Вверх страницы
Вниз страницы

За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Архив а/и » Кто сказал, что хороши лишь букеты из цветов?


Кто сказал, что хороши лишь букеты из цветов?

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://s6.uploads.ru/t/9zuK6.png
1. Участники: Аннуора и Лео Альдены в роли хозяев поместья, Анубис в роли жертвы обстоятельств.
2. Время действия: настоящее время, осень.
3. Место действия: События происходят в довольно крупном поместье недалеко от славного города Ацилотса. В здании три этажа, но так как хозяева берегут свои секреты, гостям доступен лишь первый этаж, коего более чем достаточно для проведения бала. Также ходят слухи о сети подвалов с крайне сомнительной репутацией, но туда уж тем более непосвященным хода нет.
4. Описание ситуации: В этой жизни уже мало для кого бал будет являться событием. Скорее для аристократов такой способ времяпрепровождения порой превращаются в рутину, вынуждающую раз за разом раскланиваться с теми, кто никаких симпатий не вызывает. В общем-то, бессмысленное празднество. Бульон из самых смешанных чувств, эмоций и взаимоотношений, занавес, за которым творится то, от чего порой волосы встают дыбом. И хотя хозяева праздника - милейшие с виду люди, но поговаривают об их подвалах недоброе. Мол, заплутать там легче легкого, не говоря уж о том, что никому неведомо, на что там можно натолкнуться. Или на кого.
5. Дополнительно: Тут надо сказать что-нибудь об ограничениях. Они есть, да. Будет много крови.

+1

2

Кого в их время можно было удивить очередным балом? Разве что неразумных новичков, которые только-только пополнили ряды аристократов. Еще неоперившиеся птенцы, с немым восторгом разевающие рот на все громкое, блестящее и интересное, они все еще радовались каждому приглашению, и чем выше сидел приглашающий в этой желанной для всех иерархии, тем больше восторженных визгов слышалось. Жаль только, что все прочие разные, кто год за годом проходят одни и те же мероприятия, видят одни и те же лица, успели порядком устать от этой суеты, напоминающей мельтешение крикливых и  назойливых чаек. По крайней мере, должны бы. Лео так точно устал. Иногда казалось, что с радостью бы лично утопил очередного желающего завести высокоинтеллектуальную светскую беседу прямо в фонтане во дворе. Благо, утопленники не разговаривают. Они художественно булькают.
«Уверен, разнообразие точно лишним не будет. Только, пожалуй, топить – это недостаточно эффектно. Не поймут же, насколько они все надоели. Да и утопленники склизкие, водой сочатся. Никакой пользы. То ли дело старая добрая дыба…»
Еще раз одернуть и без того безупречно сидящий зеленый камзол. Поправить удавкой обернувшийся вокруг шеи платок. Провести рукой по бессердечно зализанным волосам, которым не оставили ни малейшей возможности обернуться обычным гнездом. Посмотреть в зеркало – и страшно захотеть рассмеяться самому себе в лицо. Нет, ну вы только посмотрите, как все чистенько да аккуратненько.
«Буду надеяться, что оно того стоит».
А все ради чего? Да нет, совсем не ради тех мужчин и женщин, которые уже собираются в фойе, акулами сбредаются в кучки и начинают являть на свет божий чужие грехи вперемешку с собственной гнилью. И беда тому, кто попытается эти группки разогнать. Сожрут же, даже не подавятся. Глупо надеяться, что про тебя тут никто ничего не знает. В таких залах и на таких вечерах случайных людей не бывает, и если ты в официальном списке, к тебе уже подобраны все ключики, а акулы уже знают, откуда стоит начинать кусать. Нет, совсем не ради этого сброда устраивалось сегодняшнее действо.
Помимо самого Лео, который благополучно занимал всю поверхность зеркала, с левого краю можно было заметить еще одного присутствующего в комнате. Вернее, присутствующую. Прекрасная Аннуора, хозяйка сегодняшнего вечера, и именно ради нее инквизитор согласился впустить в свой дом всех этих непонятных людей. Хотелось совместить приятное с полезным, в кои-то веки показать зажравшейся аристократии, что их развлечения – это патока скуки. Что так жить нельзя. Амебность же, полнейшая. Подвалы, о которых окрестные крестьяне слагали столько баек и страшилок, давно простаивали. Настала пора смахнуть с них пыль.
- Дорогая, я подумал, что очень давно не дарил тебе подарков. Сегодня хочу исправиться.
Лео и правда давно не дарил. Это был главный аргумент в пользу того, что непонятные люди сегодня им действительно были нужны. Конечно, можно было не придумывать телегу, а пойти по пути всех нормальных, лишенных фантазии мужчин: подарить очередное украшение, которое наверняка потеряется в ее шкатулке среди десятков подобных, или же засыпать цветами, которые все равно неизбежно увянут и почернеют через пару дней. Незапоминающиеся жесты, которые даже с натяжкой не назовешь порывом. А именно порыва и хотелось. Годы затирают за собой события, и кто знает, вдруг стоит напомнить, что он все еще ее любит, что все так же готов ради нее на все. По-настоящему напомнить, чтобы у всех и вся пропали всякие сомнения. А заодно и желание помнить дорогу в то поместье.
- Слуги говорили, что цепи внизу так проржавели за ненадобностью, что теперь в подвалах воют они, а не живые страдальцы. Давай пустим немного крови? Покажи мне тех, кто тебе понравится, и я приведу их в самое лучшее возможное состояние. А потом они будут твоими.
«Я не хочу дарить тебе бессмысленную демонстрацию наших денег, не хочу дарить пошлые букеты из цветов, какие дарятся тысячам других женщин в этой стране. Разве ты равна этим тысячам?»
Не равна, конечно. Это чувствуется даже сквозь зеркало, даже глядя на одну лишь ее спину. Только с Аннуорой хотелось выпотрошить каждого, кто имел неосторожность хотя бы просто на нее посмотреть, не то, что подойти. И руки предательски уже не раз тянулись. И даже если она не захочет пускать кровь, неважно, он все сделает сам. Глаза, повинующиеся сочащимся похотью телам, будут куда лучше смотреться в банке на полках, чем в глазницах хозяев.
- В любом случае, нам пора спускаться. Гости ждут.
«А то еще разбегутся».
Лео уже призывно подал руку Аннуоре, а за дверью послышались торопливые шаги слуги. Согласно этикету, опаздывать можно было только на пятнадцать минут. Чета Альденов балансировала на грани наглости.

