За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Наша реальность » Сказания мира [баллады, притчи, стихотворения, рукописи]


Сказания мира [баллады, притчи, стихотворения, рукописи]

Сообщений 21 страница 27 из 27

1

http://s6.uploads.ru/hUMnB.jpg

http://s5.uploads.ru/LxoAI.png
Граждане Фатарии талантливы не только в боях, магии и политических интригах, наше государство богато не только золотом и предметами роскоши, здесь процветают не только науки и ремесла. Главное сокровище Фатарии - богатый духовный мир тех, кто её населяет. Не все могут выразить словами то, что думают или чувствуют, но есть те, кому это дано. Кто-то из них настолько самобытен, что говорит только за себя, кто-то выражает мнения и настроения окружающих.
Остроумие народных песенок, высокая печаль или горделивая торжественность баллад, интересные наблюдения в записках, дневниках и заметках, радостные переливы песен, сказочная правдивость легенд и правдивая ложь сказок - всё это страницы жизни Фатарии, книга её бытия. Всё это собрано здесь.


Обращаем ваше внимание на то, что сказаниями Фатарии могут являться только авторские тексты, то есть стихи или проза, созданные игроками. Все произведения, написанные другими авторами, вызывающие ассоциации с миром, или ваши сочинения, переделанные из текстов других авторов, публикуются в теме «Ассоциативные произведения».
http://s2.uploads.ru/yKNX2.png

Книжная полка
Филосовские труды

Категория: философские труды

Несколько глав из книги:

"Семеро одного не ждут"

1. О природе Мироздания
Ты никогда не задумывался об этом, не так ли? Ну то есть - ты наверняка задумывался, даже не так - я точно знаю, что ты задумывался, потому что я постоянно заставляю тебя задумываться об этом, но не задумывался ли ты об этом ещё до нашей встречи? Нет? Так я и думал. Что? Я забыл сказать, о чём именно ты должен был не задумываться? О природе мироздания. Задумывался? Странно... а я думал никто не задумывается... с другой стороны, если б ты сказал, что не задумывался, то я б тебя выгнал... Так вот, как я уже сказал... что? Я ещё ничего не говорил? Ладно. Слушай. Этот мир не такой, каким его привыкли видеть обычные люди. Они слепо верят в богов, верят в магию, в зверюшек, которые бегают по всей Фатарии, ну и так далее, но они не видят сути этого мира. Мироздание это очень сложное существо - его не стоит недооценивать. Иногда мне кажется, что оно живое и что там, на той стороне, есть маленький человечек, который руководит всем нашим миром... думаю, он иногда капризуля, но ведь все мы такие.
Если бы я был одним из богов, то скорее всего видел бы мир не так, как сейчас. Ведь у богов всё иначе. Так же, как иначе у волков или у нуруля. Всё в этом мире не такое, как всё остальное. Вот и мы - люди. Мы тоже не такие.
Изначально мы все целостны, но если посмотреть на нас с точки зрения бога - мы состоим из различных элементов. Иногда мне кажется, что я почти могу заглянуть на ту сторону, увидеть мир глазами бога... мне страшно от этой мысли. Но я отвлёкся! Мы все состоим не из шести элементов, как принято полагать, а всего из трёх. Огонь, вода, свет и прочее - просто части природы. Части этого мира. Мы же - части совсем другого. Каждый из нас. Но мы имеем единую основу, состоящую из трёх элементов: энергии, материи и информации. Они нашли воплощение в нашем теле, разуме и душе. Наша сила берёт начало в материи, наша магия берёт начало в энергии, а сила нашего разума в информации.
Так прост человек.

3. О причинах поступков
Мы ведь уже говорили об этом, да? Помнишь? Не помнишь? Странно... наверное, мне это снилось. Мы тогда так хорошо поговорили, ты был умнее, чем обычно. Помнишь? Ах, да...
Я обещал, что расскажу тебе о причинах поступков людей и сдержу слово. Так вот, ты же знаешь, что такое секс? Ну, плотские утехи, оральные ласки, анальные кары... в общем - ты ведь понял, о чём я? Надеюсь. Всё это можно было бы обозвать причиной наших поступков, но нет - это не она.
Мы делаем то, что делаем, потому что хотим.

8. О смерти
Эх... сегодня умерла одна хорошая женщина. Мы были с ней знакомы в мои лучшие годы и я надеялся, что в мои худшие дни она будет со мной. Знаешь, люди, к которым мы привыкли, очень часто разочаровывают нас. Казалось бы, только вчера она стонала подо мной и вот... её нет. Это печалит меня. Думаю, если бы я ушел первым, она тоже расстроилась бы. Что? Как это о ком я? О своей сестре Жозефине! Я ведь тебе говорил, беспамятная ты скотина! Сердца у тебя нету!
Хотя теперь она в лучшем мире. Что? В какой ещё Изнанке?! Ты называешь это адское мучение лучшим миром?! Конечно, я слышал о нём! Нет, не скажу! Вообще, забудь, что я слышал о нём, и никому об этом не говори! Вообще, не важно это. Изнанка это не лучший мир. Лучший мир – это другое! Помнишь, мы говорили о природе мироздания? Нет?! Ах, извини... мне на секунду показалось, что "да", значит "нет". Так вот, я рассказывал тебе о трёх основах человеческого бытия. Материя, энергия и информация. Все они, на самом деле, части единого целого, части бытия. Бытие - это наш мир, Фатария, в целом, а также все другие миры. Какие другие миры? Как это какие? Ах да... ты ведь их не видел... ну, в общем, как-то раз, когда я выпил лишнего, мне посчастливилось отправиться в путешествие. Это было путешествие в иной мир, который совсем не такой, как наш... там много металла и камня, да и... стоп! Я отвлёкся.
Все части нашего бытия взаимодействуют, образуя нашу жизнь, и эти три - только те части, которые отвечают за нашу жизнь. После нашей смерти с ними происходит следующее: наше тело уходит в землю, давая ей силу и энергию, а также материал, для перестройки и жизни; наша энергия отправляется в изнанку, чтобы соединиться с единым потоком и переродиться в новую силу; наша информация соединяется с единым знанием. А? Что такое единое знание? Это что-то вроде огромного клубка с шерстью... правда, вместо шерсти - информация. Это то, откуда мы берём все знания, которые временно хранятся в нашей голове. Наш мозг - как колодец, куда вода поступает из подземного источника. Колодец невелик, и люди постоянно черпают оттуда воду, но они не могут вычерпать её всю, а даже если и смогут - после вода пройдёт сквозь них или испарится и вновь вернётся в землю, а на той земле кто-то другой выроет колодец.

"Семеро одного не ждут" - это довольно странная книга, написанная в 1473 году весьма странным, но очень известным философом Семизигмундом Фрейдохом. На самом деле книга написана не им, а его последователем Мангустусом Ницц'Шегано, который основал движение фрейдохистов после смерти своего учителя. Вся книга является довольно точным (как полагают) пересказом рассуждений Семизигмунда, а потому в силу её запутанности и странности принято считать Фрейдоха хоть и гением, но безумным. Ныне существует несколько философских школ, рождённых благодаря трудам этого философа и его учеников - фрейдохисты, неофрейдохисты и манустусисты, которые считают, что на самом деле никакого Фрейдоха не было, а Ницц'Шегано из скромности выдумал его.

