За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Город Мандран » Дом семейства Фенрил


Дом семейства Фенрил

Сообщений 61 страница 80 из 224

1

http://sf.uploads.ru/dMNXK.jpg
Дом семейства Фенрил находился на одной из восточных улиц города, в достаточно спокойном и свободном от лишней суеты квартале. Представляет собой двухэтажное просторное здание, с вместительным погребом, рассчитанное на достаточно большое семейство и их комфорт. За ним находился сад с небольшой беседкой, окруженный высокой стеной. В глубине оного можно разыскать также хозяйственные постройки, уборные "домики", конюшню.
Первый этаж начинается длинным и просторным коридором. Справа по оному находиться большая гостиная с камином, прекрасно обустроена как для проведения вечеров в кругу семьи, так и для неожиданных приездов гостей. Далее по коридору расположен кабинет хозяина дома и "небольшая" библиотека. Слева же резкий поворот приведет в помещения кухни, столовой, двух ванных комнат, а также к выходу в сад, который начинается из красиво-оформленной террасы. Возвращаясь к коридору и минуя дверь в библиотеку, можно заметить резную лестницу, ведущую на второй этаж.
Второй этаж полностью состоит из комнат для отдыха и делиться на два крыла. Справа находятся спальня родителей, занимающая большую часть крыла и вмещающая в себя гардеробную и небольшую ванную, комната Альвэри с балконом и комната для гостей с камином. Левая часть крыла полностью принадлежит мужской части семейства - троим старшим братьям. Комнаты здесь заняты с первой по старшинству.
По всему дому висят или стоят канделябры со свечами либо лампы, которые прекрасно освещают дом в позднее время суток. Дом обставлен без вычурных излишеств, но с расчетом на  максимальный комфорт домочадцев и редких гостей, в спокойном, уютном и "домашнем" стиле.

Выход в сад.

http://s5.uploads.ru/eNGYZ.jpg

+3

61

До ванны в сей раз девушка дошла без особых происшествий и помех. Набрав побольше воды и нырнув в оную с головой, Альвэри пыталась хотя бы таким образом ненадолго освободить рассудок от навязчивых идей. Пока она шла в ванную, то не раз успела себя одернуть по поводу того, что пыталась остановить парня. Ну пошел бы себе, пускай валит, ей то что до этого. Не маленький. Ее раздражали собственные необдуманные и спонтанные поступки, невесть, чем продиктованные. Раздражало поведение Бэя, постоянно выводившего девушку из состояния равновесия. Да она должна была еще и побыстрее его вытолкать из дома, после того что случилось, помахав на прощание платочком и заметая веником следы, чтоб не вернулся. А нет, мы не ищем легких путей да, Аль?  Вообще, с чего это он ее сокращенно начал звать-то? Альвэри вынырнула.
- Даже здесь от тебя покоя нет, - с досадой пробормотала девушка, выбираясь из ванны.
Что спала, что нет, лоддроу чувствовала легкую усталость, но отдохнуть ей не светило, судя по всему. Завернувшись в большое полотенце, она вышла из ванной комнаты, направившись к себе. Подойдя к лестнице, она бросила в сторону библиотеки мимолетный взгляд, но, поджав губы, не стала проверять, послушался ли ее Бэй или нет. Впрочем поднимаясь, лоддроу вскоре получила на сие ответ. До ее слуха долетела какая-то мелодия, видимо играли на флейте или чем-то в этом роде. Чем выше поднималась Альвэри, тем явственнее становился звук. Оказавшись на втором этаже, она остановилась, прислушиваясь. Не может быть, - пронеслась мысль, когда девушка поняла, откуда долетает звук. Подойдя к комнате гостей и остановившись подле, она лишний раз убедилась в том, что не ошиблась. Надо же, - хмыкнув и, наконец, улыбнувшись, подумала девушка, решив не беспокоить парня. Может он так себе нервы успокаивает, ей уж точно сейчас не стоило его трогать, даже, чтобы выразить удивление, и так хорошо, что не поперся в мороз на улицу. С этими мыслями Альвэри и прошла в свою комнату, продолжая слушать мелодию и попутно вытираясь. Вытрепав из волос лишнюю влагу и закрутив влажные пряди в узел, лоддроу набросила на себя халат. В какой-то момент ее взгляд остановился на белом клавесине, стоявшем в углу комнаты. Девушка улыбнулась. Как давно она не трогала сей, когда-то, излюбленный инструмент? Игра Бэя разворошила давно забытое, поднимая из глубин памяти. Девушка подошла к инструменту, открыв его и быстро пробежавшись по клавишам. Клавесин отозвал палитрой знакомых звуков, будто встрепенувшись от сна. Не особо задумываясь, что ею движет в этот раз, Альвэри присела на стул и начала, сначала неуверенно, будто вспоминая, как нужно правильно это делать, наигрывать тихую мелодию. Но чем больше увлекала девушку давно забытая игра, тем смелее бегали тонкие пальцы по клавишам. Мелодия, которую она начала наигрывать казалась знакомой, но лоддроу не могла понять, где именно ее слышала, увлеченная откликом инструмента. А после и вовсе забросила попытки угадать, предавшись любимому занятию.

+3

62

Бэй прервал свою игру на флейте, так как толком все же не смог сосредоточиться на своем занятии, и начал заметно фальшивить. Мысли отвлекали, снова и снова окуная мужчину в воспоминания, как какого-нибудь котенка принужденно тыкали в миску с молоком. Но, не смотря на это, давнее увлечение, пусть и не доведенное до совершенства, принесло свои результаты, ложась бальзамом на душу и заливая остатки былых переживаний. Вспомнив последние брошенные слова девушки, Эйнохэил повторил их про себя, будто бы ища какой-то скрытый смысл, которого с первого раза не услышал. «И все. Будьте здоровы, живите богато». Он улыбнулся, припоминая и то, что ни раз уже слышал подобное из уст Альвэри, вот только Судьба, не иначе, все время сталкивала их после очередных выплесков эмоций, курьезных ситуаций, и как следствие, ссор. «Да и чего переваливать все на Судьбу? Мы сами делаем выбор, и, видимо, не тот, что надо, если в итоге все сходится к одному и тому же. А раз так, то и править все надо самим, а не надеяться на волю Случая». Возвращаясь назад, к дому на утесе и прокручивая в голове все происходящее там, становилось понятным, что если бы план Бэйнара удался, и он увел бы Нера, не дожидаясь возвращения ледышки, то распрощались бы они все еще там. Так как встречи в городе никто из них искать бы даже и не подумал. Да и далеко не факт, что они то с мохнатым все таки добрались бы до ворот Мандрана, конкретно заплутав, и возможно даже замерзнув. «Ну, уж так точно бы Ильтару душу отдал! Хотя нет, он бы и не принял», - размышляя надо всем этим, мужчина усмехнулся, только теперь находя в своих же вспышках гнева хоть что-то хорошее. А именно воспоминания, что не выветривались из памяти благодаря именно эмоциям, что служили основой застывших в памяти картин. И, естественно, все это происходило не без посторонней помощи, замешивая и вивариина, и Айнэ, и, конечно же, Альвэри.
Встав с кресла, и решив, что если предстоящим днем они с девушкой и разбегутся каждый своей дорогой, то делать это стоило уж точно не на такой печальной ноте, которая вырисовывалась благодаря их схожим во вспыльчивости темпераментам. «И когда это я последний раз извинялся?!». Эйнохэил скинул с себя плащ, убрал флейту в сумку, и переборов свою упертость, вышел из комнаты, захватив с собой пару листов и карандаш и замечая, что коридор был наполнен мелодией, кажется, клавесина. Помедлив, мужчина прислушался, закрывая за собой дверь и развернувшись в сторону комнаты, из которой доносились звуки игры. Обычно в тавернах часто можно было услышать подобные звуки сего инструмента, вот только музыка хорошо соответствовала шумным заведениям подобного рода и была преисполнена весельем и живостью. Застыв около входа в комнату ледышки, а в том, что она принадлежала именно ей, Бэй  почему-то не сомневался, он не решился постучать, побоявшись отвлечь девушку. Мужчина просто аккуратно толкнул дверь, которая оказалась не заперта, и ступил за порог, как можно тише сделав несколько шагов вперед и тормозя. Он так и остался стоять за спиной Альвэри, опершись плечом о стену и любуясь какой-то умиротворенностью девушки, полностью поглощенной игрой на любимом инструменте, что приятно ложилась на слух мягкой мелодией. «Надо же, ну хоть что-то общего у нас с тобой, оказывается, да есть», - улыбнувшись, произнес про себя Бэйнар, продолжив сторонним зрителем наблюдать за ледышкой.
Впрочем, через минут пять, может быть немного больше, мужчина отлип от каменной клади стены и подошел почти вплотную к спине лоддроу. Оставшись чуть в стороне, он наклонился, выждав удобный момент, и внезапно накрывая ладонью руку девушки. «Бить, так твоим же оружием». Хотя, бить то Эйнохэил и не собирался, а потому очень скоро отвел руку, всего лишь обратив на себя внимание ледышки таким знакомым ей образом. А когда же поймал на себе ее взгляд, то предпочел не всматриваться в голубые озера, дабы снова не окунаться в омут охвативших Альвэри эмоций. Мужчина выпрямился, выставив перед собой открытую ладонь и показывая, что хотел всего лишь поговорить. Нормально, и быть может впервые за все время их знакомства после очередных недомолвок.
Бэйнар отыскал глазами небольшой столик и, указав на него взглядом, вопросительно приподнял бровь, спрашивая, позволит ли лоддроу ему присесть. Но, не дождавшись ответа, все же сам прошел и к мебели и, не утрудившись, присесть, попытался объяснить, зачем вообще пришел. «В общем».  «Нет, не то…», - Эйнохэил перечеркнул написанное. С чего начинать разговор, он и понятия не имел. «Ты была права. Да и сам говорил____». «Агр-р-р, тоже в топку! Как это, оказывается, тяжело». «Прости, не стоило устраивать такой балаган. Надо было с самого начала сесть и спокойно поговорить. Как говориться, хорошая мысля приходит опосля. Наломал дров, признаю, но разойтись вот так вот было бы глупо. В конце концов, я тебе должен». Изъяснившись, как мог, мужчина прошел обратно к клавесину, протянув лист бумаги Альвэри и внимательно следя за ее реакцией.

