За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Замок Инквизиции » Третий этаж. Алхимическая лаборатория


Третий этаж. Алхимическая лаборатория

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s5.uploads.ru/t/oprjG.png
Лаборатория расположена в самой тихой и неприметной части третьего этажа. Представляет собой довольно большое помещение с высокими потолками и толстыми стенами, в котором можно найти все нужное для самого смелого полета алхимической мысли. Ингредиенты в специальных шкафах постоянно обновляются, за этим следит лично кастелян замка. Ученики и Послушники в эту часть замка не допускаются, да и не каждому инквизитору сюда есть дорога.

0

2

22 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Ночь

Переход из: Подземелье замка

Они поднимались по узкой винтовой лестнице, едва заметно примостившейся в одном из многих потаенный закутков огромного инквизиторского замка. Впереди был Виндек. В руке своей он нес зажженный факел, а в сердце невыраженную печаль. Следом за ним следовал орденский страж в черно-красном сюрко и в кольчуге, пугающе переливающейся, как будто в отблесках инквизиторских костров (…хотя, напомню, это был только факел), всеми самыми мрачными оттенками багрового. За ним, гремя цепями, подгоняемый сзади вторым стражником, тяжело поднимался преступник-эльф. Тот самый, которого Виндек поймал накануне. Далее, неся на себе ящик с каким-то грамозким оборудованием, проклиная весь свет и жалуясь на немолодую уже спину, тащился алхимик. На алхимике был туго подпоясанный белый балахон с черно-золотой стилизацией под оттиск официальной печати ордена. Лицо его защищала маска и толстые очки гномьей работы, на руках красовались перчатки из некоего мало распространенного в Фатарии эластичного материала. Замыкали процессию тени. Ломаными черными линиями они тянулись через все освещённое дрожащим факельным светом пространство, а вне его разливались океаном бесконечной давящей на разум черноты.
Эльф с непривычки не выдержал…
Инквизитор! – Хрипло обратился он к Виндеку с явным вызовом. Ответа не последовало – Инквизитор! Гуль тебя дери во все… а—ы-ы-ы… тварь...
Виндек не реагировал. Зато вот стражник с удовольствием воспользовался поводом засадить эльфу по ребрам. Эльф замолчал. Даже не от того, что удар поколебал его уверенность в необходимости высказать всё накопившееся. Будучи предводителем крупной банды, он вообще редко позволял себе неуверенность. Самообладание не оставляло его и теперь. В отлитии от воздуха в легких… Он закашлялся, восстанавливая дыхание.
«Он боится. – Подумал инквизитор – Столь пошлая истеричная и неразумная наглость, характерная для какой-нибудь уличной шпаны, никогда не была свойственна этому одушевленному. Я знаю. Я видел всю его жизнь. Все, что оставило какой-либо след в сознательной или же бессознательной части его памяти. Он горд. Он не хочет показывать страха. Но и держать себя непринужденно он уже не в состоянии. Его реакция на страх – агрессия. Я надеялся, что он сильнее. Но лучше уже не найти. Его среда - плохой источник материала. Нужно ценить»

Уже скоро… - Коротко сообщил Виндек.

- Что «скоро»!? – Зло отозвался бандит. Поскольку ответ итак был ему очевиден, он воспользовался возможностью продолжить. Виндек поднял руку, останавливая стражника, изготовившегося для новой зуботычинв  – Ладно, инквизитор… Что мне хана – это итак ясно. Скажи только, какого Акала меня взяли вы? А? Почему не стража? Почему вы? Ты не волнуйся, сапоги твои слезами я заливать не намерен. Мне просто знать интересно, что отвечать, когда я предстану перед предками. Они меня спросят: «кем был при жизни?» Вором, скажу был… что уж там. А спроси они меня «был ли ты хорошим вором?» так я, поди, растеряюсь! Сечешь, инквизитор?
- Не секу. – Честно признался Виндек.
- Я, пойми, принципиально никогда никаких дел вел с повернутыми… на политику там, или на религию… Оружие продавал, но только своим, проверенным. Магией всякой, книгами там запрещенными, побрякушками заколдованными и прочей чепухой тоже не маялся. Убивал если кого, так государевых людей не трогал… И ребятам своим не позволял. И тут хопа-на! Инквизиция! Чего вдруг?
- Считайте, что вы не выдержали конкуренции. – Тоскливо ответил Виндек.
- Какой ещё…
- Прямой. Вы ведь не считаете себя единственным и лучшим в вашем деле.
- У нас с другими воровскими атаманами все оговорено… - смутился эльф – Так что, на меня, кхе-е…, донесла какая-то тейарова отрыжка из своих? В Инквизицию? Они решили, что придумали такой новый способ передела сфер влияния? Выродки! Тогда, пожалуй, и мне найдется чего порассказать.
- Нет, что вы. Ваши подельники здесь не причем… Берите выше.
- А что выше?
- Мы.
- Э-э… Вы?… Да какого … вообще!!! Это не ваши игры… Король… как там, отец народа, гарант чего-то там… За кого ты меня вообще держишь, инквизитор?
- За кого я вас держу, к делу не относиться. – Флегматично произнес Виндек - Но весьма забавно видеть, что даже маргинальный тип вроде вас оказался подвержен навязываемым свыше представлениям о сути и роли верховной власти. Вы, быть может, думаете, что государство было создано «разумными существами для разумной организации»? Для того, чтобы народец лучше жил? Скорее для того, чтобы он лучше работал. Создавал излишки, изымаемые затем в пользу неработающего и, как правило, хорошо вооруженного меньшинства… - Виндека несло – По сути то, чем занимаетесь вы, господин Риччи. С тем лишь отличием, что на нашей стороне тысячелетний опыт и сотни томов философских и богословских сочинений, оправдывающих такое положение дел. Согласитесь, с точки зрения формальной логики довольно сложно понять, почему из многих сот тысяч семей Соединенного Королевства, привилегиями пользуются лишь несколько сот, и они же исполняют обязанности, которые не всегда исполнять способны. Серьезно! По роду своей деятельности я вынужден общаться с представителями нашего так называемого высшего общества и, уверяю вас, большинство из встреченных мной его представителей куда более пригодились бы королевству на полях и в шахтах. Не удивительно, если вспомнить, что начиналось в всё с одного вашего идейного предшественника, который собрал компанию дюжих молодцов и заявился к старосте деревни, существовавшей некогда на месте нынешнего Ацилотса, с требованием платить «за защиту»... Далее оставалось только закрепить это положение титулом.
Эльф открыл рот.
…Простите меня любезный Косой Риччии… - Кажется смутился Виендек - Мне приходится слишком часто лезть с утра в головы еретиков и революционеров. Я просто пытаюсь пояснить, что господин Планк, которого вы так неудачно попытались грабить, состоял с нами в тех самых отношениях…
- Он вам платит? – Удивился разбойник.
- Он финансирует наши исследования. В обмен Инквизиция осуществляет государственную поддержку его дела. Это называется так. Но суть вы уловили абсолютно правильно.
- Но разве… вам мало того, что... У короля же тьма тьмущая денег! У него даже шапка из золота, вообще...
Виндек распахнул дверь, и воздух наполнился едким запахом алхимической лаборатории. Они попали в хорошо освещенное помещение, чем-то напоминающее стеклянные джунгли из-за обилия причудливо переплетенных сосудов и трубок, витающих в воздухе испарений и широчайшей гаммы разверток, даваемой бурлящими в тех сосудах жидкостями. Фауна была представлена, в основном, существами, препарированным на столах и заспиртованными в банках. А ещё снующими туда-сюда алхимиками в белых балахонах.
- Во-первых, не хватает. – Пожаловался Виндек. – Во-вторых, попробуйте провести это всё через королевское казначейство, с условием, что половины из здесь представленного официально вообще не существует, а другая – запрещена всеми законами людскими и божескими.
- Стойте-ка! – с подозрением выпалил эльф – А за чем мы здесь? Я готовился увидеть петлю или плаху… связочку дров…
- Это всё вчерашний день! – Радостно отозвался Виндек, беря со стола какие-то бумаги – Время, как вы могли заметить, характерно свойством необратимого движения. Копятся знания. Знания преобразуются в новые заклинания, формулы и умения. Они в свою очередь ложатся в основу созидания чего-то нового, абсолютно доселе неведомого. Это неведомое, как правило, имеет ценность и может быть причислено к разряду материальных и духовных благ. А принцип распределения этих самых благ, как я уже говорил, и есть основа государственного устройства. Поэтому нынешняя система обречена измениться. Как и любая другая, существующая в любой заданный промежуток времени, конечно. Но эта, в виду своей особой порочности, просто обречена. Петли и плахи – это инструмент сдерживания изменений. Зачастую эффективный, но абсолютно бессмысленный в исторической перспективе. Многие великие инквизиторы пали в борьбе с сей непреодолимой силой и, между тем, признаки её наличия лишь множатся. Революционеров не становится меньше. Возникают новые влиятельные силы. Казна, между тем, только пустеет. «Держать и не пущать» - это не оправдавший себя метод. Поэтому изменения следует принять. Это первый шаг к тому, чтобы встраиваться в них, направлять и, в некоторых особо удачных случаях, даже предвосхищать. Иначе говоря - контролировать.
- О как! Я  ни единого слова не понял, но чутьё мне подсказывает, что меня может быть и не убьют… - мрачно прокомментировал эльф.
- Если опять не спутают последовательность введения элементов, то не убьют. – Заверил его иштэ - По крайней мере, постараются.
Виндек указал на стол. Эльфа тут же подхватили, содрали с него остатки разорванной при допросе одежды, поволокли к этому столу и прикрутили имевшимися там ремнями.
- Что!? – Возопил он. – Ты что это удумал, инквизитор!?
- Просто убить вас было бы, в рамках оглашенной мной концепции, очень не практично. - Вежливо пояснил тот - На ваше место тут же бы нашелся кто-то другой. Ещё более грубый и недалекий. Пришлось бы уничтожить и его. Потом ещё одного… А уничтожать всю систему воспроизводства вам подобных у нас нет времени. Да это и не возможно. Договориться бы тоже не вышло: тонких намеков люди вашего круга воспринять не в состоянии, а слишком очевидные – нарушат свято хранимый нами пока режим секретности. Поэтому сделаем так, что вы просто вернетесь к своему обычному занятию, но с новым смыслом. Вы будете действовать теперь не в своих личных корыстных целях, но на благо Ордена. На благо всего королевства, в конечном счете. И во имя будущего ваших детей, …о существовании которых вы, быть может, и знать не хотите, но всё же… У вашей жизни конец-то будет цель и смысл. Ваш разум и тело будут усовершенствованны. Вы проникнитесь пониманием нашей высокой цели. Из жалкого ворья вы станете идеальным инструментом в руках лучших представителей человечества. Проводником нашего влияния в криминальном мире.
- Это несправедливо! – Орал он, когда его тело заворачивали в какую-то прозрачную ткань и втыкали в него трубки. – Смерть за смерть! Я  убийца и вор. Но вы не смеете копаться в моей башке! И в моих потрохах тоже! Я должен предстать перед Габриэлью таким, каким меня сделал создатель! Я требую смерти!
- На дворе семнадцатый век… - укоризненно всплеснул руками инквизитор – а вы обращаетесь к суждениям, каких постеснялась бы дремучая деревенская бабка! Создатель сделал вас орущим и мелким. Всё остальное – результат более или менее осмысленного развития под влиянием уже совсем не божественных факторов. А сейчас вы, можно сказать, в высшей точке этого процесса. Да и как представитель культа, могу компетентно заявить, что никаким богам особо нет до вас дела. "До всех вас... но не до Проклятых вроде меня, к сожалению…"