Сборники

Название: План побега.
Категория: магическая
Жанр: еретическое учение, магическое пособие.
Описание: Гностический текст III века до подписания Договора. Вероятно, был создан на основе списков с нескольких более ранних источников. Автор неизвестен. Представляет читателю альтернативный взгляд на традиционную фатарскую космологию. Так, в основе изложенных в книге идей лежит представление от том, что Тейар (истинный творец всего сущего) был предательски убит своим же мятежным порождением – младшим богом Ильтаром. Не будучи в силах окончательно уничтожить божественную сущность творца, Ильтар разделил её на множество неравных частей и заключил в специально построенной им для этой цели темнице, оплоте зла и страдания. Темницу эту мы, смертные, привыкли называть нашим миром – Фатарией.
Как полагает неизвестный автор, разделенная сущность бога продолжает существовать здесь в виде разрозненных душ разумных существ, животных и разнообразных духов природной стихии и магии. Продолжая инстинктивно бороться за свою свободу от оков материального мира и за восстановление целостности изначальной сущности, духи постоянно пребываю в конфликте с внешней средой, но, при этом, не осознают своей божественности. Что, в свою очередь, дает самопровозглашенным богам возможность умело ими манипулировать. В надежде пресечь всяческие попытки к побегу ложные боги создали учение, проповедующее смирение, любовь и бережное отношение к своей темнице. Они непрерывно преумножают в мире зло, для того чтобы сломить волю к сопротивлению его вынужденных обитателей. И в то же время они объявляют себя единственным источником всей благодати и проводниками к спасению.
Ни о какой посмертной судьбе, как утверждает книга, речь, конечно же, не идет. Отошедшая после смерти физического тела душа подвергается обработке, чистится от всего накопленного в течении жизни опыта и направляется обратно в мир для повторного использования. Однако, так происходит не всегда… Ключевая роль в книге уделена мало изученной до сих пор расе иштэ. Утверждается, что некогда существовали «1000 мудрецов», некая секта, сумевшая в результате затейливых духовных практик объединить свои души в достаточно крупную часть Изначальной сущности, чтобы та могла, осознав себя таковой, поведать им обо всем сказанном выше. Она же дала им несколько практических советов по высвобождению из заточения истинного бога, путём разрушения пленившего его мира-тюрьмы. 1000 была уже готова к осуществлению своей цели, но ложные боги, прознав об этом, обрушили небесный огонь на их сокрытый город и выжгли его дотла. Никто из Тысячи тогда не спасся, но их души не были потерянны и продолжают возрождаться в каждом новом поколении фатарцев, неся в себе память о той великой цели. Нам эти возрожденные, собственно, и известны, как иштэ.
Приложения книги содержат магические формулы, позволяющие выявлять иштэ, разблокировать их воспоминания о прошлых жизнях и роли каждого из них в прерванном когда-то ритуале освобождения. Считается, что если вся тысяча соберется вновь, она сможет докончить начатое и избавить всех живущих от страданий, уничтожив злой материальный мир и восстановив тем самым попранную вселенскую справедливость.
Экземплярность: неизвестно, сколько существует копий этой книги, но магической силой обладает лишь оригинал. Возможно, он уже благоразумно кем-то уничтожен, но скорее всего, пылится где-то в спецхране Ордена инквизиторов.

Автор: Виндек

+1

21

Поучительная исповедь инквизитора
Вариация на тему: «Коли я была б палач»
http://s2.uploads.ru/t/r3UKs.png
Его холодные слезы, они ломали мне душу
Сквозь мрак и вечные грезы. Он обещанье нарушил.
Хотев уйти от прощенья, он сам себя уничтожил.
Без моего позволенья он до утра бы не дожил.
Его соленые губы, на них грехи и пороки.
Сцепились намертво зубы, пустив кровавые соки.
Глаза блестели от пыли, в них беспокойные души.
Они кричали и выли, но твой удел - просто слушать.
В холодном кресле качаясь на окровавленной ножке,
Он забывал, что не знает судьбы своей все дорожки.
Пройдут года - осознает, на что способна длань рока.
Не ожидаешь порою, как жизнь бывает жестока.
В застенках грязи холодной борозды лжи безразличной.
На лбу испарины пота от страха казни публичной.
Метель в углу завывает, ночь за стеклом светит ярко.
Рассвета ждет словно смерти и без рубахи так жарко
Сидеть в промерзшем подвале. Надеть бы заново кожу
На столь смердящую рожу, вот только нет ее больше.
За горизонтом зарница пыталась скрыться подольше.
Раскаты грома на звездах уж разорвали границы,
Ночь не кончается вечно, но он все ждет пенье птицы.
Стекает кровь тугой вязью на пол из камня и тлена.
Рассвет настал. След оставив, уйдет из мрачного плена.
Слепящим светом сверкая, стоит пред глаз гильотина.
Предсмертный нож шутки ради обволокла паутина.
Его массивная шея меж деревянных дощечек,
Перед концом утешеньем послужит пара словечек.
Склонилась к уху глупца для своего же комфорта:
«Не надо было во вторник кушать мой кусок торта.»

Отредактировано Шаман (2013-10-23 09:48:10)

+1

22

ПОГИБЕЛЬ МЕЛНОСТАЭ
[одна из денаделорских легенд о прорицательнице с Ледяного пояса,
возникших предположительно во II веке от подписания М.Д.]

[float=right]http://sa.uploads.ru/t/dNUEy.png[/float]
…В те времена, предшествующие Мирному Договору, жила в бедняцкой лачуге среди снегов Ледяного пояса прорицательница Мелноста́э, о которой говорили, будто бы она из синдаров. Её бесцветные глаза с одними лишь зрачками могли читать людские судьбы, стоило ей только бросить на кого-то взгляд, и вскоре редкие посетители сменились чередой желающих узнать своё будущее. Мелностаэ делилась своими знаниями неохотно и никогда не раскрывала всю правду, чаще всего давая любознательным гостям советы и наставляя молодёжь, так как она, вечно молодая, на деле прожила немало столетий. Юноши и юницы, воодушевляясь её речами, подолгу оставались в её обществе, а после и вовсе общими усилиями добились того, что в скале для прорицательницы был высечен храм, в котором поселилась Мелностаэ и её приверженцы, более не пожелавшие покидать прорицательницу. 
И вот на девятисот первый год жизни явился к ней господин, которого прозвали лордом Алых Болот, ибо он был сторонником кровопролитий и заливал кровавыми реками свои земли, большая часть которых была трясиною. Мелностаэ, горюющая даже о бабочке, спалившей крылья о фонарь, тем не менее, приняла его и спросила о том, что послужило причиной его восхождению на Ледяной пояс. И тот отвечал, что ему важно знать, не погибнет ли он от проклятия, мучающего его с детства, но ничего более не объяснил, а Мелностаэ, читающая судьбы, и без того уже видела, что лорд предрекает себе смерть от пчелиного яда, приносящего ему муки.
- Ступай смело, - молвила прорицательница, - твоя погибель придёт к тебе через птицу, а не через пчелу. Покуда не тронешь пташку – будешь жить.
И лорд, не сильно веря её словам, покинул храм, но вернулся тридцать дней спустя, рассказав о том, что на охоте прицелился в утку, но в последний момент заметил подкравшегося к нему лесного хищника и потратил последнюю стрелу на то, чтобы выстрелить тому в глаз и тем самым спасти свою жизнь. И теперь, уверившись в даре прорицательницы, он спрашивал её о ближайшем будущем, желая избежать опасности, ибо сердце его по какой-то причине было не на месте и предчувствовало неладное.
- Всё потому, что ты на распутье, - отвечала Мелностаэ, - и в твоих руках скоро окажутся две жизни. Но между ними двумя выбери лишь одну и либо рыбе позволь утонуть, либо душице - зачахнуть.
Озадачившись её ответом, лорд Алых Болот вернулся в свои земли и год прождал, пока предсказание сбудется, и затем, решив, что прорицательница посмеялась над ним, забыл о предречённом и отправился в путешествие по морю, но уже на пятый день плавания заприметил следы кораблекрушения и велел вытащить из воды нескольких спасшихся, среди которых была и юная прелестница, оказавшаяся дочерью виконта, на чьём знамени на гребне волны плясала рыба с золотой чешуёй. Очарованный ею, лорд решил взять её в жёны, но месяц спустя, пересекая пустыню, наткнулся на девицу, затерявшуюся в песках и изнурённую жаждой, и поделился с нею водою. Узнав, что её имя переводится как «душица», он, тем не менее, взял юницу с собою и, медля с выбором, поселил обеих девушек в разных замках, так что те ничего не знали друг о друге, после чего вновь отправился к прорицательнице за советом. Мелностаэ ещё до его прибытия знала о том, что лорд ослушался её.
- Рыба принесёт тебе жабу, - предупреждала она, - а душица – змею. Не печалься, когда кто-то из них сляжет в землю. 
Раздосадованный лорд вернулся домой и долго пребывал в одиночестве, и пророчество отравляло его разум, пока другие советчики, не имеющие дара прорицания, но хитро шепчущие ему на ухо то, что было им выгодно, не убедили своего господина оставить всё на волю случая. И так случилось, что тремя годами спустя лорду пришло известие о рождении сразу двух сыновей. Тот, что был рождён от спасённой в море девицы, имел на руках и ногах перепонки, чем сильно походил на жабу; другой же, рождённый девушкой из пустыни, пугал слуг раздвоенным языком и змеиными глазами. Но не прошло и десяти дней с их появления на свет, как оба тяжко заболели неведомой болезнью, и напуганный лорд поспешил в храм прорицательницы. Та, сжалившись над глупцом, не прислушивающимся к её советам, преподнесла ему маленькую склянку с лекарством.
- Только один из них должен испить глоток жизни, - с неприсущей ей строгостью молвила Мелностаэ, - иначе оба хлебнут смерти, и других ею напоят.
Но лорд не собирался мириться с гибелью одного из сыновей и, дав прорицательнице лживую клятву, отправился к алхимикам, дабы те изготовили вторую дозу.
Двадцать последующих лет жил он в покое, радуясь сыновьям, но как только те выросли и окрепли, так воспылали ненавистью друг к другу, и в этой вражде единокровных братьев горела и рыдала горькими слезами вся земля, что была под властью их отца. Тщетно лорд пытался примирить сыновей, тщетно пытался предотвратить войну, но те не прислушивались ни к чему, кроме собственной злобы и алчности. Так, выясняя, кто из них первее, и загубили друг друга – сын-змея собственноручно проткнул в сражении брату-жабе глотку, и, возвращаясь в свои владения, упал с лошади, да прямо на выступающую из земли ветку, что тотчас пробила ему брюшину и забрала его жизнь. Разгневанный и безутешный лорд сыскал виновника в лице прорицательницы, сочтя её ведьмой, и вознамерился расквитаться с нею за свою исковерканную судьбу.
Мелностаэ же, предвидя всё это, отослала от себя всех своих приверженцев, оставшись в храме одна, и пожертвовала своим даром, дабы призвать себе на защиту двух древних духов. И прозвал их народ именами ныне мёртвого языка – Арваа́р, что значило «ночная тьма», ибо он оберегал прорицательницу от полуночи до полудня, и Саурии́ль, что значило «дневной свет», ибо он нёс стражу от полудня до полуночи. Любой, кто приближался к храму, становился жертвой сих безжалостных духов, так как не пропускали они мимо себя ни человека, ни зверя.
Но лорд Алых Болот был хитёр, и окружали его сонмы советчиков со злыми языками, и те подсказали ему, как быть, выискав способ в книгах, которых не коснётся ни один благочестивый человек. Выискав «сосуд» – ничего не подозревающего деревенского парнишку, уродившегося с двумя сердцами - лорд дождался слияния солнца и луны, когда день обернулся мраком ночи и духи, оберегающие прорицательницу, стали единым целым, и отправился к храму. Там он обманом запечатал духов в теле сосуда и пробрался к Мелностаэ, которая, превратившись в иволгу, порхнула прочь. Недолго думая, лорд прострелил её в полёте, но стоило ему дотронуться до убитой пташки, как притаившаяся в её крыле пчела ужалила его, и не прошло часа, как он скончался вслед за прорицательницей.
Парнишку, ставшего сосудом для стражников Мелностаэ, разделали на части и заперли в шкатулках его сердца, оплетя их ветками рябины, дабы духи не могли высвободиться. Шкатулку с Арвааром запрятали в самой недосягаемой глубине континента, провожающего закат, шкатулку с Сауриилем – на самой недосягаемой вершине континента, встречающего восход. Мелностаэ же так и лежит на том месте, где была убита, нетронутая тлением, хотя храм её превратился в руины. Тот, кто вглядится в её глаза, сможет рассмотреть в них свою судьбу, но даже драконы, летающие столь высоко, не смогли обнаружить места её гибели, затаившегося посреди Ледяного пояса.

