За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Город Мандран » Дом семейства Фенрил


Дом семейства Фенрил

Сообщений 21 страница 40 из 258

1

http://sf.uploads.ru/dMNXK.jpg
Дом семейства Фенрил находился на одной из восточных улиц города, в достаточно спокойном и свободном от лишней суеты квартале. Представляет собой двухэтажное просторное здание, с вместительным погребом, рассчитанное на достаточно большое семейство и их комфорт. За ним находился сад с небольшой беседкой, окруженный высокой стеной. В глубине оного можно разыскать также хозяйственные постройки, уборные "домики", конюшню.
Первый этаж начинается длинным и просторным коридором. Справа по оному находиться большая гостиная с камином, прекрасно обустроена как для проведения вечеров в кругу семьи, так и для неожиданных приездов гостей. Далее по коридору расположен кабинет хозяина дома и "небольшая" библиотека. Слева же резкий поворот приведет в помещения кухни, столовой, двух ванных комнат, а также к выходу в сад, который начинается из красиво-оформленной террасы. Возвращаясь к коридору и минуя дверь в библиотеку, можно заметить резную лестницу, ведущую на второй этаж.
Второй этаж полностью состоит из комнат для отдыха и делиться на два крыла. Справа находятся спальня родителей, занимающая большую часть крыла и вмещающая в себя гардеробную и небольшую ванную, комната Альвэри с балконом и комната для гостей с камином. Левая часть крыла полностью принадлежит мужской части семейства - троим старшим братьям. Комнаты здесь заняты с первой по старшинству.
По всему дому висят или стоят канделябры со свечами либо лампы, которые прекрасно освещают дом в позднее время суток. Дом обставлен без вычурных излишеств, но с расчетом на  максимальный комфорт домочадцев и редких гостей, в спокойном, уютном и "домашнем" стиле.

Выход в сад.

http://s5.uploads.ru/eNGYZ.jpg

+3

21

В принципе, можно было догадаться, что холодный компресс выведет Бэя из дремоты, но это была вынужденная мера. Жар нужно было хоть как-то пытаться контролировать. То, что парень до сих пор не впал в бредовое беспамятство было достаточно хорошим знаком. Альвэри чуть заметно улыбнулась, наблюдая, как больной безропотно потянулся за настоем и осушил чашку. Ну хоть в чем-то он перестал упрямиться. Маленькая победа на любом поле боя уже что-то да значит. Лоддроу усмехнулась этому внезапному сравнению, отвлекшись тем самым от созерцания Бэя и посмотрев в сторону камина, не притухло ли пламя. В этот момент девушка и почувствовала прикосновение к своей руке. Резко повернув голову и интуитивно отшатнувшись назад, едва не выдернув руку следом, она воззрилась сначала на чужую ладонь, покоившуюся на своей, после перевела недоумевающий взгляд на Бэя. Спокойствие в его глазах, явно читаемое и неприкрытое, если и успокаивало ее саму, то совсем немного и ненадолго. Ей до боли хотелось сбросить его руку, но сей непонятный жест озадачил и посему она медлила. Может он хочет что-то спросить, попросить, а ты уже дергаешься, - принялась внушать себе Альвэри. - По-другому может не выразить чего-то...Написать же может! - звонко прокричал в ответ слегка истерический голос. И правда, все, что хотел бы донести Бэй до нее можно сделать посредством написание в тетради, незачем прибегать к прикосновениям. К тому же снова от места, на котором лежала рука парня начала подниматься теплая волна, раскатываясь по всему телу в мгновения ока. Но если с ней можно было мириться, то с начинающим пробивать в ответ на все это ознобом, никак. Так как природы первого явления, которое начало проявлять себя совершенно недавно, девушка не знала, то можно было приписать сие к новому проявлению своего страха, если не начинать паниковать и копнуть глубже, а там и до таблички - "И я болею", недолго.
Альвэри сжала пальцы, нахмурившись и аккуратно принявшись освобождать руку. Чтобы отвлечься от ощущений и не захлебнуться в них в столь неподходящий момент, она решила заговорить. Хотя на Бэя она перестала уже смотреть, сосредоточившись на себе.
-  Что-то случилось? Тебе стало плохо, пока меня не было? - выдавила девушка, пытаясь контролировать голос. - Если не хочешь кушать, могу принести сока или просто воды, чтобы жажда не замучила, ведь жар не отступил...- лоддроу глубоко вздохнула, пытаясь справиться с подступившим приступом паники.
Не сейчас, Тейар тебя раздери! Ну ничего же страшного не произошло! Всего лишь чужая ладонь...Не зубами же он вцепился, право! Вроде бы и доводы убедительны, и рассудок соображает, что за все время, что она провела в компании знакомых и не единожды оказывалась в более щекотливых ситуациях именно с Бэйем, ничего страшного не произошло. Она жива, здорова и может даже в нос дать при случае. Но при всем понимании, рука предательски дрожала, а мысли путались не меньше, чем ощущения в данную минуту окутавшие девушку. Время казалось остановилось и мгновения превратились в вечность. Сейчас освобожусь и все будет в порядке...Как раньше, как прежде...Надо заканчивать с этим всем.

Отредактировано Альвэри (2014-01-03 00:20:05)

+2

22

И, кажется, догадки Бэйнара начали подтверждаться. Наблюдая за ледышкой, можно было с полной уверенностью сказать, что она начала, пусть и не нервничать, но вести себя так, словно кол проглотила и теперь сидела ровно, сосредоточено и безо всяких лишних движений. А вся свобода и непринужденность куда-то мгновенно улетучились, оставляя неприкрытую дрожь в руке и проступающую сквозь выстроенную стену безъэмоциональности тревогу. Только вот уже далеко не за Эйнохэила, а саму себя. Сначала Бэй просто был сторонним зрителем, позволяя девушке увести сжатую в кулак руку, что была в разы меньше его открытой ладони, чуть дальше от себя. За все это время, пока Альвэри хмурилась, смотря куда угодно, только не на мужчину, и пыталась совладать с собой, он безотрывно сверлил ее взглядом. Бэйнар ожидал, что девушка не стерпит подобной выходки и попытается всеми мыслимыми и не мыслимыми способами поскорее окончить разыгравшуюся сцену. И был прав, хотя на все посыпавшиеся в его сторону вопросы, задаваемые едва не срывающимся на хрипоту голосом, который Альвэри весьма плохо пыталась контролировать, Эйнохэил отвечал короткими отрицательными движениями головы, четко давая понять, что хотел в данную минуту от ледышки совсем другого. Только после того, как девушка закончила, он приподнялся, снова перехватывая ее руку и заключая кисть в своеобразные тиски, только на этот раз, более крепкие. Мужчина тут же откинулся обратно, уводя за собой и Альвэри, буквально заставляя ее вернуть все так же сжатую в кулак ладонь на прежнее место. Так он продержал ледышку с добрую половину минуты, если не больше, ощущая, как начинала пылать ее рука, (но всего лишь от того, что у самого Бэйнара все еще не спадала температура), и как уже совсем открыто начинала вести себя девушка, не прячась более за поддельными эмоциями. Конечно же, он не стал доводить ее до истерики, выпуская руку и давая возможность перевести дыхание. Не факт, что ледышка после такого просто-на-просто не вскочила бы и не врезала ему как следует, или же проще – выбежала бы прочь из комнаты, но надежда умирала последней. Все было возможным, и зависело только от Альвэри. Все же, что мог после сотворенного, сделать Бэй, это объясниться. За что и принялся, пока девушка оставалась сидеть на постели. Он дотянулся до тетради, отыскав меж страниц и карандаш, и принялся за свой ответ. «Видишь? Там ничего нет. И быть не может. Если бы ты была больна, то уже бы Ильтару душу отдала, когда вздумала меня греть. Тут не играет роли, прикасался бы я к тебе или нет тогда. Это не болезнь, Аль, а твои страхи». Все написанное мужчина протянул ледышке, намеренно не став докидывать тетрадь и ожидая когда она сама возьмет листы у него из рук.

