За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Поле Битвы

Сообщений 21 страница 40 из 46

21

Когда столб пыли рассеялся, добивать было уже некого. Немного искореженная бронзовая колесница, лишилась своего владельца - не терявшие времени даром василиски, снесли не-мертвой череп, пока она была объята огнем от взрыва алхимических составов. Второй уродливый зверь, стремительно покинул место, где все еще лежал обгоревший и рассеченный надвое труп его сородича. На мгновения, создалось впечатление абсолютной тишины и безмятежности... Которую, очень быстро прервал шум сражения, продолжавшего разворачиваться вокруг. Члены отряда прорыва, вновь собрались вместе, обступая неподвижно стоящего, немного обгоревшего и перемазанного чужой кровью иштэ.
-Вы забрали мою жертву.
Вот и весь ответ, на столь глупый и банальный вопрос "еще живой?". Без всяких эмоций, исподлобья посмотрев на Эраэля своим холодным взглядом, проклятый резко взмахнул мечом, рассекая им горячий воздух - на песок полетели обильные брызги все той же крови, которой клинок был полностью заляпан. Оценив получившуюся багровую полосу и отметив, что оружие это не сильно как очистило, голубоглазый недовольно хмыкнул и направился дальше, бесцеремонно толкая оказавшегося на пути алхимика своим плечом и игнорируя протягиваемые колбы. Всем, чрезмерно гордым видом, иштэ дал понять, что не нуждается в чьей-либо помощи. Да, опаленная кожа болела, немного кружилась голова, появлялись намеки на усталость - но разве может воин с таким самомнением, позволить кому-нибудь увидеть свою слабость!? По логике того, кто сейчас находился в голове Падшего, уж лучше гордо и с честью умереть в бою, чем открыто зализывать свои терпимые раны на глазах у других. Боль, это лишь очередное испытание, на великом пути к славе и власти. И никакая трудность, не должна этот путь прерывать. Даже, если этой трудностью будет смерть.
И где варимар?
Оглядевшись по сторонам и громко свистнув, перерожденец еще с полминуты пытался дождаться своего Тейарова скакуна. Но к сожалению, это злобное и упертое создание, умудрилось где-то затеряться или вовсе погибло. А значит, придется воспользоваться чужим конем - благо, предыдущий хозяин уже не испытывает потребности в передвижении верхом. Он вообще не испытывает никаких потребностей. Временно убрав обсидиановый клинок за спину, Косс, не взирая на свое состояние, ловко забрался в седло и на несколько секунд прикрыл глаза, пытаясь оценить запасы внутренней магической энергии и попутно восстанавливая ее малую часть. На затяжной магический бой, сил точно не хватит - но расчистить себе дорогу, поможет. Устремив свой взор на скопление сил нежити, иштэ слегка толкнул шенкелями бока лошади и крепко сжав правую ладонь на рукояти древнего меча, первым двинулся с места, сохраняя молчание.

0

22

Скакать не пришлось долго. Уже через семь минут вся группа, прорываясь через небольшие скопления мертвецов, что откалывались от основных отрядов и шли наперерез группе прорыва. Но безуспешно, так что Ингард и остальные уже были рядом с основной целью, которая скрывалась за паланкином, укрытым от взора воинов полупрозрачным шелком. Но до него надо было ещё добраться. Паланкин был окружен плотным кольцом телохранителей. Высоченные, обряженные в золото и медь, это были настоящие великаны, удерживающие огромные двуручные клинки, которыми развалить лошадь на две части одним ударом было вполне возможно, особо если знать, что не-мертвые воины намного сильнее обычных живых. Но что ещё было ещё хуже, так это их не принадлежность к определенной расе. Их тела были как у людей, пусть и высоких людей, но вот головы принадлежали различным тварям. У одного голова была как у крокодила, у другого лицо имело клюв, а третий имел голову льва. И сейчас эти воины перестраивались, дабы встретить наёмников. И наёмникам нужно было через них пройти, ибо магия на них не действовала. Это было доказано опытным путём. Эльф Эраэля метнул очередную молнию, которая перелетела через строй телохранителей, ударилась о паланкин и тут же исчезла, словно её и не было. То же самое получилось и с телохранителями. Молнии лишь скользнули по ним и тут же исчезла.
-Проклятье! Доктор, у вас ещё осталась огнесмесь?- воскликнул и сразу же спросил василиск, останавливая лошадь недалеко от стражей, что держали группировку под присмотром, но не двигались от своего господина и на шаг. Тот же бездействовал, наблюдая за наёмниками. Те же старались держаться подальше, держа лошадей на расстоянии. Алхимик же взялся копаться в сумке, выискивая что-нибудь полезное. И когда в его руке появилась небольшая фляга, их как раз нагнал Ингард и бегущий следом за ним ящер. В этот же момент, видать дабы подстегнуть наёмников в плане принятия решения, крупная часть мертвых воинов развернулась от направления крысолюдов и направилась в сторону группы прорыва. Ситуация накалялась.

0

23

Второй прорыв за одну битву - только заместо дикарей, наемникам теперь противостояла нечисть. Небольшие отряды не-мертвых, с завидной регулярностью выскакивали всадникам наперерез, надеясь их остановить или хотя бы замедлить. Облаченные в легкие бронзовые и медные доспехи, они выставляли вперед длинные и острые пики, пытались зацепить живых ударами узких серпоподобных клинков. Но тщетно. Оружие отряда прорыва, сейчас во всю демонстрировало свое превосходство - длинные мечи, без труда перерубали пики и копья, а качественная сталь, из которой они были выкованы, зачастую ломала ветхое оружие мертвяков при парировании. В итоге, скелеты лишь устилали своими раздробленными костями путь бойцам. Но так продолжалось недолго - ровно до тех пор, пока "лучшие мясники на всем континенте", не приблизились к главной цели этой кровавой, беспощадной битвы. Последний рубеж, от которого зависит все.
Как пафосно.
Сплюнув в сторону, иштэ без всяких обсуждений и воодушевляющих речей, слез с седла и спрыгнул на землю. Легонько хлопнув коня пару раз ладонью по морде, он отправил животину обратно, к своим - тем самым, отрезая себе путь к отступлению. Теперь, у него осталась только одна дорога. И закинув на плечо увесистый двуручный меч, голубоглазый без колебаний сделал по ней первый шаг. Элитная стража во вражеских рядах, не решалась отойти от своего покровителя, а значит - они не нападут, пока живые не подойдут слишком близко. Именно этим и воспользовался Косс, посвящая пару минут ментальному отдыху и восстановлению своих магических сил, пока неторопливо шел навстречу громадным не-мертвым воинам. И лишь когда до ближайшего колосса оставалось около пятнадцати метров, он перешел на бег. Руки крепко сжали рукоять рунного меча, пересохшие губы еле шевельнулись в произношении магической формулы - вокруг проклятого, сформировался воздушный щит. К сожалению, не самый мощный, ввиду скудности резерва и обыкновенной усталости.
-Пожри вас всех Изнанка.
А дальше, на землю вновь вернулся Хаос. И без того немногочисленные василиски, разбились на две мелкие группы и швырнув пару склянок с горючей смесью, атаковали телохранителей с фланга. Иштэ и драконид тем временем, нанесли отчаянный удар, прямо лоб в лоб. С изрядным грохотом, огромный бронзовый клинок налетел на купол магической защиты и смялся в своей кромке - после чего, древний меч проклятого, в ответном ударе обрушился на правую руку гиганта, грозя ее отсечь по самый локоть. Но тот не чувствовал боли и не испытывал шок. Перехватив уже тупое, но все же большое и тяжелое оружие левой рукой, мертвяк еще раз испытал воздушный щит на прочность, от чего последний едва не лопнул. Этот момент, перерожденец использовал для следующей контратаки и размашистым движением, снес противнику вторую конечность, ограничиваясь уже кистью. Посчитав, что этот стражник теперь представляет наименьшую угрозу из дюжины других, наемник бросился на другого врага, который отличился крокодильей головой. Но на этот раз, ему не очень повезло...
Третьей атаки, магическая защита не выдержала и распалась окончательно. Продолжавшийся горизонтальный удар, иштэ встретил блоком темного меча - но моментально ощутив на себе всю разницу в физической силе, перевел прямую защиту в уступающую. Чуть пригнувшись, он позволил вражескому оружию проскользить над самой головой, вдоль всей плоскости рунного клинка, что бы затем, отплатить не-мертвому той же монетой и от души рубануть его прямо по шее. Но получивший повреждение при блокировании, древний меч уже не смог вытерпеть такого напора и при касании, попросту сломался.