+1

3

Аннуора готовилась к этому балу с удовольствием. Не с тем удовольствием, с которым ходят на подобные сборища юные девицы, желающие подцепить достойного мужа. Мужа, достойного их птичьих мозгов и стянутых корсетами тушек. И уж точно не было желания похвастаться мужем уже приобретённым, Лео она ревновала безумно, почти так же, как и любила. А ещё любила, когда он ревновал её. Может именно поэтому всё-таки тянуло оказаться в пёстрой толпе гостей, где каждый, с кем она заводила беседу, мнил себя единственным и неповторимым, уже видел в своих мечтах, как обманывает с ней её мужа и похищает сердце Анн (а то может и всё тело), но на самом деле ни один не мог сравниться для неё с Лео.
Альдены уже давно не устраивали приёмов и не участвовали в светских развлечениях, наслаждаясь обществом друг друга. Но природа берёт своё, и инквизитор, как и женщина, связавшая с ним и жизнь, и душу, должны были однажды вернуться в мир, где столько живых людей, со своими желаниями и желаньицами, страстями и страстишками, мыслями и мыслишками, с кровью, горячей или едва переливающейся от вяло подрагивающего сердца к иным, чуть менее вяло дергающимся органам. Само собой, второго сорта будет сегодня гораздо больше, первосортными будут лишь одежда и драгоценности на них. Потому-то ревнивый гнев Лео никогда не обращался против самой Аннуоры - он знал, что там ей искать нечего, да и нельзя ничего найти при всём желании. Разве что иногда он оттаскивал её от какого-нибудь особо нахального типа, словно ребёнка, который вопреки наставлениям упорно лезет в лужи. Настоящим гневом он обычно пылал против тех, кто осмеливался позволить себе что-то лишнее совершить или подумать. Нет, конечно, Лео не был телепатом, но Инквизиции всегда было достаточно подозрения для решительных действий. Решительности же и подозрительности у Альдена было в избытке.
Сейчас Аннуора, уступив зеркало мужу, любовалась им, наблюдая выражение его лица и предвкушая давно забытые ощущения.
- Покажи мне тех, кто тебе понравится, и я приведу их в самое лучшее возможное состояние. А потом они будут твоими.
Анн улыбнулась.
- Мой инквизитор заскучал в тишине замка? Вода в фонтанах бьёт не так красиво, а вино в подвалах не так красно, как кровь? Наконец-то!
Пора было идти, Аннуора вложила свою руку, украшенную одним только скромным обручальным кольцом, в руку мужа.

