fataria

За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Близлежащие земли Вильдана » Кладбище драконов


Кладбище драконов

Сообщений 21 страница 25 из 25

1

http://s1.uploads.ru/av0cp.jpg

«Край отчаяния и погибели». Так порой называют это кладбище. Первоначально это была огромная равнина с редкой растительностью, но когда-то давно на этом месте произошла настоящая битва, «бойня» драконов и великанов. Стихии огня, воды, земли и воздуха противостояли друг другу, окропляя эти земли бесчинствующим гневом и багровой кровью. Сложно сказать, что вызвало столько ненависти и злобы между расами, из-за которой и произошло это сражение. Но усмирить огнедышащих решились лишь великаны, чьи полуразрушенные черепа порой можно угадать средь остальных останков. Все закончилось плачевно, вместо равнины изумрудного цвета здесь проклятое кладбище, усеянное неупокоенными костями драконов и великанов. Светлому здесь делать нечего.
Когда-то на кладбище можно было заметить падальщиков, усердно поглощающих протухшие останки, но со временем и они забросили это место. Теперь здесь лишь души неупокоенных. Хватит смелости потревожить их?

0

21

Воистину, нет предела людской глупости, нерасторопности и непослушанию. Но иногда человеку, да и представителю любой другой расы необходимо самому натолкнуться на грабли, чтобы больше на них не наступать.
И хотя Меррик не мог обвинить Шакти ни в слабости мысли, ни в медлительности, ни уж тем более в неповиновении, какой-то волей судеб она оказалась в критической близости от зубов волкодака. Достаточно для того, чтобы стать его закуской. Первой мыслью маркиза было испепелить животное, посмевшее угрожать его собственности, второй… Рука потянулась к сигаретам, спрятанным в полах плаща. Кадеирн уже спешил на выручку девочке. Дракону же избрал для себя роль стороннего наблюдателя. Пусть голодный зверь и был опасен, рыжеволосому воину приходилось сталкиваться с врагами посерьезнее.  Впрочем, никто в этом мире не был застрахован от роковой случайности.
Рука нащупала в кармане сигареты, Меррик достал одну, немного повертел в руках, раздумывая, стоит курить или нет, в конечном итоге подавил пагубное желание и спрятал продолговатый предмет обратно в карман.
-Что, маркиз, забавляешься? – Услышал он голос элементаля. – Может заключим пари? Делаю ставку на то, что девчонка не протянет и пары минут.
-Тебе ли не знать, Хрю, что не стоит недооценивать шадоса? – Возразил он. -Даже если он выглядит как подросток и от него веет больше грустью, чем ненавистью, в глубине души, которая, позволю себе напомнить, принадлежит Черному Богу, он остается порождением тьмы и мести.
-Маркиз, да ты умеешь быть занудой, - хмыкнула элементаль. В этом была вся она: то вызывала на задушевные беседы, то, наоборот, уходила  от философских тем. Впрочем, Меррик ее не неволил – слишком хорошо понимал. Ей претило все, что могло ограничить ее свободу. Он же был ей больше другом, чем господином. Сколько они знали друг друга, они были равны, и Маргарета или кратко Мардж, элементаль, ставший века назад жертвой вероломства заклинателей, была ему за это благодарна. Благодарна настолько, что он спокойно крутил ей.
Картина на кладбище сменилась, Шакти не без помощи рун, фамильяра и Ао удалось уйти от клыкастой пасти, и теперь она была в относительной безопасности. Человек же с сердцем льва бросился ей на выручку.
Руки снова нащупали в кармане сигару и на этот раз, вытащив ее, Меррик закурил.
-И кто это на днях утверждал, что поборол вредную привычку? – Не упустила возможности его подколоть элементаль.
-Хрю, не до этого. Прекращай, - огрызнулся он.  В ответ была блаженная тишина, нарушаемая только клацаньем зубов.
Меррик бросил взгляд на лошадей. Было бы глупо лишиться их во время похода в такую даль. И дело было не в огромном расстоянии, которое им пришлось бы преодолеть до ближайшего телепорта, пожалуй, по воздуху он добрался до города быстрее, а в том, что это были его любимые  лошади. Одна личная, две другие купленные им у частных владельцев.
Меррик сделал затяжку. Наблюдая за боем Кадеирна и волкодака ,он на какой-то момент задумался о том, что неплохо было как-нибудь попробовать усмирить подобное животное и сделать его кем-то вроде домашнего любимца. Конечно, соседство с таким любимцем не способствовало бы увеличению продолжительности жизни слуг, зато чудовище имело все шансы стать прекрасным дополнением его острова.
Впрочем, участью этого волкодака было в лучшем случае пойти на шубу для Шакти. Меррик даже докурить не успел, когда зверь пал. Опустив «нежности» своего окружения (к чему было лишать их радостных мгновений?), Меррик направился в сторону, где виднелось более-менее открытое пространство. Вдох. Сердце пустилось в пляс в предвкушении другой ипостаси. Мир в такие моменты ощущался ярче и острее. Он будто оживал и переливался тысячей красок, или это был обман, навеянный сладостью предвкушения? Еще мгновение.
-Маркиз, я тут кое-что нашла, - раздался голос элементаля. На этот раз он был слышен не в голове, но в непосредственной близости за костями. – Думаю, Вам на это будет любопытно взглянуть.
Выбросив сигарету в одну из луж, Меррик направился туда, откуда доносились слова Мардж. Он обошел торчащие из земли ребра и остановился. Где-то вдалеке послышалось карканье ворона. И все. Природа молчала, он же, прикрыв нос рукавом, чтобы не вдыхать  ударившего вдруг в лицо зловония,  сделал несколько шагов навстречу открывшейся ему картине. Семеро мужчин в поношенных плащах с перекошенными лицами ничего не видящими глазами взирали на него. Семеро трупов. Семеро гниющих изваяний. Изъеденные гнильцой, они, казалось, продолжали разлагаться на его глазах. Струпья, язвы перемежались с местами отвалившейся кожей. Глазные яблоки, превратившиеся в жидкое месиво, вываливались наружу. Изъеденные болезнью пальца скрючились, где-то не хватало фаланг.
-Они еще теплые, - сказала Мардж.
Преодолев отвращение, Меррик подошел к одному из трупов и положил руку на лоб – следовало удостовериться. Действительно, тело еще не успело остыть. Тогда возникал вопрос, что делали семеро зараженных гнильцей на Кладбище Драконов? Меньше всего ему верилось, что они пришли сюда умирать. Хотя…
Труп резко дернулся и схватил Меррика за руку.

