Вверх страницы
Вниз страницы

За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Город Ацилотс » Мансарда на окраине столицы


Мансарда на окраине столицы

Сообщений 61 страница 70 из 70

1

http://s7.uploads.ru/0faxd.png

Адрес: "Аптека народной медицины предков", Ацилотс, Вересковый переулок, дом 7.
Часы работы: 900 - 2000.

[float=right]http://s4.uploads.ru/t/BJ1DG.png[/float]Домик, в котором расположена эта мансарда, небольшой и аккуратный, ничем не выделяющийся из десятков таких же домиков. Его хозяйкой является пожилая женщина Фрида, прошлое которой довольно мутное, да и настоящее не до конца понятно. Говорят, что она ведьма, когда-то даже наводила страх на какую-то мелкую деревеньку, но скромная старушка лишь отмахивается рукой от этих слухов. На первом этаже она держит "Аптеку народной медицины предков", как было названо сие самим Альденом в первый свой день в этом доме. И пусть сказано было в шутку, название прижилось и с тех пор красуется на входной двери на небольшой табличке. Второй этаж, он же последний, старушка сдает в аренду. Лео снимает мансарду уже шесть лет, и со странной старушкой пока проблем не было. Она является его негласным секретарем, принимая почту и выслушивая гонцов. Он же помогает ей по хозяйству и в быту, попутно частенько ведя документацию аптеки и в общем подрабатывая ассистентом.
Мансарда маленькая, но инквизитору места более, чем достаточно. В ней всего одно окно, которое выходит на крыши соседей. Обстановка самая аскетичная: в меру широкая кровать, над которой висит Ловчий Сна, шкаф, письменный стол, стул, несколько ящиков. По левую сторону от входа висит зеркало связи. В самом темном углу на полу, прислоненная к стенам, стоит картина весьма мрачного содержания, претендующая на звание искусства и являющаяся магическим тайником. Чаще всего здесь царит бардак, который с некоторой натяжкой можно назвать творческим беспорядком. Из-за нередких отъездов хозяина нежданный гость может даже лицезреть толстый слой пыли и паутину в отдельных местах, куда бывает просто лень тянуться. В общем и целом, несмотря на малую меблировку, в лучшие свои дни комната довольно-таки уютная и обжитая. Особенно если учесть, что там перманентно обитает текка Самиэль, отпугивая случайных охотников за чужим добром и просто всяких нехороших личностей, точащих зуб на инквизитора.

О тайнике

http://sh.uploads.ru/7OFkX.png
Кодовое слово: лакрица.
Состояние: внутри мешочек с золотом.

О внутреннем убранстве лавки

http://s2.uploads.ru/t/0tM9G.pnghttp://s6.uploads.ru/t/VnA9u.pnghttp://s3.uploads.ru/t/mzXT4.pnghttp://s3.uploads.ru/t/sGE0U.png

http://s6.uploads.ru/t/TWQMt.png

План первого этажа

http://s3.uploads.ru/t/6DH0P.png

Отредактировано Лео Альден (2013-08-26 18:33:18)

0

61

Сегодня определённо был тяжёлый для неё день, с самого утра ознаменовавший себя невозможностью привычно держать себя в руках. Искатель всеми способами выбивал у неё почву из-под ног, с садистским упоением ломая устоявшуюся модель поведения полукровки.
- А ты пытался?! - Дезире удивлённо воззрилась на Альдена, чуть не подавившись молоком, - Когда именно, если не секрет? - кот предупреждающе вцепился когтями в голень, но она только поморщилась, не давая ему сбить себя с мысли, и отставила стакан, - Ты вообще слышал, что я тут говорила? Какой из этих пунктов был направлен мне навстречу, а не на перерез? Ты, не зная обо мне совершенно ничего, за пару минут сделал какие то выводы и решил, что твой гениальный метод есть единственно верный. Мне вот объясняли, что к каждому человеку нужен свой подход, ибо все мы разные и многослойные, как луковки. А ты видимо учился где то в другом месте, да?
Она замолчала, откинувшись на спинку стула, и хмуро глянула в окно. Его нежелание понять то, что она так подробно разъяснила, жутко раздражало. Есть не хотелось, но чтобы чем то занять руки, она взяла яйцо и принялась раздраженно расковыривать скорлупу, машинально поджав губы в недовольной гримасе. "Ну уж извините, я не выбирала в чем мне быть на него похожей, что перепало тем и пользуюсь. Может он и упёрся в свою неприязнь из-за того, что я ему отца напоминаю? Не думала, что у них были настолько плохие отношения. Глупо было надеяться, что мне повезёт хотя бы с одним любящим родичем."
- И у меня не такой взгляд. По крайней мере мне этого никогда не говорили, а ты все же не единственный человек, способный говорить то, что думаешь, - девушка протянула коту очищенное яичко, но тот лишь презрительно отвернулся, - Мне ещё очень далеко до вот такого взгляда. Да и не чувствую я ничего подобного. Так что все твои претензии по этому поводу - надуманы и притянуты.
"А есть ли во всем этом смысл? Он же явно не хочет понимать то, что я говорю. Может и правда свести наше общение к минимуму будет оптимальным вариантом дальнейшего сотрудничества..." Дезире задумчиво покрутила несостоявшуюся курицу в руке. С одной стороны хотелось достучаться до Альдена и попытаться как то понять друг друга, все же это назначение было реальным и почти невероятным шансом узнать брата, а может и больше выяснить о своём отце. Но с другой сложившаяся ситуация её тяготила. Девушке всегда было проще находится в одиночестве, нежели идти на контакт с кем либо. Даже с котом она начала более менее спокойно себя чувствовать только после двух недель грубых шуток и хамских выходок этого костлявого раздолбая. А тут столько раздражителей собралось в одном человеке, которому это общение даром не нужно. Так к чему напрягаться и ломать себя?
Полукровка зачерпнула большую ложку варенья и положила его себе в кружку с молоком. Она больше любила свежие ягоды, нежели джемы, варенья и прочие производные, но за неимением альтернативы и такой коктейль её устраивал.
- Я не ждала от тебя никакого определённого поведения, Лео. Я... - с тяжёлым вздохом она взлохматила волосы, вперив в столешницу растерянный взгляд, и слегка улыбнулась, - Прости, но учитывая твою репутацию, было бы верхом идиотизма ждать от тебя каких то высокопарных слов и четкого исполнения субординации, так что... Не знаю, чего я ждала.
"Наивно понадеялась, что мы сможем стать хотя бы друзьями, если уж не родственниками. Какая глупость. Но зато теперь могу успокоиться окончательно и ничего ни от кого не ждать. Можно подумать мне кто то сильно нужен. Кота вон выше крыши хватает, куда мне ещё" Старая привычка взяла верх и, придя к таким выводам, девушка снова закопалась поглубже в себя, заткнув пляшущие эмоции в дальний угол сознания. Нахмуренный лоб разгладился, улыбка сменилась поджатыми губами и перед наставником снова предстала та ученица, которая так сильно его раздражала.
- Но ты прав, я думаю. Оставить друг друга в покое действительно хорошая мысль, так и стоит поступить, - полукровка допила молоко и встала из-за стола, - Дашь знать, когда соберешь достаточно нервных клеток для нашей следующей встречи. Спасибо за завтрак.
Она наклонилась подхватить фамилиара, но тот увернулся, демонстративно повернувшись к ней хвостом. Дезире смерила его тяжёлым взглядом, развернулась и направилась к выходу. Пусть она понятия не имела в какой части города находится и какими путями будет добираться до замка Ордена. Разберется, не маленькая уже.
Когда входная дверь закрылась, Рамштайн сердито фыркнул и повернулся к горностаю.
- Тебе не кажется, что они родственники? Мне думается, что подобное глупое упрямство можно считать отличительной чертой. Хотя, я с удовольствием посмотрю как следующие восемь лет они будут ненавидеть друг друга с каждым днём все сильнее, - котята оскалил клыки и сверкнул глазами на Альдена, подойдя вплотную к его питомца и протягивая лапу, - Ставлю связку свежей мышатины на то, что твой сорвется раньше моей. Ну как, по лапам?
http://s1.uploads.ru/i/EgrZt.png [ Храм Марисы ]

Отредактировано Дезире (2017-06-28 03:09:21)