+1

4

Шаги все ближе и ближе. Казалось бы, непристойно дворецкому бежать, подобно самому младшему служке, но бывали моменты, когда лицо хозяев куда важнее сохранить, чем собственное. Хотя и бежать-то не шибко получалось, так, торопливый шаг, периодически срывающийся на трусцу. Даже поразительно, как важно в высшем обществе являться вовремя. Разве стухнут от скуки они там за лишние пару минут сверх норм этикета?
- Господин, госпожа, вы уже…
- Да, да, именно, мы уже идем.
Ободряюще улыбнувшись Аннуоре, Лео вывел ее в коридоры. Даже отсюда можно было слышать, как изгалялся скрипач, как старательно разносили последние вести и сплетни друг другу гости. Стало быть, хозяева и правда последние, раз уж празднество успело набрать обороты. Тем веселее, не так долго главного действа ждать придется.
- Еще бы не заскучать. Серьезных дел в последнее время почти нет, все такие законопослушные стали, аж жить страшно. Как бы сноровку не потерять, фонтанами любуясь да вино дегустируя.
Дворецкий что-то там говорил касательно приготовлений, напитков и того, что повара чуть не подрались, пытаясь прийти к консенсусу в плане оформления закусок, но так как он был далеко не так молод и энергичен, как чета Альденов, удавалось ему это из рук плохо. С трудом за ними поспевая, он пытался сохранить подобающий вид и одновременно с этим боролся с одышкой. А как обычно и бывает, хорошо получалось выполнять только что-то одно, остальное шло вынужденным самотеком. Трусил за хозяевами дворецкий неплохо, да.
- А тут и повод замечательный подвернулся. Быть может, весь этот сброд хоть раз в жизни принесет реальную пользу, а то даже и не раз. Я бы радовался на их месте.
«Наверное, стоит задуматься о том, что принесут они ее посмертно, но не всем же быть героями при жизни, верно? Мученики нынче в моде. Увековечатся в памяти местных стариков, что будут темными ночами тянуть длинные баллады о сгинувших в наших подвалах. Если уже не тянут».
- Да, и последнее… Вы просили подготовить подвалы… Уф… Я лично проследил за этим, господин, но обнаружилось, что с прошлого раза… Некоторые инструменты пришли в негодность. Изволите приказать заказать в столице новые?
Дальше идти было некуда, перед ними были тяжелые двери мальчик-служка, который старательно делал вид деловой колбасы. Мол, торжественное событие, коих в этом поместье давненько не было, нужно показать себя с лучшей стороны. Речь дворецкого тоже полилась куда увереннее, не тот возраст, чтобы дыхания хватало и на бег, и на разговоры.
- Это какие же? Ладно, не суть, сам посмотрю. Нет, пока не надо. Не помню, чтобы я сломал что-то большое, а это значит, что пыточная Ордена вполне сможет пожертвовать несколько своих страшных приспособлений в пользу нищенствующей аристократии. Да и кто знает, вдруг сегодня мы зря так стараемся, и никто не проведает наши подвалы.
Дверь открылась, и все что Лео успел – бросить на Аннуору многозначительный взгляд. Ерунда. Найдется какой-нибудь самовлюбленный самец, который обязательно клюнет на нее, природа и мужское эго – это едва ли не самые незыблемые вещи в этом мире. Ну какой волк не соблазнится на одиноко гуляющую овечку, пока пастух где-то далеко на другом краю бального зала и вообще смотрит в другую сторону? То-то и оно.
За дверьми все оказалось не так страшно, как казалось. Пока их представляли, как того и требовали церемонии, инквизитор пробежался взглядом по присутствующим. Чисто внешне оказались людьми если не приятными, то хотя бы стерильно-приличными, никакими. По крайней мере, большинство. Редкие вкрапления «поганых овец» тоже имелись, куда без этого, но их было не настолько много, чтобы просто развернуться и со словами «дорогая, я передумал» провести этот увлекательный вечер в кабинете с документами.
- Пожалуй, я буду тебе только мешать. Они, бедные, уже и так только и ждут, пока я хотя бы отвернусь, не хочется так бесчеловечно мучить наших гостей. Ты только не увлекайся слишком сильно, хорошо? – склонившись к жене, попросил Лео, когда они с Аннуорой спустились в зал и затерялись в пестрой толпе.