Отредактировано Меррик Лауфенберг (2014-03-01 01:54:48)

0

22

Главное в бою – чётко обозначить соотношение своих способностей с силами противника. Шакти, считающая себя далеко не слабой девочкой, всё же умела здраво оценить свои возможности и похвалила себя за то, что не стала лезть на рожон. Её удел – руны, по крайней мере, пока что, а оружием пусть машет тот, кто этому обучен. Кадеирн не подвёл её ожиданий. Впрочем, она никогда не сомневалась в том, что он исключительный боец, и могла без опасений крикнуть да хоть компании орков, что «мой Кади уделает вас в щи». Так и на этот раз рыжеволосый соратник без лишних «танцев» одолел тварь, которая до этого момента казалась очень опасной и пугающей. Ах, как смачно он съездил по волкодаку щитом, как мощно укоротил его на голову! Девочка-шадос, лёжа на спине и держа перед собой руну-щит, дивилась, следя за его движениями. Сражения всегда завораживали её, когда не приходилось биться самой, разумеется, и каждый раз, наблюдая за Кадеирном, будь то настоящая драка или же просто тренировка, она восхищалась им, чувствуя в полукровке живую силу. Это манило и притягивало, словно воин был фонарём, а она – привлечённой им бабочкой. Несомненно, не будь Кадеирн воином, она не любила его так сильно, как любила сейчас.
Когда всё закончилось, он подал ей руку, и Шакти, уже не имея пред собой щита, приняла его помощь, поднявшись на ноги. Девочка улыбалась, гордясь им и лучась от счастья, будто бы радуясь возможности сообщить всему миру – «Смотрите, как великолепен мой мужчина!»  Но восторг быстро спал, как только шадос разглядела отпечаток крови на своей ладони и поняла, что та стекает по руке рыжеволосого друга. Но как и когда зверюга ухитрилась коснуться его? Шакти казалось, что Кадеирн расправился с тварью быстрее, чем та вообще смогла бы сообразить, что сейчас отправится к своим уродливым праотцам. Взгляд девочки перетёк с его кисти на предплечье, где в рваной дыре накидки алела не смертельная, но всё-таки кровоточащая рана. Шакти не сразу вспомнила о регенерации и даже успела испугаться за своего защитника.
-Кадеирн, ты…- заговорила она, но мечущиеся мысли запутали её язык. Испуг за воина отдался резким уколом под рёбрами, но вернувшаяся способность мыслить остановила её, прежде чем шадос начала суетиться вокруг друга вереща, но не делая ничего конкретного, ведь целительство было от неё далеко как звёзды на ночном небе. Не такая уж и серьёзная рана начала затягиваться у девочки на глазах, и она решила ничего не говорить, чтобы не унизить достоинство воина своими расспросами по поводу самочувствия. В конце концов, он одолел всего-навсего какого-то паршивого волкодака, а с его уровнем эта тварь ему вовсе не противник. Поэтому Шакти просто вернула на уста свою скромную улыбку, шагнула поближе к другу и сделала то, что успело стать её привычкой – обхватив локон рыжих волос и потянув на себя, она заставила Кадеирна наклониться.
-Молодец,- тихо произнесла шадос, чтобы это не долетело до ушей маркиза, и поцеловала полукровку в лоб, после чего отпустила его и быстренько отошла в сторонку, дабы не компрометировать себя, да и Кадеирна заодно. Маркиз, конечно же, знал об их отношениях, но шадос не хотела становиться слабостью своего друга, потому как стоит воину привязаться к какой-нибудь дамочке, как его тут же заносят в категорию «слащавых».
-Вот эта шерсть! В ней навирника ни замёрзнишь!- подсказал фамилиар, запрыгнув на обезглавленное тело волкодака. Минутой ранее он – казалось бы, самое миловидное существо на свете – с интересом разглядывал глаза откатившейся в сторону головы. Шакти тоже подошла к твари, поставила на неё ногу и победоносно потоптала её. Побеждённый враг вмиг теряет способности к устрашению, а огромная волчара теперь была просто куском мяса с приятным дополнением – шерстью, по поводу которой фамилиар не ошибся. Живя на природе хочешь не хочешь, а станешь рациональным и начнёшь понимать, что от предложенного не отказываются. На сей раз судьба преподнесла девочке трофей в виде дикой твари, и она не собиралась оставлять его на потеху воронью. И хотя слуги маркиза ни в чём не нуждаются, Шакти просто хотела иметь что-то своё. Поглядев на поверженного волкодака ещё с минуту, девочка развернулась и подошла к своей лошади. Там она запустила руку в прикреплённую к седлу сумку и достала две вещи – сухарик и верёвку. Вернувшись к зверюге, девочка вручила засушенный кусочек хлеба фамилиару, здорово выручившему её в этой непредвиденной ситуации.