+1

23


http://s7.uploads.ru/Locpe.png
http://se.uploads.ru/9bA3R.png

http://s2.uploads.ru/yKNX2.png

Ох, эту старую зловещую песенку много раз доводилось мне слышать! Да и сама я с упоением ее распевала, стоило только зиме подобраться чуть ближе к порогу...
И что любопытно - в тех детских книгах, что пишут специально для малолетних маньяков, и коих в дядиной библиотеке всегда пребывало в излишке, история Яблочной Салли повествует о фермерской дочери... Юной светловолосой красавице, которой не посчастливилось быть растерзанной свиньями. На всех иллюстрациях Салли – милашка с белокурыми кудрями. Так и лежит в снегу, поломаная, будто битая кукла-пастушка из костяного фарфора, упавшая с каминной полки ненароком… Но существовала ли эта самая Салли в реальности? И если да, то так ли уж она была прелестна? Пожалуй, я не задавалась бы этим вопросом, если б не жуткая находка из Таллема… Но об этом чуть позже. Вначале – история!

[float=right][mymp3]http://muzda.net/mp3/1-41v4/8d425f88ce3824/p7/Skyler+McGlothlin+%96+Last+Lullaby+%28Neverending+Nightmares+Soundtrack%29.mp3|Last Lullaby[/mymp3][/float]
…То было уж зимы начало - довольно скучная пора; туманы долго уж стояли у двора. Стоп, кажется, это немного иная история...
Однако же, события эти, имевшие быть место в некоем безымянном селении, действительно происходили по первому снегу. В ту пору, как по традиции водится, поминали усопших, а девушки гадали на счастье да большую любовь, ловя зубами яблоки в тазу. Поверьте, нелегкая это задача – без помощи рук выловить из воды хоть одно яблочко… А если все-таки поймала: клади его скорей под подушку, и будет тебе счастливый брак в будущем! И так, веселились и плескались подруги да сестры… Одну только Салли эта игра не вдохновляла: строгая она была, деловитая, и к вопросу замужества подходила практично.
«Только и делаете, что шумите и духов тревожите! Постыдились бы, да лучше бы вымели пыль – дом к зиме подготовили!» - все ворчала она, глядя как забавляются сестры, да разбирая в просторной корзине осенние яблоки. Гнилые – так пустит скотине на корм, а хорошие ежели встретит – так про запас приберет.

[float=right]http://se.uploads.ru/EfKjs.png[/float]И вот, набрав половину корзины гнилушек, отправилась Салли в свинарник, а ночи в ту пору уже были темны, и было тогда новолуние - пузатые снежные тучи заполонили все небо, и ни одной звездочки не было видно! Ступает она осторожно, да по первой пороше, саваном легшей на черную мертвую землю. И тут – чу, что это? – заметила вдали силуэт. Словно кто-то стоит на дороге к свинарнику…
Девица корзину на землю поставила, отерла руки о передник, и думает: «Кто же это тут в столь поздний час может быть? Гость?? Или вор???» - а незнакомец к ней навстречу идет. И видит Салли: то высокий и красивый мужчина с черными и густыми, как сумрачные зимние тени, волосами, с глазами, горящими, будто угли в камине, и…со свиными копытами! Смотрит в упор на нее, улыбается и манит…во тьму. Перепугалась девица, бежать было кинулась, да тут же и споткнулась о свою же корзину! Рассыпались яблоки по первому снегу… Кровь пролилась по земле.

Долго ждали Салли сестрицы, но не дождались. Под утро нашли на снегу лишь останки: обглоданную мертвую голову без нижней челюсти, настолько ужасно истерзанную, что и родные узнали с трудом, да мерзлые руки с ногами, да кучку костей – только то, что голодные свиньи не съели…

[float=left]http://s2.uploads.ru/tJQTa.png[/float]Похоронили сестры Саллины косточки, да поспешили забыть о случившемся. Но ужас никак не желал отступать, да стираться из памяти, ведь многие жители того поселения не верили, что это сбежавшие свиньи убили девицу. Однако же – никого из живых в ту ночь не заметили близ дома Салли соседи, не нашли на ее месте смерти следов от сапог - лишь свиные копытца повсюду… И сказала тогда одна ведьма-карга, старуха слепая да скрюченная: «То Самайн прибрал вашу Салли – не желала становиться невестой, так стала женою!» - вот только о том, кто же это такой, старая ведьма ничего никому не поведала, а к весне и вообще – окочурилась, унеся все секреты в могилу. Так что на поиски убийцы фермерской дочери никто не отважился… И забыли бы вовсе о Салли, как бы не стали твориться в селение такие дела, от которых и волосы дыбом вставали, и зубы мелкую дробь выбивали…

Год за годом, под конец Месяца Прощания Журавлей, стали в том селении пропадать поселенцы, и все более – дерзкие юноши, да лентяи, да гадкие непослушные дети. По началу пропавших пытались искать, да так и не смогли разузнать ничего… На снегу только следы от свинячьих копыт, да огрызки от яблок. Верно то Салли приходит проведать, а хорошо ли готовы соседи к зиме? - раз не стала женою живому, вечно будет чьей-то мертвой невестой. Злится она на себя - теперь уж, без потерянной челюсти, больше не выловить яблочко из праздничного таза с водой... сгинуло Саллино счастье навечно!

