Вверх страницы
Вниз страницы

За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Город Мандран » Дом семейства Фенрил


Дом семейства Фенрил

Сообщений 1 страница 20 из 197

1

http://sf.uploads.ru/dMNXK.jpg
Дом семейства Фенрил находился на одной из восточных улиц города, в достаточно спокойном и свободном от лишней суеты квартале. Представляет собой двухэтажное просторное здание, с вместительным погребом, рассчитанное на достаточно большое семейство и их комфорт. За ним находился сад с небольшой беседкой, окруженный высокой стеной. В глубине оного можно разыскать также хозяйственные постройки, уборные "домики", конюшню.
Первый этаж начинается длинным и просторным коридором. Справа по оному находиться большая гостиная с камином, прекрасно обустроена как для проведения вечеров в кругу семьи, так и для неожиданных приездов гостей. Далее по коридору расположен кабинет хозяина дома и "небольшая" библиотека. Слева же резкий поворот приведет в помещения кухни, столовой, двух ванных комнат, а также к выходу в сад, который начинается из красиво-оформленной террасы. Возвращаясь к коридору и минуя дверь в библиотеку, можно заметить резную лестницу, ведущую на второй этаж.
Второй этаж полностью состоит из комнат для отдыха и делиться на два крыла. Справа находятся спальня родителей, занимающая большую часть крыла и вмещающая в себя гардеробную и небольшую ванную, комната Альвэри с балконом и комната для гостей с камином. Левая часть крыла полностью принадлежит мужской части семейства - троим старшим братьям. Комнаты здесь заняты с первой по старшинству.
По всему дому висят или стоят канделябры со свечами либо лампы, которые прекрасно освещают дом в позднее время суток. Дом обставлен без вычурных излишеств, но с расчетом на  максимальный комфорт домочадцев и редких гостей, в спокойном, уютном и "домашнем" стиле.

Выход в сад.

http://s5.uploads.ru/eNGYZ.jpg

+3

2

<<< Улицы Мандрана

24 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Поздний вечер.

За всю дорогу до дома девушки Бэйнар «не обронил» ни жеста, а Альвэри в свою очереди – ни слова. Вот так вот, в полном молчании, изредка прерывающимся на тихое ржание коня, они и дошли до конечного пункта назначения в этом длинном и по-своему изнуряющем путешествии. Да и что можно было «сказать» мужчина не знал. Он, еще выходя из пещеры, решил для себя, что все, и даже большее, было уже произнесено в адреса друг друга, а посему тихо и спокойно, насколько позволяло Эйнохэилу ухудшающееся самочувствие, плелся следом за ледышкой, спрятав руки в карманы плаща и опустив голову. Бэй рассматривал заснеженную дорогу под ногами и думал о своем, уводя мысли подальше от своего болезного состояния и принятого решения. Прокрутив в голове последние события на улицах и вспомнив слова вивариина о том, что они собирались навестить горе-друга с утра пораньше, мужчина нахмурился, понимая, что этого никак произойти не может. «Он же даже адреса не знает! А как-то собирается… Постойте-ка! Наглая котовья рожа, да я ему все выскажу! Это он у меня лечиться тумаками после такого будет! Причем моими же! И как я раньше об этом не подумал? Сбагрил, значит, и доволен?!». Бэйнар кашлянул, покосившись на Альвэри, и снова уставившись себе под ноги. «Ну… Не променял же он друга на бабу? Пф-ф-ф… зная тебя, Нер, то могу с полной уверенностью заявить, что у меня горячка и я начинаю бредить!». А может так оно и было. Вот только чем горячка отличалась от той же чихотки или же чихушки, (мужчина никак не мог запомнить наипростейшее название болезни, дабы редко когда вообще болел), Эйнохэил и понятия не имел. А вот то, что ему становилось хуже с каждой минутой, замечал, как нельзя лучше. Хорошо, что девушка, идущая чуть впереди, прибавила шагу, видимо, завидя родной дом. Бэй тоже попытался пойти быстрее, стараясь не запутаться в собственных ногах, так как его начинало штормить, и не свалиться в снег прямо посреди улицы. «Вот тебе и из зимы снова в зиму… Нет, чтобы я еще раз так вот согласился куда идти, да ни за что на свете! Уж лучше из осени куда-нибудь в солнечное и теплое местечко!». Однако думая обо всем этом, мужчина прекрасно понимал, что так реагировал на все лишь из-за отсутствия у него приподнятого настроения… И аппетита. Пораскинув мозгами, Эйнохэил осознал, что ему вообще ничего не хотелось, вплоть до того, что передвигать ноги и куда-то там идти. Желание было одно – лечь, закрыть глаза, и, взглянув на мир снова, оказаться совершенно здоровым.
Бэй проследовал за ледышкой к одному из домов, в гостиной которого теплился свет. Пройдя крыльцо, под которым при желании можно было накрыть аж несколько столов и закатить неплохую пирушку, мужчина остановился у двери, тяжело отдышавшись и обхватив себя руками за плечи, чтобы хоть как-то унять колотивший его озноб. Ожидая дальнейших действий от Альвэри, Бэйнар более не нашел в себе сил просто стоять и приложился лбом к холодной стене, создавая вид барана, упершегося в новые ворота.

Отредактировано Бэй (2013-12-29 23:21:35)

+3

3

<---Улицы Мандрана.

24 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Поздний вечер.

Альвэри подошла к крыльцу, нервно потрепав на прощание гаррата по шее, будто параллельно отдавая ему молчаливую команду ожидать на этом самом месте. А может она таким образом набиралась храбрости перед встречей с отцом? Интересно, он изменился? – проскочила в голове запоздалая мысль. Хотя вопрос был достаточно риторическим, ведь их разделяла всего лишь стена дома. Альвэри глубоко вздохнула. Чему быть, того не миновать. Девушка поднялась на крыльцо и подошла к двери, перед которой замерла и начала копаться в сумке в поисках ключа. Звонить она и не подумала. Краем глаз лоддроу заметила, как следом за ней буквально вполз на возвышение Бэй и теперь подпирал собой стену.
- Потерпи немного, - проговорила девушка раньше, чем подумала.
В следующее мгновение она уже одернула себя, выудив пресловутый ключ. Однако воспользоваться им не пришлось. В ту самую минуту, как Альвэри протянула руку, дабы открыть замок, дверь перед ее носом распахнулась, а на пороге возник…родной брат. Парень уставился на девушку с не меньшим изумлением на лице, чем она на него.
- Аль? Каким ветром?- первым спохватившись, заговорил он, сделав шаг навстречу. – Я вроде сегодня еще не пил, значит, мне не мерещится.
Уже в следующее мгновение в глазах молодого лоддроу заплясало веселье. Альвэри тепло улыбнулась.
- Виэль! Ты ничуть не изменился, - проговорила девушка, легонько пихнув его ладонью в грудь. – Дай пройти, я не одна. Отец дома?
Не уверенная в том, что Бэй не рухнет прямо поперек порога, сделав первый шаг в дом, Альвэри, не без скрипения зубами, обхватила его одной рукой за талию, забросив руку парня себе на плечи. Шумно вздохнув, она подавила приступ озноба, вызванный прикосновением парня, пускай и не своевольным.
- Не время брыкаться. Идем, - предупредительно проговорила лоддроу, обращаясь к знакомому.
- Неееет, - тем временем, не скрывая любопытства и наблюдая сию сцену, произнес Аравиэль, но посторонился. – Это кто?
- Потом познакомитесь. Сейчас не до этого, - с явным облегчением в голосе от того, что ей не придется еще и с отцом сейчас объясняться, ответила девушка.
Пройдя мимо брата, лоддроу медленно повела спутника вглубь дома к лестнице, ведущей на второй этаж. От Аравиэля же оказалось не так легко отделаться.
- Что-то он неважно выглядит, - услышала Альвэри за спиной. – Ты что с ним сделала, Аль? И с каких пор ты позволяешь себя…
- Закрой рот, Виэль, -сверкнув холодным и предупреждающим взглядом, оглянулась девушка на брата. – Ну правда, не сейчас. Я позже тебе все объясню. Пойди вон лучше гаррата определи в конюшню, будь добр, - сказав сие, она отвернулась и снова продолжила путь.
- Гаррат? Откуда у тебя гаррат? Неожиданно…- парень еще что-то проворчал вслед, но Альвэри его уже не услышала, а вскоре хлопнувшая входная дверь дала понять, что брат ушел выполнять ее просьбу.
- Можно подумать, я вообще ни на что не способна, кроме копания в книгах,- проворчала лоддроу, уже в пустоту. – Тоже мне…
С горем пополам паре удалось подняться на второй этаж и вот они уже стоят, слегка пошатываясь, перед комнатой для гостей. Отворив дверь, лоддроу помогла Бэю добраться до кровати, на которую тот и плюхнулся. Сама же быстро прошла к шкафу, стоявшему в комнате и, немного покопавшись, выудила оттуда комплект домашней, мужской одежды.
- Думаю, тебе должно подойти, - проговорила Альвэри, положив аккуратную стопку рядом со спутником. – Не волнуйся, все новое. Тебе нужно сменить одежду, твоя не очень подходит для времяпрепровождения в кровати. Да и могла плохо просохнуть, что только способствует ухудшению состояния, - она чуть заметно усмехнулась. – Поэтому, в который раз прошу, раздевайся. Я сейчас камин растоплю, чтоб в комнате стало немного теплее.
Этим лоддроу и занялась. Вскоре в камине весело заполыхал огонь, повеяло легким теплом.
- Ну вот, - продолжила Альвэри, направляясь к двери. – Ты сделай, как я прошу, пока я схожу и соображу какого-нибудь напитка из лекарственных трав…Если найду их в этом доме.
Сказала и исчезла за дверью, поспешив вниз на кухню. Однако уже у лестницы ее поджидал брат, нетерпение которого явно проступало на бледном лице и светилось в голубых глазах. Лоддроу улыбнулась, проскальзывая мимо.
- Потерпишь еще немного,- бросила она, исчезая за поворотом.

