За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Город Мандран » Дом семейства Фенрил


Дом семейства Фенрил

Сообщений 41 страница 60 из 224

1

http://sf.uploads.ru/dMNXK.jpg
Дом семейства Фенрил находился на одной из восточных улиц города, в достаточно спокойном и свободном от лишней суеты квартале. Представляет собой двухэтажное просторное здание, с вместительным погребом, рассчитанное на достаточно большое семейство и их комфорт. За ним находился сад с небольшой беседкой, окруженный высокой стеной. В глубине оного можно разыскать также хозяйственные постройки, уборные "домики", конюшню.
Первый этаж начинается длинным и просторным коридором. Справа по оному находиться большая гостиная с камином, прекрасно обустроена как для проведения вечеров в кругу семьи, так и для неожиданных приездов гостей. Далее по коридору расположен кабинет хозяина дома и "небольшая" библиотека. Слева же резкий поворот приведет в помещения кухни, столовой, двух ванных комнат, а также к выходу в сад, который начинается из красиво-оформленной террасы. Возвращаясь к коридору и минуя дверь в библиотеку, можно заметить резную лестницу, ведущую на второй этаж.
Второй этаж полностью состоит из комнат для отдыха и делиться на два крыла. Справа находятся спальня родителей, занимающая большую часть крыла и вмещающая в себя гардеробную и небольшую ванную, комната Альвэри с балконом и комната для гостей с камином. Левая часть крыла полностью принадлежит мужской части семейства - троим старшим братьям. Комнаты здесь заняты с первой по старшинству.
По всему дому висят или стоят канделябры со свечами либо лампы, которые прекрасно освещают дом в позднее время суток. Дом обставлен без вычурных излишеств, но с расчетом на  максимальный комфорт домочадцев и редких гостей, в спокойном, уютном и "домашнем" стиле.

Выход в сад.

http://s5.uploads.ru/eNGYZ.jpg

+3

41

Пост за брата - Аравиэля Фенрил.

[float=right]http://s7.uploads.ru/t/SsLu8.png[/float]Аравиэль лениво наблюдал, как Бэй в свойственной ему манере попросил его подождать и, подорвавшись, скрылся из глаз долой. Нам спешить некуда, - делая глоток янтарного напитка, подумал лоддроу, откинувшись на спинку мягкого кресла. Вскоре гость вернулся, принявшись сходу что-то писать на листах. Долгое это дело – диалог с немым, - все так же лениво подумал Виэль, косясь на парня, который с какой-то загадочной улыбкой что-то увлеченно писал. Поди, точно сказку прочту. Прервался он лишь раз, дабы сделать первый глоток предложенной выпивки да отсалютовать, на что Виэль лишь кивнув, криво усмехнувшись. И тебе того же, и тебя туда же…
Наконец, Бэй завершил ответ на вопрос лоддроу и протянув ему бумагу, откинулся на спинку кресла, снова пригубив виски. Когда тот закашлялся, Аравиэль лишь бросил короткий взгляд на него, принявшись читать далее. Что же, справедливости ради у парня было незаурядное чувство юмора и достойный запас самокритики. Дочитав написанное, издав при этом короткий смешок и вернув бумагу Бэю, он поудобней устроился, пригубив стакан, не спеша с ответом.
- Павлин-альбинос говоришь? У него что-то красное должно быть, а что-то белое вроде, да? Задница, голова, глаза или яйца, которые золотые? – с невозмутимым лицом начал парень, в то время как в глазах плясали веселые искорки, подогретые уже доброй дозой алкоголя в крови. – Я не очень разбираюсь в пернатых, что не скажешь, судя по всему, о сестре, раз она тебя пригласила сюда. Видимо, сарайных еще не изучала, а тут случай подвернулся…иной причины не вижу, - он покосился на парня, изучающе глянув. – Да и ты не догадываешься, значит. Как интересно, - Виэль снова коротко хохотнул, сделав большой глоток и резко меняя тему. – Ну да, рассказала немного о вашем путешествии. Правда, без столь цветастых эпитетов, а жаль, видимо, сего достойны только избранные. Есть еще парочка таких же. Странных личностей, как она сказала, только их она удачно сплавила на постоялый двор, - парень открыто забавлялся, потянувшись за бутылкой и обновляя обоим выпивку в стаканах. – Ты же не против? Так вот. Ничего интересного, кроме того, что ты у нас ловец удачи за пятки. То там влезешь, то в другом месте провалишься…зато не скучно. Гаррата видел? Вот же свезло. Мне бы так…Интересно, если я сейчас к нему пойду и потребую признать себя хозяином, уйду оттуда цел, как думаешь? Зачем ей лошадь? Удел женщин – постельный режим, а не скачки на лошадях…Ну если не вдаваться в подробности этого самого постельного режима, - лоддроу явно начал много говорить.
Видимо, сказалось количество выпитого за вечер. Хотя по постоянно бросающим на Бэя вглядам, можно было также понять, что тот явно не так пьян и треплив, как хотел показаться. А вот реакция парня на каждое, вроде в пьяном угаре, оброненное слово, весьма интересует Виэля.
- Что-то я заболтался, - ухмыльнулся он. – Хотя, разве я не прав, а, Бэй? Вот есть же у такого пернатого птица, взращённого в Таллеме, та, которая согреет не только тело, но и душу? Чур, бордель не считается, - хитро сощурившись, засмеялся лоддроу. – Я там был, теперь пахну не лучше местных птиц…или девиц? Тейар их разберешь. Хотя не так уж все и плохо было, чего греха таить, - он наконец заткнулся, допивая свой виски и снова взявшись за бутыль.
Видимо, сегодня он решил не только сам хорошенько напиться, но и гостя ушатать по полной.

+1

42

И тут Аравиэля понесло. Слушая парня, Бэй даже не всегда о своем успевал подумать, дабы логическую цепочку болтовни не упустить ненароком. Было видно, что количество выпитого, в плюсе с тем, что братец ледышки успел принять на душу еще за порогом дома, давало о себе знать. Мужчина поклясться мог, что у него рука бы отсохла столько писать, будь он на месте лоддроу, или же язык отнялся. «Надо ж так профессионально лясы точить!». Эйнохэил мельком взглянул на Аравиэля и призадумался, напуская на себя фальшивую серьезность. Вопрос с чем-то красным у павлина-альбиноса застал его врасплох. «Право, я и не задумывался, жопа у него там красная или яйца… У них вообще они есть? Ни разу не видел или не замечал просто. Надо будет у Нера спросить как-нибудь». Почти сразу согнав с себя напускные эмоции и прикончив стакан, Бэйнар пожал плечами, отвечая этим жестом на то, что и понятия не имел, изучала ли там Альвэри каких диковинных птиц, коей она считала и самого мужчину, или же ее вело что-то другое, благодаря чему Бэй в итоге оказался тут. «Да и я не вижу. На крайний случай, можно приписать все внезапно проснувшейся совести». Однако следующие слова парня заставили Эйнохэила оторваться от собственных мыслей и обратить свое внимание на хохотнувшего в сей момент Аравиэля.
- Да и ты не догадываешься, значит. Как интересно…
«Не понял», - произнес про себя Бэйнар, и недовольно сдвинув брови, воззрился на лоддроу, будто бы в попытке отыскать ответ у того в глазах. Но парень тоже дураком не был, и, ляпнув, скорее всего нечто из разряда «мыслей вслух», быстро перевел тему. «Хитрожопый то!», - усмехнувшись, мужчина более не стал заострять внимание на брошенных словах, решив, что у каждого были какие-то свои домыслы, развеивать которые он не собирался. Он просто позволил Аравиэлю сменить одно русло разговора на другое, продолжив слушать.
- …Ты же не против? Так вот…
Эйнохэил криво улыбнулся, лишь потянувшись и сграбастав вновь наполненный бокал. «Валяй». Вся мимика его лица говорила о том, что Бэй был только «за» продолжение такой вот беседы по душам. Тем более, что как обычно, ему приходилось больше слушать, чем высказываться самому. А это только радовало. «Ну да, не скучно это мало сказано», - выслушивая замечания Аравиэля на счет веселой жизни мужчины, Бэйнар покрутил стакан на подлокотнике кресла, и, поднимая взгляд на говорящего, поднес виски к губам и сделал большой глоток. «Тейар тебя побери, малой, такое пойло тратить на хрен знает кого». Он кивнул, когда речь зашла о гаррате. «Еще бы не видел. Где я, по-твоему, был, когда тащился с ними до этого дома, чтобы не заметить гребаного коня?!».
- …уйду оттуда цел, как думаешь? Зачем ей лошадь? Удел женщин – постельный режим, а не скачки на лошадях…
Бэй пожал плечами, хватаясь за перо и бумагу. «Хочешь, можем проверить. А в случае того, если ты сможешь уйти оттуда по частям, будет повод сказать, что у коня бешенство или что-то типа того, ну и усыпить». Мужчина гортанно засмеялся, адресуя выраженные эмоции словам парня про женский удел. «Твоей сестре только такого режима и не хватает, по ходу. Вот и рвется к лошадям и к разномастным птицам».
- …Хотя, разве я не прав, а, Бэй? Вот есть же у такого пернатого птица, взращённого в Таллеме, та, которая согреет не только тело, но и душу? Чур, бордель не считается. Я там был, теперь пахну не лучше местных птиц…или девиц? Тейар их разберешь. Хотя не так уж все и плохо было, чего греха таить.
На первом предложении Эйнохэил лишь поднял голову, воззрившись на Аравиэля и перестав писать. В этот момент он сделал свой последний глоток виски, опустошая стакан, и хотел уже продолжить писанину, как вдруг до его слуха дошел и второй, весьма неожиданный вопрос. От накатившего ошеломления мужчина даже выплюнул остатки алкоголя, добротно орошая стол виски, и в конце тяжело закашлявшись. «С дубу рухнул что ли», - пытаясь справиться с кашлем и вместе с этим подступившим приступом смеха, произнес про себя Бэй, - «Какое тело, парень? Какая душа?». Не растерявшись и наскоро протерев влажный стол рукавом, он продолжил писать, краем уха еще и умудряясь прислушиваться к дальнейшим излияниям лоддроу. «Ага, есть, конечно. Имя у нее красивое еще такое – Пьяный угар. А друг называет Веселой попойкой. Я же», - «Этот… Как его там?», - Бэйнар цокнул языком, пытаясь вспомнить название птицы, которое он применил к самому себе. Надо было отметить, что несколько пропущенных и быстро выпитых бокалов сказывались на поведении Эйнохэила, что можно было заметить по широкой улыбке и раскрепощенности в действиях. А ослабленный болезнью организм только помогал алкоголю быстрее давать в голову. «Альбинос-павлин. Нет у меня никого. Не считая друга. Но Нер то не всчет в счет, как и бордели. А пирипих перепихиваться с местными курицами не по моей части. Чего о тебе не скажешь. Ну, видимо, каждому свое. Мне так и шумной компании хватает, безо всяких бабьих истерик… Кои любит твоя сестрица закатывать, кстати! Ну и всякому такому. Не мое это – отношения и дамы сердца. Тело, ровно, как и душу, и алкоголь согреть может». Куда начал уводить разговор не совсем уже трезвых Бэйнара и Аравиэля мужчина не замечал, высказывая то, чего хотелось и, не заботясь о том, что может ляпнуть чего лишнего. Отложив перо в сторону и передав парню лист, Эйнохэил поставил перед лоддроу и пустой бокал.