Отредактировано Бэй (2014-01-03 00:59:40)

+3

23

Освобождение от чужого прикосновения было мимолетным и Альвэри даже не успела вздохнуть от облегчения, когда ее рука снова оказалось в своеобразном плену пальцев Бэя. При всем его болезненном состоянии удивляла внезапная сила, с которой он держал ее. Кроме всего прочего, парень подался назад, лишая возможности сохранить желаемое расстояние между ними. Да какого ты делаешь? - уже с неприкрытым гневом, смешанным со все тем же недоумением от манипуляций знакомого и все возрастающей паникой, воззрилась лоддроу на Бэя, пытаясь вырвать руку. Тем временем кожа начала буквально гореть в месте прикосновения. Было такое ощущение, что в запястье впилась тысяча иголок. Остатки самообладания медленно, но уверенно исчезали в небытие. Однако столь же внезапно, как и заключил ее руку в своеобразный капкан, парень отпустил ее. Девушка отшатнулась, принявшись растирать запястье и отсев подальше, чтобы ему уже сложнее было продолжить свою странную игру. А именно на игру это сейчас и смахивало, ибо другого объяснения она не находила. Совсем от болезни мозги набекрень, что ли? - зло зыркая на знакомого, подумала Альвэри. Его только и спасало состояние болезненности от очередной ссоры.
Пока девушка приходила в себя, Бэй принялся что-то писать. Возможно, он объяснит свое поведение, что будет весьма кстати. Она не собиралась дальше играть в "Раздраконь лоддроу". Несколько раз глубоко вздохнув, пытаясь успокоится и загнать проявления своего страха поглубже, она увидела как Бэй закончил свою писанину и протянул ей тетрадь. На этот раз он не бросил ее, а держал. Лоддроу прищурилась, вперив подозрительный взгляд в парня, будто пытаясь найти на его лице признаки обманного маневра. Однако, не подметив ничего хитрого, она подалась вперед, резко выдернув тетрадь и вернувшись на прежнее место.
«Видишь? Там ничего нет. И быть не может. Если бы ты была больна, то уже бы Ильтару душу отдала, когда вздумала меня греть. Тут не играет роли, прикасался бы я к тебе или нет тогда. Это не болезнь, Аль, а твои страхи»- прочитала девушка, не поверив своим же глазам.
Лоддроу вмиг забыла о пережитом минутами ранее, даже от неприятных покалываний в запястье не осталось и следа. Она с изумлением взглянула на Бэя, после снова перечитала написанное. Внезапно дыхание сперло, сердце застучало настолько громко, что казалось вот-вот выскочит из груди, мысли лихорадочно "забегали", не зная за что уцепиться первым. Альвэри неосознанно потянулась к горлу, в следующий момент резко подорвавшись с кровати и взглянув на Бэя.
- Откуда...? Как ты узнал? - уже не особо сдерживаясь, спросила девушка, в следующий момент бросив тетрадь на постель и отмахнувшись. - Впрочем, неважно. Ты не понимаешь...Никто не понимает.
Девушка прошла к камину, нервно бросив в него пару поленьев и какое-то время погипнотизировав взглядом пламя. После она прошла к окну, уставившись в него невидимым взором. В мгновение ока, случайно оброненная фраза, ввергла ее в водоворот воспоминаний, от которых она столь долго и удачно отгораживалась надежной стеной отчужденности и напускного безразличия. Выпрямившись и застыв перед окном, девушка как никогда со стороны сейчас могла напоминать ледяное изваяние, застывшее раз и навсегда. Но то, что творилось у нее в душе в эту минуту могло сравниться уж точно не со стихией льда. Наплыв всевозможных, противоречивых эмоций захватил ее с головой, без возможности стряхнуть с себя это оцепенение. Боль от воспоминаний, неприятный озноб, с какого-то перепуга охвативший тело, удивление от того, что слова постороннего человека так смогли подействовать на нее, злость, гнев, больше на саму себя, чем на виновника теперешнего состояния, и еще что-то, глухим эхом пробивавшееся где-то из глубин сознания, но в этом эмоциональном урагане не опознанное...Лоддроу с трудом выдохнула в тщетной попытке сбросить оцепенение и совладать с собой...

Отредактировано Альвэри (2014-01-03 15:04:50)

+3

24

Но, чтобы в эти минуты не переживала девушка, а вскочить с кровати и кинуться прочь из комнаты, она не соизволила. Однако ураган смешанных эмоций открыто лег на лицо Альвэри, и читался в каждом ее неуверенном и вместе с тем дерганным, от охвативших чувств, движении. Бэй лишь мог наблюдать за скачком эмоций ледышки, которые она, к слову, прятать либо не спешила, либо была настолько ошарашена, что и не пыталась вовсе.
- Откуда...? Как ты узнал? Впрочем, неважно. Ты не понимаешь...Никто не понимает.
Эйнохэил даже не смог подобрать подходящего эпитета, чтобы с точностью описать прозвучавший голос девушки, настолько много в нем было намешано переживаний. Видимо, он умудрился задеть за самое больное, теперь же лицезря плоды своего старания. «Ну да, куда уж мне там», - вымученно произнес в мыслях мужчина и отвел взгляд в сторону от подорвавшейся со своего места Альвэри. О том, что она заметно нервничала, можно было судить не только по ее перебежкам от камина до окна. Он подавил подступающий к горлу кашель и бросил мимолетный взгляд на кинутую тетрадь, что покоилась на одеяле. Бэйнар уже убедился в том, в чем хотел. Но этого было мало для него. Уже было мало. А потому мужчина решил во что бы то ни стало доказать ледышке, что она была здорова, что касалось ее физического состояния. Как успел заметить Эйнохэил умом то у них вся компашка походила, как минимум, на душевнобольных, у которых, наверное, первым делом был поврежден именно мозг, и как следствие, восприятие всего окружающего.
Скинув со лба компресс и аккуратно, на сей раз, положив матерью на тумбу, рядом с миской, Бэй попытался встать с кровати, но не сумел. Скорее всего, все наскоро скопленные силы ушли на то, чтобы на какое-то время удержать руку ледышки в своей. «Находился, видимо, Тейар меня побери!». Мужчина шумно выдохнул, предпринимая попытку хотя бы дотянуться до тетради, и провозился так, пока не достиг своей цели. Все-таки закашлявшись, он опустился обратно на подушки и принялся писать. «Но и ты. Ты тоже не понимаешь, Аль. Откинь в сторону все свои эмоции и здраво взгляни на вещи. Я тебя еще раз спрашиваю, ты что-нибудь видишь после моего прикосновения?  Не ощущаешь, а именно видишь». Бэйнар прервался, давая руке отдохнуть, и запрокинул голову, борясь с начинающим давить на виски чувством сонливости. Он не хотел упоминать в своих словах того, что знал из-за чего, а именно кого, наверное, уже на протяжении многих лет, страдала девушка. Он мог ответить Альвэри на вопрос, откуда узнал о ее мнимой, в чем был полностью убежден, болезни, если бы она спросила Эйнохэила об этом еще хоть раз. Хотя, сама же ледышка решила, что это было не важным.
Бэй вдруг задался вопросом, почему же именно он за такое долгое время пытался открыть девушки глаза на истинное положение вещей, когда та была окружена, пусть и не полным, но семейным кругом? И ни один из ее братьев или же отец, получается, ни разу так и не соизволил вталдычить Альвэри правду.
«Моя мать», - рука мужчины предательски дрогнула, когда он снова взялся за карандаш, решившись чуть рассказать об Аманде, - «Была травницей. Она не лечила, как это делает Айнэ, а просто собирала всевозможные лечебные коренья и тому подобное, продавая на рынке. Но все же старалась помочь и тем, кто обращался к ней за помощью. Она знала одну женщину с похожей болезнью, но вылечить, к сожалению, не могла. Даже чтобы подобрать нужный сбор, который мог бы облегчить страдания той, у матери уходил порой ни один день, а приходя домой после визита к ней, она рассказывала моему отцу ужасные вещи, являющиеся последствиями этого заболевания». Писать становилось довольно-таки тяжело, и, отложив на какое-то время тетрадь в сторону, Бэйнар повернул голову и посмотрел на застывшую около окна девушку. Растягивать свой рассказ мужчина не видел смысла, а потому надо было хотя бы подытожить выше написанное. Возвращаясь к писанине, Эйнохэил этим и занялся. «Прогнать годами накрученные ощущения можно, Аль. А вот вылечить увечья, полученные  от малейшего прикосновения – нет». Дописав все, что так порывался, Бэй повернулся на бок и положил тетрадь вместе с карандашом на прикроватную тумбу. Он вымотано вздохнул, отмечая, что каждый вдох начал даваться ему чуть легче, и прикрыл глаза.