Отредактировано Альвэри (2013-12-30 22:43:50)

+2

4

- Потерпи немного, - произнесла Альвэри, видимо, закопошившись с чем-то.
Этого Бэй наверняка сказать не мог, так как не удосужился повернуть голову и посмотреть в сторону девушки. Уж слишком ему хорошо было стоять, упершись лбом в стену дома и практически засыпая на ходу. «Опять это чувство… я больше не хочу. Ни спать, ни видеть ничего в этих гребаных кошмарах… Ты что-то сказала?», - Эйнохэил перелетел с одной мысли на другую, буквально отклеиваясь от холодной каменной кладки и, как бы то ни было странным, напарываясь взглядом на незнакомого мужчину в открытых дверях. Свет, что ударил из холла, сразу же резанул по глазам, и Бэйнар зажмурился, тут же выдавая про себя ассоциации про отца ледышки. «И папа-а-а такой молодой! И месяц Новой Надежды впереди!!... А к чему я это все сгреб? Кажись, я и, правда, начинаю бредить». Но чего бы там не сгребал в кучу мужчина, а лоддроу, возникший перед ним явно не тянул на родителя Альвэри, выглядя слишком уж молодо. Что, впрочем, через считанные секунды подтвердила и сама девушка, не сдерживая радости в голосе, назвав молодого человека по имени. «Упс. Накладочка вышла». Бэй снова припал к стене, только теперь уже боком, и, кивнув в знак приветствия, после опустил голову. Он подавил в себе подступающий приступ кашля, покряхтя в кулак, будто бы чего-то ворчал себе под нос. «Аль. Где-то я уже слышал это», -Бэйнар сосредоточился на словах, как же его звали, - «М-м-м…», - брата ледышки, совсем не помня, что так девушку называл никто иной, как он сам, замерзая в пещере. И тут его мысли были прерваны. Альвэри, вдруг соизволившая проявить жест доброй воли, не церемонясь, обхватила Эйнохэила за пояс, перекинув одну руку мужчины себе через плечо. На минутку удивленный таким поворотом, Бэйнар и не думал вырываться, тупо воззрившись на родню ледышки с немым вопросом в глазах: «Какого Тейара она делает?!» или «Ты тоже это видишь али я уже сплю?». Но нет, во снах его под руки не водили. А значит, то была явь. И честно говоря, этот взгляд, коим мужчина наградил Виэля, кажется, был последним осознанным, дабы даже последующей за этим всем дороги до комнаты и вползания в нее, Бэй не помнил. Точнее очень смутно и отрывками, словно кусочки памяти кто-то вырезал из сознания, замещая пробелами и не давая возможность как следует на чем-то сосредоточиться.
Вот они поднимались по лестнице, а вот уже стоят перед дверью. Куда же делись те несколько шагов по коридору? Вот Эйнохэил плюхнулся на кровать, а перед взором промелькнули и пол, в который он смотрел мгновением раньше, и шкаф, и прикроватная тумба и что-то белое и необъятное… Хотя, тут были углы, а пялился он, судя по всему в потолок. «Не такой уж ты и бескрайний». Бэйнар улыбнулся, отведя взгляд в сторону и посмотрев на девушку, копавшуюся в каких-то одеждах.
- …Поэтому, в который раз прошу, раздевайся. Я сейчас камин растоплю, чтоб в комнате стало намного теплее…
«И это я уже тоже где-то слышал. И не единожды». И снова провал. Оглянувшись, мужчина понял, что находился в комнате один. Трески поленьев в разожженном камине сейчас «стреляли» в голове, словно отдаваясь эхом, что начинало выводить из себя. Наряду с хорошо ощутимым жаром собственного тела, понимать, что тепло давал еще и огонь, было противным. «Я должен что-то сделать?». Задав себе один-единственный вопрос, Эйнохэил перевернулся на бок и присел, закрывая глаза и пытаясь сосредоточиться. «Сумку бросил», - он покосился на опрокинутую вещь возле кровати и перевел взгляд на оставленные ему вещи. Это было тяжело, но мужчина все же заставил себя переодеться, надев лишь белье и штаны. Кофту, или что-то сродни ей, он оставил не тронутой, потому как полезать под одеяло и «жариться» там во всем этом одеянии, он мало хотел. Однако за это Бэю можно было и не волноваться, как оказалось чуть позже. Только накрывшись и положив голову на подушку, он отрубился. И то было совсем не по собственному желанию. Видимо, изнеможенный организм все же не справился с осложнением обычной простуды, кидая Бэйнара в пучины беспамятства. Но и заснуть спокойно у бедолаги не получалось. Он упорно пытался выкарабкаться из цепких лап начавшей бить его лихорадки и бреда, и потому чуть ли не через каждую минуту вздрагивал, приходя в сознание и стараясь понять, где вообще находился. Вместе с тем, в подсознание начинали проникать все те же до жути знакомые кошмары, балансируя на грани реальности и дремы, и заставляя Эйнохэила не только шумно сопеть, но и периодически вскидывать руки в отчаянной попытке отмахнуться от  нечто невидимого. До ушей долетел какой-то посторонний звук бьющегося стекла. Но мужчина, снова забившийся в бреду, даже не обратил никакого внимания на скинутый им с прикроватной тумбочки стакан…

Отредактировано Бэй (2013-12-30 23:37:22)

+2

5

Покопавшись какое-то время в кладовке, Альвэри все же нашла подходящее растение. Удивительно было вообще его обнаружить, ведь мало кто болел простудой в их семье, но, видимо, это были еще ее запасы. Повозившись еще какое-то время со стеблем, заодно и ожидая, пока закипит чайник, девушка вскоре сообразила ароматный напиток. Пришлось убить еще некоторое время, чтобы он настоялся. Минуты шли неумолимо долго в ожидании, но вот она уже перелила все "снадобье" в чашку, прикрыв сверху блюдцем, не остынет так быстро да и ароматнее будет, и потихоньку понесла в комнату для гостей. Поднявшись в оную, она постучала. Однако не дождавшись ответа, сама отварила дверь и заглянула в комнату. Все потонуло в полумраке, освещаемое лишь огнем камина. Очертания фигуры Бэя явно виднелись на кровати. Альвэри тихо зашла, прикрыв за собой дверь и подойдя к, казалось бы, спящему, парню. Его дыхание было сбивчивым, иногда даже хриплым, ко лбу прилипли пряди челки, взмокнув от пота, который гнал жар, но он пока спал. Возможно, сны не были приятными, так как она заметила несколько раз, как парень дернулся, но все же сон на лучшее. Поэтому она решила его не будить. Оставив чашку с напитком на небольшом столике, недалеко от камина, заодно и подбросив пару полений, девушка тихонько вышла.
Альвэри спустилась в гостиную, где ее поджидал Аравиэль, не особо скрывая своего нетерпения и любопытства. В руках он вертел стакан с какой-то янтарной жидкостью. Девушка плохо разбиралась во всех этих пойлах, поэтому и названия-то на глаз не определила бы.
- Будешь? Я так понимаю, разговор будет долгим? - усмехнувшись и кивнув на соседнее кресло, спросил Виэль.
- Нет, спасибо, - улыбнувшись и присаживаясь рядом, проговорила девушка. - Что-то типа того...Рада тебя видеть. Не ожидала, если честно...Ты только приехал, отца уже видел?
[b]- Эй-эй! Попридержи лошадей, а то рванула, -[/b]рассмеялся парень, отпивая со стакана. - Я тебя, между прочим хотел послушать, а ты что делаешь?
- Да ладно тебе. Вон времени до утра сколько, - усмехнулась в ответ Альвэри, протянув руку и взъерошив брату белокурые волосы, что сейчас ниспадали на плечи.
- Ты тоже не изменилась, Аль, - прищурившись, бросил парень. - Неделю уже как вернулся. Что-то захотелось домой...Отца видел. У него какое-то срочно-страшное задание, подробностей не знаю. Сказал дня три не будет дома, уже один прошел, так что у тебя есть время, чтобы хоть как-то выходить твоего...этого парня.
Оговорка оговоркой, но тумак сразу пришелся в плечо.
- Говори да не заговаривайся, - не зло, но фыркнула девушка. - Ну значит у нас есть время спокойно провести его друг с другом. Расскажешь мне, где был. Но раз первый начал задавать вопросы, так уж быть, начну свою историю приключений...
Так брат с сестрой провели несколько часов в рассказах. Альвэри старалась обходить самые щекотливые воспоминания, что-то упуская, о чем-то говоря лишь поверхностно, но тем не менее рписывая свои приключения так, чтоб у брата не возникло еще больше вопросов. Через какое-то время они переместились на кухню, ощтив, что изрядно проголодались и там продолжили трепаться. Благо, за все время, что не виделись, было о чем рассказать. Впрочем вскоре пришли к выводу, что спешить некуда и завтра будет день. На свежую голову все-таки лучше повествуется, тем более, что Альвэри почувствовала усталость. так они и распросчались, с поправкой на то, что Виэль ушел куда-то по своим делам. Девушка же, искупавшись, поднялась к себе, где приготовилась уже завалиться в постель.
- Вот же ж...Чуть не забыла. Заболтал совсем.
И правда, она подзабыла о своем больном знакомом за этими вечерними поседелками, а стоило все же заглянуть к нему перед сном. Может нужно что-то. Будто в ответ на ее мысли в соседней комнате раздался звук разбивающего стекла. Лоддроу, на ходу набрасывая халат, рванула прочь из своей комнаты, вбегая в соседнюю и оглядываясь. На полу, возле кровати лежал упавший стакан, а спутник при этом метался по постели. Видимо, жар взял свое и теперь парень явно бредил, запутавшись между сном и явью. Мало ли что выдает ему сейчас воспаленный мозг. Девушка прошла к столику, на котором оставила напиток. Естественно, он успел остыть. Нужно сделать новый и попробовать напоить...- подумала она, возвращаясь с чашкой к кровати и опуская холодную ладонь на лоб парня. Это не обязательно было делать, ведь его состояние и так было прекрасно видно.
- Одним чаем тут не обойтись, - нахмурившись, проговорила лоддроу и быстро вышла.
Вернулась она через некоторое время с небольшим тазом холодной воды и плотным лоскутом материи. Хорошенько ее вымочив в воде, девушка положила компрес на голову парня. Даже через материю она ощутила жар, исходивший от него. Альвэри снова вышла и вернулась с чашкой нового напитка. Присев рядом на кровати, она попыталась приподнять Бэя, чтобы напоить им.
- Бэй? Слышишь меня? Очнись же, - принялась тормошить знакомого лоддроу. - Тебе нужно это выпить. Немного легче станет. Ну же, очнись.