Вот такая вот сказка, друзья! И, должно быть, вы над ней посмеетесь – потому что не так велика та когорта несчастных, кому «посчастливилось» быть обглоданным до смерти свиньей… Но, верьте тому, или нет – а попалась мне некая косточка в руки. Приглядишься – то нижняя челюсть: то ли детская, то ли девичья…  Совпадение ли, чудо ли? И да кто его знает, как в действительности там дела обстояли!? Но по трезвому разуму в эту историю и соваться не стоит – иначе до конца своих дней пробудешь у Акала подмышкой... Ибо злобному призраку, который приходит на зов, стоит лишь данную косточку темному магу взять в руки, пальчики в пасть класть не стоит – проглотит, как горячий пирожок - ей-ей! Тут и в сказки поверишь, и поседеешь от ужаса…

http://s2.uploads.ru/yKNX2.png

От автора...

Что ж... немножко Крампус, немножко Самайн) Может быть, даже немножко таррэ (хотя обычно копыт у нас не бывает)? В общем, что бы не писала Аделька - выходит одна романтика и все как обычно. Тейар его знает...) Зато написана сказка в самую что ни на есть Хэллоуинскую ночь! Если кто вдруг не слышал о традиции ловли яблок зубами из таза с водой - замечу, что такая и вправду существует в англоязычных странах. А еще, признаюсь, что для основы истории позаимствованы образы и стих (коему сделан собственный вольный перевод) из игры «Amnesia: A Machine for Pigs».

В оригинале стих звучит так:
O, She come a-snuffling by night round ye door
With her pretty apron right down to the hoof
And her ringlets are fair and her eyes china blue
Like a half-buried hand in the wintery snow-o
Like a hand in the wintery snow
And she'll beg you for apples through the window ajar
Her face be all hidden but her eyes shine aflame
And though you'll be tempted her besom so fair
She'll snatch you and catch you and eat out your heart-o
She'll catch you and eat out your heart
So look to your manners come the eve of the year
Lest Sallie comes calling for apples my dear
And know that some doors ne'er should open wide
Take heed of your father and keep safe inside
Disobedient children make Sallie her pies-o
And warm Sallie's beastly insides

Отредактировано Адель Кьюртен (2016-11-01 10:21:09)

+5

24

http://s2.uploads.ru/sK2N3.png

http://s4.uploads.ru/NE0dm.png

   История эта повествует о падении когда-то могущественного и великого, а ныне – всеми забытого графского рода Картолейнов. Не осталось в живых никого, кто своими глазами видел описываемые события, так что все, рассказанное на этих страницах, представляет собой причудливую смесь правды, вымысла, народной молвы и деревенских суеверий. Пусть каждый сам выбирает, верить ли столь ненадежному источнику. Впрочем, а почему нет? В мире Фатарии не раз случались происшествия гораздо страшнее, печальнее и невероятнее чем это.
Последний отпрыск древнего и славного рода, молодой человек по имени Грегор, проезжал через деревню, принадлежащую его отцу. Время было позднее, и на смену дневному свету пришел сумеречный полумрак. Молодой дворянин торопился – холодный осенний ветер был ему не слишком приятен и вызывал желание как можно скорее оказаться в кресле у камина, с бокалом подогретого вина в руках.
    Внезапно молодой человек услышал какой-то шум, который доносился с площади возле деревенской церкви. Ему стало интересно, что же там происходит, и он направил своего коня в ту сторону. Через несколько мгновений, его глазам предстала картина, которой самое место на страницах какого-нибудь рыцарского романа: толпа крестьян с факелами окружила помост, на котором стояла привязанная к столбу и одетая в рубище молодая рыжеволосая девушка.  Ее длинные огненные,  волосы развевались на ветру, прекрасное гордое лицо было белее снега от ужаса, но глаза полыхали яростным, неукротимым пламенем. Рядом с ней, выступал священник. Он обвинял молодую пленницу в колдовстве, тесных связях с нечистой силой и посещении шабашей. По его словам, из-за ее порчи, урожай в этом году был плохим, молоко быстро скисало, а дети часто болели. Он вспомнил и рождение двухголового теленка, и недавний пожар, и даже несколько недель назад появившаяся в небе комета была делом ее рук. Каждое обвинение сопровождалось одобрительными криками со стороны толпы, а возгласов о том, что пора предать ведьму огню, становилось все больше.

Юноша не выдержал. Грозным окриком он заставил толпу расступиться, выехал вперед и заявил, что подобные обвинения – полная чушь, женщина под его защитой, а любой недоумок, посмевший приблизиться к ней еще хотя бы на шаг, - его смертельный враг. Раздался гневный ропот, но сына графа здесь знали все, нрав у него был горячий, и никому не хотелось оказаться лежащим на земле с распоротым животом. Вскоре, женщина, потерявшая сознание от пережитого ужаса, была освобождена от пут и усажена на коня.
Все дальнейшие события объяснялись в народе тем, что проклятая ведьма околдовала юнца и подчинила его своей воле. Именно поэтому Грегор решил отвезти женщину в свой родной замок и жениться на ней в самом ближайшем будущем.
   Увы, но дома молодого героя ждал совсем не радужный прием. Старый граф был человеком вспыльчивым и суровым. Легко догадаться, что проделка сына не привела его в восторг. Девушка была немедленно посажена в темницу, а ее освободитель услышал много нового и не слишком приятного о себе, а особенно – о своих умственных способностях и был посажен под замок в своих покоях. Утром граф самолично обещал передать «нечестивое отродье» представителям  инквизиции. Но на рассвете ворота темницы оказались распахнуты настежь, а сама пленница исчезла. Пропал так же и ее спаситель…
  Спустя несколько недель,  блудный сын вернулся в замок, а вместе с ним появилась и ведьма. Околдованный безумец пришел прямо в кабинет своего отца, и, не сказав ни слова,  пронзил его сердце. Умирая, отец проклял своего сына и весь его род:
- Не пройдет и года, как страшная кара падет на твою голову отцеубийца! Не знать тебе покоя до скончания веков, и будет душа твоя обречена на нескончаемые муки и блуждания во тьме!
Но тогда слова умирающего вызвали лишь смех и презренье. Людям было сказано, что старый граф умер от сердечного приступа, и почему-то никому это не показалось подозрительным. Жизнь в замке шла своим чередом, несмотря ни на что. Казалось,  молодые были вполне счастливы,  вот только рассказывали, что по ночам, на самой высокой башне замка можно увидеть какое-то потустороннее свечение и услышать жуткий хохот и безумные крики, что в окрестностях замка, а иногда и в самом замке, стали пропадать люди. Слуги в замке день ото дня становились все мрачнее и злее, а вскоре и вовсе походили скорее на зверей, нежели на людей, а хозяева вообще перестали попадаться кому-либо на глаза… Говорили, что Грегор стал вампиром, или того хуже, шадосом, что с недавних пор он питается лишь человеческими душами, а ночами участвует со своей женой в нечестивых оргиях и призывает с изнанки могучих и безобразных Тейаровых детей, которым приносит в жертву еще трепещущие сердца своих жертв…
   Неизвестно, чем бы все это кончилось, но однажды ночью из покоев молодого графа раздался страшный грохот, и послышались крики о помощи. Прибежавшие через несколько минут слуги обнаружили страшный разгром и два трупа. От чего умерли хозяева замка, не известно до сих пор. Доподлинно известно лишь то, что никаких ран или иных признаков насильственной смерти обнаружено на телах не было. Поговаривали, что это сам Тейар явился забрать души своих верных почитателей
   Слуги (те, которые остались в здравом уме) покинули замок с неописуемой радостью. Вскоре рассказы о таинственном «гнезде зла» достигли ушей инквизиторов. Небольшой отряд исчез за воротами, и прошло более суток, прежде чем наружу вышел, шатаясь, единственный выживший. Его надменное и властное лицо было искажено ужасом, еще совсем недавно черные, как смоль, волосы поседели, а речи его походили на бормотание безумца. Целый час он бредил про какую-то тень во мраке, а потом умер, так и не дождавшись приезда лекаря. С тех пор, никто не осмеливался потревожить это страшное место, благо зло, которое там находилось, не стремилось вырваться наружу и ни разу не показалось за пределами замка, во всяком случае, до сей поры.
   О событиях, случившихся в этих краях, Коттон узнал от старика, жителя той самой злополучной деревни, в которой собирались сжечь ведьму. Нельзя сказать, что байка произвела на него большое впечатление – тяжело поразить или напугать того, кто почти каждый день имеет дело с потусторонними силами. Но проезжая по тракту мимо зловещего замка, Коттон почувствовал себя почему-то очень неуютно и пришпорил коня, стремясь поскорее покинуть это место.