- Инквизитор! Инквизитор! – Крикнул на последок эльф, разрывая зубами накрывшую его лицо пленку – Скажи мне свое имя, чтобы вечным проклятием оно звучало там, куда ты отправил меня ещё при жизни! На Изнанке!
- Нам еще работать вместе. – Отказался Виндек – Если вас, не приведи Ильтар, поймают… и станут допрашивать...
Господин Виндек! Господин Виндек! Сэр! – раздался отчаянный крик со стороны входной двери и лабораторию влетел запыхавшийся ученик – Господин Виндек!
"Спасибо тебе Грен…" подумал Виндек, но видя, что посыльный и правда обеспокоен мысль эту развивать не стал.
Ваш племянник, господин Виндек! Он опять забрался в клетку с волкодаком!

Животное надо было спасать… Бросив всё, Аларих последовал за ученеком по темной винтовой лестнице.

Отредактировано Виндек (2013-11-11 18:54:11)

+1

3

Начало игры.
22 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Ночь.

Ночь прекрасна, тем более, когда нет ни каких внешних раздражителей, и ты можешь спокойно уединиться со своими собственными мыслями. Почти весь день шел дождь, что негативно сказывалась на давлении Адама. Назойливый шум все утро стоял в ушах, мешая сосредоточиться, и успокоился только ближе к вечеру, что позволило заняться бумажной волокитой. Так же сосредоточенной работе мешал орущий подопытный эльф, притащенный шефом.  Адам не слушал, о чем там они говорили, ибо прекрасно знал, что шеф паток на чтение лекции о бытие мира, несправедливости оного и о возможности прогресса, а так же радости о том, что люди в добровольно-принудительном порядке соглашаются в нем поучаствовать.  Единственная мысль Адама было о том, чтоб этому несчастному заткнули рот. Не то чтоб Адам его жалел, просто он мог повредить голосовые связки, а, по мнению алхимика, все подопытные должны были быть в целости и сохранности.
Сейчас же алхимическая лаборатория была пуста. Обширное помещение тонуло во мраке ночи, и только лампа Адама не давала ей полностью погладить все пространство. Тихий скрип пера эхом разносился по всей комнате и отражаясь от стеклянных колб и сосудов, превращался в весьма забавный звук. Все тела уже были убраны, и помешены в специальные помещения и клетки, а то немногое, что уже не годилось, сливали в канализацию. Шеф строго следил за тем, чтоб все траты сводились к минимуму, а то, что было  растрачено, давала хорошие результаты. Такая политика, несомненно, радовала Адама, однако, зачастую многие действительно хорошие идеи, требующие многочисленные ресурсы, сворачивались, а бумажная волокита и бесконечные отчеты превращали всю работы в лаборатории в рутину.
Всего в ней трудилось 10 алхимиков.  Проекту в верхах дали название «Новый курс», что превосходно подходило основной его цели: использование современных познаний в алхимии, дабы упрочить влияние ордена в мире и расширить круг своих возможностей и полномочий. Главным во всем этом деле поставили Алариха Виндека, инквизитора достаточно компетентного и, по мнению Адама, способного управлять всеми этими «надутыми индюками». 
Адам не заметил, как с головой ушел в размышления и когда опомнился, понял, что у хвостика последней буквы в его отчёте появилась замечательный сосед в виде небольшого озерца. Даже не смотря на то, что все это было имущество казенным, тратить даже такие крохи было для Адама сверх не рационально.
-Вашу мать, - то ли вслух, то ли про себя вскрикнул алхимик и принялся промакивать пергамент. Переписывать он уже не собирался, устал, и потому просто махнул на этой рукой, смочил перо чернилами, и скрипучий звук снова раздался в комнате.
Когда в отчете была поставлена последняя точка,  удовлетворённый своей работой Адам откинулся в кресле и посмотрел на огонек свечи.  Было весьма забавно наблюдать, как он дергался от простого ветерка. Отдохнув, Констаки взял лист пергамента, и пробежал глазками по его содержанию.
«Ну, вроде все верно»,- проговорил он про себя, сгребая в одну кучу 4 свертка. Теперь он решил поработать над собственной теорией, пришедшей к нему из самых темных и потаенных уголков его сознания. Но для начала необходимо было заглянуть в память и выудить от туда необходимую на данный момент информацию, прочтенную им когда то давно.
Закрыв глаза, дракон погрузился в омут собственной памяти. Снова перед ним появляться старое здание сиротского приюта, его собственный дворец памяти. Зайдя внутрь достаточно темного помещения, он проскользнул к комнате бывшего воспитателя Веля: нынешнее хранилище самых важных для Адама документов. Там хранилась вся информация об алхимии и исследованиях его лаборатории. Порыскав в нескольких ящиках и найдя нужный фолиант, он уже было собрался выходить из некого подобия транса, как с потолка на него начала капать кровь. Капель становилось все больше, и больше, пока они не стали литься струей. Сначала одна, затем уже несколько. Это все были старые воспоминания, старавшиеся проникнуть в активную часть памяти. Адам рванул к выходу из приюта, и когда он выскочил из главной двери, то проснулся в своем кресле.  Сделав несколько глубоких вдохов и медленных выдохов, Адам смог нормализовать свое дыхание и замедлить биение его сердца.
Снова призраки темного прошлого постарались вырваться из  клетки, созданной его разумом. Это была расплата за феноменальную природную память, так как, даже не смотря на то, что Констаки активно пытается стереть свое прошлое , оно снова и снова, словно бумеранг, возвращалось, напоминая алхимику о его месте в этом мире. Взяв чистый пергамент и подточив ножом перо, он принялся записывать свою теорию.
Спустя несколько часов активного письма, рука Адама уже в конец затекла и разболелась, почерк становился корявым и в некоторых местах  очень неразборчивым. Однако всю суть своей идеи изложить он сумел, и был собой весьма  и весьма доволен. Выглянув в окно, он увидел Виндека. Посчитав, что именно сегодня он сможет сдать отчеты и высказать свою теорию, алхимик сгреб все нужные свитки подмышку и пулей выбежал из лаборатории и направился во внутренний двор.
>>>Внутренний двор замка

Отредактировано Адам Констаки (2014-02-07 21:45:10)

+2

4

22 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Ночь, близится утро.