Отредактировано Альвэри (2014-01-02 01:58:15)

+1

6

Бэйнар ни сразу пришел в себя, когда Альвэри, влетевшая в комнату с новой порцией какого-то отвара, присела рядом и начала тормошить его. Сначала мужчина совсем неосознанно схватил девушку за руку, довольно-таки крепко сжав ее в своей, и если бы у Эйнохэила на тот момент оставались какие-нибудь силы, то он бы с легкостью мог поставить ледышки синяк. Однако из-за бушевавшей во всю болезни и нездоровой дремы этого не случилось, и хватка оказалась не такой уж и сильной. Бэй не хотел таким вот образом что-то высказать или же отреагировать на слова Альвэри, которых пока что не слышал, все еще прибывая в бредовом состоянии. Он просто старался уйти от того, что сейчас видел в своих кошмарах и пытался избавиться от этого, в следующую секунду попробовав бы отшвырнуть от себя совсем незнакомую девушку. Но тут до сознания начали «достукиваться» фразы, коих во сне никогда и не было. Бэйнар открыл глаза, не понимая, где находился и что так давило ему на голову. А намоченная материя, что покоилась у мужчины на лбу и была призвана совладать с жаром, именно давила, создавая весьма неприятные ощущения. А еще больше заводил в тупик до боли знакомый запах травяного настоя, которым Альвэри пыталась напоить Эйнохэила. Аромат настоявшихся трав сразу же воссоздал в памяти Бэйнара давно минувшие дни его детства и напомнил о матери. «Мама?», - нахмурившись и недоверчиво уставившись на ледышку, мужчина пытался понять, находился ли он у себя дома в Таллеме или же где-то еще, но ничего конкретного сказать на этот счет все равно не мог. А воцарившаяся в комнате полутьма, разгоняемая лишь светом от зажженного камина, и вовсе путала все карты, не давая возможности с точностью определить и того, кто кем являлся. А потому Бэй и спутал ледышку со своей матерью, хотя разница в их отличительных чертах была огромной. «Не-ет…», - спокойно протянул про себя мужчина, вглядываясь в голубые глаза девушки, будто бы видел ее впервые. Он смотрел на Альвэри так, словно в ее взоре пытался отыскать ответ на то, что должен был делать, не помня ни единого слова, произнесенного ей какое-то время назад. Но в следующий же миг Бэйнар отшатнулся, уронив со лба повязку и посчитав, что девушка решила влить в него настойку, способствующую крепкому сну, как когда-то делала это его мама, преисполненная надеждами хотя бы одной спокойной ночи для своего сына. Все это время Эйнохэил так и держал ледышку за руку, теперь же не решаясь подпустить ее ближе, чтобы Альвэри напоила его не пойми чем.
Немного успокоившись, Бэй покосился на стакан и перевел вопросительный взгляд на девушку, молча спрашивая у той, что в нем было налито. Только сейчас он медленно разжал руку, выпуская из своеобразного капкана запястье ледышки и вытирая взмокший от высокой температуры и наложенной повязки лоб. И снова накатывающая дремота. Эйнохэил закрыл глаза, но тут же встрепенулся, не позволяя себе заснуть.

+1

7

Тиски, в которых оказалась рука девушки могли вызвать ответную реакцию, если бы ситуация кардинально отличалась от насущной. Поэтому, глубоко вздохнув от накатившей волны неприятного озноба, растекшейся от запястья и вверх по руке, Альвэри не стала выдергивать руку. Она прекрасно понимала, что парень не сознает своих действий, да и не сделал ей больно настолько, чтоб начинать дергаться. Лоддроу поджала губы, продолжая его тормошить.
- Ну же, очнись на минуту.
Наконец знакомый открыл глаза, упорно держа ее за запястье. Однако Альвэри заметила его затуманенный взгляд, понимая, что навряд ли он что-то осознает в сию минуту. Тем временем, Бэй уставился на нее таким странным взглядом, будто пытался узнать кто перед ним. А может она ошибалась, но так как мысли читать не умела, то осталось лишь гадать. Тем не менее, она не собиралась сидеть и ждать, пока он снова отключиться.
- Бэй? Слышишь меня? Выпей это, тебе немного легче станет...
Непонятно, в ответ на ее слова или просто на свои бредовые мысли, но парень резко отшатнулся. Мокрая ткань успешно плюхнулась рядом. Девушка вздохнула, понимая, что злиться в данном случае бесполезно. Однако, чего бы ей это не стоило, а заставить знакомого выпить варево она все же собиралась. Поймав его вопросительный взгляд, сначала брошенный на стакан, слетевший с прикроватного столика.
- Твоя работа, да. Собственно, на его звук и пришла, - проговорила лоддроу, потирая второй рукой запястье.
Вроде не сильно сжал, но дело больше было в легком зуде. После она вновь взглянула на бэя и упрямо поджала губы.
- Выпей, не упрямься. Чуть температуру должно сбить и кашель облегчить. Давай, не веди себя как капризный ребенок, - продолжила лоддроу, сунув под нос парню чашку с напитком. - Тебе же хуже будет. Дольше проваляешься в постели, если не будешь принимать вспомогательные средства для борьбы с болезнью. Ну?
Альвэри изогнула бровь, так и застыв с чашкой наперевес. Она не понимала, почему тот противиться. Ну не отравит же девушка его на самом-то деле! Не тащила бы к себе домой, как минимум. [i]Может его усыпить и заливать в полусонном состоянии?/i] - проскочила мысль. А что? И забот меньше, и не брыкается. Можно подумать она для себя старается. Хотя сразу напрашивался резонный вопрос, который даже брат задал - Зачем ей эти хлопоты по отношению к малознакомому человеку? Тогда она не удосужилась ответить, отшутившись и уведя разговор в сторону и не потому, что не хотела...Она до сих пор не могла толком разобрать, что ею двигало. Совесть? Доброта? К сожалению эти черты в ней если и присутствуют, то не настолько остро развиты, чтобы толкать на подобное и это достаточно известный, обыденный факт. Тогда что? Вот ей самой бы хотелось узнать, но не сейчас. Сейчас лоддроу все же намеревалась влить в Бэя порцию напитка от простуды.

+1

8

Оказалось, что настой, который Альвэри упорно пыталась втюхать Бэю являлся не каким-нибудь там снотворным или чем-то в этом роде, а всего лишь лекарством. Застыв в том положении, в котором находился и с чашкой у самого носа, мужчина покосился сначала на отвар, а потом на девушку, еще с несколько секунд раздумывая, не было ли это уловкой ледышки. Но почему-то в ее взгляде Эйнохэил не находил ничего сродни ехидства, коварства или же простого интереса, мол как на него это пойло подействует. А вот нечто похожее на тревогу и беспокойство уловить не составляло никакого труда. И если бы не высокая температура и изнеможенность организма, то Бэйнар припомнил бы Альвэри ее отвратное поведение относительно немногими часами ранее, отмечая, что в ее внезапно проснувшейся совести, и как следствие – заботе, не нуждался. Но… сейчас сознание не поворачивалось ни то, что бы на прошлые обиды и ссоры, а и на такие простейшие действия, как взять-таки сунутую ему чашку. Пить или не пить: вот в чем вопрос. И раньше бы мужчина, не задумываясь, осушил предложенную ему посуду с выпивкой, без каких либо там вопросов. Однако в данную минуту лечебный настой вызывал в Бэе некое смятение на счет его употребления. А встать на ноги побыстрее, как ни крути, а все же, Тейаровски хотелось. И именно поэтому, пораскинув оставшимися не замороженными и не простуженными кусочками мозга, Эйнохэил таки принял чашку из рук девушки и отпил глоток. Было ли это то самое снадобье, коим поила его в детстве Аманда, так и осталось не ясным. Мужчина не смог упомнить все вкусовые свойства настойки, а присутствующая горчинка была неотъемлемой частью, казалось бы, всех травяных отваров.
Отпив примерно одну треть настойки, и тяжело закашлявшись, Бэйнар посмотрел на ледышку и протянул ей чашку. Хотя, по настойчивому взгляду Альвэри и тому, что она не собиралась принимать у него недопитый отвар, было понятным – вернуть мужчина должен был ей пустую посуду. Едва не пролив остатки напитка в приступе кашля, который отступил через какое-то время, Бэй поморщился и принялся допивать настойку через «не могу». Залив наконец в себя целебное снадобье, он немного приподнялся, принимая полу-сидячее положение и откидываясь спиной на подушки. Эйнохэил попытался сам поставить чашку на тумбу, но не сумел дотянуться. Ему пришлось привстать и податься в нужную сторону всем корпусом, не обращая ровно никакого внимания на то, что для поддержки Бэйнар ухватился за плечо ледышки. После всего проделанного и достаточно медленного маневра мужчина снова опустился на кровать, даже и не думая засыпать. «Бальзам. У меня же бальзам еще остался!», - вяло, но все же торжествующе произнес он в мыслях, вновь рыпнувшись и сгибая ноги в коленях. От такого резкого движения голова тут же загудела, и чтобы унять малоприятные ощущения, Бэй зажмурился, сквозь напавшую на лицо челку, которую и убирать не собирался, потер веки и медленно выдохнул. «Да, это тебе не до тумбы тянуться». Но, тем не менее, как бы фигово ему не было, а Эйнохэил продолжил свои попытки подняться с постели, мало замечая реакцию Альвэри на это.