+1

43

Пост за брата - Аравиэля Фенрил.
[float=right]http://s7.uploads.ru/t/SsLu8.png[/float]Виэля позабавила реакция парня на его последние слова. А так, как в глазах уж знатно двоилось, то он вскоре присоединился к глухому смеху гостя, который продолжал карябать ответ на все то, что лоддроу ему успел вылить на голову, как из рога изобилия. Смахнув достаточно резво для своего состояния лист с рук Бэя, Аравиэль ответил кривой ухмылкой на немую просьбу обновить стакан. Да и свой он снова успел приговорить. Разлив остатки виски по стаканам и отложив пустой бутыль,  он сосредоточился на листе. Но то ли почерк у Бэя стал менее разборчив, то ли кому-то время уже идти баиньки, а слова упорно не поддавались на расшифровку, ложась в какой-то кривой слог.
«Хочешь, можем проверить. А в случае того, если ты сможешь уйти оттуда по частям, будет повод сказать, что у коня бешенство или что-то типа того, ну и усыпить»
На сие лоддроу рассмеялся, едва не расплескав свое виски, и погрозил остряку указательным пальцем.
- Боюсь, мне будет уже не столь важно сдохнет эта ледяная тварь или нет, - продолжая тихо смеяться, вновь углубился в чтение, которое, к слову, не давало возможности заскучать.
«Альбинос-павлин. Нет у меня никого. Не считая друга.- Ну вот, а говоришь нет, - пьяно ухмыльнулся лоддроу, но не стал озвучивать этих мыслей, продолжив читать. - Но Нер то не всчет в счет, как и бордели. А пирипих перепихиваться с местными курицами не по моей части. Чего о тебе не скажешь. – Виэль передернул плечами, тем самым давая понять, что не видел в этом абсолютно ничего зазорного. - Ну, видимо, каждому свое. Мне так и шумной компании хватает, безо всяких бабьих истерик… Кои любит твоя сестрица закатывать, кстати!..».
Аравиэль снова поднял глаза, хитро чему-то ухмыляясь.
- Вот оно как. Тем не менее, судя по всему вы все же неплохо ладите при всех этих истериках, - заметил парень. – И да, тебе весьма повезло, раз ты увидел нашу Аль в порыве хоть каких-то эмоций. Мне бы так, хоть разок, а то максимум огрызается…Ох уж эти женщины. Тейар их понять не способен, что уж он нас, смертных, говорить.
Виэль не стал развивать тему далее, дочитав до конца и согласно кивнув головой. После он принялся пристально рассматривать содержимое своего стакана и при этом загадочно улыбаться. Допив оное одним залпом, он вдруг резво поднялся, правда, тут же чуть не рухнув обратно в кресло и поклонился.
- Было приятно с тобой поговорить, Бэй. Как-нибудь повторим. Ну, а сейчас труба зовет или как там говорят, короче, пошел я. Доброй ночи и спасибо за компанию, - пошатываясь и направившись к себе, проговорил лоддроу. – Провожать тебя не буду и меня не надо, уж прости. Не заблудишься, думаю, а нет – так кресла сдвинешь….
Парень еще что-то говорил, продвигаясь по коридору, но что – было трудно разобрать. Через какое-то время послышалась возня, какая-то ругань и звук захлопнувшейся двери. После дом погрузился в относительную тишину.

Отредактировано Альвэри (2014-01-06 21:10:41)

+2

44

- …Тем не менее, судя по всему вы все же неплохо ладите при всех этих истериках, - отозвался парень, прочитав добрую часть написанного, - …раз ты увидел нашу Аль в порыве хоть каких-то эмоций. Мне бы так, хоть разок, а то максимум огрызается…Ох уж эти женщины. Тейар их понять не способен…
«Знал бы ты, какими силами, по крайней мере, мне этот лад дается», - Бэйнар сцапал наполненный, и, судя по всему, последний бокал виски, - «Тут уж как посмотреть. Я бы предпочел вообще ничего не видеть. Ни огрызаний, ни истерик. В одном с тобой согласен. Леший их душу сломит и разберет, что там и к чему». Мужчина отпил, адресовав лоддроу жест, говорящий нечто: «Да куда уж нам там?!», и развел руками. На какие-то несколько минут в зале воцарилось полное молчание, но не давящее, как это иногда бывало, а совсем наоборот. Было ощущение какой-то легкости и всепонимания того, что каждый из мужчин сейчас обмозговывал что-то свое, а слова в этот момент являлись излишни. «И чего она, действительно…». Но додумать Эйнохэилу не дал возможности Аравиэль, переставший гипнотизировать свой стакан, разом допив виски и подорвавшийся с кресла. Правда парень чуть-чуть не навернулся после вытворенного финта, но все же устоял на ногах, в довершении всего еще и поклонившись. Бэй хохотнул, понимая, что в таком состоянии у него то все веселое обычно только начиналось, а вот лоддроу уже готов был откланяться.
- Было приятно с тобой поговорить, Бэй. Как-нибудь повторим. Ну, а сейчас труба зовет или как там говорят, короче, пошел я. Доброй ночи и спасибо за компанию. Провожать тебя не буду и меня не надо, уж прости…
Мужчина отсалютовал Аравиэлю еще полным стаканом виски в знак его полного согласия с парнем и вновь откинулся на спинку кресла, принявшись допивать последний налитый алкоголь уже в одиночестве. «С трубами разговаривает, значит… Ну чего уж там, у них, видать, все семейство с прибамбахами, и удивляться тут нечему! Иди уже, иди!», - с широкой улыбкой на губах думал Эйнохэил, слушая уже вышедшего в коридор Аравиэля. А через еще минуту со второго этажа до слуха долетели какие-то звуки и тихая ругань, после чего дом погрузился в полную тишину. «А я думал, сейчас обратно кубарем скатится». Бэйнар поправил челку, и по-хозяйски запрокинув ноги на стол, поудобнее расположился в кресле. Спустя, примерно, минут десять такого вот бессмысленного сидения и потягивания оставшегося алкоголя, мужчина осознал тот факт, что не принести бутылочку такого отменного виски своему мохнатому другу он просто не мог! «И правда, кощунство какое-то!». Одним большим глотком высадив остатки и поставив бокал на подлокотник, Бэй поднялся, тоже не слабо пошатнувшись и направившись к серванту. На своем тернистом, как оказалось, пути к «источнику», мужчина умудрился спотыкнуться о ножку второго кресла и совершить красивейший в своем исполнении пируэт, чуть ли не впечатавшись носом в тот самый мини-бар, до которого так упорно добирался. «Тейарова мать, как оно тут вообще оказалось?!», - повернувшись лицом к креслу, произнес в сердцах Бэйнар, и недолго гадая, снова обратил внимание на свою заветную цель. Открыв дверцы серванта и потянувшись за более приглянувшейся бутылкой, Эйнохэил не смог не сотворить какой-либо еще фигни и умудрился опрокинуть все остальные бутыли, дропнувшиеся и раскатившиеся по всей полке с противным и громким звоном. Слава Богам, ни одна из них не разбилась, что вне всех сомнений, радовало. На секунду замерев и прислушавшись, Бэй все-таки сцапал бутылку отменного виски и, поставив всю остальную выпивку, развернулся и сделал пару шагов от мини-бара. Надо было отдать должное мужчине в его неуклюжести на пьяную голову, так как он и не думал смотреть себе под ноги, натыкаясь на то же самое кресло и в этот раз полетев вместе с ним на пол. Грохот от тяжелой мебели заполнил, казалось, все углы в огромной гостиной, как и мат-перемат все закоулки сознания. Поднявшись на ноги и не выпуская из рук уцелевшую и такую драгоценную бутыль, Бэйнар понял, что надо было срочно давать деру до своей комнаты. Так он и поступил, вылетев из гостиной и в прямом смысле слова чуть ли не залетев на ступеньки, зашагав через сразу несколько, и пару раз все же не удержавшись на ногах и клюнув носом. Хорошо что хоть ума хватило придерживаться за перила, так что ни нос, ни лоб горе-грабитель себе не расквасил. Уже подбираясь к последним ступенькам, Эйнохэил замер, заслышав какие-то шорохи на втором этаже. «Надо валить!». Развернувшись на месте, Бэй предпринял попытку вернуться в библиотеку и сделать вид, что ничего особого не происходило.