Отредактировано Ингард (2013-07-14 23:48:16)

0

24

Драконид без страха рванул вслед за иштэ и когда над его головой навис огромный клинок, всё так же без страха он продолжил наступать. Взмахнув своей дубиной, он отбил в сторону клинок мертвого телохранителя, чтобы потом обратным движением врезать ей в район живота мертвеца. Тут защиты было мало, потому дубина с легкостью ударилась о позвоночник и сокрушила древние кости, заставляя гиганта разломиться на две части. Не тратя время даром, ящер ударом головы ускорил падение своего первого противника и для надежности прыгнул на него, давя его, при этом ещё и защищаясь от взмаха следующего меча. Приняв его на середину своей не малой дубины, драк упустил атаку другого великана и бронзовый клинок врезался рептилии в спину, с легкостью отрубая одно из крыльев. Ревя от ярости, драконид отмахнулся от своего первого соперника и сменил внимание на второго обидчика, уже снова заносящего меч для удара. Но драк успел раньше и ткнул дубиной мертвецу в грудь. Телохранитель было пошатнулся, но ящер вовремя подставил тому под ноги свой хвост, от чего скелет всё же рухнул на песок. Но радоваться Уголь не стал, ибо кое-как успел увернуться от взмаха клинка своего первого противника.
Эраэль, в отличии от Ингарда не стал спешиваться так рано. Он погнал своего скакуна прямо на мертвых и когда те уже замахнулись своими двуручниками, он поставил своего коня на дыбы и ловко выпрыгнул из седла. Один из клинков мертвых в тот же момент срубил несчастному животному голову, другой со смачным звуком врубился в тушу, а третий вонзился в грудь и появился из спины. Василиск же пользуясь этим, удерживая в руке уже щит-"каплю" и всё тот же топор, ловко поднырнул под одного из костяных воинов и ударил того, как до этого бил ящер - прямо в позвоночник в области живота. Но Эраэль промахнулся и задел золотые пластины, которые свисали с белых ребер умертвия, от чего топор лишь оставил на костях мертвого телохранителя зарубку. На повторный удар не было время, ибо ещё один звероголовый пытался разрубить василиска. Бронзовый клинок ударился об щит, который Эраэль успел подставить под удар и отклонился в сторону. И хоть василиск теперь не чувствовал толком руки, но таки он смог увернуться от взмаха другого клинка и опять подставить щит под удар, но теперь стараясь отклонить его в сторону, чем принимать весь вес на щит. После этого василиск было попробовал ответить, но враги работали вместе словно хитрый механизм, нанося удары поочередно, чтобы не мешать друг другу, но и чтобы василиск не мог перейти в контратаку. Потому Эраэлю пришлось отступить. Его брату же досталось и того хуже. Хоть он и смог повалить одного из горящих мертвецов, ловко подрубив ему ноги своим клинком, он оказался быстро взят в клещи и после нескольких пробных ударов, один из телохранителей, имеющий голову схожую со змеиной, пронзил молодого василиска насквозь и после этого сразу же обезглавлен другим великаном.
Ингарду сейчас должно было быть тоже не сладко. Ящер был окружен и хоть его усиленные алхимией драконьи рефлексы позволяли обороняться, но отвлечь на себя ещё больше врагов он не мог. Так что против иштэ сейчас стояло ещё трое гигантов и ещё пара была наготове заменить того, который падет перед напором Проклятого. Удар его черного клинка не удался, банально от того, что мертвый воин слегка отстранился в сторону и меч просто прошелся по нагрудной броне мертвеца, от чего вскоре и развалился. А гигант уже намеревался проткнуть иштэ, как только что был проткнут брат Эраэля, а двое мертвых, взявших Ингарда в клещи, были явно готовы "подсечь" Косса, если он попробует уклониться в сторону.
Двое магов и алхимик в битве не участвовали, ибо их колдовство не могло взять мертвых, а алхимик что-то бубня под нос, пытался что-то с чем-то смешивать, используя для этого маленький раскладной столик. Но магам же было чем заняться. Прямо на них шли скелеты-солдаты, которые не были укрыты от магии. Но опять же, среди них была видна фигурка, от которой тоже исходило колдовство. Фигурка была сгорбившаяся, вся обмотанная какими-то тряпками или бинтами и облаченная только в золотые украшения, держащая в руках только книгу и золотой посох. Один из колдунов прошлого явно собирался надрать Гелиусу и его ушастому соседу задницы в колдовском поединке. Ну или хотя бы дать время на то, чтобы до магов живых добрались не-мертвые воины.

0

25

Кто бы знал, что небольшое войско южан и наемников, сможет устроить битву такого размаха. Сражение, которое достойно быть занесенным в учебники истории и оставаться в памяти не одного поколения. И что большего всего льстило проклятому - у него были все шансы, оставить свой след в этой самой истории. Стоит только победить. Потускневшие доспехи, обильно замызганные кровью и облепленные поверх песком. Рукоять расколотого напополам рунного меча, сжатая в ладони. Темное от гари лицо, через которое тянулись алые запекшиеся ручейки. Засохшие и облезлые губы, вновь нашептывающие слова заклинания. Опаленные, потерявшие свою красоту и блеск волосы. Единственное, что сейчас напоминало того самого Косса - это его выразительные голубые глаза. Холодный и по-прежнему уверенный взгляд, сулящий врагам ничего хорошего. Взгляд воина, волю которого невозможно сломить.
-Benedictio Ventus.
На считанные секунды, возникла отчетливая воронка слабого вихря, скрывшая Падшего за поднятой в воздух пылью. После чего, через завесу прорвался мимолетный блеск двух "мраморных" клинков - оружия, о котором впору слагать легенды, ибо забрало оно великое множество жизней. Рывок вперед и иштэ вылетел из оседающего пыльного столба, прямо на линию удара не-мертвого. Наложивший на себя "благословение ветра", он решил не тягаться с гигантами силами и достичь преимущества через скорость, ловкость и отточенную технику фехтования. И как только огромный бронзовый клинок ринулся вперед, намереваясь пронзить собой живую жертву, перерожденец тотчас сбил его в сторону ударом левого меча - плашмя и прямо под самое острие. Но даже используя эффект рычага, было бы глупо надеяться на сильное отклонение столь могучего оружия, да еще и в руках умертвия. Именно поэтому, действия наемника на этом не закончились и он буквально поднырнул под огромный меч, одновременно продолжая двигаться вперед. Шаг в сторону и иштэ выскальзывает почти в упор к не-мертвому, оказываясь справа от него.
Не ждал!?
Усмехнувшись, проклятый развернулся и пользуясь сравнительной неповоротливостью противника, ввиду его превосходящих размеров, вонзил правый клинок прямо нежити в хребет. Затем, добавив некоторое усилие на рукоять меча, сместил ее в сторону и окончательно перерубил позвоночник в районе поясницы. Из трех наиболее ближайших врагов, осталось двое. Находившийся слева гигант, без задержек продолжил бой и сразу же попытался разрубить живого напополам, справа-налево. Однако, татуированный успел пригнуться и перекатиться в сторону - огромное оружие, лишь окончательно разнесло верхнюю часть предыдущего стражника, что с перебитым хребтом. Поскольку нежить открылась после удара, Косс решил не упускать возможности для контратаки. Разогнувшись из сидячего положения, он буквально выстрелил своем телом подобно пружине, в один рывок сокращая дистанцию до животноголового. Со взмахом от себя, правый клинок ударил по локтю не-мертвого, намереваясь отсечь ему правую руку. Шаг вперед, мгновенный выпад и в дело пошел левый булатный меч, целя точечным ударом в шею - стоит потом повернуть рукоять и при доле везения, голова отлетит в сторону сама собой. Только бы великий Фогорм, не покинул своего последователя...