+1

9

Какое-то время еще недоверчиво попялясь то на нее, то на чашку с напитком под носом, Бэй все же надпил, после пытаясь вернуть оставшееся. Однако, видимо, ее взгляд в сей момент был очень красноречив, потому что парень, пусть и с кислой миной на лице, допил остатки отвара. Ну вот и хорошо. В кои-то веки прислушался к голосу разума, - чуть улыбнувшись подумала девушка, намереваясь взять уже пустую чашку из рук больного. Но у Бэя были свои планы на сие. Парень решил самолично избавится от чашки, немного отдышавшись на подушке и желая поставить ее на прикроватный столик, но, видимо, сил у него было не больше, чем у воробья под коленом в этот момент, ибо потянувшись, он едва не рухнул, для поддержки ухватившись за ее плечо. Альвэри интуитивно дернулась, но усидела на месте, отведя глаза и справляясь с новым, накатившим ощущением легкого озноба и какой-то непонятной тревоги. Благо, все это длилось не настолько долго, чтобы лоддроу начала по-настоящему нервничать. В следующее мгновение знакомый улегся на кровать. Девушка чуть заметно, с облегчением выдохнула, намереваясь подняться и предложить ему поужинать. Авось проголодался, хотя навряд ли организм, пытающийся побороть болезнь, захочет еще и отвлекаться на переваривание пищи, а вот воды можно было принести, чтобы унять жажду.
Однако ни додумать, ни подняться она не успела. Бэй с какого-то перепуга снова чуть не подскочил на кровати и дернулся вперед, при этом ему явно стало не по себе от своих же телодвижений. Альвэри нахмурилась. Ну и куда ты намылился в таком состоянии? - вопросительно воззрилась на парня лоддроу, наблюдая за дальнейшими действиями, готовая в любую минуту вернуть неугомонного больного в кровать. - Может, стоит усыпить все же...Попытки Бэя могли бы показаться смешными, но у Альвэри с чувством юмора не всегда складывалось, особенно в подобные моменты. Видя, что парень упорствует в своем желании свалиться колобком с кровати, лоддроу положила ладонь ему на плечо и крепко сжала.
- Бэй, успокойся. Куда ты рвешься? - чуть тряхнув за плечо, пытаясь обратить на себя внимание парня, проговорила девушка. Может он бредит?- проскочила обеспокоенная мысль.- Замечательно тогда. К кровати его теперь привязывать что ли?
Тем временем Бэй полностью игнорировал ее попытки вразумить, уперто пытаясь выбраться с постели. Она приметила, как сосредоточенно он гипнотизирует взглядом свою брошенную сумку. Альвэри глубоко вздохнула. А попросить, не? Язык отсохнет? С каким бы удовольствием она сейчас высказала все, что думает о его упрямстве, но толку в этом было никакого, как и удовольствия от реакции на ее слова, если такая цель вообще преследовалась бы. Посему лоддроу, собрав все свое хладнокровие, на какое могла быть способна в данный момент, поднялась с кровати, перейдя чуть подальше от того места, к которому успел доползти неугомонный гость. Не говоря ни слова, девушка быстро забралась на кровать, сев перед Бэем и крепко ухватив того за плечи, пресекая тем самым любые движения в выбранную парнем сторону.
- В моем доме ты будешь меня слушать, - спокойно проговорила лоддроу, сверля парня взглядом и чуть толкнув назад. - И я хочу, чтоб ты вернулся под одеяло. Не потом, не позже, а сейчас, иначе я тебя самолично уложу так, что до утра будешь валяться, укутанный как ребенок малый в пеленке. Поверь, в твоем состоянии сила на моей стороне и мне хватит дури сделать задуманное. Ты этого хочешь? Сомневаюсь. Поэтому, марш назад, - закончила Альвэри, еще разок толкнув парня назад, да так, что едва сама не завалилась следом.

Отредактировано Альвэри (2014-01-01 18:56:19)

+1

10

Бэйнар не мог ответить словами на просьбу Альвэри не рваться не пойми куда и зачем, а объяснять на жестах его стремление добраться до сумки и откопать в ней бальзам Кахары, мужчина не хотел, так как это, по его мнению, было потерей времени. Так что, не смотря на все попытки девушки остановить Эйнохэила, он продолжил уперто рыпаться вперед, желая все же подняться с кровати, и не ведомо как доползти до кинутой сумки. Но и ледышка не собиралась отступать в своем стремлении уложить Бэя обратно на подушки, вдруг забравшись на кровать и сев прямо перед мужчиной, при этом обхватив его за плечи. От этого он застыл, словно статуя, испуганно уставившись на Альвэри и не понимая, чего она от него хотела. Но уже через считанные секунды девушка самолично ответила на молчаливый вопрос Бэйнара, застывший в его глазах.
- В моем доме ты будешь меня слушать. И я хочу, чтоб ты вернулся под одеяло. Не потом, не позже, а сейчас, иначе я тебя самолично уложу так, что до утра будешь валяться, укутанный как ребенок малый в пеленке. Поверь, в твоем состоянии сила на моей стороне и мне хватит дури сделать задуманное. Ты этого хочешь? Сомневаюсь. Поэтому, марш назад, - голос ледышки был спокоен, словно та говорила вещи, о которых прекрасно знала и догадывалась, не посчитав их достаточно важными для Эйнохэила.
Толчок Альвэри легко вывел мужчину из равновесия, и он свалился обратно, собираясь с мыслями и новыми скопленными второпях силами, чтобы подняться. Отступать от задуманного Бэйнар не собирался. «Ты не понимаешь, Аль, мне нужен этот…», - кашлянув себе в кулак, и на первый взгляд, сдавшись, распластался в постели и произнес про себя Бэй. Он как-то виновато посмотрел на девушку, заведомо зная, что она не поймет о чем он так сожалел, и в следующую минуту, не смотря на все ее попытки угомонить мужчину, вновь приподнялся, опрокидывая ледышку на спину, и по инерции сваливаясь на нее следом. Все-таки та сидела у него на ногах! Голова моментально закружилась, отчего Бэйнар далеко не сразу понял все происходящее и тупо воззрился на подмятую под себя девушку. Более того, от накатившего на него какого-то чувства нереальности, кое бывало от прилично выпитого количества алкоголя, а сейчас продиктованное болезнью, Эйнохэил не то, чтобы отдернулся назад, а наоборот, подался вперед, утыкаясь носом в щеку девушки и переводя дыхание. «Бальзам», - закончил мужчина мысль и добавил: «Он не даст…». И тут Бэй прервал самого себя, вспоминая, что в сумке осталась пара листов не исписанной бумаги, и можно было постараться изложить все то, что он прокручивал у себя в голове сейчас на них. Не без труда опершись на руки и вытащив из-под Альвэри ноги, Бэйнар, будто бы препятствие, обошел стороной девушку, уложенную им на постель, и потянулся к сумке. Когда он подтащил ее к себе и извлек оттуда пузырек и нужные письменные принадлежности, то попытался написать всю суть его действий для ледышки. «Я не засну если выпью для меня это важно». Расставить знаки препинания Эйнохэил не удосужился, потому, как не в них была суть. Бэй выпустил карандаш из рук, позволяя ему упасть на пол, и протянул лист в сторону Альвэри, не в силах пока что сдвинуться с места и сжимая в одной руке бальзам Кахары.

+1

11

Видимо, у Бэя совсем сил не было, раз совершенно не способен сопротивляться легким толчкам, подумала девушка, наблюдая как тот откинулся назад. Благо, у нее с равновесием было все в порядке и она уже собиралась было слезть с кровати, когда парень сделал не совсем то, что от него не только просили, но и ожидали. Несмотря на видимую слабость, вызванную болезненным состоянием, он смог провернуть то, что ввергло Альвэри в полнейший ступор в следующее мгновение. Не успела она слезть с кровати и, собственно, с ног Бэя, как в одно мгновение очутилась на спине, изумленно охнув. Ладно бы, если только этим все и закончилось, так виновник всего еще и привалил ее собой, лишая возможность спохватиться. Девушка ощутила горячее дыхание парня, которое моментально обожгло щеку, растекаясь в мгновение ока по телу теплой волной, параллельно с немым изумлением смущая ее. Конечно, о том, что парень решил из нее сделать кушетку, она и не думала. Даже очутившись в столь щекотливом положении не по своей воле, лоддроу понимала, что все произошедшее продиктовано, скорее всего, больным сознанием. Однако сие мало утешало. Параллельно с волной тепла, коей откликнулось тело на прикосновение, его начал пробирать и озноб, будто пытаясь вернуть себе права на территорию. Спину свело от прохладной испарины, мгновенно выступившей на оной. Тысячи иголок впились в живот, рук, грудь. Альвэри прикрыла глаза, шумно выдохнув и сжав кулаки, жамкая тем самым простынь, на которой очутилась. Возможно, в сэтот момент она как никогда могла походить на ледяное изваяние, застывшее на кровати. Ощущения смешались, мешая адекватно думать и налаживаясь одно на  другое. В сей момент лоддроу сама была способна на любую глупость и возможно ее бы сделала.
Благо, Бэй не стал долго прохлаждаться на ней и снова принялся, снова целенаправленно пытаясь добраться до своей треклятой сумки. Пока парень был этим всецело занят, девушка попыталась совладать со своими страхами и эмоциями, проклиная всех и вся в этом мире. Лоддроу уставилась в потолок невидимым взглядом, будто искала там какие-то ответы на вопросы только ей известные и никому в голос не заданные. Краем ушей она слышала, как Бэй копошился в сумке, шелест бумаги, стук чего-то, упавшего на пол, но продолжала молча обуздывать себя. До тех пор, пока парень не сунул ей под нос лист бумаги. Это вырвало ее с легкого оцепенения и вернуло в насущные реалии. Альвэри бросила слегка затуманенный от пережитых ощущений взгляд, протянув руку за листом. Рука предательски дрожала, что вызвало мгновенную вспышку злости на себя. Резче, чем того стоило, девушка выдернула лист бумаги из рук Бэя и села, быстро пробежав по написанным строкам. Изогнутая бровь была единственной реакцией на оное. Ну конечно же! Что ему еще в этой жизни надо больше, чем любимая выпивка? Подумала девушка, молча выбираясь из постели на непослушных ногах. Не будь парень больным она могла бы его даже ударить в сердцах, это девушка осознала так ясно, что даже поморщилась. В то же время она скомкала почти чистый лист бумаги, поднявшись и одним метким броском отправив его в камин. Ее до сих пор трясло и она неосознанно потерла переносицу, будто тем самым пытаясь успокоится. Какое ей дело до того, что, даже еле шевелясь от изнеможения, парню хотелось выпить? И что это за безрассудное желание не спать, когда сон просто необходим?
- Можно было просто попросить,   - глухо проговорила Альвэри, глядя как языки пламени с жадностью поедают бумагу. - Сейчас вернусь,– снова коротко бросила лоддроу, направившись к двери.
Альвэри нужно было успокоиться, привести чувства в порядок, сбросив с себя осадок, оставшийся после пережитого, но оставить этого непутевого дурака одного на долгое время девушка тоже не могла. Осознание этого начинало уже бесить. Как и дрожь в руках и ногах, бешено колотящееся сердце в груди, а еще щека, продолжавшая гореть в месте, где ее коснулись. Девушка подошла к двери в свою комнату и просто уткнулась в нее лбом, прикрыв глаза. Что-то совсем все не так, как должно быть, совсем…Глубоко вздохнув, обняв себя за плечи и потерев их, словно пытаясь согреться, лоддроу прошла в комнату. За окном давно наступил поздний вечер, упорно двигающийся в ночь, а ей так и не удалось хоть немного отдохнуть. Может поэтому тело и реагирует дополнительной порцией иных ощущений? Ей банально стоило отдохнуть, но пока что это было тяжело сделать. Что же, будем надеяться, что это все не зря, - устало потерев пальцами переносицу, подумала девушка, пройдя к письменному столу и принявшись копаться в одной из тумбочек. Вскоре лоддроу выудила оттуда небольшую тетрадь, в конце которой явно не хватало пары страниц и карандаш. Ее еще немного знобило, но тем не мене, уперто поджав губы, со всем этим девушка вернулась в комнату гостей, положив рядом с Бэем принесенное с собой. Альвэри вернулась достаточно быстро, несмотря на заминку с приведением себя в чувство и застала Бэя в том же состоянии и позе, в которой бросила минутой ранее.
- Вот это можешь свободно использовать для писанины. Своих запасов у тебя может просто не хватит на все время - проговорила Альвэри, не глядя на парня. – А теперь, будь любезен, залезай под одеяло обратно. Никуда твое пойло не денется. Не заставляй меня тебя укладывать…- девушка бросила косой взгляд на парня, снова по непонятной причине слишком яро ощутив на щеке невидимую «отметину» и неосознанно потянувшись к ней.

+1

12

- Можно было просто попросить. Сейчас вернусь, - произнесла девушка как-то совсем уж глухо, что ли, или это всего лишь казалось – Бэйнар разбираться не стал.
Однако голос  Альвэри заметно дрожал, чего она явно скрыть либо не пыталась, либо не могла. Не поднимая головы и не смотря, куда же там направилась ледышка, мужчина мысленно ответил ей: «Я баран». Он был, как всегда честен перед самим собой, и прикрываться какими-то там несуществующими мотивами не намеревался. Те минуты, за которые девушка успела отлучиться и вернуться обратно, показались целой вечностью, за коею Бэйнар так и не соизволил даже пошевелиться, позабыв про бальзам и начав медленно погружаться в сон. Выдернула его из полудремы все та же Альвэри, вошедшая в комнату и бросившая рядом с ним какую-то тетрадь и карандаш.
Эйнохэил едва заметно кивнул, что было не совсем понятным, с чем именно он соглашался. А согласие его распространялось лишь на первую часть сказанного в его адрес ледышкой. «Ну, я же баран… Тем более там жарко. Ты не представляешь, как там жарко! Как бы то ни было странным, мне в сугроб залезть охота и…», - накатывающее чувство усталости брало над сознанием верх, заставляя Бэя вновь почти задремать, - «остаться там…». И если бы не сжатый в ладони бутылек, что почти выкатился в тот момент, когда засыпающий начал разжимать кулак, Бэйнар так бы и провалился в сон, наверное, уже проспав до самого утра и мучаясь от жутких кошмаров. Но этого не случилось, и снова очнувшийся мужчина, так и не сдвинувшийся ни на сантиметр в сторону, и не принявший нормальной для сна позы, потянулся за карандашом, схватив его в свободную руку и принявшись открывать данную ему тетрадь. Второй же рукой он крепко вцепился в бальзам, не желая потерять его.
«Ты думаешь там пойло?», - по-прежнему не соблюдая запятых, начал чиркать мало разборчивым почерком Эйнохэил, слабо заулыбавшись. Наивность девушки иногда просто поражала, невольно заставляя сравнивать ее с Айнэ. «Два сапога – пара то!». Мужчина наклонил голову и посмотрел на пузырек размером в два-три глотка максимум. «Да этим даже мышь не напоишь, Аль!». Улыбка на губах стала более заметной и широкой. С каких таких пор Бэй начал обращаться к ледышке по имени, да еще и сокращая его, он как-то мало задумывался. Это было подсознательно, на что пока что Бэйнар должного внимания не обращал. «Я просто не буду спать ______ это бальзам». Закончив кратко изъясняться, он отложил карандаш в сторону, перевернувшись на спину и вперившись взором в белый потолок. И пусть сейчас мужчина и вправду походил на малого ребенка, но забираться обратно под одеяло не собирался, лишь дальше отшвырнув его от себя.

+1

13

Альвэри видела, каких усилий стоило парню взяться за написание уже в тетради. При этом напиток он и не думал выпускать из рук, продолжая вызывать недоумение у лоддроу. Наблюдая за знакомым в процессе написания чего-то в ее тетради, она уловила тень улыбки на изможденном лице Бэя. Хотелось бы знать, о чем этот человек думает в этот момент, но увы и ах, сего ей не дано. Поэтому девушка терпеливо дождалась, пока Бэй выскажется, чтобы после прочитать написанное. Ее озадачила уже более явная улыбка, озарившая лицо знакомого. Что же это такого смешного она сказала. Впрочем вскоре парень внес некую ясность во все это, предоставив ей возможность ознакомится с написанным.
- Ты думаешь там пойло? Я просто не буду спать ______ это бальзам.
Альвэри негромко фыркнула в ответ на прочитанное, бросая тетрадь рядом с парнем, уже успевшим откинуться на спину и категорически не желавшим укрываться. Ладно, пускай, подождем.
- Бальзамы тоже бывают достаточно крепкими, - чопорно ответила лоддроу. - И неважно, что там всего ничего, судя по бутыльку. Тем более, что за дикое желание прогнать сон? Я не понимаю....Да и ты должен осознавать, что отдых твоему организму сейчас нужен как никогда, иначе это лишь продлит время на выздоровление, если не усугубит вообще.
Альвэри успела уже немного отойти от своего состояния, вызванного внезапной и возможно случайной выходкой парня. Теперь она стояла над ним, вопросительно выгнув бровь. Вернулось прежнее беспокойство, усиленное тем, что парень не стремился облегчить свою участь, а наоборот. Лоддроу не решалась отобрать пузырек, который тот сжимал, словно бальзам был последней надеждой в его жизни. Девушка надеялась, что как минимум Бэй сам вырубиться, устав от борьбы с болезнью и своих же телодвижений, что давались ему весьма нелегко. Но если уж он продолжит арканиться, то ей явно светит провести все время рядом с непокорным больным, все-равно не уснешь. Да и вдруг хватит силенок на мало-мальский разговор, в котором можно прояснить кое-какие моменты, засевшие в памяти. Не молча же, право, друг друга гипнотизировать взглядами, ожидая кого первым сморит сон...