+1

5

Приманка. Лучшая приманка для мужчины - женщина. От сотворения мира так было задумано, и как бы ни сопротивлялись мужчины, поделать ничего невозможно, нельзя убежать, нельзя не поддаться.
Слегка пожимая руку мужа, Аннуора молча шла рядом с ним и улыбалась, слушая его и предоставляя  без её участия решать хозяйственные недоразумения, которые щедро изливал в своих жалобных отчётах дворецкий. Мысленно она уже была в зале, готовая расставлять ловушки, где приманкой будет она сама.
Самый тонкий, самый яркий и захватывающий момент любой охоты - выманить, заманить, поймать. Привлечь так, чтоб доверился, зацепить так, чтоб не вырвался... Аннуора любила эту игру, процесс увлекал её, волновал и заботил гораздо больше, чем трофей - мужчина, на которого велась охота. Как только он имел глупость попасться, он её больше не интересовал. Пойманные были уже заботой Лео, если он решал взять на себя такой труд. Тогда она уже смотрела не на них, а на него, любовалась его мастерством. 
- Да и кто знает, вдруг сегодня мы зря так стараемся, и никто не проведает наши подвалы.
Они уже стояли перед дверью, держась за руки.
- Быть такого не может. Я тебе обещаю, дорогой, сегодня всё будет как надо. Или ты не веришь мне?
Анн поймала взгляд Лео, ответила на него улыбкой и вместе с ним переступила порог.
Гостей собралось много, видимо, любопытство оказалось сильнее всего. Как и следовало ожидать. Кто-то не бывал у них давно, кто-то - ни разу, само собой, нельзя было упустить такой случай, вдруг эти странные Альдены потом опять уединятся надолго. Что ж, мужчин много - будет где развернуться, но и женщины есть - мужу будет некогда скучать.
Они спустились наконец в зал, и даже прошлись немного, отвечая на приветствия короткими фразами, теми, что слетают с языка машинально, в полном согласии с этикетом, когда Лео вдруг остановился и наклонился к Анн.
- Пожалуй, я буду тебе только мешать. Они, бедные, уже и так только и ждут, пока я хотя бы отвернусь, не хочется так бесчеловечно мучить наших гостей. Ты только не увлекайся слишком сильно, хорошо?
Аннуора подняла на него глаза.
- Если я вдруг увлекусь... Ты потом тоже можешь увлечься, - она хитро прищурилась, но потом снова стала серьёзной. - Хорошо. Обещаю.
Отпустив руку мужа, леди Альден повернулась к нему спиной и оглядела присутствующих, выбирая жертву.

+1

6

[float=right]http://s7.uploads.ru/i89jX.png[/float] Шикарное, грандиозное и величавое поместье, выполненное в лучших традициях архитектуры, припало болезненной мозолью на глаза с первого взгляда. Не броско одетого в бальный сюртук барона, снискавшего здесь лишь хабарное сотрудничество и выгодные связи, не могло привлечь больше ничего в гадко приторном на вкус обществе лицемерия и лживых комплиментов. Как они ему надоели, как приелись в своих разговорах, даже мужчины, которые перемывали кости конкурентам, сетовали на завышенный лимит убытка за месячные продажи и жаловались на прирост рунных магов, что смешило не хуже свежего анекдота.
Он посещал чету Альденов впервые, наслушавшись про них баек самого разного характера вплоть до содержания ими рабского рынка и живодерни в одном флаконе. Стыдно признаться, что в нем взыграло любопытство к несуществующей истине. Грубая ошибка в мышлении, да, помимо полезных знакомств его привлекала еще одна вещь, и это был далеко не самый безобидный интерес из всех возможных. Он был губительный, с привкусом метала на пересохших треснувших губах, из которых редкими и тонкими линиями выступала похожая на кровь субстанция, но была ли ею на самом деле? Слишком странные  абстракции посещают голову, ведь ни одна капля алкоголя еще не упала на язык. Угнетающее место.
Хотелось провалиться сквозь вычищенный к приходу гостей пол в просторном холле, немного слащаво прикрашенном, по крайней мере так показалось чувствующему поганую заинтересованность к тошным сплетням барону. Именно по причине стадного инстинкта, которому неосознанно поддаешься и, что особенно противно, осознаешь это, хочется исчезнуть, потому что нет ничего хуже, чем ощущать собственное бессилие перед фактом сильнее тебя - неизвестностью.
- Поговорю для приличия с парочкой знакомых, они познакомят с парочкой незнакомых, взгляну одним глазом на хозяев и определенно уйду отсюда. - подальше от грязных интриг и мелочных кляуз, ему это не интересно, совершенно и абсолютно. Почему тогда ноги принесли сюда, даже не позволив хозяину подумать о собственном решении? Точно, на нем слишком настояли, кто - не важно, совсем не важно, их здесь и вовсе не присутствует.
- Очевидно, хозяева. - скромный барон бросил взгляд на вышедших в центр. Красивая женщина и под стать ей мужчина, ничего особенного. Он видел слишком много лиц, утратив возможность различать их. Каждая черта лица, женского, мужского, старческого или детского уникальна, неповторима, но в его сознании все они сливались, образуя лишь круговорот ничем не примечательных образов, которые перестали занимать место в памяти.
Барон не мог не заметить, как пара о чем-то переговаривалась, а после и вовсе разошлась в разные стороны. Женщина осматривала зал, словно искала конкретное лицо. К горлу подступило жутковатое, но, как ни странно, приятное чувство полного абстрагирования. Он перестал слышать голоса и смех, все зазвучало где-то далеко, не рядом и не здесь, замедленно, приглушенно, лишь взгляд хозяйки сконцентрировал на себе время и пространство ровно до того момента, пока не повстречался с бледно-синими глазами сосредоточенно наблюдающего барона.
- Даже так. - в голосе прозвучал акцент недоверия и скептицизма. Его все равно не услышал никто, он совершенно один стоял в толпе, глядя на женщину, доселе такую же одинокую. Мимо прошел слуга с подносом и барон не упустил возможности аккуратно поддеть бокал пальцами, оставив его у себя в руке и незаметно для слуги отпустив поднос шествовать между гостями дальше.