0

26

Следующим стал Эраэль. Уйдя в оборону, василиск лишь отсрочил собственную гибель. И пускай он смог забрать с собой ещё одного мертвого, остальные окружили его и в конце-концов смогли пробить его доспехи и даже знаменитую чешую василисков. Василиск рухнул на песок безмолвно, прижимая руку к груди, где теперь была колотая рана. Вторая рука сжимала топор и была напряжена, дабы попробовать в последний момент ударить одного из умертвий. Но телохранители-скелеты не дали ему такой возможности. Один из них наступил на рукоять топора, а другой клинком отодвинул щит василиска в сторону, чтобы потом поднять меч вверх и опустить вниз и уже во второй раз пронзить грудь Эраэля. Впрочем, скелет за это и поплатился, ибо через пару секунд, ревя разбуженным зимой медведем, рядом появился драконид. Ящер был "крайне недоволен" тем, что кто-то посмел покуситься на его хозяина. Всей тушей толкнув одного звероголового в спину, израненная рептилия опустила свою дубину на голову убийцы его хозяина, разбивая череп словно глиняный горшок, даже не помог бронзовый шлем. После этого настал черед и драконида. Клинки мертвецов вновь заработали как крылья мельницы, после чего ящер был изрублен. Не желая сдаваться как и хозяин, Уголь из последних сил бросился на одного из врагов. Мертвец ждал такого и с легкостью насадил ящера на острие клинка. Но это и надо было драку. Ухмыляясь, драконид прижался к мертвецу, словно к матери и выдохнул пламя. Но из-за ранения, которое было нанесено ящеру в брюхо, реакция пошла совсем не так и через пару секунд произошел небольшой взрыв, окутывающий стоящих рядом мертвых пламенем. Уголь отомстил за своего хозяина.
Фогорм был сегодня с Ингардом и направлял его руку. Меч иштэ смог проскользнуть между стыков брони не-мертвого воина, после чего звериная голова упала с плеч великана. Правда, как оказалось, этой нежити ещё оставалась сила на то, чтобы оттолкнуть Ингарда от себя, после чего того ударили тяжелой костяной рукой в спину, вновь заставляя зашататься. Ну и на "сладкое", самый первый враг иштэ, тот самый телохранитель с отрубленными руками, оказался всё ещё живым и так же присоединился к тому, чтобы хорошенько ударить Проклятого, пускай и обрубком руки. Кость прилетела Коссу в затылок, причем весьма недурно, заставляя свет в глазах Ингарда померкнуть. Когда же зрение вернулось в норму, иштэ мог заметить, что он окружен телохранителями со всех сторон. Да, их самоубийственная атака забрала двенадцать стражей, но ещё восемь теперь сжали кольцо вокруг оставшегося в живых наёмника. И помощи ждать было некуда. Маги увязли в схватке с не-мертвым жрецом и отрядами пехоты нежити, а остальные союзники не особо то и спешили побеждать. В общем, иштэ мог ожидать того, что вот сейчас перед ним его последний бой. Но как мы помним, Фогорм сегодня оберегал Ингарда Косса. В какой-то момент мертвецы внезапно опустили клинки и сделали шаг назад от иштэ. А затем тот мог заметить, как паланкин опускается на песок. Шелк разошелся в стороны и Косс мог лицезреть самого Царя.
-Хороший бой. Ты достоин, чтобы лицезреть Нас и умереть достойно от Нашего клинка. Мы, Менетнашт, принимаем твоё желание умереть и готовы предоставить тебе такой шанс. Но прежде, назови нам своё имя, дабы Мы могли высечь его на твоём черепе, дабы помнить тебя как Достойного.- прогромыхал голос, как казалось, в самой голове иштэ, заставляя его непроизвольно дрогнуть под натиском мощи этого голоса. Глаза же его были ослеплены ярким светом, исходящим от этой фигуры. Совсем немного ниже своих телохранителей, Бог среди людей выглядел подходяще для своего голоса. Для начала, он выглядел как существо из плоти и крови. Этот великан был загорелый, могучий воин, чьи плечи были по ширине намного больше чем у иштэ, смотрел на Проклятого сверху-вниз белыми глазами, ибо внутри них полыхало само Солнце, что и слепило воина и не позволяло заметить таких деталей, как красивые золотые доспехи, укрывающие его всего, кроме рук и ног, хотя на тех и были одеты золотые же браслеты, а так же острый хопеш зажатый в правой руке, так же острый орлиный клюв и размашистые крылья за спиной, на зависть любому яранту.

Отредактировано Фаерх (2013-07-15 22:14:31)

0

27

Отчаянная, самоубийственная атака, так и не увенчалась успехом... В полном смысле этого слова. Слишком много противников и слишком уж они оказались сильны. Один за другим, василиски гибли в этой беспощадной бойне, сопротивляясь до последнего вздоха и удара сердца. Не миновал этой печальной участи и Эраэль - достойный соратник, бесстрашие и мастерство которого, смог оценить даже переродившийся Косс. Последним, пал могучий драконид, напоследок отправив в Изнанку еще парочку не-мертвых. После этого, иштэ остался совсем один. Один, против восьми.
Мой черед.
Высохший череп противника уже упал на песок, но тот неведомым образом смог собрать свои последние силы и сильно толкнуть проклятого - прямо на другого гиганта, который уже замахнулся для удара, своей уродливой и костлявой рукой. Но подобно всем остальным из группы прорыва, иштэ не собирался смиренно смотреть, как его будут добивать. Удар в спину, чуть не сбил живого с ног; в глазах потемнело и расплылось, в ушах послышался омерзительный звон. Но он все-таки устоял и даже попытался продолжить бой - резко развернувшись, полоснул одним из мечей прямо по основанию кисти руки, которой его приложили. Что бы затем, сделать неуверенный шаг вперед и почти вслепую вонзить второй меч под ребра нежити. На этом, все могло и закончиться, ведь самый первый и недобитый враг, сумел вернуться в схватку и налетев со спины, ударить голубоглазого своим обрубком. После чего, сознание оборвалось и наступила кромешная темнота.
Я жив или мертв?
То ли к счастью, то ли к сожалению - но иштэ пришел в себя. Все тот же горячий песок, все та же боль, которую с каждой минутой становилось все труднее терпеть. Он жив, пока что. Оставшиеся мертвые стражники, плотно обступили наемника и почему-то не решались его добить, хотя это так просто. Однако, секрет быстро раскрылся, когда на поле брани вступил Он. Нестерпимо яркий свет, заставил прищуриться и даже так, разглядеть светоносного было очень и очень тяжело. Лишь по прошествии минуты, глаза начали постепенно привыкать и удалось разглядеть отдельные детали, явно отличные от привычных мертвяков. Похоже, Царь решил оказать смертному услугу и убить его собственноручно - в честном бою, насколько это вообще возможно. Но стоит согласится, что это была бы не самая худшая смерть... Хотя, проклятый пока и не собирался умирать. Пересилив боль и усталость, он поднялся на ноги, подобрал свои мечи и даже попытался отряхнуться от песка, хотя это было бесполезно из-за обилия крови.
-Сделай одолжение... Убей себя сам.
Рыкнув в сторону великого Менетнашта, Косс сделал пару разминочных взмахов и прикрыв на секунду глаза, оценил объем магической энергии - которая, как не странно, чуть-чуть восстановилась за время бессознательного состояния. Умереть достойно, говоришь!? Усмехнувшись, Падший встал в боевую стойку и выставил вперед оба своих узорчатых клинка. И не смотря на то, что на соперника даже смотреть было проблематично, он был готов дать последний отпор. Легкий кивок головы, дал понять, что светоносец делает ход первым.