Отредактировано Бэй (2014-01-08 20:48:28)

+2

63

Альвэри не заметила ни того, как проник Бэй в комнату, ни как, помаячив за спиной, подошел. Она продолжала наигрывать мелодию, увлеченно предаваясь игре. В эти мгновения, наконец, в голове явно прояснилось от постоянного роя мыслей и воспоминаний, с которыми лоддроу безуспешно пыталась справиться минутами ранее. На губах замерла легкая улыбка, казалось, она бы так играла до вечера, если бы ее никто не потревожил. А вот "никто" был в то время немного другого мнения. От внезапного прикосновения Альвэри растерялась, замерев и "застряв" на одной и той же ноте. Благо, Бэй вскоре убрал свою ладонь, после чего и она оторвалась от клавиш, с недоумением посмотрев на парня. Кого-кого, а его она уж точно не ожидала тут увидеть. Нет, еще одной сцены мне не выдержать, - едва ли не взмолилась мысленно девушка, ведь она только пришла к относительному спокойствию. И вот опять мысли, как стая диких голубей заметались в голове, сердце отреагировало не лучше. Альвэри глубоко вздохнула, наблюдая, как Бэй что-то принялся писать. Вот же любитель потрепаться, -  с досадой подумала лоддроу. Ну вот почему нельзя просто оставить ее в покое? Впрочем, внешне Фенрил пыталась оставаться невозмутимой, дождавшись, пока знакомый вручит ей написанное.
«Прости, не стоило устраивать такой балаган. Надо было с самого начала сесть и спокойно поговорить. Как говориться, хорошая мысля приходит опосля. Наломал дров, признаю, но разойтись вот так вот было бы глупо. В конце концов, я тебе должен»
Альвэри изогнула бровь, с недоверием воззрившись на парня. Он извинялся? Боги, вы сегодня явно в ударе. Тем не менее, факт оставался фактом, Бэй пришел не для того, чтобы в очередной раз выесть ей мозг ложкой, пошкрябав по черепу напоследок, а чтобы принести свои извинения за поведение. Хочешь верь, а хочешь нет, как говориться. Что же, она могла просто принять сей факт, отпустив ему грехи прошлого, как заправский монах, но почему-то сделала по-иному. Девушка вернула Бэю листок, со словами:
- Ничего ты мне не должен на самом деле, - чуть усмехнувшись и обернувшись к клавесину спиной, она поудобней устроилась на стуле. - Да и балагана не было бы в одно действующее лицо, как не прискорбно это признавать. Оба хороши, оба виноваты, обоим и извиняться, раз такие дела. Посему, да, мне весьма жаль, что так вышло.
Лоддроу не знала, что еще добавить. Как-то с Бэйем у нее сложилось с самого начала совершенно другое общение - либо они ругались, либо совершали то, о чем и подумать не могли. Извиняться ей если и приходилось, то весьма редко и давно. Да и не понравилось Альвэри чем-то кое-что из написанного Бэем. Вернее, там ничего такого не было, но почему-то одно слово крепенько так засело в памяти. Чтобы унять начавшую поднимать голову волну раздражения на себя, девушка снова полуобернулась к клавесину, принявшись тыкать на клавиши, будто в попытке таким вот необычным образом совладать с собой.

+1

64

Почему-то, ну вот леший его знает, почему, а Бэйнар ожидал услышать в ответ ставшие уже привычными лекции о том, каким мерзавцем он был, и прочую ругань в свой адрес. А вот как-то не сложилось, да что-то не срослось, и вместо вполне ожидаемого «Ты меня уже в край достал!» и «Катись-ка ты отсюда и куда подальше!» последовали ответные извинения. Мужчине даже как-то и не сразу поверилось, поэтому он предпочел проморгаться и ущипнуть себя за предплечье, дабы удостовериться, что слышал это не во сне. Ах да, ему же такого и сниться то не могло!
Выслушав Альвэри, Эйнохэил покрутил указательным пальцем, словно пытался повернуть время вспять и еще раз прослушать все сказанное. Еще раз воспроизведя у себя в голове слово за словом, он отвлекся от созерцания ковра и поднял взгляд на ледышку, начавшую без разбора тыкать пальцами по клавишам клавесина. «Вот это поворот! Кажется, она со мной впервые соглашается сейчас. Или же я ошибаюсь?». Бэй не стал перебирать в памяти все моменты того, когда девушка могла согласиться с ним по тому или иному поводу, касающемуся их обоих. Мужчина нахмурился, поймав себя на мысли, которой не придал поначалу особого значения. «Нас обоих? Хм, да если бы не… Все, ладно, ладно. Проскакали, протопали и так далее. Не для того же я сюда шел, чтобы начинать все по новой». Возвращаясь из мира дум к делам насущным, Бэйнар еще некоторое время просто стоял столбом и наблюдал за Альвэри, слушая, как комната наполнялась то одним – высоким и переходящим в противный, звуком, то другим, наоборот низким и давящим на перепонки. И казалось бы вот оно! То, ради чего и заявился сюда мужчина! Оставалось только воскликнуть в сердцах: «Наконец-то!!! Ура! Ковровую дорожку мне и корону на голову!», отплясать, как заправский трактирный забулдыга, а после приспокойненько ретироваться, оставляя успокоившуюся ледышку наедине с ее мыслями и забавами. Ведь цель извиниться была благополучно достигнута, а некое смущение за это было компенсировано лоддроу признанием и ее же ошибок и оплошностей. Вот только почему-то удовлетворения за свои благие намерения и цели Эйнохэил так и не ощутил. А только лишь наоборот взамен получил какую-то пустоту, которую не знал, чем заполнить. Это было тупым ощущением того, что вроде бы все, к чему ты долго и упорно шел в миг сбылось, и ты оказывался перед тупиком, не зная, к чему мог бы стремиться дальше.
Бэй развернулся и прошелся до стола, бесцельно взяв в руки карандаш, а потом, положив его на место, и вернулся обратно. Он просто не знал, куда себя деть от того чувства, что испытывал впервые. А вместе с неизвестным приходило и беспокойство. В голову пришла одна-единственная мысль, однако даже она не разрешила толком ничего, только еще больше запутав и заставляя сильнее занервничать. Мужчина спрятал лицо в ладонях, попытавшись скинуть с себя накатившие ощущения, но потерпел неудачу. «А что, если я и сам привык к ней?». Эйнохэил взглянул на ледышку, тут же почувствовав, как внутри что-то неприятно екнуло. Такое бывало иногда, к примеру, когда он осознавал, что вляпался по самые уши и вот-вот огребет по полной программе. Вот тогда и екало. Только сейчас ситуация была в корне иной. Вспоминать же историю с Таей не было никакого смысла, потому как все, начиная от их знакомства и до последней встречи Бэйнар помнил лучше, чем что бы то ни было другое. В том числе и пережитые чувства и эмоции. Нет, тогда ничего подобного не происходило, это уж мужчина мог сказать с точностью до ста пятидесяти процентов. И как бы он не отгораживался, а уйти от проклятого ощущения все равно не получалось. «Ладно… успокоились, перестали молоть чушь и… Я был пьян, это факт. Уж не знаю, что там двигало ей, но не может же оказаться так, чтобы… Нет-нет, абсурд какой!». Бэй замялся на месте, не решаясь даже шагу ступить. В сознании блеснула идея, благодаря которой все бы могло встать на свои места, и полон решимости воплотить ее в жизнь, Эйнохэил ступил к сидящей девушке, но замер. То, что он намеревался сделать, казалось, напрочь перекрыл подступивший к горлу и лишающий возможности вдохнуть страх. Мужчина прикрыл глаза и тяжело сглотнул, перебарывая себя и подходя ближе к Альвэри. Он не обращал внимания на то, что руки начинали предательски дрожать, а ноги становились ватными, из-за чего Бэйнару пришлось присесть, опускаясь перед ледышкой на корточки. «Всего-лишь ради того, чтоб узнать. Ничего больше. Просто ради того, чтобы узнать». Убеждая себя в стараниях ради своей же шкуры, Эйнохэил протянул руку и коснулся ей щеки лоддроу, поворачивая ее лицом к себе, и приподнялся, подавшись вперед и касаясь губами нежного бархата губ девушки, а через несколько секунд переводя мимолетный поцелуй в более реалистичный и совсем уже не спонтанный, а обдуманный и уверенный в своих намерениях. Он не ждал, что ледышка ответит ему взаимностью, но почему-то надеялся именно на это, для пущего эффекта отыскав свободную руку девушки, и торопливо пробежавшись по ней открытой ладонью и чуть сжимая в своей руке, приподнял, заведя себе за шею и благодаря этому слегка «подталкивая» Альвэри к себе навстречу.