+2

45

Альвэри, как уже упоминалось, достаточно быстро уснула. В этот раз ее не тревожили сновидения, вообще никакие. Девушку просто свалила с ног усталость и погрузила в блаженное забытье. Она не проснулась ни когда вернулся Аравиэль, ни когда они с Бэйем пересеклись, а после последний принялся хозяйничать на кухне, не особо гнушаясь греметь мебелью, ни когда они обхохатывались – кто как умел. Возможно, лоддроу проспала бы так до самого утра, но вот парни оказались уж слишком неугомонны. С крепких объятий Морфея ее вырвал звук захлопнувшейся двери, видимо, одной из комнат на этаже. Скорее всего, вернулся брат, решила Фенрил, не спеша тревожиться и уже собравшись продолжить спать, до слуха Альвэри донесли какие-то приглушенные звуки. После раздался глухой звон, снова тишина, снова какая-то возня.
- Да что там, Тейар подери, твориться, - срываясь с постели и схватив первое попавшееся под руку одеяние, пробормотала лоддроу выбегая из комнаты.
По дороге она заглянула в комнату гостей и не обнаружив в оной Бэя, лишь больше забеспокоилась. А вдруг воды захотелось, пытался спуститься, стало плохо, шею свернул на лестнице… Пока добежала до самой лестницы, то едва не похоронила мысленно знакомого. Но как говорят, вспомни о нем, припрется хоть ночью, хоть днем. Так и сейчас, как только вынырнула в спешке из-за угла, как лицезрела спину Бэя, явно куда-то намылившегося. А еще в доме стоял легкий запах спиртного, что неудивительно было хотя бы потому, что вернулся Виэль. Но что-то подсказывало, что не только в этом причина. Прищурившись и сбежав по лестнице вниз, девушка стала поперек дороги спускающемуся и, как успела подметить, подвыпившему парню.
- Значит встретились-таки, братцы-паконы. Превосходно. Ну погоди…с тобой я утром поговорю, - зло фыркнула лоддроу куда-то в сторону второго этажа, после принявшись сверлить Бэя взглядом. – Куда это ты намылился на ночь глядя, больной и в таком состоянии? А-ну марш в постель. Или тебе помочь?

+2

46

«Не успел», - пронеслось в голове, как только Бэйнар смог лицезреть перед собой шустро сбежавшую вниз и вставшую на его пути девушку. Оставалось непонятным, на что рассчитывал мужчина, когда умудрился славно погреметь внизу, что привело к встрече с Альвэри на лестнице. Нет, конечно же на то, что шум никого не разбудит, а если и разбудит, то он успеет прошмыгнуть в комнату не замеченным, во! Эйнохэил, обмозговав это дело в уме, гордо вскинул голову и с идиотской улыбкой воззрился на ледышку. «Стоп, а толку то? Меня же все равно поймали!». В момент сего осознания довольная мина чуть сошла с лица, оставляя видимой только такую эмоцию, как некая обреченность. «Может припадок изобразить?», - судорожно соображал Бэй, пока девушка распиналась на счет того, где и в каком состоянии он должен был вообще находиться, - «Свалюсь ей на руки, забьюсь в конвульсиях. Авось и поверит, закинет свой треп, а-а-а… Не! А если скатимся, свернув себе шеи? А если и выживем, то она меня еще и не такими словами покроет! Да еще и если бутылку разобью… Кстати, бутылка!!». Безотрывно смотря на Альвэри, и пропуская мимо ушей абсолютно все, что она говорила, мужчина незаметно завел бутыль спиртного себе за спину, пряча ее подальше от глаз ледышки. Тем не менее, надо было и отвечать, а то его загадочный вид мог родить сомнения в голове лоддроу, и не приведи Ильтар, она бы стала еще и докапываться до истины, мол, а над чем это ты там, дружок, так задумался? «Не-не-не, ща придумаю». Но дум и идей в таком «красивом» состоянии у Эйнохэила хватило лишь на то, чтобы улыбнувшись, отрицательно повертеть головой. Теперь же возвращаться в комнату ему совсем не хотелось. Да и не будет же он ныкать в сумку спертую бутыль при Альвэри?! И тут он придумал! Да так, что, казалось, придраться не к чему было.
«А я вот, как раз-таки», - Бэйнар указал на себя большим пальцем, после кивнув на лестницу и переведя взор на девушку, - «к тебе заглянуть хотел. Боги, что я несу? Был бы тут Нер, пачку бы разявил от такого! Ну да поехали дальше, может быть и поверит». Мужчина выудил из-за спины притыренную бутылку и поводил ей перед лицом лоддроу. «Ни одному же пить, м?». Он обрисовал указательным пальцем круг после того как еще раз аккуратно ткнул в свою сторону и сторону девушки, объясняя, что хотел бы разделить с ней сию прекрасную выпивку в столь поздний час в знак того, что таки пошел на поправку! И сам офигел от того, что нес в данный момент в мыслях. «Какой час? Какую выпивку? Нер меня никогда не простит! Хотя… у них там еще оставалось, припоминаю…». Добродушно улыбнувшись и вопросительно вздернув брови, Эйнохэил не стал дожидаться ответа ледышки, и, развернув ее за талию, чуть подтолкнул вперед, уводя обратно на первый этаж. Когда же они спустились, мужчина, немного запутавшись в собственных ногах, весело развел руками перед Альвэри, извиняясь за свою медвежью походку, и проскочил в библиотеку. Там он поставил на стол бутылку и ломанулся обратно к дверям, где чуть ли не налетел на следовавшую за ним лоддроу, и, ухватившись за ее плечи, перевел дыхание, а следом пустился в гостиную, откуда приволок стаканы, чернильницу, перо и листы. При этом он совершенно не заботился о том, что хотя бы чернильница могла с легкостью перевернуться, разукрасив все одежды не очень то красивыми пятнами.
Расставив все притащенное, мужчина откупорил бутылку, и, плесканув виски в оба бокала, преподнес один из них девушке. А сам расположился спиной к подлокотнику дивана, немного опираясь на него ногами и неуверенно пошатываясь.

+2

47

Альвэри все это время наблюдала целую театральную игру эмоций на лице Бэя, однако разгадать их всех, увы, не могла. Впрочем, это стало не так уж важно, так как парень не стал долго думать над тем, что ей ответить и начал пытаться объясниться. Сначала лоддроу ничего абсолютно не поняла. Лицезрев бутыль, которую он выудил из-за спины, она нахмурилась, но все-равно пока мало понимала. Правда, то, что он ей предлагал сейчас, по крайней мере, выпить, было уже ясно. Хоть бери и возвращайся за тетрадкой, - пронеслась в голове мысль, пока девушка продолжала наблюдать за «объяснениями» Бэя и пролетевшей мимо носа бутылью. Да она вообще-то их и не требовала. Просто стоило вернуться в комнату, сейчас же и все. Но нет, мы не ищем легких путей, верно? Да и дальнейшее поведение парня ввергло ее в слегка шоковое состояние, да так, что и среагировать толком не сумела. Сказалось то ли совершенное изумление, то ли еще сонное состояние организма. Развернутая лицом к коридору столь неожиданным образом, да еще и подталкиваемая и, по сути, ведомая знакомым, чтобы не стояла аки истукан, спасибо, что не пинком, лоддроу молча пошла вниз, размышляя над очередной странностью парня. Но в одном он был прав – не дело разбираться, стоя на лестнице, еще чего доброго сваляться вниз.
Ее мысли на сей счет прервал Бэй, едва не распластавшись перед нею. Она едва заметно улыбнулась, сразу же одернув себя. Нашла чему радоваться, пьяному дурачеству! Пытаясь и дальше изображать из себя сонную глыбу льда, девушка повернула к библиотеке, в дверях которой ее чуть не сбил вылетевший оттуда Бэй. Что-то мне подсказывает, что лучше бы я спала дальше, - подумала лоддроу, проходя в библиотеку и остановившись в ожидании знакомого. Тот не заставил себя долго ждать, вскоре снова влетев в комнату на всех парах, притащив с собой все, что в руки влезало и почти сразу же кинувшись откупоривать бутылку. Содержимое оной он плеснул в принесенные стаканы, один из которых предложил ей.
- Я не очень жалую это, - проговорила наконец девушка, прищурившись глядя на парня. – И все же настаиваю на твоем возвращении в комнату. Думаю, тебе уже достаточно на сегодня.
Дабы до парня скорее дошло то, что от него требуют в сей момент, лоддроу решила отобрать у него раздражающий фактор. Посему направилась к нему, чтобы все же взять протянутый ей стакан, а после и конфисковать на время все остальное. Она как-то не подумала, что бутыль честно сворованная из семейного мини-бара и Бэю не принадлежит. А еще девушка опрометчиво не смотрела под ноги, когда, задумавшись как бы это все провернуть, двинулась на знакомого. А зря, ведь не раз ее покровитель подлавливал ее на подобном и в буквальном смысле ставил подножку на пути. Так и сейчас, дойди до Бэя нормально она не сумела, зацепившись на всем ходу за его же ноги, кои он так вальяжно вытянул, не думая о последствиях. В итоге, вместо того, чтобы отобрать выпивку и всю тару, девушка со всего размаху налетела на нетвердо опершегося о подлокотник дивана парня, опрокидывая всех и вся на своем пути.

+2

48

«Неужели согласилась?», - проскочила единственная мысль в тот момент, когда девушка окинула взглядом Бэя.
- Я не очень жалую это. И все же настаиваю на твоем возвращении в комнату. Думаю, тебе уже достаточно на сегодня.
Но нет. Мужчина в корне ошибался. Услышав мнение Альвэри, он закатил глаза и отвел взор в сторону, медленно выдыхая. «Опять какие-то нравоучения. Хоть раз в жизни ты можешь что-нибудь, хотя бы что-нибудь пожаловать или же одобрить? Я не предлагаю тебе напиваться. А всего лишь составить мне компанию!.. Эй, ты чего удумала?», - снова обращая внимание на ледышку и ее твердую и уверенную походку, которой она направилась к Эйнохэилу, тот заподозрил что-то неладное. «Не-не-не! Выпивку я тебе не отдам!». Мужчина поднял до этого протянутый стакан вверх, делая его недосягаемым для девушки и скорчил более, чем просто недовольную мину. «Хватит мне, по-твоему, а по-моему самое оно будет!». И правда, состояние для Бэйнара было самым «тем», когда обычно он напивался так, чтобы практически не помнить всех тех кошмаров, что неизменно навещали его в царстве Сна. В такие минуты он начинал путать явь с дремой и почти пофигистично относился ко всему, что происходило вокруг. А тем самым и не помнил, когда именно засыпал, и реалии плавно переходили в сновидения.
Тот момент, когда же Альвэри споткнулась о его ногу, как то уже ни раз бывало, на полном ходу врезавшись в Бэя и опрокидывая его спиной на диван, тоже как-то выпал из сознания. А вот последствия сего оказались просто незабываемы. Не сумев удержать равновесие, мужчина плюхнулся на подушки, ловя на себя ледышку, которая летела следом, и разливая себе же на лицо виски. Радовало что, хотя бы стакан из руки Эйнохэил не выпустил, а то бы тот саданул прямо по лбу или угодил бы прямым попаданием в нос, что было бы еще менее приятным. Отойдя от мимолетного шока и мало вдаваясь в подробности того, как подобное вообще могло произойти, (помнить то, он не помнил), мужчина продрал глаза и завертел головой из стороны в сторону, скидывая мокрую челку с лица. Он заметил, что сумел удержать вцепившуюся в него ледышку от дальнейшего падения, и возможно их обоих, на пол. Облизав губы и распробовав еле уловимые на языке ноты виски, Бэйнар улыбнулся, глядя на застывшую, словно ледяное изваяние, Альвэри и мысленно отвечая ей: «Ну, ничего, там еще целая бутылка осталась! Сейчас налью». В голове начинало шуметь, что являлось, в общем то, хорошим признаком того, что посиделки удались и достигаемый всегда с помощью алкоголя эффект перед сном был достигнут, а картина перед глазами слегка мазалась. Чего уж там было говорить о страхах, что сейчас отчаянно, но, весьма безрезультатно, пытались достучаться до сознания, захваченного в плен изрядно выпитым количеством алкоголя? А именно потому Эйнохэил до сих пор то и не вскочил, шарахаясь от Альвэри, как от заразы. Он все еще улыбался ей, не соизволив пошевелиться и путая картины своих снов и реально происходящие действия.