Отредактировано Ингард (2013-07-15 23:10:50)

0

28

-Ты сделал свой выбор, человек.- прогромыхал ответ, после чего Бог среди людей пошел в атаку. Протянув руку в сторону иштэ, Царь царей призвал к духам пустыни. Вокруг Ингарда закружился песок и завыл ветер, Косса, и так уставшего после схватки, зашатало и закрутило. Но самое главное было в том, что призванное колдовство орлиноголового человека было просто могущественным. Было вполне возможно, что при желании Великий Менетнашт мог с легкостью поднять Ингарда как пушинку и швырнуть куда подальше, как например в ряды его воинов, уже поджидающих иштэ с клинками и копьями. Но Бог среди людей был благороден и милосерден, потому хотел подарить удивившему его воину благородную смерть от царского клинка. И потому, пока Ингарда кидали ветра из стороны в сторону и царапало песком, Царь приблизился достаточно, чтобы нанести удар. Воздев руку вверх, Менетнашт занес хопеш над головой Косса, дабы разрубить иштэ от плеча до грудины, а то и до самого бедра, учитывая нечеловеческую силу Бога среди людей.

-Слава Ильтару! Мы ломим! Ни шагу назад! Ашханэс Шадар дэ Шадар!- вновь разнёсся рык Фаерха, когда шаманы зеленокожих восстановили шкуру ящера. Всё жутко чесалась под чешуёй, но зато кровь перестала хлестать из-под каждой чешуйки и бронзы с деревом в его организме поубавилось. Сделав ещё пару глотков вина, алый снова почувствовал себя в своей тарелке и взялся за старое, ведя трусливых грызунов в бой. Левая рука правда плохо слушалась, да левую ногу приходилось теперь волочить, но чтобы громить старые кости сил ещё хватало. В тем более что наёмники уже почти расправились с дикарями и их силы пришли на помощь, ударив не-мертвым воинам в бок. Но и это было ещё не всё. Там, далеко впереди, происходило что-то весьма интересное, судя по дыму и грохоту. Надо было бы проверить, но с крылья не хотели поднимать его уставшею тушу вверх. Потому надо было избрать иной метод.
-Беги к гарпиям. Пусть перетащат тебя вперед. Если что, устрой всем сюрприз. Бегом.- отдал приказание Фаерх крысолюдке, после чего выдохнул и натянув на голову шлем, вернулся в бой. Нежить хоть и редела, но крыс уже сдохло слишком много. Небольшая помощь им не могла помешать.

0

29

Весь этот чрезмерный пафос светоносного, казался слишком глупым и даже ироничным, отчего на лице Косса появилась немного печальная усмешка. Великое и могущественное существо, которое решило оказать смертному великую честь - задействовало огромную магическую силу, что бы несокрушимым заклинанием... пустить в лицо пыль и без того едва видящему своего противника, уставшему и обгоревшему иштэ. Благородство и милосердие, оказалось не более чем показушным фарсом, непонятно только перед кем устроенное. Но как и один не-мертвый, когда-то уничтоженный наемником в долине туманов, Менетнашт не учел одну мелкую деталь - глупо создавать воздушные вихри, вокруг мага воздуха. И пускай разница во владении стихией была очевидна, но все негативные эффекты уже не могли работать в полную силу. Добавить сюда некоторое сопротивление к магии, отличающее перерожденца от большинства обычных магов и в итоге, получается почти бесполезное занятие. Поэтому, когда Бог среди людей, спокойно приближался для своего "милосердного удара", смертный был готов к борьбе, перекидывая левый "мраморный" клинок в обратный хват.
-Этому крысиному трюку, тебя научила мать!? Давно истлевший труп портовой шлюхи, который перетрахали все твари Изнанки. Но ничего - северянин покажет, даже такому бесполезному куску конского дерьма, как дерутся настоящие мужики.
Если на противника тяжело смотреть, а Царь буквально струился светом, то лучше вообще исключить из боя зрение, как наиболее обманчивый фактор. Прикрыв глаза, проклятый сконцентрировался на контроле воздушной стихии и начал воспринимать окружение через нее. Многократно усилился слух, воспринимая даже самые незначительные колебания среды. К тому же, любой объект вытеснял окружающий воздух и влиял на него при передвижении - а значит, можно определять местоположение и действия противника, в непосредственной близости от него. И благодаря этому принципу, хопеш не вонзился в живую плоть, как на то рассчитывалось.
Резкий шаг в сторону, отводящий блок левым мечом и боевой серп проносится мимо своей жертвы, все сильнее отклоняясь влево. Что бы затем, с моментальным шагом вперед, иштэ сделал быстрый и точный выпад клинком в правой руке, целя покровителю войска не-мертвых острием в шею. Но на этом, дело не остановилось и наперед просчитывая ходы, Косс сделал третий шаг, назад. Находившееся в блоке узорчатое оружие, зажатое обратным хватом, соскользнуло с хопеша и прочертило лезвием горизонтальную линию удара, проходящую через живот Царя. Проклятому стало интересно, можно ли выпустить божеству, его светоносные кишки.

Отредактировано Ингард (2013-07-19 11:33:12)

0

30

Что же, Ингарду не удалось удивить Бога среди людей, как и задеть его чувства своим длительным ругательством. Когда клинок иштэ устремился к горлу Менетнашта, Царь поднял левую руку. Меч Косса встретился с бронзовым браслетом руководителя армии мертвых и со звоном отскочил обратно. Но вот второй клинок он уже не успевал отбить. Но это и не было ему нужно. Меч Проклятого ударился об броню, прикрывающею живот Великого Царя и отскочил. Иштэ же могло показаться, что он бил по каменной стене. Сам же Бог среди людей и не заметил этого, словно даже не был в курсе, что его пытаются тут убить. Впрочем, он не спал и когда второй клинок Ингарда отскочил от бронзовой брони, тяжелый кулак Древнего врезался в челюсть иштэ, заставив снова всё померкнуть в его глазах. Правда лишь на пару секунд, чтобы была возможность увидеть, как Менетнашт взмахиваей второй рукой с клинком и словно куклу отбрасывая Ингарда назад, роняя спиной на песок.
-Повелитель Небес сегодня на нашей стороне. Но Мы довольны тобой. Ты оправдал Наши надежды. Но теперь тебе нужно умереть, северянин.- произнес могучим голосом Великий Царь, поднимая свободную руку вверх. Солнце в этот момент засветилось ярче и в руке Бога среди людей стало образовываться копьё, созданное из света и пламя. От этого колдовства стало ещё жарче вокруг. Повелитель мертвых же сделал два быстрых шага вперед, поднимая огненное копьё повыше, готовясь в любой момент пронзить им иштэ. Видать, Бог среди людей не хотел нагибаться, дабы прикончить какого-то варвара. У Ингарда теперь было лишь несколько секунд, чтобы попробовать уклониться от устремленного в его грудь острия копья, да ещё чтобы при этом его не поджарило.