+3

65

Ну что же, извинения принесены как дань обстоятельствам и никто ничего никому не должен. Самое время разойтись по своим углам и дождаться оговоренного времени. Только вот от осознания этого становилось как-то тоскливо, что ли. Альвэри снова углубилась в себя, не замечая ни противного звучания нот, ни повисшей в комнате неловкости, ни реакции Бэя. Казалось, девушка вообще забыла о существовании всего вокруг, сосредоточившись на одном вопросе – почему ее так раздосадовало упоминание о скором расставании? Ведь все к тому и шло, не вечно же ей шататься с этой компанией. Как ни крути, а она привыкла совершенно к другому и стремилась вернуть прежний уклад жизни. Наверное. Вот эта явная неуверенность, гложившая уже не первое время и не только касательно данного вопроса, раздражала. Видимо, Бэй в чем-то был прав, когда говорил, что она свыклась с их разномастной компанией. Правда, он говорил не за всех. Альвэри нахмурилась, он говорил за себя. Еще чего…Выдумает тоже. Еще вихрь подобных мыслей промчался в сознании, только вот от самовнушения не было толку, ибо сердце явно не хотело дружить с мозгом, тут же отреагировав громким стуком на сосредоточенность на молодом человеке.
Кто знает, до чего лоддроу додумалась, если бы в водоворот ее самопоедания не вклинился Бэй собственной персоной. Как он очутился настолько близко возле нее, Альвэри так и не поняла, а времени для разборок и не было. Вернее, Бэй просто не дал ей понять это. От прикосновения к своей щеке девушка оторопела, изумленно воззрившись на парня, который столь по-хозяйски привлекал к себе внимание. Что-то не так? – была последняя здравая мысль, посетившая голову Фенрил.  Может она и хотела что-то сказать при этом, только вот слова застряли в горле, как только лоддроу встретилась взглядом с Бэйем. Словно завороженная она молча наблюдала, перестав бессвязно тыкать на клавиши, как тот приподнялся и поцеловал ее. Сначала это казалось лишь мимолетным касанием, спершим разом дыхание и отозвавшееся каким-то эхом по всему телу, но вскоре поцелуй стал тверже и уверенней. Вот когда стоило встрепенуться, вспомнив, хотя бы то, к чему привело подобное в последний раз и шарахнуться от парня, как от огня. Вот только, как всегда девушка упустила момент, когда стала пленницей собственного тела, мыслей, даже рассудок ее предавал в этот момент, отказываясь трезво мыслить. Альвэри почувствовала, как волна мурашек пробежала от ладони, которой коснулся Бэй, разбегаясь по всему телу и отзываясь в нем острой волной уже немного знакомых эмоций, под напором которых она уже один раз не устояла. Ровно как и сейчас. Застигнутая врасплох, вырванная из одного водоворота и сразу брошенная в другой, лоддроу просто потянулась к тому, к чему ее толкало внутреннее «я», понять которое она так и не смогла на текущий момент. Поддавшись вперед и обняв Бэя за шею, девушка запустила пальцы в его волосы, слегка задевая ногтями кожу головы. Ее полностью поглотила жажда новых ощущений, в корень которых она сейчас не то, что не хотела смотреть, просто не могла, не совсем уверенно, но тем не менее достаточно осознанно ответив на поцелуй. Возможно, после она снова пожалеет об этом, только кто об этом сейчас думал?

+3

66

И именно в тот момент, когда девушка, сначала оторопело, но потом более уверенно, ответила на поцелуй, надо было все и заканчивать. Ведь до сути, как до таковой, Бэй уже успел докопаться, на личном примере, так сказать, убеждаясь, что Альвэри, как в этот, так и в предыдущий раз, двигало отнюдь не праздное любопытство или же какие-то непонятные мотивы, основанные на до боли глупой фразе «Мой дом – мои правила. Кого хочу, того целую». Осознание этого на мгновение привело мужчину в чувства, подсказывая, что с ледышкой все уже было понятным. Вот только теперь оставалось самое сложное – разобраться и в самом себе. Но, увы и ах, Эйнохэил так и не смог трезво оценить ситуацию, им же и созданную, точно так же не задаваясь сейчас вопросом, почему же его так тянуло не отпрянуть от девушки, а совсем наоборот, оказаться как можно ближе. И ведомый этой непонятно откуда и почему возникшей тягой, он привстал с корт, опершись коленями о пол, и крепко обхватив Альвэри обеими руками за талию, потянул вперед, теснее прижимая к себе. Даже та дрожь, которая никак не могла улечься, блуждая по всему телу, отступила куда-то в сторону перед нахлынувшими эмоциями и желаниями. Именно это служило ответом на то, чего пытался добиться от самого себя Бэйнар. Но полностью увлеченный девушкой, мужчина не обращал никакого внимания на ответ, лежавший перед ним, как на ладони. А она, кажется, начинала хвататься за него, как за единственную ниточку к своему спасению, делая их поцелуй все импульсивным. Мужчина чуть отстранился, проведя кончиком носа по щеке Альвэри и «забираясь» чуть выше до мочки уха, попутно ощущая мягкость ее кожи, что только больше начинало сводить с ума. Эйнохэил увел руки вверх, пройдясь по всей узкой спине ледышке, и, казалось бы, изучая каждый сантиметр, что было весьма обманчивым ощущением. От непреодолимого желания начинало сводить не только зубы, но и мозг, который был не в силах справиться со столь мощными эмоциональными порывами обоих. Бэй по-хозяйски и может быть немного жестко, повел ледышку вперед, оставив руки у нее на лопатках, и припал ближе к шее, чувствуя, как его собственное дыхание начинало обжигать бархатную кожу лоддроу. «Моя!». И возможно именно такое поведение и единственная за все это время мысль, влетевшая в сознание, и послужили для Бэйнара стоп-краном. Мужчина замер, понимая, что в своем желании зашел намного дальше, чем следовало, и с неподдельным ошеломлением взглянул в затуманенные глаза Альвэри. «С каких таких пор она моя?!». И тут то, словно разводя кулисы, на первый план вылетел страх, сбивая с ног и диктуя свои правила. И что было самым смешным во всей этой ситуации и понятным только лишь для самого Бэя? Да то, что боялся он сейчас по большей мере самого себя, а точнее понимания того, что отрицал все свои сознательные годы жизни. Он никогда не думал, что был способен привыкнуть к кому-то, да еще и если этот кто-то являлся девушкой.
Бэйнар с нескрываемым ужасом в глазах посмотрел на Альвэри, шарахнувшись от нее, так, что когда вскакивал, по инерции подался назад, и, просеменив несколько шагов, ощутимо впечатался спиной в стену, у которой стоял клавесин. От охватившего его страха мужчина не мог даже сделать вздох, настолько часто и прерывисто дыша, что воздух, казалось, почти не доходил до легких, что начинали обжигать грудь изнутри. Эйнохэил попытался сделать еще один шаг назад, но уперся ногой в каменную кладь и почти умоляющим взглядом воззрился на Альвэри. Скорее всего, она и не поняла, чего произошло секундами ранее. Однако могла и догадываться, словно пазл, собрав частички происходившего за все последние сутки и приплетя к этому всему свои собственные переживания.
Отступать ему было больше некуда, хотя у Бэя и была возможность удрать, и далеко не факт, что покинув комнату через дверь. Но хотел ли этого сам мужчина? А проблему, и без того раскаленную до предела, «подогревал» и  тот факт, что ответом на сей вопрос были слова «не факт». Он до жути боялся того, что творила с ним ледышка, и больше - своих же ощущений и желаний, что сливались в голове в какой-то до жути странный унисон, то крича о том, чтобы Бэйнар брал себя в руки и валил отсюда, узнав все, что он так порывался, то призрачным шепотом уговаривая мужчину остаться. Он боялся и хотел происходящего одновременно, паникующим сознанием понимая, что ни до чего хорошего эти самые желания не доведут и ничем радужным все это не закончится.
В голове моментально всплыли образы прошлого… его и Таи. Попытки Эйнохэила переступить через себя и плачевный результат этого. Он не хотел вновь ощущать себя тем, кто постоянно являлся Бэю в его ночных кошмарах… не хотел снова вставать на место насильника и убийцы, даже если не брал девушку силой и не намеревался прикончить ее. Мужчина просто не мог перестать сравнивать Таю, а теперь и Альвэри с другими, которых видел в своих сновидениях из ночи в ночь. А непредсказуемость его же собственных действий, основанная на все тех же снах, лишь отдаляла Бэйнара от повторной попытки побороть себя и свои фобии, что формировались в нем с раннего детства. Он пугался той мысли, что в легкую мог спутать явь с очередным кошмаром, сотворив непоправимое и очнувшись после рядом с холодным трупом. А такого он бы себе простить  никогда не смог…
Отведя взгляд в сторону и с такой силой, что даже становилось больно, зажмурив глаза, чтобы отогнать от себя воспоминания и сравнения, Эйнохэил будто бы оборонительно выставил вперед руку, больше не выдержав…
- Не… - первое слово, произнесенное почти за все года его жизни, звучало настолько неуверенно, что сначала больше походило просто на какой-то звук, а голос дрожал так, что можно было с полной уверенностью сказать, что мужчина в концы замерзал, буквально выдавая произнесенное на последнем своем издыхании. Бэй стиснул зубы от накатившей безысходности и ненависти к самому себе, но продолжил, делая огромные паузы почти между каждым новым словом, - Я… Не хочу прохо-дить через это… еще раз…
Он замолчал, открыв глаза и глядя на Альвэри из-под напавшей на лицо челки, что служила сейчас неким укрытием и преградой между Бэем и ледышкой, и которую убирать мужчина совсем не желал. Свой собственный голос, услышанный, как бы со стороны, ведь Бэйнар и знать не знал его баритона, только лишь усугубил и без того печальную ситуацию тем, что один в один был схож с тем, кой Эйнохэил мог услышать в ночных кошмарах. Он чувствовал себя полностью опустошенным и сломленным, и винить в этом не мог никого, кроме самого себя, не сумев во время остановиться и сказать четкое и ясное «нет»  им обоим…