+2

49

Где-то я уже это видела, - пронеслась неуместная мысль в тот момент, когда он снесла Бэя со своего пути, заваливая обоих на диван. В считанные мгновения они могли оказаться на полу, собственно, что и ожидалось, но каким-то чудом, пусть и изрядно подвыпивший, парень смог удержать не только свое тело от падения, но еще и ей не дал рухнуть. Альвэри так и замерла, уставившись немигающим взглядом на знакомого, который, к слову, казался рад жизни, положению, да что уж говорить – всем и вся в этом мире в сей момент.
Лоддроу пыталась лихорадочно найти выход из создавшегося положения, но ничего толкового в голову не приходило. Одной рукой она цепко держалась за плечо Бэя, больше интуитивно ухватившись, нежели с какой-то определенной целью. В голове со скоростью звука проносились всевозможные предположения касательно того, почему все так произошло, только вот ничего связного так и не удалось придумать. До нее как-то не дошло в тот момент, что не обязательно объясняться, достаточно просто выбраться из объятий, в которых она оказалась по своей же нерасторопности, и завершить начатое, либо просто подняться для начала. Видимо, случившееся на ней отразилось больше, чем на пьяном знакомом. Порою девушка действительно напоминала медведя, только-только выбравшегося после долгой спячки, в полусонном состоянии наталкивающегося на всех и вся. Да какая разница, - зло прикрыкнула на себя в мыслях девушка. – Ты что-то собираешься делать или так и будешь валяться мешком c картошкой на нем? Фенрил моргнула, будто пытаясь избавится от наваждения, чуть заерзав. Ведь действительно, хотя прошло всего-то пара мгновений, казалось, лежат они так уже целую вечность. Она с озадаченным, растерянным, возможно смущенным за свою нерасторопность лицом, а он – сама улыбчивость и равнодушие. Хоть вечность лежи, может даже не шелохнется. Правда, его продолжало волновать одно в сем бренном мире и это было видно невооруженным взглядом. Выпивка, конечно же. Стакан, к которому девушка так стремительно прилетела, Бэй пытался держать теперь на расстоянии, видимо, разгадав ее намерения. Внезапная вспышка раздражения накрыла Фенрил и отодвинула на задний план все остальное, вместе с любыми доводами здравого рассудка и некими ощущениями, которыми  тело начало напоминать о себе и своем страхе. Я же за этим и шла! Думаешь, ты умнее и хитрее?-продолжила вести мысленный монолог Альвэри, сощурив глаза. – Сейчас узнаем.
Только один Тейар мог сказать, и то не с полной уверенностью, что ею двигало в момент принятого решения. А Альвэри решила довести начатое до конца, даже оказавшись в столь щекотливом положении. Понимая, что момент внезапности упущен, девушка сделала то, что единственной мыслью пришло в голову. Откуда у нее вообще появилась подобная идея или же это был просто необдуманный порыв, чтобы ввести «врага» в шоковое состояние, притупив бдительность и так далее, лоддроу уж точно не могла бы сказать. Продолжая держаться за плечо парня, второй рукой девушка потянулась за все тем же пресловутым стаканом, в то же время чуть подтянувшись и нависнув над лицом Бэя с хитрой ухмылкой. Ты же мне предлагал его. Так отдай, - могли говорить в этот момент голубые глаза лоддроу, пытающиеся отвлечь на себя и так рассеянное внимание  знакомого. Да вот то ли для пущего эффекта, чтобы уж сразить наповал, то ли она в какой-то момент сильно увлеклась хмельными озерами чьих-то глаз, кто знает, да вот со словами:
- Кажется, это предназначалось мне, - лоддроу склонилась и осторожно коснулась губами уст Бэя, на которых, как и на всем лице, блестели капли разлитого виски, кои парень пропустил, облизываясь после падения.
В то же время она не бросила своих попыток дотянуться до стакана, на ходу внушая самой себе, что это хорошая такая уловка и она более, чем оправданна. Ведь она не пьяна, отберет посудину, быстро так освободиться из рук пьяного парня, соберет все остальное и «ловите женщину», чего уж там. Хорошая задумка…была, до того момента, как гул от собственного сердца, не начал бить по барабанным перепонкам, гоняя кровь по венам, что неминуемо повлекло за собой волну тепла, накрывшего тело, совладать с которой девушка пока не научилась так, как делала это с прежними проявлениями страха. От столь резкой смены температуры тела, лоддроу интуитивно подалась вперед, сильнее прильнув, словно в поисках защиты.

Отредактировано Альвэри (2014-01-07 18:18:05)

+2

50

Все те секунды, что текли, казалось бы, слишком уж долго, пока девушка принимала решение, что же ей делать, Бэй просто смотрел на нее, не стараясь даже предугадать дальнейшие действия Альвэри. А зачем это надо было? Авось оклемается после падения и сама удосужиться слезть, продолжив читать морали и нотации. А пока что ледышка молчала, хлопая широко распахнутыми от растерянности и удивления, глазами, мужчина мог хотя бы полюбоваться всей ситуацией, каким-то уголком сознания еще понимая, что подобные, пусть и сотворенные ей же самой, выходки всегда ввергали лоддроу в ступор, а потом и панику. Да и если бы не алкоголь, то он и сам бы давно уже взбрыкнул, собственноручно скидывая девушку на пол и поднимая скандал или же тихо бесясь и перебарывая себя в мыслях. Однако Эйнохэил еще с пару минут назад начинал путать, что есть что и где обрывалась реальность и начинались картины, порожденные его больным рассудком. Всю, казалось бы, застывшую во времени ситуацию сумела растормошить и привести в движение Альвэри, заерзав на Бэйнаре и устраиваясь поудобнее. «Эй-эй, ты там полегче», - произнес про себя мужчина и немного подался назад, потому как потянувшаяся за пустым стаканом ледышка наклонилась к его лицу слишком уж близко. Проследив за вытянутой рукой лоддроу, которой она пыталась достать пустую емкость, Бэй улыбнулся, как мог, пожимая плечами. «Тебе бокал, что ли нужен? Разлила, а теперь и выпить захотелось? Да на, чего ты, сказать не могла что ли?». С этими мыслями Эйнохэил потянул руку, в которой и держал стакан, навстречу девушки.
- Кажется, это предназначалось мне, - проговорила ледышка, в следующий момент сподобившись совершить то, на что Бэйнар ни то, чтобы не рассчитывал, а о чем никогда бы в жизни и не подумал.
«Так я как-то и не против, говор…», - но договорить, пусть даже и в мыслях мужчина не успел, ровно так же, как и отреагировать на вытворенный финт Альвэри должным образом. Нет, он совсем не с тем соглашался и был не против! Отдать бокал – да, запросто и пожалуйста, а вот поцелуй… И если это был весьма странный и неподдающийся какой бы там не было логике обманный маневр со стороны лоддроу по отвоевыванию стакана из-под виски, то он удался ей на славу! Вот только был бесполезен, как Неру второй хвост или же Бэю первый, так как Эйнохэил и безо всего этого спектакля готов был вернуть пресловутый бокал. Вот только этого, судя по всему произошедшему, совсем не заметила девушка.
На легкое прикосновение к его губам мужчина ровно никак не отреагировал, если не брать в расчет того, что опешил и практически вжался головой в диван, пытаясь сообразить, что вообще сейчас происходило. «Нет, это вообще не может быть правдой и твориться со мной наяву! Я заснуть успел?!», - вихрь мыслей, сбитых на полуслове действием виски, хаотично носился по черепной коробке, не давая возможности ухватиться хотя бы за одну из них или более-менее трезво взглянуть на происходящее. И если бы не Альвэри, которая в следующее мгновение подалась вперед, сильнее прижимаясь к Бэю и делая поцелуй более настойчивым, он бы так и потерялся в хороводе собственных дум, застыв под ледышкой в своем ступоре, аки, пусть не ледяная, но хотя бы мраморная статуя, это уж точно. «Это уже точно не реальность». Единственная мысль, что отчетливо читалась в голове, больно кольнула в висок, заставляя Бэйнара верить в свою правдоподобность, и как следствие, откидывать все факты и здравые соображения в сторону. В них, собственно, входило и то, что если бы мужчина хорошенько задумался, то без труда вспомнил бы, что вообще не засыпал, и то, что Альвэри никак не могла присутствовать в его кошмарах. Ну а раз все это отметалось не пойми куда, то и сопротивляться хоть в чем-то отличавшемуся от других сновидению Эйнохэил не видел никакой причины. Все равно утром, проснувшись бы ото сна, он вряд ли вспомнил все картины, выветриваемые, как обычно, вместе с остатками алкоголя.
Все-таки вручив стакан ледышки в руку, и не особо заботясь о том, что Альвэри уже и держать то его не стремилась, Бэйнар не обратил никакого внимания на глухой звук, с которым бокал упал на диван где-то рядом с ним и подался вперед, обхватывая обеими руками лицо девушки и поначалу неуверенно, но все же отвечая на поцелуй. Дыхание тут же сперло и на какие-то доли секунды мужчине и вовсе показалось, что он просто-на-просто разучился дышать. Это было единственным, что Бэй ощущал настолько явно, что мог поклясться – если он и спал, то его точно в этот момент скинули либо с постели, либо с крыши дома. Бешено-колотящееся сердце, что с каждым ударом бухало только сильнее о грудную клетку, и кровь, молниеносно ударившая в виски, оставались где-то вне досягаемости затуманенного рассудка, лишь приглушенным эхом отдаваясь в ушах. Эйнохэил отпустил одну руку, поудобнее перехватив Альвэри за талию и лишь крепче прижимая к себе. Он приподнялся, насколько мог, ощущая, как начинала кружиться голова, и перевернулся, не прерывая поцелуя и аккуратно уложив ледышку на бок, давая ей тем самым возможность опереться спиной о спинку дивана. Второй рукой Бэй скользнул вниз со щеки лоддроу, неторопливо уводя ее вглубь густых прядей и уже приобнимая девушку за шею и вместе с этим переводя легкий поцелуй в более смелый и требовательный.

+2

51

Девушка упустила тот момент, когда ее собственная выходка перешла границу допустимого и вместо того, чтобы обескуражить кого-то, перевернула все с ног на голову именно в душе лоддроу. Упустила момент, когда стоило одернуть себя, остановиться и отскочить подальше, словно ужаленной в пятую точку. Вихрь неведомых доселе эмоций налетел с такой силой, что дух не то, что сперло, казалось, она вовсе дышать перестала на какое-то мгновение, позабыв о первоначальной задумке, повлекшей все это за собой. Стакан. Да она тянулась за стаканом с весьма благими намерениями, не собираясь увлекаться процессом отвлечения внимания, но в какой-то момент явно что-то пошло вкривь да вкось. Она не заметила ни того, что Бэй разгадал ее маневр и пытался первым вернуть стакан, ни то, что желаемый предмет выпал у того из рук. Возможно, если бы парень продолжил изображать из себя каменный монумент, сросшийся с диваном от изумления, то Альвэри достаточно быстро вернулась бы к реальности, успешно вырвавшись с омута охвативших ее ощущений и эмоций. Но, как говорится, нет добра без худа. Бэй не стал сторонним наблюдателем, но и не вскочил, шарахнувшись прочь от нее с диким возмущением на бледноватом после болезни лице. Наоборот, его сначала слабые и несмелые шаги навстречу ей только ухудшили состояние девушки, которая и так не могла прийти в себя.
Если вначале и где-то в темном уголке подсознания мигал красный огонек, предостерегающий и требующий опомниться, то сейчас его просто перекрыл весь шквал чувств, кои переживала лоддроу с каждой секундой, когда длился поцелуй, начавшийся взбалмошной выходкой. Рука, продолжавшая лежать на плече парня, судорожно сжала одежду в момент его прикосновения к талии. От финта с полуоборотом голова, с которой и так было явно не все в порядке и которая напрочь отказывалась трезво мыслить, слегка закружилась. Создалась какая-то иллюзия нереальности происходящего. Альвэри лишь судорожно выдохнула, оказавшись на боку, чуть припертой к стенке дивана. Снова что-то кольнуло в подсознании, пытаясь привести девушку в чувство, но новое прикосновение Бэя и легкая дрожь, вызванная плутанием его пальцев в волосах, снова спутали все мысли. Да и поцелуй явно изменился. Из него ушла неуверенность и некая мягкость, уступив место требовательному напору желающему, чтобы ему ответили тем же. И она ответила. Неизвестно, чем ведомая, но уж точно не думающая ни о чем лишнем, разумном, если хотите, в эту минуту, лоддроу просто отдавалась чему-то новому, пробуя его на вкус. Неуверенно, неумело, как подсказывал откуда-то взявшийся и подсказывающий "внутренний голос". Девушка подалась навстречу, обнимая Бэя ладонью за шею и сильнее прильнув, второй рукой продолжая цепляться за его плечо, словно утопающий за спасательную "соломинку". Тело предательски сводило от повышенной температуры, но вместо того, чтобы отреагировать на это привычным и тем самым должным образом,  Альвэри лишь немного поерзала, будто в попытке сбросить досадно беспокоящее ее ощущение.

+2

52

Объятия ледышки и сила, с которой она вцепилась Бэйнару в плечо, вкупе с попытками достойно ответить на столь спонтанный в своем проявлении и мало чего имеющий общего с нежностью, поцелуй, лишь заставляли мужчину откидывать в сторону последние светлые мысли, маячившие в голове время от времени и почти умоляющие обратить на себя внимание каким-то непонятным рассеянным светом. Они просто кричали, твердя прекратить все то, о чем в последствие, Эйнохэил мог крепко пожалеть, но каждый раз были отметены в самые дальние закоулки сознания. Тем более что все происходящее для него не было ничем большим, чем очередной сон, который вскоре должен был смениться все тем же, хорошо знакомым кошмаром.
Еще дальше подначивала пойти и неуверенность Альвэри в своих же действиях, которая была прекрасно читаема в их поцелуе, создавая мимолетную иллюзию превосходства над столь хрупкой девушкой. Бэй опустил руку ниже, медленно поведя ей по бедру лоддроу и ощущая через тонкую материю одежды тепло ее тела, что отозвалось ответной волной, прокатившейся по всему телу и накрывшей мужчину, казалось бы, с головой. На секунду прервав поцелуй и шумно вдохнув, Бэйнар набрал в легкие побольше воздуха и завел ногу Альвэри себе на пояс. «Прошествовав» рукой обратно вверх, и вместе с этим задирая ткань ночной сорочки, мужчина замер лишь тогда, когда понял, что умудрился забраться под едва ощутимую на тот момент ткань кружевного белья. Однако ни себе, ни ледышке так опомниться и не дал, снова прильнув к ее губам и впившись в них все таким же напористым поцелуем.
И если бы не давно забытый бокал, что подвернулся как раз кстати в то мгновение, когда Эйнохэил перестал обнимать девушку за шею и увел руку вниз, решив использовать ее, как опору, то созданиям изнанки только известно, чем бы все могло закончиться. Нащупав стакан, что отвлекающей прохладой окатил ладонь, Бэй открыл глаза, мигом вспомнив о том, что предлагал Альвэри выпить и так, кажется, и не налил. К сожалению или же счастью, это было последним воспоминанием мужчины, накрепко засевшим в мозгу. Совершенно не разбирая того, чем он был занят до сей минуты своего великого прозрения, Бэйнар отшатнулся от ледышки, успев сграбастать в руку бокал, и совсем не соображая, что находился на диване, резко развернулся, тут же свалившись на пол. Однако после небольшого падения он быстро поднялся на ноги, адресовав лоддроу жест в стиле: «Один момент!», и чуть ли не бегом прошествовав до столика. Эйнохэил наполнил пустой стакан и развернулся лицом к Альвэри. «Странное ощущение», - произнес про себя мужчина, вытирая щеку и обнаруживая, что она была, кажется, в виски. «Умудрился, кажись!», - усмехнулся Бэйнар, не скрывая от глаз ледышки широкую улыбку и сорвавшись с места. «Я это, скоро вернусь». Он указал на двери, а потом ткнул пальцем в пол, давая понять, что отходил ненадолго, и вышел, направившись в ванную.

+2

53

С каждой секундой, которой продолжался длиться их, далекий от целомудрия, поцелуй, лоддроу забывалась все больше. Казалось, что если бы сейчас вокруг них рухнули стены, Альвэри и глазом не моргнула бы, продолжая предаваться неведомому чувству и льнуть к чужому телу. От каждого прикосновения парня, ее собственное тело отзывалось волной тепла, накатывающей столь внезапно, что дух сбивало. Тем не менее, девушку это совершенно не пугало, а наоборот, будто увлекало невидимыми нитями следом за собой, обещая показать что-то большее, о чем ранее не смела и подумать бы.  Короткий момент передышки, которую им предоставил Бэй, прервав поцелуй, не поставил ничего на свои места. Даже, если бы взбудораженное сознание и рискнуло попытаться совладать со взбесившимся сердцем и разгоряченным телом, то проиграло бы наверняка. В следующий момент Альвэри снова накрыло волной все того же, уже знакомого тепла, от все более смелых прикосновений парня, только в этот раз острее ощутимой. Она даже чуть отстранилась от неожиданности, но новый поцелуй Бэя снова скинул ее в водоворот эмоционального шока, не давая возможности прийти в себя ни на секунду. И снова, будто ломаясь под напором парня, девушка прильнула к нему, цепляясь за него словно за свое единственное спасение среди бескрайнего моря.
Альвэри даже не сразу осознала, что что-то пошло по иному. Внезапно поцелуй оборвался, ровно как и их объятия. Сквозь слегка затуманенное сознание, девушка будто со стороны наблюдала, как Бэй поднялся с пола, прошел к столику, где наполнил пустой стакан выпивкой и со странной улыбкой, «поговорив» с ней пальцами, ретировался прочь. Какое-то время она так и пролежала, с недоумением глядя на дверь, пока ощущение какой-то пустоты не пробралось в душу. Глаза, ранее поддернутые легкой дымкой, вдруг блеснули ясностью трезвого рассудка, округлившись и начиная прокручивать в памяти произошедшее, глядя на это все словно сторонний наблюдатель. Рука потянулась к горлу, которое в мгновение ока пересохло и от этого, казалось, дышать стало труднее. Боги, я, кажется, совсем рехнулась…- гласила первая мысль, пришедшая в голову лоддроу, после всего случившегося. Девушка резко села, принявшись поправлять сбитую одежду, то холодея от осознания  факта произошедшего, то краснея от воспоминаний, кусками накатывающих на сознание. Руки предательски дрожали, голову заполнили не самые лестные эпитеты в свою сторону. Альвэри никак не могла понять, как она допустила подобное. Как ее тело, годами не терпящее даже случайного прикосновения, допустило подобное. Вспомнив в очередной раз произошедшее минутами ранее, лоддроу снова почувствовала тепло, которое стало обыденным в последнее время. И хотя оно не доставляло болезненного дискомфорта, как озноб, продиктованный припадками страха, но сейчас сие злило еще больше. Прошипев что-то невразумительное себе под нос и подорвавшись с дивана, она направилась к единственному окну в библиотеке. По дороге девушка прихватила и бутылку с виски со столика. Вот кто во всем виноват. Однозначно. Остановившись возле окна и вперив невидящий взгляд в темноту за ним, Альвэри попыталась прийти в чувство и вернуть себе былое хладнокровие хотя бы ненадолго. О том, что произошло между ней и Бэйем, лоддроу попыталась не думать, откладывая на потом. А может все само забудется, как только они, наконец, разойдутся каждый по своим дорогам. Пока она пыталась себя убедить, что это все было лишь коротким помутнением рассудка, не более того, сердце продолжало бешено колотиться в груди, а тело отзывалось мелкой дрожью, будто не желая забывать тех коротких моментов близости.