+3

62

- А ты пытался?! – и она снова воззрилась на него так, будто он не то сущую несуразицу сказал, не то открыл для нее некий новый континент, доселе никем не виданный. Тут-то Лео и понял, что девушка уже села на конька «я жертва, держите меня семеро», и никакие его слова не смогут вызвать адекватную реакцию. - Когда именно, если не секрет?
«Вестимо, когда вообще повел тебя куда-то, а не послал сидеть в комнате, как принцессу в башне, и дожидаться, пока я снизойду до общения с тобой. А мог бы. Видимо, так и стоило поступить, раз ты зануда такая, а то себе дороже с тобой дружить выходит».
Вслух инквизитор, впрочем, ничего не сказал, напротив, едва сдержался, чтобы не махнуть просто на нее рукой. Как говорили мудрые люди, раз уж баба начала истерить, то лучше просто не лезть. Истина эта была начертана кровью, и Альдена что-то не тянуло проверять ее на собственной шкуре. Поэтому он просто откусил кусок врученного ему бутерброда, хотя он и становился комом в горле. В чем была суть этого явно миротворческого жеста, если она собиралась продолжать упрекать его в том, что он не расшаркивается с ней? Чтобы отвлекся и не сбежал?
- Ты вообще слышал, что я тут говорила? Какой из этих пунктов был направлен мне навстречу, а не на перерез? Ты, не зная обо мне совершенно ничего, за пару минут сделал какие-то выводы и решил, что твой гениальный метод есть единственно верный. Мне вот объясняли, что к каждому человеку нужен свой подход, ибо все мы разные и многослойные, как луковки. А ты видимо учился где-то в другом месте, да?
«Да, я учился в месте, где с наставниками в таком тоне не разговаривали. Видимо, за десять лет мир поменялся», - Альден по-прежнему стоически сохранял молчание, хотя так и хотелось что-нибудь ответить. Останавливало только понимание, что он-то должен быть выше этих споров о том, кто тут главный и кто решает, как будет проходить их обучение. Пусть она хоть трижды луковка, так не танцевать же перед ней теперь, ублажая каждую прихоть. Если она хотела учиться, нужно было быть готовой хотя бы идти на контакт, а не отгораживаться лицом-лопатой. Не была готова – ну так что теперь, будут встречаться пару раз в неделю на нейтральной территории, она будет обращаться к нему на «вы», а он предоставит ей то образование, которое от него требуют верхи. И никто никого не терзает.
- И у меня не такой взгляд. По крайней мере мне этого никогда не говорили, а ты все же не единственный человек, способный говорить то, что думаешь. Мне ещё очень далеко до вот такого взгляда. Да и не чувствую я ничего подобного. Так что все твои претензии по этому поводу - надуманы и притянуты.
То ли дело ее личное мнение и мнение кого угодно, но только не Лео. Нет, такими темпами они общий язык однозначно не нашли бы. Было ли тут хоть какое-то принятие его как авторитета? И не пахло даже. Неведомо, кого девица ставила себе в пример (хотя можно было бы сделать смелое предположение), но на своего наставника она смотрела со скепсисом, сравнивала – и разочаровывалась. Этот фундамент отношений грозил развалиться очень быстро. Альден это видел, а потому предпочитал даже не браться за то, что принесет только плохие впечатления. Пусть делает что хочет. Раз такая умная, то выкарабкается сама.
- Я не ждала от тебя никакого определённого поведения, Лео. Я...
Очевидно ведь, что ждала. А Лео ожиданий не оправдал. Как обычно, ничего нового. Вроде сколько лет как отучился, а продолжал кого-то разочаровывать, хотя казалось бы, все должны были уже отвалить со своими требованиями. Кто бы мог подумать, что очередной недовольной окажется маленькая девочка, ничего из себя не представляющая, чтобы гавкать на него. Но она не просто не стеснялась усыпать его упреками, но и бесстыдно накладывала себе в молоко казенное варенье. Альден не был против, ибо сам позвал, но на будущее это отметил. Несмотря на скромность, девушка была наглой.
- Прости, но учитывая твою репутацию, было бы верхом идиотизма ждать от тебя каких-то высокопарных слов и четкого исполнения субординации, так что... Не знаю, чего я ждала.
- Что с тобой я чудесным образом поменяюсь. Не так ты далеко от меня ушла, девочка, чтобы упрекать меня в чем-то, - все-таки отозвался искатель. Пожалуй, она достигла того, что раздражало его больше всего. Никогда он не обещал кому-либо соответствовать каким-то стандартам, но все упорно от него этого ждали. А потом вот так вот горько улыбались, будто он и впрямь был кому-то что-то должен.
- Но ты прав, я думаю. Оставить друг друга в покое действительно хорошая мысль, так и стоит поступить. Дашь знать, когда соберешь достаточно нервных клеток для нашей следующей встречи. Спасибо за завтрак.
«Если соберу. Раз уж даже ты считаешь меня дерьмовым наставником, хотя я никогда и не претендовал на иное, то смысла пыжиться и вовсе нет. Пусть найдут тебе более достойного учителя».
Самый легкий путь, который ему, однако, претил. Но одно дело – терпеть ради чего-то важного, весомого, понимая ценность собственных трудов, а другое – просто пытаться соответствовать, постоянно натыкаясь на разочарованный взгляд. И терпеть. Они бы просто терпели друг друга эти восемь лет, считая дни до посвящения Дезире. Разве это было кому-то нужно?
Кот с полукровкой не пошел, аптеку она покинула одна.  Тот же по-хозяйски запрыгнул на стол и расположился рядом с Шумом, бросая хитрые взгляды то на горностая, то на его владельца.
- Тебе не кажется, что они родственники? Мне думается, что подобное глупое упрямство можно считать отличительной чертой. Хотя, я с удовольствием посмотрю как следующие восемь лет они будут ненавидеть друг друга с каждым днём все сильнее. Ставлю связку свежей мышатины на то, что твой сорвется раньше моей. Ну как, по лапам?
- Расслабься, усатый. Я не нахожу приятным подписывать бумажки и составлять рапорты, но я это делаю, чтобы одна бестия в замке не вопила. Так и Дезире станет моей рутиной, если начальство все же упрется боком и совершит глупость, оставив нас вместе. Есть нормы, которым она должна соответствовать при выпуске, и я их ей гарантирую. А уж если она не будет считать меня другом или сдохнет на третий день после посвящения, потому что я не посчитал нужным учить ее чему-то большему – то это уже не мои проблемы. Она уверена, что знает все лучше всех – ну и скатертью дорожка, - намазав еще два ломтя маслом, положив яйцо к ним и подлив молока, искатель поднялся со стула и подхватил посуду. – Кстати о птичках. Больничный больничным, а деньги сами себя не заработают. Пойду делами займусь. Шум, проводишь гостя, когда он надумает откланяться.
И инквизитор ушел наверх, дабы взяться за текущие случаи, требовавшие внимания. Фамилиар задумчиво повел хвостом и внимательно посмотрел на страшного кота.
- Этот пережил собственного отца и заставил наставника постареть раньше времени от нервишек. Твою девицу он тоже переломит, как хворостинку. Пусть истерит, сколько влезет, он и не почешется, - с вызовом заявил горностай. Он-то знал, что человек, который не убоялся командора паладинов, какую-то мелочь белесую и всерьез-то не воспринимал, чтобы тратить на нее нервные клетки.

+2

63

[ Храм Марисы ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png
День 3 числа месяца Страстного Танца 1647 года

Нет, она совершенно точно не собиралась сюда возвращаться. Это все проделки кота, не иначе. Ну и что, что он бежал позади, едва успевая догонять длинноногого парня на поворотах. Его предложение, сделанное в неподходящий момент, настолько запало в мозг, что Дезире прибежала к порогу аптеки совершенно неосознанно.
Полукровка была взмыленная, как хорошо загнанная лошадь. Картина должно быть была шикарная - бегущий сломя голову парень в женской рубашке, треснувшей по швам, держащий пояс штанов, дабы не остаться без них, да ещё и с некогда изящными босоножками во второй руке. Дикий взгляд, взъерошенные дыбом волосы, и бегущий следом страшный кошак вполне органично дополняли слаженный образ городского сумасшедшего.
Ни о каком хваленом самоконтроле не могло быть и речи. Когда на суматошный громкий стук в дверь не последовало никакой реакции, девушка практически впала в панику. Обежав дом, полукровка заглянула в кухонное окно, но никого не увидела. Фамилиар, в кой то веки молча, носился следом за ней, не зная то ли попытаться остановить её и успокоить, то ли придать ускорения собственной паникой.
Обезумевший взгляд метнулся наверх, туда, где под крышей пряталось окно в мансарду. "Может он там, просто не слышит?!" Не услышать того грохота, от которого на кулаках ученицы остались ссадины, было возможно только абсолютно глухому человеку, и то вибрацию бы ощутил, но разумно оценивать происходящее она не стала. Вместо этого, Дезире рванула к приоткрытому окну, резво пробежав по стене дома и зацепив босой ступней здоровую занозу из оконной рамы.
- Лео! - охрипший бас разнесся по совершенно пустой комнате, снова напугав его владелицу.
В полном шоке лоддроу села на подоконник, спиной к комнате, и в отчаянии запустила пальцы в волосы. Сердце стучало как бешеное, пока она пыталась внятно обдумать хотя бы одну мысль из царящего в голове сумбура. По грязной ступне потекла тоненькая струйка крови, задорно щекоча и неожиданно отвлекая внимание. Поморщившись от щиплющей боли, девушка вырвала занозу и внимательно оглядела результат. Боковое зрение отметило какое то движение внизу и Дезире, резко дернувшись и едва не упав от этого вниз, увидела Альдена. Конечно, она понимала как все это будет им расценено. Сначала гордо удалилась, произнеся громкие слова, а чуть что случилось сразу прибежала за помощью. Осознание этого скребануло где то внутри ледяными когтями, но, вопреки логике и предшествующим этой панической беготне выводам, при виде брата она испытала неимоверное облегчение. И внезапно стало неважно, что он ей скажет, может даже выгонит. От странного ощущения, что теперь ей есть к кому прибежать в случае беды, пусть это и будет вынужденная поддержка, ее накрыло теплой волной незнакомой эмоции, которой она не смогла подобрать названия. Тугой обруч, мешавшие нормально дышать, наконец лопнул и губы дрогнули в слабой извиняющейся улыбке.
- Я... Я просто не знала куда ещё пойти.
Это было бы смешно, если бы не было так грустно - более искренней чем сейчас полукровка не была никогда. Наставник мог быть доволен.

А Рамштайн все так же молча сидел внизу, переводя горящие глаза с одного лица на другое. Если Дезире дала бы себе труд задуматься о причинах столь подозрительного молчания вечно болтающего кота, и то вряд ли бы она догадалась об истинных его причинах, предварительно не глянув в зеркало. Под воздействием неведомой магии изменилась не только ее фигура, но и лицо стало грубее, мужественнее. И теперь меж рваных кошачьих ушей шла бурная мозговая деятельность. Правильные черты лица, прямой нос, лохматые волосы, чуть нахмуренный взгляд, широкие плечи, высокий рост, атлетическое телосложение - явно бросающиеся в глаза общие черты внешности этих двух парней можно было подмечать ещё долго, но кот не был уверен, что хочет это делать. Слишком невероятными были выводы. А сверкающие на солнышке серьги словно ставили в конце этой задачки известную классическую фразу всех учёных "что и требовалось доказать".
[icon]http://sg.uploads.ru/uxBCK.png[/icon]

Отредактировано Дезире (2017-06-28 03:04:33)

+3

64

Внезапно почти совместно-пост.