Отредактировано Бэй (2014-01-09 01:08:28)

+3

67

Позволив одному чувству увлечь себя, девушка уже была не в состоянии вырваться из тесных объятий собственных желаний, с каждой секундой все глубже погружаясь в головокружительный омут, затуманивший не только взор, но и сознание. С каждым вздохом, что порою давался не так уж легко, до боли не хотелось возвращаться к реальности. Она будто попала в мир, ранее бывший под запретом, и она же собственноручно повесила на его врата замок. Но сорванный чужой рукой, он уже не мог сдержать того, что столь долго находилось в забытии, словно в глубокой зимней спячке. Альвэри не знала наверняка, чем была ведома в своем порыве не отмахнуться, не отшатнуться, а ответить желанием на желание. Лоддроу тянулась к Бэю, словно в поисках защиты от самой себя, одновременно в поисках ответов. Пусть и неосознанно, да и не сейчас она бы стала над всем этим раздумывать, но каждый отклик души и тела ложился неизгладимым пятном где-то в подсознание, чтобы при любом удобном случае показаться. Позже…когда-нибудь.
А пока, пока она полностью погрузилась в неизвестный мир, доверху переполненный эмоциями. Безропотно, пусть и осторожно прислушиваясь к каждому движению парня, каждому прикосновению, которое оставляло обжигающий след на коже и в пору было бы начать паниковать, как раньше. Но, видимо, инстинкт самосохранения напрочь снесло волной необузданных эмоций, коим она столь необдуманно позволила себя охватить. Вместо былого страха и желания оградить себя от чуждого касания, девушка остро осознала их потребность в сей момент, интуитивно продолжая льнуть к Бэю, отвечая на его поцелуи и без сопротивления прогибаясь под его напором. Будто слепец, наконец увидевший где-то вдали проблеск света, Альвэри делала шаг за шагом, пусть и с излишней осторожностью, но без оглядки назад. Помутневшее сознание давно перестало досаждать попытками пробиться сквозь пелену, охватившую лоддроу. Балом правило тело и ему вторила душа. И кто знает, до чего бы рискнула дойти на этом неизведанном еще пути девушка, если бы сам зачинщик происходящего и в сей раз его не прервал.
Резкость, с которой Бэй прервал их близость, ушатом ледяной воды окатила девушку, которая смотрела ему вслед, продолжая еще пребывать в своеобразном тумане от пережитого. В одночасье рухнули стены чего-то мягкого, обволакивающего, уступив место пустоте и холоду. Первой сквозь пелену пробилось недоумение. Ворвавшись в душу и не находя ответов, оно продолжало рушить зыбкие стены, возвращая лоддроу к реальности. После него, словно цепная реакция, на Альвэри нахлынул шквал других эмоций, уже мало напоминающих те теплые и манящие, что она ощущала минутами ранее. Разочарование холодком коснулось позвоночника, пробежав по нему, словно по лестнице и оставляя неприятный след. Раздражение нахлынуло также внезапно, сдавив горло и не давая произнести ни слова. Необъяснимые, непонятные, во взбудораженном сознании, они не только не находили объяснения, но и мешали прийти в себя. Поэтому Альвэри столь долго продолжала молчать, наблюдая все, происходящее с Бэем, который приклеился в конце к стенке, будто желая с ней слиться. Если все произошедшее было игрой, в отместку за ее же, то стоило просто принять свое поражение, а с ним раз и навсегда решить все разногласия между ними. Достаточно было подняться, открыть дверь и сказав – "Уходи", закрыть ее, навсегда. И больше никаких внезапных порывов, никаких эмоциональных всплесков, возвращение к привычной, размеренной жизни. Разве не к этому она всегда стремилась? Как ни странно, сейчас она затруднялась однозначно ответить на этот вопрос. Тем не менее, возможно именно такое дальнейшее развитие событий и последовало бы, если бы Альвэри проигнорировала затравленный, с нотами какого-то ужаса в глазах, взгляд, которым Бэй смотрел в ее сторону. Да и произошедшее следом полностью выбило ее из колеи не самым радужных мыслей. Услышав чужой голос, сначала девушка решила, что ей просто померещилось, однако отбросить тот факт, что парень пытался что-то сказать и у него это с горем пополам получалось, нельзя. Но вместо изумления, сразу пришло непонимание. О чем он говорит? Какой еще раз? Неужели в своем бездумном порыве она умудрилась сделать ему больно? Подобные вопросы обрушились на и так ошеломленную лоддроу, как второй ушат ледяной воды. Не понимая, что стало причиной столь явного испуга и отторжения со стороны того, кому она позволила коснуться к стенам своего мирка, столькие годы выстроенных собственноручно и теперь имеющих не одну брешь, лоддроу ощутила боль. Не физическую, глухую и тупую, досаждающую изнутри, которая начала твердить, что – вот чем заканчивается ее безумное желание идти наперекор устоявшемуся течению ее жизни. Она сделала ошибку, не единожды, принеся боль другому, пускай и не осознанно, однако это можно было заметить ранее, если бы захотела. Но она оказалась упряма и слепа к чужой боли. Выход был лишь один, который она ясно видела или который диктовала вся гамма эмоций, словно ядовитый коктейль, принятый девушкой до сего момента и отравляющий кровь. Но сначала Альвэри хотела знать, чтобы наверняка подтвердить все то, что взбрело в помутневший и доселе не отрезвевший рассудок, дабы каждый раз после поднимать это из глубин памяти в назидание и не повторять более. Посему, как бы это не было прискорбно для Бэя, но отпускать его за просто так девушка не собиралась. Не сейчас.
Поднявшись и двинувшись на непослушных ногах в сторону вжавшегося в стену парня, лоддроу не спускала с того взгляда. Она не знала, как подступиться и правильно внедрить задуманное, но отступать не собиралась. Подойдя впритык и стараясь менее эмоционально реагировать на все тот же затравленный взгляд, которым не стеснялся одаривать ее парень, она протянула руку, пытаясь убрать челку. Непослушная прядь волос в какой-то момент обратила на себя внимание, будто мешая всецело лицезреть масштабы ее деяний.
- Хотелось бы услышать твой голос немного при других обстоятельствах, - чуть хрипловато и не глядя тому в глаза, проговорила лоддроу, продолжая возиться с челкой.
Горло предательски сдавило и говорить стало неимоверно трудно. Появилось дикое желание уйти. Убежать и не появляться, пока все снова не вернется на круги своя.
- Тем не менее, я почти польщена, - с трудом, но все же продолжила девушка, схватив второй рукой запястье парня и крепко сжав, явно не собираясь отпускать. – Только сейчас я хотела бы узнать совершенно другое. Я сделала тебе настолько больно? Что значит – еще раз? Неужели это повторяется, а я настолько слепа, что не видела? Я не понимаю, но хочу понять, даже если это так. Мне нужно знать и, Тейар тебя побери, я не позволю тебе снова от меня вот так отмахнуться. Я имею право знать…
Естественно, о истинных причинах поведения Бэя лоддроу не могла догадаться и в помине, но то, что она успела уже навешать на себя за столь короткий промежуток времени легло саднящим пятном на душу и требовало ответа. И не потом, а сейчас. Возможно, раньше девушка отнеслась бы к этому с ледяной отчужденностью, отмахнувшись, но почему сейчас она сделать сие не могла. В голубых глазах застыла холодная решимость, тесно переплетенная с нотками упрямства, а в их глубине явно читалась совершенно несвойственная ей боль.

