий случай уточнила. - Магии.

+4

36

Кантэ приметил, как лис внезапно прыгнул на плечо потерпевшего и обвил хвостом шею, будто бы тот мог простудиться в погожий теплый денек, но значения этому не придал. Мало ли причин сыщется скакать по людям? Особенно у живности, чей распорядок дня зачастую не выходит за пределы путешествия с хозяином, поглощения пищи и беспробудного сна. Возможно, так зверье решилось сгладить впечатление от пережитого магического налета. Кантэ предполагал, что пушистые и теплые животные способны успокаивать и развеивать стресс, но на лице парня никаких изменений не проступило, и он по-прежнему злился. То ли лисица с неполадками и ее пушистость откровенно сбоит, то ли сам шатен обладает непробиваемым иммунитетом либо же не испытывает к животному каких-либо трепетных чувств, закономерно положенных при контакте с пушистостью.
Дракон внимательно, но без показной назойливости, изучал притязательный дуэт и понимал, что шутка только добавила ему подозрительности в этих юных глазах. Молодой человек, а может быть и нелюдь, ибо навскидку не скажешь, негодовал явственно и мысленно, скорее всего, уже начистил ящеру репу. Он обозвал его фигляром и посчитал это, по всей видимости, издевкой, тогда как у Кантэ от подступающего смеха дрогнули углы рта, поскольку он только что обнаружил для себя очень даже неплохую перспективу развлекаться и скрашивать досуг, если с наставничеством не сложится.

Над сарказмом еще стоит поработать, но попытка засчитана, - вслух парировать дракон не стал, дабы не усугублять недоверие, которое и так росло на дрожжах, сгущенной сенью укладываясь на него вслед за пристальным взглядом девушки. Она опасливо отошла к молодому человеку и без стеснения, придирчиво разглядывала ящера, будто диковинный экспонат на витрине, но Кантэ столь сильный интерес не цеплял и уж точно не возмущал. Он находил оправданным рьяный осмотр. При мысли о наставниках большинство юных голов почему-то воображали себе исключительно занудное, консервативное существо с закоснелым умонастроением, в затертой временем, стульями и плитами полов магической академии мантии, иногда с седой бородой и неважным зрением, и в их шаблон никак не вписывался крепкий мужик слегка разгильдяйского вида. Над ухом просквозил приятный звук хрустящего от треска стереотипа.
Ящер испытал своего рода удовлетворение от реакции. Он бы его испытал, пожалуй, и в том случае, если бы шутка зашла, потому что ему был важен сам факт проявления эмоций. Главное, что он их вызвал, а уж какие - не суть. Порадовало и то, что парочка не пустилась прочь, а продолжала стоять и рассматривать явление в его лице. Все же не потешаться он сюда пришел, потому стоило попробовать подъехать к ребяткам с более серьезной и дельной стороны, пока они еще были в том заинтересованы.

- Денежный вопрос меня едва ли беспокоит. Вы способны платить минимум? Чтобы и меня не обидеть, и самим без штанов не остаться? На том и сойдемся. Как видите, грабить не буду, потому конкретику мы обсудим позже, - Кантэ шустро перебрал мысли на предмет резюме. Ему следовало представиться и кратко сказать о себе. Вопрос об имени, а в его случае прозвище, которое легко сойдет за имя, реял на флагштоке стремительно текущего ожидания. Гильдия сгинула, никаких данных о нем нет ни у одной канцелярской крысы любой взятой госструктуры и иных учреждений, так чего опасаться? Вот и ящер посчитал, что более нечего. Свое настоящее имя он хранит под личным грифом секретности, а все остальное на сегодня не имеет значения.
- Что ж, для начала познакомимся. Кантэ, дракон. Две магистерские степени - в воздушной и, соответственно, огненной школе. Преподавательский стаж – около полувека, точно не считал.
Дракон занимался репетиторством в академии, на закате магистерского курса, чтобы подзаработать из настоящей нужды. Потом его загребли в филиал Изнанки, после чего он попал в гильдию и муштровал новичков либо помогал отрабатывать уже имеющиеся навыки у бывалых бойцов и магов. Все это Кантэ дипломатично и солидно обозвал преподавательским стажем. И не соврал ведь, просто обыграл действительность иными словами.
Он не задумался, зачем сказал про расу. По глазам и так должно быть видно, но дракону показалось это уместным для официальной презентации. Кантэ слегка прищурился, обдумывая дальнейшие слова, засунул одну руку в карман, а другой оперся о доску объявлений и легко постучал по массиву пальцами.
- Предлагаю акцию. Сейчас мы знакомимся лучше, обговариваем и проясняем на практике некоторые детали, без которых дальнейшее обучение невозможно, затем проводим короткий бесплатный урок в качестве преамбулы. Понравится - чудесно. Не понравится - что ж, бывает, любой опыт все равно полезен, - Кантэ вновь расплылся в мягкой улыбке набок, - И еще. Можно на «ты».