Отредактировано Коттон (2016-11-04 16:52:52)

+6

25

История о каменном госте.

Сюжет, легший в основу этой истории, весьма популярен практически во всех местностях, характеризующихся: во-первых, преимущественно людским населением, а во-вторых - давними традициями развитого алхимического производства. Образ неодушевлённого предмета, принимающего в результате определенных магических, алхимических, либо же неких непостижимых научными методами мистических манипуляций некоторые свойства предмета одушевленного, будоражит умы людей уже много столетий. Похоже, что удивительное свойство человека романтизировать абсолютно любой элемент фатарской реальности не обошло стороной и эту, казалось бы, рутину современного алхимического процесса. Иначе как объяснить подобное многообразие форм художественного осмысления этой незамысловатой истории? И ведь речь идет не только об устном народном творчестве, но и серьезных произведениях литературы, музыки и изобразительного искусства...
В разных частях королевства эту историю рассказывают по разному. В Ацилотсе ходит легенда о фиаллейском священнике, создавшем некое искусственное существо - живую статую, гхе'лема - для защиты своей общины от имевших место в темные века нашей истории расовых погромов, но сам же вынужденный уничтожить его, когда существо вышло из под контроля. Кельтанская история повествует о неком эксцентричном бароне фон Эинвальде, проводившем в своем замке схожие эксперименты и в итоге погибшем от рук собственного творения. Дальше всех, пожалуй, завела фантазия хартадцев, рассказывающих о восстании против людей целой армии боевых големов, внезапно отбредших самосознание... Таллемская история в этом ряду, пожалуй, наиболее мистична, но в то же время, именно она единственная, что может претендовать на наличие в своей основе неких подтвержденных исторических фактов. Приведу здесь текст наиболее распространенной её версии в таком виде, в каком он был записан из устного пересказа известного таллеского сказителя:

Много веков назад правил Таллемом один герцог. Был он могущественен и независим, а потому без памяти любим своим народом, ведь с таким герцогом и город их тоже был могуществен и независим. Проистекало ли из этого так же могущество или хотя бы независимость самого народа - вопрос, философами и историками нашими пока не решенный ...и даже приведший однажды к драке прямо во время диспута. Мы же драться не желаем, а потому, оставивши сей вопрос, двинемся дальше. Так вот... Власть герцога этого в пределах владений его ничуть не уступала королевской, богатство же его, принесенное торговлей с экзотическими южными землями, могло, пожалуй, с королевским и посоперничать. А ещё был этот герцог жесток и коварен. Любого, кто был достаточно силен и мог хотя бы помыслить об покушении на власть его, он уничтожал беспощадно. Тех же кто помогал власти этой укрепиться, превозносил до высот просто таки невероятных. Скажете вы, есть в этом некое логическое противоречие. Ничуть! Просто на высотах тех редко кто засиживался надолго.
Так жили в городе две семьи, одарённые всеми мыслимыми герцогскими милостями. А все потому, что на семьях этих держалась мощь его немалого войска. Может ли могущественный и независимый правитель обойтись без собственного войска? Вижу как перекосилось лицо господина инквизитора. Зря я это сказал, наверное... Сейчас, может и может, но в те стародавние времена... когда и орден-то ваш благородный учреждён ещё не был... Да и вообще порядку тогда было меньше. Ни то, что нынче! Так что же? Ах да! Обе семьи слыли династиями величайших наших алхимиков. Одна семья, что звалась Мариями, создавала самых могучих на свете боевых големов. И были эти големы, не в пример нынешним уродцам, настоящими произведениями искусства - глаз радовали, аки живые статуи. Другая семья - Суллы - столь же искусны были в работе не с мертвым камнем, а самим живым человеческим телом. Зелья их любого слюнтяя делали воином, о каких легенды складывают. А ещё умели они делать такие яды, что... не забалуешься.
И хотя богат был герцог более всякого человеческого представления, все же человеком был хватким и на вещи, которые прямой доход не приносят, тратиться не любил. А потому никак не мог решить, какой же из семей отдать предпочтение при утверждении оборонного бюджета владений своих. Големы выглядели внушительно и много приносили герцогу сердечной радости от уважения и страху, что переполняли иных правителей о чуде этом наслышанных. Зато яды более милы были коварной его натуре... И вот потому-то семьи эти друг дружку мягко говоря ненавидели. А если же не мягко говорить, так в человечьем языке и слов таких не сыщется! А эльфийский я уж и подзабыл малость...
Хотя рыцарственности в те времена поболе было. И хотя кипела ненависть, а много себе люди тогда не позволяли, ибо помнили о родовой своей чести и боялись проклятий. И правильно делали, что боялись! Это вы сейчас пяток золотых заплатите тому же Фениксу и любое проклятие с вас снимет, как сыпь простую. Тогда с этим серьезней было. Вот двое отпрысков тех семей, наследников их - Марий и Сулла - никогда открыто враждебности друг к другу не выражали. Хотя и соперничали постоянно. Везде вместе были, прямо как братья родные, почти с рождения и только затем, чтобы уесть один другого. В одних турнирах участвовали. В одних салонах исполняли свои стихи и баллады. Вместе на герцогскую охоту ездили. За одними девицами ухлестывали. На одних скачках выступали. На ладьях по одной реке гонялись... ну собственно она у нас в Теллеме одна и есть. Даже учились в одной академии. И никто другого превзойти не мог. Там один выдвинется, здесь другой... Длилось это более полутора десятилетия и продлилось бы ещё дальше, если б сам герцог не подкинул им новое поле для баталии.
Дочь герцога, прекрасная леди Криптия вошла в возраст. И как же было не распорядится герцогу таким политическим капиталом?! А каждой собаке в Таллеме ясно было, представители каких двух семей единственно достойны посоревноваться за этакий приз. Но помнит ли внимательный слушатель, что герцог никак не мог решить какому же из тех двух семейств отдать предпочтение? И тогда (а это для политического брака один случай на миллион!) предложил сделать выбор самой будущей невесте. О что тут началось, дорогие мои слушатели! О что тут началось! Сколько же эти двое цветов загубили! Сколько золота надарили! Сколько танцев станцевали! Сколько баллад сочинили! Сколько подвигов посвятили леди Криптии! А уж сколько попортили нервов охране герцогского замка, пытаясь проникнуть туда по ночам для тайных свиданий, так это и вовсе подсчёту не поддается!
Но выбрала она в конце концов всё-таки Мария. Говорят он был малость посимпатичней. А может всё дело в слухах было, будто бы Сулла пошел на подлость и попытался опоить герцогскую дочь приворотным зельем, от чего гордость её супротив него и восстала. Этого мы уже не узнаем. Хотя точно знаем, что Сулла всё-таки пошел на подлость. Когда узнал он о помолвке, таким ураганом взбушевала в нем копящаяся поколениями ненависть, что напрочь сорвала с него все покровы внешнего благородства. Пошел он к Марию и обругал его самыми браными словами, нанеся тем смертельное ему оскорбление. А если, говоря от тех временах произнесет рассказчик слова "смертельное оскорбление", то для вас, дорогие мои слушатели, верный знак - жди в истории смертельного поединка. И был такой поединок. Но только звать ли его поединком? Уж не лучше ли назвать "подлое смертоубийство", ведь подлый Сулла, забывший уже всякую честь от сжигающей его злобы, пустил в ход весь алхимический арсенал своего семейства. А так же подкупил приставленного к дуэли лекаря, чтобы приступная эта хитрость осталась неузнанной. ...И хоть сражался Марий, как лев - забывши о страшных ранах и даже не думая просить о пощаде, яды подлые да зелья хитрые верх над ним взяли. Он пал. Вернее, быть может, пало его тело... Но пал ли его дух, жаждущий справедливого отмщения? То что случилось далее велит нам в том усомниться...
Прошли месяцы и вот накануне своей свадьбы с прекрасной Криптией пришел Сулла на кладбище, чтобы сказать последние слова вечному своему сопернику и жертве своей подлости. Семья Мариев, горько оплакивавшая своего наследника, высекла для его надгробия величественный монумент - статую в два человеческих роста из мрамора с золотом и малахитом, изображающую его в броне и при оружии, непоколебимым и сильным - каким был его дух в последние мгновения жизни. Говорят сам герцог оплатил материалы и работу над статуей. Сулла посмотрел в глаза статуи и молвил "Ты был мой враг, но почему я горюю о тебе как о друге? Ушел ты в мир теней, но почему на твоем месте возникла пустота. Та пустота, будто бы черная бездна затягивающая меня следом? И ничто не может её заполнить. Ни красавица жена, ни страх и уважение света, ни гордость отца, знающего, что породнившись (благодаря мне!) с самим герцогом, он решит в свою пользу вековое противостояние наших фамилий. Ах если бы не мой проклятый гнев, не давший мне сразиться с тобой честно! Как бы хотел я знать, кто вышел бы действительным победителем из схватки... Да и будь эта победа справедливой, что стоит она, когда как ты, извечный мой соперник, не можешь её видеть!? А и увидел бы, тебе она уже безразлична - ты мёртвый камень... и как же обесценен этим мой триумф. О если бы случилось чудо! О если бы камень мог ожить! Я жизнь бы отдал за возможность узреть тебя своей свадьбе." И с этими словами он нанизал на острие каменного меча статуи лист с официальным приглашением. Когда он развернулся, чтобы уйти, то услышал леденящий душу скрип и шелест бумаги. Он мало чего боялся в жизни, но тут его поразил неясный ужас. Не захотел оборачиваться - страх не велел ему. Лишь по тени, отбрасываемой статуей, ему померещилось, будто бы голова её склонилась в вежливом поклоне. Он поспешил удалиться.
Свадьба герцогской дочери превзошла все ожидания! Такой пышности и веселья не знало ни одно торжество не до, не после этого. Не в Таллеме, не за его пределами! Весь город участвовал в пиршестве, а гостей из иных земель было даже больше, чем горожан. Сорок быков съели! Выпитым вином можно было бы заполнить Пэнское озеро! Плясали так, что проломили пол и потом в подвале доплясывали! А пред улыбками гостей померкло бы солнце. Мрачны были лишь молодожёны. Они удалились с торжества, не дождавшись полуночи. Но не для того, чтобы уединиться на брачном ложе, как все подумали... нет... в эту ночь все мысли их были заняты убиенным Марием. Её - потому, возможно, что именно его, а не теперешнего своего мужа она любила. Его - потому что он чувствовал... Знал! Знал, что их с ним история ещё не закончена. Сулла стоял в саду и неотрывно глядел на луну. Внезапно ему стало тяжело дышать. Он беспощадно разорвал дорогие ткани своего свадебного наряда, чтобы освободить грудь, но легче ему не стало. Будто бы холодная и крепкая каменная рука сжимала его сердце. Потом он услышал шаги. Тяжелые и редкие... удар, гулко сотрясающий землю, слишком ужасный, чтобы поверить в его реальность. И последующая тишина как будто бы уже убеждает в этой ирреальности, но... следует новый удар. И снова тишина. Потом ещё один. Ещё. Нечто приближается... приближается... приближа.... И вот, дорогие мои слушатели!!! Сулла оборачивается и видит на другом конце сада статую Мария!!!!! Ту самую!!! Да!!! Ту самую, статую с кладбища!!!! Она приняла его приглашение!!!!! Бежит ли он!!?? Хватается ли за меч!!!?? Нет... он понимает, что за ним пришла его судьба...  его расплата... его смерть... что это конец их истории...
И моей истории тоже конец, дорогие мои слушатели. Кто слушал - молодец. Спасибо всем, особенно присутствующим здесь господам инквизитором. В частности вам, господин Виндек. Даже и не знаю, с чего это вы решили всё это записывать. У меня ведь не будет неприятностей? Но на всякий случай всё равно спасибо... Я ведь уже могу идти? Спасибо! Большое Спасибо!

Проведенное в последствие расследование по архивным документам показало:
*Семьи Мариев и Суллы действительно существовали и действительно пользовались огромным влиянием в городе, чему способствовали их достижения в области алхимии, ныне, к сожалению, по большей части утерянные. Можно с уверенностью утверждать, что режиссёром данного инцидента подспудно выступал упомянутый герцог, желавший стравить и ослабить две могущественные династии, начавшие угрожать его положению. Вся история со свадьбой герцогской дочери преследовала именно эту цель.
*Имя герцога неизвестно до сих пор. По личному приказанию короля, оно было вычеркнуто из всех источников по итогу борьбы за укрепление позиций королевской власти на местах.
*Описываемый в истории голем сразу же деактивировался и ещё более тридцати лет простоял в саду герцогского замка с зажатыми в пальцах фрагментами тела убитого им дворянина, которые так и не удалось изъять для погребения. В последствии голем был вновь приведен в рабочее состояние и передан в таллемский арсенал. В 1600 году передан столичному королевскому арсеналу. Применялся при подавлении крестьянского восстания 1623 года, а так же в ряде последующих малозначительных конфликтов. Был продемонстрирован на военном параде 1640 года под именем "Командор дон Карлос" (происхождение имени неясно, скорее всего это отсылка к одноименному персонажу пьесы на схожий сюжет). Последний задокументированный случай его применения относится ко времени битвы за разгром темной гильдии. Согласно журналу боевых действий 8-го бронеалхимического батальона собственного Его Королевского Величества инженерного корпуса, голем участвовал в разрушении вражеских укреплений юго-западнее Анактилиона, получил серьезные повреждения и был оставлен на поле боя.
Считаю, что вояки - идиоты. Но это мнение частное, к тому же не оригинальное. По сути дела полагаю оправданным выделение средств на организацию поиска и возвращения голема. Этот раритет - образец доселе неизвестных нам алхимических и, возможно, магических практик. Предполагаю, что его изучение серьезно пополнит наши знания в данной области.

Исповедникъ

Отредактировано Виндек (2016-11-05 20:13:20)

+5

26

Детская считалка-страшилка. Судя по содержанию, одобрена инквизицией.

Шадос шел, шаги считая,
Шел, Ильтара проклиная.
Из Изнанки возвращался
И к Тейару обращался.
"Тьмы кошмарный повелитель,
Мести злобной покровитель,
Помоги врага убить,
Голод жуткий утолить".
Шаг, второй, третий, четвертый -
Шел походкою нетвердой.
Пятый шаг, шестой, седьмой -
Не дошел к себе домой.
Шаг восьмой, девятый шаг,
Шадос добрым людям враг.
На десятом шаге он
Инквизицией казнен.

+7

27

Культ Отца-под-Землей

- Бетлейн, давай свою знаменитую! - выкрикнул бугай через весь стол. Эльф поднял свой затуманенный алкоголем взгляд и посмотрел на нарушителя спокойствия. Проведя рукой по пятидневной щетине, наемник потряс кружкой, на дне которой осталось лишь чуточку темного эля и пены.
- Ты же знаешь как все устроено, Мюр. Нет ног, нет варенья… - малость подумав, он сплюнул. - Точнее - нет пива, нет рассказов.
- Ой, да хорош, Бет, ты и так весь вечер гоняешь кружку, - разочарованно протянул  великан, оглядывая зал. - Парни, вы же тоже хотите послушать?
Трактир взорвался криком глоток разной степени опьянения. Даже те кто не слушал разговор поддержали Мюра грохотом посуды и сапог. Это могло бы продолжаться еще весьма долго, если бы перед Бетлейном не оказалась кружка пенного темного эля.
- За счет заведения - процедил Ла-Хашан, хозяин “Ядовитого клинка” сквозь зубы. - А то они мне сейчас все заведение переломают.
- Ладно, ладно, уткни свою василисковую морду обратно в протирку посуды, - проворчал эльф и потянулся к кружке. Подняв руку вверх, наемник заставил весь зал замолчать, пока он громко осушал кружку. Допив ее залпом и с грохотом поставив ее на стойку, Бетлейн расчистил себе один из столов и вскочил на него. Где-то раздался тихий смешок, где-то отчетливо различалась ругань на языке василисков.
- Так значит, хотите послушать историю, а? - трактир снова взорвался от криков одобрения. - Ладно, будет вам сказочка на ночь, ублюдки! Только подливать не забывайте, а то мы же не хотим чтобы Ла-Хашан разорился?