Отредактировано Альвэри (2014-01-09 15:28:13)

+3

68

И лучшим бы вариантом для них с Альвэри послужило то, что девушка, не став разбираться во всем этом бреде, просто бы выгнала Бэя из своей комнаты, прокричав вслед и название постоялого двора, куда он так рвался еще каким-то часом ранее, и все остальные, пусть и не очень лестные, напутствия. А именно так бы и поступил сам мужчина, находясь на месте ледышки и думая только о своих, быть может, задетых и оскорбленных в какой-то мере чувствах. Но, видимо, девушке было дело ни только до себя самой. И потому-то ничего из ряда «Уходи, дверь закрой!» не последовало.
Наблюдая, как вставала и подходила к нему Альвэри, Эйнохэил не сделал и шага в сторону, просто потому, что ноги вообще отказывались его слушаться. Он лишь глубоко вдохнул, чувствуя, как начинало спирать дыхание, а сердце же наоборот, билось настолько учащенно, что каждый его глухой стук отдавался где-то в голове. Бэйнар запрокинул голову, закрывая глаза и понимая, что лоддроу уже не отступится, ведомая ни столько своим желанием, сколько застывшими в ее глазах вопросами, которые перемешивались с гаммой ни самых приятных эмоций. И все это было его рук делом. И потому-то мужчина не хотел заглядывать в ледяные озера, словно окунаясь в самую душу ледышки и переживая тоже самое, что и она. Естественно, все это было приукрашено, ведь до конца прочувствовать все переживаемое, все те ощущения и боль, пусть не физическую, а не мог никто, лишь достраивая свои предположения сего в уме. Но все же, и даже не заставив себя, а просто ощутив, что в том нуждался и он сам, Бэй открыл глаза и посмотрел на Альвэри, когда она подошла к нему вплотную и начала убирать с лица напавшую челку, руша тем самым его единственную «стену», возведенную между ним и ей. Казалось в тот момент он всем телом ощутил тепло девушки, не взирая на их одежды и то, что для этого бы ледышка и впрямь должна была запылать. Это приятной волной прокатилось по спине, заставляя едва заметно содрогнуться и податься навстречу, отлипая от стены, к которой, казалось бы, Эйнохэил уже прирос. Почему он так поступал, не обращая внимания на то, что давно уже не чувствовал того липкого прикосновения к нему страха, что до этих самых пор неотступно следовал за мужчиной, а сейчас сгинул не понятно куда, будто бы испугавшись чего-то более мощного, что было способно раздавить его раз и навсегда, не оставив и следа?
Девушка, как обычно начала говорить слишком отстранено, тем не менее, заставляя прислушиваться к каждому ее слову, попутно выискивая и истинные мотивы в голубых глазах, которые наполняли непонимание и так отчетливо читающаяся боль. Она была видна не только во взгляде, но и по всему выражению лица Альвэри… и голосу, что как никогда дрожал, выдавая ноты хрипоты, с которыми лоддроу не могла совладать. Ее жест заставил оторвать пристальный, и быть может, все такой же опустошенный и затравленный взор от созерцания эмоций, что блуждали во встречном взгляде, и перевести внимание Бэйнара на крепко сжатую ладонь, своеобразным капканом обхватившую запястье мужчины. Он бы улыбнулся, если смог, сравнивая какой же крохотной была рука ледышки и обманчиво крепкой хватка, от которой Эйнохэил при одному его желание мог с легкостью избавиться. Мог, но не стал.
Конечно же, лоддроу не так поняла его слова, и винить ее за это мужчина не собирался, ведь единственный, кто знал причину его подобного поведения сейчас находился Тейар знает в какой таверне и, скорее всего, веселился на полную катушку. Намного проще было бы выставить Бэя вон, и сохранить тем самым остатки нервов и самой себе, и ему. Но… Отвлекаясь от «тисков», сотворенных ледышкой, мужчина снова поднял взор и посмотрел в глаза Альвэри. Она ждала от него ответа, и вариант с бумагой и карандашом тут отметался. Но и оставить все, как есть, молча сорвавшись с места и уйти самому, Эйнохэил не мог. Почему-то не мог. Готовый было снова заговорить, он не выдал ни слова, поджав губы и набираясь смелости перед второй попыткой. «Я не смогу», - мелькнула одинокая мысль, заставляющая потупить взор и нахмуриться. Накрывающая волной паники, из-за которой начинало гудеть в ушах, и обрывающая вздох. Однако Бэйнар опять-таки думал только о себе, что было возможным и невозможным сделать именно для него самого, а не для кого-то еще. Но думать только о себе было уже поздно. Он собственноручно вовлек во все это и девушку, так что ответ должен был держать и перед ней. Бэй отрицательно покачал головой, давая понять, что ее вины ни в чем тут не было.
- Просто… я не думал, что, - мужчина нервно вздохнул, смотря на Альвэри из-под бровей, - смогу и сам привыкнуть… к тебе, - голос его по-прежнему дрожал, но уже был более уверенным.
Сказанное мужчиной тут же отозвалось тупой болью в груди, и чтобы избавиться от нее, Эйнохэил отдернул руку, в запястье которой вцепилась ледышка, назад, вынудив лоддроу еще сильнее прижаться к нему. Но как ни странно, доселе неизведанное и малоприятное ощущение отпечаталось в сознание ни болезненностью, а легкостью от того, что мужчина не только осознал, но и высказался. И сейчас Бэйнар впервые был благодарен девушке за то, что она не позволила ему уйти. Он приобнял Альвэри за талию, ощутимо сжимая руку и хватаясь за халат ледышки, и наклонился, упираясь носом в ее лоб.
- Я пойму, если ты попросишь уйти, - почти шепотом произнес Эйнохэил и замолчал, ощущая, как его начинало бросать в дрожь, и, понимая то, что уходить то как раз ему не хотелось. Пусть для этого он и перебарывал свои страхи, с которыми ему довелось столкнуться и от которых, рано или поздно, как видимо, все равно пришлось бы избавляться.

+2

69

Пока Бэй молчал, она пыталась найти ответ самолично. В выражении бледного лица, во взгляде, глубине его глаз, да чуть ли не на потолке, если бы это было возможным. Каждое мгновение, которое он медлил, казалось ей вечностью. Это начинало осаждать невесть откуда взявшийся напор, с которым девушка подошла к парню, требуя ответа. Альвэри осознала, что еще немного вот такой вот молчаливой игры в гляделки и она сама сдастся. Струсит, если хотите, ведь никому не нравится слышать о себе правду. Фенрил даже не заметила, что он отлип от стены, чуть подавшись к ней. Она продолжала заниматься самопоеданием, чему способствовало напряжение, витающее в комнате в относительной тишине. Однако, видимо, Бэй все же справился со своим оцепенением, оторвав свой взгляд от созерцания ее лица и воззрившись на ее руку, цепко ухватившуюся за его запястье. Лоддроу тоже взглянула на нее, осознав, что успела забыть об этом, тем не менее, продолжая неосознанно держать парня, будто пытаясь помешать уйти. Альвэри почувствовала как чуть обожгло щеки. По сути, она вела себя так, словно имела на это какое-то право, что было в корне неверным и Бэй не был обязан отвечать, припертый к стене. И снова какое-то тоскливое чувство отозвалось эхом в   глубине души. Лоддроу снова подняла взор, перехватывая взгляд Бэя. Сосредоточенное лицо, поджатые губы, все говорило о своеобразной внутренней борьбе и она внутренне сжалась, боясь услышать ответ, к которому, казалось, должна была быть готова. Внезапно потупленный взор и явный след паники, отразившийся на какой-то миг на его лице, едва ли не заставил ее отшатнуться, но замешкавшись и увидев после качание головой, лоддроу осталась стоять на месте. Этот жест не давал определенного ответа на какой-либо из ее вопросов. Девушка нахмурилась.
- Просто… я не думал, что, - все же снова заговорил Бэй, заставляя замереть и прислушаться к нему, - смогу и сам привыкнуть… к тебе.
Альвэри недоверчиво нахмурилась, пытаясь правильно понять сказанное и связать его с тем, что произошло, с состоянием парня и не смогла. Что значит – привыкнуть? В отличии от Бэя она оценивала ситуацию специфически и, как показывал опыт, мысли ее уносили совершенно не в ту сторону, которую следовало. В данном случае, она никак не могла взять в толк, что плохого в слове «привыкнуть» и почему оно вызывает у него такой ужас, ведь это достаточно естественно, когда с кем-то долгое время находишься рядом. Она с легкостью признала, что привыкла к нему, ровно как к Айнэ и Нериксу, хотя нет. Разница все же была, но вот чтобы уловить ее суть, стоило глубже в себе копнуть, а не так поверхностно. Да и не в данной ситуации, которая не позволяла толком мыслить, не то, что разбираться в себе. Девушка нахмурилась, пытаясь подобрать правильные слова и в то же время не спуская взгляда с Бэя. Но должна была снова отвлечься, так как он решил наконец выдернуть руку, ранее сжатую ее ладонью. Это привело к тому, что она не смогла вовремя отступить, убрав руку, и прильнула к нему.
Альвэри задохнулась от мгновенной реакции, которой отреагировало тело на этот нерасторопный выпад, на миг зажмурившись, в попытке подавить знакомые уже эмоции в корне. Она никогда не думала, что собственное тело способно предавать ее столь неординарным образом. Хотя что с него взять. Сколь лет оно травит ее страхами? Лоддроу вздрогнула, почувствовав прикосновение Бэя, чуть поерзав сжатой рукой, больше от привычки, нежели стараясь освободиться. Когда же парень прислонился к ее лбу, упершись в него, девушка замерла. Даже показалось, что и дышать перестала.
- Я пойму, если ты попросишь уйти.
И все-таки ты дурак, - мысленно сказала Альвэри, внезапно усмехнувшись и не совсем осознано покачав головой, больше в ответ на свои мысли, нежели на его слова. Если бы она хотела, чтобы он ушел, то не стояла бы здесь, разве это сложно понять? Не пыталась бы разобраться в том, что, возможно, ей не нужно . Вскинув брови, после нахмурившись, она вздохнула.
- Я не умею просить, особенно, если не хочу этого, - так же тихо ответила Альвэри, поднимая лицо и упершись кончиком своего носа в нос парня. – Ты оставляешь после себя слишком много вопросов, как книга, написанная старым, забытым языком, расшифровать который всю дорогу так и хочется, не то, что забросить и забыть, - странные сравнения, пришедшие в голову смутили даже ее саму, поэтому она поспешила продолжить, пусть и сбиваясь. - Как ты ранее сказал – нам нужно спокойно сесть и поговорить, наверное…Если хочешь…
Она еще что-то хотела сказать, но близость, с которой они предались этому, сложному для обоих, разговору мешала трезво мыслить и девушка никак не могла подобрать слова, чтобы выразить их вслух. Явно стоило сохранять между ними хотя бы какое-то расстояние, но этого лоддроу делать не спешила, облизнув внезапно пересохшие губы и продолжая вглядываться в глаза Бэя, которые успели растерять тот оттенок ужаса, замеченный ею ранее. Она поймала себя на мысли, что пытается что-то высмотреть в этой чуждой глубине, только вот что - продолжало оставаться загадкой...

+2

70

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


офф

Я соврал!! хDD

Отредактировано Бэй (2014-01-09 20:31:40)

+1

71

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

офф >.>

Я запомнила =З

Отредактировано Альвэри (2014-01-09 23:27:48)

+1

72

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+2

73

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Альвэри (2014-01-10 14:42:28)

+1

74

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

75

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

76

Прикрыв глаза и стараясь хотя бы отдышаться, не то, чтобы привести мысли и рассудок в относительный порядок, Бэйнар откинулся на спину. Он провел рукой по лицу, вытирая с взмокшего лба капли пота, внезапно вздрогнув, когда ледышка приникла к мужчине, приобнимая и устраиваясь у него на груди. Почему-то Эйнохэилу казалось, что все закончится так же спонтанно, как и началось, не рассчитывая получить такой вот своего рода бонус. Наверное, это было потому, что он начинал опираться на свои первые и до этого момента единственные отношения, а этого делать не стоило. Мужчина согнул одну ногу в колене, опустив голову вниз и уткнувшись подбородком в макушку Альвэри. Ее волосы, все еще не высохшие до конца, приятно холодили кожу и в какой-то мере помогали понемногу приходить в себя. Бэй приподнял руку, на стороне которой лежала лоддроу, и принялся неспешно перебирать светлые пряди, усмехнувшись, как обычно, лишь гортанно, и накрыв кисть девушки, коей она водила по его животу, своей ладонью. Он и знать не знал, что боялся щекотки. Да никто и не пытался пощекотать Бэйнара, кроме матери когда-то в глубоком детстве, про что уже и позабыть то успел сто, а то и сто пятьдесят раз. Мужчина увел руку ледышки выше, положив ее себе на грудь и даже сквозь ладонь Альвэри ощущая, как все еще бешено колотилось его сердце. «Ильтар, и почему же я не могу поверить, что это не сон, который в любой момент, может обернуться кошмаром?». Ответом на эту мысль, вдруг возникшую в голове, могло послужить то, что Эйнохэил не был пьян. И для сновидения все вокруг выглядело слишком уж реально. А те пережитые ощущения и вовсе он не мог испытывать в привычных мужчине дурных снах. Да чего уж там, кроме отвращения и ненависти к самому себе в них ничего и не было. Сведя ход мыслей в это русло, Бэй поежился, зажмурившись и пытаясь теперь увести себя от диких сравнений. Однако это давалось ему нелегко. Теперь же, когда  шквал эмоций почти стих, а сознание почти выпуталось из одурманивающей дымки чувств, сквозь разум начали пробиваться отголоски страха. «А что, если…», - запаниковав, Бэйнар покрепче прижал к себе девушку, опустив руку, которой до этого момента копошился в волосах, перебирая длинные локоны, лоддроу на спину, и замечая, как она лениво потягивалась в ответ. «Нет…», - он с облегчением выдохнул. Ледышка была жива. Хотя, и Тая тоже уцелела, вот только после… Отмахнувшись от назойливых дум и сравнений, Эйнохэил привстал, аккуратно освобождаясь от объятий и укладывая девушку рядом. Поднимаясь с кровати, мужчина помедлил, присев и свесив ноги с постели. Он наскоро, как мог, пригладил растрепанные волосы и поморщился, замечая, как начинали щипать плечи. Обратив внимание на царапины, он перевел взгляд на Альвэри, слегка прищурившись и скривив легкую улыбку набок. «Хороша работа». От взора не укрылось и перепачканное постельное белье. Бэй быстро отвел глаза в сторону, в последний раз торопливо пробегаясь по манящим формам ледышки и возвращаясь к своему занятию. А чем он там был занят? Ах да, вставал на ноги, кажется.
Дотянувшись до брошенной им же кофты, и подобрав с пола штаны, мужчина довольно-таки ловко и быстро оделся, развернувшись к лоддроу лицом и указав на дверь. Не ясным было, поняла ли она его намек на то, что он собирался дойти до ванны, или же нет. Конечно же, куда лучшим вариантом было бы остаться и хоть немного отдохнуть, но почему-то Эйнохэил предпочитал движение, доматывая и без того уставший организм. Он вышел, спустившись на первый этаж и пройдя в ванную комнату. И только прикрыв за собой дверь, смог спокойно вздохнуть, медленно выдыхая и принимаясь снова раздеваться. Бэйнар не знал, как следовало поступить далее, зарываясь куда-то в закоулки подсознания и в концы теряясь там. Мужчина понимал, что и сам привык к Альвэри за все их с ней знакомство, но так же помнил, что когда-то привык и к Тае… и к чему это все привело впоследствии. Однако уйдя тогда от девушки, он, быть может, избавил ее от многих разочарований, с ним же связанных. А себя отгородив от страха в один прекрасный момент не совладать с собой и превратиться в такого же убийцу, каким он и был в его кошмарах. Все это начинало глодать сознание пока Бэй приводил себя в порядок.
«Я могу просто уйти. Не сейчас, нет. Не босиком же», - он усмехнулся, выходя из ванной и направляясь обратно на второй этаж, - «Она отведет меня до Нера, и не факт, что останется там. А потом, кто знает, быть может, и вовсе не пересечемся. Будьте здоровы, живите богато!». Это было самым легким из всех путей. Путь отступления. Но вот в этот раз что-то предательски кольнуло под ребрами, намекая, что поступить так у Эйнохэила вряд ли получится. Зайдя в комнату Альвэри, мужчина сразу бросил короткий взгляд на ледышку, убеждаясь в том, что она не спала, и прошел к столу, с которого стянул пару листов и карандаш. Он подошел к кровати и присел, начав писать. Она хотела поговорить, но с чего начинать, когда они толком ничего и не знали друг о друге? С самого простого, что только можно было представить. «Бэйнар Эйнохэил. Бэй это всего лишь сокращение». Мужчина протянул листок лоддроу. «Ну вот и познакомились».