>>>Внутренний двор замка
Адам молча слушал шефа, иногда рассеяно кивая. Зайдя снова в лабораторию, он устроился по удобней.
- Ну, рассказывайте. Это же как-то связанно с вашими исследованиями в области нестандартного использования одного из компонентов жизненного камня? – произнес Виндек, что воодушевило Адама, однако внешне он ни капли не поменялся. Остался таким же холодным, невозмутимым, словно из камня.
- Вы уже успели пробежаться глазами по теории? – холодно спросил он.
- Да, это связанно именно с ним. Понимаете, кристалл Альбара – это удивительная вещь. Можно сказать, это человек в кристаллической форме. Ведь если посудить, как жизненный камень реанимирует мертвое тело и позволяет ему дальше существовать. Дело вовсе не в камне, а в его содержимом – шесть исходных стихий скрепленных и связанных воедино, в одну субстанцию. Противоборство противоположностей дает энергию живому существу, но она не вечна, как вы понимаете. Внутри каждого есть магический поток из этой вот энергии. Следовательно, чтоб создать гомункула, мы должны возобновить магический ток в теле, что в свою очередь реанимирует мертвые ткани. На деле все просто, как в принципе и все гениальное, но на практике,- Адам сочувственно выдохнул.
- На практике все куда сложнее. Шесть изначальных элементов друг друга терпеть не могу.  Огонь и вода, земля и воздух, свет и тьма. Для начала нужен стабилизатор, который не даст энергиям, находящимся в реагентах, уничтожить друг друга. Мой ассистент, который готовил эту мазь погиб именно по этой причине.  Но, у меня возникла идея, что в кристалл можно поместить не только совмещёно шесть стихий, а только одну. Тогда опасность не будет столь велика, и я смогу без угрозы для жизни найти достойный проводник для передачи энергии в кристалл. Результатом этого станет камень, отличный от жизненного, но он будет так же влиять на внутренний поток магической энергии в человеке. По моему мнению, это будет своего рода преобразователь магической энергии. Все это требует более тщательных исследований, а так же, - Адам горестно выдохнул.
- А так же баснословных средств ингредиентов, а так же людей магически одаренных для проведения экспериментов и готовым продуктом. Поэтому у меня к вам есть ещё одно предложение. Не одно из слов, сказанное сейчас мной не должно выйти за стены этого помещения.
Лед безразличие и какой-то отстраненной скуки треснул от внутреннего напряжения. Тело немного напряглось, но под одеждой это не было заметно. Лицо алхимика внешне слегка вытянулось. Скулы и челюсть обострились. Он уже давно в голове вынашивал эту идею. Она была результатом его подсчетов и логических выводов из сложившейся ситуации.
- Мне кажется, что возможно совет сократит штат и количество денег, перечисляемых нашей лаборатории. Об этом можно узнать по тем настроениям, которые гуляют в ордене. Эти, не побоюсь этого слова, свиньи и остолопы голубых и прочих кровей жаждут только одного - власти, силы и богатства. И мы должны обеспечить им это за мизерные сроки. Они уже негодуют, что почти за полтора года мы не дали им хотя бы одного из этого. Тем самым вы должны уверить совет, что мы близки к одному из ранее сказанных пунктов. Далее, всеми правдами и не правдами нам стоит находить средства для существования. Думаю даже натравливать охотников на других алхимиков, раскулачивать их, а самих алхимиков или пускать как сырьё на эксперименты или на крайний счет казнить их за предательства, дабы наше горячо любимая всеми тупое стадо, то есть народ, радовался, что в мире на одного изменника меньше. Я даже подумывал создать лабораторию за стенами замка, но это, факт предательства. Еще, не зависимости от решения совета я отправлю из замка в город.  Думаю, что смена места и прочего поможет мне поработать лучше, а так же найти все нужные ингредиенты, не заказывая их у совета. Все нужные ингредиенты я уже исключил из списков. Можете замолвить за меня словечко и придумать для них более правдоподобную и важную причину моего отсутствия. Ну, что скажете? 

+2

5

22 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Ночь, близится утро.

Переход из: Внутренний двор замка

- Вы уже успели пробежаться глазами по теории?
Ну… да! – Произнес Виндек, слегка замявшись – Не думаете же вы что, я побывал в вашем сиротском приюте??? Быть заведующим шарашки, занимающейся наложением инквизиторских нательных печатий – ещё не значит пытаться найти способ временно нейтрализовать их антителепатическое действие, чтобы затем несанкционированно лазить в головы собратьев по ордену!
Аларих выслушал его почти не дыша. В наполненном едким запахом воздухе повисла неловкая пауза.
Что ж… - Пробормотал Виндек. – В моёй голове живет память трехсот мертвых алхимиков и ни один из них не осмелился бы даже предположить, что источником жизни может являться энергия противоборства… противостояния… Но что же, как не оно рождает всё мировое движение и развитие - основные черты жизни!? До сих пор я пребывал в убеждении, что главным компонентом «жидкой энергии» следует считать пирит, заряженный магией земли. И это логично, ведь земля – единственная стихия способная преобразовывать неживое в живое. Однако любые попытки заменить заряд приводили к… мда… кстати, надо будет все же позвать кого-то, чтобы отскребли его мозги от потолка… Практика эту теорию никогда не оправдала. Но вот изменением подхода! О перспективах, я даже думать боюсь… Вы считаете, мы сможем в будущем создавать искусственных магов? Ведь если магическая животворящая энергия жизненного камня легко циркулирует в существе, изначально не обладающем способностями к магии, что будет если это окажется энергия стихий…
Как-то незаметно беседа прешла к общественно-политическим вопросам и анатомии человеческих качеств орденского руководства.     
Господин Констаки… вы всегда мне нравились, как отличный диагностик. – Криво усмехнулся Виндек – И не только в профессиональном смысле. Сила… власть… богатство… - конечно, они не плохи сами по себе, если выступают средством достижения позитивной цели в рамках ещё более позитивной задачи. К сожалению, со смертью госпожи Кассандры с целеполаганием у нас трудно. И, за неимением цели стратегической, средства сделались самоцелью. – Виндек закрыл глаза и трагически покачал головой. Потом резко вскинул голову и пытливо посмотрел на Адама. – Но в таком состоянии дел, как ни странно, есть и свои плюсы. Вы знаете, что некоторые инквизиторы используют свое должностное положение для оказания давления на представителей весьма обеспеченных кругов королевства? Инквизитор может инициировать расследование в отношении абсолютно любого государева подданного. Он не отчитывается ни перед кем, кроме своего руководства. И, если оно(руководство) относится «с пониманием», не несет никакой ответственности за необоснованность обвинений. Между тем, объект инквизиторских изысканий чувствует себя достаточно неуютно – его начинают сторониться даже родственники, он теряет связи, клиентов… и, обычно, оказывается готов к щедрым финансовым предложениям, лишь бы скорее закончилось расследование. В былые времена за подобное можно было лишиться должности и отправиться убирать в Мардране снег. Весь. Сейчас же возможны варианты. Это к вопросу об альтернативных источниках финансирования… - Иштэ причудливо сложил пальцы пониже лица и речь его, утратив вдруг всякую эмоциональность, полилась чуть слышным, гипнотическим шелестом - У меня на примете есть один интереснейший экземпляр. Он глава богатого торгового дома. Половина всех кораблей, везущих пряности из южных регионов принадлежат ему. К сожалению, глупец забыл, что титулом, богатством и привилегиями он обязан королю в первую очередь королю, а во вторую народу Фатарии. Если вдруг удастся напомнить ему о социальной ответственности, мы сможем получить средства на развитие. В обход орденской бухгалтерии, разумеется. А ваше намерение создать неофициальной подразделение нашей лаборатории было бы весьма кстати при освоении этих средств. Мне уже отейарило отчитываться в каждом нашем шаге... В особенности перед людьми, не понимающими ценности, а, зачастую, и  даже смысла этих шагов. Поможете «прижать» будущего мецената науки?
Да, а наасчет прикрытия вашей деятельности вне этих славных стен - не беспокойтесь. Я сам провел примерно год в «полевых исследованиях». Для алхимии это нормально.