+1

7

Она отпустила его руку и отвернулась. Аннуора так охотно приняла правила игры, что Лео даже и не знал до конца, то ли радоваться, то ли насторожиться. И пусть все эти почетные гости, похожие на павлинов – лишь куклы, среди которых практически вслепую совсем скоро выберут одну. Не расцениваются не только как люди – даже как живые существа. Пусть так, все равно какой-то подлый червячок сомнения каждый раз мешает, лезет на первый план, точит изнутри.
«Пусть ищет. Чем ответственней подойдет к вопросу, тем приятней потом будет резать того, кого она выберет».
Наверное, странно выглядело то, что они разбежались в разные стороны спустя минуту своего появления. Краем глаза инквизитор видел, как косятся на них гости, как перешептываются, а то и вовсе перекрикиваются, не смущаясь своей громогласности. Действительно, какая разница, если свежепридуманные сплетни уже через десять-пятнадцать минут дойдут до другого края бального зала, так или иначе. Лео знал, какие слухи о них ходят. Подобные сказки всегда крутятся вокруг семей инквизиторов, этого избежать не получалось еще никому, но особый энтузиазм местных баюнов посещает, если у сказок есть вполне себе существующие поводы. Нелюдимые хозяева поместья, сколько людей сгинуло в ваших подвалах? И все ли они попадали под гриф «по приказу Его Величества»? А с виду такие приятные люди, и не скажешь ведь.
И правда, не скажешь. Ну разбежались и разбежались, подумаешь. Некоторые дамы уже набирались смелости и воздуха, чтобы воспользоваться моментом и заговорить с хозяином, который тихо и неторопливо блуждал от группки к группке, приветствовал знакомых и слушал представления ранее не встречавшихся. И ведь заговаривали же, пусть и получали в ответ лишь пару стерильных и вежливых фраз. Аннуора давно уже потерялась из виду в разноцветной толпе, но так даже лучше. Какой лопух рискнет жизнью и здоровьем, если муж столь желанной жертвы крутится поблизости? Чем дальше, тем лучше. И проклятый червь пусть тоже подавится.
И все же, удержаться не удалось. Инквизитор вглядывался в лица, пытаясь догадаться, кого же может выбрать его ненаглядная жена. Наметанный глаз искателя привычно отсеивал непотребных вроде стариков и тех самых «поганых овец», с которыми не просто заговорить, даже подойти нужно через силу. Неприятные люди, темные личности, давние недруги и недавние друзья из не совсем законопослушных кругов общества, ну и просто любители полить грязью всех подряд. Альдену хотелось надеяться, что Аннуора хотя бы из чувства прекрасного, которым она обделена не была, обойдет их стороной. И пусть народ особо по ним убиваться не будет, какой-то осадок останется. Ведь выбор велик, необязательно останавливаться на большем из всех зол.
- Вы уже знакомы с моей дочерью? Она впервые на подобном мероприятии, все в диковинку. Отнеситесь благосклонно.
Очередная компания, к которой занесло Лео. Насколько он помнил, то был какой-то крупный банкир, весьма симпатизирующий Инквизиции. Настолько симпатизирующий, что рискнул привести свою дочь, совсем еще ребенка, в логово одного из псов короля. Туда, откуда некоторые не возвращаются. А может девице просто нравятся страшилки? С кем не бывает, зачиталась романами, потянуло на приключения. Самый возраст, когда сбегают из отчего дома в поисках дракона, от которого бы романтичную особу кто-нибудь спас. Печально только то, что дракон может не понять всей мишуры девичьих грез, съест и не подавится. Забавно, а ведь Аннуора тоже дракон…
«Интересно, этому банкиру будет очень жаль своей дочери?»
И имя, и прочий лепет что девицы, что ее отца пролетели мимо. Лео даже не пытался все это запомнить, мужчина куда полезней и понятней в своих письмах и пожертвованиях Ордену, чем здесь, где все, кажется, тупеют. Девушка же и вовсе интересовала совсем не в том контексте, который она представляет в своих радужных мыслях.
«Меня самого растянут на дыбе, если он вдруг почему-то перестанет финансировать Орден. Ладно, Ильтар с ней».
Вроде бы где-то сбоку мелькнуло платье Аннуоры. Но нет, или показалось, или она снова затерлась в толпе, прочь с его глаз. Рука сама собой потянулась к карману, где, невидимая для всех, лежала маленькая коробочка. Чем больше времени утекало, тем сильнее инквизитора охватывало нетерпение.

+1

8

Отвернувшись от мужа, Анн сразу ощутила, что теперь она одна, еще даже до того, как Лео отошёл от неё. Ещё чуть дольше посмотри она в его глаза - и людям можно было бы рассказывать о них не фееричные сказки, а банальные сплетни о том, как были грубы Альдены, пробыв на собственном празднике пару минут и сбежав от гостей в спальню. Показывать свои чувства на людях - дурной тон, брак по любви - глуп и непрактичен, а уж женщине желать мужчину - верх непристойности. То, что она будет делать сейчас - тоже не слишком-то прилично, но  пусть Ильга откажет ей в покровительстве, если ей не всё равно.
Взгляд скользил по толпе, не останавливаясь ни на ком - сплошь почтенные дамы и господа, прескучнейшие создания, или молодые люди, пошлые до мерзости, из тех, кого забавно рассматривать, словно заспиртованных уродцев, но о прикосновении к которым страшно подумать. Два или три раза леди Альден оглядела зал, прежде чем заметила новое лицо среди других, уже начавших сливаться в единую бесцветную массу. Он смотрел на неё, стоя точно так же один, без пары, без друзей и знакомых вокруг него. Анн улыбнулась незнакомцу издалека, как и положено хозяйке, которая рада видеть гостя, но пока что не может уделить ему достаточно времени. Будет глупо и странно вот так сразу подойти и заговорить с ним. Подождёт.
И вот она уже переходит от одной группы гостей к другой, улыбается, подает руку, целует в щёчку знакомых дам и рассказывает, как же она счастлива их всех видеть. Зигзаги, выписываемые Аннуорой по залу, стоили любого вальса, а весёлость и содержательность фраз дали бы фору щебету канарейки. Краем глаза заметила Лео, со скукой сытого хищника разглядывавшего какую-то девицу, едва перелезшую из пелёнок в бальное платье. Бедный муж притворялся, что слушает её отца, вроде бы банкира, привезшего дочь, чтобы подороже продать подросшее сокровище, пока свежее. Представила юное тельце окровавленным - повеселела и продолжила охоту.
Собственно, цель была уже рядом. Анн немного побеседовала с кем-то знакомым, кого ну никак нельзя было обойти, извинилась и подошла к незнакомцу.
- Добрый вечер. Я никогда раньше Вас не встречала. Вы здесь впервые? Буду рада познакомиться, я - Аннуора Альден, хозяйка... - она обернулась, обводя рукой зал. - ...всего этого кошмара.

0

9

Зеленоглазая женщина задержала взгляд на бароне положенные несколько секунд, не меньше, что заставило бы сомневаться в ее заинтересованности, и не больше, будто девушка неприлично таращится на его скромную персону. Ему же хватило времени заприметить вертикальные зрачки, которые от яркого освещения зала сузились в плотоядном лицезрении, и пускай опустится момент произвола хозяйки, намеренно предающей своему лицу анфас лицемерной змеи. Впрочем, такие предположения - догадки любителя, и барон скорее относился к касте дилетантов, чем к профессионалам, читающим людей по родинке над верхней губой.
И какой же она расы?
Приветливая улыбка для гостя, который ответил обладательнице симпатичного рта приподнятым вверх бокалом, ускользнула в толпе, оставив объект своего мимолетного внимания дожидаться более подходящего случая для знакомства. Барон не собирался пристально провожать взглядом каждый ее подход к очередной аристократичной кучке. Не только затем, чтобы его поведение не сочли настырно невежливым, но и за отсутствием к ее променаду интереса. Испробовав на вкус содержимое бокала и поморщившись самую малость, мужчина незаметно вернул емкость обратно на поднос, возможно не тот, где ранее был взят бокал, но какая разница, он лишь пригубил его и брезговать здесь нечем. Пусть какой-то ценитель лучше лишний раз порадуется.
Блондин почти что думать забыл о загадочной хозяйке по большей части ханжеского вечера, и за время ее обхода по залу невольно втянулся в аналогичное занятие, хотя зачинщиком не был - знакомое тело само затащило его в компанию. Выбрался он из нее так же не осязаемо, как и вошел, как оказалось, очень вовремя.
- Добрый вечер. Я никогда раньше Вас не встречала. Вы здесь впервые? Буду рада познакомиться, я - Аннуора Альден, хозяйка... - она обернулась, обводя рукой зал. - ...всего этого кошмара.
У мужчины выдалась возможность рассмотреть недавно поприветствовавшую его загадочную особу получше. Он не стал оценивать ее внешний вид, зная, что там и так все безукоризненно прекрасно, что там чудесная фигура и достойные формы, стоящее платье, скорее всего изрядно дорогое, ухоженные руки, красивая кожа - все это представлялось возможным увидеть и глядя прямо ей в лицо, нагло не опуская глаз.
Похоже на дракона, но Тейар их знает. Может и вовсе какой-нибудь магический эффект, а она обычный человек. Какая мне разница... - разница лишь в том, что куда безопаснее человеческая женщина, чем драконица, умеющая сожрать тебя и не подавиться. Смешно говорить даже об этом в мире магии, где люди хоть и считаются самыми слабыми, но могут обладать убивающей магической способностью. Штука ли, что на дракона с легкостью можно воздействовать какой-нибудь мудреной абракадаброй и избежать мучительной смерти? Нет, что ни есть правда. Барон хоть и владел школой воды, но лишь на уровне специалиста и не факт, что против дракона его магия станет спасительницей. Мужчину снова занесло в дебри, а он всего лишь посмотрел в глаза с вертикальным зрачком. Его не устраивало то, что творится с ним в пределах стен замка, но адекватного объяснения найти все еще не удавалось.
- Добрый вечер. Позвольте? - мужчина, как положено, коснулся губами руки дамы, к которой теперь испытывал еще меньше доверия, чем прежде, хотя она была мила необычайно, и в поведении ее никаких настораживающих изъянов не наблюдалось. Была ли естественность? Кажется. Возможно, Аннуора Альден - хорошая актриса.
- Арман Вескер, - назвал барон первое пришедшее в голову имя, слегка и непринужденно улыбаясь. - Что вы, все организовано на высшем уровне, никакого кошмара кроме, разве что... платья той леди, по сравнению с вашим сущий ужас. - обладательница безвкусного наряда являлась знакомой Армана, и не случайно, поскольку было бы неловко опустить, к примеру, доброю подругу четы Альденов. Что-то подсказывало барону, добрых друзей, как и друзей вообще, эта пара вряд ли имеет. Неужели устрашающие сказки так на него подействовали.
Я и понятия не имел, что являюсь настолько внушаемым. Пора завязывать с этим.
- Да, я впервые здесь, но Вы, насколько знаю, далеко не первый раз устраиваете банкет. Решили встретиться со старыми знакомыми и заиметь новых, как обычно принято в высшем свете, или причина кроется куда глубже тривиальной поверхности? - вопрос должен был звучать иначе, но едва ли наступит время, чтобы его озвучить, но даже если и выпадет возможность, он определенно будет ничем иным, как шуткой, только шуткой.