+2

25

Сколько она так простояла, одному Ильтару известно, но вот лоддроу моргнула, словно сбрасывая тем самым с себя оцепенение. Девушка развернулась, вперив взгляд в парня, лежавшего на постели и что-то пишущего в тетради. Лицо приняло обманчиво-спокойное выражение и казалось замкнутым. В глазах залегло безразличие, если не всматриваться в их ледяную глубину. Альвэри снова посмотрела в окно уже не отстраняясь от реальности, а просто продолжая стоять на расстоянии от раздражителя спокойствия. Девушка услышала протяжный и вымученный вздох парня, отреагировав изогнутой верх бровью. В голове стояла звенящая тишина. казалось, мысли до такой степени насталкивались друг с другом минутой ранее, что теперь просто разбрелись по самым темным закоулкам сознания, не желая давать о себе знать. Ей остро хотелось остаться одной, но при всем произошедшем лоддроу и не подумала сие сделать. Возможно, она не могло совладать со свои страхом, но уж точно не станет убегать от причины ее нынешнего состояния. Не дождетесь, так сказать.
Глубоко вздохнув, девушка отвернулась от окна и направилась обратно к постели больного. Она заметила отложенную тетрадь, замешкавшись - брать или нет. тем не менее, лоддроу все так же молча и с деланным безразличием взяла да прочла адресованное ей.
"Но и ты. Ты тоже не понимаешь, Аль. Откинь в сторону все свои эмоции и здраво взгляни на вещи. Я тебя еще раз спрашиваю, ты что-нибудь видишь после моего прикосновения?  Не ощущаешь, а именно видишь, - Альвэри еле сдержалась, чтобы не фыркнуть на это, продолжив читать дальше. - Моя мать была травницей. Она не лечила, как это делает Айнэ, а просто собирала всевозможные лечебные коренья /.../ рассказывала моему отцу ужасные вещи, являющиеся последствиями этого заболевания, - Вот она может и поняла бы, - проскользнула первая относительно спокойная мысль за все время. - Прогнать годами накрученные ощущения можно, Аль. А вот вылечить увечья, полученные  от малейшего прикосновения – нет»
Дочитав, Альвэри положила тетрадь на место. При этом на лице, вкупе с замкнутостью и показным спокойствием, появилось упрямое выражение. Этот человек не ведал, о чем толкует, при этом пытаясь убедить ее, что она "не лошадь". Дикое сравнение, но тем не менее.
- Она прожила не одну сотню лет, прежде, чем это начало убивать ее, - спокойно проговорила наконец лоддроу, отвечая тем самым на всю писанину, взяв ткань и принявшись вымачивать ее в воде.
Кто такая "она", девушка не удосужилась уточнить. Казалось, лоддроу получила ответ на вопрос о том, откуда Бэй узнал о ее страхе и болезни. Видимо, его мать очень старательно вдалбывала все в голову мальчишке в свое время, а сейчас он заметил ее поведение, реакцию на касания, сопоставил одно с другим...ничего сложного. Поэтому более задаваться сим она не собиралась, как и не собиралась поддаваться на упорные убеждения парня. Лоддроу с невозмутимым видом выжала мокрую ткань, снова положив на лоб больного, поправив сначала челку, упавшую на глаза, дабы не мешала.
- Это не должно тебя волновать. Ты бы собой занялся с таким рвением, с каким пытаешься решить мои проблемы, - продолжила девушка.
Да, упрямства было не занимать у обоих и она не собиралась поступаться так уж легко тем, что вросло в ее мозг, сознание, да чего уж там - тело, почти за сотню лет. Это тебе не цветы выбросить, завявшие и начавшие дурно пахнуть со временем, если воду не менять. Альвэри понимала и даже принимала доводы парня, но где-то в глубине засело то, что мешало признать это, будто боялось лишится контроля над ситуацией и сгинуть навечно. Не собираясь больше рисковать, лоддроу пододвинула к постели небольшое кресло, на котором и собиралась коротать время.

+2

26

- Она прожила не одну сотню лет, прежде, чем это начало убивать ее, - некогда бушевавшие во всю эмоции напрочь сгинули из голоса девушки, оставляя только ледяное спокойствие.
Бэй открыл глаза, уследив взором за тем, как Альвэри вымачивала в миске компресс. «Упрямая, как я не знаю кто!». Мужчина отвел глаза от ледышки, когда она принялась поправлять ему челку, дабы уложить смоченную в холодной воде материю на лоб, и продолжил размышлять о своем. Однако девушка смогла ловко выдернуть его из паутины мыслей, заставляя вновь посмотреть на нее, нахмурившись. «Дойдет до тебя или нет, что это никакая ни проблема, а самолично втюханное тобой в голову?! Проблемы, это то, от чего при всем желании и никакими медикаментами не прогонишь и не избавишься! Вот что такое проблемы!». И если бы у Эйнохэила была возможность, он бы показал девушке все, что из ночи в ночь преследовало его сны, и от чего он, как ни пытался себя убедить, а уйти так и не мог. Но, увы и ах. Бумага и банальный рассказ ничего толком передать не могли, а других вариантов мужчина не видел. Он снова вернулся к начатой до этого теме, схватившись за листы. «Но начало постепенно. То есть она понемногу, но могла замечать развитие болезни. Если бы та накатила волной, то это не тянулось бы долго. А ты что-нибудь замечала, кроме своего упорства, с которым доказываешь обратное?».
Более того, задумавшись и перестав писать, Бэйнар уловил и еще один довод своей правоты, сравнив, как шарахалась от него ледышка в самом начале их знакомства, когда горе-охотники вздумали переться ночью в лес за фазанами и потеряли по дороге, как оказалось, словившего кайф от какого-то корешка, Нера. И сейчас, после череды неизбежных эпизодов, которые при настоящих симптомах столь ужасной и редкой болезни имели бы для Альвэри летальный исход. Других в расчет брать было глупо, ведь мужчина не замечал всех попыток Альвэри уйти от прикосновений вивариина или же Айнэ, сталкиваясь с реакцией девушки лишь по собственным стычкам. А разница в поведении ледышки была огромной. Только вот сама она, похоже, не замечала и в расчет не брала.
Устав бороться с упрямством девушки, что начинало злить, Эйнохэил закатил глаза и отвел взгляд в сторону, уставившись и изучая рисунок на стене. «Да как же ж тебе еще то доказать?!», - в сердцах почти прокричал Бэй и принялся дописывать. Как говорится, все самое потаенное высказывалось в порывах чувств, доведенных до предела, будь то любовь или же ненависть. В случае с Альвэри и мужчиной их место занимала злость, коею Бэйнар пытался не выказывать. «Если бы ты была больна, ты бы не смогла привыкнуть ко мне, Аль!». Быстро выведя еще одно предложение, и толком не подумав, что умудрился ляпнуть, Эйнохэил подкинул тетрадь так, чтобы та приземлилась на пододвинутое Альвэри кресло, только после этого прогоняя каждое слово у себя в уме. А вместе с этим пришло и осознание того, что он начиркал, окатив мужчину волной неприятного озноба и будоража давно уснувшее чувство страха, которое сейчас шло почти наравне с испытываемым ужасом от ночных кошмаров. Бэй замер, перестав дышать на какие-то доли минуты и даже не смотря в сторону кинутой писанины. На мгновение в его взгляде можно было, как в открытой книге, прочитать немой ступор после сотворенного и испуг. И пусть Бэйнар изложил девушке правду, которую, покопавшись в себе, она и сама бы рано или поздно заметила и, возможно даже бы приняла. Но факт того, что Эйнохэил, ведомый ни самым светлым чувством, осознал это и для самого себя, выбивал из колеи. А ледышка именно привыкала к прикосновениям, игнорируя то, что если бы и правда начинала заболевать или уже была больна, то никогда бы не смогла позволить себе этого. Ведь он ей сыном не приходился, чтобы терпеть от него объятия или что бы там не было еще, как сносила подобное когда-то от своих детей ее мать.

+3

27

Лоддроу заметила смену настроений Бэя, видимо, вызванных ее словами, но и не подумала комментировать. Все сильнее на лице проступало упрямое выражение. Какая ему разница вообще? Пристал как банный лист, - размышляла молча девушка, поправляя плед на кресле. - От скуки, видимо, решил покопаться в чужих тревогах. Может все-таки усыпить? И отдохнет, и мне мозги компосировать перестанет. Нервные клетки сохранятся у обоих, между прочим. Вот в таком русле и начали течь мысли Альвэри, в то время как Бэй занялся ответом. В свою очередь, девушка напрочь игнорировала то, с какой стати так пеклась об этом человеке. Ну совесть, какое-то там "Твори добро по всей Фатарии", можно было легко отмести сразу. Ни одно, ни второе ее за все сто лет ни разу не волновали в столь глобальном плане. Значит, причиной тому что-то иное, но так как девушка упорно не желала над этим задумываться, да и Бэй помогал, отвлекая ее на совершенно иные вопросы, то самым большим "злом" являлся здесь исключительно он.
На кресло упала тетрадь, отвлекая лоддроу от своих мыслей. Вот не угомонится же...больной, - с досадой подумала девушка, приготовившись к очередному промыванию мозга. Она взяла тетрадь, не открывая сразу, а принявшись поудобней усаживаться в кресле. В итоге Альвэри залезла не него с ногами, сев полубоком. Вздохнув, Фенрил открыла тетрадку, пробежав глазами по первому предложению.
«Но начало постепенно. То есть она понемногу, но могла замечать развитие болезни. Если бы та накатила волной, то это не тянулось бы долго. А ты что-нибудь замечала, кроме своего упорства, с которым доказываешь обратное?»
- И ничего я не доказываю, - все же не удержалась и фыркнула в ответ на написанное Альвэри, взглянув на парня, который, к слову, как-то попритих и поменялся в лице. - Откуда кому знать, как болезнь может проявить себя в моем случае? Лекарь тогда так и сказал - Каждый случай индивидуален в своем проявлении. Так что все, что ты говоришь хорошо, но неубедительно, вот, - уперто поджав губы, продолжила лоддроу. - Тебе стало плохо? Может воды? Или вон сок можешь выпить...
Девушка обеспокоенно вглядывалась в лицо парня, ненадолго запамятовав, о чем шла речь минутами ранее. Но дернувшись и зацепившись за лист тетради, снова взглянула на писанину, выхватив взглядом последнее предложение.
«Если бы ты была больна, ты бы не смогла привыкнуть ко мне, Аль!»- Простите, что? - с изумлением воззрившись на написанные строки, перечитала оные еще раз.
- Я ни к кому...что за ерунда? - слишком быстро проговорила лоддроу, чуть сбиваясь и не отрывая взгляд от тетради.
В следующее мгновение она почувствовала как волна легкого жара обожгла щеки, заставив девушки поднять ошарашенный взор на парня. Что он хотел этим сказать? Что значит - привыкла? Как это привыкла? Медленно, с явным опозданием клочки эдакого ребуса начали собираться воедино и ответы на все то, что иногда всплывало в сознании, запрыгали перед глазами огромными буквами, прямо как для слепых. Нет-нет-нет...я просто устала...- начала мысленно пытаться себя одернуть лоддроу, тем самым отгораживаясь от осознания произошедшего.
- ...вот и лезет в голову всякое, да, - неосознанно проговорила себе под девушка, озвучив мысли уже в слух. - И ты устал. Болеть это тебе не снег с дорожки отбрасывать, да, - она отложила тетрадь на столик, успев за это время изрядно помять ее и подорвалась, принявшись в следующую минуту переставлять содержимое на подносе. - Давай я тебе еще отвара принесу?
Боги, что я несу? Лоддроу скрипнула зубами от злости на саму себя. Внезапная суетливость, излишняя нервозность, противное чувство смущения внезапно накатили волной, не оставив от былого равнодушия ни следа. И всему виной какая-то случайно оброненная фраза, возможно, не имевшая никакого глубокого толкования, но девушка уже не впервые столь резко откликается на слова Бэя, которому удавалось завести обычно невозмутимую девушку с полуоборота. От новой мысли в этом русле, руки предательски задрожали. Взятая уже было чашка, со стуком легла обратно на поднос. Все же лучше, чем разбить.
- Глупости какие, - пробормотала Альвэри. - Не было печали, да...Так будешь что-то? - уже громко, не поворачивая лицо, снова спросила лоддроу.

+3

28

- Я ни к кому...что за ерунда? И ты устал. Болеть это тебе не снег с дорожки отбрасывать, да…
Видимо, написанное вызвало некоторый шок ни только у Бэя. Взглянув таки на ледышку, вмиг сменившую холодность и отстраненность на бурю эмоций, можно было с полной уверенностью сказать, что она тоже прибывала в растерянности и смятении. Мужчина коротко кивнул, решив придержаться мнения Альвэри и тем самым уйти из того русла, в которое он сам же и повернул разговор. «Да, что-то я стрындел, надо признать».
- …Давай я тебе еще отвара принесу? – Голос девушки отчетливо дрожал, но не натянуто, а все более оторопело.
И снова кивок. Эйнохэил обратил внимание на изрядно помятую тетрадь, которую ледышка положила на тумбу, и отвел взор, стараясь даже не думать, почему ерундовая фраза, да еще и двусмысленная, вызвала у обоих такой шквал испуга и ошеломления. Быть может, мужчине надо было просто объясниться, что именно он имел в виду, но вновь браться за карандаш рука не поднималась. «И так уже, молодец, настрочил». Хотя, Бэйнару успокоиться удалось куда быстрее, чем Альвэри. Он просто откинул то, что девушка могла не так понять его, в сторону. Ведь и действительно, высказать истину, он мог в любой момент, если того потребует дальнейшая ситуация. Даже к болезни ледышки, будь она настоящей или же вымышленной, возвращаться уже не хотелось, уповая на то, что Альвэри сама уведет их обоих подальше ото всех начатых прежде тем.
К происходящему Бэя вернул звон, присущий хрупкой посуде. Он повернулся, глядя на то, как ледышка, выронив из руки чашку, пыталась поставить ее обратно на поднос, чудом избежав падения сервиза на пол.
- Глупости какие, - пробормотала она второпях себе под нос, дополнив уже громче: -  Не было печали, да...Так будешь что-то?
Эйнохэил приподнялся на подушках, начав переставлять всю имеющуюся посуду с подноса на тумбу. Битые блюдца, конечно же, хоть и были приметой счастья, но мало радовали. Мужчину совсем не смутил тот факт, что помогая девушке, он изредка касался ее рук. Он прекрасно заметил, как она дрожала, а вот внимание на едва заметный румяц, что играл на щеках, обратил только сейчас. «С чего она так…», - Бэйнар оборвал себя, не решив, хочет ли он знать ответ на свой же вопрос, или нет. Воцарилось неловкое молчание. «Ты же мне, кажется, отвар предлагала». И тут в голову ударила грандиозная мысль. Среди различных пузырьков и помимо бальзама, у Бэя должно было где-то оставаться и что-то лечебное, насколько он помнил. Это сподвигло его резко подскочить в кровати, и подождав, пока пройдет легкое головокружение, практически сползти с постели, усевшись рядом и начав копаться в сумке. Мужчина откопал бутылек, наполненный белой жидкостью и вроде бы способствующий восстановлению жизненной энергии. Эйнохэил знал, что содержимое могло затянуть незначительные раны, а вот как справлялось с простудными заболеваниями и справлялось ли вообще, оставалось только гадать. Откупорив пузырек и одним глотком осушив его, Бэйнар отправил пустую склянку обратно в сумку, ожидая, подействует ли как-нибудь на него эликсир или же нет. Он попытался подняться, чтобы вернуться в постель, однако не смог, вновь растратив силы на передвижения. Но в меру своего упорства мужчина раза два постарался встать на ноги, опершись одной рукой о кровать.

+1

29

Альвэри нахмурилась, когда Бэй принялся ей помогать, но ничего не сказала. Кроме того, ей приходилось каждый раз контролировать себя после неизбежных соприкосновений. Она мысленно ругала себя на чем свет стоит, стараясь не обращать внимание на парня, присутствие которого начало слишком остро чувствоваться. Таки да, видимо она изрядно подустала, ведь с дороги-то не отдыхала еще. А еще приключения с купанием в проломе и пещерой. Это стоило ей немалых усилий, как и периодические потасовки с Бэем, которые выматывали, если не физически, то эмоционально уж наверняка. Вот и объяснение всему. Пытаясь таким образом успокоить себя, девушка позанималась самовнушением еще пару минут. Занятая собой, лоддроу не сразу заметила, что Бэй куда-то уполз с кровати, только бросив случайный взгляд увидела его сидящим на полу и копающегося в своей сумке.
- Не очень разумно сидеть на холодном полу будучи простуженным, - заметила Альвэри, наблюдая как в следующее мгновение вытащил из сумки какой-то пузырек и махом выпил. - Это что? - прищурившись, поинтересовалась девушка.
Еще один бальзам или что покрепче? Хотя Бэй в свое время верно заметил, что в подобном сосуде, если и может быть алкоголь, то он способен опьянить разве что мышь. Впрочем, бутылек был знакомым и она с опозданием поняла, что именно выпил парень. Не думаю, что он сильно поможет, хотя...я не лекарь. Кто знает, все может быть. Ну хоть не какую-то очередную лабуду выпил, это уже радовало. в кои-то веки, возможно, голос разума дал о себе знать. Пока она вела мысленный монолог, то Бэй пытался забраться обратно на кровать. К слову, сползти у него получилось хорошо, а вот с поднятием тела появились  явные трудности. Лоддроу поджала губы. Сам выберется, да. Только вот получалось у парня сие весьма плохо. Альвэри глубоко вздохнула, помассировав переносицу и чуть прикрыв глаза. Вот оно, возмездие за благие намерения. Хорошо...Ничего страшного ведь. Просто помогу подняться... С этими мыслями девушка и сделала пару шагов, приблизившись к больному.
- Давай помогу, - проговорила она, приседая рядом. - Мог бы попросить...- буквально прошипела она уже на ухо Бэю, обхватывая того за талию и вот так забавно пытаясь помочь подняться.
Только забавного в этом было мало. Ей снова пришлось подавить подступивший к горлу приступ страха. Усугубляло все еще и то, что пришлось прижаться к парню, чтобы лучше обхватить и помочь подняться весьма тяжеловатому для нее телу. Она скрипнула зубами, внутренне отгораживаясь от страха и в следующий момент обнаружила, что справилась. Правда, на смену неприятным ощущениям легкого озноба снова пришло уже знакомое тепло, но дискомфорта она, практически, не приносило, а значит и не тревожило ее. А вот эти внезапные "нежности" беспокоили, а значит стоило побыстрее забросить это непослушное тело обратно на кровать.

+2

30

Упорно пытаясь, хотя бы не встать, а уже просто приподняться и вползти на край кровати, Бэйнар повернул голову на приближающиеся в его сторону шаги.
- Давай помогу, - произнесла девушка, приседая напротив, и не дожидаясь ответа, обхватила мужчину за пояс, добавляя уже шипением на ухо: - Мог бы попросить...
Дыхание Альвэри моментально обожгло мочку уха, пробиваясь сквозь жар собственного тела, который либо начал спадать, либо больше не усиливался. От этого Эйнохэил отшатнулся, недовольно поджимая губы и попросту игнорируя всколыхнувшийся страх, что в мгновение ока заставил учащенно забиться сердце. Если бы он говорил, то высказался бы сейчас сполна, будучи и возмущен и разозлен поведением ледышки. «Так какого ты лешего пытаешься мне помочь, если потом это тебе может боком выйти?! Инстинкт самосохранения напрочь отсутствует?!». Но вопреки всем вопящим в голове мыслям в адрес Альвэри, мужчина лишь назло обхватил ледышку за талию одной рукой и крепче прижал к себе, повернув голову в ее сторону и уткнувшись носом в ухо. «Мог!», - так же прошипел в ответ Бэй, только про себя. Взялась, уж пусть помогает, а с него много не убудет. Не целоваться к нему лезут, право. Вот на этой мысли сконцентрировавшись, мужчина и продолжил подавлять в себе фобии, что старались «подать голос» при любом подходящем и подвернувшемся случае. Естественно, что Эйнохэил ни соплей повис на девушке, стараясь как можно быстрее отделаться от вынужденных обнимашек и улечься обратно. И все бы ничего, да вот только видимо Ланвен, смеющаяся в тенях, сейчас просто покатывалась со смеху, блокируя на время всю ловкость и маневренность мужчины и с интересом наблюдая, что же из этого получится. А ничего хорошего, как по Бэйнару то, из этого и не вытекало.
В конце концов, умудрившись присесть на постель, Бэй не рассчитал, что рука, которой он придерживался за край кровати, могла соскочить, не выдержав более массы тела Эйнохэила, да еще и в придачу с лишними парой-тройкой кило Альвэри, что было, конечно же, утрированно. И вот, кое-как удержав равновесие, и не слетев на холодный пол во второй раз, Бэйнар покачнулся, не успевая отпустить руку, дабы более не придерживаться за ледышку, и завалился на бок, увлекая девушку следом за собой. Хорошо хоть ума в этот момент хватило на то, чтобы поймать ее второй рукой, успев вытащить ту из-под себя, и не дать Альвэри упасть плашмя на себя сверху. В такой вот незамысловатой позе и застыл Эйнохэил, несколько секунд пялясь в голубые глаза девушки и не зная, почему вообще не двигается. Но уже через мгновение, будто бы очухавшись, Бэй провел рукой по боку Альвэри, спускаясь до ее талии и ощущая приятную прохладу от ее кожи. Он просто совершил маневр, так сказать, чтобы более аккуратно смог потом переложить ледышку с себя на кровать, чем и занялся. Опустив же ее на одеяло, мужчина кашлянул, переводя дыхание и разгоняя вихрь мыслей у себя в голове. Одна смысловая нить в эти минуты переплеталась с другой, сбивая с толку и вороша еще не до конца улегшиеся эмоции, что были и без того перепутаны. Бэйнар откинулся на спину, стараясь не задеть девушку, и, положив себе руку на глаза тыльной ее стороной, в кое-то веке предпочел сон всему происходящему бедламу.
Как на это все отреагировала Альвэри, он не знал, так как почти моментально вырубился, проваливаясь в знакомые с детства кошмары. Да и тому способствовал вымученный организм, которому дали шанс нормально-не нормально, а все-таки отдохнуть.

+3

31

Альвэри полностью проигнорировала и то, что парень поначалу отшатнулся, и его хмурый взгляд. Ей было как-то не до его выкаблучиваний самой, посему девушка продолжила свои попытки в упорном молчании. Впрочем, вскоре ей пришлось напрячься. Как только рука Бэя обняла ее стан, лоддроу замерла, а уж после того как парень уткнулся носом в ухо, обжигая тем самым кожу своим дыханием, так вообще чуть не отбросила его, как что-то ненужное и даже опасное для здоровья. Тем не менее Альвэри продолжила упрямо игнорировать все «колокольчики», звенящие в тот момент со стороны загнаного куда-то в глубину страха. В подобном поведении больного ничего особого не было, он просто нашел опору, за которую можно относительно нормально ухватиться. Ничего более. С подобными мыслями девушка и продолжила попытки поднятия тела парня с пола. Благо, он тоже не остался безучастен, помогая в сем нелегком труде как мог.
С горем пополам и не с первой, а как минимум с десятой попытки им удалось забраться на кровать. К этому времени Альвэри успела порядочно выбиться из сил. Будто корабль разгружала полдня, - промелькнула забавная мысль. Однако на этом вся забавность и закончилась, так как Бэя продолжало качать на кровати, а ее он не спешил, почему-то выпускать из объятий. Лоддроу уже хотела заметить сие, но не успела. Парень вконец потерял равновесие  и завалился на бок вместе с ней. Среагировать на подобное девушка успела лишь глухим «ох», так как с ней он умудрился провернуть такой финт, что не каждый циркач способен. Не успев еще толком отойти от того, что случилось, девушка воззрилась на парня, который ответил в сей момент ей тем же. Стоило заметить, что тогда был прекрасный момент оперативно ретироваться подальше, но лоддроу застыла в немом созерцании чужих глаз в непосредственной близости со своим лицом. Впрочем, это не длилось тсоль долго, как казалось и уже через миг эдакая заминка во времени пропала. Вот только вывело ее из этого странного состояния не собственный рассудок или пресловутый инстинкт самосохранение, а легкое прикосновение чужой руки, пробежавшей по ее боку. Альвэри задохнулась от накатившей волны тепла, которой мгновенно отреагировала кожа и вместо того, чтобы сорваться и сбежать, просто молча позволила уложить себя на кровать, прислушиваясь к биению собственного сердца.  Оно, к слову, казалось, вообще сума сошло от всего происходящего за эти пару часов. Девушка услышала легкий кашель, но не  стала поворачивать лицо к Бэю, вперив его куда-то в сторону.  Тот же, немного поерзав, успокоился и притих.
Пока она собиралась с мыслями и утихомиривала взбудораженное сознание, в комнате повисла тишина. Лоддроу прислушалась к мерному, хотя и хрипловатому дыханию Бэя и резко поднялась. Таки да, он уснул. Не может быть? Не то с облегчением, не то с недоверием, подумала Альвэри, аккуратно выбираясь из постели. Тело предательски ныло, напоминая о недавнем, сердце не уступало ему своим упорством, но девушка так же упрямо игнорировала все. Ей не хотелось сейчас ни о чем раздумывать, слишком устала для этого. Благо, не последний день живет. Посему, продолжая отмахиваться от назойливых мыслей, лоддроу накрыла парня одеялом, при всем его нежелании раньше сие сделать и села в кресло, какое-то время понаблюдав за спящим. Авось обманывает! Но нет. Ни через минуту, ни через пятнадцать, Бэй не очнулся, лишь изредка дергаясь во сне. Видимо, сон был беспокойным, что не удивительно при болезни. Через минут десять Альвэри положила ему на лоб новый холодный компресс и снова уселась в кресло. Уходить девушка в сей раз не подумала, а вот занять себя чем-то стоило. Посему, сцапав с подноса яблоко и взяв тетрадь с карандашом, девушка принялась что-то в ней рисовать. Задумки особой не было, да и мысли то и дело улетали Тейар знает куда. Так прошло еще полчаса и пришлось поудобней устроиться в кресле, так как спина начала затекать и ныть. В таком полулежачем состоянии девушка и продолжила рисование в полной тишине и вскоре не заметила, как начала сама дремать.

Отредактировано Альвэри (2014-01-04 00:56:42)

+3

32

Сколько часов проспал Бэй, он так и не определил. Время в его беспокойных снах вообще всегда пыталось доказать примерно одно и то же, ссылаясь на считанные минуты. А вот в реальном мире эти мгновения пережитого страха и ужаса могли затянуться на половину ночи, а то и больше. Дернувшись в, уже ставшим какой-то обыденностью, порыве прогнать навязчивые и вызывающие отвращение сновидения, мужчина открыл глаза и уставился в потолок. С минуту он просто так и лежал, смотря в одну точку и отходя от ночных кошмаров. Эйнохэил ни сразу заметил, что каждый вдох давался ему с неимоверной легкостью, что означало довольно-таки быструю, пусть и не полную, но победу хотя бы над заложенностью носа. Лишь осознав это, Бэйнар начал замечать и то, что его больше не трясло, бросая то в жар, то в холод, а накинутое на него одеяло не доставляло никаких неудобств, грозя перепадом температуры. Да и горло почти прошло, более не вызывая дискомфорта при каждом сглатывании и только напоминая о не совсем отступившей болезни неприятным ощущением. Видимо, все это являлось воздействием выпитого эликсира, приплюсованного к отвару из трав.
«Вот и славно!», - проговорил про себя Бэй и потер переносицу, медленно выдыхая и отводя взор от белого потолка. За то время, которое он находился во власти своих не менее болезненных, чем его простуда, снов, компресс, в который раз положенный ему на лоб, успел подсохнуть, оставаясь не мокрым, а всего лишь влажным и теплым. Мужчина стянул с головы материю и, не глядя, бросил ее на тумбу. Только сейчас он заметил, что по-прежнему находился в комнате не один. Повернув голову и воззрившись на придвинутое к постели кресло, Эйнохэил обнаружил в нем Альвэри, которая, кажется, крепко спала. Огонь в камине практически погас, и последние, слабые языки пламени едва освещали пространство вокруг. А темень за окном была подтверждением того, что проспал Бэйнар от силы часа три-четыре. Повертев головой и оценив ситуацию, мужчина присел, вылезая из-под одеяла и откидывая его в сторону. Его больше не шатало, и Бэй чувствовал, что уверенно мог держаться на ногах, а потому, посидев на краю постели еще какое-то время, встал. Осмотрев пол, мужчина не заприметил тапок, которые он и носил то редко. Однако, вспомнив слова девушки про босые ноги и холод, идущий от половиц, порыскал в поисках домашней обуви, но, ничего так и не найдя, пожал плечами. Эйнохэил неспешным шагом прошел к камину, подкинув туда тройку новых поленьев и вновь разведя огонь. Не мешало бы и привести себя в порядок, а для этого требовалась… «Ванная!», - выдал в мыслях мужчина и резко развернулся на месте, покосившись на кресло, за спинкой которого посапывала Альвэри, и как можно тише прошел к двери, выходя в коридор и пытаясь отыскать нужную ему комнату. Естественно, сначала Бэйнар вломился в парочку спален, но это ни каким боком не остановило его, и мужчина прошелся и по всем остальным, обнаруживая, что на втором этаже ванной и в помине не было. «Ну ладно…», - проскочила раздосадованная мысль, и Бэй развернулся в сторону лестницы. «Не навернуться бы еще тут». Освещения, конечно же, в такой поздний час в доме не было, а потому оставалось полагаться только на свое зрение, спускаясь по ступенькам и придерживаясь рукой за перила. Еще немного побродив по дому, Эйнохэил таки отыскал ванную, выдав про себя победное: «Вот ты и нашлась!!», и скрывшись за нужной дверью...

«Да, отвык я по гостям ходить», - подметил мужчина, уже после своего «приведения в порядок», когда пытался отыскать на тумбе и в ее шкафчиках расческу, а отрыскав, сдвинул брови, вертя предмет перед собой. «А батя то, видать, не прочь девок поводить!». Выбирать не приходилось, и, скривив рот набок, Бэй очистил расческу от длинных светлых волос и принялся за свою прическу. Сначала, ради убиения времени, да и дурачества, встав перед зеркалом, мужчина зачесал волосы назад, изобразив на лице саму серьезность и вопросительно приподняв бровь. «Вот ведь урод!». На собственные мысли и критику, он рассмеялся, вцепившись в края раковины и опустив голову. Но очень быстро вновь взялся за начатое, изобразив на голове полный и практически «творческий» беспорядок. «Ну а это что-то типа: я упал и с сеновала, тормозил я, чем попало!». Широко улыбнувшись своему отражению, Эйнохэил таки соизволил нормально причесаться и выйти из ванной, направившись обратно в свою комнату.
Приоткрыв дверь и стараясь не шуметь, Бэйнар прошел к кровати, и взял с изголовья положенную ранее туда кофту. Одевшись, мужчина переметнулся к прикроватной тумбе, сцапав с тарелки бутерброд и сев прямо напротив спящей ледышки на кровать. Он заметил тетрадь, что Альвэри едва держала в руках, и аккуратно вытащил ее, рассматривая рисунки, что украшали собой листы. «Художник прям как из меня», - отметил Бэй, по-доброму усмехнувшись и откусив хлеб с мясом. Будить девушку ему не хотелось, так как, скорее всего, она все это время пока он спал, провела здесь, следя за состоянием своего гостя. Однако, что это был за отдых в кресле в скрюченном состоянии? «А знаешь, когда ты спишь, ты мне даже нравится начинаешь», - пережевывая бутерброд и смотря на Альвэри, размышлял Эйнохэил, - «Никакой тебе надменности, пафоса и напуска обалдеть какой не нужной холодности. Хотя… все мы алла, когда сопим зубами к стенке». Доев оставшийся кусок хлеба, мужчина все-таки подался вперед и слегка потряс ледышку за плечо.

Отредактировано Бэй (2014-01-04 20:40:32)

+2

33

Да, таки она не просто задремала, а провалилась в полноценный сон. Видимо, сказалась усталость за весь день, за который она толком и не присела. А если учитывать и еще кое-какие нюансы да внешние раздражители, не способствующие спокойствию, так не удивительно, что свалило с ног. Сон был крепок и насыщен. Картины далекого прошлого тесно переплетались с недавними событиями, продолжая вызывать в душе уже спящей девушки шквал эмоций. Хотя внешне казалось, что ей и вовсе ничего не снилось, однако факт оставался фактом, даже во сне лоддроу не удалось отдохнуть. При всем неспокойствии своих сновидений Альвэри не пробудилась ни тогда, когда Бэй принялся расхаживать по комнате, явно взбодренный, ни когда возился с камином, ни когда шарился по дому в поисках ванной комнаты. Даже по возвращению парня лоддроу не шелохнулась, продолжая сопеть в две дырки и просматривать картины из своего прошлого, словно сторонний наблюдатель. И если бы ее не начали слегка трясти за плечо, кто знает сколько еще бы так проспала. Но увы и ах, Бэю, видимо, стало скучно.
Проснулась девушка достаточно быстро, открыв глаза и воззрившись на напротив восседавшего Бэя непонимающим взором. Еще какое-то время ей понадобилось, чтобы полностью вернуться из мира сновидений к реальности. Тогда она и почувствовала всю прелесть того положения, в котором уснула. Спина отдалась глухим нытьем и лоддроу, поморщившись, села.
- Я уснула да? - задала Альвэри больше риторический вопрос, принявшись потягиваться и разминать затекшие части тела.
Чувствовала она себя сейчас многим хуже, чем до сна. Толком не выспавшись, а теперь еще и страдая от ноющих от неправильного полулежания в кресле частей тела, лоддроу почувствовала еще большую усталость, чем до этого. Бросив взгляд на парня, она заметила тетрадь. в которой рисовала до того, как уснула.
- Художник от слова худо, верно? - усмехнувшись, проговорила девушка. - Как самочувствие? Вижу, уже не шатает из стороны в сторону.

+2

34

Бэйнар вернулся на место, как только ледышка открыла глаза и принялась потягиваться. Было видно, что за время сна в кресле ноги и спина у Альвэри затекли, и сейчас она старалась их размять. Мужчина кивнул на вопрос девушки, хотя тот был скорее риторическим, так как она и сама осознавала то, что какое-то время умудрилась проспать. Эйнохэил покосился на тетрадь, выслушивая ледышку и улыбаясь. Сразу же вспомнилась его собственная картина с домиком, да деревцем, которую в ожидании чая, кажется, Бэй калякал в доме знакомой после зимней охоты в лесу. Мужчина указал на себя, отмечая, что слово «худо» было присуще и ему самому в этом деле, и снова кивнул. Бэйнар и вправду чувствовал себя намного лучше, что не могло не радовать, по крайней мере, его так точно. А уж исходя из того, насколько он умудрился домотать Альвэри, то она тоже должна была просто подскочить от счастья и начать сопровождать загостившегося знакомого до двери.
Эйнохэил поднялся с постели и взял еще один бутерброд, кивнув на почти полную тарелку девушке и как бы приглашая ее присоединиться к поздней или же ранней трапезе. На жор, как это обычно бывало после отступления болезни, пробивало до «не могу». Поэтому сейчас подходили даже яблоки, которые столь недолюбливал мужчина, и почему-то всегда предлагала Альвэри. Наверное, это было потому, что о своих предпочтениях в еде Бэй до сих пор умалчивал, но никак дойти до этой мысли не мог. Взяв с кресла выроненный ледышкой карандаш и тетрадь, а бутерброд зажав в зубах, Бэйнар чирканул пару строк. «Тебе бы отдохнуть как следует, а не тут ютиться. За меня можешь не переживать. Хуже уже не будет, да и не маленький, найду, чем заняться». Написанное он протянул девушке, положив карандаш на тумбу и откусив хлеб с сыром.

+1

35

Альвэри подметила, что у больного проснулся здоровый аппетит, что лишь утвердило в мысли о улучшении состояния парня. Уже хорошо. Значит не зря все, - подумала лоддроу, устало поворачивая голову из стороны в стороны в попытке размять шею. Да и Бэй себя вел достаточно живенько. На предложение присоединиться к трапезе девушка отрицательно покачала головой. Как-то есть не хотелось. К тому же, в отличии от парня, она успела и относительно нормально поужинать, разговаривая с братом, а после и перекусить до сна. Да и вообще не к еде явно лежала сейчас душа. Занимаясь разминания своих костей после сна, она наблюдала, как Бэй что-то начал писать. Долго ждать не пришлось и вот уже тетрадь в ее руках.
«Тебе бы отдохнуть как следует, а не тут ютиться. За меня можешь не переживать. Хуже уже не будет, да и не маленький, найду, чем заняться»
Ну я бы поспорила насчет маленький или нет...Только сил на это уж нет, да и должного настроения, - усмехнувшись, подумала девушка, возвращая парню тетрадь. Какие-то пару мгновений она размышляла над тем, стоит ли уходить, а вдруг это все наигранно. Однако, понаблюдав немного за Бэйем придирчивым взглядом, она сделала вывод, что все-таки улучшение состояния на лицо. И правда, что с ним станет. Не на улице же...Подумала и решила. Поднявшись с кресла и еще раз потянувшись, девушка проговорила:
- Внизу есть библиотека небольшая, если уж совсем скучно станет. Можешь спуститься, может что приглянется. Она открыта. Запирается только кабинет отца, - она усмехнулась. - Поэтому не напутаешь. А я таки отдохну немного, а то не поднимусь утром точно...
Еще раз как-то рассеянно улыбнувшись, девушка повернулась и пошла к двери, помахав рукой напоследок.
- До завтра тогда, Бэй,- проговорила лоддроу и скрылась за дверью.
Вернувшись в свою комнату и сбросив изрядно измявшийся халат, девушка плашмя упала на кровать, зарывшись в подушки и что-то проворчав невразумительное. День выдался поистине тяжелый и на отдых мало смахивал. Оставалось надеяться, что впереди только спокойные дни, кои она с удовольствием проведет в родном городе и доме. С легкой улыбкой на губах от подобных мыслей Альвэри мгновенно уснула.

+1

36

Улыбнувшись вместо ответных слов «до завтра» и едва заметно кивнув, Бэйнар проследил взглядом за уходящей ледышкой и тем, как закрылась дверь в комнату. Он дожевал остатки бутерброда и запил стоящим на тумбе соком. «Ну хоть не яблочный, и на том спасибо». Мужчина поставил на место стакан, и, отряхнув руки, принялся расхаживать по комнате.  Проделав небольшую разминку, он вернулся к постели и застелил ее, после прибравшись и на прикроватной тумбочке. Надо было еще отнести всю оставшуюся еду вниз и вообще красота! Эйнохэил бы мог тогда присвоить себе звание самого порядочного гостя! Но с завоеванием такого, так сказать, титула, можно было и помедлить.
Еще с полчаса пробездельничав, разглядев заснеженный вид за окном, подойдя к камину и поиграв с огнем, чуть ли не подпалив себе челку, повалявшись на кровати, а затем, снова аккуратно застелив ее, разобрав и собрав сумку, Бэй заскучал. «Что там мне про библиотеку говорили?». Вспомнив о том, что в этом доме можно было не только валяться в койке, но и почитать, мужчина подорвался с кресла, на котором восседал, возомнив себя королем чуть ли не всей Фатарии. Он двинулся по направлению к выходу, на полпути вспоминая, что нужно было еще и еду на кухню закинуть, и вернулся к тумбе. Поставив на поднос все чашки-блюдца, Бэйнар стянул его с тумбочки и вышел из комнаты, отправившись на поиски заветной комнаты, где мог бы оставить все это хозяйство. Благо уже знал, что ванная находится вот тут вот – Эйнохэил кинул быстрый взгляд на уже знакомую дверь и прошел мимо. Вскоре кухня была обнаружена, а поднос благополучно поставлен на стол. Довольный собой, мужчина вышел в холл, пытаясь разглядеть в темноте более подходящие для библиотеки двери. И на сей раз не ошибся. Пройдя в комнату, Бэй зажег освещение, осматриваясь по сторонам. «Так-так-так… И чего же нам такого почитать?». Зашагав вдоль стеллажей и бегая глазами по переплетам, мужчина открывал для себя все новые и новые названия произведений и томов. Ну и еще бы, читал то он редко! В таверне не до этого, а те книги, что остались в его квартире, все руки забрать не доходили, не то, чтобы взяться за их прочтение. «А тут у нас что?», - перебежав с одной книжной полки на другую, Бэйнар наткнулся на сборник сказок. «Вот значит чем забивали голову юной ледышки! Интересно, читали ли мне что-то подобное мои?». Выцепив томик из общей массы, Эйнохэил прошел к креслам, и устроился в одном из них, начав перелистывать страницу за страницей и не особо вникая в смысл написанного.

+1

37

Пост за брата - Аравиэля Фенрил.
[float=right]http://s7.uploads.ru/t/SsLu8.png[/float]Упуская все то, где провел весь вечер младший из всех братьев Фенрил, можно подытожить, что вернулся он ближе к полуночи или уже немного после. Не суть важно в принципе. Лоддроу вернулся домой в прекрасном настроении и твердо шагающий, хотя легкий запах алкоголя и еще каких-то сладковатых ноток от него улавливался. Парень заметил, что дом погружен в темноту, посему зайдя вовнутрь не сразу обратил внимание на узкую полоску света, которая "лилась" из приоткрытой двери, ведущей в библиотеку. Аравиэль неспешно прошел в гостиную, зажег свечу и огляделся.
- Что-то я проголодался, - проворчал под нос лоддроу, поворачиваясь и направившись на кухню.
Однако дойти к намеченной цели не смог, приметив свет в библиотеке. Не спит? Странно...Подкравшись к двери библиотеки, желая чтобы его появление было максимально неожиданным для сестры, парень осторожно выглянул из-за приоткрытой двери. Но увиденное его одновременно удивило и позабавило. Кого-кого, а гостя застать в столь поздний час в семейной библиотеке за чтением...Что это у нас там, - присмотревшись, подумал Виэль...сказок не всегда удается. Ухмыльнувшись и толкнув дверь, лоддроу прошел в библиотеку, уже более не скрываясь. Опершись плечо о один из стеллажей, стоявших чуть не вровень с дверью, он вперил взгляд бледно-голубых глаз в Бэя.
- И какую же сказку ты рассказал нашей Аль, что она так радушно притащила тебя в свой дом? - спросил парень, не размениваясь на вечерние приветствия и не дожидаясь ответа, продолжая говорить. - Аравиэль, старший брат твоей благодетельницы, будем знакомы Бэй. Не составишь мне компанию? - он потряс перед лицом полупустым стаканом с янтарной жидкостью, который успел прихватить с собой. - Или ты у нас исключительно по сказкам?
На губах парня заиграла легкая ухмылка, хотя в глазах и сквозил свойственный холод, но не без явной искры интереса.

Отредактировано Альвэри (2014-01-05 22:04:19)

+1

38

Продолжая перелистывать страницу за страницей, и не читая ни единой строки, а лишь разглядывая иллюстрации к написанным сказкам, Бэйнар не узнавал пока что ни одну из них. «Странно, я же точно помню, что мать что-то начитывала мне чуть ли не каждую ночь перед сном. Неужели тут нет никакой похожей истории? Хотя, по картинкам то особо не сориентируешься». Чуть ли не азарт, с которым мужчина пытался отыскать давно позабытые рассказы, полностью поглотил Эйнохэила, а потому он и не заметил, что находился в библиотеке уже ни один. Даже когда брат Альвэри распахнул двери, и, не скрываясь, вошел в залу, Бэй не соизволил отреагировать на него хотя бы мимолетным взглядом. А вот внезапно раздавшиеся слова все же заставили мужчину оторваться от своего занятия и резко поднять голову, вперив взор в нарушителя его спокойствия.
- И какую же сказку ты рассказал нашей Аль, что она так радушно притащила тебя в свой дом? – не распинаясь на «здрасти» и «как дела», поинтересовался парень, тут же добавляя: - Аравиэль, старший брат твоей благодетельницы, будем знакомы Бэй. Не составишь мне компанию?
Бэйнар захлопнул открытую книгу и хитро улыбнулся. «Про одинокий хвостик. Спорим, ты такой даже и не слышал?!». Простота, с которой Аравиэль начал сей разговор, только располагала к дальнейшему «поболтать», так как манерность и официальность, да еще щедро приправленную этикетом или еще какой-нибудь фигней вроде него, мужчина просто терпеть не мог. А тут все слету, доступно и четко. Обратив внимание на полупустой стакан, видимо, с виски, и дослушав парня до конца, Эйнохэил только шире улыбнулся, скривив эту самую улыбку набок, и в недоумении вздернув брови. Эта физиономия служила своеобразным ответом, выказывающим что-то на по тип: «Издеваешься что ли?» на последний адресованный мужчине вопрос. «Какие же сказки без выпивки то?!». И пусть Бэй не очень любил, так скажем, лакомиться алкоголем без своего малость чеканутого мохнатого друга, но если уж случай подворачивался и был Тейаровски заманчив, то почему бы и нет, позволял себе. Ведь вивариин тоже не лыком шит был и тут даже и спросить не приходилось, что в отсутствие Бэйнара тот мог нанюхаться или же накуриться в сопли-слюни, да так, что никаким количеством пойла его было уже не догнать. Эйнохэил закинул книгу на столик, что стоял посередине и был окружен небольшим диваном и тремя креслами, одно из которых сейчас занимал как раз таки он сам, и подорвался с места, на жестах задавая вопрос: «Из горла пить будем», - он обрисовал бутыль и, запрокинув голову, типа влил в себя добрую часть, - «или изобразим интеллигенцию и разольем по бокалам?», - Бэй указал на мелкую посуду, что Аравиэль держал в руке и вопросительно кивнул. Однако, как и сам парень, ответа дожидаться не стал, метнувшись к дверям и направляясь на кухню. Проходя мимо брата ледышки, мужчина почувствовал небольшой шлейф перегара, тянущегося от Аравиэля, вперемешку с каким-то сладковатым запахом. «Духи что ли? А ты уже, смотрю, везде успел, времени даром не теряешь!». Бэйнар одарил парня ехидной улыбкой и скрылся в холле. Со стороны кухни послышались какие-то звуки и возня. Конечно же, где в этом доме можно было найти подходящие стаканы, мужчина не знал. С несколько минут хлопая дверцами кухонных шкафов и метаясь от одного стола к другому, Эйнохэил не отыскал ничего более подходящего, кроме самых обычных, и, сцапав, на всякий случай два из них, вернулся в библиотеку. Пройдя обратно к креслам и обнаружив на столе какие-то листы и письменные принадлежности, которые пришлись как раз кстати, Бэйнар поставил принесенное с собой и взялся за перо. «Ну, чего стоишь? Разливай, а то сказки сами собой на трезвую голову не польются».

+1

39

Пост за брата - Аравиэля Фенрил.
Переход с 24 на 25 число Новой Надежды
1647 год от подписания Мирного Договора.
Ночь-утро

[float=right]http://s7.uploads.ru/t/SsLu8.png[/float]Аравиэль внимательно следил за эмоциями, отражающимися на лице парня вместо ответа. Сестра успела сообщить, что ее приятель немой, посему оставалось либо разгадывать все по лицу оного, либо ждать, пока он изложит свои слова на клочке какой-нибудь бумаги. Лоддроу заметил, как парень покосился на выпивку в его руке и уж наверняка не ошибся, расценивая внезапно появившуюся улыбку как своеобразное согласие. Тем более, что дальнейшие действия гостя только подтвердили догадки. Отбросив за ненадобностью книгу и подорвавшись, Бэй куда-то резво так выскочил. Шустрый парниша,-промелькнуло в голове у Виэля, когда он сделал очередной  глоток и выглянул в коридор. Однако приметив, что парень свернул явно не туда, он лишь удивленно вскинул брови и остался на месте. Вскоре раздались какие-то приглушенные звуки и хлопанья.
- Хозяйственный, - усмехнувшись, пробормотал лоддроу, разглядывая остаток виски в стакане. – Cкоро начну чувствовать себя, как в гостях.
Вскоре Бэй вернулся с парой стаканов, которые тут же поставил на стол и принялся что-то писать на бумаге, брошенной там же домочадцами. Наконец-то диалог, - усмехнулся лоддроу, отлипая от стеллажа и приблизившись к столу, за которым устроился гость. Прочитав написанное, Виэль рассмеялся.
- Боюсь, что от того, что осталось в моем стакане толку мало и на сказку тебя точно не попрет, - он развернулся, лениво махнув рукой в пригласительном жесте. – Идем поближе к источнику.
Не оборачиваясь, парень вышел из библиотеки, направляясь в гостиную. Оказавшись в оной и поставив на небольшой столик возле одного из кресел свой стакан, он подошел к небольшому деревянному буфету. Когда тот открылся, то явился всем присутствующим эдакий домашний мини-бар, пусть с небогатым выбором, но и не с трактирным пойлом. Аравиэль извлек один из бутылей и вернулся к креслу. Плюхнувшись в него и кивнув на соседний подошедшему гостю, парень обновил себе выпивку и приготовился угостить Бэя.
- Ну, вещай. Что же ты у нас за птица такая необычная? Сказочная, - ухмыльнувшись, покосился он на гостя, наливая тому порцию виски.

Отредактировано Альвэри (2014-01-06 14:28:21)

+1

40

Переход с 24 на 25 число Новой Надежды
1647 год от подписания Мирного Договора.
Ночь-утро.

Бэйнар усмехнулся словам Аравиэля и молча проследовал за ним из библиотеки в просторную гостиную. «Да у вас тут еще и целый источник!». Мужчина остановился около кресел и принялся наблюдать за тем, как парень доставал бутылку виски из серванта, который служил мини-баром. Надо было заметить, что источник этот был весьма мелковат, однако воды в нем текли не из-под первой попавшейся таверны, если вы понимаете, о чем шел разговор. И то было хорошо видно даже по одной бутыли, что достал из серванта лоддроу, так что говорить за остальное содержимое бара отпадал всякий смысл. «Если такой ассортимент имеется практически на виду у всех в гостиной, то теперь начинаю понимать, почему же батя запирает свой кабинет. Там, наверное, такого добротного пойла в разы побольше будет. Да и, как посмотрю, есть, кому все это дело оприходовать». Эйнохэил покосился на Аравиэля, который уже долил в свой стакан виски и пригласительным жестом указывал гостю на соседнее от него кресло. Бэй медлить не стал, только усевшись и осознавая то, что когда-то успел прихватить с собой из библиотеки и листы. А вот ни карандаша, ни пера в руках не оказалось. И очень не кстати, потому как паренек, будучи немного навеселе, изъявлял дикое желание потрындеть, узнавая что-то новое от своего гостя.
- Ну, вещай. Что же ты у нас за птица такая необычная? Сказочная, - начал Аравиэль, плеснув во второй стакан виски и в ожидании уставившись на Бэйнара.
«Ну», - мужчина развел руками, начиная было объясняться, но через считанные секунды понял, что это являлось не такой уж и хорошей идеей. Все-таки паренек знал его от силы с минут пять, а потому все рукоплескания вряд ли бы понял. Усмехнувшись над ситуацией, Эйнохэил предупредительно поднял указательный палец и посмотрел на Аравиэля. «Сейчас вернусь». И поднялся с кресла, быстро зашагав обратно в библиотеку, откуда вскоре притащил с собой чернильницу и перо. «Так-то лучше, чтоб десять раз на руках ему не показывать. Игра в шарады тоже хороша, но желания поиграть почему-то нет».
«Павлин-альбинос. Слыхал про такую? Что касается красок, в чем-то на вас похож, не в обиду, конечно», - Бэй широко улыбнулся, продолжив: - «Но по жизни всегда один. Вот и я такой же. Можно сказать Таллемский павлин-альбинос тамошнего местного разведения. Или еще проще, как когда-то выразилась твоя сестрица, трактирный забулдыга. Из чего следует, что птица я, хоть и сказочная, но полета не высокого». Приукрашивать правду не имело никакого смысла, а потому простой на слово и с не завышенной самооценкой Эйнохэил излагал все, как оно и было. Закончив предложение, мужчина потянулся за выпивкой, и, взяв в руку, приподнял стакан в сторону Аравиэля. «За знакомство. Будь здоров. Не кашляй!». Бэйнар сделал глоток, в очередной раз отмечая, что такого пойла в обычной забегаловке не подавали и где попало его можно было не искать, и вернулся к ответу. «Да и чего я тебе тут поэму то катаю? Небось уже Альвэри все давно рассказала за меня, пока я там… отдыхал. Мне вот интересно послушать, что же она тебе помимо моего имени и мелких деталей навещать успела. Для себя то хоть павлин, хоть жар-птица какая, а на ее взгляд, лучший вариант моей сказочной породы это курица сарайная. И не факт, что несущая золотые яйца». Чуть ли не рассмеявшись под конец, Эйнохэил протянул лист парню, и, дождавшись, когда он возьмет написанное, откинулся в кресле, отхлебнув из стакана и немного закашлявшись. Все же болезнь отступать до конца не спешила.

Отредактировано Бэй (2014-01-06 15:28:40)

+1


Вы здесь » За гранью реальности » Город Мандран » Дом семейства Фенрил