-Ура! Я гирой!- схватившись за сухарик, разошёлся зверёк.
-Кто бы сомневался, мессир Люсьен. Мне бы Вашу отвагу и проворство.
Пока фамилиар уплетал за обе щеки свою награду, девочка опустилась на землю рядом с телом волкодака и с самодостаточным видом принялась связывать его, чтобы при перевозке лапы не шлёпали и без того очумевшую от всего произошедшего лошадь. Сказать по правде, ей это давалось нелегко, но больше всего Шакти не хотелось, чтобы милорд и Кадеирн, смотря на неё, видели подростка, который ни на что не способен сам. К тому же, она упорно трудилась, чтобы стать выносливее не только морально, но и физически. За всякую тяжкую работу Шакти бралась с мыслью, что это поспособствует её становлению силачкой. В итоге же перевязка волкодака вышла у неё не так уж плохо, хотя мужчина наверняка завязал бы узлы потуже, но в целом девочка осталась довольна результатами и подозвала к себе рыжеволосого друга.
-Взвали его на мою лошадь, хорошо? А я поеду с тобой.
Маркиз мог пресечь всё это, по сути, ненужное действо, но Шакти надеялась на то, что он позволит ей немного посвоевольничать. Смотря на тушу волкодака, она преисполнялась веры в свои силы, а уж как уверенно она будет себя чувствовать в плаще из шкуры врага! Да уж, девочка настолько вбилась в свою идею доставить зверюгу в Рахен или на остров Унад, что была готова начать упрашивать маркиза, если тот будет против. Но он, похоже, был занят более насущными проблемами. Пообещав себе участвовать при изготовлении предмета одежды из поверженного противника, Шакти побежала за своим милордом, оставив лошадку и волкодака на Кадеирна, предварительно отцепив глефу от седла и прихватив её с собой. Магия это, конечно же, хорошо, но сталь тоже неплохо, особенно если чувствуешь, что руны в ближайшее время будут получаться не такими сильными, как хотелось бы.
-Граф де Арденн, Вам специальное приглашение необходимо?- позвала она замешкавшегося фамилиара. Зверёк тотчас обогнал её, показывая, что не стоит беспокоиться о его отставании.
-Можна ищё?- на ходу спросил он.
-Ты станешь жирным и некрасивым,- поверхностно ответила шадос, приближаясь к маркизу. Баловство с фамилиаром вдруг стало неуместным. Причиной тому послужило семеро трупов, которые Шакти ну уж никак не ожидала здесь увидеть. Точнее говоря, она предполагала, что на кладбище будут трупы, но эта семёрка совсем не соответствовала её представлениям. Эти мёртвые тела были чересчур безобразными. Белобрысая девочка уже видела такое однажды, но тот человек из прошлого был живым. Чудовищно покорёженным, но живым. Увидев такое хотя бы один раз, уже никогда не забудешь. «Но как такое возможно? Семеро. Мертвы. Одновременно». Шадос хотела отступить, столкнувшись с чем-то, что не могла объяснить. Такое всегда поражает человека до глубины души, и он переходит на инстинкты.
Ситуация стала критичной, когда один из трупов цапнул маркиза за руку. Тут уже было не до размышлений.
-Милорд!- крикнула Шакти, чувствуя, как напряглась каждая мышца её тела. «Это же гнильца!» Настоящие воины никогда не действуют необдуманно, но девочка настоящим воином не являлась. Слишком часто ей приходилось реагировать молниеносно, полагаясь на удачу и счастливое стечение обстоятельств. Она верила в гениальность ума маркиза, но в тот момент почему-то не смогла предоставить решение проблемы ему самому. Слишком быстро, слишком непредвиденно, слишком страшно. Всё складывалось так, будто они втроём попали в какую-то несуразную деревенскую страшилку, которую рассказываю друг другу детишки, взобравшиеся в безлунную ночь на сеновал.
Шакти предельно сильно сжала в левой руке глефу, начертив правой руну толчка. Вложив в неё все свои силы, какие в ней только оставались, она направила её на проявивший признаки жизни труп и впечатала его в почву, но это девочка посчитала недостаточным. Невзирая на то, что она была правшой, касательно оружия ведущей у неё была левая рука, посему Шакти не пришлось перехватывать глефу. Обхватив её двумя руками, шадос, занеся оружие, всадила лезвие в шею мужчины, поражённого гнильцой. Оставив оружие в нём, белобрысая девочка зажала рот руками и отшатнулась назад, натолкнувшись на кого-то спиною.  Это была единственная причина, по которой она не завалилась на землю, после удара ощутив полное опустошение и накатившую огромной волной физическую слабость, которой невозможно было сопротивляться.

0

23

Кадеирн проследил за взволнованным взглядом Шакти, которая не сводила глаз с его руки. Обеспокоила девушку небольшая царапина, оставленная когтем волкодака, видимо, в прыжке. Сам воин тогда ничего не почувствовал, как ровно и сейчас не обратил никакого внимания на поверхностную царапину и «каплю» крови. Он успел привыкнуть к мелким травмам и ранениям, и к тому, что регенерация выполняла функции лекарей, тем самым лишая последних работы. И с этой «слепой верой» к своей врожденной способности, мечник порой забывал, что опасно столь многие надежды возлагать на регенерацию – это могло помешать трезво оценить ситуацию, притупляя чувство самосохранения, которое и так глушил адреналин и жажда боя. Подведя итог, можно было сказать, что в некотором роде эта способность была его слабостью. Не силой.
- Я в порядке, - поспешил он заверить Шакти, чтобы умалить ее беспокойство. Ее же внезапный порыв, который хоть и не был редкостью, но, тем не менее, неизменно смущал Кадеирна, хотя ему и было приятно от легкого целомудренного поцелуя в лоб, как и от похвалы. Еще один плюс состоял в том, что подобный невинный поступок не будил сильного желания и жажды продолжения, а значит и не мог стать помехой в том, чтобы отвлечь от первоочередной цели – миссии.
Да и сама девушка, по всей видимости, физически не испытывала подобной необходимости, легко отвлекшись на голос фамилиара, который, осмелев, вовсю развлекался на трупике поверженного Кадеирном врага.
Когда же Шакти, сходив за веревкой, опустилась перед еще теплой тушкой, Руэйд хотел было остановить ее и предложить свою помощь в связывании добычи, но вовремя себя осадил, подумав, что девушка только разозлится, что ее посчитали слабачкой. Хотя это не было правдой в глазах рыжеволосого юноши. Да и он давно убедился, что упрямства, как и самостоятельности, ей было не занимать. Поэтому остался стоять поодаль, наблюдая за процессом и мысленно подбадривая даму своего сердца, чьи действия не были для него безразличны.
И когда дело было закреплено финальным узлом, Руэйдхри мысленно поздравил свою подругу, и кивнув на ее просьбу, занялся ее выполнением. Весил волкодак немало, но благодаря усиленным тренировкам в академии, которые воин продолжал и по сей день, время от времени усложняя их, на то, чтобы доставить добычу к лошади не ушло много сил. Он даже не особо вспотел, что говорило о его хорошей физической форме. К тому же, возможность поехать на одной лошади с Шакти – где она будет та-ак близко, что можно невзначай коснуться, не говоря уже о том, что он будет чувствовать ее запах на протяжении всего пути, -  не могла не прибавить энтузиазма к выполнению просьбы.
На то, чтобы зафиксировать добычу на серой лошадке понадобилась еще одна крепкая веревка и несколько минут рутинной возни. А затянув окончательный узел, Кадеирн потрепал напоследок шею сивки, произнося негромко слова ободрения и сочувствия из-за подобной громоздкой ноши. Но животное было крепким и выносливым, должно было справиться, а там видно будет.
После Кадеирн огляделся и понял, что остальные отлучились куда-то вперед, увидел некоторое движение за гигантскими костями, торчащими из земли, и направился туда, испытывая смутное беспокойство.
Уже достаточно приблизившись, Руэйд собрался было обогнуть обглоданную до основания преграду, как столкнулся с неприятной неожиданностью в лице элементаля маркиза, которая выскочила (как из засады, не без преувеличения) из-за торчащих ребер как раз тогда, когда воин хотел завернуть за них. В обтягивающих кожаных брюках и черном облегающем топике под расстегнутой курткой, она выглядела если не вульгарно, то вызывающе. Впрочем, это всегда было ее стилем: немного порочащая, но не доходящая до пошлости красота. В этот раз, впрочем, девушка превзошла саму себя. Цветок, воткнутый в распущенные волосы, делал ее чем-то похожей на танцовщицу. Довершал образ черный, расшитый цветами, шелковый платок в ее руках.
***
- Эй, вояка, ты куда? Тебе туда нельзя. Еще заразишься, - и прежде, чем воин успел как-то среагировать, она накинула ему на шею платок и притянула к себе. Упругая высокая грудь оказалась в непосредственной тактильной близости от его тела. Элементаль устремила прямой взгляд в глаза Кадеирна.
- Сдается мне, что после той ночи на острове, ты стал меня избегать, вояка, - в глазах скользила насмешка, - боишься?
В следующий момент она, однако, стала серьезной.
- Поговорим? – И девушка обвила руками его могучую шею. - Только не забывай, я скромная, - добавила она.
***
Поняв, кто его встречает с наскока, Руэйд, право слово, похолодел, а его сердце, без преувеличения, ушло в пятки, и он уже собрался на автомате дать задний ход. В лучшем случае хотя бы шаг назад, пусть ноги отчаянно и жаждали дать деру и улепетывать вместе с остальным телом прочь – такова была его первая реакция на эту особу; но элементаль подтянула его ближе своим платком, а вдобавок еще и обвила руками шею, тем самым лишая возможности сбежать. Подавляя собой… И дело было не в физической немощи, хотя не обошлось и без пробуждения кое-чего телесного, стоило невольно опустить взгляд на грудь, которой женщина…
(«Элементаль… это всего лишь элементаль…» - повторял он как заклинание, пытаясь не обращать внимания на чувственный аромат близости)
…терлась об его торс. Кадык воина заметно вздрогнул (в мозгу билась нервная мысль, вопрошающая, куда же, оборотни вас раздери, деть руки?!), когда он через силу оторвался от полуобнаженной верхней плоти огненной бестии-развратницы. О, как он сейчас желал столкнуться бы сейчас с двумя, а то и с целыми пятью, волкодаками сразу, нежели с этим в некотором смысле пугающим до дрожи огненным созданием, которое, как от недавно повелось, никогда не упускало свой шанс поизмываться над юношей, несведущим в физических утехах и отношениях со взрослыми опытными женщинами.
«Той ночи» - сглотнув, подумал Руэйдхри, волей-неволей возвращаясь к тому событию на острове (из-за этих провокационных слов он даже не заметил упомянутой чуточку ранее фразы о возможности заразиться чем-то).
Речь шла о том дне, когда он нес ночную вахту на острове Унад по просьбе маркиза, которого что-то беспокоило. И до сих пор подробности той ночи Руэйд вспоминать не хотел – да лучше просто со стыда сгореть… иль вообще сквозь землю провалиться, чем ворошить то происшествие пикантное, пришедшее из мрака ночи, чью тьму пронзил свет яркий алый... и безмерно чувственный.
Надо сказать, что это была не первая ее выходка (и, понятное дело, не последняя), иногда они были вполне безобидными и не предвещали ничего постыдного… но только изредка. А началось все после того, как скучающая элементаль просекла о столь плачевном положении вещей и полной неосведомленности Кадеирна относительно физических утех, что произошло через некоторое время после появления на острове Шакти и вытекало, вестимо, из его отношений с ней. С тех пор и повелось, что время от времени огненная красавица стала воину проходу не давать и всячески доставала своими шуточками, получая от этого, видимо, несказанное удовольствие.
Но что одному Небеса – другому пытка.
А поскольку другого способа отделаться от этого Кадеирн не видел, храброму воину оставалось лишь… трусливо бежать, поджав хвост, с этого поля неравного боя. Или, говоря простым языком, избегать эту особу. Что он и делал – и иногда ему сопутствовал успех.
Однако, то же самое нельзя было сказать о дне насущном. «Победил здесь – проиграл там», как говаривал его академический товарищ. И Руэйд почувствовал себя совершенно беспомощным, оказавшись словно в западне. Заложник собственных плотских желаний и отсутствия опыта на тему «как вести себя с подобными особами противоположного пола». Стыдобень.
- Сейчас не лучший момент... - неуклюже попытался извернуться рыжеволосый юноша, бросая взгляд за спину пленительницы в поисках помощи.
Даже крохотулька Ао затерялся где-то в округе, разумно побаиваясь этой горячей особы – спасения ждать неоткуда. Оставалось лишь уповать на то, что и на этот раз все обойдется, и маркиз (чем он там занят?) придет ему на выручку, осадив своего разбушевавшегося элементаля.

ps. Введение элементаля целиком на совести и по договоренности с маркизом.

0

24

Безусловно, испытать на себе прикосновение почти трупа было не самым приятным завершением вечера, плавно перетекшего в ночь. И все же не страх  или ужас, вызванный внезапностью, испытал мужчина, а отвращение, когда разлагающаяся рука коснулась его. Хватка зараженного на удивление оказалась сильной.
-Что здесь произошло? – Спросил Меррик, вглядываясь в один еще не вытекший глаз. Его голубая нечеловеческая синева сверкала как лед.
Если поверженный болезнью мужчина был еще в состоянии говорить, то маркиз намеревался вытянуть из него всю известную тому информацию, прежде чем тот испустит дух. Не было и мысли о жалости или сострадании. Если растение эхомит претерпело какие-то изменения и протекание вызванной им гнильцы происходило быстрее, то ему было необходимо это внести в справочник. Можно было провести исследования, а заодно подумать над тем, чтобы начать торговать спорами нового образца. Если же дело было в чем-то другом и разложение тел стало результатом не случайности, а злого умысла, то в интересах Меррика было узнать, кто стоял за произошедшим.  Выработанная годами недоверчивость требовала связать приглашение Селены на кладбище и появление в столь отдаленной точке мира воинов. А коли так, то оставалось допросить единственного оставшегося в живых, пока искра жизни не погасла и в нем.
Вот только плану Меррика не удалось воплотиться. С криками шадос бросился на помощь дракону и уничтожила то, что хранило хоть какие-то ответы на его вопросы. Дракон едва успел отпрянуть назад, чтобы не оказаться сметенным девчонкой. Первым желанием было схватить ее и отшлепать.
«Истину говорят, хочешь сорвать какой-то план, позволь в нем участвовать другим».
-Шакти! – В руке заклинателя вспыхнул огонь, который он моментально погасил. Как бы ни были безрассудны действия девочки, она пыталась его защитить, к тому же она с такой страстью всадила лезвие в так называемого злоумышленника, что одно это зрелище уже чего-то стоило.
Девочка тем временем подалась назад и налетела на него, хрупкая, прозрачная, похожая больше на тень. Меррик схватил ее за плечи, на случай если она от столкновения начнет терять равновесие.
-Осторожнее, - сказал он, когда она пришла в себя. – Отойди и жди, гнилица может быть заразна, - пояснил он, сам же углубился в изучение трупов, а точнее в их обыск. Важна была любая деталь, все, что могло навести на след.
«-Хрю, ты куда пропала?» - мысленно обратился он к элементалю, хотя примерно представлял, чем та занималась. Так уж вышло, что девушка, прознав о неопытности Кадеирна в любовных делах, моментально воспылала к тому; что руководствовало ей больше симпатия к рыжеволосому воину или желание поиграть на нервах было еще спорным вопросом. Так или иначе, девушка задалась целью совратить доверенное лицо маркиза и уверенно двигалась в этом направлении. Меррик ее поведение не одобрял, но предпочитал до поры до времени не вмешиваться. В конце концов, вреда ее прыть никому не приносила, а коли так…
Мардж показалась из-за костей. Следом за ней появился Кадеирн.
-Вы меня звали, маркиз?
-Обыщи место на предмет эхомитов. Кадеирн, стой, где стоишь.
-Будет сделано, - сказала элементаль.
Девушка подмигнула Кадеирну, и, сменив облик с прекрасной девы на парнокопытное, занялась тем, что умели лучше всего свиньи… нет, не поеданием объедков или принятием грязевых ванн, а поиском определенного вида травы, которая, пусть и не была желудями или вкусными корешками, но все же произрастала на земле.
Меррик тем временем обыскивал трупы. В полах одежды третьего он нашел небольшой новый конверт. От того пахло духами и веяло мыслями о городских будуарах. Справа была нарисована пятиугольная звезда.
«Женевьева», - нехорошее предчувствие моментально закралось в голову. Чтобы не затягивать момент ожидания, Меррик вскрыл конверт и достал письмо. Прозорливость не подвела его на этот раз. Почерк, действительно, принадлежал этой женщине.
«Если Вы читаете это письмо, то, значит, все же проделали долгий путь и достигли кладбища, в чем я и не сомневалась. Меррик Ио’Мар, надо внимательнее следить за прислугой.  Помните воина Эльдара, которого несколько лет назад наняли на службу? Так вот, этот волчий сын польстился на деньги Ваших конкурентов. Селена так же была запугана ими, а потому сыграла свою роль, чтобы заманить вас в ловушку в это место, после чего отправилась на «заслуженный» отдых. Не знаю, как Вы поступите с этими двумя, но не сомневаюсь в Вашей изобретательности. Собственно, к чему это все? Заказчик убийства, господин N, находится сейчас в близлежащей деревне M, ее вы проезжали по дороге, и мирно потягивает вино в таверне. Избавьтесь от него. От этого станет лучше и мне, и Вам. Всегда Ваша Ж.Б.
P.S. Не благодарите. Считайте это платой за оказанную ранее услугу. Коробка с дневниками находится в надежном месте. Отдам при встрече».

Дочитав письмо, Меррик скомкал его, а затем и вовсе сжег. Если в мире и существовали темные Боги, то Женевьева, определенно, была одной из них. Не в прямом смысле, конечно, но у маркиза иногда складывалось впечатление, что само привидение столкнуло его с этой женщиной.
-Мардж, можешь прекратить поиски, - распорядился Меррик, после чего обратился к Шакти и Кадеирну. – Уходим, здесь искать больше нечего. Селена не появится. С ней все в порядке, -  добавил он, заметив вопросительный взгляд своего немногословного воина. – По коням, заночуем где-нибудь по дороге. Кладбище не лучшее место для стоянки. Впрочем… -  взгляд дракона задержался на Кадеирне. Для воина у маркиза уже было готово задание – проследить за господином N, но всему свое время, о новом деле он скажет чуть позже, когда они доберутся до той самой деревне. А пока…
-В путь.

http://i.imgur.com/WBlD69B.png [ Пункт телепортации ]

Отредактировано Меррик Лауфенберг (2014-03-06 02:38:02)

0

25

[float=right]http://s8.uploads.ru/t/rd0oJ.png[/float]
«Что ты чувствуешь? Довольна ли ты собою? Претишь ли самой себе? Ведь, в конце концов, он – первый, кого ты убила собственноручно». 
Шакти, которая при других обстоятельствах наверняка отвернулась бы  от трупов, смотрела на мужчину с рассечённой шеей во все глаза. В результате её действий он стал выглядеть ещё ужаснее; впрочем, смерть практически всегда выглядит хуже, чем болезнь. Разобраться в своих эмоциях было сложно. Случалось такое, что шадос способствовала чей-то погибели, но ещё никогда она не отправляла людей на тот свет своими собственными руками. Сначала ужас обхватил её сознание будто бы снежная лавина, затем этот снег растаял и превратился в пьянящий напиток, потопивший и пропитавший разум дурманом. В какой-то момент Шакти допустила мысль, что на самом деле она не считает себя палачом, достойным подобной участи. Сразу же за этой мыслью последовало признание, возможно, самое откровенное в её жизни. «Наконец-то». Подрагивали её руки и коленки, билось в груди что-то неясное – то ли восторг, то ли испуг, но сердце крепчало в уверенности, что сожаления нет. «Да-а, да-а,» глядя на поверженного мужчину, которого-то и противником назвать нельзя было, «наконец-то». Наконец-то судьба предоставила ей шанс проверить себя на смелость и решимость. Уже давно Шакти задавалась вопросом – а смогла бы она убить кого-нибудь? Каждый раз ответ был иным, поэтому до этого самого момента девочка-шадос не могла сказать, а хватит ли ей духу вышвырнуть кого-либо из этого мира прямиком в Изнанку. И ей хватило! Невзирая на то, что она не считала себя таким уж плохим человеком, белобрысая девочка всегда хотела этого, считая, что слабаки на убийство не способны. И вот оно доказательство тому, что шадос перешла на следующую ступень. Теперь все должны понимать – а в первую очередь она сама,- что малявка Шакти Ксорларрин лишилась своей моральной невинности.
Правда, сам процесс, как и в большинстве случаев относительно потери невинности, был далеко не так приятен.
«Я сделала это! Я смогла!» очень быстро сменилось ощущением, что кишки завязываются в узел. Крепкие руки маркиза помогли ей устоять, после чего девочка относительно пришла в норму, и ушедшая из-под ног почва вернулась на место. По-прежнему чувствуя себя физически паршиво, Шакти отошла на пару шагов от трупов и своего милорда, после чего отвернулась и согнулась, упёршись ладонями в колени. Её не стошнило, но вот поплеваться мерзкой кислотой, заполнившей рот, таки удалось. Это белобрысая шадос ненавидела больше всего. Почему её ликующий разум не может усмирить внутренности? Почему она, довольная своими достижениями, не может смотреть на результат своих деяний ровно и без приступов тошноты? Шакти ясно помнила подслушанный разговор двух студентов на площади, один из которых утверждал, что во время лекции, когда профессор держал в руке печень экспоната, ему сильно захотелось поесть. «Выродки, а не люди,» суммировала Шакти и выплюнула вязкий комок слюны себе под ноги.
Девочка, тем не менее, прекрасно слышала приказы маркиза, хоть у неё и гудело в ушах. «Гнильца,» думала она, «проклятье, а ведь гнильца действительно не страшна драконам». Больше всего Шакти хотелось найти дерево покрупнее и удариться об него лбом – настолько раздосадована она была. Получается, что её поступок был не во благо. Даже напротив – он был совершенно лишним. К тому же, не исключено, что маркиз пожелал бы выведать у единственного всё ещё живого мужчины информацию по поводу того, что они здесь делали и что с ними приключилось. А Шакти по неосмотрительности взяла, да и пришила его. В целом всю сочность своего промаха шадос осознала, как только услышала голос маркиза. За этих полгода она уже научилась различать опасные нотки в его тоне, и теперь понимала, что ни много ни мало, а впала в немилость.
Если она перестанет быть Чёрным Языком маркиза Лауфенберга, можно смело брать в руки лопату и идти закапываться.
Под напором этих чувств мигом прошла всякая тошнота. Шакти проигнорировала предостережения о гнильце, заверив себя, что зараза не попадёт ей в кровь, если она не будет касаться трупов, и приблизилась к дракону. Самым важным было не позволить себе скатиться вниз в его глазах, оправдать свой поступок. Девочка-шадос рухнула перед ним на одно колено.
-Милорд,- серые глаза девочки уставились в никуда,- простите мне моё своеволие. Но меня учили, что рука, держащая оружие, не должна колебаться,- девочка почти тараторила, выдавая своё волнение,- и что клинок не должен быть медлительнее мысли. Видимо, я ещё не готова к оружию. Простите, милорд, и примите моё сожаление.
Естественно, у маркиза были дела поважнее, чем лепет облажавшегося шадоса. «Я провалилась,» терзала себя Шакти, «провалилась как старый забор». Вместо дурноты в кишках поселилась злость. Девочка искала виновников, но те нашлись сами.
Когда ученик делает глупость, обычно говорят, что дурак – его наставник.
Шакти поднялась с земли, выискала взглядом рыжеволосого воина. Завидев неподалёку от него элементаль маркиза, ей всё стало понятно. С самого первого дня белобрысая девочка испытывала глубокое уважение к Мардж, но её поведение относительно Кадеирна просто вымораживало её. Зачем такому древнему и мудрому существу нужны столь детские игры? Ведь было совершенно ясно, что она играется воином, потешается над ним. Неужели Кадеирн не видит этого? «Нашли время для баловства!» Шакти размашистыми шагами преодолела расстояние, разделяющее её и рыжеволосого воина.
-Где ты шляешься? Неужели нельзя выделить для своих придурошных забав другое время? – девочка с силой, приданной ей раздражением, ткнула его ладонью в грудь. – Почему я должна делать твою работу?
Гневно воззрившись на мужчину, шадос ещё раз ткнула его и отошла к серой лошади, на которую было взвалено тело волкодака. Найдя в седельной сумке свою рубашку, девочка порвала её, часть повязала на лице, чтобы обезопасить себя от спор эхомита, а вторую сжала в руке. Оставлять свою глефу на радость мародёрам она не собиралась. Девочка обхватила покрытое металлом древко и констатировала, что всадить оружие в тело было проще, чем достать обратно. Расшатав лезвие, Шакти удалось высвободить глефу. Убедившись, что на ней нет никаких ран, шадос с предельной аккуратностью протёрла лезвие, затем выкинула тряпки и, вернувшись к Сивке, закрепила оружие у седла, попутно бросив озлобленный взгляд на Кадеирна, ставшего козлом отпущения её неудаче.
-По коням, заночуем где-нибудь по дороге.
Девочка перевязала волосы, чтобы они не лезли в глаза, поправила на себе одежду и подошла к лошади Кадеирна. С коняшками она обращалась не лучше, но и не хуже среднестатистического человека, хоть раз бывавшего в седле и проделавшего определённый путь верхом, поэтому Шакти без посторонней помощи крепко взялась за гриву, вставила ногу в стремя и, оттолкнувшись от земли, взобралась на лошадь. Сжав губы от досады, шадос протянула руку в сторону фамилиара. Люсьен ловко ухватился за её рукав и заполз девочке на спину. Умудрённый опытом зверёк не стал ничего комментировать, зная, что в ближайшее время Шакти сама поделится с ним своими соображениями по поводу произошедшего.
Поездка, к которой белобрысая шадос так готовилась, обернулась для неё настоящей катастрофой.
Изначально она предполагала, что путешествие станет для неё захватывающим приключением, но надежды не оправдались. Шакти смотрела на проблески в темнеющем небе сквозь ветви покорёженных деревьев и не испытывала того трепета, с которым въехала на драконье кладбище. В этот час девочку занимала лишь одна мысль – как реабилитироваться в глазах маркиза, и только одна вещь успокаивала её.
Шакти глянула на мужчину с рассечённой шеей. Он стал ступенькой, по которой она поднялась выше и ближе к тому, чем она хотела стать. Чёрный Язык должна соответствовать своему имени.
И эта поездка, пожалуй, всё-таки сделала её кровь чернее.

http://i.imgur.com/WBlD69B.png [ Вильдан: Пункт телепортации ]

+1


Вы здесь » За гранью реальности » Близлежащие земли Вильдана » Кладбище драконов