+1

10

- Кхм… Господин Альден?
Кажется, он пропустил очередную порцию шаблонных мыслей. Крайне невежливо, как сейчас наверняка думает этот банкир, внутренне негодуя и презрительно сопя. Еще бы, он ведь представлял, что теперь птица важная, раз сам Орден Инквизиции пользуется его расположением и деньгами. Ведь в его воображении все было утрировано, там Глава вместе с Советом в полном составе лобзали его сапоги и на коленях умоляли его выделить очередной транш на внутренние нужды. И он по своей царской воле властной рукой подписывает очередной перевод, бросая деньги, будто хлеб собакам, цепи которых держит в руках. Этот банкир далеко не первый и не последний, кого ослепило возможностями и той эфемерной властью, которой он якобы обладает. Но так даже лучше, Ордену куда выгоднее, если его обеспечивают дураки, которым никогда не хватает воображения взглянуть на ситуацию под другим углом. Меньше знаешь о телятах – проще есть котлеты.
- Прошу прощения, я отвлекся. Так о чем это мы?– легкая извиняющаяся улыбка. Нет, он действительно готов извиниться за то, что намного дальновидней, чем эта людская масса. Что его тревоги, печали и интересы в данный момент никак не пересекаются с их простыми радостями «напиться-наесться-почесать языками и все за чужой счет». Как жаль, что он хозяин, и его никто не может выгнать из этого тухлого болота на воздух.
- Я говорил, что хотел бы обсудить с вами мой последний вклад, раз уж судьба столь благосклонно позволила нам сегодня встретиться. У меня возникли некоторые вопросы после того как…
Дальше банкир ничего сказать не успел. Альден просто ушел. Не сказав ни слова, не извинившись, не поцеловав руку юной леди и не возрадовавшись знакомству. Просто в то мгновение, когда старик заговорил о делах, деньгах и вопросах, любезная улыбка куда-то исчезла, вновь уступив место скуке. За своей спиной Лео слышал гневное бурчание «покровителя» Инквизиции и возмущенно-восторженное фырканье девицы на выданье. Наверняка в следующем их письме сия вольность будет приправлена соответствующими авторскими дополнениями и подана к столу в соусе ультиматума, возможно, что банкир впервые осознает, что это Орден от него избавится, если он будет слишком громким и назойливым. Неведомо, как завертятся события и какова будет дальнейшая судьба старика с гипертрофированным эго и его утопающей в розовой наивности дочери. Возможно, уже в следующем месяце слуги Альденов встретят этого раздутого павлина в ремесленной лавке на побегушках у хозяина, раздавленного и сломленного. Но это будет когда-нибудь, пока же Лео просто хотел избавить себя от лишнего словесного мусора.
Отойдя подальше, он бросил взгляд на часы, которые тоже имелись в этом огромном зале едва ли не на самом видном месте. Прошло всего ничего, каких-то минут сорок. До рассвета еще далеко.
«Надо будет на досуге придумать какое-нибудь альтернативное развлечение. Быть может, стоит устроить загонную охоту в окрестных лесах, выпустив с десяток сидящих в камерах Ордена смутьянов? Прекрасный повод научить Аннуору обращаться с луком. И не надо будет терпеть всех этих…»
Следующие минут десять он провел в размышлениях о том, что как чудесно было бы выгнать сейчас всех этих гостей в лес, дать полчаса форы, поседлать Ингрид – и  сделать все сказки былью. Интересно, сколько бы смогло убежать? А может они бы решили поиграть в героев и дать отпор хозяевам проклятого поместья? Это был бы воистину разрыв всех возможных шаблонов, и может Альден стал бы считать здешний сброд чем-то более человекоподобным. Удивительно, но инквизитора, столь удачно слившегося с тяжелой оконной гардиной, больше не пытались беспокоить. Может чувствовали, что им рады не будут, а может действительно не замечали. В любом случае, Альден получить исключительную возможность наблюдать за залом, никуда ни от кого не убегая.
Десятки ярких женских платьев и более строгих мужских парадных костюмов смешались в одно сплошное разноцветное пятно, которое слаженно вальсировало под переливы музыки. Но среди всего этого водоворота выделялись две капли, которые из этой точки зала было весьма неплохо видно. Час – пустяк для тех, кто искренне получал удовольствие от происходящего, но для Лео стрелки часов тянулись мучительно долго. Для Аннуоры, хотелось думать, тоже, а значит тот субъект, который целовал ей руку, вполне мог считаться исполнителем главной роли сегодняшнего вечера. Лицо, вернее профиль, никаких ассоциаций не вызывало, а значит случайным старым другом он оказаться не мог. Что ж, что можно было сказать… Чувство прекрасного леди Альден действительно не подвело, если, конечно, это ее окончательный вариант, в чем пока уверенности не было. Инквизитор тяжелым взглядом наблюдал за незнакомцем, болтая в бокале вино.

+1

11

[float=right]http://sa.uploads.ru/BfydF.png[/float]
Сложно сказать, насколько хорош на самом деле был выбранный леди экземпляр, представившийся Арманом, но по крайней мере он был заинтересован в ней, явно скучал среди светских зануд, а его не примелькавшееся лицо вызывало любопытство драконицы. На сегодня она решила больше никого не искать.
Гость умело поцеловал руку хозяйки вечера, а вот комплимент, если это был он, оказался странно неловким.
- Что вы, все организовано на высшем уровне, никакого кошмара кроме, разве что... платья той леди, по сравнению с вашим сущий ужас.
- Рада, что смогла превзойти хотя бы ее, - улыбнулась Анн Арману. - Повод для банкета самый банальный и Вы угадали его очень точно. Подкормить старых знакомых, чтобы не забывали о нас - главная цель наших регулярных балов. Ну и, если повезет, - женщина взглянула прямо в глаза гостю, - приручить новых. Особенно если они так же интересны и галантны, как Вы, Арман. Вы не против, если я буду звать Вас по имени? - слова Аннуоры были явной лестью, слишком мало она говорила с Вескером, чтобы оценить его качества хотя бы как собеседника. Если он умен, на что очень хотелось надеяться, то поймет, не поверит, а еще, пожалуй, и оскорбится, что его пытаются так грубо "купить". Вот если попробовать иначе...
- Арман, прошу простить, я ненадолго.
Аннуора оставила гостя, вышла на свободное пространство в зале, хлопнула трижды в ладоши, сопровождая призывный жест просьбой о внимании. Когда разговоры затихли и взгляды обратились к ней, она сказала:
- Дорогие гости, дамы и господа! Не для того я нарушаю сейчас этикет, чтобы просто объявить о начале танцев, а для того, чтобы обрадовать кавалеров и смутить дам. Или наоборот. Первый танец будет белым. Дамы, все в ваших прекрасных руках. Музыка!
И прямо через толпу леди Альден направилась обратно к своему гостю. Встав перед ним, сделала реверанс и подала руку:
- Окажите мне честь открыть со мной наш вечер.

+1


Вы здесь » За гранью реальности » Архив а/и » Кто сказал, что хороши лишь букеты из цветов?