Отредактировано Кантэ (2017-12-17 07:27:14)

+5

37

Коттону принимать предложение новоявленного знакомца совсем не хотелось.
Как-то у того все слишком складно получается. Две магистерские степени, полувековой опыт преподавания, халявные уроки… Как-будто специально стоял и их поджидал. Теперь уже версия фенька про маньяка не казалась парню абсурдной. Кроме того, иштэ почти сразу же осознал, что в этом типе ему не нравится абсолютно все, начиная от его самодовольной мины и заканчивая манерой вести разговор. Возможно, свою роль в этом сыграло устроенное драконом представление: Коутон с детства не любил, когда его выставляли на всеобщее посмешище, и подобного рода шутки у него энтузиазма не вызывали.
- Послушай, - тихонько поделился проклятый своими подозрениями с Рэн, - тебе не кажется, что это предложение для нас слишком выгодно? Может быть, стоит оставить этого чудака здесь и найти кого-то более соответствующего образу опытного преподавателя?

После ответа о цене у травницы на секунду заблестели глаза. Да она о таком даже мечтать не смела! Главное, чтобы минимальная планка у нее и у потенциального наставника совпадали. Голос разума пробился через завесу ликования и новая волна подозрительности потушила весь энтузиазм. Рэн взъерошила свои волосы в задумчивости. Незнакомец тем временем представился и девушка мысленно присвистнула. Возможно его имя должно было о чем-то сказать, но таррэ, покопавшись в памяти, не нашла никакого отклика. Она вновь оглядела мужчину. Дракон тем временем оперся о доску с листовками и выдал еще одно не менее заманчивое предложение. Этакая живая реклама. Арэн даже невольно улыбнулась своей мысли. И почему у девушки было стойкое ощущение, что все происходит как-то неправильно? Это ведь ученик должен завоевывать доверие мастера, стараться впечатлить его, а не наоборот. Но с другой стороны, единственная наставница Рэн тоже не сказать, чтобы вписывалась в академические рамки.
Высказывание иштэ полностью подтвердило ее подозрения и совпадало с тихим голосом разума.
- Не хочется это признавать, но я полностью согласен с проклятым. - таким же заговорщическим тоном произнес фенек, сверля свою хозяйку янтарными глазами.
Рэн лишь вздохнула и на секунду задумалась, взвешивая решения.
- Пока что это единственный подходящий вариант. У меня тоже есть подозрения, но глупо убегать от чего-то только из-за чересчур заманчивых условий. В любом случае, я собираюсь хотя бы попробовать, прежде чем отказываться. - таррэ внимательно посмотрела на стражника. - Нам просто нужно правильно подобрать место для знакомства и пробного урока. Что-то не слишком людное, но и не в глуши. Знаешь такое? И было бы лучше, чтобы ты нас туда переместил.

Рассчитывать, что травница примет его слова в серьез было глупо. Так и произошло. Предложение Кантэ перевесило все те доводы, которые Коутон использовал, что бы достучаться до рассудка травницы. Ну что же. Пускай потом не говорит, что он ее не предупреждал.
- Можно переместиться в мой сад.
Возможно, иштэ совершал ошибку, но других, подходящих под описание девушки мест он не знал.

Феанор презрительно фыркнул, в несколько прыжков переместился на козырек доски объявлений и деловито принялся вылизывать шерстку. Весь его насупленный вид так и говорил: «Я умываю лапы. А ты делай, что хочешь, Но если что, я предупреждал.» Котон, пусть и не так явно, как фенек, но тоже излучал недовольство. Хотя ничего вслух при этом не сказал и даже предложил в качестве места пробного урока территорию своего дома, а именно сада. Весьма странный выбор, учитывая настороженность иштэ. Но может на знакомой территории и правда будет лучше. Рэн кивнула проклятому и с серьезным видом сделала шаг к Кантэ.
- Рэн… Айрат. - Девушка протянула руку дракону, смотря прямо в глаза, пусть и снизу вверх. Решение было принято, так что сомнения убрались на задворки сознания и там тихонько перешептывались. Аерэна на секунду задумалась, что бы еще такого сообщить. - По некоторым техническим причинам, на уроках будет присутствовать фамилиар и Коттон, - таррэ кивнула на иштэ. - Если это устроит, можно не откладывать первое занятие и переместиться в менее людное место для пробного урока. Небольшого сада ведь должно хватить?
А потом девушка все же задала вопрос, которые ее интересовал с тех пор, как она увидела дракона.
- И зачем тебе нужен ученик, если не ради заработка?