Отредактировано Виндек (2014-02-12 22:21:05)

+2

6

Адам был весьма удивлен ответом. Привыкший к глупому, зачастую тупому и незнающему альтернатив начальству, был рад, что его шеф отличался совсем иными качествами. В уме, умении логически мыслить и прочем он был весьма и весьма хорош. Главным же плюсом было то, что он не рос в этой системе, а был принят со стороны в сознательном возрасте, когда личность была полностью сформирована. Однако Адам все рано слушал его с присущей ему холодностью и расчетливостью, изредка слегка кивая.
- Не знаю, что там думали ваши алхимики, но ни жизненного камня, ни гомункула мы за эти полтора года создать не смогли. Однако я не могут вас полностью уверить в правильности своей теории. Можно сказать это мое чутье. Жизнь всегда борьба за выживание. Созидание и разрушение, по моему мнению, идут рука об руку. Касательно теории, да, по ней мы сможем создавать магов, но на практике пока нечего не известно. Боюсь. Что гомункулы не смогут использовать подобные кристаллы, а с человеческим организмом мы будем воевать уж очень долго и нудно.  На мой взгляд, стоит дать этому исследованию ход, однако по моим самым скромным подсчетам цена выходить баснословная. Но если все удаться, это окупиться с лихвой, однако, если исследование окажутся пустыми…,- Адам грустно выдохнул. – Думаю, вы и я первыми, кого сожгут на кострах. Я реалист, и потому понимаю, на какой риск иду. Надеюсь, вы тоже понимаете. Если вы откажетесь от поддержки моих исследований, я это прекрасно пойму. Но если вы будете меня поддерживать, то на карту ставятся не только репутация и огромные суммы, но еще и наши жизни. Может, конечно, я и параноик, однако…,- тут Адам замолчал. Немой вопрос застрял в его голове. А стоит вообще говорить и выкладывать все? Даже не смотря на то, что господин Виндек разделяет все мои мысли и идеи, я не могу в полной мере довериться ему.
- Ладно, давайте сейчас не будем об этом. Я очень вам благодарен за весьма лестное в мой адрес высказывания, и поймите, что я делаю выводы на доступной мне информации. Не поймите меня превратно, но со смертью госпожи Кассандры, у нас, можно сказать, больше нет начальство как такого. Оно глупое и чересчур амбициозная и требовательная. Но вернемся все же к финансовым вопросам.  Конечно же, я составлю вам компанию по получению новых средств, а так же в создании дополнительной лаборатории, где эти средства будут реализовывать. Да и ко всему прочему нам потребуются другие алхимики, не входящие в орден. Однако вы не боитесь, что если все это выйдет наружу, то сочтут предательством. Я уже не говорю о том, что кровь там, в пробирках, может почернеть, а нас объявят предателями уже сейчас и просто спустят всех «собак» ордена. Думаю завтра, -Адам взглянул в окно. - Точнее уже сегодня на рассвете я буду вас ждать во внутреннем дворе. Мы отправимся к вашему меценату. Вы же прекрасно меня понимаете. Что ради результата и знаний я пойду на что угодно.
Адам хищно улыбнулся и  встал, и уже было собрался отправиться в свои покои, как резко остановился.
-Думаю можно так же проверить объект 347-16 в действии как весомый аргумент в пользу того, что инквизиторские алхимики никогда не щутят. Особенно когда речь заходит о деньгах на исследования.

+1

7

Нет-нет вы вовсе не параноик – Успокоил его Виндек – У нас действительно есть хорошие шансы закончить наше мирское существование значительно раньше и куда более драматично, чем мы возможно рассчитывали. Однако. – Виндек побарабанил пальцами по столу. – Специфика инквизиторской службы на современном этапе развития такова, что пути отступления следует готовить всегда. Вне зависимости от твоего отношения к генеральной линии руководства. К примеру, ваш покорный слуга в своё время принял деятельное участие в испепелении предыдущего состава совета… как и вы, впрочем, тоже… Но мне хорошо известны и те, кто оказался по другую сторону. Я их допрашивал. И ведь никто из участников сего действа о предательстве и не мыслил! Предательство все добросовестно  искореняли! Тем, кто искоренял его на стороне госпожи Регнар повезло больше. - в последний раз вспыхнув патетическим порывом, Виндек почему-то заметно стух -  Поскольку нынешние власть придержавшие со всей очевидностью не извлекли уроков из печального опыта своих предшественников, для нас положение «третьего радующегося» может оказаться даже более безопасным. В случае очередного конфликта – мы, действуя на стороне, сможем избежать необходимости выбирать сторону. Сможем продолжать работу даже в том случае, если весь этот замок провалится под землю, а инквизиторы начнут есть друг друга живьем. И как знать… – Иштэ закатил глаза и устало откинулся на спинку стула. Речь его вдруг стала невнятной, голос слабым, по лицу пробежала тень – ...насколько большим сюрпризом для них могут оказаться результаты этой работы… настолько определяющими они будут при окончательном решении всех спорных вопросов…
Виндек встал и подошел к вмонтированному в стену шкафчику. Открыл его и извлек пузатую колбу с перламутровой жидкостью. Зубами вытащил пробку и одним глотком влил в себя содержимое. Рука его ощутимо дрожала. Он сжал пальцы, и колба в них с неприятным и неожиданно резким треском. Алхимик отстраненно посмотрел на просыпавшиеся у его ног осколки и на капельки крови, упавшие следом. Уже восьмые сутки… Сказал он как-то неопределенно. Потом поморгал и снова посмотрел на Констаки. Как ни в чем не бывало.
Будь у вас уверенность в результате, – улыбнулся юноша – мы, скорее всего, подчиняясь логике общемирового развития, вынуждены бы били пойти по пути наименьшего сопротивления. Взяли бы средства у Ордена. Чем наложили бы на себя множество ненужных обязательств и ограничений. А главное – лишились бы уникальной возможности ощутить жизнь в её высших проявлениях. Мы же художники, резцы по материи. Мы нуждаемся во вдохновении! А оно рождается лишь во взаимодействии с миром. Вот только… - пик всплеска внутренней энергии, кажется, миновал и Виндек, чуть сбавив обороты, решил всё же несколько ограничить степень предполагаемого взаимодействия – сразу пускать в ход объект 347-16… Это, на мой взгляд, как-то не слишком гуманно. По крайней мере, мы должны будем сперва исчерпать все дипломатические методы. Будьте уверены, алхимически они обеспеченны не менее основательно! Вы, помниться, упоминали о некоторых наших трудностях в создании жизненного камня. Ну, это не то, чтобы вполне точные сведения. Понимаете… - Виндек чуть смутился – Разумное умолчание. Секретность. Вы были заняты в иных проектах… И никто не посчитал нужным… Но вы ведь уже имели дело с гомункулами? Теми, что доставлялись сюда для исследования. Прошу вас, возьмите с собой походную лабораторию. Придется осуществить на месте небольшую трансмутационную операцию с одним... условно-живым организмом.
Он проследовал в дальнюю часть лаборатории, где в черной гранитной стене едва виднелся ряд прямоугольных панелей. Виндек отдернул рукав на правом запястье. Орденская печать слабо засеяла в полумраке. Инквизитор поднес её к одной из панелей, и панель нехотя отозвалась ему проявлением трех тускло светящихся символов. Один из них соответствовал рисунку печати ордена, два других – охлаждающим рунам. Иште потянул за проявившуюся внизу панели выемку и вытащил из стены ящик. Ящик был двух метров в длину, черный, металлический, закреплен на салазках и имел по бокам небольшие колесики. Внутри него явственно ощущалось бурление искусственной жизни.

Переход в: Внутренний двор замка

Отредактировано Виндек (2014-02-23 16:46:16)

0

8

23 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Утро.

После общения с господином Виндеком, Адам снова вернулся в лабораторию и работал над своей теорией. Мысли никак не давали ему уснуть. Проведя полночи за работой, он даже не заметил, как уснул. Утром следующего числа его разбудил Грендаль, «верная псина» шефа. Ему пришлось не раз встряхнуть несчастного, далеко погрузившего в сон алхимика, дабы тот соизволил очнуться. Взирая на всех тупым, нечего не понимающим взглядом, Адам вспомнил что всю ночь работал и уснул за рабочим местом.
-Эм…сэр, доброе утро. Простите что вас беспокою, - промямлил Грендаль. - Но господин Виндек просил в срочном порядке передать вам, что теперь вы «отдуваетесь за всё наше хозяйство» и что «наше маленькое предприятие на неопределенный срок откладывается»,- процитировал шефа его ученик, явно пытаясь дословно вспомнить все то, что он ему говорил.
-Ага,-сухо сказал Адам. Он уже проснулся, в глазах появилась более явная осмысленность, а лицо разгладилось и приняло спокойное выражение лица. Сейчас он вертел в руках свое перо, осматривая его. Будто сейчас для него важнее кроме этого пера нечего не было.
- И еще, господин Констаки, вам просили передать, что вся нужная информация для принятия руководства храниться у меня в памяти под кодом «Минерва».
- Спасибо вам, господин…,- тут Адама запнулся, пытаясь вспомнить имя «верной псинки». Даже несколько раз щёлкнул пальцами. – А, Грендаль, точно. Я все это учту, но сейчас меня заботит куда более важное дело. Я очень рад, конечно, зато, что господин Виндек так мне доверяет, но сейчас у меня нет времени. Ты можешь быть свободен. Отправляйся в свою комнату и жди указания либо от меня, либо от него непосредственно. Гуляй,- Адам мазнул рукой, указывая в какую сторону идти. Сам же достал из кармана записную книжку, окунул перо в чернильницу и цветасто, на всю страницу написал «Минерва». Как бы то не было, Адам был крайне зол на свое начальство. Вспоминая последние слова шефа, он стиснул зубы.
- Разумное умолчание. Секретность. Вы были заняты в иных проектах… И никто не посчитал нужным… Но вы ведь уже имели дело с гомункулами? Теми, что доставлялись сюда для исследования.
- И какого Тейара они ждут от меня хороших результатов, если сами скрывают от меня нужную для исследования информацию. Имел бы я с гомункулами дело, давно уже  жизненный камень был бы подан начальству на блюдечке с голубой каемочкой. Не пришлось бы идти окольными понятиями и придумывать что-то другое. Однако зная это, я бы не смог придумать нечто иное.
Адам взглянул на свои записи, которые успел сделать ночью.
-Точно,- подумал он. –Сейчас мне нужны средства для его реализации и нынешние проекты мне не интересны. Это теория куда более интересна и важна, чем что либо другое. Жизненным камнем можно заняться и чуть позже. А сейчас…,- Адам пролистал несколько десятков сраниц своей запесной книжки назад, и нашел то, что ему нужно. Там были написаны имена и примерные места обитания многих боссов подпольного рынка.
- Деньги и ингредиенты можно было получить от них, а заняться исследованиями у одного знакомого. Значит, придётся уезжать.
Резко Адам встал, схватил несколько свитков, снял с себя халат, и направился к выходу.
>>> Город Таллем. Таверна «Пьяный Паладин»

0

9

4 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.

Переход из: Институт кадров, минуя многие промежуточные пункты.

Виндек закрыл глаза, и вожделенная тьма окутала его разум. Открыв глаза снова, он вновь увидел перед собой совершенно пустой желтоватый лист бумаги, освещенный зеленоватым светом люминесцентной плесени (свечи и открытый огонь инквизиторские алхимики категорически не признавали… странная для инквизиторов фобия, но после ряда трагических инцидентов, связанных с легко воспламеняющимися летучими соединениями, Габриэль решили не искушать). Лист этот, его девственная чистота, ужасали алхимика уже который час. Он обхватил голову руками и несколько раз долбанулся лбом об стол, будто бы моля в истовом челобитии о ниспослании ему ещё хоть одной не отметенной до сих пор идеи.
Терапия, как ни странно, возымела успех! Виндек быстро разложил вокруг себя какие-то таблицы, обмакнул перо и в спешке принялся выводить поперек листа длинные последовательности из трех повторяющихся символов. Соль, соль, сера, меркурий, соль, соль, соль, меркурий, сера, соль, соль, сера... – бормотал он. Закончив один ряд символов, он построил параллельно ему другой и, взяв в руки линейку, принялся старательно соединять линиями похожие символы из обоих рядов. Получилась довольно запутанная сетка. Виндек несколько минут разглядывал её, затем откупорил пузырек с надписью «только для служебного пользования» и, поморщившись, как пьяница перед рюмкой водки, осушил его одним залпом. Символы на бумаге немедленно пришли в движение. Одни из них выпадали из своих рядов, превращаясь в бесформенные кляксы на краю листа, другие сталкивались с рядом стоящими, преобразуясь в совершенно иные, а третьи послушно двигались по начерченным для них линиям решетки, встречаясь с символами из противостоящего ряда и образуя новый ряд. В ходе всех этих процессов два изначальных ряда окончательно распались, либо уйдя в чернильный осадок, либо став частью вновь образованного ряда.
Посмотрев на результат сих чудесных превращений, Аларих схватил лист, разорвал его в клочья и вышвырнул прочь, промахнувшись мимо корзины.
Оно ведь должно работать! – Прошипел он. – Собственно у четырех наших охотников, будь они сейчас живы, в этом бы не возникло ни малейших сомнений... Четыре совершенно мертвых инквизитора – это конечно нехорошо… но не повод же устраивать самосуд над алхимиками, доведших их до такого состояния! Уж по крайней мере не раньше, чем я пойму, как у них это получилось! Так… давайте сначала. Насыщение лунной крошки солями ингредиентов "серной" группы путем кальцинации невозможно, поскольку высокие температуры неизбежно повышают активность "серы", связывающей "соль" и не позволяющей ей участвовать в процессе трансмутации. Попытки снизить концентрацию "серы" путем дистилляции приводит к детонации и, как следствие, обструкции работы всей лаборатории… и к тому же обычно ведет к дезинтеграции вещества без выделения компонента, сохраняющего необходимую концентрацию искомого элемента. Я умру здесь…
- А не думал ли ты о ферментации? – раздался из угла скрежещущий голос.
- Конечно, нет! – возмущенно воскликнул Виндек – Я что, идиот? Мы ведь говорим о трансмутации с использованием ингредиентов исключительно минерального происхождения.
- А доводилось ли тебе изучать копролит?
- Помет горгульи… ну да… а что? Стоп. - Алхимик задумался – Слушай, да ты гений! Спасибо! Спасибо тебе! А… кстати, с кем это я говорю…
- Со мной. – От дальнего не освященного угла комнаты вдруг отделилась часть самой черноты, представая пред Виндеком дрожащей в свете алхимических ламп, бесформенной неясной тенью.
- Очаровательно…
- Очаровательно. Без всякого сомнения. – Согласилась тень.
Виндек аж закашлялся от неожиданности.
- Могу ли я кое-что уточнить? - Прохрипел он, заметно севшим голосом.
- Я полностью в твоем распоряжении.
- Правда? - Вдруг оживился он, приходя в себя - И чем же я обязан такой преданности?
- Я Ниффельхорн. - Трагически произнесла тень.
- М?
- Гидеон. Гидеон Ниффельхорн, по прозвищу Заклинатель плоти. Алхимик из народа василисков, на службе Тейара. Бывший. - Уточнила она недоуменно.
- А-а?
- Что "а"!? - кажется начала она злиться
- Хотите честно? - Спросил Аларих, стараясь придерживаться максимально вежливой интонации, дабы не раздражать ночного гостя ещё больше.
- Попробуй... - с угрозой произнесла тень
- Вообще никаких вариантов... - честно признался Виндек.
- Придурок! Два года назад ты убил меня и забрал мою память! Замок Анактелион помнишь?! - прокричала тень со смесью обиды и ярости.
- Стараюсь не вспоминать – признался Виндек ещё раз. – Ниффельхорн, да?
- Да!
- Вроде бы вспоминаю... Ладно, пока поверим…
- Что значит "пока поверим"?
- Ну а почему я должен сразу верить мало знакомой тени? - Рассудительно пояснил свою позицию иштэ - Видите ли, все, что я знаю о тенях мертвецов, являющихся своему убийце, говорит мне о несколько нестандартном вашем поведении. Вы ведь должны не помогать, хм, в том числе в решении практических вопросов алхимии, а вполне себе напротив...
- Я не дух… и не шадос… Я ничего из того, что можно было бы назвать частью объективной реальности. Иначе бы уже дал тебе как следует по физиономии! Я лишь отголосок… - Таинственно произнесла тень.
- Отголосок чего? – Иштэ заерзал на стуле.
- Отголосок украденных тобой воспоминаний! Когда твой разум нашел среди них ответ на твою алхимическуюю загадку, он зачем-то воспроизвел на их основе и личность их бывшего владельца. То есть - меня.
- А! – Всплеснул руками Виндек – Так это же из-за зелья. – Он указал на пузырек с надписью «только для служебного пользования». - Оно стимулирует работу мозга, значительно повышая, в том числе, и способность к абстрактному мышлению. Это позволяет на основе уже имеющихся знаний об свойствах веществ просчитать их поведение в ходе реакции. Полезная для алхимика штука, но… в серию после этого случая явно не пойдет. Так вы, значит, не исчезнете, пока меня не отпустит?
- К сожалению…
- Да что вы, право, так недружелюбно. Наша вражда - это всё дела давно минувших дней. Поболтаем… - Тень, кажется, насупилась и обиженно запыхтела. – Слушайте, но ведь была война. Мы исполняли свой долг. Просто я выполнил свой на пару секунд быстрее…
- Я хотел сдаться. – Сквозь зубы пропыхтела тень.
- Ну откуда же я знал… - Поднимая руки в защитном жесте, оправдался Виндек.
- Теперь знаешь! – огрызнулась тень.
- …и вообще у нас по поводу пленения были совершенно четкие инструкции. – Продолжал он свою линию защиты – И хотя до меня эти самые инструкции тогда ещё не дошли, как я, по-вашему, должен был поступить? Вы застукали меня, переворачивающим архивы вашей замечательной гильдии. Я ли виноват в том, что вам единственному в осажденном замке зачем-то понадобились сведения о алхимических свойствах кладбищинских мотыльков? Причем из архива, который официально уже был эвакуирован? Даже забрав вашу память, я должен был быть уверен, что вы никому не доложите о посторонних или дезинформации.
- А связать? Оглушить?
- А если бы вы очнулись и наделали шума? Откуда я мог знать, сколько ещё буду плутать по этим коридорам, прежде чем выберусь?!
- Ты был снаружи уже через полчаса!
- Я не говорю о том, когда я фактически оказался снаружи! Я говорю о том, откуда я мог знать… а-а… ну ладно… мне жаль. Правда. - виндек попытался примирительно похлопать тень по плечу, но не нашел у неё плеча.
- Жаль ему… - проворчала тень – Сначала он хладнокровно прирезал престарелого полуслепого василиска, выпотрошив предварительно его голову... В итоге, моими последними мыслями были «что здесь вообще происходит?». Не о душе, не о родственниках… Лучше бы я нарвался на обычного грабителя с большой дороги. Честное слово. А теперь ему, видите ли, жаль.
- Ну... что я теперь уже сделаю? Зато эта информация была исключительно важна в будущих сражениях с темными силами. – Парировал иштэ.
- Сам-то ты в это веришь?
- Да! И нечего меня в этом переубеждать. У меня итак настроение ни к тейару! Сначала провалили переговоры с Фениксом, потом выяснилось, что лаборатория недоотсчиталась по дымовым бомбам перед охотниками... А тут ещё и ты вылезло!!
Где-то вдали послышался крик петуха и тень пропала.
Хм… что-то я опять засиделся на рабочем-то месте – подумал Аларих. – Больше никакой алхимии внутрь! У меня же встреча на сегодня назначена… К тому же я обещал сводить племянника погулять в сад… знать бы только куда он опять забрался!

Переход в: Внутренний двор замка

Отредактировано Виндек (2015-01-09 16:35:31)

0

10

8 число месяца Страстного Танца
1647 год от подписания Мирного Договора.
С утра до полудня

Переход из: Квартал нищих

- Итак... Я пригласил вас, господа, с тем, чтобы сообщить вам пренеприятнейшее известие: ...
- Это не смешно, господин инквизитор....
- Правда? А я хотел как-то разрядить напряженную обстановку. Но вижу, что за время моего отсутствия никого из вас не сожгли, ничего не взорвалось и никакой экспериментальный подопытный экземпляр, выйдя из под контроля, не разгромил лабораторию... Признаться, я зачарован! Должны же мы хоть иногда демонстрировать Совету, что работа ведется.
- Откровенно говоря, совсем без происшествий обойтись не удалось... Слетели охлаждающие чары с контейнеров, где содержались наши недоработанные зомби-ассасины.
- Как интересно. И что? Были жертвы?
- Боюсь, милорд, что нет. Вопреки нашим ожиданиям, данные алхимические конструкты вовсе не ожили и не поразили обитателей замка своими исключительными боевыми возможностями, нет... Запах, однако, распространившийся в результате инцидента, вынудил эвакуировать весь этаж. Лабораторию же пришлось дезинфицировать. Работа в итоге остановилась почти на весь интересующий вас период.

Значит вернемся к привычной рутине... - Вздохнул Виндек. - Блэкуотер, голубчик, будьте так любезны передать мне отчеты. Благодарю покорнейше. - Получив пухлую стопку бумаг, инквизитор быстро начал перебирать её и тут же сжигать отработанные листы на удачно оказавшейся рядом лабораторной спиртовой горелке - А где, кстати, Констаки? Ах, ну да... Остальные, вижу, уже в сборе.
Вокруг круглого стола посреди лаборатории собралось около двух десятков фриковатых субъектов в прожжённых химикатами белых накидках поверх наискось и кое-как натянутых форменных инквизиторских одеяний.
- Господин Шрэдингириэль. - Оклик заставил встрепенуться задумчивого лысеющего эльфа на противоположном части стола. - Что там, всё-таки, с вашим котом? Совет требует большей определенности.
- Передайте Совету мои наилучшие пожелания и то, что работы ведутся - Буркнул эльф. - Вы просили меня воздержаться от специфической терминологии, ...
- Настоятельно!! - Поспешил подтвердить Виндек.
- Да я не о том, право слово! Неподготовленному человеку весьма сложно оказывается доходчиво объяснить, насколько законы элементарного взаимодействия при погружении в глубинную суть структуры вещества отличаются от наблюдаемых нами на макро уровне. Мы вполне можем говорить о том, что материя и энергия - суть одно. Мир сплетен из магии, подобно некому невероятно сложному заклинанию. И это логично, что можно заключить хотя бы из решения парадокса потери и приращения массы при трансфенотипной трансформации. Яркий пример которой мы можем наблюдать на примере драконов. Шесть алхимических первоэлементов представляю собой мельчайшие частицы вещества, каждая из которой является заклинанием одной из шести школ магии. Однако все мы знаем, что магическая энергия распространяется волнообразно. В то время как при работе с веществом мы имеем дело с частицами.
Виндек понимающе кивнул.
- Не делайте вы ради Ильтара такого умного вида! - Возмутился эльф. - Вы тоже понятия не имеете, почему это происходит! Да, данные - многократно перепроверенные, между прочим, данные - свидетельствуют, что магия ведет себя как волна во всех случаях кроме непосредственного момента наблюдения. В момент наблюдения она ведет себя как частица. Так-то, господа! У меня нет этому рационального объяснения и я больше ни слова не скажу о состоянии моего несчастного фамильяра!
- Разве не ясно! - Воскликнула, вскакивая с места мечтательного вида девушка с изъеденными опасным излучением лицом и руками. - Это очевидное доказательство иллюзорности всего нашего мира! Ильтар просто не может держать в голове и продумывать каждый элемент мироздания в каждый период времени. То, что мы не наблюдаем, представлено в Его Сне схематической "волнообразной" моделью. Стоит лишь нам сосредоточится на чем-то и мир приобретает более актуализированный проработанный вид!
- А может нет никакого вашего Ильтара и мы сами творим мир в момент его наблюдения? - С иронией возразил некий попыхивающий трубкой скучающий седовласый гном.
- Гностические тексты, недавно нами захваченные, вызволяют объединить эти два предположения. - Заметил кто-то. - Что если частица творца заключена в каждом из нас и мы все есть расчлененное сознание божества, заточенного в собственном сне?
- Господи правый! - Взмолился наконец Виндек - Предмет вашей ученой беседы без сомнения любопытен, но вы не забыли, что через стенку сидят люди, которые могут воспринять его черезчур близко к сердцу? А вытаскивать вас из костра придется опять мне. Давайте ближе к перспективам практического результата... Совет нас держит только и исключительно ради него.
- Но без фундаментальных исследований!... - Попытался возразить эльф.
- Сколько это может занять? Будем оптимистами: при сохранении хотя бы текущего уровня финансирования. - Уточнил Виндек.
- Ну... у меня расписана программа экспериментов... если сложить все временные показатели, то... - эльф послюнявил кончик пера и быстро накарябал расчеты на попавшейся под руку салфетке - Шестьсот пятьдесят три года, четыре месяца и три дня. Это если исключить простои, аналогичные предыдущему и время на поиск некоторых особенно редких ингредиентов.
- Мда... надо будет как-то отвлечь внимание господ советников на этот период. Занять их чем-то - Задумчиво протянул Виндек. - Блэкуотер, спасай!
Секретарь деловито поправил очечки.
- Если милорд помнит, то в прошлом месяце лаборатория добились некоторых успехов в исследовании магических сверхпроводников.
- Верно! - Подхватил Виндек. Глаза его загорелись - Это определенно позволит нам разработать технологию вплетения заклинаний в структуру вещества с практически нулевой потерей потенциала. Что означает перспективу ускорить и в какой-то мере автоматизировать процесс. То есть начать фактически штамповать артефакты в количествах, достаточных дня быстрого обеспечения всего штата инквизиторов. А в теории ещё и серьезно расширить арсенал доступных эффектов за счет возможности внедрения более тонких, ранее теряемых из за большой сопротивляемости среды и малой восприимчивости вещества, магических формул. Озадачьте этим Совет! Сделайте запрос на доставку подопытных: существ с уникальными способностями - действительно ценными для массового воспроизведения! - с которых мы сможем считать магические сигнатуры заклинаний и попытаться закрепить их "в металле". И будьте любезны особо подчеркнуть, чтобы подопытные эти были в удовлетворительном состоянии. Надоело каждый раз отмывать лабораторию...
- Вообще-то, господин Виндек, вы уже давали это распоряжение до своего ...отбытия.  - Услужливо поведал секретарь - И когда стало известно о вашем появлении, я сразу же позволил себе дать делу ход. Совет уже направил нам один весьма перспективный... экземпляр. Это один из недавно посвящённых учеников. Ильзар. Мужского пола. Шестнадцать лет... э-э... пишут, что не буйный.
- Из своих? - Разочарованно скривился Виндек - Я так понимаю, мои исследования будут несколько ограниченны возможностью летального исхода. Точнее - его недопущения. Это, знаете ли, серьезно связывает руки!
- Милорд, сопроводительная записка к субъекту четко дает понять, что вам следует учитывать соотношение затрат Ордена на его обучение и содержание с предполагаемой ценностью результатов исследования. Если потенциальная польза для Ордена перекрывает эти затраты - действуйте на свое усмотрение. Если нет - разницу вычтут из вашего жалования.
Вот  руководствуясь именно такой логикой, меня и бросили когда-то в анактилионскую мясорубку. Бедный парень. - Подумалось Виндеку. А вслух он сказал: Отлично, сейчас мне нужно решить пару дел в городе. Пусть доставят его сюда, ну предположим, через два дня.
- Милорд, ваши провалы в памяти заботят меня всё больше и больше. Вчера вечером я сообщал вам, что он пребудет утром. Вы начали совещание и я не смел беспокоить вас этим... Впрочем, он очевидно здесь уже более часа... болтается....
Тейар! Виндек судорожно обшарил глазами затемнённое помещение - Mea culpa! Запамятовал. М... надеюсь, он не полез в клетку с подопытным шадосом и не трогал пробирки... Где он тогда?

Отредактировано Виндек (2017-09-11 20:34:35)

+1

11

8 число месяца Страстного Танца
1647 год от подписания Мирного Договора.

С утра до полудня

Замок Инквизиции кажется самым мрачным местом из виденных.
Гранитный скелет, в ребрах которого погребены четыре года жизни – снег четырех послушнических зим, инеем закостеневший в зевах пронзенных бойницами стен. Не тюрьма – но дом, не клетка – но пристанище. Вокруг не просто кости из бездушного камня – целый организм взаимосвязанных органов, ведущий собственное существование жизнями тех, кто делает его самого – «живым». Некоторые из этих жизней видны даже непосвященным глазам в то время, как иные – лишь эфемерные маски на невидимых ликах, распоряжающихся ликами другими – видимыми. Такими, как Кукла. Такими, как совсем юный мальчик, встреченный им по дороге – увлеченно зубрящий послушнические трактаты глазами невыразительными – покорными.
Тот уже позади – там, где разрешено ступать молодой крови, где его не касаются тонкости ученичества. Здесь же иначе – сюда не пускают послушников. Ученикам, впрочем, тоже ход закрыт. Просто так – нельзя даже знать, но по одобрению-указке свыше – можно и шагнуть внутрь. Позволительно. Кукла стоит, капканом свернув пальцы одной руки вокруг тонкого запястья другой: рассеянно смотрит, как немногочисленные света осколки разбиваются об стеклянную кожу алхимических растворов, расползаются по ней мутными бликами; облизывают сосуды, несущие тайну для исполненного слепых догадок рассудка таррэ, настоящим же хозяевам этого места известную не хуже, чем количество насаженных на их ладони перстов (причем возможно, не у всех одинаковое).
Москитным укусом в голову проникают мысли: что заточено в прозрачные границы склянок? Проникает желание: угадать, спросить, выяснить. Из лихорадочных рассуждений рождается интерес: мимолетный, быстро истлевающий тонкой дымкой – словно от потухшего огня, – как только угольное острие зрачков царапает по новому объекту чужой исследовательской роскоши. Это не его стезя. Он не алхимик, не исследователь. Здесь он ощущает себя таким же безропотным реагентом – подопытным гибкой фантазии тех, чьи уста вещают за столом в центре помещения.
Тьери не подходит к ним, стоит далеко поодаль, в самом темном углу – лишь изредка слушает, о чем говорят «ученые». Учитель предварительно успокоил – в своей привычной манере, без капли сострадания на дне замутненных усталостью глаз, – сказал, что Ордену нет прока не заботиться о тех, в кого были вложены ресурсы и время. Он – ильзар, – рос и обучался под неустанным бдением прежних наставников для того, чтобы стать инструментом – исправным и нужным. Кукла понимает это – смирился со времени своего послушничества с тем, что отныне его жизнью распоряжаются другие. И так ли это плохо?.. Пока неведомые госпо́ды считают его потенциал достойным внимания, терпкое одиночество, заполняющее пустоты капилляров разума, отступает на второй план, теряется в ментальных тенях, ревностно вжимающихся в полости альковов мыслей.
Ожидание – долгое.
Напряженное. Тлеет.
Обстановка – нагнетающая.
Непривычная. Сжимается.
Мысли – липкие.
Сколотые. Жалят.
Ему не сказали, зачем он здесь. Лишь прозрачно намекнули: «Орден заинтересован в раскрытии твоего потенциала». Настолько туманно, что призрачно. Настолько призрачно, что настораживающе. Но Кукла рад настолько же, насколько смущен: всегда по-своему счастлив оказаться полезным для организации, ведь никому другому, будучи запертым в клеть собственных недостатков, он не нужен. Однако с тех пор, как проявил себя необычный дар двух не по-настоящему слепых глаз, таррэ казалось, что изучать его способность придется очередным занудам-книгочеям, искушенным в магических дисциплинах. До чего наивно. До чего неправильно – думать, что Орден столь консервативен в собственных изысканиях.
Глаза вновь лизнули утробу лаборатории.
Клетка.
«Клетка?..»
Не пустая. Наполненная – не как сосуд, но как темница. Темница для зверя – не-человека, но внешне ему уподобленного для взгляда серебряных глаз. От человеческого осталось немногое – поверхностное снаружи, пустое внутри. Кукла не видел шадосов прежде, страшится подходить ближе – но любопытство берет верх. Тонкие пальцы – от ладони прочь исторгнутые – невольно тянутся к прутьям узилища, почти уже ощущают твердь металла – готовые обжечься об голодное дыхание, в его границах томящееся.
Но в последний миг отдергиваются – резко, испуганно. Рвано.
Как раз вовремя, чтобы их не лишиться.
– ..Где он тогда? – доносится вопрос до ушей таррэ и хвост, живой плетью дернувшийся, ненароком задевает один из лабораторных столов.
Пробирка с его края падает, разбивается – жирным пятном от ее останков расползается по полу высвобожденная жидкость. Пересохшим горлом ощущается вина за содеянное.
– Я не нар'очно, – тихо, картавости не скрывая, складываются в звук губы Куклы, пока сам он – испуганно, – отступает на несколько шагов от уничтоженного реагента.

+1

12

Могло показаться, что звон разбивающейся колбы ознаменовал собой нечто не менее впечатляющее, чем внезапный обрыв незримы струн самого вековечного времени! Тишина и неподвижность в один миг заполнили помещение лаборатории, проникая глубоко в сознание находящихся здесь существ ощущением тягостного и напряженного оцепенения. Взгляды с окаменелых в немом ужасе лиц алхимиков сосредоточились на медленно растекающемся темном пятне. Возникло чувство, будто бы смерть времени заворожила эту картину по ту сторону горизонта событий ...и теперь уже нельзя было сказать, просуществовала ли она секунды, часы, дни... или же она вообще возникла здесь в момент сотворения всего сущего и благополучно дожила до того момента, когда весь её величественный пафос слил к чертям истошный панический вопль: ГОСПОДИ, ИЛЬТАР ВСЕМОГУЩИЙ! МЫ ВСЕ УМРЕМ!!!
Один из ассистентов лаборатории, голося, как резаный свин, и расталкивая коллег бросился к двери, не теряя панического запала провозился около трех минут с хитроумным гномьим замком, после чего шумно удалился вниз по лестнице. Поспешные шаги его ещё какое-то время отдавались эхом через не закрытую следом дверь, а позже, кажется, даже сменились на конское ржание и удаляющийся стук копыт...
- Так. - Подытожил произошедшее Виндек - Насколько я могу судить, этот человек - единственный, кто был наиболее глубоко погружен в изучение содержимого той колбы, а значит теперь нам даже никто не поведает, от чего, все-таки, мы все умрем?
- Ну... мне кажется, это он работал над проектом "Жидкий Вакуум". - Предположил стоящий возле Виндека престарелый эльф. Он оглянулся на прочих алхимиков, ища подтверждения. Те активно ему закивали.
- Вот как! - Оживился Виндек - То есть, нашу уже полуторалетнюю дискуссию по поводу того, стоит ли вообще вскрывать эту колбу можно считать по свершившемуся факту оконченной?
- Надеюсь, мы успеем порадоваться этому факту... Хотя, по правде сказать, я ожидал мгновенной аннигиляции материи если не масштабе всего замка, то этой лаборатории - уже наверняка. - Задумчиво прокомментировал эльф.
- Иногда очень приятно оказаться неправым, верно? - Подколол его Виндек.
- Быть может и не настолько неправым, как вы бы хотели рассчитывать. - Парировал тот - Если вещество помещают в сосуд, зачарованный на эффект отталкивающего поля так, чтобы оно не могло соприкоснуться даже со стенками означенного же сосуда, то тут сами собой рождаются некоторые обоснованные опасения. Добавьте к этому ещё и то, что вещество поглощает любое магическое воздействие, при этом никак не изменяя ни собственных физических свойств, ни своего метафизического магического фона - что есть прямое нарушение фундаментального принципа Равного обмена... Я считаю, вам уже давно следовало бы довести до госпожи Венс наше предложение, чтобы её люди действовали менее... старательно в преследовании нелегальных алхимиков. Всех этих проблем не было бы, достанься нам помимо колбы не одни лишь огарки записей экспериментов по её созданию. Я уже даже молчу об авторе данных записей!
К концу этой тирады Виндека рядом уже не было. Он давно ползал с лупой вокруг загадочного пятна.
- Поразительно, господа! Поразительно! Кажется оно взаимодействует с камнем.
- Весьма активно, надо сказать, взаимодействует...
- Мда... А что там под нами?
- Кажется, комнаты инквизиторов.
- Ну хотя бы не палаты Советников.... Впрочем, нас и без этого вполне вероятно ждет неприятный конфуз. В общем-то, я с нетерпением жду предложений.
- Если предположить, что мы имеем дело с некой кислотой...
- Нет! Вы слышите? - Виндек приложил палец к губам - Этот свист. Оно поглощает воздух. Втягивает его в себя.
- Может оно живое?
- Скорее, я бы сказал, что подобные свойства присущи "пустоте".
- Нонсенс! Пустота не может быть просто жидкостью на полу. Как и газом. Как и твердым объектом. Ничто - есть Ничто.
- Хм... ну, "ничто" - это уже "что-то"...
- Не смешно, коллега!
- Я о самом наблюдении.
Последовавший гомон голосов быстро перерос во взрыв горячего спора, который был остановлен только вскинутым вверх пальцем главы лаборатории. 
- Спасибо... кажется, на основании выше сказанного и некоторых собственных наблюдений, появилось некоторое представление о том, с чем мы можем иметь дело. - Виндек выпрямился и с чувством выполненного долга положил лупу на стол - Это портал.
- Жидкий портал? - С недоверием уточнил один из алхимиков.
- В моей памяти есть кое что об этом. Маги школы Воды тоже нередко становились моими жертвами, знаете ли. К тому же на ум немедленно приходят все эти многочисленные сообщения о тварях Изнанки вылезающих из омутов и колодцев... рассказы моряков, побывавших после кораблекрушения на службе у легендарного Морского Царя, описание двора которого удивительно соответствует Шхаасу.
- Байки и суеверия...
- Девка, вынырнувшая из озера и вручившая волшебный меч кому-то из предков действующего государя - тоже суеверие? Вполне вероятно, что да. Но только - пожалуйста! - не распространяйтесь об этом громко. На этой истории строится добрая часть всей государственной идеологии!
- Мы что сейчас, будем скатываться до казуистики?
- Нет, это я просто блещу политически опасным остроумием.. - Улыбнулся инквизитор -На самом деле, подтвердить или опровергнуть мою теорию достаточно просто. Где-то у нас тут был ингибитор пространственных искажений...
- Он в уборной.
- М?
- Вы удивитесь, но его форма и размер идеально подошла для того, чтобы ликвидировать одно "пространственное искажение"... в области отпавшей трубы.
- Ну... я на самом деле очень горжусь, что причастен к команде столь блистательных интеллектуалов... Прочем, несколько настораживает, что даже они не нашли лучшего применения прибору за полторы сотни золотых монет гербовой королевской чеканки.
- Нашли бы, но с неработающей уборной работать сложно. Мы конечно, подали заявку на починку, но вы же знаете - лаборатория один из самых охраняемых объектов королевства... Процедура оформления доступа водопроводчику затянулось на два месяца!
- А вот его- Виндек тыкнул пальцев сторону, наверное уже успевшего покрыться к этому моменту слоем пыли, Куклы - доставили на два дня раньше, чем я рассчитывал!
- Его провели по бумагам, как "прочие расходные материалы" - Уточнил, вмешавшийся в беседу секретарь.
- Умно-умно, ничего не скажешь... Ладно! Я разберусь с водопроводчиком. Тащите прибор сюда, установите, оградите участок и начните фиксацию наблюдении за дальнейшим поведением субстанции... Грендель, отчет на вас. А что до меня, то я и так уже опаздываю!

Ах да... - Вспомнив, что что-то он, кажется, забыл, инквизитор снова перевел взгляд на Куклу. Спохватившись, он жестом предложил тому пройти в небольшой закуток, служивший при лаборатории неким подобием кабинета. Сам же двинулся следом.

- Должен вас поблагодарить, сударь. - Произнес он весело. - Ваши действия, пусть и неосознанные, привели к некоторому прогрессу в нашей работе. Вот поэтому-то многие из нас и предпочли это место Академии!
- Да большинство оттуда просто погнали... - Заметил проходящий мимо алхимик.
- Цыц ты! Видишь, я пытаюсь произвести впечатление. Ну вот, значит... большинство из нас поэтому и предпочли это место Академии. Тамошние знания мертвы. Оторваны от реальности. Они годятся лишь затем, чтобы занимать собой бесчисленные покрытые слоями пыли книжные полки. Сотни бесполезных томов, которые за сотни лет никто так и не удосужится даже открыть. Здесь же жива. Подвижна. Она находится во взаимодействии с активной внешней средой. Любая идея здесь немедленно попадает в бурный водоворот страстей: бесконечной борьбы бесчисленных идеологий, личных интересов и масштабных политических амбиций, клинка и магии... случайностей всевозможной природы и толка. И этот водоворот всегда шлифует её до идеального блеска. Либо губит. С людьми такое тоже иногда случается. Вы, кстати говоря, слышали историю про доктора Хауста? - Дойдя до места, Виндек смахнул со стула ворох бумаг и предложил ученику сесть. - Чаю? Пряников? Я говорил о докторе Хаусте. ...Гениальный алхимик, всю жизнь потративший на чисто теоритические исследования и под конец жизни понявший, что жизнь эта прошла зря. Тогда в отчаянии он воззвал к Тейару и выторговал у него вторую жизнь в обмен на собственную душу. Не знаете эту легенду? Так вот, это правда! Вы даже с ним в некотором смысле теперь знакомы. - Он с хитрой ухмылкой указал на оставшуюся позади клетку - Жаль, но он совсем не расположен сотрудничать. Однако, я верю, что сумею его переубедить. Можете смеяться, но кажется я один из последних инквизиторов, которые верят в положительную мотивацию. Куда безболезненнее, на мой взгляд, получается, если человек сотрудничает с тобой не из страха. Или не только из страха. Наверное, я сумею его чем-то заинтересовать... Я верю, что и вас я могу чем-то заинтересовать! Вам ведь сказали, зачем вы здесь?
Похоже, что нет. Иначе он бы уже сбежал или наложил на себя руки - Мрачно подумал иштэ, разглядывая юношу своими пронизывающими темными глазами. Взгляд алхимика изучающе скользил по выцветшим глазам и тщедушному тельцу, по обломанным рогам и обожжённому хвосту, по лицу - красивому, но в то же время отталкивающему каким-то пугающим ощущением даже не безжизненности, а некой неестественности существующей за ним жизни. Так же он отметил места, где теоритически должны были бы располагаться крылья. - Да уж... вырождается инквизиторская порода. И где все эти туповато-восторженные молодцы, здоровые телом и столь податливые своим не блестящим рассудком, чтобы быть готовыми убиться об стену по первому же намеку наставника? Неужели их всех положили во время того памятного бунта? Или под стенами Анактелиона? С кого тогда, интересно знать, рисуются все эти бездарные агитационные брошюры?! Ни то, чтобы я в претензии... как раз из таких и вырастают все те тупые солдафоны, которые создают такое количество проблем ни только мне лично, но и вообще любым проблескам интеллектуальной деятельности в Ордене. А если брать масштабнее - то и во всем государстве! С другой стороны, с ними никогда не возникает проблем при работе. Исследовательской работе. Углубленной пуще некуда исследовательской работе...
А что у нас здесь? Существо определенно побитое жизнью и, если судить по его повадкам, совсем не привыкшее ей отвечать. При этом, он определенно из аристократии - попасть в Орден он мог только по протекции - а значит, предположительно, имеет некоторое понимание о чувстве собственного достоинства. Может быть можно на этом сыграть? Хотя, если честно, я понятия не имею, чем бы я мог его заинтересовать применительно к предстоящему мероприятию? Казалось бы, имея в голове столько чужих воспоминаний, я должен уже быть ведущим знатоком человеческих душ. Но я не могу разобраться и с собственной... Да никто никогда и не оценивает самого себя адекватно. Не знаю, оскорбит ли его сочувствие? Поверит ли он в пафосный бред о величии предстоящего дела? Или проникнется ли он командным духом, если дать ему понять, что он здесь присутствует не на правах подопытной крысы, но в качестве столь же равноправного участника исследования, как и человек втыкающий в него... ну надеюсь до этого-то не дойдет... Пока что буду действовать, как всегда - интуитивно. В крайнем случае, просто накачаю его наркотиками! Так, ладно... надо бы сперва....
Он перевел глаза на валяющееся на столе личное дело.
Не буду скрывать, господин Амальрик... - Задумчиво продолжил Виндек, откладывая в сторону бумаги. - Кстати, если вам удобно, можете называть меня Аларихом. Тогда я, в свою очередь, попытаюсь произнести ваше, не вполне привычное моему уху имя. Если вы не против, конечно. У нас тут вы значитесь, как Объект 28. Но на мой вкус это звучит несколько пошло, учитывая что мы джентльмены. Собственно, да... я не буду скрывать, что процедура предстоит не то, чтобы очень приятная и не то, чтобы полностью безопасная. И поверите, мне это нравится ничуть не больше, чем вам. Однако же нам - младшим отпрыскам знатных фамилий - обычно выбирать не приходится, да? - Виндек натужно улыбнулся. - Будем считать это сопутствующим риском на пути к той власти и трепету, которыми наделяет наши имена причастность к грозному слову "Инквизиция".

Так что вы можете рассказать мне о своих магических возможностях?

Отредактировано Виндек (2017-09-26 19:37:55)

+2


Вы здесь » За гранью реальности » Замок Инквизиции » Третий этаж. Алхимическая лаборатория