+1

77

Почувствовав прикосновение к своей макушке, лоддроу улыбнулась сквозь легкую дремоту, продолжая дразнить кожу на животе парня, который чуть подрагивал от этих прикосновений. О том, что он боится щекотки, девушка как-то не подумала. Она вообще, пока что, ни о чем не думала, пытаясь прийти в себя и одновременно продолжая нежиться в остатках былых ощущений, что томным обручем сковали тело. Альвэри приоткрыла глаза, когда Бэй накрыл ее руку своей ладонью и увлек повыше, оставив покоиться на груди, где она невозмутимо продолжила занятие. В какой-то миг ощутив, как он крепче прижал ее к себе, она снова прикрыла глаза, слабо отреагировав на его движение. Молчаливое спокойствие, которое витало в воздухе и никоим образом не тяготело над ней, умиротворяюще действовало на девушку и если бы парень не начал подниматься, то Альвэри еще долгое время провалялась в таком положении. Выпустив Бэя из своих объятий, девушка снова открыла глаза, вопросительно взглянув в его сторону. В тот же момент она напоролась на его прищуренный взгляд и кривую усмешку, отчего-то густо покраснев и слегка потупив взор. Впрочем, так как Бэй не стал задерживаться в кровати, то девушка достаточно быстро совладала с неуместным уже смущением, снова принявшись наблюдать за парнем. Пока тот одевался, девушка впервые смотрела на него «трезвым» взглядом, пробежав им по контурам тела. Однако сие занятие не продлилось долго, так как Бэй достаточно оперативно оделся. Оно и хорошо. Быть пойманной на подобном деле лоддроу не горела желанием. От этой мысли ее опять покоробило. Молча проведя задумчивым взглядом парня  до дверей, ведущих из ее комнаты и так ничего и не сказав, лоддроу перевернулась на живот и зарылась лицом в простыни. Глубоко и протяжно вздохнув, она вдруг ощутила знакомый запах. Надо же, - была первая мысль после произошедшего. 
Какое-то время покачавшись еще по кровати, продолжая сбивать простыни и понимая, что заснуть ей не удастся, Альвэри перевернулась на бок и вперила взгляд в окно, за которым уже начал заниматься рассвет. Сейчас, когда рассудок начал потихоньку сбрасывать с себя пелену всего того, что затуманило его в начале «разговора», она могла подумать о том, что произошло и происходит вообще. В который раз девушка убедилась, что с вопросами близости у нее явные проблемы. Если раньше это был лишь страх, то теперь к нему присоединилось и предательство собственного тела, которое вело себя как необузданное и дикое существо, стоило только Бэю прикоснуться к ней. Девушка нахмурилась. Ее напрягало понимание своей слабости. Нет, она не жалела о случившемся, пока что. Ее больше занимали другие вопросы, которых становилось невероятно много с каждой минутой, которую она проводила с Бэем. Только вот ответы на них, почему-то, не лежали на поверхности и их стоило еще поискать.  От мыслей отвлекло саднящее ощущение внизу живота, напоминая о недавней близости. Лоддроу пошевелилась, словно это могло помочь, снова вернувшись мыслями к произошедшему. Тело моментально отреагировало на воспоминания волной тепла, разошедшегося по нему. Альвэри зажмурилась, тряхнув головой. Ну вот, дожила, - мысленно фыркнула на себя девушка. радовало то, что хотя бы неприятный дискомфорт не пробрался сквозь все это. видимо, загнанный в самые темные уголки той напористой волной эмоционального урагана, который она сквозь себя пропустила. Хорошо, что в этот момент в комнату вернулся Бэй и она отвлеклась и от своих мыслей, и от ощущений.
Вопросительно взглянув на парня, когда тот подошел и, присев, начал писать Альвэри не стала ему мешать, лишь изогнув бровь. Снова игра в молчанку? А минутами ранее этого и не заметить было, - с легкой улыбкой подумала лоддроу, одернув себя в следующий миг. И о чем она только думает? Тем временем, парень протянул ей листок.
-«Бэйнар Эйнохэил. Бэй это всего лишь сокращение», - подняв глаза и изогнув бровь, она вернула бумагу Бэю.
- Весьма рада знакомству, Бэйнар, - чуть хрипловато проговорила лоддроу, усмехнувшись и чуть приподымаясь. – Очень вовремя. Альвэри Фенрил, без сокращения, – с напускной серьезностью, хотя глаза искрились от не выраженного смеха, продолжила девушка.  – Решил все-таки поговорить…нормально? Это радует…наверное.
Блеснув все тем же взглядом, полным искр смеха, она склонила голову на бок. Не успевшая углубиться в себя, после их близости и начать заниматься самоедством, девушка была вполне расположена к любой задумке, которую мог ей предложить парень. Будь то разговор, игра или еще что-то. А еще она боролась с диким желанием начать дразнить Бэя, однако теперь, когда рассудок явно протрезвел подобное ей давалось многим тяжелее. Как ни смешно, а мешало банальное смущение и близость парня. Однако, вскакивать и увеличивать расстояние между ними она не собиралась, решив, что надо начитать вырабатывать стратегию по удержанию контроля над своим телом, эмоциями и прочим. Еще чего не хватало, чтоб она срывалась каждый раз в самый неподходящий момент, ведомая какими-то телесными желаниями. Хотя девушка не могла отрицать, что подобное расположение дел ее нисколечко не смущало минутами ранее. впрочем, пока Бэй находился рядом, это занятие стоило отложить. Ведь ее ждал - Разговор...

Отредактировано Альвэри (2014-01-10 23:01:11)

+1

78

- Весьма рада знакомству, Бэйнар. Очень вовремя. Альвэри Фенрил, без сокращения…
Свое собственное имя, услышанное полностью, резануло слух. И совсем не от того, что мужчине оно не нравилось. Просто Эйнохэил не любил официальность. До конца разворачиваясь к девушке лицом и наблюдая за ее действиями. Он мимолетно улыбнулся, ловя себя на мысли, что неосознанно блуждает взглядом по почти обнаженному телу Альвэри, прикрытому лишь распахнутым халатом. Подавшись вперед и немного поправив подобие одежды, так как и за одежду то этот лоскутик материи Бэй не считал, он воззрился на ледышку, чувствуя, как по спине пробежалась волна тепла.
- … Решил все-таки поговорить…нормально? Это радует…наверное.
«Ну, как сказать, нормально?!». Мужчина заглянул в глаза лоддроу, в которых читалась не высказанная то ли радость, то ли смех. Бэйнар взял в руки листок, демонстративно повертев его и давая понять, как именно он намеревался вести разговор. На бумагу, которую он положил себе на ногу для удобности, легло не многое. «Я даже не знаю, с чего начать». Эйнохэил усмехнулся своим же словам, перечеркнув все написанное и отложив в сторону листы. Да и правда, чего хотела услышать от него девушка, и на какие темы должен был пойти этот самый разговор, мужчина и понятия не имел. Попытавшись вспомнить, прозвучавшие вопросы до всего вытворенного ими безумства, Бэй задумался. Возвращаться к их разрешению совсем не хотелось, ровно так же, как и рассказывать о Тае. А именно этот аспект его жизни был задет лоддроу. «Думай-думай… Да и может быть к Тейару весь этот треп? Больно то кому будет интересно узнать, чем дышали до встречи! Одна книгами, другой перегаром трактирным. Юху, веселуха то!».
Мужчина потупил взор, дотянувшись до пояска от халата и слегка потянув за него, но без каких либо на то целей. Далее взор упал на сбитые простыни, кривыми волнами разбросанные по всей постели. «Ты что тут, в войну играла?», - он улыбнулся своим мыслям, понимая, что тема с разговором была уже поднята и сама собой бы уже не улеглась, а это означало, что надо было бы браться за ум, включать все свое воображение и начинать писать заново. Бэйнар снова взял листы в руки, хотя и в голову не шло ни одной мысли. «Ладно, была - ни была». «Как ты? Если я сделал чего ни так, то совсем этого не хотел, прости». Не найдя ничего лучше, чем просто выдать первый сформированный в уме вопрос, Эйнохэил его и ляпнул, лишь после того, как отдал бумагу, замечая, что и вправду интересовался самочувствием Альвэри, немного беспокоясь.

+1

79

Альвэри внимательно следила за Бэйем, заметив интерес к своей одежде. Только сейчас до нее дошло, что в отличии от парня, назвать себя одетой, явно язык не поворачивался, более того, девушка даже и не подумала нормально прикрыться, продолжая лежать на постели едва ли не так, как ее оставил Бэйнар. От запоздалого смущения на этот счет, лоддроу поджала губы, чувствуя как полыхнули щеки. Это уже явно становиться дурной привычкой. Да что сказать, за последнее время у нее этих «дурных» привычек появилось внушительное количество. Уж никак не скажешь, что она и та лоддроу, которая недавно еще здраво и холодно оценивала любую ситуацию, одна и та же личность. Нужно взять себя в руки уже… Да это явно было нужно, но вот с какой стороны к этому подступиться сейчас, она не имела ни малейшего понятия.
Тем временем Бэй снова что-то начал писать, привлекая на себя рассеянное внимание девушки. Альвэри снова принялась следить за ним, задумчиво перебирая пальцами подмятую под себя простынь. Она поймала себя на том, что изучает парня, словно видит его впервые, бегая взором по чертам лица, подмечая его выражение, когда он сосредоточенно о чем-то думал или писал. Коротко взглянув на то, как Бэйнар потянул за пояс халат, лоддроу снова вернулась к мысли, что стоит привести себя в порядок. Но пока она над этим только успела задуматься, как перед носом снова нарисовался лист, исписанный знакомым почерком.
- «Как ты? Если я сделал чего ни так, то совсем этого не хотел, прости».
Альвэри воззрилась на написанное, прокручивая в голове короткий вопрос. Как я? Как я…я-то как… Казалось бы, простой вопрос внезапно ворвался в душу девушки смятением и озадачил больше, чем могло показаться на первый взгляд. Она даже и не задумывалась над этим. А теперь, вынужденная мысленно вернуться к произошедшему между ними, она снова зарделась, резко сев и чуть кашлянув. Такой простой вопрос и беспокойство за ее самочувствие и стали причиной очередного смущения. Поджав губы и потупив взор, девушка принялась поправлять на себе халат, да так словно на ней был целый ворох одежды, а не жалкий лоскуток. Параллельно она пыталась найти ответ, который бы удовлетворил парня и не выдал того, что она могла скрыть под обыденностью фраз.
- Я? Я хорошо…вроде бы, спасибо. Как видишь, не рассыпалась. Сам-то? - украдкой глянув на сидящего парня, наконец, заговорила Альвэри, немного сбиваясь. – Не за что извиняться, правда. Сам ведь может убедиться, - она чуть улыбнулась, вдруг подавшись вперед и заглянув в его глаза. – Видишь там укор и сожаление?
Девушка на некоторое время так и застыла, предоставляя Бэйнару возможность вглядеться в ее глаза, хотя она больше снова утонула в его собственных. Но все же, с трудом оторвавшись и мысленно ругая себя за то, что столь плохо справлялась с собой и далее, Альвэри отстранилась, подобрав ноги и усевшись на них. Похоже, разговаривать иным образом у них получалось лучше. Лоддроу усмехнулась, вздохнув и снова посмотрев на Бэя.
- Тебе тяжело разговаривать, раз снова взялся за карандаш? Или просто непривычно?
Нужно было как-то сметать легкую неловкость, застывшую в воздухе, поэтому, перебарывая свое неуместное стеснение девушка продолжила их тяжело дающийся разговор. Авось лучше пойдет, как немного придут в себя.

+1

80

Видно было, что на первый взгляд простой вопрос, заданный Бэем, заметно смутил ледышку, на щеках которой тут же после прочтения зарделся румянец. «Я чего-то точно ляпнул не то!», - выпалил про себя мужчина, открыто наблюдая за реакцией Альвэри на его слова. Она казалась ему такой застенчивой и по-детски наивной в своих мыслях и какой-то нерешительности, что ли, пока что ответить. Будто бы лоддроу была отнюдь не взрослой девушкой, а ребенком, которого застали за постыдным проступком, и тот, потупив взгляд и заводя ножкой по полу, пытался придумать что-нибудь в свое оправдание. Нет, Тая была совсем не такой, являющаяся полной противоположностью Аль. Эйнохэил улыбнулся, осознавая, что хоть сам того и не хотел, а умудрялся взволновать ледышку одним только словом. Но быстро одернул себя, стирая с лица былые эмоции и воззрившись на девушку, когда та, подавшись чуть вперед, заглянула ему в глаза, застывая так на какие-то мгновения. «Сам то? А со мной то чего могло произойти? Как оказалось, даже не умер!», - с долей издевки над самим собой подумал Бэйнар, сначала немного удивленным взором отвечая Альвэри. Мужчина присмотрелся, наигранно прищурившись и словно пытаясь найти в голубых озерах растопленного льда крупицы тех самых сожалений и укора, о которых спрашивала у него лоддроу, но не заметил ничего, кроме остатков той теплоты, коей он мог упиваться минутами ранее, и легкой дымки наваждения. Помолчав сначала даже в мыслях от «увиденного», Бэй в шутку подал плечами, отведя взгляд в сторону и поведя бровями. «Ну, пока что не вижу!». И снова обратив свое внимание на девушку после своей немой сцены, Эйнохэил немного вздрогнул. Ему казалось, что Альвэри и взора то с него не спускала, как будто бы изучая каждую его черту. Факт сего немного сбил мужчину с мысли, заставляя придвинуться к изголовью постели и облокотиться на него спиной. Разговор, затеянный не многим раньше, получался весьма малословным и скомканным. Быть может, если бы они начали вести его тогда, когда девушка впервые это и предложила, он потек бы совсем в другом направлении. О погоде бы, к примеру! Нет, конечно, это было шуткой, но, тем не менее, еще не до конца улегшиеся эмоции обоих мешали адекватно мыслить, растеривая все смысловые нити еще в сознании, и не давая возможности должным образом сконцентрироваться на фразах. Прокрутив в голове последние слова Аль, Бэйнар слегка нахмурился. «В каком смысле тяжело?». Хотя… в каком бы и не прозвучало, а действительно давалось мужчине с огромным трудом. А незнание ледышкой самой причины этого лишь усложняло ответ на ее вопрос. Эйнохэил мог написать, обо всем рассказывая ей, но… Характер все же брал свое. Да и тем более, что он выложил бы? «Извини, мне снятся кошмары, где я насилую и убиваю разнесчастных девушек… КАЖДУЮ ИЛЬТАРОВУ НОЧЬ, МУХАХА, а голос свой просто из-за этого и не перевариваю!»? Или же соврав и отч*цензура*чив что-то вроде: «Ну, ты же уже успела заметить, что я немного… особенный? Так вот, знаешь ли, это правда и меня ужасно заводит мое же молчание, поэтому, прости, говорить я более не намерен»?
Бэй рассмеялся, зная, что его смех будет расценен не так, ка следовало, ведь он совершенно не вписывался в рамки разговора, и, отстранившись от изголовья, присел, хватаясь за карандаш и лист бумаги. «И то, и другое, Аль. Мне проще жить без него», - мужчина вздохнул. Он понимал, что его ответ наводил только больше вопросов и еще большее непонимание со стороны лоддроу. «Ты многого не знаешь обо мне. Как и я о тебе, не отрицаю. Но объяснить всего сейчас не смогу». И тут его осенило. Почему Бэйнар не додумывался об этом раньше, он и подумать не мог. Но ведь для того, чтобы раскрыть истинную суть своего молчания, ему всего-то надо было наведаться в одну лавку в Ацилотсе. А после удачной покупки проспать крепко и, увы, безрадужно, после продемонстрировав свои старания малой публике. А вот кто ей являлся? И зачем надо было показывать то, что он лицезрел каждую ночь, так и осталось для мужчины непонятным. Просто мысль, ударившая в голову, и напомнившая о том, что сподобься на такое его мать или же отец, когда он был еще совсем маленьким, возможно, вся его жизнь сложилась бы совсем по-другому. «И все-таки надо будет заглянуть туда. Авось и пригодятся когда-нибудь, да зачем-нибудь. А сейчас замнем это дело». «А на тебе, как я посмотрю, до сих пор ни единого синяка. Хотя, да-да, я забыл твои же слова. Ведь эта же твоя загадочная болезнь может проявиться и не сразу». Отдавая свою писанину, Эйнохэил широко улыбнулся, готовый в любую минуту сорваться на хохот, если бы Альвэри еще и рассматривать себя после прочтения начала.

+1


Вы здесь » За гранью реальности » Город Мандран » Дом семейства Фенрил