***

Была темная ночь, холодная ночь. Паршивая ночь.
Что точно могло исправить мое настроение, так это  стакан хорошего виски. Но пока я мог обойтись лишь водой из фляги, которая была настолько долго там, что уже на вкус была как жестянка. Но что жаловаться, если впереди меня ждали нессметные богатства.
Сам король послал своих шавок-каторжников, что выловили меня и в кандалах привели в его дворец. Он был обеспокоен что в Рахене стали происходить… странные вещи. Но рисковать открытым вмешательством он не мог, равно как и посылать агентов Инквизиции, ибо те таинственным образом пропадали, стоило им напасть на след.
Я понимал о чем речь. Многие рассказывали что за последнее время в Рахене пропало куча народу, многие видные аристократы и даже несколько старейшин. А те кто вставал на посты, были как минимум подозрительнее и таинственнее своих предшественников. Стража не могла провести расследование, либо была слишком скована законами. Правителю нужен был человек, которого если что, не жалко потерять. И как вы понимаете, им стал я.

И вот я стоял на улице и наблюдал за всей красотой Ревверша. Не зря говорят, что это место должен посетить каждый. Здесь я надеялся раздобыть информацию у некоторых представителей аристократии, но к сожалению, они были более чем не желающими говорить с чужеземцем вроде меня. Начинало появляться ощущение, что мне предстоит опуститься ниже, возможно даже в “знаменитый” Зиннидо. В своих размышлениях я оперся о стену и долго раздумывал, что мне делать, пока кто-то не решил меня прервать.
- Ээээээм, не найдется монетки, добрый господин?
Я почувствовал как кто-то дергает меня за руку. Мысленно готовый выдать по первое число тому кто это сделал, я повернулся и увидел человека, одетого в когда-то действительно хорошую одежду, но копоть и прочие неприятности оставили мало от чего пристойного. Судя по всему, я не заметил его, когда встал рядом, а он меж тем спал.
- Добрый господин, дом моего хозяина сгорел, а сам он пропал. Мне некуда больше пойти, помогите мне. - лепетал он сдавленным голосом.
В его голосе была нотка стыда. Он явно не был попрошайкой всю свою жизнь, да и когда богачи даже такую одежду выбрасывали на улицу. Я наклонился к сидящему и посмотрел ему прямо в глаза.
- Если я дам тебе монету, выручишь? - спросил я его. - Я хочу узнать куда пропали несколько Старейшин.
На глазах бедняка стали появляться слезы. Кажется я ударил по больному. Ничего не говоря, я подал ему серебряную монетку. Он быстро спрятал ее в еще сохранившиеся карманы и всхлипнул.
- Мой хозяин был Старейшина Варром Дарг. Я и мои коллеги работали на него больше двадцати лет. Но потом, все сгорело, все пропало. А его утащили, проклятые, зарезали как свинью наверняка.
- С чего бы ты так думаешь?
- Три месяца прошло, а его все нет. Совет распорядился чтобы все имущество отошло им, но не нам. Все проклятый культ. Мастер Дарг так старался побороть их и теперь вот его судьба - лежит где-нибудь в канавах Зиннидо.
- Культ? Что еще за культ? - спросил я его, подозрительно нахмурившись.
Нищий впервые посмотрел на меня, по его щекам катились слезы.
- Какое тебе вообще дело, Таллемец? Да, я знаю ваш говор. Проваливай, оставь меня в покое.
Я порылся в кармане и показал ему златой, попутно вместе с маленькой бутылочкой ацилотского бренди. Он посмотрел на это как несметное богатство, скрытое в кладовых гномов. Мне нужна была его информация, будь она хоть самая ложная. Это хоть какая-то нить, которой я мог следовать.
- Слушай, я тебе отдам это, тебе  а ты мне расскажешь. Можешь свалить и попутно напиться до чертиков, поминая своего хозяина. А так у тебя хотя бы будет шанс начать новую жизнь.
- Вы… ах вы… мерзкий, бессердечный…
- Этот бессердечный только что предложил тебе златой, ублюдок. Хочешь я отберу и тот сребр что ты уже удачно сныкал?
И он начал говорить. Он рассказал, что в Рахене объявился некий Культ. Толком не было ясно кто они, но начиналось это с группы разодетых аристократов и их слуг. Судя по всему, они желали отрезать Рахен от остального государства и порвать с Мирным Договором. Я конечно понимал, что я уловил что-то дурно пахнущее, но здесь уже пахло чем-то посильнее, чем портовая жироварня.

Расспросив нищего слугу, я решил отправится в Дом Совета Старейшин. Путь до него непростой, как и все в этом гнезде любителей гигантских ящериц. Попутно я пытался наслаждаться той красотой, что предлагал район, но мерзкая погода все испортила.
Неожиданно, ко мне приблизилась группа богато одетых солдат, среди которых стоял некий чиновник. Вероятно дракон, но не в своем истинном облике, что было странно для Рахена. Но что-то в нем было странным. То ли жезл с четырехруким человеком, то ли мерзкие и искаженные черты лица.
- Простите, но я не припоминаю вашего лица. Однако, я слышал что вы спрашиваете многих о последних исчезновениях.
Король предупреждал о подобном. На этот случай он выдал мне нечто уникальное, чего могло бы хватить на безбедную жизнь нескольких поколений. Да только жаль что этот ублюдок нашел бы меня даже в Изнанке. Я порылся в кармане и вытащил на свет пластину с изображением золотой чаши, увитой лозами.
- Я представитель Короны и Гильдии Великих. В моих правах быть где угодно и я расследую исчезновение людей в вашем городе. А вот кто вы?
Я заметил как один из телохранителей сжимает рукой рукоять клинка. Он словно посрамлен тем, как я говорю с его хозяином. Тут что, у всех в Рахене мозги повернуты на этом?
Уродливый советник поменялся несколько раз в лице. Сначала он испугался, затем его скривило гримасой презрения, но как и я, обратил внимание на своего помощника. Он шикнул на него и вновь взглянул на меня, расплываясь в улыбке.
- Прошу простить моего друга, он немного вспыльчив. Я - заместитель одного из пропавших советников. Мы не ожидали визита от вас, милорд. Признаться, вы мало похожи на слугу… нашего короля. Поверьте, я готов обеспечить вас всей подходящей информацией. Но только не здесь. Приходите в Зал Совета. Ночью.
С этими словами он и его телохранители прошли мимо, словно мы и не были знакомы. Тут я понял в какую топь я угодил. Мои инстинкты кричали и говорили что ни за какие деньги мира я не поверю и слову этого человека. Но расследовать Зал Совета я должен был.