офф

совместный пост с Аерэной

+3

38

Зашелестели приглушенные слова. Кантэ иронично, но достаточно глухо хмыкнул и заинтересовался городской конъюнктурой где-то в стороне, ибо, во-первых, в наблюдении за шушукающейся троицей ничего интересного не было. А во-вторых, прямой и неотрывный взгляд насторожит молодых людей еще сильнее и они точно уверуют, что ящер хочет под шумок сбагрить их в рабство целиком и полностью, вот как есть, с лисицей вдогонку.
Перешептывания он тоже мог оправдать, ведь пришла девушка не одна как раз для того, чтобы ей помогли, направили, дали совет и высказали мнение со стороны, а еще подстраховали на случай намерений сдать на черный аукцион в качестве развлечения для нуворишей. Все абсолютно правильно, логично и разумно. То, что она это мнение может перенаправить в сливную воронку, вопрос уже другой плоскости.
Кантэ не собирался подслушивать, даже поползновений не сделал усилить звук, исходящий со стороны мини-конгресса, ведь по лицам и мордам все и так прекрасно читалось. Зверье недовольно и гордо обосновалось на козырьке доски, без слов намекая, на что это все смахивает. Оскорбленный до глубины души телохранитель девушки лучился такими же флюидами.
Ну что ты будешь делать. Будто штаны посреди площади спустил, а не пощипал немного. Или дело не только в этом? - Кантэ задумчиво свел брови, после расплылся в улыбке и вновь отвлеченно перевел взгляд на монументальное здание. Каждый имеет право обижаться на то, что посчитает достойным своих нервов и эмоций. Интересно, может он уже и месть измышляет? Дракон посмеялся про себя и сделал зарубку, чтобы знать, на кого первого спускать собак в случае внезапных казусов при условии продолжения их знакомства. Или не спускать, но подразнить косточкой.

Одна лишь девушка не посчитала его вселенским злом во плоти, а если и посчитала, то где-то на задворках сознания, оставив подозрения до лучших времен. Собрание закончилось и она, уверенно настроенная, рискнула-таки подойти поближе. Кантэ аккуратно пожал тонкую девичью руку и поймал взгляд парня. Молчаливая неприязнь столкнулась с мимолетной, торжествующей, но, на удивление, не ехидной улыбкой. Губы растянулись в ней едва ли не безотчетно. Настолько забавной сейчас становилась ситуация, что рефлекс слегка подтрунить выскочил непроизвольно. Вместе с тем Кантэ ни к кому из присутствующих негативных чувств не питал и относился пока что со стойким нейтральным спокойствием. Рэн, конечно же, импонировала немного больше в силу естественных и очевидных причин, но не более. Всем ящер нравиться вовсе не обязан, и ирония зиждилась на том, что на занятиях должны присутствовать все, включая тех, кому он не понравился.
- Никаких проблем. Технические причины вполне обоснованы, как с фамилиаром, так и с Коттоном, - тот к ящеру не подошел, да и по его настрою было ясно, что рукопожатием обмениваться парень не спешит, потому и Кантэ не стал егозить, сосредоточив внимание на собеседнице.

- Небольшого сада ведь должно хватить?
- Смотря для чего, - будничным тоном произнес дракон, - Для фееричного пожара, пожалуй, вполне, - он выдержал секундную паузу и нестрого добавил, - Шучу. Я вижу, коэффициенты у тебя не критичные, раз ты до сих пор ничего не сожгла. Разумеется, со столь хаотичной стихией всякое может быть, сама понимаешь, но не сгорим в любом случае, раз уж мне надлежит оправдать магистерский статус. Для начала подойдет и сад. Как я уже сказал, первым делом нам все равно нужно провести небольшой коллоквиум.
А там посмотрим. Возможно, понадобится более подходящее место для продолжения.
Кантэ не противился их решению. Начать им лучше действительно на родной им территории или там, где они почувствуют себя комфортно, в какой-никакой безопасности. Загадочный сад наверняка был им знаком, может быть, даже примыкал к принадлежащему кому-то из них дому. Умелый тактический ход, добавляющий трудностей, например, маньяку. Если порешить соберется, то трупы бросать нельзя, падальщики не сожрут, а раз нельзя, надо уничтожить. Впрочем, следы оставляют дилетанты и любители. Грамотный мясник, съевший на деле собаку, сумеет замести хвосты так, что и комар носа не подточит, но и тут могут обеспокоиться и заподозрить неладное, например, соседи, заметившие суету.
Последний вопрос не заставил долго ждать. Было бы глупо полагать, что он всплывет после того, как они отбудут в дендрарий.
- Спортивный интерес. Раз у меня есть свободное время и знания, почему бы не помочь и не поделиться ими с теми, кто заслуживает и хочет совершенствоваться. Но ты все еще можешь думать, что я маньяк, пока не показал обратное, так и быть, - в таких ситуациях только и остается, что отшучиваться. Делал это ящер вполне натурально и расслабленно. К тому же, отчасти сказал правду и снова лишь преподнес слегка под другим углом.

http://i.imgur.com/WBlD69B.png [ Дом на окраине Вильдана | Кантэ, Кот, Рэн]

Отредактировано Кантэ (2018-01-04 05:34:24)

+4


Вы здесь » За гранью реальности » Город Хартад » Площадь пяти висельников