0

31

Крепкая броня, которую не смог пробить даже острейший узорчатый меч из литого булата. Нечеловеческая сила, которая позволила Богу среди людей, одним ударом отшвырнуть смертного, словно какую-то тряпичную куклу. Покорение силы и духов пустыни, дающих владыке неограниченные возможности. Наполненная ярчайшим светом аура, из которой можно образовывать предметы без особого труда. Про перевес сил, не приходилось даже говорить - Косс почти не имел шансов, особенно в своем состоянии. Но он просто не умел сдаваться и не мог смиренно смотреть, как его пытаются убить. Даже, если это убийство олицетворяет понятие милосердия не-мертвых. Такого же трухлявого и гнилого, как старые кости безмозглых скелетов, образующих собой орду нежити.
-Я умру, не беспокойся. Лет через двести.
Может от удара, в глазах бы и померкнул свет. Или все опять расплылось, теряя четкость. Может, кровь и песок могли попасть в лицо при падении. Но к счастью, перерожденец не ориентировался на зрение и продолжал держать глаза закрытыми. Нет смысла разглядывать и следить взглядом за тем, кто по яркости немногим уступает солнцу. А шум в ушах и временная потеря пространственной ориентации, никак не повлияют на магическое восприятие. Набрав побольше воздуха в легкие, проклятый сделал перекат вправо и уклонился от удара огненного копья. Волна жара окатила его, еще сильнее подпаливая волосы. Магическое оружие бессмертного, одним касанием превратило песок в стекло и заставило гореть даже пыль. Но этого еще было мало, что бы убить упертого живого, который так отчаянно хватается за любую возможность отплатить Менетнашту той же монетой. Оказавшись на спине, иштэ буквально согнулся пополам и с резким разгибом, ловко поднялся на ноги, даже не думая помогать себе руками - которые, крепко сжимали "мраморное" оружие.
Вот теперь, ты меня по-настоящему разозлил.
Легкий порыв ветра, ударился об броню Царя, не нанося ему никаких повреждений - но это и не требовалось. Воздух буквально обволок противника, просочился через все дыры и щели в его защите, показал живому все слабые места. Которые, теперь было грех не использовать, на пару с заниженной из-за копья мобильностью. Рванув вперед из присяда, иштэ молниеносным ударом вонзил левый клинок прямо в узкую щель доспехов, между поясом и нагрудником. Не став дожидаться, когда свободная рука Бога среди живых, схватит перерожденца за яйца или иные интересные места, он тотчас отпустил рукоять своего меча и сделал полный разворот влево, заходя противнику за спину. После чего, обхватил правый меч обеими руками и пуская в ход всю инерцию своего движения, обрушил диагональный рубящий удар на шею светоносному - со всей возможной дури, под самую голову. Вероятность ее снести с одного удара, была равна нулю, но рана от этого не станет менее смертельной. Если это понятие, еще относится к подобному существу.

0

32

За прошедшие века, проведенные во сне, Менетнашт растерял былую скорость и подвижность, и возможно до сих пор пребывал в некотором "сонном" состоянии, от чего Ингард и был до сих пор живой. Лишь скорость оберегала его от смерти. Огненное копьё оставило лишь несколько ожогов, но не более. Великий Царь упустил ещё один момент, чтобы прикончить иштэ, но судя по всему, он и не особо то торопился это сделать. С учетом того, какие силы были у него во власти, становилось ясно, что как ни крути, но в конце-концов Проклятый уйдет вслед за остальными живыми, что решили выйти на бой против Бога среди людей и его войска.
Подняв руку, с сжимаемым в ней копьём, Менетнашт запоздало заметил, что Ингард уже рядом. Впрочем, за Богом среди людей тоже был не маленький опыт, потому он всё же успел среагировать и отмахнуться от первого клинка Косса своим хопешом. Остриё "мраморного" клинка ушло в сторону, однако всё же вошло под ребро Владыки армии мертвых. И после иштэ весьма удачно отпустил клинок, ибо попробуй он потянуть его обратно, потерял бы время и Менетнашт заколол бы его своим огненным оружием. А так иштэ оставался жив а его соперник с тяжелым ранением. Второй же удар, направленный Проклятым в шею его соперника, вышел хуже. Зайдя противнику за спину, Ингард уже был близок к весьма удачному удару, но Бог среди людей, пускай и раненый, но всё же ещё соображал и потому, дабы уберечься от лишения головы, взмахнул своим крылом. "Мраморная" сталь врубилась в крыло, казалось бы с легкостью разрубая перья и кость, но вся мощь удара иштэ ушла именно на это и вскоре клинок увяз среди этих жестких перьев. Это дало Великому Царю нужный момент и он с разворота ударил по Коссу клинком. Колдовская бронза ударилась в бок Проклятого, перерубая преграды и вонзаясь в плоть. Рана была весьма неприятная и очень болезненная. Копьё к этому моменту уже пропало из руки Менетнашта и он использовал освободившеюся конечность, чтобы ухватить Ингарда за голову, сжимая её и грозясь сломать, как орех. Хопеш же был уже вытащен из раны иштэ и поднимался вверх для нового взмаха. У Косса оставалось немного время, чтобы справиться с ситуацией. К счастью, в его руке всё ещё оставался один из мечей, а рядом находилась рукоять второго клинка. Владыка мертвых позабыл вытащить клинок из собственной раны, потому сейчас из-под кожи цвета меди ручейком бежала алая кровь, падая на песок и испаряясь с шипением.

0

33

Невероятная боль, в один момент прошла через все тело и заставила содрогнуться. Она пульсировала с каждым ударом сердца, сопровождала каждый неглубокий и обрывистый вдох. От этой боли, иштэ открыл глаза и увидел перед собой лишь красную пелену, через которую пробивается светящийся силуэт Менетнашта. По голове, словно съездили молотом и сознание едва не покинуло живого. Через пробитый доспех, в изобилии вытекала горячая кровь, тотчас капая на песок и слипая его в алые комки. Хопеш сломал ребро и оставил глубокую рану на бочине - и слава всем покровителям, что этот изогнутый клинок не достал до аорты. Иначе, жизнь бы оборвалась уже через каких-то три минуты. Абсолютная уверенность в своей победе, словно вытекала вместе с кровью и уступала место реализму. Но и даже сейчас, живой был готов как минимум, забрать врага с собой в Изнанку.
Вместе веселее.
Когда иштэ окончательно отошел от ошеломления, затянувшегося на несколько секунд, он застал себя схваченным за голову. В воздухе, вновь показался злосчастный хопеш, который через пару мгновений добьет свою жертву, вкус которой уже успел опробовать. Но как можно догадаться, сдаваться и уступать - не в духе перерожденца. С криком пересиливая боль, он поднял левую ногу и выпрямив ее, уперся сапогом в правое предплечье Бога среди людей, не давая ему себя распороть и распотрошить, словно пойманную рыбу. Может, повелитель не-мертвых и был физически силен, но сломать две крепчайшие кости во всем теле, расположенных на одной прямой - задачка, сложная даже для него. Драгоценные несколько секунд, которые можно было выкроить таким поступком, Косс решил потратить более разумно и сделал сразу два быстрых хода. Снова рыча от боли, он другой ногой со всей силы пнул рукоять меча, что до сих пор красовался в туше Царя. Более того - что бы жизнь врагу медом не казалась, он надавил на эфес под приличным углом и всем своим весом, рассчитывая сломать светоносному пару ребер и до предела расширить его рану.
Одновременно с этим, проклятый схватился за кисть руки, что все крепче сдавливала его голову и максимально сконцентрировав свое упавшее зрение, полоснул оставшимся мечем по внутреннему изгибу локтя полубога, который не был защищен заговоренной броней. Полностью отсечь руку, Падший бы просто не смог из-за покидающих его сил, но вот разрубить мышцы и сухожилия, превращая конечность в бесполезный придаток - он еще был способен.