+1

54

«Ну и угораздило же», - склонившись над умывальником и ополоснув лицо вместе с челкой, пробормотал про себя Бэй, - «Я что, так и отрубился прямо на диване? Видимо, тогда-то и плеснул на себя… А чего б не плеснуть то?! Отменный виски! Или может быть Аль таким образом отрезвить хотела?». Мужчина поднял голову и вгляделся в свое отражение, расплывшимся пятном виднеющееся в зеркале. «Хорошо хоть очухался до того, как эти кошмары снова увидел. Наверное, и получаса не прошло, как провалялся. Да и еще бы стала она там со мной эти полчаса сидеть, смотря на то, какой я красивый сплю. И кстати, об «отрезвить»», - Эйнохэил потер переносицу, понимая, что от не совсем вменяемого состояния стоило бы избавляться. Поспать – поспал, аж дважды! А для большего то пьяный угар был и не нужен. То, что ледышка сейчас оставалась одна в библиотеке с полным бокалом виски и больше, чем половиной бутылки, мало волновало, потому как избавиться от алкоголя всегда не составляло большого труда. И для этого совсем не обязательно было принимать его на душу. А в том, что Альвэри до самого этого момента не сделала и глотка, и сомневаться не стоило. «Зачем я вообще тогда ей наливал? Уф-ф-ф». Чтобы не бродить по тем обрывкам памяти, за которые мог уцепиться, Бэйнар наклонился, и, набрав полные руки ледяной воды, снова умылся. Проделывал же мужчина эти процедуры до тех пор, пока сквозь пелену притупленных виски ощущений не начал пробиваться отрезвляющий холод. «Так-то лучше… Еще немного и можно будет почти нормально мыслить!», - торжествующе подумал Эйнохэил, замечая, как уже начинал дрожать от того, что продолжал держать руки под струей воды. «Отлично». Только после этого он выпрямился, развернувшись к умывальнику спиной, и стянул чистое полотенце, вытирая им лицо и руки. Все это приведение в порядок заняло у Бэя минут десять-пятнадцать, что являлось относительно быстрой победой над своим пьяным состоянием. Ну, что сказать: быстро напился – быстро отошел.
Возвращаясь в библиотеку, Бэйнар успел подумать и о том, что, возможно, девушка так и не дождалась его, поднявшись к себе наверх или и вовсе, заснув на диване. Но нет, зайдя в залу, он понял, что ошибался, и Альвэри таки умудрилась дождаться возвращения своего гостя. Его ни мало озадачил факт того, почему же ледышка стояла у окна библиотеки с бутылкой выпивки в руках? Покосившись на по-прежнему полный бокал, оставшийся стоять на столе, мужчина повел плечами и зашагал в сторону застывшей около оконного стекла лоддроу. «Видимо, не пьем из мелкой посуды?», - усмехнувшись, произнес про себя Эйнохэил, подойдя ближе и на мгновение застывая прямо за спиной у Альвэри. Он наклонил голову чуть набок, изучая их отражения и отмечая для самого себя, что скоро уже близился рассвет. Точнее он уже занимался. «Вот и ночь прочь. А! Чего забыл то». Мужчина, вспомнив о чем-то сверхважном, зашагал к столику, усаживаясь в кресло и начав писать что-то. «Ты не представляешь, Аль! Мне сейчас такое приснилось. Можешь не придавать этому значения, я ведь не расска…». «Стоп». Бэй оборвал письмо на полуслове и нахмурился, начав расставлять все по полочкам у себя в голове. «Мне не снятся сны. То есть, всегда одни и те же. И отступлений в них никогда за всю мою жизнь не было». Бэйнар оторвал взор от листа и посмотрел на ледышку, не уловив, заметила ли она его сменившееся со спокойствия на сосредоточенность состояние или же нет. «И даже в своих кошмарах… Я никогда не целовал… никого!». А после этого на лице мужчины отчетливо можно было прочитать всколыхнувшийся ужас и обеспокоенность, на ряду с осознанием некоторых фактов, что теперь были ясны, как нельзя лучше. Эйнохэил с трудом сглотнул, чувствуя, как по спине прошелся противный холодок, и снова взялся за перо, нервно перечеркнув все вышенаписанное и обращаясь к девушке с несколькими вопросами: «Что мы делали перед тем, как я налил тебе выпить во второй раз? Я же не спал, да?». Наскоро набросав предложения, Бэйнар встал, возвращаясь к ледышке и протягивая ей листок слегка дрожащей рукой. Только сейчас он заметил, что и саму Альвэри отчего-то бросало в дрожь.

+2

55

Сколько лоддроу так простояла, задумавшись, одному Ильтару известно. Она даже упустила момент возвращения Бэя в библиотеку, встрепенувшись лишь, когда его отображение заплясало рядом с ее собственным. Девушка моргнула, возвращаясь к реальности и чуть нахмурившись. Когда он вновь исчез из видимого поля зрения, Альвэри оглянулась, проследив за ним взглядом и подметив его невозмутимость. Отвернувшись, она подумала, что все-таки стоило было выпить, когда предлагали. Девушка слышала возню парня с бумагой, какое-то резкое черчение, снова писанина. Она протяжно вздохнула, запустив свободную ладонь в волосы и начав их трепать, будто в попытке вытряхнуть все из памяти. Только вот присутствие главного раздражителя этому мешало…сильно. Хуже всего было осознавать тот факт, что произошедшее это не заурядное какое-то событие, хламом ложившееся в память. Возможно, она была в каких-то вопросах малосведуща и даже наивна, но отрицать того, что когтями начало драть где-то в глубине, не могла. Девушка поежилась. Никому не нравятся, когда в стенах твоего мира, собственноручно отстроенных за столькие годы, появляются бреши. Да еще и с подачи кого? Боги, вы точно меня прокляли…
От новых дум и ковыряния в себе ее вырвал Бэй, буквально под нос подсунув листок, на котором писал. Альвэри взяла его, бросив косой взгляд на парня, после сосредоточившись на бумаге, лоддроу прочла написанное:
- «Что мы делали перед тем, как я налил тебе выпить во второй раз? Я же не спал, да?»
Девушка перечитала написанное несколько раз, не сразу поверив в то, что верно его поняла. Только не говори мне, что ты не помнишь?! Короткий смешок был первой реакцией на написанное. Сие даже отвлекло девушку от самопоедания и прочих мыслей, ложась осадком раздражения на душу. Значит, пока она тут маринуется в собственных мыслях из-за того, что произошло, у него провалы в памяти, забулдыга проклятый. Альвэри снова взглянула в окно. Черты лица разгладились, становясь спокойными, и легкая усмешка заиграла на губах, еще чуть саднивших от недавних поцелуев. Само спокойствие и самообладание, если бы не темное озеро эмоций, клокочущее в глазах. Что мы делали? Тебе сказку на ночь рассказать? Ой, прости, но уж утро близится, не свезло. Давай я вкратце, - мысленно выдала девушка, разворачиваясь и делая шаг к Бэю.
- Как думаешь, по чужим глазам можно узнать ответ на свой вопрос? Говорят, они зеркало души, - чуть осипшим голосом начала девушка. – Вот посмотри и ответь сам, похоже ли то, что было, на твой сон, - обманчиво спокойный тон, резко контрастировал с вызывающим взглядом, коим она смотрела на Бэя. – Часто в нем я фигурирую?
Она начинала злиться, в сей раз на него. Опять же, парню не стоило особых усилий, чтобы довести лоддроу до того или иного состояния. Однако, девушка упрямо продолжала вести свою игру, внезапно протянув руку и проведя кончиками пальцев по губам Бэя.
- Сомневаюсь, что мне понравился этот напиток. Терпковат, да и не распробовала толком. Остался странный привкус, - бросила она, отшатнувшись и двинулась к выходу из библиотеки. – Это ты получишь обратно, когда я просплюсь.
Лоддроу не оборачиваясь, замахала бутылью, продолжив движение и по пути захватив второй стакан с виски. Хватит тебе, алкоголик несчастный, - продолжая злиться, мысленно продолжила девушка. – Не помнит он. Вот и чудесно…

+2

56

- Как думаешь, по чужим глазам можно узнать ответ на свой вопрос? Говорят, они зеркало души /…/ что было, на твой сон. Часто в нем я фигурирую?
Бэйнар ни сразу заметил тот шквал эмоций, что бушевал в глазах ледышки и шел вразрез с напущенными холодностью и спокойствием, с которыми Альвэри начала вести разговор. Растерявшись от такого неожиданного напора, обрушившегося на него со стороны девушки, мужчина только и смог, что кивнуть, отвечая на ее первый заданный вопрос и только сейчас заглядывая в голубые озера. Однако долго разбираться в столь сумбурном наплыве не выраженных чувств лоддроу Эйнохэилу не представила возможности. Да и последние до сего момента слова врезались в мозг, в буквальном смысле, чуть ли не карябая черепную коробку. «Я не говорил, что ты в нем была!». Опешив и все еще не желая верить в то, что его сон, как полагал и на что так сильно сейчас рассчитывал Бэй, совсем сновидением и не был, мужчина с тупым выражением лица вперил широко распахнутый взгляд в ледышку.  Молча и ничего не делая, он продолжил наблюдать за ее поведением и сменой эмоций, так как уступив первое место уловимой хотя бы все в тех же словах злости спокойствие, пусть и напускное, отступило куда-то на второй план.
Когда же Альвэри торопливо пробежалась кончиками пальцев по губам Бэйнара, он вообще ничего не сделал, не подумав даже отшатнуться, что было продиктовано слишком уж шокированным состоянием. Если честно признаться, мужчина и не знал как ему стоило реагировать на все услышанное и прочувствованное, отгоняя даже с детства неотступно следовавшие за ним страхи и фобии.
- Сомневаюсь, что мне понравился этот напиток. Терпковат, да и не распробовала толком. Остался странный привкус…
Сказанное далее лишь подкинуло дров в и так уже разожженное и во всю полыхающее пламя, которое пока что бушевало только лишь внутри. Нервно выдохнув и прикрыв лицо ладонью, Эйнохэил дождался, пока его перетрясло и более уже не собирался отпираться от того, что и так было очевидным и что очередным подтверждением ложилось в сознание, как только Альвэри соизволила ответить на его вопросы. «Я осел!!».
- …Это ты получишь обратно, когда я просплюсь.
Бэй опустил руку, положив ее себе на пояс и посмотрев вслед удаляющейся девушки. «Что же я натворил?!». И задаваться подобными мыслями было совсем не обязательно. Только припомнив все сцены из своего недавнего якобы сна, мужчина в очередной раз закрыл лицо рукой, пытаясь вообразить, что это было своего рода убежищем. Вот только от чего? Стыда? Да нет, им тут и не пахло. Тогда что же? «Минуточку… Я то, быть может, и был пьян, а вот ты то?!». В миг нахлынувшее раздражение окатило мужчину с ног до головы. «Хороша из тебя стрелочница! А я тут стой и терзайся, мол, как это такое произойти смогло!». Поджав губы и сменив смятение на гнев, Бэйнар двинулся по направлению к выходу из библиотеки, и, нагнав уже в коридоре ледышку, выдернул у нее из руки бутыль, перехватывая второй все за то же запястье и разворачивая к себе лицом. «Дурака из меня сделать собралась? Ну, посмотрим. Для начала ты у меня объяснишься». Мужчина не стал размениваться на любезности, и, подхватив Альвэри, перевесил ее через плечо, крепко схватившись рукой за ноги ледышки и зашагав обратно в библиотеку. Не смотря на все негодования и попытки лоддроу отбиться, отпустил Эйнохэил ее только тогда, когда усадил в кресло, попутно ставя бутылку виски на стол и вообще забывая про нее. Он придвинул кресло ближе и, не выпуская Альвэри из поля зрения, принялся катать уже свои предъявы. «А чем ты думала в тот момент, Аль? Или ты тоже успела глотнуть пару-тройку бокалов? Что-то до сих пор по тебе этого не замечаю. Хочешь спихнуть все на меня, валяй. Только виноваты в этом мы оба». «Как говориться, сучка не захочет – кобель не вскочит!». Бэю как никогда был интересен ответ девушки на заданный им вопрос. «Да и какие еще «оба»? Чего я несу?! Не я, насколько помню, все это закрутил! Вот и потрудись объяснить мне, почему же столь суровая лоддроу не влепила мне пощечину и не отправила восвояси, а позволила ситуации пойти на самотек?! С удовольствием послушаю». Вложив лист в руки ледышки и опершись двумя руками о подлокотники кресла, Бэйнар навис над Альвэри с немым вопросом, застывшим в глазах ровно так же, как и его ярость.

+2

57

Надеясь все же, что таким образом, наконец, отделалась от Бэя, оставив его думать-вспоминать в библиотеке, девушка судорожно выдохнула. Злость немного осела, практически сразу, как только она решила таким вот своеобразным образом ответить на вопрос знакомого и все-таки ретироваться подальше. Уж слишком свежи были воспоминания, а поведение и пьяная амнезия парня, почему-то начинали приводить ее в ярость. Спокойствие, только спокойствие. Сейчас примем ванну, выпьем чашечку чая…- рассеянно шагая вперед, начала успокаивать себя лоддроу. Однако все ее благие намерения в одночасье были разбросаны, как осколки битого стекла. Резкий рывок остановил Альвэри на полпути. От неожиданности она даже не особо сопротивлялась, когда Бэй отобрал у нее бутыль и развернул к себе лицом. Девушка в немом изумлении уставилась на него, но парень не собирался объясниться, внезапно подхватив лоддроу, перебросив через плечо и потащил назад в библиотеку, словно она была каким-то куском ковра. Девушка слишком поздно поняла, что от изумления даже не дернулась и только замахнулась, чтобы крепенько заехать тому по спине, как была достаточно оперативно усажена в кресло, а пути отступления находились под бдительным наблюдением.
Альвэри поджала губы, сверля негодующим взглядом Бэя, пока тот что-то лихорадочно писал. Она никак не могла понять, что ему еще надо. Если он надеется, что она начнет в подробностях рассказывать его «сон», то глубоко ошибается. От воспоминания об этом лоддроу снова почувствовала, что краснеет. Это уже начинает раздражать, - была последняя мысль перед тем, как ей в руки втюхали бумагу.
«А чем ты думала в тот момент, Аль? Или ты тоже успела глотнуть пару-тройку бокалов? Что-то до сих пор по тебе этого не замечаю. Хочешь спихнуть все на меня, валяй. Только виноваты в этом мы оба»
Перечитав пару раз, что стало уже привычкой, девушка подняла взгляд на Бэя, нависшего над ней словно коршун, ожидающий, когда жертва оступиться. В его неприкрытом взгляде ясно читалось смятение и гнев. Ильтаровы угодники, ты то чего злишься? - изогнув бровь, мысленно спросила девушка, после чуть сощурив глаза. Ее вдруг начало потешать то, что не только он мог довести Альвэри до белого каления в считанные минуты, но и сам не так уж невозмутим. Впрочем, это можно было заметить еще в пещере, но как-то не до того было. Из-за подобного откровения злость самой лоддроу окончательно сошла на нет, предоставив место более спокойным, но не менее опасным чувствам. Но ведь он сам ее вернул обратно, его никто не просил. Забросив ногу на ногу, не особо волнуясь за свой весьма далекий от скромности наряд, девушка откинулась на спинку кресла, скрестив руки на груди и хотя бы немного отдаляясь от Бэя. Его близкое местоположение мешало думать и трезво оценивать ситуацию, это она тоже успела приметить.
- Поверишь, если скажу – не помню? – наконец ответила лоддроу, чуть ухмыльнувшись и проигнорировав упоминание о выпивке. – Ничего я ни на на кого не спихиваю. Что за выражения глупые? Ты спросил, я ответила. Я тебя в чем-то виню? Ты бредишь, мальчик, ибо если  подобного не помню, значит такого и не было. Выпивка явно проела в твоем мозгу дырку. И вообще, не корчи из себя дознавателя, тебе не идет, - продолжая сверлить Бэя взглядом, разошлась Альвэри. – Мой дом – мои правила. Что хочу, то и делаю. Кого хочу, того целую, если тебя так разволновал именно сей момент. Вот захочу и повторю, - с хитрой усмешкой проговорила лоддроу, внезапно накрыв своими ладонями ладони парня, покоившиеся на подлокотниках кресла.
Нужно было быть слепым, чтобы не заметить насколько случившееся растревожило Бэя. Сие бальзамом ложилось на раздраженную душу девушки, что требовала продолжения банкета. То бишь, своеобразной мести. За что? А Тейар ее разберет, просто внутренний порыв. И раз Альвэри приметила, что произошедшее столь яро тревожит не только ее, то не воспользоваться этим и тем самым не попробовать освободиться от упорного внимания со стороны парня, просто грех не иначе. Посему девушка и решила, что для лучшей защиты стоит рискнуть напасть и выдать то, что так беспокоило, может даже пугало Бэя, что означало его быструю капитуляцию перед новой угрозой. С подобными мыслями, сумбурно налетевшими на сознание, Альвэри и подалась вперед. Без лишней суеты, чтобы Бэй однозначно понял ее намерения.

+2

58

Ответа Бэйнар ждал от девушки такого же серьезного, как и его адресованный Альвэри вопрос. Однако то ли написанное не показалось лоддроу таким уж значимым, то ли мозг не повернулся сказануть чего стоило, выдавая лишь какие-то детские и наивные в своих словах фразы. «Не помнишь? Вот так вот просто, значит? Да я таким в детстве только и прикрывался, чтоб от матери не влетело за проделки! Что ты несешь?». Поначалу сказанное ледышкой вызвало явное удивление и полный отказ воспринимать ее слова всерьез, что открытыми эмоциями, как это всегда бывало, читалось по мимике лица. Но, чем дальше в лес, тем больше дров, как говорится. На этом все далеко не было законченно, а девушка умудрилась продолжить ляпать Ильтар весть знает что, все больше ввергая тем самым Эйнохэила в водоворот эмоций, в которых чудаковато сплетались и его отголоски страхов, и злость, что перекрывала собой очнувшиеся не пойми с чего фобии. «Ах такого не было, раз ты не помнишь? Прекрасно! Хотелось бы верить. Тогда уж и мне память сотри, что ли. У тебя это, как погляжу, получается получше всякой там выпивки. Только одного не пойму, чего ж ты тогда так близко к сердцу то приняла то, чего и в помине, мать твою, не было?!». С этим немым вопросом мужчина уставился на Альвэри, наблюдая за тем, как по переживаниям они с ней, кажется, менялись местами.
- …Мой дом – мои правила. Что хочу, то и делаю. Кого хочу, того целую, если тебя так разволновал именно сей момент. Вот захочу и повторю.
А уж последние предложения, прозвучавшие со стороны ледышки, и вовсе ввергли Бэя в шоковое состояние. «Ты хоть себя то слушаешь, девочка?!». Но, не смотря на пронесшуюся мысль, Эйнохэил намного четче осознавал то, что сейчас почувствовал себя ничем иным, как какой-нибудь куклой, простой марионеткой, которой довольно-таки ловко поиграли и поставили на место. А это неимоверно выводило из себя и являлось последней каплей в и без того уже переполненном бокале эмоций. И если бы не очередная выходка лоддроу, что отвлекла ото всего творившегося внутри, то мужчина бы просто-на-просто сорвался. Хотя, это он мог сделать всегда. А поведение Альвэри никаким боком не способствовало разрешению и окончанию препираний. Взгляд Бэйнара, до сего момента говорящий только о желании ляпнуть чего в ответ в порыве злости, в мгновение ока сменился на менее уверенный, словно в тот момент, когда девушка накрыла его ладони своими, пламя гнева было резко притушено, ожидая, когда же ему вновь дадут разгореться во всю силу. Эйнохэил моментально выдернул руки и сделал пару шагов назад, отступая от кресла и потирая правое запястье. «Кто бы тебе еще дал повторить, самодовольная…», - он запнулся, так и не подобрав подходящего слова, которым бы мог назвать лоддроу, и прищурился, все еще не отводя взгляда с ледышки. Вся ее поза и манера разговора говорили о том, что Альвэри уже давно не злилась, чуть ли не в открытую забавляясь выстроенной ситуацией, и, если так будет угодно, играя на нервах Эйнохэила. А он, как дурак, охотно давал ей возможность и дальше упиваться своим выигрышным положением, придавая значение лишь шквалу своего душевного порыва. «Вот идиот!», - выпалил про себя Бэй, кашлянув в сторону. Еще раз, только уже холодно смерив восседавшую в кресле девушку, и стараясь не заострять особого внимания на не очень то и скромном наряде лоддроу, он сошел со своего места, быстрым шагом направившись к себе в комнату. «С братом поиграешься, Тейар бы тебя побрал!», - поднимаясь по лестнице, продолжал думать мужчина, и не собираясь остывать, - «Твой дом, зашибись, развлекайся, сколько влезет!». Открыв дверь и пройдя в гостевую, где ему было отведено место, Бэйнар наскоро скинул с себя кофту, схватив со спинки кресла свою личную одежду, и начав переодеваться. «Ничего, где-нибудь, да долечусь. Спасибо и на этом!!». Он обернулся, вперив разгневанный взор в закрытую дверь и адресуя свою благодарность Альвэри. Когда же с одеждами было покончено, Эйнохэил поднял уже собранную сумку с пола, и направился к выходу.