Отредактировано Альвэри (2014-01-02 00:57:42)

+1

14

Бэй и не думал отрицать того, что было очевидным, кивнув в ответ девушки на то, что касалось ее слов о крепости бальзамов. Да и тем более, что он мало чего знал именно о том, который держал в руке. Все сведения по снадобью сходились к практике и выяснению того, что глотка было достаточно для того, чтобы прободрствовать как минимум сутки, а потом свалиться почти замертво и проспать, как убитый, несколько часов, или и того больше. Но с дурными снами у мужчины получалось отдохнуть не более полуночи, так что говорить за большее он не брался.
- …Тем более, что за дикое желание прогнать сон? Я не понимаю....Да и ты должен осознавать, что отдых твоему организму сейчас нужен как никогда, иначе это лишь продлит время на выздоровление, если не усугубит вообще.
«И не поймешь». Эйнохэил прикрыл глаза и снова улыбнулся. Может быть, на данный момент открытая и искренняя улыбка и смотрелась нелепо, но Бэйнар никак не мог прогнать ее с лица, недоумевая, почему же ледышка принялась так кичиться о его здоровье. Отделавшись от очередного приступа кашля, что на удивление дался мужчине легче, чем все предыдущие, он посмотрел на стоящую над ним Альвэри и все-таки заставил себя подняться, переползая к изголовью кровати и устраиваясь на подушках. Бэй не забыл прихватить с собой и тетрадь с карандашом, принявшись что-то писать. «Он мне не нужен. Я достаточно проспал в пещере, полагаю», - в момент написания сего, мужчина отвлекся, окинув ледышку быстрым и пристальным взором и вернувшись к письму. «Ты скажи лучше, где ты коня откапала?». Чтобы увести девушку с главной ее цели, Эйнохэил постарался перевести разговор в другое русло. Бэйнар кинул тетрадь себе в ноги, поближе к ледышке, все же отложив пузырек в сторону и понадеявшись на то, что и сам был в силах побороть сонливость. «А знатно мы цепанулись. Давненько я никого и никуда не посылал», - мужчина воззрился на Альвэри, параллельно нащупав рядом с собой прохладную материю, что некогда покоилась у него на голове, и, протер ею лоб, - «Да и поводов особых не было, чего уж там. Не каждый день просыпаешься в объятиях знакомой, да еще и малость шибанутой, лоддроу. Ха, а я то не намного ее лучше, наверное! Друг друга стоим!». На последней мысли Бэй осекся, не понимая, зачем и почему вообще ляпнул подобное. Он немного спустился вниз, ощущая, как начали саднить еще не совсем зажившие царапины на спине. Эйнохэил стерпел, чтобы не поморщиться, и привстал, пытаясь дотянуться рукой до беспокоящих его ссадин.

+1

15

Альвэри уже порядком начали приедаться эти загадочные улыбки. Было стойкое ощущение, что с ней играют и эта игра ей совершенно не нравилась. Она молча ждала ответ или каких-либо действий от парня, наблюдая как тот закашлялся и после переполз на подушку. Ну хоть в чем-то он оказался послушным. Лоддроу сдержалась, чтобы не набросить на Бэя одеяло. Во-первых, пот быстрее прогонит температуру с тела, нежели прохлада, во-вторых, она только сейчас начала замечать, что полунагота знакомого вызывает легкое смущение. Хотя, если вспомнить недавнее прошлое, он сейчас был достаточно прилично одет. Так в чем дело? Девушка насупилась. Ее начало раздражать собственное поведение, в котором ни с того ни с сего появлялись какие-то, ранее не замечаемые, странности. Тем временем Бэй успел что-то начиркать в тетради и бросил поближе к ней. Альвэри отвлеклась от самокопания в столь неуместный момент.
Взяв тетрадку, она присела в ногах у парня, прочитав написаное.
«Он мне не нужен. Я достаточно проспал в пещере, полагаю. Ты скажи лучше, где ты коня откапала?».
Лоддроу подняла глаза, прищурившись и вперив ненадолго взгляд в собеседника. Хитрим, значит? Ну хорошо, поиграем немного по твоим правилам. Сложив тетрадь и бросив ее обратно Бэю, девушка поудобней оперлась спиной о перило кровати, снова внимательно взглянув на знакомого. Она наблюдала, как тот вытер лоб и начал устраиваться поудобней. После проговорила.
- Дело не в том, поспал ты или нет, Бэй. Ты же не маленький и понимаешь, что я имею ввиду...полагаю, - на последнем слове она ухмыльнулась, мягко намекнув на его "отмороженные" мозги.
Да, таки без подначиваний друг друга они не могут провести и минуты, если находяться в относительном сознании. Тем не менее лоддроу все же решила ответить на вопрос Бэя, будто позволяя увести тему в другое русло. Кто знает, может и для себя получит какие-никакие ответы.
- Это гаррат, - коротко проговорила Альвэри, улыбнувшись. - И я его не откапывала, он сам. Если бы ты тогда не сбежал с пещеры, сверкая пятками, то сам бы стал свидетелем сего. Чтобы не сильно нагружать тебя легендами, мифами и всякими сказаниями, скажу так - это лошадь, которая может быть собственностью исключительно лоддроу, - она передернула плечами. - И я не преувеличиваю. Ледяная лошадь, если хочешь. Позже, если интересно, могу тебе нарыть книгу в библиотеке, почитаешь. А так...лошадка как лошадка, только с характером. Не признает на себе никого, как говорят, кроме нашего брата. Да и то, если всадник чистых кровей. Обычно их ищут, ибо где-попало не выращиваются. Эта лошадь с тобой до конца твоих дней, если вы "одной крови", - девушка снова улыбнулась. - То есть, у одного лоддроу может быть только один, свой, гаррат, хотя они могут какое-то время и послужить чужаку, пока не найдут своего. Но опять же, условие неизменно, только чистокровному чужаку. Своенравная лошадка, верно? - лоддроу внимательно следила за парнем, после внезапно очень заинтересовалась своими ногтями, чуть нахмурившись. - Я ответила на твой вопрос и теперь хотелось бы узнать один момент...Ты ведь не нем с рождения, м?
Альвэри подняла изучающий взгляд холодных глаз на собеседника, дабы не упустить ни одной эмоции, которая выдала бы состояние парня, а заодно и сказала, пытается он соврать или нет. Этот вопрос засел в голове у девушки еще на улицах, когда она впервые услышала явно "не такой" как надо кашель со стороны Бэя. Нет, лоддроу понимала, что даже немые могут кашлять, это и идиоты ясно, но ей удалось услышать не только это...Конечно, возможность того, что ей просто показалось, присутствовала, но тем не менее узнать стоило.

+1

16

Бэйнар отвлекся от своего занятия и уставился на девушку, которая принялась доказывать ему свое. И да, мужчина, конечно же, понимал, что сон был необходим для скорейшего его выздоровления, но укладываться все равно не спешил. Да и не то, чтобы не спешил, а просто наотрез отказывался по своим личным причинам, открывать кои пока что Альвэри не собирался. Эйнохэил сделал вид, что либо пропустил слова мимо ушей, либо согласился, не выказывая это даже жестами. Хорошо что после ледышка соизволила увести разговор в заданное мужчиной русло, за что Бэй, можно сказать, был ей благодарен.
«По ходу это все же не кличка», - усмехнулся он в мыслях, - «Хотя, что имя, что название масти – а слово все равно звучит не ахти».
- …Если бы ты тогда не сбежал с пещеры, сверкая пятками, то сам бы стал свидетелем сего…
«А вот если бы ты не сверкала всем, чем только можно, и не вела себя, как полоумная, то мне бы и бежать оттуда не пришлось!». На этих мыслях Бэйнар откинул в сторону материю, что к тому моменту уже становилась теплой, видимо, от его же температуры, и продолжил внимательно слушать, пока что не желая комментировать сказанное девушкой. Как ни крути, а почему-то начатые с разных концов разговоры, что с его, что со стороны ледышки, в конечном итоге приводили обоих к случившемуся в пещере. «Да и толку мне было там оставаться? Высказались, разошлись – замечательно!». Пусть и редко, а голова у мужчины начинала варить в правильном направлении, если можно было так выразиться, и прежде, чем распускать кулаки, он все-таки думал, к чему могла привести та или иная потасовка. Да и тем более не опустился он еще ниже статуса трактирного забулдыги, чтобы поднимать руку на девушку.
- …которая может быть собственностью исключительно лоддроу. И я не преувеличиваю. Ледяная лошадь, если хочешь. Позже, если интересно, могу тебе нарыть книгу в библиотеке, почитаешь…
На этом отрезке пояснений Альвэри, Эйнохэил отвел взгляд в сторону и попытался скрыть улыбку собственным мыслям. «Ну, еще бы, кто другой на ней поди в миг жопу и не только отморозит, вот и не катает Гаррат потому что заботится!». На слова же о книге, мужчина, не сдержавшись, решил ответить письменно. Он взял брошенную ему обратно тетрадку и карандаш. «Я тебе тоже могу одну книгу нарыть. «Большой атлас по физиологии всех человекоподобных рас Фатарии» называется. Почитаешь. Авось и чего нового для себя откроешь». Кинув изложенное на бумаге поближе к девушке, Бэйнар сложил руки на груди и вперил полный любопытства взгляд в сидящую на другом конце кровати. На его лице не было и намека на улыбку, а лишь ехидная ухмылка набок красовалась на губах.
- …Своенравная лошадка, верно? – Поинтересовалась ледышка и отвела взор от мужчины, начав рассматривать свои же руки.
Бэй кивнул, все еще ожидая того момента, когда Альвэри потянется за тетрадью, чтобы прочитать его писанину. Но девушка пока что медлила, а вот ее следующий вопрос, заданный совсем неожиданно, заставил Эйнохэила сменить праздное любопытство на удивление, что не сумело скрыться от глаз девушки. В первые секунды он даже растерялся, никак не ожидая такого крутого поворота в их разговоре. Однако, не смотря на взбудораженные эмоции, Бэйнар смог взять себя в руки и уже с серьезным выражением лица просто одобрительно кивнул в ответ. Врать он привычки никогда не имел. Тем более, что даже не будучи немым с рождения, можно было потерять дар речи, скажем, нечаянно откусив себе язык. Нет, конечно же, у мужчины с языком было все в порядке, но это так, он привел всего лишь один вариант возможной немоты из тысячи других. Бэй поднялся и, присев, дотянулся до тетради, отчеркнув предыдущие строки и добавив ко всему написанному пару новых. «Но и немые же имею право смачно покашлять, если ты об этом», - попытался отшутиться Эйнохэил, но уже после добавили  мало имеющие к шуткам слова, - «Неру я не говорил. Да и он сам никогда не спрашивал. Так что, видимо, догадалась об этом только ты одна. Фиговый из меня, видать, фокусник, если даже скрыть не сумел». Бэйнар улыбнулся, возвращая написанное обратно ледышке.

+1

17

Альвэри заметила растерянность, явно проступившую в первые мгновения после ее вопроса. Видимо, Бэй мог ожидать какого хочешь вопроса, только не этого. Неужели за все годы его жизни никто об этом не спрашивал. Если он не был нем, то скрывать сие в первое время уж точно было трудно. А Нерикс знает? - проскочила запоздалая мысль. Все-таки други-сабутыльники, как ни крути. Впрочем, Бэй не стал тянуть с ответом, снова взявшись за тетрадь, которую ранее бросил уже ей. Однако, то ли она не заметила, то ли увлеклась рассказом, пусть и коротким, но тем не менее не успела прочить то, что там было написанно и сейчас оставалось дождаться, пока парень снова закончит писанину. Немного погодя девушка уже держала в руках тетрадь, прочитав первое предложение в ней.
«Я тебе тоже могу одну книгу нарыть. «Большой атлас по физиологии всех человекоподобных рас Фатарии» называется. Почитаешь. Авось и чего нового для себя откроешь» - она с легким недоумением уставилась на парня.
Неужели там о его мнимой немоте написано. Она сомневалась в данном утверждении, так как это предложение было написано ранее, чем последовавший ответ на интересующий ее вопрос. Лоддроу изогнула бровь.
- Прошу прощения, если ввиду своей плохой осведомлености касательно вашей "человекообразной" расы я допустила какое-то упущение. Никоим образом не хотела зацепить сим твои утонченные чувства чувства, - наглая ухмылка, говорившая совершенно о противоположном, зазмеилась на губах. - Но раз ты это такой животрепешущий момент, который так волнует, может сам просветишь? Лучше же от первоисточника узнать, нежели читать в каких-то книгах...
В глазах лоддроу в этот момент явно читалсявызов. Однако самое забавное было то, что внутренне она продолжала недоумевать, к чему Бэй сие ляпнул. А пока он думал над сказанным девушкой, она принялась читать следующее предложение.
«Но и немые же имею право смачно покашлять, если ты об этом.- Я этого и без тебя понимаю, - мысленно прокоментировала Альвэри, продолжая чтение. - Неру я не говорил. Да и он сам никогда не спрашивал. Так что, видимо, догадалась об этом только ты одна. Фиговый из меня, видать, фокусник, если даже скрыть не сумел».
На последние слова Бэя девушка усмехнулась, потянувшись и возвращая тетрадку. В следующее мгновение лоддроу сползла с кровати, направившись к камину и подбросив туда пару поленьев.
- Тебе в ту минуту было не до фокусов, - проговорила Фенрил, глядя на танец огня. - Да и я обратила внимание случайно, до сего момента не будучи уверенн в том, что мне не показалось, что кашель был не просто кашлем, - она обернулась, внимательно посмотрев на парня.
Лоддроу колебалась, стоит ли развивать данную тему, ведь не зря Бэй не акцентировал на этом внимание и не разглагольствовал на каждом углу. У всего есть свои причины и не всегда приятные воспоминания за ними следуют. У нее тоже есть о чем помолчать. При воспоминании об этом лоддроу нахмурилась и отвернулась, снова вперив взгляд в огонь. Однако, она не стала предаваться неуместным мыслям в сей момент, что могло знатно испоганить и так долгих вечер, поэтому Альвэри развернулась и зашагала к двери.
- Странно, что Нерикс не заметил ни разу. Хотя, возможно, его устраивает сложность общения, - с легкой улыбкой проговорила девушка, подхватив с прикроватного столика чашку и продолжив путь. - Я сейчас вернусь.
Лоддроу выскользнула с комнаты, направившись вниз и заглянув для начала в гостинную. Аравиэля ни видно, ни слышно не было. Загулял, братец, - усмехнулась девушка, направившись на кухню.

+1

18

- Странно, что Нерикс не заметил ни разу. Хотя, возможно, его устраивает сложность общения, - проговорила ледышка, добавив в конце: - Я сейчас вернусь.
После этого она покинула комнату, прикрывая за собой дверь и скрываясь в темноте коридора. Бэю оставалось лишь проводить Альвэри все теми же мыслями, какое-то время глядя ей вслед. «Я не болел при нем. Вот он и не замечал», - коротко ответил про себя Эйнохэил и отвел взгляд от уже закрытой двери. Он поудобнее устроился в постели и теперь, когда остался один, спокойно вздохнул, слыша, как из груди вырывалась свойственная при кашле хрипота. К слову, надо было заметить и некоторые улучшения его состояния, пусть и незначительные, но все же! Сильный насморк теперь уже не так беспокоил, перейдя в заложенность носа, а горло после выпитой травяной настойки чуть-чуть успокоилось, что, однако, было временным эффектом. А для дальнейших положительных результатов на пути к выздоровлению мужчине и вправду необходим был хотя бы короткий сон и прием отвара.
Отвлеченный разговором от своего нынешнего состояния, теперь же Бэйнар вновь ощутил всю палитру недомогания, начиная даже жалеть о том, что ледышка ушла. Но, как бы там ни было, а вешать нос он не собирался, втянув воздух ноздрями насколько мог, и, оценивая тем самым шансы задохнуться во сне. «Не, малы, что успокаивает», - подытожил  в мыслях Бэй и начал уговаривать самого же себя заснуть. «Подумаешь, еще разок то и всего?! Как обычно, проспишь не больше пары-тройки часов, а там покажется все несколькими минутами… Криков и ужаса! Нет! Нет, на фиг мне такое счастье!», - что весьма хреново получалось поначалу. Бэй покосился на бутылек с бальзамом, тут же зажмурившись и пытаясь представить, чтобы делал, если бы спасительного снадобья у него не было под рукой. «Ну что ты за мужик то?! Даже заставить себя не можешь! Как-то же без него обходился до этого и ничего, жив до сих пор!..», - немного поумерив пыл, мужчина открыл глаза и вновь посмотрел на склянку, словно гипнотизируя ее. «Если я сейчас пивну, то бальзама там останется на раз. Но надо признать, что Альвэри права, и мне нужен этого гребаный сон. Я просто-на-просто попусту истрачу глоток, который может пригодиться мне, быть может, в недалеком будущем». А вот такой расклад был куда убедительнее. Все же не все мозги, видать, были еще отморожены. А может быть, и просто оттаивали, медленно, но верно. Надо было сконцентрироваться на чем-нибудь, пока Эйнохэил мог, оттягивая тем самым минуты сна. В голову тут же пришли слова ледышки, кинутые с явным вызовом в адрес мужчины. «Что ты там говорила? Сам просветишь? Ну уж хрена с два!». Цепляясь одной рукой за край тумбы, Бэйнар в который раз подтянулся и приподнялся в кровати, тяжело отдышавшись. Он взял в руки тетрадь и перелистнул исписанную страницу, принявшись отвечать. «Заведешь себе мужика, он тебя и просветит, будь уверена. Мой же фокус-покус ты пропустила мимо глаз, а поси посему помочь более ничем не могу». Он поставил точку в конце предложения, уже собравшись отложить тетрадку, но помедлил. В неровном пламени камина и под тем углом, которым держал Бэй листы, можно было заметить отпечатки букв, пляшущие красивым, но, видимо, слишком уж «эмоциональным» почерком. «Как же ты на перо давила, чтоб все это до сих пор можно прочитать при желании?». Задался вопросом мужчина, не решаясь сделать задуманное. Конечно же, лезть в чужую жизнь ему не хотелось, но любопытство все же подстегивало узнать, о чем же когда-то давно могла писать Альвэри. «Авось, не любовные записки и пронесет!». Немного дрожащей от учащенного и сильного сердцебиения рукой Эйнохэил принялся стирать острый карандаш на «не написанной» странице, и когда тот достаточно затупился, Бэйнар приступил к зарисовке, или же выявлению текста, тут кто как назовет. Прищурившись, он попытался прочитать отрывки, что были более-менее разборчивыми. «Прикосновения не приносят ничего, кроме боли. Хотя ты это знала, но молча терпела...не оправдано все, жестоко. Может всего лишь нужно было оставить тебя в покое. Пусть как кукла, всегда с аккуратностью переносимая с места на места, зато...живая…». Он нахмурился, не понимая, о ком шла речь. Но то, что он читал, не вселяло ничего, кроме какого-то ужаса и горького сожаления. «Но ты молча сносила нашу губительную любовь, выраженную в касаниях, объятиях, поцелуях...и просто ушла. Глупо, мама...». На этом строки обрывались, превращаясь совсем уж в неразборчивые каракули. Бэй оторвал взор от тетради, вспоминая, что девушка говорила ему лишь о ее отце и братьях. Получалось, что ее покойная мать страдала от редкого кожного заболевания, о котором, как ни странно, мужчина слышал от своей собственной мамы, но самолично никогда с ним не сталкивался. «Если оно и так, то вы все-равно не могли ничего поделать. Тут не только в прикосновениях дело». Он хорошо помнил, что даже малейшая складка на одежде могла причинять больному жуткую боль, ложась на тело отпечатком в виде синяка или же ожога. Или еще чего – а вот в таких подробностях память подводила. Отвлекаясь от собственных воспоминаний, Эйнохэил потер переносицу и вернулся к дневнику. «Не спать, ну же!.. Они неприятны. Это дикое желание содрать с себя кожу от этого противного ощущения и ударить с криком - не трогайте меня! Просто не трогайте, оставьте в покое…», - продолжая читать про себя, Бэй понимал, что речь в тексте шла уже не о покойной матери, а «открывшееся» его взору было собственными переживаниями ледышки. Мужчина опустил тетрадь и поджал губы, уже пожалев, что вообще принялся за прочтение. Возникло дикое желание зашвырнуть дневник куда подальше и развидеть все, что успело проскочить буквами перед глазами. Что было куда страннее, так это чувство непонятно откуда взявшейся злости и всплывающие в памяти слова брата Альвэри, зазвучавшие в сознании, будто бы тот находился сейчас рядом, и ответ девушки на них:
« - Ты что с ним сделала, Аль? И с каких пор ты позволяешь себя…
- Закрой рот, Виэль».
Это только лишь подтверждало строки на листке, заставляя Бэйнара чувствовать себя в какой-то мере виноватым перед его знакомой. А это, надо было заметить, удавалось не каждому. Даже перед мохнатым после очередной стычки, произошедшей по вине самого мужчины, который ко всему прочему мог оказаться в корне не правым в чем-то, чувство вины просыпалось довольно-таки редко. Эйнохэил запустил пятерню себе в волосы и, откашлявшись, убрал с лица челку, не решаясь вновь заглянуть в тетрадь. «Почему ты молчала, Аль? Все это время ты просто молчала, как и твоя мать, полагаясь на случай, что никто к тебе и пальцем не притронется! Хотя», - мужчина еще больше сдвинул брови, стараясь упомнить, видел ли он последствия хотя бы своих вынужденных прикосновений к ледышке после истории с пещерой? Однако как бы он не старался, а разглядывал Бэй Альвэри всегда мельком. «А руки?! Я же брал ее за них!». Но нет, ничего ужасного типа шрамов или же синяков мужчина упомнить не мог. Он лишь снова с головой окунулся в строки написанного, чтобы таким образом уйти от вопросов, ответы на которые получить пока что не мог. «Мне и одной неплохо, правда...Никаких касаний, никакого страха. Я не хочу так...а по-другому не умею...вы не понимаете и никогда не поймете, вы не видели, как они убивают...». Не все давалось для прочтения с первого раза, потому как Бэйнар плохо разбирал почерк, а кое-где и вовсе не мог понять плохо выведенных букв. Приходилось перечитывать и иногда додумывать смысл строк самому. «А что если ты и вправду просто боишься и ничего более? Вот почему просила, чтобы грела меня сама. Но от перемены мест слагаемых сумма не меняется. Если ты была бы больна, то легче от этого тебе все равно бы не стало». Он прервался, унимая подступивший кашель и вытирая взмокший лоб. Сидеть в одном положении становилось невыносимо, да и Эйнохэил заметно начинал нервничать, отчего ужасно хотелось сорваться с места. Откинув одеяло и спустив ноги с кровати, он еще какое-то время посидел, переводя дыхание и собираясь с силами, а затем встал. Покачиваясь и шатаясь, будто бы был пьян, мужчина добрел до камина, для опоры вцепившись рукой в полку над ним. Он не забыл прихватить с собой и тетрадь, полный решимости дочитать до конца. Третьим и последним обрывком был стих:
«Как-будто старое пророчество
Тяготеет над душой давно
Присуще мне лишь одиночество.
Другого в жизни не дано.
Другое выпускает тьму,
Приносит слишком много боли....
»
Концовки Бэй не смог разобрать, что послужило лишь облегчением. Не долго думая, он вырвал зарисованные страницы вместе со своим последним ответом, не лишенным долей ехидства и подкола, и хорошенько скомкав листы, отправил их в камин. Мужчина простоял около огня пока не убедился в том, что от былых переживаний девушки ни осталось даже и пепла, и поплелся обратно до постели, рухнув на нее и выпуская из руки тетрадь. Весь путь по комнате туда-обратно дался ему с большим трудом, отчего Эйнохэил лишь вздохнул и прикрыл глаза, нормально укладываясь на подушки и пытаясь заснуть. Трагедия, что пережила когда-то Альвэри, была сравнима с его собственными кошмарами. Вот только их было видеть куда привычнее, чем что-то иное.

+1

19

Альвэри прошла на кухню, принявшись возится с продуктами. Она не сказала бы, что сильно проголодалась, но возможно перекусить захочет Бэй. В любом случае не помешает предложить, да и сама съест бутерброд-два. Ночь может оказаться долгой, как она уже успела подумать, если парень будет продолжать упорствовать в своем нежелании уснуть. Посему девушка принялась нарезать найденное в закромах мясо, сыр, хлеб, разложив после на  блюдо, вымыла пару яблок и разместила все на небольшом подносе для удобства. Кроме этого лоддроу снова принялась возится с травяным отваром. Авось отбросит свои мысли выпить пресловутый и, как она для себя решила, в данном случае вредный для здоровья бальзам. Вскоре с приготовлением было окончено и Альвэри, налив попутно себе стакан какого-то сока, не особо разобрав с чего сделан, аккуратно потащила все в комнату. Самое сложное было миновать лестницу и не навернуться вниз, накрывшись подносом и умывшись всем содержимым. Впрочем, потихоньку-помаленьку, а девушка выбралась на второй этаж и подошла к комнате для гостей. Теперь встала другая проблема - Как открыть дверь, если у тебя только две руки и обе заняты? По высоте она даже пятой точкой не сможет сдвинуть ручку с места, банально не дотянется.
- Лаадно, - ворчливо протянула девушка, поставив поднос возле стены. - Надо будет тут какой-нибудь столик поставить...- она открыла дверь, подхватив поднос и проникая боком в комнату.
С закрытием двери все было проще. Один удар пяткой и никакого волшебства. Кстати об этом, можно было так и дверь открыть. Вообще мозги не варят, - сокрушенно подумала лоддроу, продвигаясь к прикроватному столику, на который его и опустила. Выпрямившись, Альвэри посмотрела наконец на Бэя, собираясь уже предложить перекусить, если вдруг голоден, но заметила, что парню явно не по себе. Хотя он лежал с прикрытыми глазами, но она не была уверена, что знакомый спал. Легкая бледность проступила на чуть осунувшемся лице, выдавая то, как сложно ему дается борьба с болезнью. А казалось вроде отошел немного, - подумала девушка, нахмурившись и протянув руку. Прохладной ладонью она снова ощутила жар, исходивший от больного. Ну а чего она хотела? Чтоб он выпил чайку и по мановению волшебной палочки вмиг выздоровел? Держи карман шире...
- Да уж, и не поспоришь, - про себя проворчала девушка, сгребая материю и хорошенько выполаскивая ее в миске с водой, которую пришлось остудить уже на ходу. - Сейчас будет не очень приятно, - произнесла лоддроу, уже обращаясь к Бэю и аккуратно положив тому на лоб компресс. - Думала предложить тебе перекусить, но, наверное, сейчас это лишнее. А вот травяной отвар выпить придется.
Хотя девушка и обратилась к Бэю, но не была уверена в том, что тот ее слышит. Ее беспокойный взгляд блуждал по лицу парня, стараясь игнорировать его оголенный торс, что привлекал к себе, по неясным причинам, ее случайные взгляды, что было совершенно неуместно и тем самым злило. Поэтому она то и дело заставляла себя всматриваться в обостренные черты лица Бэя, будто в поисках признаков сознания или, на худой конец, уже сна. Все же лучше, чем болезненное бодрствование и тем самым истощение организма.

+1

20

Возвращения ледышки, ровно так же, как и ее бурчания самой себе же под нос, Бэйнар не услышал, очнувшись ото сна, в который успел таки провалиться, лишь когда Альвэри положила ему, показавшийся ледяным, компресс на лоб. Но, видно, болезнь забирала пока что больше сил, чем мужчина мог накопить за короткие моменты своего отдыха, потому как даже рыпнуться или же снять с себя матерью у него не получилось. А еще он мало чего помнил из последнего, что с ним происходило, по крупицам собирая раскиданные по сознанию кусочки воспоминаний. В память намертво врезались строки стиха из дневника девушки, а за ними пришло и все остальное: сожженные листы, прочитанное каким-то часом ранее, и его собственные мысли. Коснувшись компресса рукой, Эйнохэил оставил его на месте, переводя и сосредотачивая все свое внимание на ледышке. Та словно буравила его своим синим взором, изредка соскальзывая с лица куда-то ниже. Вот только наряду с обеспокоенностью, в глазах Альвэри читалось и еще что-то, чего Бэй пока не разбирал. Немного нахмурившись и убедив себя, что это все же ему казалось, мужчина искоса посмотрел на прикроватную тумбу, на которой уже красовался поднос с какими-то, насколько он мог видеть, бутербродами и яблоками. Ну, и, конечно же, настойкой.
Ледышка была права на счет еды, и перекусывать сейчас Бэйнару совсем не хотелось, а вот пить – чем больше, тем лучше. И это совсем не касалось алкоголя. Удерживая матерью на лбу, он поднялся, тут же подавшись обратно назад и откинувшись спиной на подушки. «Придется, так придется». Эйнохэил стянул кружку с отваром и поднес ее к губам, продолжая молча, тихо и спокойно наблюдать за бегающим время от времени взглядом девушки. «В золе что ли измазался?». Проследив за взором Альвэри, он наклонил голову и, вопросительно выгнув одну бровь, воззрился себе на грудь. «Да нет, вроде». Не обнаружив на теле никаких пятен, похожих на сажу или же еще чего-нибудь, мужчина принялся за питье, поставив кружку на тумбу только тогда, когда она была пуста. Затем он поджал губы, глядя куда-то в сторону двери и вниз и как будто бы размышляя над чем-то, а уже в следующее мгновение возвращаясь к происходящему. Бэй медленно потянулся к ледышке, накрывая ее руку своей и внимательно следя за реакцией. Он хотел убедиться в своих доводах, относительно того, что прочитал, и ничего более. Вместе со всей сосредоточенностью, в его взгляде читалось и спокойствие, которого, честно говоря, он ждал и от Альвэри.

Отредактировано Бэй (2014-01-02 23:34:37)

+1


Вы здесь » За гранью реальности » Город Мандран » Дом семейства Фенрил