0

34

Поле битвы содрогнулось, когда Великий Царь издал крик боли, стоило клинку иштэ войти поглубже в тело Бога среди людей и острием показаться из спины. Этот удар мог повалить любого, будь противник Ингарда орк, драконид или василиск, но Менетнашт давно перестал быть обычным смертным, пускай его алая кровь и бурным потоком орошала песок. Отпустив Косса раненной рукой, Бог среди людей отступил на шаг, не издавая более ни звука. Ему было не до этого. Свет из его глаз стал слабее, так что Ингард мог при желании заметить, что кровь Древнего стала какая-то вязкая, более похожая на смолу, а его кожа стала стариться, покрываться морщинами и иссыхать. Великий Царь усыхал на глазах, становясь похожим на изюм.
-Убить его.- произнес Царь, указывая своим костлявым пальцем на иштэ. Телохранители, что всё это время стояли вокруг двух дуэлянтов, словно ждали этот приказ и тут же сорвались с места, стремясь закрыть своего Повелителя и добить наконец ловкого живого. Но Фогорм до сих пор был вместе со своим любимцем.
-К-ха-а-а-а-а-аи-и-и-ии-и-и-ии-и-ихаа-а-а!- раздался громкий визгливый вой с неба, после чего сверху на оставшихся в целостности телохранителей Царя обрушились горшки с жидким огнем. Пламя с жадностью "вцепилось" в старые кости, с легкостью разрушая скрепляющие их колдовство. Четверо мертвецов тут же рухнули на песок горками горящих костей. Но ещё до этого, на спину одного из звероголовых мертвецов приземлилась крыса. Вцепившись задними лапами и хвостом в кости, крысолюдка отклонилась назад и взмахнула клинками, перерубая шейные позвонки. Не теряя время, грызун спрыгнул тут же с безголового тела и ещё раз ударила клинками, только теперь под колени, чтобы затем кувырком отскочить в сторону, дабы не попасть под падающий костяк. Затем крыса блохой скакнула к следующему мертвому и затем сразу в сторону, уходя от клинка умертвия, тем самым отвлекая на себя ещё умертвия. Теперь против Ингарда Косса оставался лишь один телохранитель с крокодильей головой, за чьей спиной стоял Бог среди людей, сейчас напоминающий обтянутый пергаментом скелет. Одна была только проблема - не смотря на свой невзрачный вид, Менетнашт держал левую руку высоко поднятую к небу и в этой руке сейчас образовывалось маленькое новое "солнце", размером с тыкву и оно продолжало расти.

0

35

Раскидываясь пустыми словами про честь и доблесть, проявляя к живому столь же пустое и ложное милосердие, Царь будто прогневал самого Фогорма. Преисполненный болью крик, заставил дрожать всю пустыню и словно пошатнул небесный свод. Линия горизонта заходила ходуном, а редкие и очень далекие белесые облака, начали свой безумный хоровод. Оказавшись отпущенным, иштэ еле сохранял равновесие и что еще труднее, пытался удержать себя в сознании. Из-за глубокой раны, приходилось дышать слишком поверхностно и слишком часто, отчего головокружение постепенно усиливалось. С каждом шагом, ноги едва не подкашивались и лишь неведомые силы, не давали окончательно рухнуть на окропленный кровью песок. Сам перерожденец, это мог объяснить только единственным, понятным ему образом.

Наделяющий силой и яростью.
Могучий блюститель воинской славы.
Покровитель огня и меча, приносящий победы достойным.
Не покинь меня в этот час. Ведь этот бой, я отдаю в твою честь.
Я жертвую льющуюся кровь. Я жертвую жизни врагов. Я жертвую, даже собой.

И словно мольба оказалась услышана. Приближающиеся по приказу своего хозяина не-мертвые, внезапно были охвачены огнем. Неистовое пламя, перекидывалось с одного на другого, расплавляя бронзовые доспехи и выжигая всю жизнь из груды старых костей. Из кровавого тумана перед глазами, выпадали все новые и новые стражники Менетнашта, своим прахом устилая дорогу бредущему иштэ. Перерожденец, уже не видел оказавшуюся рядом крысу и не мог оценить помощь, что она ему оказала. Он просто шел на свет, исходящий из поднятой руки Бога среди живых, пока не наткнулся на последнего животноголового перед собой. Как за всю свою жизнь в общем, так и за все это сражение в частности, Косс встретил и преодолел много разных препятствий. Стоит ли говорить, что он не остановится перед очередным из них, не взирая на возникшие трудности? Особенно, воодушевленный "знаменьем" своего покровителя.
Убить. Убить их всех.
Может, живой сейчас и плохо видел, но опускающийся на него громадный меч, было сложно не заметить. Побольше набрав воздуха в легкие и издав еле различимый болезненный стон, Падший парировал удар своим узорчатым клинком. Встречный вертикальный перехват, плавный отвод скольжением в сторону и могучее оружие касается острием песка. Шаг вперед и сжимаемый двумя руками булатный меч, соскальзывает с завершенного блока, что бы нанести ответный удар прямо по открытой части черепа мертвяка. В ход пошли все доступные силы, ведь обрушивал удар иштэ почти всем своим телом и весом. Не важно, что от этого усиливалась боль и могло продолжиться кровотечение. Его не волновало, что от отдачи клинка, можно потерять и без того шаткое равновесие, свалиться с ног. Если окажется во власти боли - стерпит. Если упадет - то поднимется.

Отредактировано Ингард (2013-08-21 19:56:18)

+1

36

Со слабостью своего господина, слабели и его телохранители. Огромное оружие мертвеца послушно ушло в сторону, открывая своего хозяина, который не успел среагировать вовремя и подставился под клинок Ингарда. Ощущение приближающегося конца, а может и помощь Покровителя, придали сил Коссу и его клинок сначала сокрушил защитный воротник на костяном воине, после чего снес звериную голову с плеч. Костяное тело зашаталось и повалилось вперёд, разваливаясь на кусочки. Часть костей задели и самого наёмника, роняя его на песок. Впрочем, у него было немного время, чтобы отдышаться.
Крысолюдка заняла всё внимание стражей, которые одновременно стремились к своему хозяину и защищали себя от её подлых нападок. Грызуну было далеко до боевых навыков иштэ, однако оруженосец драконида был несказанно быстр и настырен, то и дело наскакивая на уже не столь ловких звероголовых, а затем резко отскакивая в другую сторону, да ещё успевая царапнуть сталью старые кости. И таким образом она даже ухитрилась завалить ещё одного телохранителя. Под постоянным градом ударов, берцовая кость одного из телохранителей не выдержала и после очередной встречи с крысиной сталью, наконец хрустнула и умертвие повалилось вниз, пускай ещё и не рассыпаясь. Но грызун был доволен и этим. В пару скачков, обойдя последнего из костяных воинов, Хвостокость запрыгнула на лежачего противника и пару раз вонзила клинки в глазницы мертвеца. Эффекта это дало не много и пришлось уворачиваться от тяжелого клинка ещё двигающегося соперника. И это уже имело результат. Один страж развалил другого. Издавая победный писк, крыса же уже рванула к Царю. Она наконец разглядела, кто здесь выглядит более "главным" и сменила приоритеты, здраво рассудив, что за голову "чужого вожака", её вожак её щедро наградит.  Сам же Менетнашт уже намеревался  метнуть свой колдовской снаряд в иштэ, как заметил резво несущегося на него грызуна. Указав концом хопеша на крысолюдку, Бог среди людей призвал ветер пустыни. Колдовские ветры ударили в Хвостокость, заставляя её отступать, но крыса хотела добыть для ящера череп Древнего, потому боролась как могла, стараясь добраться до мага. Но единственное, что у неё получилось, это лишь успеть метнуть свой "хвостовой" кинжал, прежде чем ветер, словно снаряд пращи, метнул крысу куда подальше. Однако жадность и наглость крысы имела результат. Она отвлекла Бога среди людей на себя, дав Ингарду время чтобы подняться на ноги и собрать небольшой остаток сил в один кулак. А ещё её кинжал долетел до цели и вонзился в открытый бок Менетнашта, совсемя рядом, где красовалась рукоять "мраморного меча" иштэ. Бог среди людей издал ещё один громогласный возглас, заставивший вновь землю и небо всколыхнуться, а его "огненное солнце" слетело с его руки и умчалось в сторону от Косса, туда, где двое магов из остатка сил отбивались от наступающих скелетов-воинов. Через пару секунд, в том месте, где находились эльф, ллодроу и пара десятков не-мертвых, находилась стеклянная поверхность, без каких либо признаков выживших. Ингард Косс теперь действительно остался один на один с Богом среди людей.