Спустившись вниз, на первый этаж, он буквально пролетел двери библиотеки, уже потом осознав, что забыл прихватить с собой предназначавшуюся мохнатому бутыль. Да и спросить о том, где разместились Айнэ с Нером тоже не помешало бы. Развернувшись и пройдя в зал, где осталась сидеть девушка, Бэй скинул с плеча сумку и швырнул ее на диван, склонившись над столом и потрудившись написать интересующий его вопрос. «Как называется постоялый двор, куда ты отправила Нерикса?». Он протянул листок ледышке, ожидая ответа и пока что не спешив запихивать виски в рюкзак.

+2

59

Ну что же, она добилась желаемого. По лицу Бэя было ясно, что ее стратегия возымела ожидаемое действие. Парень шарахнулся от нее, словно от чего-то ядовитого, что вызвало легкую усмешку на лице лоддроу. Девушка откинулась на спинку кресла, наблюдая за сменой эмоций на лице знакомого. А еще ее упрекал в излишней резкости и эмоциональности. Истеричка, - подумала Альвэри, наблюдая как в следующее мгновение Бэй, буквально, вылетел вон с библиотеки. Она же с облегчением выдохнула. Успокоившись раньше, чем она умудрилась вывести беднягу, девушка пробежала ленивым взглядом по стеллажам. Мысли упорно возвращались к тому, что стало причиной очередной перепалки, но Альвэри точно так же упрямо от них отмахивалась. Вспомнив, что она собиралась в ванну вообще-то, когда ее посреди дороги развернул Бэй, девушка было дернулась довершить дело, раз уже и утро занималось, и с насущными вопросами разобралась, вроде как. Однако, если она думала, что парень решил уйти к себе и там молча позлиться, то ошиблась, как оказалось.
В следующую минуту Бэй вернулся в библиотеку явно  в том же настроении, что и вышел. Переодетый, с сумкой через плечо, которую он сбросил и начал что-то писать. Лоддроу нахмурилась и так прекрасно предугадав то, что мог сказать парень. По его внешнему виду и воинственному настроению, упрямством отпечатавшемуся на лице, и так было все ясно без слов. Какие мы нежные, - раздраженно подумала Альвэри, при этом не став его дергать и дождалась пока он сам к ней подойдет, протягивая листок. Коротко взглянув на написанное, девушка снова подняла спокойный взор на Бэя.
- Я тебя позже туда отведу, - устало проговорила лоддроу.
Ей действительно порядком надоели эти всплески эмоций, коими начала пестреть ее жизнь в последнее время. Все-таки былая размеренность ей больше по душе, нежели вся эта головная боль. Чтобы заранее осадить Бэя, который однозначно попытается воспротивиться, лоддроу подняла ладони в предупредительном жесте.
- Не будь глупцом, Бэй. Город фактически спит, если я тебе не растолкую, как найти отсюда постоялый двор, бродить до рассвета будешь. С учетом той температуры, что сейчас за окном, все выздоровление коту под хвост. И нечего на меня зло зыркать, - без тени усмешки продолжила девушка. – Сам тоже хорош. Думал, что только других горазд доводить, себя не видя? Мне кажется на сегодня глупостей достаточно, - Альвэри поднялась с кресла, направившись прочь с библиотеки. – Посиди, остынь, а после я приведу тебя туда, куда хочешь. И все. Будьте здоровы, живите богато.
С этими словами Альвэри вышла, прикрыв дверь и направившись в ванну. При всем раздражении на парня, она все же надеялась, что он не все свои мозги пропил, отморозил и так далее, и прислушается к ее словам, что он так не любил делать все время.

+2

60

- Я тебя позже туда отведу, - спокойным голосом, в коем чувствовались ноты усталости ото всего разведенного балагана, проговорила ледышка.
«Ну уж нет! Ты меня если и отведешь куда, так прямиком до кладбища, причем таща на собственной же спине!!», - Бэйнар взмахнул рукой, собираясь уже начать, или же продолжить, «разговор», но остановился, проследив за жестом Альвэри, призывающим «придержать лошадей». Да, тут и невооруженным глазом было видно, что остывала девушка на порядок быстрее мужчины, что, наверное, имело некоторые плюсы. А вот разошедшегося Эйнохэила унять было не так-то и просто. Но в этот раз он почему-то позволил лоддроу высказаться первой, поумерив свой собственный пыл.
- Не будь глупцом, Бэй…
«И это мне говорит та, которая минутами ранее плела бред пятилетнего ребенка?!», - Бэйнар опустил руки на пояс, и, склонив голову, посмотрел на ледышку из-под бровей.
- … С учетом той температуры, что сейчас за окном, все выздоровление коту под хвост. И нечего на меня зло зыркать. Сам тоже хорош. Думал, что только других горазд доводить, себя не видя? Мне кажется на сегодня глупостей достаточно…
«Да неужели?», - вздернув брови в манере самой же Альвэри, и тем самым передразнивая девушку, подумал мужчина. Он молча пронаблюдал за тем, как договорив, лоддроу поднялась с кресла и направилась прочь из библиотеки, вскоре совсем скрываясь из вида в коридоре. От еще не отступившей досады и того, что все-таки стоило бы вставить в ее треп свои пять медяков, Эйнохэил развернулся лицом к креслу, перестав гипнотизировать прикрытые двери, и со всей дури вмазал ногой по массивной ножке мебели, тут же хватаясь за ушибленное место и начав припрыгивать на месте. «Ай, блеать! Как-то я не подрасчитал!!». Доковыляв до дивана, завалившись на него и подождав, пока боль отступит, и ушибленные пальцы перестанут ломить, Бэй пару раз медленно и шумно вдохнул и выдохнул, пытаясь отвлечься уже не от недавнего скандала, а от мало приятных ощущений. К слову заметить, неосторожность мужчины, повлекшая за собой малость плачевные последствия, смогла таки отрезвить рассудок, до этой минуты охваченный такими отрицательными эмоциями, как злость и раздражение. Что ж, как ни крути, а выпытывать из Альвэри местонахождение его друга, прибегая к каким-либо изощрениям, вроде тех, которые устроила тут девушка, Бэйнар не собирался. А эликсира правды под рукой у него не было. «А жаль», - протянул в мыслях мужчина, и, пошевелив пальцами на ноге, встал. «Вроде целы». Вспомнив про честно спертую из серванта и попавшуюся на глаза бутылку виски, Эйнохэил сцапал выпивку со стола и бережно уложил ее в сумку, закидав остальными вещами. Он поднял рюкзак с дивана, и, перевесив его через плечо, направился обратно на второй этаж.
Поднявшись по лестнице и прошествовав до своей комнаты, Бэй вошел внутрь, и, придвинув кресло к давным-давно погасшему камину, скинул сумку на пол, порывшись в ней и извлекая оттуда флейту. Он поудобнее устроился в кресле, не откидываясь на его спинку, а наоборот подавшись вперед и упираясь локтями себе в ноги. Сначала мужчина просто крутил инструмент в руке, рассматривая оставшуюся золу и думая о своем. Вот только это «о своем» неумолимо стекалось к последним событиям. «И ведь говорил же, последний раз! Последний раз!! Ну, сведут нас еще с ней хоть небеса, хоть сама Изнанка, тут же усыплю, чтобы проблем никаких не было в дальнейшем, и на мозги своими бабьими выходками не капала!». Бэйнар поднес флейту к губам, заиграв хорошо знакомый ему напев и отвлекаясь на мелодичные и спокойные звуки своей же игры. «Нет, да и какого хрена она тут еще и правила свои устанавливать будет?! Погоди мне еще, попадешься ты где-нибудь в трактире, вот тогда я тебе все и выдам! Хотя, ты же у нас по таким заведениям и не ходишь, видимо, боишься, что кто-нибудь, да покажет эти самые правила!». Мужчина отвлекся, снова ныряя в хоровод мыслей, и даже не задумываясь, почему вообще так реагировал на эту особу. «Забыть и все! И лесом, полем! Хотя, и она в чем-то права. Сам же сказал – виноваты оба. Будь добр, отвечай за свои поступки». Он вновь набрал в легкие побольше воздуха и принялся за игру, не замечая того, что мелодия становилась все громче, давно уже «выйдя» за пределы комнаты.

+1


Вы здесь » За гранью реальности » Город Мандран » Дом семейства Фенрил