Делать вид крайне ответственного инквизитора у Лео вышло недолго. В последнее время он слишком часто был в разъездах, что означало накопление бумажной работы, столь же неизбежной, как восходы и закаты. Однажды ее пришлось бы разобрать, и Альден потихоньку пытался этим занимался, но каждый раз груда документов вызывала чувство щемящей тоски и пролетающей мимо жизни. Поэтому работы по разгребанию завалов шли медленно, почти с археологической точностью. Самые легкие дела решались в первую очень, наиболее проблематичные отправлялись в долгий ящик раз за разом, и совесть пока не тормошила искателя, позволяя ему растягивать бюрократический беспредел. А ведь засядь он один раз без перерывов и оправданий – и один акт мазохизма решил колоссальную проблему, освободив мужчину от оков на довольно продолжительный срок. Но нет, Лео был слишком ленив в вопросах документооборота, чтобы рассуждать логично и рационально. Его потянуло зевать сразу же, как он только дотронулся до первого листа.
Прострадал он ровно час. К тому времени веки налились свинцом, мысли разлетались в стороны, не желая фокусироваться на работе, и тяжелая голова начала плавно съезжать по руке, грозясь обрушиться на стол. Куда чаще инквизитор смотрел в окно, чем на пляшущие перед глазами строчки. На улице было жарко, крыша мансарды впитывала тепло и раскаляла воздух внутри. Альдену очень нравились чердаки, но летом он эту свою любовь проклинал – не было ничего хуже горячей черепицы прямо над головой.
В итоге стало очевидно, что при таком раскладе документы разбирать нужно в еще менее щадящем темпе. На больничном он был или как? Не мудрствуя лукаво, Лео решил, что если освежиться, то дело пойдет бодрее: сделал себе несколько бутербродов, взял полотенце, закинул на плечи Шума – и махнул на небольшую речушку у северных предместий города, которая брала начало где-то за лесом Скайросс. Надо ли говорить, что там время летело куда быстрее, а просто искупнуться не вышло, и провел на речке Альден добрых несколько часов?
Но зато после такого перерыва и домой шлось веселее, и основная радость строилась на том, что Лео и не подозревал, что творится в аптеке. Некие нехорошие подозрения закрались тогда, когда в своем окне инквизитор увидел чей-то зад. Зад этот, впрочем, в мансарде так и не исчез, а обернулся лицом, кое с расстояния было не разглядеть. Щуплый парнишка, блондин. Что за фрукт – неясно. Какого лешего забыл на частной территории – тоже. Но Альден не был бы Альденом, если бы тут же начал переживать. Все документы он убрал, тайник был закрыт, ничего компрометирующего без обыска комнаты не нашлось бы, но надумай посторонний это сделать – кто-то бы оповестил искателя. Зверинец был не просто украшением его дома. То были незримые глаза и уши. Поэтому он продолжил надвигаться все тем же расслабленным шагом, цепко удерживая незваного гостя в поле зрения. Если бы он сбежал – инквизитор бы рванул следом. Но тот не двигался, сидел на подоконнике до тех пор, пока искатель не достиг калитки. Тут-то Альден смог разглядеть его во всей красе, и выглядел тип в высшей степени странно: рубашка была ему мала, штаны сидели как-то необычно, стопы сверкали грязными подошвами, одна из которых еще и кровила. В последнюю очередь искатель заметил тощего кота, который, видимо, так и не понял, что никто его в аптеку жить не звал.
- Я... Я просто не знала куда ещё пойти.
«Я рад за вас, молодой человек», - мысленно прокомментировал Альден, переводя вопросительный взгляд с до крайности странного гостя на фамилиара Дезире. На его морде было написано, что он что-то знает о той картине, что сейчас открылась инквизитору. И учитывая, что блондин говорил о себе в женском роде, объяснения имело смысл требовать с того, кто являл себе больший пример адекватности.
- Усатый, это что за мужик в моем окне?
- Да Ильга его разберет, орал, что желает тебя всем сердцем, хотел серенаду спеть сначала, потом решил сразу в окно и добиваться по ситуации, а тебя нет как назло, - кот сочувственно вздохнул и перевел взгляд с Лео на окно, - Сидит и плачет теперь, боится, что взаимностью ему не ответишь. Аж душу рвет, паскудник.
Ставка не выгорела, адекватностью кот тоже не блистал. Но Альден не сдавался.
- А ты тут в качестве моральной поддержки, как я понимаю. Девчонка тоже где-то тут ошивается? На глаза мне попасть боится, что ль?
- Ну как тебе сказать, чтоб не обидеть и до истерики не довести, - кошак перевёл пристальный взгляд на горностая, нервно дернув ухом, и прищурился в попытке разглядеть его реакцию на происходящее. - В общем, нет у тебя больше ученицы, а у меня хозяйки. Так бывает, здорово, что именно я принёс эту благостную для тебя весть, с тебя шмат мяса за радость.
Нет, подвох был слишком толстым, чтобы его не заметить. И шутка была слишком натянутой. Какой бы язвой ни был кот, его яд был виден невооруженным глазом, и от этого все его попытки быть крутым актером умирали в зародыше. Не говоря уж о том, что не стань Дезире, кот бы откинул лапки следом в тот же момент.
- Усатый, я тебе могу прописать пинка под зад за радость. Конкретней!
- На кости мои наколешься - потом не жалуйся. Ну епт, уснула и не проснулась она, куда уж конкретней тебе, - фамилиар показушно вздохнул, но от искателя немного отошёл.
«Понятно, толку от тебя еще меньше, чем от хозяйки».
- Ну и слава Ильтару, - только и ответил Лео, переводя взгляд обратно на блондина в окне, чье лицо выражало немое изумление с самого начала перепалки между человеком и зверем. Стоило попытаться узнать что-то у самого виновника торжества. - Мужик, ты кто? Что в твоей жизни пошло не так, что ты говоришь о себе в женском роде и пылаешь ко мне страстью? У тебя есть минута, пока я поднимаюсь и заношу ногу для пинка тебе, после чего ты веселой птичкой полетишь прямо рожей вниз.
Краткое промедление, после которого изумление сменилось раздражением. Голос незнакомца был вполне мужским, но так и сквозили в нем типично девчачьи нотки. Что-то не складывалось.
- Фамилиара мне хренового подарили, за еду любую чушь наплетет! - в питомца полетели босоножки, отчего блондин опасно покачнулся и чуть не рухнул вниз. - Как знала, что вы только издеваться будете!
И едва закончив свою злобную реплику, гость скрылся в окне, таки вторгнувшись на территорию инквизитора. Тот ждать чего-то не стал, решительно открыл дверь аптеки, доселе запертую ушедшей по делам Фридой, и направился к лестнице. За ним же потянулся кот. Странного блондина они встретили у подножия лестницы, искатель преградил ему дорогу, скрестив руки на груди.
- Разве у меня на лице написано, что я шучу или издеваюсь? Я жду объяснений. Это значит, что один затыкает свое воображение и говорит по делу, а другой заканчивает истерику. Здесь вам не базар и не проходной двор.

+3

65

[icon]http://sg.uploads.ru/uxBCK.png[/icon]
Совместный пост

Бормоча ругательства на вредного кота, наставника, богов и весь мир в целом, девушка похромала к выходу, но тормознула возле кровати, увидев свой рюкзак. Она совершенно забыла, что выходила вчера из комнаты с вещами, благополучно оставив их утром здесь. "Ну, все равно пришлось бы возвращаться"  Закинув сумку на плечо и в очередной раз подтянув штаны, девица все же добралась до лестницы, где её уже поджидал раздраженный хозяин мансарды. Дезире открыла было рот, чтобы ответить наставнику, но осознала, что понятия не имеет, как можно объяснить ему происходящее, поэтому закрыла его обратно и смущенно отвела глаза.
- У меня нет истерики, - тихий шепот донесся до инквизитора, когда после минутного замешательства она все же собралась с мыслями, - Я проснулась, а тут это... А там так вообще! А он сразу сюда погнал, а тебя нет! Вот и залезла наверх, думала ты не слышишь...
- Слушай, мне плевать, - грубо оборвал разрозненную речь Лео, начиная хмуриться. - Если ты не понял, под вопросом о твоей жизни я подразумевал буквально "какого хрена ты залез в мой дом". Я тебя не знаю, парень, и сейчас я решаю, что будет сделать лучше: все-таки спустить тебя с лестницы вниз, переломав пару ребер, или просто сдать страже. В твоих интересах дать мне хоть малейший повод выбрать второй вариант.
Только сейчас до полукровки наконец дошло, что инквизитор её не узнал. "О боги, вот дура то. Я же сама себя не узнаю, а он то как бы смог" Щеки залил густой румянец и она рефлекторно потянулась к разошедшемуся воротнику рубашки, одновременно спускаясь на одну ступеньку. Это была явная ошибка, коей не преминули воспользоваться коварные брюки, а удачно стоявший на ее пути Альден отлично смягчил приземление. Дезире тряхнула головой и быстро проморгалась, чтобы обнаружить себя лежащей поверх наставника и почти утыкаясь своим носом в его. В ту же секунду она скатилась в сторону, не дожидаясь пока ей прилетит то же, что она невольно прописала брату по пробуждению.
- Да это я, Дезире! Рамштайн, чтоб тебя, подтверди!
Второе за день падение синяк воспринял очень негативно, чем сдул всякое желание Лео сотрудничать и проявляться вселенскую доброту. Локтем он бы незнакомцу неизбежно зарядил, но тот вовремя откатился. Поднимаясь, искатель ощутил какую-то вязкую гадливость, что сей молодой человек со своей явно недвусмысленной заинтересованностью в мужчинах вообще его коснулся. Уже одного этого хватило бы, чтобы выставить парочку прочь без дальнейших дискуссий, но вот последняя фраза блондина заставила слова вырваться прежде действий, в том числе кошачьих:
- Ага, только вот знаешь, я мужика от бабы отличить пока могу. Хочешь сказать, что у нее сиськи и член втягиваться умеют по желанию, как у таррэ? Заснула одним человеком, а проснулась другим – потрясающая способность. А размер она тоже менять умеет, сказочник?
Разумеется, словам паренька он не поверил. И теперь приближался, чтобы попросту выбить из блондина всю дурь вместе с признанием, откуда он о девочке вообще узнал, и как в это замешан мерзкий фамилиар, который с трудом тянул на друга Дезире.
Если вначале румянец на лице гостя говорил о смущении, то теперь яркий пунцовый цвет тонко намекал на поразивший его в самое сердце культурный шок. Ученица в ужасе закрыла рот ладошкой, огромными глазами глядя на Альдена. Пока в незамутненной эротическими фантазиями голове расцветали упомянутые картины, постепенно перекрашивая ее лицо в салатовый, кот рискнул вмешаться.
- Да она это, зуб даю! - он запрыгнул хозяйке на колени, ощерил клыки и вздыбился, загораживая ее от разозленного мужчины. Учитывая его внешний вид, картина получилась жутковатой в своей абсурдности, - Говорю же, уснула нормальная, а проснулась вот этим! В храме Марисы вырубилась!
- Понимаете, господа хорошие, это, скажем так, нетипично, что люди меняют свой пол после сна, - едва сдерживая раздражение процедил сквозь зубы инквизитор. Руки он пока придержал, видя лицо паренька, которое описывалось одним емким термином – ужас. Вместо этого он присел перед гостями на корточки и очень четко, чеканя каждое слово, продолжил: - Так что либо вы мне тут втираете какую-то дичь, либо сама Мариса решила радикально изменить судьбу Дезире, сделав ее мужчиной. В заинтересованность богов я не верю, а вот в людское вранье – очень даже.
"Но я не хочу! Меня все устраивало как было, я хочу обратно! Я... Я не умею, в конце концов! Да что вообще со всем ЭТИМ делать то теперь?!" В промежутках между размышлениями о сущностях суккубий и инкубаров, в голову запрыгивали паникующие мысли, весело подпрыгивающие на нервах и заставляющие лоддроу передергиваться от отвращения.
- Да пусть меня шипоглав поимеет, если вру! Сам посмотри, это ж её одежда, кнут, а тапки она в меня с окна ещё выкинула, - кот понимал, что все это крайне не убедительно, но ничего лучше придумать так сходу не смог, зато в размерах ужался до нормального, нервно подергивая хвостом.
Дезире немного отошла от нахлынувших впечатлений и сосредоточилась на разговоре. Лео им совершенно не верил, что было вполне логичным. Она и сама не верила в происходящее. Девушка прокрутила в голове все события, начиная со вчерашнего вечера, пытаясь вспомнить что-то такое, что могла знать она, но не обязательно знал кот, явно вызывающий у брата больше недоверия, нежели она в своей новой личине.
- Я вчера в библиотеке на ровном месте споткнулась, а Райт мне упасть не дал. А в трактире я у тебя из тарелки огурец утащила, пока рассказывала о себе. И варенье утром вкусное было, вишневое... - она заглядывала в карий глаз, пытаясь понять, достигают ли её слова нужной цели, - Я ассистировала на операции, когда ты глаз потерял. И видела, как ты рано утром сбежал из палаты.
И слова блондина заставили лед тронуться. Их доводы были дикими, только сумасшедший бы поверил, что сидящий перед Лео парнишка был Дезире, но кто еще мог знать все это? Хотелось бы предположить, что лоддроу валялась где-то бездыханная, а этот блондин был телепатом или каким прочим ментальщиком, который вытянул из ее головы информацию насильно, но было одно большое «но», ломавшее эту теорию – клеймо. Инквизиторы не были восприимчивы к ментальной магии. О вчерашнем вечере могли знать только его участники. О глазе – только тот, кто был в лазарете в тот день. И для Альдена стало откровением, что Дезире там тоже присутствовала. Та самая Дезире, которая сейчас была мужиком. Стоило только это признать – как все встало на свои места. Только она была настолько неуклюжей, чтобы снести его с лестницы. Только она могла сменить все цвета радуги при упоминании мест, обычно сокрытых от солнца. И только она вела себя, будто обиженный жизнью ребенок.
- Твою мать… - только и выдал Альден, когда осознал весь масштаб катастрофы. Больше слов у него не нашлось. Мозг отказывался понимать.
- Ага, семнадцать лет назад её, - Дезире ляпнула первую пришедшую на ум мысль, облегчённо выдохнув, и только потом поняла, что сморозила пошлость. Разумеется, она тут же начала краснеть, - Кхм... Ты сильно ударился... Позволишь, я посмотрю? Ну, я в смысле, может помогу...
Ученица окончательно стушевалась, не в силах подобрать верные слова, но надеясь, что Лео все таки правильно её поймёт. Она мягко спустила кота на пол и встала, нервно поправив повязку на запястье и выжидающе уставившись на мужчину.
Альден встал следом, но особой охоты делать шаг навстречу своей «ученице» так и не продемонстрировал. Напротив, машинально потянулся к вороту рубашки, будто паренек уже собрался насильно лапать его своими руками. И вообще, не какой-то голубоватый паренек это был, а Дезире. Пусть даже это они уже выяснили, сам факт ее чудесного превращения вызывал ступор даже у столь богатого воображения, как у Лео. И от неприятных мыслей так просто избавиться не получалось.
- Миловидной девушке я бы позволил. Но сейчас ты… как бы это сказать… не вызываешь у меня особого доверия. Извини, но я не могу воспринимать нормально парня, который ведет себя, как девчонка. Вместо помощи я бы предпочел узнать, что случилось. Не мог твой сон в храме этого сделать. И почему ты вообще уснул… уснула в публичном месте?
- На секундочку, я тебя не соблазнять тут собираюсь, а посмотреть почему ты еле дышишь, и морщишься через слово, - некогда миловидная девушка нахмурилась и упрямо двинула челюстью, - Не приведи Ильтар у тебя с ребрами что-то. Или ты к всех лекарей по половому признаку выбираешь? Снимай рубашку и садись на стул. Меня так упрекнул, а сам тоже недотрогой бываешь от случая к случаю? - Дезире подошла к ближайшему стулу и выжидающе встала рядом.
Одно в данной ситуации радовало – случайному незнакомцу с улицы явно не было бы никакого дела до ребер Лео, так что стоило окончательно успокоиться и убедиться, что под личиной блондина действительно скрывалась лоддроу. Легче ее воспринимать, впрочем, от этого не становилось. Другое дело, что мужской голос звучал куда серьезней и внушительней, чем тот девичий писк, которым она радовала доселе, и оттого создавалась иллюзия неизбежности. Девочка, ставшая мужчиной, обрела уверенность в себе.
- Нет ничего дурного в том, что во время лечения я предпочитаю получать еще и эстетическое удовольствие. Мне очень жаль, что мужчины меня не привлекают, но такой уж я, - пробубнил Альден, усаживаясь на стул и попутно снимая через голову рубашку. Грудину ощутимо укололо от резкого движения руками.
"Какое счастье, что сейчас ты его не получишь, иначе мне было бы крайне неловко, а тебе, возможно когда-нибудь, очень стыдно, ибо одна Ильга знает, до каких мыслей тебя бы эта эстетика довела" Сосредоточенно нахмурив брови, ученица инквизитора внимательно осматривала увечного наставника и только осуждающе качала головой. Судя по всему у него был сильный ушиб, Стараясь не обращать внимания на непривычный вид собственных рук, она осторожно ощупывала ребра Лео, внимательно прислушиваясь к его реакции на каждое движение и пытаясь чётко определить, где он вздрагивал от боли, а где от брезгливости.
- Мне нужен длинный бинт плотный, где здесь найти можно? И было бы здорово амарилис с маслом леофиса смешать и намазать, чтоб ты в процессе перевязки не взвыл раненым волкодаком... Хотя по-хорошему, тут нужно нормальное лечение и полный покой, такие ушибы очень долго заживают, - Дезире, не прекращая аккуратно продавливать соседние с синяком ребра на предмет трещин, исподлобья глянула в лицо Альдена, -Но ты наверняка и сам в курсе.
Убедившись, что трещин нет и дождавшись указаний, где можно найти бинт и используемую искателем целебную мазь, полукровка скинула рюкзак на пол и отправилась на поиски. Альдену предстояло суровое испытание - вытерпеть на себе мягкие прикосновения мужских ладоней, увлеченно что-то втирающих. Ученица неловко вышагивала по комнате в поисках лекарства, пошире расставляя ноги и поражаясь как мужчины вообще умудряются ходить ровно, пациент морально готовился к истязанию, а кошак ехидно давился смехом, по очереди глядя на обоих.
- Не знаю почему уснула в храме, - девушка зачерпнула из баночки мазь и растерла между ладонями, после чего осторожно коснулась мужской груди, круговыми движениями принявшись её втирать, - Вообще случайно там оказалась. Зашла внутрь, хотела подношение оставить. А потом такая слабость накатила, что взяла и просто уснула прямо на полу. Хорошо, Рамштайн рядом был уже, догнал. От служителей меня отбивал, а то вообще не понятно где бы я оказалась. Ну, а потом просыпаюсь и вот... Это вот всё,- завершив первый этап экзекуции, Дезире махнула рукой, призывая наставника встать, и сосредоточилась на накладывании тугой повязки, - Первое время такие сильные ушибы лучше охлаждать и туго бинтовать, так мышцам будет легче вернуться в норму. А потом наоборот, разогревать нужно будет... Я догадываюсь, что ты думаешь, - она ещё раз осмотрела полученный результат и отошла на пару шагов, - Сначала согласилась минимизировать общение, а чуть что случилось, сразу прибежала за помощью. Я пойму если ты не захочешь брать на себя эту проблему, правда. Только... Покажи в какой стороне замок, а то боюсь что снова забреду не туда...
Она передернула плечами, смущённо улыбнулась и пошла на улицу к колодцу, чтобы вымыть руки и вообще привести себя в более менее приличный вид. На сколько это вообще было возможно в нынешней ситуации.

Отредактировано Дезире (2017-07-01 00:26:26)

+3

66

И снова осуждающие взгляды, снова укоризненные покачивания головой. Видимо, такова была судьба Лео – набивать себе шишки, лишаться глаз и конечностей, ломать себе кости, а после попадать в нежные и заботливые руки какой-нибудь девицы, которая могла бы опечаленно вздыхать и лечить его, бедного. Так было с Морин, с лекарями в Ордене, с Аннуорой, с монашкой из Таллема, имени которой искатель даже не помнил. Только в этот раз система где-то дала сбой, и вместо девицы Альдену подсунули парня. Неприятная шутка, из-за чего совершенно не получалось расслабиться и ловить выгоду от осознания собственной важности. А уж когда Дезире, сохраняя все то же щенячье выражение вселенской скорби на лице, еще и потянулась трогать ребра, стало совсем невмоготу, инквизитор заерзал, по нему ясно читалось, что он бы хотел поскорее закончить процедуру осмотра и пойти убиваться дальше. Но она давила на каждую кость последовательно, отнюдь не смущаясь вызывать боль, и со временем та сумела даже перебороть отвращение. Теперь сбежать хотелось еще и потому, что настоящего врача в комнате явно не было.
- Мне нужен длинный бинт плотный, где здесь найти можно? И было бы здорово амарилис с маслом леофиса смешать и намазать, чтоб ты в процессе перевязки не взвыл раненым волкодаком... Хотя по-хорошему, тут нужно нормальное лечение и полный покой, такие ушибы очень долго заживают. Но ты наверняка и сам в курсе.
Еще бы он не знал. Конкретно про этот синяк ему рассказывали уже целых две женщины, и каждая пыталась убедить его в пользе постельного режима, горьких лекарств и жестких повязок. Надо ли говорить, что едва они ступали за порог, как все рекомендации успешно забрасывались? Стоило полагать, что то же самое случилось бы и с пожеланием Дезире. Может, потому она и не настаивала, что уже сообразила, что наставник ее не из самых усидчивых людей в мире. Или он все-таки внушал ей какое-то уважение, и она боялась поставить его перед фактом. От последнего предположение захотелось смеяться.
Направление к лекарствам и бинтам инквизитор указал не столько из рвения стать послушным пациентом, сколько из желания перестать быть объектом болезненных ощупываний. Он и без касаний Дезире знал, что синяк болит, особенно если его раз за разом то нагружать телесами отнюдь не легких людей, то ронять с высоты в надежде, что как-нибудь пронесет. Но девушку, видимо, грызла совесть и собственная непоследовательность, а еще ей попросту некуда было пойти в таких обстоятельствах, и она могла только попытаться сгладить негативное впечатление от этой неожиданной встречи и быть полезной. Похвальное решение, но оно не умаляло всего того, что они уже сказали друг к другу и к чему пришли.
- Не знаю, почему уснула в храме, - наконец вернулась к делу Дезире, когда принесла к стулу злополучную мазь. С невыразимой тоской Лео созерцал, как она зачерпывает ее своими мужскими лапищами, растирает в руках и уже тянется к нему. Искателя передернуло. - Вообще случайно там оказалась. Зашла внутрь, хотела подношение оставить. А потом такая слабость накатила, что взяла и просто уснула прямо на полу. Хорошо, Рамштайн рядом был уже, догнал. От служителей меня отбивал, а то вообще не понятно где бы я оказалась. Ну, а потом просыпаюсь и вот... Это вот всё.
За словами последовал почти что барский жест, призвавший его встать. Альден утешил себя тем, что пусть лучше дитя играет в доктора, чем снова истерит и льет слезы, и послушно и молча поднялся. Самую сложную часть с мазью он все равно уже пережил, повязка – что два пальца о мостовую. Лоддроу очень старалась наложить ее потуже, а искатель очень старался оставить себе побольше места для дыхания. Пыхтели с серьезными лицами оба.
- Первое время такие сильные ушибы лучше охлаждать и туго бинтовать, так мышцам будет легче вернуться в норму. А потом наоборот, разогревать нужно будет... Я догадываюсь, что ты думаешь.
О чем бы ни догадывалась Дезире, но думал Альден исключительно о том, что в таком виде ему и ходить-то тяжко, о всяких прочих развлечениях вроде той же речки можно и вовсе позабыть. И плечи не расправишь, и глубоко не вздохнешь, и не наклонишься нормально. А спать, небось, выйдет только в положении «как в гробу». Веселая у него жизнь назревала, ничего не скажешь.
«И вот принесла же ее нелегкая…»
Хотя, конечно, в какой-то самой отдаленной части своего сознания имелась некая толика благодарности. Синяк Лео уже изрядно надоел, и он действительно очень хотел, чтобы он поскорее прошел. Правда, при этом он не хотел мазаться мазью, пить зелья и быть связанным по швам, но это была уже совсем другая история.
Дезире тем временем продолжала.
- Сначала согласилась минимизировать общение, а чуть что случилось, сразу прибежала за помощью. Я пойму если ты не захочешь брать на себя эту проблему, правда. Только... Покажи в какой стороне замок, а то боюсь что снова забреду не туда...
Была у этой девочку одна чрезвычайно пагубная привычка – она никогда не дожидалась ответа. Роль жертвы обстоятельств настолько вросла в нее, что от окружающих она ожидала только следования такому же сценарию: упреков и полнейшего согласия с ее самобичеванием. Она не учитывала, что не все здесь были маленькими девочками с пляшущими гормонами и непостоянным настроением, которое менялось, как ветер в море. Что ее наставником был человек, который пусть и запомнил ее слова и не собирался ни сближаться, ни воспитывать ее, но ответственность за нее все же нес, покуда начальство не решило закончить этот цирк. И раз Дезире умудрилась влезть в настолько крупные неприятности, Альден не мог махнуть рукой и просто послать ее прочь под ясные очи коллег. Сперва он должен был хотя бы понять, что случилось. Потом стало бы видно, что с этим всем делать.
Поэтому он кое-как нацепил рубашку, залезая в нее невероятными способами, и по мере возможностей двинулся следом на улицу. Лоддроу он нашел у колодца, ученица мыла руки от мази.
- Из тебя не выйдет даже очень посредственного искателя, если ты не знаешь, что с тобой случилось. Ты всегда должна обращать внимание на то, что происходит вокруг тебя, потому что в следующий раз твоя невнимательность может закончится еще плачевней. Давай, вспоминай по порядку в деталях, что ты делала после того, как покинула аптеку. Кого видела, с кем разговаривала, куда шла, в какой именно храм наведалась. Какое подношение хотела принести. Сколько там было монахов и верующих, не выглядели ли они подозрительно, - его собственный взгляд зацепился за то, что придавало образу блондина еще большую комичность. Наверное, стоило смириться, что это ее наваждение быстро не пройдет. – И я могу дать тебе мужскую одежду, если хочешь. Неприлично с полуспущенными штанами щеголять по улицам. Или давай хоть подвяжем чем.

+1

67

На бледном лице проявилась едва заметная тень неудовольствия, когда полукровка увидела идущего к ней инквизитора. "Вот же неугомонный какой, неужели подождать не мог? Я бы помогла, неудобно же было одеваться... Хотя, могла бы и догадаться, что именно так произойдёт и помочь сразу, тоже мне..." Она старательно смыла остатки мази и с наслаждением умылась. Очень хотелось ополоснуться целиком, особенно после сна на полу храма, но видимо с этим ещё придётся повременить. Она как раз подумывала промыть ногу, когда наставник решил таки включить функцию обучения и начал с короткой, но емкой лекции о невнимательности и её последствиях для каждого инквизитора. Девица внимательно выслушала брата, в уме уже начав выстраивать план ответов, как он сделал резонное предложение, от которого было попросту глупо отказываться.
- Ну да, - лоддроу оглядела себя и нерешительно кивнула, - Переодеться было бы здорово, спасибо большое, а то я и правда на пугало похожа. Или теперь мне нужно говорить "похож"?..
Она подвисла на несколько мгновений, представив себе открывшиеся перспективы. Страшно предположить, куда её могли бы завести эти размышления, но она заметила что Лео её ждать не стал и поспешила следом. До мансарды они добирались в молчании, переваривая события этого суматошного дня, который, к слову, ещё далеко не закончен.
Кот встретил их внизу мрачным, красноречивым взглядом желтых глаз, но умничать и выдавать язвительные шуточки не стал, ограничившись пренебрежительным фырканьем. Наверху Альден выдал ей стопку одежды и двинулся в сторону лестницы, решив, по видимому, не мешать нежной даме облачаться в новый наряд.
- Ты куда?! - некогда нежная дама нервно глянула на врученные ей тряпки и машинально шагнула следом, - В смысле это... Не уходи, а? Пожалуйста. Ну, то есть отвернись, но... Ну ты понял...
Девушке было банально страшно раздеваться и воочию видеть то, что она ещё только мельком ощупала, а ей уже хватило для начала нервного срыва и почти абсолютной потери самообладания. Непонятно, по какой именно причине присутствие наставника могло благотворно влиять на неё, но тем не менее оно внушало некую смутную уверенность в том, что самое страшное, чем бы оно ни было, не случится пока он неподалёку. Убедившись, что Альден внял её просьбе и пропадать из поля зрения более не собирается, она принялась стаскивать с себя не подходящую для приличного молодого человека одежду юной барышни.
- Так, по порядку и в деталях... Сначала я пришла на рынок, там было очень людно, громко и тесно, - Дезире непроизвольно передернула плечами от отвращения и оглянулась на Лео, - Зачем торговцы хватают людей за руки, это же явно не поможет им продать товар? Или все таки помогает? Что-то я не о том, - она стряхнула с себя эту странную рассеянность, сосредоточившись на предмете разговора и снятии перекошенной рубашки, - Потом вышла к храму Марисы, села на улице, нашла безделушку в траве. Наверное, кто-то потерял, миленькое украшение, ну и подумала его в храме оставить, - полукровка натянула чужие штаны и неловко поерзала, пытаясь подобрать удобное положение, - О боги, да как вы с этим ходите, неудобно же ужас... Я всего ничего пробежала, а уже натерла кажется...
Стеснялась ли она говорить такое Лео? Отнюдь, как ни странно, но она бы наверняка краснела и давилась словами обсуждая "родные" части тела, а вот нынешнее "имущество" все ещё казалось чем то нереальным, а потому говорить о нем было сродни обсуждению тартата - вроде и ничего приятного, а любопытно до жути. Особенно, после визуального знакомства, которое вызвало больше недоумения, нежели страха. Дезире подозрительно покосилась на спину искателя и, брезгливо поморщившись, поправила все неудобное рукой. Она рефлекторно вытерла её о штанину, сразу задумавшись о возникшем парадоксе. С одной стороны собственное тело не должно вызывать подобных чувств и реакций, иначе с ним очень сложно будет жить дальше, но с другой все это было слишком чуждым, чтобы восприниматься хоть сколько то проще и легче.
- Кхм, да... О чем я говорила? - ученица рассеянно взяла рубашку и принялась отрешенно мять её в руках, - А, храм. Людей там было мало, служители тоже в глаза не бросались и ко мне не подходили. Да я, собственно, недалеко от входа ушла. Хотела положить цепочку на стол и уйти, а потом вдруг приспичило примерить, хотя я вообще не люблю никаких побрякушек на себе. Надела её, - она провела ладонью по груди и нащупала упомянутое украшение, - Эм... Лео, - в мужском голосе явственно проскользнули визгливые нотки зарождающейся паники, - Лео!! Эта штука прилипла и не снимается!!
Лоддроу пыталась подцепить кулон ногтями, но он оказался намертво приварен к коже так, что комар при всем желании носа не подточит. Словно одного этого было мало, чтобы подвести глупую девочку к очередной истерике, так еще и все попытки отодрать от себя безделушку несли за собой довольно сильную боль. Догадаться, что же все таки стало причиной смены пола, теперь было не сложно. Сложно было это осознать и принять тот факт, что только собственная глупость и беспечность сыграли в этом главную роль.
[icon]http://sg.uploads.ru/uxBCK.png[/icon]

Отредактировано Дезире (2017-07-03 23:53:37)

+1

68

- Переодеться было бы здорово, спасибо большое, а то я и правда на пугало похожа. Или теперь мне нужно говорить "похож"?..
Пожалуй, с выяснением обстоятельств и правда можно было немного подождать, ибо блондину просто очень требовалось привести себя в порядок. Пока Дезире являла собой весьма печальное зрелище, и первое, что приходило в голову – что она очень поспешно драпала через окно от какой-нибудь юной и кроткой девицы, чей отец застал молодых за каким-нибудь непотребством, при этом свято веря в непорочность дочери. Причем драпала настолько быстро, что вместо мужской ухватила женскую рубашку и совсем позабыла про закинутые под ложе сапоги. Это было бы даже смешно, если бы по лоддроу не было видно, что она может и заплакать от такой несправедливости.
Вместе они прошли в мансарду, где Альден нашел для ученицы комплект чистой одежки, составлявшей весьма простецкого вида штаны и рубашку без каких-нибудь изысков. Сапоги тоже нашлись, хотя по меркам Лео они должны были быть ей великоваты. Но лучше уж великоваты, чем маловаты, а то и вовсе чем без обувки щеголять, так что выбора он лоддроу не дал. Но та и не спорила, даже не включала принцессу или какую иную благородную даму, скептически осматривая дар. Инквизитор уже было собрался оставить ее одну, дабы не смущать и не провоцировать на новые истерики, но успел только подойти к двери и коснуться ручки, как его остановили.
- Ты куда?! – послышался шаг навстречу, и Альден обернулся, вскидывая брови в немом вопросе. Уж не она ли верещала, что не любит прикосновения, не ее ли лицо зеленело только от одной лишь мысли, что кто-то, в том числе наставник, мог влезть в ее личное пространство, увидеть и узнать что-то, что было сокрыто от всякой живой души. Лео был догадливым парнем, новый материал он усваивал неплохо. Вот и сейчас он успешно усвоил, что если не трогать Дезире с ее заморочками на тему приватности, то и воплей можно будет избежать. Но теперь Дезире рвала очередной шаблон. И снова глядела глазами загнанной лани. - В смысле это... Не уходи, а? Пожалуйста. Ну, то есть отвернись, но... Ну ты понял...
- Я надеюсь, что потом, когда состояние аффекта пройдет, ты не полезешь драться, что не ушел, - пробурчал себе под нос искатель, отворачиваясь и отпуская ручку. От двери он, впрочем, не отошел. Если вдруг настроение блондина резко поменяется, можно будет успеть вылететь прочь, оставив его разбираться со своими гормональными взрывами самостоятельно.
- Так, по порядку и в деталях... Сначала я пришла на рынок, там было очень людно, громко и тесно. Зачем торговцы хватают людей за руки, это же явно не поможет им продать товар? Или все-таки помогает? Что-то я не о том, - Альден терпеливо ждал, сохраняя молчание и разглядывая дверь. По голосу было слышно, что Дезире нервничает, и ничего удивительного в этом не было, девочке-подростку едва ли могло понравиться оказаться в теле противоположного пола со всеми его… новшествами. С другой стороны, это избавляло от всех дурацких вопросов в будущем. Человеческая анатомия еще никому не вредила, на практике – тем более. - Потом вышла к храму Марисы, села на улице, нашла безделушку в траве. Наверное, кто-то потерял, миленькое украшение, ну и подумала его в храме оставить.
А вот тут Лео встрепенулся. Эта деталь резанула слух и привлекла к себе максимум внимания, из-за чего жалобы на «новшества» полностью прошли мимо инквизитора.
«Что за украшение?»
По Фатарии бродило множество опасных и жутких артефактов, Черный рынок распространял их без устали. У Ордена имелись весьма внушительные списки, которые приходилось заучивать на тот случай, если одна из искомых вещиц попадется по пути. Именно поэтому подразумевалось, что молодых инквизиторов еще на этапе послушничества готовят к тому, что даже лежащая на земле палка может принести неприятности, ибо никогда не знаешь, до чего додумаются нелегальные мастера артефактных дел. А уж вывести из строя парочку инквизиторов незатейливыми «шутками» - что может быть лучше.
«Наверняка оно. Иначе и быть не может. Только вот что же именно она подобрала?»
- …Хотела положить цепочку на стол и уйти, а потом вдруг приспичило примерить, хотя я вообще не люблю никаких побрякушек на себе. Надела её…
«Надела?!»
Отчаянно хотелось повернуться, но Альден пока держался. Ее новая личина все равно никуда бы не убежала, как и украшение, если оно все еще было на ней. Но мельтешащие в голове мысли обратились в решительные действия в тот момент, когда ученица вскрикнула.
- Лео!! Эта штука прилипла и не снимается!!
Мужчина подлетел к ней, отнюдь не вежливо убрал ее руки от амулета и внимательно на него посмотрел, не касаясь. Не сразу в памяти всплыло, что за гадость им попалась, ибо подобного добра все-таки хватало, но как только искателя озарило, на лице его не осталось ни малейшего признака хорошего настроения или былой жизнерадостности. Ситуация начала принимать масштаб катастрофы.
- Это Перевертыш. Побрякушка, которая меняет пол того, кто рискнет ее надеть. Не трогай больше, она не отойдет от кожи, только больно будет, - голос его был спокоен, но за этим всем прослеживалось обрушения всякой самоуверенности. Альден вдруг понял, что и в страшном сне не мог увидеть, что его наставничество закончится вот так. Если он и станет известен всему Ордену, то только как человек, чья ученица убилась самым идиотским образом из всех существующих. – Дура ты, Дезире. Полнейшая. Толку от твоего знания мази «Фантом» нет, если ты при этом не усвоила еще в детстве, что никогда нельзя подбирать с земли неизвестные вещи. Украшения – тем паче. А уж тот факт, что ты еще его и надела на себя, лишь подтверждает, что в рядах инквизиторов тебе не было бы места.
В его голосе не было и тени шутки. Пустоголовая девчонка сделала то, за что ей впору было бы выписать плетей, чтобы это очевидное знание выбилось в ее памяти кровавым клеймом. Так учили самого Альдена, и это работало. Но едва ли бы ей подобный подход мог помочь, для Дезире это была последняя ошибка в ее очень короткой жизни. В этом-то и крылась основная трагедия. Разумеется, искатель знал, что была лазейка, которая могла позволить спасти жертву от артефакта-паразита, но этот вариант был сродни игре с Акалом, никто не мог дать никаких гарантий. А учитывая, что один раз Альдену уже приходилось подобную процедуру проводить, он искренне сомневался, что второй раз провидение ему поможет сыграть со смертью и выиграть. Он не хотел заканчивать все своими руками. Совесть бы такого не выдержала.
- Но ты им в любом случае уже не станешь. Перевертыш иссушает носителя через несколько месяцев, срок зависит только от выносливости организма. Ты себя убила, Дезире, - такие новости невозможно было доносить мягко и осторожно. В случае же лоддроу это было даже лишним – ей следовало понять, что именно привело к такому исходу, что ни судьба, ни чьи-то злые помыслы против нее не повлияли на такой конец, все сделала она сама и своими собственными руками. Утешением ей могло служить лишь то, что сам Лео был глубоко потрясен тем, как повернулась вся эта история.

+1

69

[float=left][mymp3]http://my-files.ru/Save/u44k2e/Limb Bizkit – Behind Blue Eyes.mp3|Limb Bizkit – Behind Blue Eyes[/mymp3][/float]И мир рухнул. Дезире молча смотрела на брата, пытаясь осознать сказанное им. Ничего не будет. Не лжи и не правды. Не любви, не боли, не радостей и печалей. По крайней мере для нее это все скоро закончится, хотя солнце по-прежнему продолжит вставать на востоке по утрам, а луна мягко светить ночами, затмевая собой яркие звезды среди темных облаков. И моря из берегов не выдут, а горы продолжат и дальше нести свой молчаливый и вечный пост. Только она не успеет узнать, каково это, влюбиться и окунуться с головой в долго удерживаемые эмоции. Не сорвется за тридевять земель просто для того, чтобы увидеть как над морем кружат чайки или попробовать знаменитого Вильданского эля, о котором она слышала мимоходом от одного из старших учеников. Не выучится на искателя, еще немного приблизившись к своему идеалу инквизитора. Не узнает ничего об отце и ничего не расскажет Лео о себе. Не узнает, каким же могло бы быть ее испытание по окончанию обучения. Не напьется вдрызг, чтобы наутро голова от подушки не отходила. И так и не поймет, зачем же люди касаются друг друга без сути и смысла и почему при этом их лица начинают светиться какой-то непонятной радостью.
Ученица окинула мансарду новым взглядом. Царящий вокруг беспорядок привычно заставил брови сойтись на переносице, но она одернула себя. Это не ее комната, не ее бардак и вообще не ее жизнь. Пусть руки и зачесались разложить по местам вещи, а листы на столе рассортировать по степени важности, цвету и размеру. Взгляд зелено-голубых глаз снова вернулся к наставнику.
- А зачем ты ухо проколол?- вопрос вырвался прежде, чем она успела обдумать его возможные последствия.
Рука машинально потянулась прикрыть рот ладонью, а в голове уже начали щелкать варианты как переключить тему, чтобы отвлечь его внимание от такого странного вопроса, особенно в свете последних событий, но замерла на полпути. А какая, собственно, разница теперь? Она хочет знать. Так почему бы и не спросить, если терять по-сути уже и нечего? Что он сделает? Да какое вообще имеет значение, что он станет думать о ней, если узнает правду? Думать о ней хуже, чем сейчас уже точно некуда.
- Я пыталась это понять, но ни к какому выводу так и не пришла,- она провела рукой по волосам и щелкнула ногтем по своим серьгам,- Даже вот сама попробовала, а все равно смысла не нашла.
[float=right]http://sa.uploads.ru/t/zhUd5.png
[/float]Так много всего интересного и захватывающего она просто не успеет узнать! И некого винить, кроме собственной непроходимой глупости. Сколько идиотских поступков она успела совершить всего за одно утро? И с чего бы? Откуда эти трудности с тем, чтобы сдерживать свои порывы и держать себя в руках? Неужели только из-за слов Альдена о том, что эмоциональная Дезире ему нравится куда больше, нежели ледяная статуя, коей она привыкла себя изображать? Ну что же, а почему бы и нет? На ее памяти он пока был единственным, кому оказалось хоть немного интересно посмотреть что творится у нее внутри, не удовлетворившись стандартной маской равнодушия. Стоит ли рассказать ему об этом? Или о том, почему она вообще надевала ее столько лет? Возможно, когда-нибудь... Из груди вырвался негромкий смешок, а уголки губ приподнялись в ухмылке. А успеет ли наступить это "когда-нибудь"? В дверь негромко заскреблись и улыбка сразу сполза с лица.
- Не говори ему,- она сглотнула и нерешительно дотронулась до его плеча кончиками пальцев, но сразу отдернула, сжав кулак,- Я сама потом. А то начнет ругаться так, что и в порту рабочие бы обзавидовались...
Лоддроу обошла наставника и открыла дверь, впуская внутрь фамилиаров. Она внимательней присмотрелась к коту, отмечая и аномально широкую пасть, и выпирающие острые позвонки, и черные узоры на шкуре. Как же она была разочарована, когда мать подарила ей его на день рождение! Девочка сызмальства мечтала о текке, а мать решила, что такое вот нелепое и искореженное подобие говорящего кота вполне подойдет для ее собственной, нелепой и морально искореженной ошибки. Как позже оказалось, Рамштайн был единственным, за что Дезире могла искренне поблагодарить ее. Пусть он был грубым хамом с тягой к сарказму и кривляниям, тем не менее он всегда был рядом когда ей это было нужно. И даже когда она хотела одиночества, он был неподалеку, наблюдая за ней, готовый в любой момент прийти обратно, чтобы подкалывать ее ехидными шутками и как бы невзначай касаться когтистой лапой. Нет, она не только сейчас осознала всю ценность этого подарка и их перевернутой дружбы, все это она поняла еще год назад, незаметно впустив к себе в душу, где кошак прочно обосновался. Но только сейчас ей в голову пришла мысль, что все это время он был рядом и давал необходимую поддержку, пусть и в своем собственном понимании, а вот она никогда не отвечала ему хоть сколько нибудь видимой взаимностью. Ей стало стыдно за такое безвозмездное пользование единственным другом. Дезире до боли сжала дверную ручку, глядя как животные проходят в комнату и вольготно располагаются на облюбованных местах.
- А тебе идет, ходи так всегда,- кот окинул хозяйку оценивающим взглядом и широко ухмыльнулся во всю пасть,- Все малолетние девки штабелями повалятся, хотя и определенные мужики тоже могут соблазниться. Ну те, к которым твой наставник себя не относит, ага. Так что твое дефиле здесь безрезультатно, если ты понимаешь о чем я.
Девушка удивленно нахмурилась и окинула себя взглядом, после чего лицо снова приняло цвет закатного неба. Прилипший кулон, а следом за этим откровение Лео совсем сбили ее с толку и Дезире до сих пор оставалась в одних лишь брюках. Она рефлекторно сцепила руки на груди, хотя по краю разума и пробежалась мысль, что прикрывать там теперь нечего. Пока полукровка торопливо натягивала одолженную рубашку, в голову вернулись неизбежные мысли. Еще пару минут назад она начала приучать себя к мысли, что ей, возможно, придется провести в этом теле всю жизнь. Какая ирония, что это оказалось настолько буквально. Теперь она не знала то ли радоваться, что срок "носки" незнакомого и смущающего ее тела окажется недолгим, то ли плакать, что она не успеет познать все его возможности. В конце концов это тоже было интересно.
До судорог в пальцах захотелось взять карандаш и бумагу, чтобы выплеснуть все то, что разъедало ее сейчас изнутри. Буря эмоций не давала собраться, хотя поверх всего этого и присутствовал некий флер необъяснимого спокойствия. Полукровка села на краешек кровати, чтобы надеть ботинки, но так и не взялась за них, вместо этого упершись пустым взглядом в пол. Разве это спокойствие было таким уж необъяснимым? Отнюдь, на поверку оно оказалось вполне логичным и закономерным. Внезапно стало неважно прятаться ото всех, зарываясь в камень, чтобы никто не смог подобраться ближе и уколоть в самую ее суть. Эта необходимость всегда ее тяготила, как неизбежное меньшее зло, с которым нужно мириться, чтобы не допустить большего. А от кого прятаться сейчас? От кота? Он и так всегда знает, что происходит внутри ее головы. От Альдена, который сам ее и выводил на проявление эмоций? В горле застрял комок из невысказанных слов и долго хранимых секретов, настойчиво требующих выговориться. Она с усилием сглотнула их, пообещав себе обязательно успеть все это сказать. Глупый ребенок закрыл лицо руками, попытавшись в этой темноте разобраться, чего же ей хочется теперь и что из этого стоит делать. Привычный к последовательным размышлениям мозг выстраивал рваные куски мыслей в очередность для подробного обдумывания. Вернуться в Мандран? Ильтар упаси, да там кроме приятной погоды ее ничего и не привлекало вовсе. Увидеть мать? Нет, этого она не хотела даже в последнюю очередь, от одной только мысли о ней хотелось передернуть плечами и вымыть руки. Вернуться в Орден и провести там последние дни? По спине проскользнул мороз, когда она представила себе реакцию учителей. Это будет не только осуждением ее как ученицы, но и Лео как наставника. Еще бы, лучшая послушница на поверку оказалась полной идиоткой, а он не досмотрел за ней в первый же день наставничества. Допустить это было никак невозможно, она не хотела видеть чужое осуждение в сторону брата.
Дезире оперлась локтями о колени и сцепила руки в замок, уткнувшись в них носом и повела задумчивым взглядом по комнате. Бросить все и сбежать показалось ей лучшим решением. Ученицы инквизитора Дезире Аланассолиоры больше нет, она зашла в храм Марисы и не вышла. Теперь был высокий парень без имени и прошлого, вольный уйти в закат с котом подмышкой. Да, без копейки в кармане, но разве это должно стать серьезным препятствием? Сориентируется по ситуации, когда она наступит. Зато она сможет увидеть своими глазами то, о чем только читала или слышала от окружающих. Попытаться успеть за пару месяцев впитать в себя как можно больше нового! Залезть на гору, чтобы посмотреть как оттуда выглядит рассвет. Искупаться в теплом море и обжечься о медузу. Залезть на дерево за яблоком или чтобы сунуть нос в птичье гнездо. Плыть на корабле и попасть в шторм. Заблудиться в лесу и заглянуть на ужин волкодаку сейчас ей показалось отличным завершением. Девушке претила сама мысль о том, чтобы каждое утро просыпаться с мыслью "а вдруг сегодня?" и наблюдать, как с каждым днем силы будут покидать ее, оставляя после себя иссушенную бледную оболочку. Лицо озарилось улыбкой и Дезире, искоса глянув на наставника, принялась натягивать обувь. Размер был великоват, но в общем было вполне удобно.
[float=left]http://s9.uploads.ru/t/qL1Ub.png
[/float]
- Прогуляйся со мной?- не переставая искренне улыбаться, лоддроу подошла к Альдену и чуть наклонила голову,- Я попытаюсь вести себя не как девчонка, чтобы не смущать.
Принятое решение спихнуло с плеч давящую много лет ношу. Она не вернется в замок, не будет довлеть над Лео нежеланной обязанностью, не станет убивать себя самокопанием и погружаться в разрастающееся отчаяние. Но прежде чем уйти она обязательно должна с ним поговорить. Во что бы то ни стало ей хотелось провести с братом хотя бы один день, пусть он и не узнает никогда, кем она ему приходилась. Внутри кольнул страх, но она сжала кулаки и не отступилась от задуманного. Может она и не расскажет ему ничего, в конце концов это лишь расстроит его - с Иллаем там и так были тяжелые отношения, информация о том, что тот еще и матери Лео изменял вряд ли привнесут хоть сколько то теплоты в его отношение к сестре. Но просто поговорить обо все и ни о чем, узнать его лучше и рассказать что-то о себе, представить на пару часов, что у нее есть хоть один близкий человек во всем мире - желание это было столь велико, что откажи ей Лео в этой просьбе, она бы стала его упрашивать, наплевав на гордость и здравый смысл.
[icon]http://sg.uploads.ru/uxBCK.png[/icon]

Неожиданное. Пост по заданию в конкурсе.

Так совпало, что ситуация и запрос от Коттона сильно пересекаются, поэтому и решила совместить, чтобы потом не повторяться. Да, сроки немного разнятся - в ситуации пара месяцев, а в задании один день - но автор задания согласился на такое небольшое несоответствие.

Коттон написал(а):

Дезире, Значит любишь копаться в чужих мыслях? А в своих порыться не хочешь?
Тебе осталось жить ровно сутки. Как ты проведешь последний день в своей жизни? С кем из знакомых захочешь увидеться? Какие эмоции испытывать? О чем думать, сожалеть или вспоминать? А может быть, просто закроешь глаза и будешь ждать неизбежного?

+3

70

Вряд ли люди в шестнадцать лет задумываются о смерти. В столь юном возрасте неизбежный конец кажется чем-то очень далеким, чем-то, что лежит далеко за горизонтом и случается с сотнями других людей, но только не с тобой. В мире случались локальные войны, удушливым туманом расползались эпидемии, в опасных водах тонули корабли, а маги своими неосторожными силами убивали себя и себе подобных – но смерть все равно была на недосягаемой дистанции, скорее на страницах книжек со сказками и легендами, чем в реальности, суровой и беспощадной в своей избирательной справедливости. Это все ясно читалось в глазах Дезире, на лице которой не осталось излюбленной ею маски – одно лишь замешательство. Почему я, почему сейчас, почему не пропащий бездомный из ближайшей канавы. Какие еще мысли могли крутиться у нее в голове в тот момент? Даже Альден в его двадцать шесть, испытав в жизни многое и видев в мире всякое, отрицал факт конечности, причем отрицал абсолютно слепо, не желая даже допустить хоть какой-то вероятности. Что же говорить о несчастной девочке, перед которой еще секунду назад лежали долгие годы и тысячи возможностей.
«Она могла не пережить обучение. Она могла погибнуть при испытании. Ее могли убить в первую же рабочую неделю. Это не редкость, - скользнула предательская мысль, призванная успокоить совесть, которая уже поднимала голову и обнажала зубы, как никогда длинные и невероятно острые. В этот раз укусы были бы чертовски болезненными, а шрамы вряд ли бы сгинули бесследно с тела. – Она могла умереть уже завтра даже без этого проклятого амулета».
Утешение трусов. Отрицание, попытки переложить вину на кого угодно, только лишь бы не оставлять ее за своей душой. Обвинения, брошенные в адрес Марисы и ее слепоты, богини, не способной мыслить здраво и писать судьбы правильно. Да вот только Лео не верил в интерес богов к смертным, отрицал их милосердие и справедливость по умолчанию, а потому просто не мог пенять на их ошибку. Боги даже не знали их имен, какое им было дело до убийства какой-то случайной девочки? Они все творили своими руками.
С каждым мгновением все меньше удавалось винить даже Дезире. В конце концов, она была глупым ребенком, импульсивной девушкой, которой руководили гормоны и перемены настроения, которая просто не могла объективно оценивать ситуацию вокруг себя и принимать наилучшие решения. А что он? Он встал в позу истерички, которой все должны. Да, Лео не хотел становиться наставником. Но разве лоддроу была виновата в том, что стала жертвой прений между искателем и его начальством? Разве должна была отвечать? Она попросту пока не могла это сделать. Какой бы взрослой она себя ни считала, она была не готова. Амулет это доказал. Оставался один вопрос – почему Альден это не предугадал и поставил свои интересы выше безопасности Дезире. Даже не как своей ученицы, просто как ребенка, который провел все отрочество за книгами, в инкубаторских условиях замка Ордена. Так ли удивительно случившееся, если повернуть его таким боком? Наивная девочка подобрала красивую висюльку и понесла в храм в качестве пожертвования, но по дороге соблазнилась и примерила, захотев почувствовать и себя обеспеченной и красивой. Разве было в этом что-то дикое, неестественное? Дикость была только в том, что рядом не оказалось никого, кто шлепнул бы лоддроу по рукам.
- А зачем ты ухо проколол? – разорвал становящуюся гнетущей тишину абсурдный вопрос. Он никак не вписывался в обстановку, а Дезире, кажется, и вовсе не хотела его задавать, ибо рука ее метнулась ко рту, а глаза расширились от удивления себе самой, но почти тут же взяла себя в руки и продолжила. Сейчас уже все было неважно. Может, у нее не было бы второго шанса задать этот вопрос – песок уже падал в нижнюю часть часов, и только самому амулету было ведомо, сколь много осталось песчинок, отведенных этому хрупкому тельцу. - Я пыталась это понять, но ни к какому выводу так и не пришла. Даже вот сама попробовала, а все равно смысла не нашла.
Вот он, ответ на загадку серег. Она пробила ухо лишь потому, что он сделал так. Странный интерес, еще более странные поступки, неслучайные случайности, контуры закономерностей которых теперь ясно начали проступать. А ведь Лео верил, что эта девочка – одна из десятков других, что это простое наставничество, простое задание на ближайшие восемь лет. Искатель не верил в провидение, предназначения и судьбы он рвал в клочья, прокладывая себе дорогу там, где слепая Мариса бы не догадалась. Но интуиция шевельнулась, то самое чутье, позволявшее реагировать и выбирать пути. Все было не просто так.
- Это был пьяный спор еще в юношестве, я даже не помню толком, как мне его прокалывали. Но наставник бухтел еще долго, отец остался выходкой недоволен – и я решил, что оставлю это безобразие, раз оно всех так бесит.
Ведь он все делал вопреки. И ухо проколотое оставил только потому, что один лишь его вид частенько заставлял кривиться и морщиться лица, заставлял наставника качать головой и ворчать себе в бороду, грозясь оторвать их вместе с мочкой когда-нибудь ночью. Может, это и стало той последней каплей, после которой Альдена лишили наследства и отреклись от него. Всегда можно найти затычку для дерзости и своеволия, но вот уродства, в которых Лео не видел ничего страшного, знатно портили имидж семейки. Не хотелось отцу видеть на своем семейном древе кого-то вроде грязного пирата, разбойник или паренька с нетрадиционными вкусами, которые баловались бабскими привычками и излишними украшательствами на теле. Такое вольномыслие вытравить было бы куда сложнее. Особенно, если искатель успел бы добавить к серьгам в ухе еще что-нибудь куда более богомерзкое по меркам Иллая.
- Хотелось бы мне знать, почему ты этим так увлеклась.
Но договорить им не позволило копошение за дверью. Улыбка померкла на лице Дезире.
- Не говори ему, - быстро проговорила она, даже попытавшись коснуться плеча Альдена, но одернув руку в последний момент. В иной ситуации искатель бы похабненько ухмыльнулся и выдал бы шуточку на тему своей неотразимости даже для таких серых мышек, но сейчас даже на самый плоский юмор не тянуло. И ситуация была не та, и слишком хрупкой была эта попытка хоть какой-то физической близости. Ее не хотелось разбивать цинизмом.
Альден ничего и не сказал. Девушка открыла фамилиарам дверь, а искатель отошел подальше, к столу, дабы не давать шибко умному коту и шанса подумать что-то не то или о чем-то догадаться. На себя он напустил скучающее выражение с легким налетом недовольства. И тени того беспокойства и самобичевания, что сейчас снедало его изнутри, не вырвалось наружу. Заметить что-то мог только Шум. Когда дело не касалось Аннуоры, недовольство свое Лео выражал громко, бурно, тут же остывая и снова начиная улыбаться и шутить свои шутеечки. Теперь же он даже не подкалывал Дезире по поводу ее новой личины. Весь этот театр был шит белыми нитками, и даже атомфера в комнате была не та, за которую они ее пытались выдать. Но фамилиар лоддроу, видимо, оказался не столь проницателен – он сходу начал смущать девушку ее непотребным видом, а та, как и полагается, действительно смутилась, осознав, что стоит с голым торсом. Ее не заботило, что смотреть там было не на что, а голую мужскую грудь Лео видел каждый день в зеркале. По нескольку раз.
Слишком очевидно было, что что-то произошло, но яснее ясного стало тогда, когда Дезире просто застыла на месте при попытке натянуть сапоги. Альден отвернулся и вперил свой взгляд в окно, пусть даже и не мог зацепиться хоть за что-то по ту сторону. Если фамилиары что-то почувствовали наконец, виду не подали – никто не разорвал молчания. Альден думал о том, как будет сообщать о случившемся в Орден. Дезире сидела на кровати, изредка шевелясь. На улице громко перекрикивались женщины, ведя далеко не светскую беседу через забор. Время застыло, стало почти липким, а потому искатель не уловил того момента, когда почти могильный гнет резко оборвался, Дезире натянула сапоги и, озарившись искренней улыбкой, подошла к нему.
- Прогуляйся со мной? – вопрос, не менее внезапный, чем предыдущий про серьги. Но больше всего поразила радость на ее лице. От нее почему-то стало совсем тошно. - Я попытаюсь вести себя не как девчонка, чтобы не смущать.
- Я бы все же предпочел гулять с девчонкой. Но раз ты настаиваешь… - попытался выдавить из себя былую спесь искатель, но вышло как-то дохленько. Махнув на свое актерское мастерство рукой, он кивнул головой на дверь и выпустил свою ученицу на лестничную площадку. Зверинцу было брошено вскользь, что они сидят дома. Или хотя бы держатся на почтительном расстоянии. С собой Лео взял только горсть монет и заткнутый за голенище сапога кинжал.
- Ты не против прогуляться за город? Здесь слишком жарко.
Но он и без ее ответа знал, что против она быть не может. Лоддроу переносили слишком теплую погоду исключительно плохо, сама Дезире утром едва не потеряла сознание. Свежий воздух, не раскаленный камнями мостовой и домов, однозначно пошел бы им на пользу.

http://s1.uploads.ru/i/EgrZt.png [ Окрестности Ацилотса, старая мельница ]

+2


Вы здесь » За гранью реальности » Город Ацилотс » Мансарда на окраине столицы