0

37

Полная концентрация. Такая, которой и быть не могло. Ничего больше. Есть только он и только он в этом безумном мире. Тело нещадно корчилось и стонало, умирая, но Гелиос не замечал этого. Он так и не достиг высшей точки своей силы, но это уже было не важно. Он понял все. Абсолютно все. Все за чем гнался и чего достиг за всю свою короткую жизнь. Короткую относительно его родной расы само собой. По крайней мере он теперь знал, прожил ее не зря. Мысли тщательно перемешались в голове, пытаясь сбить с толку, но этот лодроу так просто не поддадится им.
Он знал как, когда и от чьей руки умрет. И знал, что ему уже не спастись. Вот, что означало его чувство тревоги, что не покидало с первого шага сделанного в пустыне. Да, слово "знал" не совсем корректным было, особенно в данном случае, но его интуиция, то шестое чувство присущее всем лодроу, похоже достигло своего апогея в душе мага. Теперь он все знал, что будет в скором будущем происходить вокруг него, вот только нет у него теперь будущего. Сказывалось скорей всего, на его интуиции, скорая смерть, чувство необратимости приходящего и безумный адреналин в крови. Впрочем это все не важно. Умереть просто так, не "поприветствовал" своего убийцу напоследок? Да ни за что!
И снова безумная концентрация. Абсолютная. Такая, которой он еще никогда не достигал в своей жизни. У него лишь одна попытка, ни больше, ни меньше. Не взирая на покалеченное тело, невзирая ни на что на свете больше. Он не имеет права ошибиться.
Первая искра. Вторая искра. Вот уже третья. По правой руке с каждой секундой начинали скакать небольшие заряды молний. Каждый раз все больше и мощнее. Каждый раз все больнее. Ничего, он выдержит. Для самого последнего колдовства в жизни, можно и потерпеть. Мелодичный шепот продолжал литься из губ Гелиоса не смотря на все раны и ранения им полученные до этого. Разряды молний что сказали сейчас по руки, столь много их скакало сейчас, что вполне хватило бы использовать даваемый ими свет вместо факела в темном подземелье.
Решив, что достаточно много собрал разрядов, Гелиос направил их в кулак, формируя из них ярко искрящуюся сферу. Тем временем на расстоянии трех-четырех метров от мага, который готовился умирать, у всех кого были или могли быть рядом начали вставать волосы дыбом, столь мощной становилась сфера. Но лодроу на этом не останавливался, все больше наращивая мощь сфера, пока еще мог.
Воздушный купол, созданный из остатков его охлаждающего щита, что защищал его сейчас, очень быстро терял свою силу и грозил вот-вот развеяться. Все силы, что были у него, шли на усиление сферы молний и на что иное. Поняв последними остатками разума, что момент настал, он сказал всего два слова:
- Вы...куси, ублюдок... - сфера сорвалась с кулака мага, сметая все на своем пути, устремилась прямо в убийцу мага. Последняя улыбка на лице Гелиоса, а после, лишь обижающее тепло огня...

0

38

Попавшая в глотку пыль, заставила иштэ откашляться и поднять веки, ресницы которых едва не слиплись от запекшейся крови. Небо. Бесконечно глубокое, не знающее конца и границ, успокаивающее своей абсолютной голубизной. Солнце. Ослепительно яркий диск, почти достиг вершины своего пути, все сильнее укорачивая тени и все жарче раскаляя пустыню. Боль. Острая и постоянная боль, которая расходилась в стороны ноющими пульсациями и напоминала проклятому о том, что он все еще жив. Тело словно наливалось свинцом и затекало, а разум все сильнее рвался утонуть в такой прекрасной и манящей сонливости. Как же сильно хочется закрыть глаза и просто крепко заснуть. Но нет, есть одно дело, которое стоит завершить. Месть. Очень двоякое понятие - она может быть холодной и бездушной, а может извергаться огнем и первозданной яростью, подобно вулкану. И ради этого, стоит себя перебороть.
Нет. Я должен его убить.
Перевернувшись на живот и подставив под себя колено, Косс с большим трудом поднялся на ноги. На этот раз, он не показал такой прыти и помог себе обеими руками, без которых не смог бы даже перевернуться. Песок, еще более толстым слоем налип поверх окровавленных доспехов, от идеального блеска которых, уже ничего не осталось. Мраморный узор на единственном при себе мече, тоже оказался скрыт под липкой темно-красной массой, разбавленной переливающимися на солнце песчинками. А ведь где-то далеко, здание "Пьяного Паладина" укутывается в снег. Белый, мягкий и холодный. Как было бы прекрасно, что бы тут он тоже пошел. Намного лучше, чем эта ужасная жара, от которой не найти спасения.
-Мы еще не закончили...
Не обращая внимание на сухость собственного голоса, перерожденец уверенно шел вперед. Один тяжелый шаг сменялся другим, все сильнее приближая живого к повелителю не-мертвых. Рассеянный взгляд, уже не цеплялся за целый пласт застывшего стекла, в которое превратилась соседняя дюна. Он игнорировал разбросанные поблизости скелеты стражников и их отдельные фрагменты. Голубые глаза, неустанно и почти не моргая, следили лишь за одной оставшейся фигурой. Менетнашт, Бог среди людей. Один его только вид, заставил иштэ собраться с силами и пробудить в себе злость. Вскипевшая от адреналина кровь, придала наемнику немного сил и позволила ему поднять свой булатный клинок. Магическая энергия, которая копилась все это время, наконец то пошла в расход. Чуть прищурившись и попытавшись посильнее напрячь зрение, проклятый сделал широкий взмах - с оружия, тотчас сорвалось "лезвие ветра", дугой устремляясь вперед. Вряд ли, силы заклинания хватит на рассечение зачарованных доспехов, но оно дало Ингарду еще пару-тройку лишних секунд.
Под прикрытием магической атаки, он из последних сил сорвался в бег и моментально настигнув Царя, на полном ходу ударил того головой в живот. С вырвавшимся от невероятной боли криком, двуличный обхватил полубога за пояс и разогнувшись в спине, оторвал его от земли. Что бы затем, по инерции протащить врага еще несколько метров и с дополнительным усилием, опрокинуть его на спину. Меч при столкновении, выскользнул из ладони и воткнулся в песок - но и надобность в нем уже отпала. Навалившись на повелителя не-мертвых, иштэ принялся молотить кулаками светоносное лицо, не жалея пальцев и разбивая в кровь костяшки. Лишь когда одышка взяла свое и руки еле шевелились, он с заметным усилием выдернул "мраморный" клинок, что до сих пор торчал меж ребер и опустил острие Менетнашту на горло.
-Если я сдохну... Я тебя и в Изнанке найду...

Отредактировано Ингард (2013-07-21 22:48:22)

0

39

Колдовство ллодроу имело некоторое последствие в этом разыгравшемся противостоянии смертного и Древнего. Особенно в этом роль сыграло то, что это было последнее колдовство Гелиоса Сэлестиала. Как это иногда случается, заклятье на смертном одре обретают весьма неприятные, для тех в кого они направлены, свойства. Когда Ингард поднялся на ноги, магия ллодроу уже раскаленной и свирепой змеёй буквально вцепилась в Бога среди людей. Крика Царя слышно не было. Только злобное шипение, которое иштэ уже слышал, когда сражался на заснеженной дороге с мертвым воином. Когда же оно затихло и светопреставление было окончено, Ингард был близок к весьма жалкому существу. От былых доспехов не осталась и следа, теперь они расплавленным металлом стекали по остаткам его кожи, а сам Древний выглядел как костлявый и наполовину обглоданный гриф, которого при этом ещё извозили всего в смоле. И было вполне понятно, что это существо уже не могло дать отпор рассвирепевшему иштэ, особенно теперь, когда его защитная оболочка лопнула...
Мраморный клинок пронзил тощею шею Менетнашта и земля содрогнулась уже в который раз. Солнце померкло, хотя на небе было не облачка, после чего случился могущественный всплеск силы. Сам того не зная, Ингард Косс перерубил "пуповину", что соединяла Бога среди людей с его покровителем, тем, кто на самом деле стоял за всеми бесчинствами, случившимися на земле фиаллэ и кто питал Древнего своей силой, дабы тот направлял его армии. И теперь эта сила изливалась вокруг.

-Твою же мать! Щиты! Всем поднять щиты!- не своим голосом взвыл драконид, наблюдая как за спинами армии мертвых поднимается волна песка. И это зрелище было крайне не жизнерадостным. Казалось, что сами духи пустыни, к которым так долго взывали шаманы зеленокожих, всё же пробудились и обратили свой гнев против живых.
-Укрыться, собаки! Укрыться! Ни шагу назад! Всем оставаться на местах! Убью любую суку, что решит драпануть! Стоять! Стоять! Держаться!- рычал алый, глядя на приближающийся песок и поднимая с земли щит одного из дохлых грызунов. Подняв его над головой, драконид опустился на колени и закутался в крылья, покрепче закрывая глаза, а заодно закрывая клапаны внутри носа и пасти. После чего взялся мысленно молиться. И судя по писку, грызуны, пускай и изгадившись от страха, всё же исполняли приказ Фаерха. Отступив, сначала к земле прижались крысы рядом с алым, а затем, подчиняясь стадному инстинкту, грызуны стали быстро повторять друг за другом, прячась за щитами и друг другом от надвигающийся напасти.

Ингард же, находящийся в "отправной точке" начавшейся бури, был невредим, продолжая восседать на наконец-то сдохшем противнике, от которого осталось всего ничего. Не было того царственного воина, который встретил Ингарда вначале, и даже того сгорбившегося полуметрвого колдуна, пытающегося испепелить иштэ. Это был лишь старых прах, вперемешку с костями, оплавленной бронзой и какой-то вязкой и вонючей гадостью, облипшей Проклятого почти всего. Смерть наконец-то отыгралась на Менетнаште за тысячи лет, что он избегал её объятий.
Сам же иштэ, впрочем, тоже должен был вскоре уйти туда, где уже успела побывать его потрепанная сущность. Искупил ли он грехи прошлого или добавил к ним ещё немного, судить было Богам, так что возможно, он ещё вполне мог вернуться, вновь отмеченный проклятой меткой. Но пока он был ещё жив, пускай был вымотан, а вырвавшаяся из тела Великого Царя энергия не самым благоприятным образом сказалась на его самочувствии. Жизнь, словно песок сквозь пальцы, покидала тело могучего воина. Кровь текла не только из его раны на боку и мелких порезов, но ещё и кровавыми слезами стекала по его щекам. Было чудо, что он всё ещё дышал. Была ли это сила воли наёмника, что всё ещё пыталась отрицать, что пришло время уйти, а может быть это часть сил погибшего Бога среди людей, задержавшись в иштэ, даря ему ещё пару минут посмотреть на мир, или возможно это вторая сущность Ингарда Косса продолжала поддерживать их общее тело, дабы новое и старое воплощение могли вместе насладиться победой...

0

40

Пытаясь уберечь лицо от тысячи и тысячи вспыхнувших искорок, иштэ поднял голову и вновь зацепился взглядом за небо, в котором кружились отдельные клубы пыли. Тело поверженного Бога среди живых, за считанные секунды превратилось в кучу пепла, из которой торчали обугленные кости и оплавленные доспехи. Взбесились духи пустыни, вздрогнули барханы и дюны. От вылившегося в этот мир огромного потока энергии, сознание перерожденца помутнело пуще прежнего. Нет, он теперь не чувствовал боли - но вместе с ней, уже едва ощущал свое израненное тело. Легкое покалывание на кончиках пальцев, разрасталось и неторопливо поднималось выше. Через несколько минут, ободранные ладони соскользнули с эфеса "мраморного" меча и руки безвольно повисли, больше не в силах шевельнуться. Отдышавшись, татуированный попытался подняться, но это тоже не получилось - онемевшие ноги подкосились и он упал, в каком-то метре от праха своего последнего врага. Голубизну небесного свода, перечеркнула грязно-желтая линия горизонта.
Жалкое зрелище.
Оказавшись на боку, он не мог даже перевернуться на спину. Конечности затекли и окончательно потеряли чувствительность. До того раздражавшая жара, сменилась неестественным холодком, который быстро перерос в легкий озноб. Отступивший кровавый туман перед глазами, возвращался обратно и его мутная пелена, становилась все плотнее и плотнее - пока, иштэ окончательно не потерял зрение. Теперь, он остался наедине со своими мыслями. Из глубин подсознания, начал пробуждаться тот самый Ингард Косс, еле пробивая завесу перерожденной личности. Всплывали эмоции: страх, горе, ярость и ненависть. Страх надвигающейся и неотвратимой смерти. Горе за потерю, возможно единственного близкого человека. Ненависть к самому себе, как к причине этой потери. Как же жалко, что последние воспоминания о Ки - это ее отдаляющаяся спина. Поступок, которого не ожидал; болезненный плевок в душу... Но стоит ли он убийства? Конечно нет. И от осознания этого, надавливало бремя совести и сожаления.
Ничего. Всем нам место за чертой. Жизнь на этом не заканчивается.
Может, это была вера или надежда. Может - убеждение или утешение самого себя. Но идею, что наемникам суждено встретиться даже после смерти, не стоило душить. Майло, Гелиос, Эраэль. Не смотря на некоторые проступки, это хорошие товарищи и соратники. Мысль о том, что эти имена окажутся бесследно вычеркнутыми из бытия, казалась слишком жестокой. Каждый из них, оставил свой след в истории. Каждый из них, просто обречен достойное на послесмертие. Еще пара минут и проклятый сам окажется этом списке. Может быть, когда-нибудь - он вновь вернется в этот мир, в новом теле и с новой меткой. И может быть, он когда-нибудь вспомнит, кем был раньше. Поддавшись накатывающей сонливости, иштэ чуть прикрыл глаза и потеряв на этом силы, провалился во тьму. Дыхание остановилось. А вместе с ним, на нет сходили и ровные удары сердца.

Отредактировано Ингард (2013-07-22 23:16:21)

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC