fataria

За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Игровые эпизоды » 21 Новой Надежды 1647. Улицы погасших факелов.


21 Новой Надежды 1647. Улицы погасших факелов.

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

[float=right]http://s6.uploads.ru/5fPqA.jpg[/float]
Тема квеста: Улицы погасших факелов.
Ответственный: Роджер Соха.
Режим игры: основа.
Статус активности: закрыт по причине чрезмерных тормозов.

Участники: Виал Лестес, Кристофер Эсте, Одуваш Хаг.
Место действия: Таллем.
Продолжительность: --
Краткое описание: Волею случая неизвестные никому разбойники остановили теракт, напав на шайку крысолюдов. В результате нападения в руки криминальных элементов попал взрывоопасный артефакт, о котором известно немного. Сами любители легкой наживы о полезных свойствах узнали от одного из крысолюдов. Родственники разносчиков болезней собирались устроить ужасающий взрыв в сердце Таллема, оставив от замка «Феникс» жалкие руины.
Заинтересованные исключительно в деньгах, головорезы не стали навлекать на себя гнев слуг закона и продолжать дело крысолюдов. Вместо этого лидер шайки решил получить деньжат за чудное оружие, потому решено было устроить теневые торги. Нечто вроде аукциона, на который были приглашены лидеры Таллемской преступности.
От неизвестного информатора в городскую стражу попадают сведения о предстоящих событиях...

0

2

[ Наемничий квартал Таллема » Черный рынок ]

http://uploads.ru/i/L/9/A/L9A15.png
http://savepic.org/3114762.pnghttp://savepic.org/3111690.pnghttp://savepic.org/3110666.pnghttp://savepic.org/3098378.png
Так называемый, рынок сегодня был поразительно пуст. Слухи вымели весь мелкий мусор, оставляя место для птиц высокого полета. Лидеры преступных сообществ лично не откликнулись на таинственное приглашение, но послали своих представителей с десятками верных соратников. Остались, конечно, и мелкие торговцы, сошки мелких авторитетов, а вот все остальные были разбиты на четыре небольшие группы людей.
Вот на лавочке в темной робе сидел тот, кого называли Ниром. Темный капюшон скрывал острые уши и часть лица, укрывая в тени пронзительный зеленый взгляд. Зато в глаза бросалась аккуратная козлиная бородка, так ярко выделяющаяся на бледной коже подбородка. Этот мрачный тип был окружен десятком высоких и тонких ребят, так что укутанных в просторные одеяния с капюшонами. Это были подручные Ястреба.
Поодаль стояла другая группа. Безголовые Нагая. Возглавлял их здоровые орк с желтой кожей. Он внимательно оглядывал территорию и всех своих потенциальных противников, сжимая в руке огромный кусок железа с рукоятью, который и мечом назвать зазорно, но силища Плюса позволяла этой тупой железякой буквально разламывать тело на несколько частей. На нем даже был легкий доспех. А рядом крутились немногочисленные люди и два вииварина-волка.
- Если он будет на меня так смотреть – я не сдержусь и выпущу ему кишки! – это существо называли Орсу. Высоченный и плечистый, с серой кожей. От матери ему достались эльфийские ушки, но на этом все эльфийское заканчивалось. Особенно часто в глаза бросались острые клыки. И этот нервный психопат руководил илиссерами, людьми безумной Илиссии.
Ятар – человек Флина – на фоне таких ярких личностей терялся. Этот мужчина с коротенькой седой бороденкой сидел на какой-то старенькой лавчонке. На коленках лежал не слишком длинный ятаган. Людей Флина тоже было достаточно много.
Были тут и люди мелких воротил теневого мира. Где-то в тенях скрывались гоблины Вазгула. Вдалеке маячила парочка гиен Квидо. Наблюдал за всем и человек Шакала. Они тоже не прибыли сюда лично. Подозревали, что четыре группировки в любом случае устроят кровавую бойню. Ни Нагай, ни Илиссия, ни Ястреб, ни даже Флин не смогут так просто отдать мощные оружие конкуренту. Они вообще видели только один вариант разрешения сложившейся ситуации и были уже готовы к резне (некоторые личности и в причине то не нуждались), но вот нигде не видно было обещанного артефакта и организаторов этого чудного мероприятия, потому приходилось просто ждать…

Отредактировано Роджер Соха (2013-03-31 23:31:54)

+1

3

[ Город Таллем » Городские улицы Таллема ]
[Здание стражи Таллема] http://i.imgur.com/Sahjk3d.png
Массивная двустворная дубовая дверь главного здания стражи выпустила из себя, вернее из своей маленькой сестрицы – входной нормальных размеров дверцы, Кристофера Эсте, в лицо которого сразу кинулся свет от поднятого фонаря.
Эх, скотинка ты, вздыхая подумал Лестес, осматривая напарника по приказу, доложить бы прилюдно о твоих длинных не чуждающихся руках, но это надо быть не меньшей скотиной. Хотя, капитан всё равно всё знает. Лучше всё-таки иметь такого человека, как Кристофер Эсте под ежедневным присмотром, чем где-то в большом и многолюдном муравейнике, как Таллем.
В таких случаях большинство достает из-за пазухи кисет с табаком, чтобы, покуривая или пожевывая, промолвить многозначительное «да..», словно все секреты мироздания мгновенно стали доступны для осмысления. Но Лестес не имел привычки задыхаться домом, если, конечно, рядом в патруле не терся знатный дымодых, поэтому бегал глазками по небритой, дикой физиономии инспектора.
– Так не про мою же жену, – с улыбкой и совершенно обратное своим мыслям ответил на вопрос сержант Виал Лестес.
Мимо как раз проносили избитое тело Рыжика, который всё еще бубнил нечто неразборчивое себе под рыдающий кровью нос. Эльф забеспокоился, что Кристофер Эстес вновь воспримет это, как посягательство на свой статус альфа-антикриминалиста, и быстро предложил тему:
– Говорят, Носковой Гоблин снова принялся за старое. В нескольких домах была обнаружена пропажа левых носков.
Виал сделал незначительную паузу, состоящую из продолжительного «ммм»-мычания, с намеком на более серьезное развитие своего рассказа.
– Дела в городе особо не изменились за ваше краткое, м, отсутствие. – Они шли по улочке. Свет от фонаря то и дело заглядывал в труднодоступные места, из которых сразу же выглядывали не очень приятные лица и слышались ответные шипения, ругательства или даже плевки. Однако стражники не особо обращали на это внимание, это была обыкновенная мелочь, как тараканы (если, конечно, это не те тараканы, которые с легкостью узурпируют власть над всей кухней). – Стража работает практически без отдыха. К сожалению, криминалитет тоже. Самое интересное: очень трудно подгадать их совместное время, а то получается, криминал спит – стража бдит, и наоборот.
Дорогу перешла очень наглая черная кошка, с презрением изучая своих жертв, которых по приметам ждало несчастье.
– Несправедливость, – продолжал Виал, не обращая внимание на обнаглевшую кошку, – несправедливость, грю, она такая, сэр.
Эльф слегка задумался, когда перешагивал через монументальный лошадиный свежий помёт:
– Еще участились подделки документов на разрешение ворожбы на публичных местах. Справляемся, однако ж. Вроде как. В Таллем, в последнее время, эта, очень много народу едет. Прирост экономики, конечно, но город же не резиновый. Да и не все с благими мыслями и честными сердцами. Нажива любой ценной никогда не выйдет из моды, слишком популярна. Сейчас, сэр, криминал жирует и жиреет. Нда. Прямо волшебство какое-то, – с усмешкой закончил свой короткий отчет сержант.
Стражники топали без особого внимания (однако чужое внимание было несомненно приковано к ним) по длинным улицам города. Пока еще безопасным улицам.

Отредактировано Виал Лестес (2013-10-18 14:24:40)

0

4

Таллем. Здание городской стражи. http://i.imgur.com/Sahjk3d.png

1647 год.
21-ое число месяца Новой Надежды.
Ночь.

И без того невесёлое настроение стало паскудным, как и витающие в голове мыслишки. Косой взгляд на сержанта. Сколько такому надо? Удар? Два? Не большё трёх при любом раскладе. На таком расстоянии не спасла бы даже хвалёная ловкость, идущая, как известно, от длинных ушей, не говоря про криво сидящий шлем. Но Лестес говорил, и говорил, как никак, дело, так что желание зарядить ему в репу понемногу сдавало на задний план.
- ...Нда. Прямо волшебство какое-то.
Эсте сплюнул в направлении блохастого завтрака, обеда и ужина для самых бедных, едва-едва разминувшегося с его сапогом.
- Видно, что справляемся... Инквизиторов больше не ловим, заговорщиков не вешаем. И всё спокойно, - судя по выражению лица, Кристофу подобное болото приходилось не по вкусу. Не замедляя шага, тот приложился к фляге. - Этому городу давно нужна хорошая встряска, зажрались славные граждане. А это ихнее волшебство, спокойствие - сущее дерьмо. Больше проблем, чем пользы. Досоглашаются, а разгребать опять нам...
В голосе Кристофера Эсте звучала уверенность.
Когда закончился ворох того, что обычно рассказывается взахлёб и непосредственно при встрече двух коллег, не видевшихся целую вечность, инспектор стал обговаривать уже сказанное заново - обстоятельно, неспешно и с подробностями, без особого рвения поглядывая по сторонам, да мысленно забивая желудок горячей стряпнёй. Вопреки всем обещаниям, вечерний Таллем не жаловал своих обитателей тёплой погодой, и каждая минута на промозглом ветру грозила приступами болей в суставах.
- Про новую дурь не слыхать ничего? Или это больше не наша забота? - ноги сами топтали камень мостовой, бредя по хорошо знакомому маршруту, как бы не давая отвлечься от дурно попахивающего вопроса.
Собственно, из-за этого дела детектив и получил полуторамесячный отпуск в придачу к малость подпорченной шкуре. Память - так обозвали дурман алхимического происхождения - появилась неожиданно. Торговать ею принялись люди с бумагой от одного столичного воротилы. Великолепный эффект. Никакого привыкания. Штучный товар, за который платили не глядя достаточно уважаемые жители торгового города Таллема. Многим хотелось пережить самые лучшие воспоминания, которые были в их жизни, заново. Всё бы ничего, не додумайся жадный дурак разбавить алхимическую развесовку. Когда по городу прокатилась череда странных самоубийств, за дело взялась городская стража. И понеслось.
Теперь Эсте был любопытен факт - дали делу ход или нет. Он бросил косой взгляд на шагающего правее и чуть впереди Лестеса. В отсветах фонаря лицо сержанта казалось ещё менее человеческим. Слышал краем уха? Не слышал? Это было занятно, но интерес его вызывало не только это.
- Ну так?.. - мягкое напоминание о себе, когда пауза затянулась. Въевшаяся под кожу привычка, что с неё взять.

Свернутый текст

Прошу прощения за задержку, таки слез со своего белого трона. =\

Отредактировано Кристофер Эсте (2013-10-23 11:27:46)

0

5

http://uploads.ru/i/L/9/A/L9A15.png
http://savepic.org/3098378.png
В теневом Таллеме никогда не было спокойно. Убийства – дело обычное. Особенно, когда в дело вступают психопаты вроде Нагая или Илиссии, у которых желание залить кровью весь город было куда сильнее жажды наживы.
Ятар подчинялся преступнику иного порядка. Флина нельзя было назвать оплотом добродетельности. Но он был человеком деловым и не большим любителем чрезмерного насилия. Потому, наверное, стража иногда даже позволяла себе с ним сотрудничать.
Ятар преспокойно вышел из темного проулка, встав перед двумя стражниками. Выглядел он вполне расслабленными, если, конечно, не считать того, что рука его лежала на рукоять ятагана. На всякий случай. От остроухого проблемы не ожидались, но вот репутация второго, инспектора, призывала держаться настороже. Ятар и сам когда-то был стражником, очень часто использующим стального товарища для решения проблем.
Он и сейчас не сильно расстроится, если в итоге придется зарубить парочку бывших коллег. А вот Флин будет иного мнения. Ему помощь стражи пригодится.
В проулке остались люди Флина, но им было велено оставаться там. Ни к чему выводить целую толпу и вызывать излишки недоверия.
- Спокойно, господа. Я пожаловал с миром, - он показательно поднял одну руку. Не слишком убедительно. Нужно сразу переходить к делу.
- Меня прислал Флин по очень важному делу. Скажите, господа-стражники, вы слышали про резню с крысами? Или про торги для главарей, которые проводит неизвестный в наемничьем квартале?

Отредактировано Роджер Соха (2013-10-23 23:30:01)

0

6

[Сержант Лестес, инспектор Эсте, Ятар (Р. Соха)]
[1647, месяц Новой Надежды, 21. Ночь]

– Новая? – Переспросил Лестес, безразлично шмыгая носом. – Памятка что ли? Последний раз была совершена облава на кафетерий госпожи Мимими. – Сержант, напрягая память, коснулся пальцами до лба, вернее, шлема. – Ну, это где почти каждая стена в розовых цветах, а скамьи сделаны в виде сказочных единорогов. Восторг, такой восторг это вызывает у некоторых дам, что не описать сейчас мне словами. Хотя во время облавы, эти единороги очень лихо оказывали сопротивление. Однако всё закончилось хорошо. И вроде как крупных вспышек после-наркотических смертей пока не было. Ну, если не считать Тролльи-Мозоли, которые втираются в определенный участок кожи, затем там возникает устрашающего вида волдырь, который чешется и приносить умопомрачительные наслаждения. Извращение, иными словами, сэр.
Сапоги стражников так бы и продолжали скрипеть, отдаваясь эхом закона по мостовой, но они вдруг остановились.
– М-м-м, – сжав губы, комариком отозвался Лестес, когда на свет дрогнувшего фонаря из глубоких и темных недр улиц Таллема вышла фигура, на широком поясе которой поблескивал внушающей бледности ятаган.
Приспешник, шестерка, выросшая почти до Вальта, хитрец и лиходей с дипломатически наклонностями (по крайней мере сегодня) и законно-служебным прошлым частенько связывался со стражей. Вернее, его заставляли с ней общаться и даже порой пить чай. Но это было давно, еще при службе закону, а не грязным деньгам и гнилым идеям. Собственно, стража также тянулась поддерживать связи с уличными, так сказать, авторитетами. Это упрощало выполнение многих загадок и задач, к примеру, об убийстве, и его мотивах, и его производителе, и его нанимателе, а также это был обширный доступ к нелегальным архивам преступного мира. Криминал не рыцарство, хотя честь честью, но деньги предпочтительнее. Хочешь жить, умей вертеться. Хочешь выжить, умей вовремя заводить связи, ну и, собственно, пользоваться ими. А то какой от них прок, когда потенциальные клиенты простаивают или мимо проходят, когда есть особенно-важная информация для кооперационального сотрудничества. Только без бумажек, подписей и фанатичных скреплений сделок кровью.
Сержант Лестес не отличался смелостью, особенно, в тёмном проулке практически наедине с кровожадным медиатором, чьи прихвостни поблескивали издали хитрыми глазками.
Как пить дать, вся шайка тут, но прячется, подумал эльф, но поднимать фонарь повыше для подтверждения своих догадок не стал. Он покосился на своего напарника и, обнаружив его несколько ниже, бодро кашлянул в кулак.
– Вероятно, сэр, это что-то очень важное, раз прям вот так бесстрашно и в самое дежурство, – тихо, по сравнению с кашлем, сказал он инспектору Эсте, который одной только своей ухмылкой мог придавить к земле сразу пятерых и заставить их ритмично ползти в сторону тюрьмы, или же просто прочь с глаз долой. К сожалению, эльф устрашающей внешностью похвастаться не мог. Он мало чем мог похвастаться в бою, разве что внимательным наблюдением со стороны или из-за угла для дальнейшего составления дела.
Где-то далеко послышался звон колокольчика, и душераздирающий крик успокаивающего спящий город стражника сообщил: «Полночь! Всё тихо!»
Собственно, они должны были сделать то же самое. Но не сделали. А должны были. Хотя разницы никто не заметил.
Всё и так было тихо.

0

7

[ Радужный парк ] http://i.imgur.com/Sahjk3d.png

[1647, месяц Новой Надежды, 21. Ночь]

Одуваш шел и задумчиво похрустывал крысиным хвостиком. Не многие способны вот так вот запросто существовать в сложной системе под названием город. В сущности, несмотря на кажущуюся цивилизованность, метрополисы отличаются от мест, исконно созданных природой разве что наличием трудно перерабатываемого мусора. Санитары, рабочие, солдаты и прочая живность, каждый вид которых, несмотря на свою общую индивидуальность, всего лишь играет роль, угодную общему организму. О своем участии во всем этом рядовой, сорвавший с двери бакалейной лавки колокольчик, не задумывался и просто существовал, совсем как и все остальные населяющие город создания. Но, во имя высшей справедливости, несомненно, стоит внести ясность. Все-то все, кроме, разве что, профессора Ражепуккера, который только и делал что думал о социальных ролях, подобии общественных систем природным, путешествиях во времени, флуктуации замкнутой системы реальности в своих собственных отражениях и прочей никому не интересной ерунды. Делал он это в местном отделении дома для умалишенных, построенном, скорее, ради развлечения знати, склонных считать сумасшедших неким подобием шутов, нежели для лечения умственных недугов. Думы же тайриата, по сравнению с мыслями сидящего взаперти предположительно ученого мужа, являлись полной противоположностью первых, так как, в принципе, могли бы оказаться понятны каждому живому существу. Даже ёжику. Особенно ёжику. "Бежать от хищника. Есть. Пить. Искать вещи, которые можно взять с собой. Безопасность." Поток этих простых мыслей не прерывался даже когда тело выполняло не сложные действия, предписанных уставом стражи (по крайней мере те из них, которые Одуваш соизволял время от времени выполнять, в то время как остальные им успешно игнорировались).
- Полночь! Все тихо! - проорал рядовой, позвонив в свежеизъятый колокольчик и тут же получил целую гору подарков начиная от хриплого проклятья от вороха скрытого в переулке вонючего тряпья, заканчивая почти новой калошей, вылетевшей откуда-то со второго яруса покосившегося каменного домика. В оповещении города о его якобы спокойствии заключался целый ряд причин, едва ли понятных простому обывателю, но вколачиваемых новичкам вместе с субординацией и невинными мужскими шутками вроде стальных клепок, а то и костяшек кастета. Большинство из них были превентивными. Дать время убежать орудующим в чьем-то доме мародерам, чтобы не пришлось с ними связываться, предупредить скрывающихся в темноте бандитов о том что идет всего-лишь бедный стражник, оповестить взломщиков, что стоит либо затаиться, либо чуточку обождать перед началом их дела, дабы утром стражники могли бы получить работу по раскрытию очередного преступления, показать маньякам что приближающаяся в темноте фигура хранителя правопорядка не является предметом для их темных делишек. Сейчас Одуваш просто бродил по городу, собираясь найти какое-нибудь наименее людное место, чтобы как минимум до утра превратиться в комок вонючего тряпья, а там уже заняться своими важными рядовыми делами вроде сбора податей, сбора улик, сбора пожертвований, сбора контрабанды и еще несколько десятков видов милого сердцу Одуваша сборов. Но его планам, похоже, не было суждено сбыться. Он с завидной регулярностью натыкался на стражников. Проблем было бы меньше, если бы то были такие же рядовые как он сам, но попадались сплошь вышестоящие коллеги. Нескольких встреч удалось избежать, но общая тенденция его не радовала. Когда верхи начинают бродить по улицам - жди беды. И если в отношении Сохи это правило значило лишь то, что одноухому просто хочется кого-нибудь порезать или изнасиловать, то активность других служивых его почти пугало. Последнее, к слову, не удивительно, в состояние повышенной опаски его был способен ввести почти любой шорох. И сейчас, вместо того, чтобы явно выказать свое присутствие, тайриат, стараясь скрываться в тени домов и как можно меньше шуметь, подкрался к беседующим с кем-то лицам, очень похожих на стражников.

Отредактировано Одуваш Хаг (2013-10-27 12:18:03)

+1

8

Когда сержант окончил импровизированный доклад, Эсте выплюнул одно короткое слово:
Ясно, — и замолчал, удерживая зубы крепко сцепленными. Не хватало только вывалить при младшем по званию целую кучу дерьма на головы вышестоящих.
К тихой радости Лестеса, на какое-то время детектив оставил его в покое. Облегчение, которое испытал длинноухий, чувствовалось кожей; даже на том расстоянии, что было между ними. Рука машинально потянулась к фляге, но Кристоф одёрнул себя - не дело столько пить на пустой желудок, чай не двадцать лет. Одёрнул и всё-таки сделал пару мелких глотков. До таверны было совсем недалеко. Вдобавок, ему никак не удавалось собраться с мыслями. В конце концов, Эсте вытащил этого малохольного подальше от здания совсем не для расспросов о ситуации в городе.
«Ладно, ладно. Не только для этого», - хмыкнув под нос, он вдохнул несущий прохладу и боли в колене воздух.
Помимо выдающейся наблюдательности Виал Лестес обладал и другими талантами. Ими то и собирался воспользоваться детектив. Однако, дело требовало деликатности, а потому заходы на тему происходили совсем издалека. Настолько издалека, что сам Эсте начинал понемногу сомневаться. Хорошая ли это идея? Сохранит ли подельник тайну? Или, может, хрен бы с ним? Пальцы, как и всегда в минуты задумчивости, теребили цепочку с бляхой. Куда проще для него было заставить сержанта сделать нечто, а потом выбросить приказ из головы, но после некоторых размышлений... он склонялся к варианту поговорить. По-хорошему.
«Знаешь, есть одна вдовушка, ты понимаешь о чём я, так вот... она хочет меня видеть. Со службы, значится, после такого прогула никак не отпроситься, но ты же художник? Не нарисуешь мой портрет? И, пожалуйста, сделай меня по-красивше, а? Ну, шрам убери здесь и здесь, чутка волос отрасти по новой моде, нос подправь, чтобы не как у висельника с трёмя ходками был. Помоложе там лет на десять. Она же в дочки мне годится, надо соответствовать. Правда виделись мы давно, какой я настоящий она уже не узнает, а с нашей службой - был человек, нет человека...»
Кристофер Эсте мысленно проговорил всю тираду. Вроде вежливо. С понятием. Но внутри бурлило чувство гадливости, от которого честного человека тянет сблевнуть прямо на сапоги. Почему так? Кто бы знал.
«Дерьмовая была идея. И сам ты тоже дерьмо...» - сказал, как отрезал, внутренний голос.
Он уже хотел что-то выпалить, вопреки здравому смыслу, что-то невероятно глупое, возможно, даже преступное, учитывая человеческие законы, нормы морали, права, но несвойственный спящему Таллему звук остановил инспектора на полушаге; оторвавшаяся от мостовой нога медленно ступила на твёрдую землю. Хорошо знакомый звук, означающий опасность. Угрозу жизни. Возможно, чью-то смерть. То был шелест извлекаемого из ножен оружия, а потом негромкий, и потому отчётливый в уличной тишине, щелчок спрятанного восвояси боевого железа. Там, впереди, кто-то ждал. Ждал, судя по всему, именно ночных обходчиков.
Эсте не видел их лиц, но голос опознал уверенно. Напряжение, охватившее готовые к доброй рубке мышцы, стало слабее. Детектив знал - этот едва ли будет махать своим тесаком по мелочёвке. Не того полёта птица; старой закваски человек, как и он сам.
Они стояли лицом к лицу. Два реликта тех времён, когда ночники были почтенным сообществом, которое знало и чтило свои законы, мораль, кодекс чести. Разумеется, очень своеобразную законы с моралью и свой собственный кодекс. Бросил груз - заплати или отдай равноценный товар. Настучал на коллег - готовься к неминуемой и жестокой смерти. Офицеры городской стражи - самый лакомый кусочек за номером один. Но если тебя приходили убивать, то убивали только тебя, хотя честным поединком назвать убийство было трудно. Новое же поколение с куда большей охотой устраивало резню на оживлённой улице, чтобы избавиться от неугодного. Смерть ждала не только стукача, но и всю его семью, и никто не видел в этом ничего необычного. Убийство конкурентов стало скорее правилом, а не исключением.
Иногда Эсте скучал по старым временам.
Когда-то они были по одну сторону баррикад, а теперь... теперь Кристоф мягко постукивал навершием шестопёра по затянутой в перчатку ладони, раздумывая как бы сподручней проломить предателю голову. Не в первый раз.
Вероятно, сэр, это что-то очень важное, раз прям вот так бесстрашно и в самое дежурство.
Детектив кивнул, явно соглашаясь и так же тихо ответил:
Гаси фонарь, сержант. Дарзанебы, — по губам скользнула усмешка. — Никогда не облегчай стрелкам работу, подсвечивая себя.
Дождавшись, когда на пятачке рядом с ними сумерки возьмут своё по праву, он шагнул в направлении рослого силуэта и слегка правее, чтобы переговорщик заслонял цель собой хотя бы частично.
Жив ещё, старый хeр, — Эсте почти веселился, констатируя факт. Когда же тот самый звук повторился, инспектор оскалил зубы не скрывая насмешки. — Не пыхти, не в сортире сидишь.
Отведя слегка душу, мужчина продолжил:
Мы много чего слышали. В том числе и про... Какая с этого выгода твоему хозяину?

Отредактировано Кристофер Эсте (2013-10-27 05:18:20)

0

9

http://uploads.ru/i/L/9/A/L9A15.png
http://savepic.su/3619781.png  http://savepic.org/3098378.png  http://savepic.su/3627973.png
- Жив. И переживу ещё тебя, - усмехнулся Ятар, который хоть и был уже далеко не молодым (а многие и вовсе считали его уже стариком), действительно ни слабостью, ни дряхлостью не отличался.
Ятар только пожал плечами, что при свете, что в темноте…
- Зачем стрелки? Я вас и один порублю, - хохотнул Ятар, который лет десять назад действительно отличался завидным умением умерщвлять людей с поразительной быстротой. Тогда он был весьма ценным боевиком стражи, после стал ценным боевиком и командиром Флина.
По скромному мнению Ятара – ничего особо и не изменилось.
- Но я тут не для драк. Флин предлагает сотрудничество. Говорят, что продать собираются оружие невообразимой силы – этим и завлекают главарей. Флину не нужно излишнее внимание стражи, фениксов и инквизиции, поэтому бомбу он отдаст задаром, если получит её. Но вот если бомбу получит кто-нибудь иной… Скажем, сумасшедшая, которая питается человечьим мясом, или безумный Нагай. С ними вы не договоритесь.
Помяни Тейара…
Женщина шла по темным улочкам. Рядом громадная – воистину громадная – фигура, укутанная в темный плащ, плыла подобно черному массивному айсбергу сквозь улицы. Из-под плаща только сверкали выпученные глаза. Позади слились с толпой и другие. Их было немного. Не больше пяти.
- Уши. Хо-хо, хочу с ушками, - послышался басистый голос здоровяка, приметившего звероподобную женщину, рядом с которой крутился человек с собакой.
- Ти-и-ише. Ты же не хочешь расстраивать Илиссию, - прошелестел голос женины.
Здоровяк пробубнил что-то невнятное в ответ.
За пределы преступного, наемничьего, квартала вышли люди не одного Флина. Вот, например, стоял в тени зеленокожий рядовой. Никого не трогал и точно трогать не собирался, а прямиком за ним возникла тень, способная ступать бесшумно. В её руках был длинный кинжал. Отрезать голову, ухватиться за щупальца и кинуть, крутанув как пращу – таким было первое желание.
Лезвие легонько кольнуло в шею, а вторую руку Нимфилия положила на плечо рядовому.
- Я хотела нарисовать второй рот, но хозяйка велела сделать предупреждение. Везучий… - промурлыкал женщина. Если бы удалось тай подойти к инспектору, то его бы она точно прирезала. Он казался более серьезной угрозы.
А вот шаги её партнера были отчетливо слышны. Этот гигант скрываться не мог. Ему и ума на это не хватало. Плащ он сбросил. Оружия не было - только толстые стальные перчатки, которые с лихвой заменяли булавы. А вот у вампирши в руках блестели длинные кинжалы...
- Зузу, швырни его к другим, - улыбнулась девушка.
Чудище без особенного труда подняло зеленокожего. Прямиком над своей головой, подобно камню, огромными глазищами разглядывая странное существо.
- Смешно-о-ой, хо-хо, - потянул басистый голос, а затем Зузу и правда бросил Одуваша прямиком к собственным коллегам. А, быть может, и вовсе в них. Силу он не слишком рассчитал.
Нимфилия вышла, не таясь, за ней пожаловал и Зузу. Он, конечно, не мог похвастать фантастическими реакцией и скоростью, зато у него было необычайно толстая кожа и стрелы обычно не были серьезной проблемой для здоровяка.
- Здра-а-асте. Хозяйка сказала не трогать стражников, если они быстренько удерут, - специально говорила максимально неприятными формулировками, ведь абсолютно не боялась ни шестерок рогатого старика, ни стражников.
- Знаю, Эсте. Я предатель и дезертир, Флин – бандит и преступник, но не все мы едины. Флин не питается детским мясом, как хозяйка вот этих…  - из ножен вышел ятаган. Тут никакого мирного решения вопроса быть не может. Илиссия не сторонница компромиссов. 
Из темного проулка вылетели две стрелы. Первая угодила в чудовище, которое только рыкнуло. Вторая должна была попасть в вампиршу, которая успела и уклониться, и в обратную бросить короткое лезвие (нож, по всей видимости). Оно уже, судя по глухом вскрику, цели достигло…

Начнем резню.

Отредактировано Роджер Соха (2013-10-27 22:29:02)

0

10

[Сержант Лестес, Ятар-тётя-тролль (Р. Соха), Одуваш Хаг, инспектор Эсте]
[1647, месяц Новой Надежды, 21. Ночь]

– Значит, бомба, – задув свет фонаря, сержант Лестес закрыл его дверцу и пристально вгляделся в темноту. Благо, наследство остроухих предков позволяло настраивать зрение по необходимости, тогда, как статус стражника, в свою очередь, позволял действовать по необходимости.
А что вообще такое бомба, задался глубоким вопросом эльф, вспоминая разнообразные хитроумные приспособления гномов, с которыми приходилось вести, скажем так, не отличающиеся дружелюбием переговоры. Обыкновенно всегда что-то загоралось, взрывалось, ругалось, и прочее, в том же духе. Гномы опасный маленький народ с очень крепкой головой и жирным умом, поэтому иметь среди стражи выходца из коренастого народца всегда полезно. И всё же, бомба! Некий сосуд, наполненный обыкновенным серым порошком. И всё бы ничего страшного, если не тот факт, что этот порошок имеет свойство громок и вредоносно взрываться при повышенной температуре.
В глазах Виала Лестеса отражался большой букет огненного столба, поднимающегося из маленькой дымоходной трубы, куда имеет обыкновение скидывать подарки праздничный дух. А потом эльф моргнул и всё прошло.
– Сэр!– Невольно взволновавшись, Лестес повернулся к инспектору. – Это довольно-таки скверная напасть. Хуже тех разноцветных, как новогодние леденцы, крыс, что стремились запрыгнуть в рот всякому. Таллем же жаркий город. Промышленность, публичные дома, всё такое. Заложив такую бомбу, можно рассчитывать на глобально-городское волнение и огромный шлепок по экономике. А если…
А что было бы, если заложить больше, чем одну бомбу, Виалу Лестесу не удалось предсказать, поскольку началось совершенно нелюбимое для эльфа представление, именуемое, как противозаконное нападение на лиц при исполнении дел государственной важности (как беседа с криминалом и смущенно положенная в карман взятка) и представителей закона. Секция 4, раздел 15, параграф 86, то есть где-то там, куда не заглядывал никто, даже этот самый представитель. Обычно довольствовались только обложкой, или же, если смотреть со стороны нарушителей, значком стражника, которому обычно верят, что секция 4, раздел 15, параграф 86 действительно существует.
Кажется, всё началось с пущенной стрелы*, или это был выдуманный факт легкого отступления в сторону. Если инспектор посмотрел бы на своего коллегу для, скажем, уверенности, поддержки или, что более вероятно, вопросительности (причем весьма в экспрессивно-нецензурном виде), то кроме одинокого погасшего уличного столба ничего не увидел.
Сержант Лестес был талантливым конспиратором, когда дело касалось опасности для жизни. Жизнь требует, чтобы её оберегали, и именно это сейчас делал эльф.
Сержант рационально занял самую выгодную для него позицию, предусмотренную, скорее всего, для оборонительных целей. Он выглядывал из-за столба, рассматривал и вёл подсчет потенциальной угрозы, для которой закон, увы, не писан. А это означало лишь одно: значок стражника не сделает свою обыкновенную работу. Либо, они просто не умели читать.
Возникла неуверенность кого следовало опасаться больше: стройной тётки со столовыми приборами или же безоружную и огромную тушу, хм, тролля?
– Инспектор, – громкий шепот столба достиг ушей Кристофера Эсте. – Кажется, стоит вызвать подмогу. И, кхм, еще кажется в нас стремительно летит странный объект, напоминающий осьми…
Одуваш Хаг, рядовой территориального отдела стражи Таллема, изящно спикировал на место сбора собрания закона и, собственно, незакона. Сейчас  вот к этой в редких случаях нетипичной встречи бессовестно присоединились посланники нечто такого, что презирало обе стороны. Лозунг таких послов в основном читался, как «не можешь договориться – убивай, не можешь убить – договорись»**.
Проявив не малую храбрость, столб звонко выудил из ножен меч, вернее, попытался это сделать, но рука на удивление сильно сопротивлялось, подчиняясь здравому смыслу не лезть на еще больший рожон, с которого потом будет весьма не просто слезть.
Однако фонарный столб не растерялся (лишь испугался) и закричал, что есть духу, который еще оставался с эльфом:
– Таллемская стража! Никому не двигаться! Вы арестованы! – Немного подумав, он добавил: – И окружены!
К обыкновению, мало кто послушно оставался неподвижным или же поднимал вверх руки. Все старались быстрее удалиться, если конечно на них с ухмылкой не глядел заведённый арбалет.
Арбалета у них не было.

*Обыкновенно, все заварушки в Таллеме начинались с пущенной криво стрелы, пробитого колена или же нечаянно разбитой кружки.
**Впрочем, это скорее трактовалось, как «не можешь убить – попроси товарища сделать это. Дружба и взаимопомощь – великая ценность в нашем мире».

Отредактировано Виал Лестес (2013-10-28 10:49:01)

0

11

Мало того что Одуваш начисто пропустил вполне возможно занимательный разговор одетых как стражники людей с неизвестным, так еще и угодил в самое сердце передряги, в которую предположительно слуги правопорядка умудрились угодить. Но обо всем по порядку.
Едва ли кто-либо способен ощутить какие-либо позитивные чувства, ощутив крыло стальной бабочки у своего горла. Но рядовому и в этот раз удалось совершить невозможное. Он распрощался было с жизнью, но услышав у себя за спиной женский голос, пусть и принадлежавший безумной девице, едва не расцеловал его обладательницу. Главное для перепуганного тайриата было то, что это лезвие лежало отнюдь не в ладони Роджера Сохи, который, мягко говоря, терпеть не мог, когда кто-либо пытался воспрепятствовать его приятному времяпрепровождению с подвернувшейся красоткой, а поспешное отступление Одуваша даже при огромной скидке на безумно прекрасное настроение инспектора (коего не было), едва ли можно было истолковать как-либо по другому. Под шумок щупальца сами собой попытались хоть что-нибудь стащить у слишком близко оказавшихся к ним существ, видимо решив, что в случае смерти их обладателя, они смогут наконец-то зажить своей собственной жизнью (с игрой в карты и распутными веревками) и продать изъятое в последние мгновения его существования. Хлипкий стражник несомненно поддался бы самоубийственной ласке, на которой наш рассказ можно было бы завершить, но в этот момент рядового некто большой и вонючий, как огромный кусок мускулистой слизи, поднял его в воздух. Одуваш, привыкший считать идеальным лишь свое отражение в немедленно трескающихся при его взгляде в зеркала, был немного удивлен, так как вместо уродливой гладкокожести, встречаемой им повсеместно, наткнулся на дружелюбный оскал, напоминающий счастливо ощерившийся грот с привидениями. Он поднял руку в приветственном жесте и дружелюбно потряс все еще не обменяным на деньги колокольчиком, как его наградили крайне сомнительным эпитетом, который, что удивительно, пришелся тайриату по душе. Возможно, тому виной был непередаваемый ансамбль пережитых за короткое время самых противоречивых эмоций, но не исключено, что оная фраза была единственным словом, наиболее близко стоящее к тому, что простые люди называют не иначе как комплименты. Словом, в полет рядовой отправился, так сказать, воспарившим.
Жизнь порой такова, что можно обнаружить самого себя в самых разных ситуациях и, если повезет, все еще живым. Стоит ли говорить, что в число способностей, которые в первую очередь приобретает стражник, входит умение быстро приходить в себя и здраво оценивать собственные силы. Так как Одуваш был, можно сказать, хранителем правопорядка с рождения (ну и что, что его собственный кодекс редко одобрялся уставом стражи), то некоторые из особенностей менталитета были развиты гораздо больше, чем, скажем, такие не нужные и даже, более того, опасные вещи вроде чести и совести. Именно поэтому, вместо того, чтобы попытаться изменить траекторию и приземлиться на прохладную каменную мостовую, он предпочел теплые тела предполагаемых коллег, четко отслеживая не оказался ли выбранный объект достаточно расторопен, чтобы встретить его несколько более холодно. Сталью, например.
К огромному счастью коллег, тайриат уродливой мочалкой повис на самой верхушке столба, или, вернее, ближе к вершине. Он храбро попытался прикинуть план отступления, понял что это несколько проблематично, устроился поудобнее и лишь после этого попытался что-то предпринять.
- Наших бьют! - смело прокричал Одуваш и немедленно кинул в ту сторону, откуда прилетел одну из своих дубинок. Благодаря особенности собственного зрения он даже без света мог видеть передвижение фигурок противников. В принципе выкрик не должен был привести ни к чему, кроме очевидного увеличения количества участников драки. Несмотря на все старания стражи, некоторые районы по прежнему сохраняли шайки самообороны, которые в случае появления каких-нибудь проходимцев вроде бандитов, или что еще хуже, соперников с соседней улицы, могли выставить своих бойцов.
Посмотрел на огромные размеры одного из противников, оценил скорость перемещения второго оппонента. И решил, скажем так, подлить масла в огонь.
- ААААААААААА!!! ПОЖАААААААААААААААААР!!! - добавил Одуваш визгливым голосом классической полной свиноподобной дамы в чепце и грязном фартуке. Даже у некоторых представительниц этого вида (благодаря наблюдательности тайриат давно отделил эту расу от других по целому ряду едва заметных, но очень примечательных признаков в которые входили: одинаковая для всех им подобных строго конкретная среда обитания, похожие на врожденные инстинкты методы поведения и даже способ размножения...с помощью пирогов) встречающейся во всех больших городах подобный крик выходил хуже, нежели у доблестного рядового сотрудника стражи города Таллем. А все долгие годы тренировок, ежедневная практика и постоянная работа над ошибками.

Отредактировано Одуваш Хаг (2013-11-10 22:37:58)

+1

12

Свернутый текст

Как-то так. =\

Эсте, расстроенный донельзя, сплюнул под ноги переговорщику, чтобы не подслушивал ему не предназначенное. Потом, когда речь зашла про бомбы, сплюнул ещё раз, уже тщательно целясь в начищенный сапог. Увы, тщетно - реакция Ятара, несмотря на прошедшие годы, хуже не стала.
Сэр! Это довольно-таки скверная напасть... — сержант активно предвещал реки слёз, готовые влиться в море крови, без которого не обходилась ни одна мало-мальски стоящая бомба... можно подумать сам Кристоф об этом не подозревал.
  В девяти случаях из десяти, создателем опасной машины был гном. В половине случаев взорванная бомба задумывалась подобно некоему костылю, способному здорово облегчить жизненные тяготы. Не то, чтобы детектив противился движущемуся вперёд семимильными шагами прогрессу, но некоторые вещи вгоняли в дрожь по прежнему. Чего стоила кровавая эпопея с паровыми вошебойками, произошедшая несколько лет назад. Казалось бы, просто жестяной куб, весь в неряшливых заплатках; присобаченный сбоку краник-лапка, гнутые зажимы для крышки... выходящая по центру труба. Всего два десятка, проданных по всему городу.
  Ему, наверное, никогда не забыть, ни Снегиря, выпрыгнувшего из окна третьего этажа с воплем, что щас ебaнёт, ни пронзённое в нескольких местах тело хозяина комнатушки, которым Эсте попытался прикрыться за миг до взрыва.
  На этот раз, к превеликому сожалению последнего, дело было куда серьёзнее. И это в первый же рабочий день.
Хорошо... — и кивнув самому себе, детектив повторил. — Хорошо.
  Далее предполагалось предложить бывшему стражнику спрятаться от начавшего моросить дождя в таверне, выпить честного пива, купленного на честно заработанное жалованье, вкус которого предатель наверняка успел позабыть, попутно выведав информацию про бомбу, но действующих в городских потёмках лиц стремительно прибавилось.
  Ночное небо на мгновение затмило нечто зелёное, на поверку оказавшееся рядовым Хагом, а следом за ним из темноты переулков вышли... двое. Кто-то наверняка назвал бы этих двоих сумасшедшими выродками, но, по правде говоря, такое сравнение было бы оскорблением для всего сообщества сумасшедших выродков в целом. Те двое были настоящими чудовищами даже среди худших отбросов Таллема.
  Эсте приглашающе поднял, невысоко, шестопёр двумя руками. Бывали ситуации, когда нужно было действовать. Просто действовать, не размышляя о жалости или о возможных последствиях и вообще не размышляя. Это умение протащило его живым через всё дерьмо, которое случалось в бытность дружинником, а после наёмником, а затем и стражем города Таллема тоже. Честно говоря, это же умение доставляло немало проблем, но то совершенно другая история.
...Флин не питается детским мясом, как хозяйка вот этих...
Иди нахер, — кратко обозначив свою позицию, детектив остановился чуть в стороне от невольного союзника, готовый драться. Взгляд сосредоточился на ногах сладкой парочки. — Последнее предупреждение для крайне тупых - валите отсюда, пока...
  Многозначительная пауза. Говоря на чистоту, Кристоф был им не соперник. Не в таком состоянии, когда раны только-только затянулись. Не против двоих сразу; большого, пожалуй, можно было бы попробовать забить в одиночку, да кто глуповатую колоду пустит одного морды бить. Особых иллюзий касательно воинской доблести Лестеса или мастерства Хага питать не приходилось, и всё же... один шанс на миллион того стоил.
- Сержант, хватай арбалет!
Выдохнув приказ, Эсте рванул вперёд, явно целя на узловатое колено гиганта. В горле першило и жутко хотелось остановиться, всего на глоток.

Отредактировано Кристофер Эсте (2013-11-09 19:56:05)

0

13

http://uploads.ru/i/L/9/A/L9A15.png
http://savepic.su/3619781.png  http://savepic.org/3098378.png  http://savepic.su/3627973.png
Все определенно вышло из под контроля. Правда, черт его знает, на чьей стороне было преимущество: тут тебе десяток мелких сошек и бывалый рубака с одной стороны, с другой гигантский монстр и первоклассная убийца со сверхвозможностями, а меж молотом и наковальней стражи стражника, из которых двое явно не представляли серьезной угрозы.
Одна стрела попала гиганту в грудь, ещё одна в плечо. Кожа монстра была толстой, потому он почувствовал лишь покалывание.
Ногу убрать попытался, но особо быстрой реакцией Зузу не отличался. Ногу задело, хоть повреждение не оказалось существенным – просто большая царапина. В тот же миг размашистым движением оттолкнул противника. С его силищей это не составило труда.
Он осел на колено на какой-то миг, дико взревел (буквально зарычал), рванув вперед, а гигантская лапища, закованная в сталь, полетела вниз, грозя обрушиться на стражника. Такой удар уж всяко тяжелее какого-то молота. Зузу был настоящим осадным орудием, которому было наплевать на какие-то там стены или броню.
Люди Флина подходить как-то не решались. Один неуверенно стрельнул из лука ещё раз – явно боялся привлекать к себе внимание монстра, а то, что чудище на повреждение не обращало внимания явно не прибавляло уверенности…
Вампирша звание элитного боевика оправдывала с лихвой, с поразительной легкостью ушла от первого удара, оставив алую полосу на шее противника. Поймала дубинку, запущенную зеленым стражником – бросила ею в остроухого. На неё уже двигался бывший стражник, вооруженный ятаганом, но перед этим она успела бросить пару кинжалов в Хага. Хотела угостить сталью спину Эсте, но, увы, не вышло…

Свернутый текст

Извиняюсь за задержку.

0

14

Скорость остросюжетной полицейской ленты прибавляла обороты. Также острых и опасных штуковин, летающих то в одного, то в другого становилось всё больше и чаще. Как обычно, логики в уличных стычках не было, была лишь одна удача: либо ножом тыкнуть тебя, либо ты тыкнешь того, кто хотел тыкнуть тебя. Сейчас было очень трудно понять, где ты, а где кто-то совсем противоположный, поскольку нежданное появление других преступных особо и их атака полностью вывело сержанта из равновесия, как, собственно, и из его укрытия.
С разных сторон слышались разные вскрики «Ай» и писки «Ой». Криминальная пара в составе одной очаровательно-гибкой мадмуазель и очаровательно-отталкивающего монстра явно была не по плечу всей группе старого Ятара. Дополнительно ко всему, эти двое явно не собирались вести дипломатические переговоры, оставаясь нейтральными даже к резким и гнилым замечаниям по поводу их недоброжелательного и напрочь лишенного совести поведения.
Виал Лестес, теряя храбрость с каждой, слава богам, еще прожитой секундой, услышал приказ инспектора Эсте, вернее пытался расслышать, как в тут же в него полетел тяжелый арбалет. Собственно, это и навело на мысль о самом приказе.
Поймав тяжелый самострел, сержантский меч со звоном стукнулся о брусчатку, слегка заставляя всех обернуться на этот громкий, отвлекающий внимание звук. Почувствовав на себе множество глаз, Лестес неуверенно нацелился на кого-то, но в то же мгновение пущенная чьей-то ловкой рукой дубинка больно влетела эльфу в лоб, разбивая бровь самым животрепещущим способом – обыкновенно.
Арбалет, не смотря, выплюнул давно сидящий в нем болт, – когда сержант потерял равновесие, едва не упал* и совершенно случайно спустил курок, – который с фальшивым свистом понеся на встречу с судьбой и со звуком, словно раскроенный о стену черничный пирог, вонзился в незащищенное глазное яблоко огромного монстра. Чудовище, так умело и яростно раскидывающее всё встречное у себя на пути, оглушительно заверещало, схватилось большущими лапами за голову и продолжило в более дикой манере рвать и метать. Так пострадала стена старого жилого публичного дома, пробегающая мимо крыса, недовольный бродяга, попросивший быть потише в его части города, а также несколько бочек и несколько крылец.
Виал молился, полу-лежа на спине, полу-ослепший, полу-мертвый от страха, что стрела попала в глаз нужному зеленому монстру, что рядовой Одуваш Хаг в порядке, что он должен ему несколько монет, а также пирожок с капустой, который рядовой опрометчиво посчитал за свой.
Время стремительно неслось, круговорот событий также не пытался замедлиться. Что же касается мыслей, то их в голове сержанта было слишком много, чтобы выбрать хотя бы одну, свежую и нужную. Но он-таки совершил подвиг, сжав зубы и поднявший на одно колено, – зарядил по новой самострел. Хотя сил отчего-то было так мало, что натяжение давалось ему очень тяжко.
– ВСЕМ СТОЯТЬ! СТРЕЛЯТЬ БУДУ!
Таки устав стражника не позволяет стрелять без предупреждения, что весьма скверно влияет на дальнейшее здоровье этого стражника, поскольку все знают, что стрелять он теперь точно не будет.

*Тем не менее, потом он всё-таки упал, когда подумал, что ослеп на правый глаз из-за натёкшей на половину лица крови из брови.

0

15

[mod]Эпизод закрыт.[/mod]

0


Вы здесь » За гранью реальности » Игровые эпизоды » 21 Новой Надежды 1647. Улицы погасших факелов.