Ночью, я пришел в Дом Старейшин. Пройдя внутрь благодаря печати короля, я сумел скрыться от глаз стражи и начал свое расследование. Пока что все говорило о том, что никто из правителей Рахена не причастен к этому. Особенно те, кто пропал - в их записях в кабинетах явно было сказано, что они борются с этим невидимым врагом и нужно просить помощи короны. Подробнее всего было описано это в дневнике Варрома Дарга. Но стоило мне начать обыскивать его кабинет дальше, как я услышал шаги в мою сторону. Лишь чудом я спрятался за перегородкой в тот момент, когда внутрь кто-то вошел.
- Теперь, когда мы одни, говори, что ты знаешь, брат.
Этот голос. Он принадлежал тому заместителю, что встретил меня еще днем!
- Магистр, мы узнали что Валлис Морр, слуга Дарга, рассказал о наших делах представителю Короны!
Настала зловещая тишина, лишь тихие шаги и шелест мантии “магистра” говорили о том, что в комнате кто-то есть.
- Хм, мне стоило избавится и от него, когда я мог. Нам стоит найти его и преподать ему урок.
- Нет необходимости, магистр. Он напился и упал с одного из мостов, разбился насмерть, - второй голос мерзко захихикал.
- Оу… Хм, тогда не стоит беспокоится, брат. Этот же… агент Великих получит свое во время нашего… разговора.
После этого, они ушли, оставив меня в кабинете одного. Я выдохнул с облегчением. Значит все-таки мое чутье не подвело меня. Здесь явно замешан тот самый культ, который пытается манипулировать всеми. Но какие могут быть мотивы у этого культа? Тут явно что-то большее на горизонте. Но без каких-либо доказательств, вернуться мне к королю бессмысленно. Я продолжил изучение комнат, минуя встреч с часовыми и возможными слугами “магистра”. К сожалению, мои поиски оказались тщетны: нигде не было ни следа главы культа, ни каких-то зацепок. Последним пунктом была небольшая библиотека, где хранились документы, договоры и прочие бумаги, нужные для решения проблем города. На деле - куча пустых закорючек, собирающих пыль многие годы.
- Пойдем скорее крошка! Скорее, под землю!
- Да, скорее, к Отцу-под-Землей!
Голоса за моей спиной. Лишь благодаря моим способностям я скрылся в тени в мгновение ока. Я же Китобой, никто не забыл? Так вот.
Мимо меня прошли двое слуг, оба явно были пьяны, но что-то в них было не так. Словно они были поражены какой-то заразой. Стоило подойти им к одной из книжных полок - так они тут же пропали. Я сразу догадался, что это портал. Но куда он вел? Что за Отец-под-Землей? Быть может, если я прослежу за ними, я смогу найти зацепку для Короля? Собравшись с духом, я подошел к той книжной полке и коснулся ее. И в мгновение ока меня перенесло куда-то за Дом Старейшин. Возможно, даже за сам Рахен.
Это была огромная пещера, с кучей корридоров и мелких туннелей. Было сыро, темно, даже моя маска не могла скрыть смрада от нечистот, что были здесь. Едва сдерживая рвотные позывы, я дождался, когда я привыкну к темноте. После этого я принялся идти по самым свежим следам, что мог уловить. Пока я перемещался из одного пещерного свода в другой, я наткнулся на странный медальон, похожий на наконечник посоха магистра. Мог пригодится для Короля. Не знаю, сколько я шел, но я начал слышать голоса. Целый хор радостных возгласов и молитвенных песнопений. Когда я стал приближаться к источнику звука, голоса начинали словно меняться. Они хлюпали, шипели, будто рой змей валяющихся в грязи.
Десятки, сотни людей стояли в огромной яме. Перед ними был кусок скалы, на котором сидело нечто. Клянусь всеми богами, оно выглядело ужасно. В несколько человеческих ростов, покрытое хитином и склизским мехом. Оно вышло вперед и издало ужасный крик.
Я понял что надо было бежать. У меня были доказательства того, что здесь происходит, а посему я должен бежать. Но стоило лишь мне повернуться, как вдруг передо мной выстроилась куча фигур в балахонах. Некоторые уже открыли свои лица и я замер от ужаса. Они все были покрыты разными уродствами. У кого-то не было носов, у кого-то проступали ужасные и крупные кровеносные сосуды, третьи были покрыты хитином или мехом, как то существо внизу. Среди них всех стоял магистр. Он улыбнулся и громко рассмеялся.
- Должен признать, по вашему виду я сразу понял что у вас есть яйца, агент. Но я не думал что вы так жаждите с ними расстаться. ВЗЯТЬ ЕГО!
Чудом я сумел отскочить от первой группы культистов и мне пришлось воспользоваться своим тайным мастерством чтобы бежать. Но неожиданно на меня напало нечто огромное, держащее кузнечный молот. Детина взревел низким басом и как следует ударил меня, отправив меня в стену, отчего я потерял сознание…

А потом я увидел это. Наше прекрасное царство, объятое звездами. Оно было такое далекое и чем дольше я смотрел на него, тем дальше меня уносило от него. Никогда раньше я не видел звезды на небе так близко к себе. Я мог схватить одну из них в свою руку, если бы захотел. Но потом я увидел это… ужасная, черная бездна, внутри которой горел колдовской алый огонь. Она была усеяна тысячей зубов, словно минога. И я видел как она пожирает звезды, хищно надвигаясь на наш дом. Я ничего не мог сделать с ней и только мог смотреть как один сияющий шарик пропадал за другим, а потом, нашего мира не стало тоже, и меня погрузило во тьму…

С криком я пришел в сознание. Я был прикован к каменной плите, вокруг меня собрались толпы культистов и магистр. Огромное чудище по прежнему смотрело на нас из тени, скрывая большую часть своих черт.
- Видели? Вы видели ее? Нашу прекрасную богиню? - с неким вожделением в голосе спросил Магистр, смотря на то, как я пытаюсь высвободится.
- Такого не может быть! Это невозможно, Ильтар вас всех поимей!
Культисты и магистр разразились хохотом, который эхом пронесся по всей пещере. Даже чудище в тени издавало частые хриплые стоны, насмехаясь надо мной.
- Неужели вы все еще не видете, что ваш Ильтар, как и весь этот мир - топливо для нашей богини?! Она приближается сюда, ее прекрасные губы обхватят этот мир, а ее зубы вонзятся в эту грешную земную плоть! Она все сделает как надо…
- Больные… вы здесь все куча конченных фанатиков и психов!
Магистр снова рассмеялся и приблизился ко мне.
- А знаете ли вы, что вас она тоже отметила?
- Что…
- О да, она избрала вас и крик вашей души раздался по всему миру. И она услышала его! Вы стали ее поводырем, мой дорогой слуга Короля! Нельзя представить большей чести, чем эта. Только поэтому, наш Отец-под-Землей пощадил вас! Он одарит вас тем же даром, что и нас. Принести жертву!
Из толпы культистов вышла обнаженная женщина, на которой почти не было следов мутации. Ее черная кожа была выкрашена белыми примитивными символами, собиравшихся в некую сложную вязь. Она припала передо мной на колени и раскинула руки в стороны. И тут, чудовище вышло на свет факелов. Нет языков на свете, чтобы описать какое мерзкое было оно. Оно схватило женщину за голову, и использовав хоботок, впрыснуло в нее нечто. Меня трясло от отвращения происходящего. Меж тем, культисты начали петь на неизвестном языке. Чудище, которое они называли Отцом-под-Землей держа тело женщины, поднес его ко мне. Изо рта лишившейся сознания девушки сочилась дурно пахнущая слизь. Под ее кожей я видел явное копошение. Что-то пыталось выгрызть свой путь на волю!
- Я… никогда не стану жертвой какого-то пугала и его цирка уродливых клоунов! - сумел сквозь песнопение выкрикнуть я.
И вдруг, все стихло. Даже движение некой мерзости в теле жертвы прекратилось. Раздался тихий звон колокольчиков, словно я побывал на ярмарке. Резко запахло апельсинами и разлитым вином. В следующее же мгновение, яркая радужная вспышка пронеслась в толпе культистов. Большинство упало насмерть, другие оказались покалечены или лишились нескольких частей тела и рыдали в агонии.
- Что это?! Почему наши братья и сестры мертвы?! - воскликнул магистр, сжимая посох так, что его костяшки побелели. В ответ ему раздался озорной юношеский голосок, который сопровождал звон колокольчиков.
- И вот сижу я вместе с вами, вкушаем вин богатых нотки.
Я буду другом вам веками, иль ядом стану в вашей глотке...

С этими словами некая оранжево-лиловая молния пронеслась вновь по рядам культистов. На мгновение она задержалась на чудовище и свернуло его шею, а затем оторвало его мерзкие паучьи жвала и вонзила их в уши магистра. И когда последнее тело культиста, подающего признаки жизни, было растоптано, молния приобрела человеческий облик. Это был эльф, судя по телосложению, облаченный в яркое трико в черно-оранжевых ромбов и подпоясанный лиловым поясом. Пурпурный ирокез,, торчавший из его клювастой маски, задорно подмигивавшей зрителю. Судя по всему, он явно был доволен как никогда, ибо он задорно смеялся, пиная трупы то и дело.
- Кто ты? Что ты такое? Что ты еще за клоун? - наконец смог я выдавить из себя, не веря что мне пришлось пережить за последние пару минут.
Клоун остановился и икнул, потом перевел взгляд на меня
- *ик* Пьянь!
- Что?!
- Пока-пока! - сказал лишь он мне в ответ, растворяясь в лоскутах ярких сатиновых ромбов...

***

- Эй! В прошлый раз не было никакого клоуна! Ты че, все придумал? - воскликнул Мюр, окруженный кучей людей, которые смотрели на него как на идиота.
Я вздохнул и отпил последний глоток
- Мюр, тебя учили манерам? Так вот, - я схватил кружку поудобнее и со всей силой врезал ей по лицу бугая. Добротная кружка из “Ядовитого Клинка” была достаточно тяжела, чтобы как следует оглушить даже такого здоровяка как он. Стоило оглушенному Мюру упасть на землю, я стал добавлять ему ударами сапога. - Никогда! Не! Перебивай! Рассказчика!
Когда я остановился, трактир был уже явно отвлекся
- Спасибо что увлек их, Бет. Ты знаешь как завести толпу, - хихикнул Ла-Хашан. Он поманил меня пальцем и передал пару монет. - И да, мистер Китобой. Отец пожертвовал вам любимую дочь. Не заставляйте его сердиться на вас...

- Конечно, брат, конечно...

http://s3.uploads.ru/yVSLh.png

Отредактировано Бетлейн (2016-11-05 21:28:13)

+4


Вы здесь » За гранью реальности » Наша реальность » Сказания мира [баллады, притчи, стихотворения, рукописи]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно