За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Город Мандран » Дом семейства Фенрил


Дом семейства Фенрил

Сообщений 141 страница 160 из 258

1

http://sf.uploads.ru/dMNXK.jpg
Дом семейства Фенрил находился на одной из восточных улиц города, в достаточно спокойном и свободном от лишней суеты квартале. Представляет собой двухэтажное просторное здание, с вместительным погребом, рассчитанное на достаточно большое семейство и их комфорт. За ним находился сад с небольшой беседкой, окруженный высокой стеной. В глубине оного можно разыскать также хозяйственные постройки, уборные "домики", конюшню.
Первый этаж начинается длинным и просторным коридором. Справа по оному находиться большая гостиная с камином, прекрасно обустроена как для проведения вечеров в кругу семьи, так и для неожиданных приездов гостей. Далее по коридору расположен кабинет хозяина дома и "небольшая" библиотека. Слева же резкий поворот приведет в помещения кухни, столовой, двух ванных комнат, а также к выходу в сад, который начинается из красиво-оформленной террасы. Возвращаясь к коридору и минуя дверь в библиотеку, можно заметить резную лестницу, ведущую на второй этаж.
Второй этаж полностью состоит из комнат для отдыха и делиться на два крыла. Справа находятся спальня родителей, занимающая большую часть крыла и вмещающая в себя гардеробную и небольшую ванную, комната Альвэри с балконом и комната для гостей с камином. Левая часть крыла полностью принадлежит мужской части семейства - троим старшим братьям. Комнаты здесь заняты с первой по старшинству.
По всему дому висят или стоят канделябры со свечами либо лампы, которые прекрасно освещают дом в позднее время суток. Дом обставлен без вычурных излишеств, но с расчетом на  максимальный комфорт домочадцев и редких гостей, в спокойном, уютном и "домашнем" стиле.

Выход в сад.

http://s5.uploads.ru/eNGYZ.jpg

+3

141

В завязавшийся между лоддроу разговор Бэй по-прежнему не встревал, выступая сторонним слушателем. Закинув локти на стол, он оперся на руки и предпочел изучать поверхность стола, нежели вставлять свои пять медяков промеж фраз. Тем более что и выбранную тему поддержать не мог.
- Не такие уж и частые.
Мужчина искоса взглянул на Аль. «Если предпочитать таскаться по болотам, лесам и полям вместо дома, не такими и частыми они будут. Не поспоришь».
- К слову, о почте. Будь добр.
- Я тебе посыльный, что ли?
Поднимая голову, иштэ поймал на себе негодующий и раздраженный взор Виэля, гаденько ему улыбнувшись и закивав головой в знак солидарности с дальнейшими словами ледышки о больном на морозе. И хоть желанием примерить на себе роль почтальона парень не горел, но предпочел уступить сестре. «Покладистый малый», - удовлетворенно произнес в мыслях проклятый, заслышав хлопок входной двери. О том, что на деле он сам мог оказаться куда моложе юного лоддроу, Эйнохэил мало задумывался.
Он отвлекся от созерцания всего вокруг, когда воцарившаяся после ухода тишина на кухне была прервана мелодичным голосом Альвэри:
- Не бери близко к сердцу сказанное Виэлем, если что. Он не сильно сдержан в выражениях. На самом деле, он лучше, чем хочет казаться.
Бэйнар с подобием легкой улыбки на губах посмотрел на девушку.
- Как и ты, - он задорно хмыкнул, - Не бери в голову. Я бы, скорей всего, вел себя так же.
Мужчина пожал плечами, уже в следующее мгновение чисто интуитивно рыпнувшись от прикосновения девушки, которого никак не ожидал.
- … А там, глядишь, и от кашля с насморком избавимся. Жаль, что твои не пособили…
- Да уж… - проклятый насупился. Все же заботливого, или вернее сказать «вовремя заботливого», учителя из Левифрона никак не получалось, - Наверняка заняты вещами куда более важными, - он сделал небольшую паузу, задумавшись, какие такие дела могли внезапно появиться у шадоса и Эбигейл, - Даже не спрашивай меня, какие именно. Возможно уже предприняли первые попытки подыскать тебе чего подходящего.
- Может, тебе стоило бы находиться в постели, а не прохлаждаться здесь?
«Какая забота. Так и норовишь куда сбагрить». Бэй поднялся, так же никак не оповещая лоддроу о своем приближении, и зашагал к кухонному гарнитуру, за которым занималась готовкой Аль. Он вплотную подошел к эльфийке, едва не впечатываясь ей в спину, и завел руку под ее собственную, безо всяких льзя/нельзя потянувшись к отложенной чуть в сторону разделочной доске.
- Может, - спокойным тоном отозвался мужчина, - Скучно не будет?
Эйнохэил ухватил кусочек сырой нарезанной моркови и отправил его в рот, наблюдая за реакцией Альвэри на свою проделку. Распущенные сырые волосы приятной прохладой ложились на грудь, более явственно давая ощутить насколько подмокла его одежда. А сама по себе такая непозволительная близость с девушкой играла роль чего-то своеобразно запретного, что так и хотелось нарушить. Да проклятый и сам понимал, что чем больше времени он проводил подле Аль, тем сложнее ему было соблюдать приемлемую для ледышки дистанцию. Сгребя в ладонь еще несколько кусочков овощей, он отступил на шаг.
- Позовешь, надеюсь, когда все соберутся, - Бэй неспешным шагом направился прочь с кухни, - Или Аравиэля за мной пошли. Он же все равно не прочь в гонца поиграть.
Последнее было брошено уже в дверях, но достаточно громко, чтобы не оказаться неуслышанным. С широкой и довольной улыбкой иштэ разжевал прихваченное с собой. «Тейар тебя подери, лук попался».

+1

142

Альвэри сосредоточено перебирала сушенные травы, стараясь кое-как соблюдать пропорции, посему совершенно не заметила приближение мужчины. Вообще-то она ждала хотя бы какого-то ответа от него, но никак не присутствия рядом, что стало, мягко говоря, совершеннейшей неожиданностью. Лоддроу вскинулась, стоило только почувствовать за спиной «опасность» в ее живом воплощении. Тело моментально напряглось, когда девушка провела ошарашенным взглядом мужскую руку, что потянулась к доске, словно то была настоящая змея. По спине, будто табун диких коней, забегали подкожные мурашки, в то время как сердце как-то болезненно сжалось, вскорости ззабившись, как безумное. Сознание же, казалось, в обморок на месте и хлопнулось, ибо реагировать совершенно не спешило.
- Может, - проговорил мужчина, в ее кулаках затрещали ветки сухих растений, - Скучно не будет?
Фенрил встрепенулась, поведя плечом. «Без тебя? Да ни в жизнь!» Сие стоило обратить в слова, но оные так и застряли в горле. Несмотря на то, что знакомый вскоре отошел, сгребая с доски нарезанные овощи, ее продолжало лихорадить. Но даже в таком состоянии, Аль едва заметила уход Бэя. Ее больше заботило собственное «я», кое вело себя…несколько по-другому.
- Позовешь, надеюсь, когда все соберутся. Или Аравиэля за мной пошли. Он же все равно не прочь в гонца поиграть.
В иной раз ему вдогонку, вместо ответа, полетело бы точно что-нибудь тяжелое, дабы помнил, где он находился и с кем. Ну, как минимум, последнее слово за собой оставила бы. Поди, не у себя дома находился, о чем стоило напомнить. Однако…девушка молчала и задумчиво стряхивала остатки раскрошенных растений с ладоней, а мыслями явно была не здесь. Ощущение, что охватило тело минутами ранее, оставило зудящий след не только на коже, что едва избежала непосредственного контакта с наглецом, но и в очнувшемся сознании. Но вопреки ожидаемому взрыву негодования и, как следствию, раздражения, лоддроу была озадачена. Что-то было не так. Реакция была не так привычна, опять же напоминая о том, что сие происходило не впервые. Если ее страх и поднимал голову, то под шквалом чуждых ей ощущений, банально не был примечен. Это все было иным…
Аль поежилась, вспоминая теплую волну, окатившую ее с ног до головы и столь контрастирующий с нею озноб, что почувствовала в тот же момент. Словно две стихии, они столкнулись, выдав такое странное ощущение... Ожидание…да, определенно. Сейчас, когда она осталась наедине с собой, перевела дух и смогла кое-как разложить все по полкам, то с удивлением различила среди вороха того, что тогда почувствовала именно ожидание. Но чего? Фенрил тряхнула головой, пытаясь навести порядок в мыслях, но получилось это паршиво. Бэй волшебным образом вносил туда, как и в душу, полнейший хаос, стоило ему только появиться в зоне видимости и нарушить ее личностное пространство. Хуже того, казалось, это его забавляло, однако наверняка она не бралась сие утверждать. Откровенно говоря, все это равноценно раздражало (своеволие и беспардонность в свою сторону она никогда не поощряла) и озадачивало, ибо не могла взять в толк, чем руководствуется мужчина, видя, что ей от того явно не комфортно. Впрочем, так же озадачивала и несвойственная, собственная, реакция на его выпады.
Аль потерла виски раздраженным жестом. От всех этих дум они заныли, а она даже толком не смогла разобраться в том, что происходит конкретно с ее чувствами, коих так штормит от присутствия чужака подле и в то же время это словно захватывает, оставляя послевкусие, до коего так и охота дотронуться. «Боги, чушь какая!» - на выдохе подумала девушка, еще раз тряхнув головой и попытаясь взяться вновь за готовку, тем более, что вода в кастрюлях закипела. Но, как то часто бывало, от дум своих избавиться не так-то просто.
Но тут, видимо, само проведение пришло на подмогу. До слуха долетел звук хлопнувшей входной двери. «Виэль вернулся,» - словно свежий ветерок, в сознании проскочила мысль, принося с собой некое облегчение. Парень не заставил себя долго ждать и вскоре стоял в дверном проеме, уперев руки в бока.
- Тебе повезло, или мне…не пришлось переться Тейар знает куда, - проговорил лоддроу с порога, вперив взгляд ей в спину. - Еще что-то изволите, сударыня?
Аль усмехнулась. Брат был явно раздражен, но его легкая манера выражения даже негодование свела на нет, заставив ее саму отвлечься от былого.
- Изволю, - ответила девушка, оборачиваясь и кивнув на еще одну доску, на коей покоилось мясо. – Помоги мне, так быстрее будет.
На сие брат не ответил своим «фе», тут же сбросив спесь. Он ненадолго вышел, направившись в ванную, и вскоре присоединился к ней. За сим занятием они завели ненавязчивый разговор, в большинстве своем, о скитаниях по миру Аравиэля. Аль старалась обходить любые вопросы о себе, подбрасывая оные брату и не без интереса слушая. Пара со временем переместилась за стол, где продолжила беседу. Из кухни иногда слышался тихий, обоюдный смех и тарабарщина неуемного лоддроу.
Прошло добрых полчаса, когда девушка вновь подошла к плите, сняв с огня пряный отвар для Бэя и отодвинув приготовленную кашу. Фенрил принялась готовить легкую подливу, проговорив:
- Ви, - она использовала его «детское» сокращение (оное прицепилось к парню еще с тех времен, когда она только училась излагаться "по-людски"), всегда, когда они бывали наедине и при этом не ругались. – Не мог бы ты позвать Бэя. Скоро обед будет готов, тут еще совсем немного осталось повозиться…
Как ни странно, но лоддроу даже не буркнул недовольно, тут же подхватившись и со словами:
- Да пожалуйста, - вышел.
Впрочем, занятая возней с продуктами и приготовления последнего «штриха» к нехитрому блюду, Альвэри не заметила ни такой, внезапной, готовности со стороны брата опять побыть гонцом, ни его изменившегося выражения лица.

Аравиэль неспешно поднялся на второй этаж. Подойдя к комнате для гостей и ознаменовав свое присутствие коротким стуком, парень вошел:
- Скоро будет что-то пожевать, поэтому Аль просила передать, что МЫ тебя ждем за обеденным столом, - Виэль выжидающе замер, опершись плечом о дверной проем и скрестив руки на груди.

Отредактировано Альвэри (2017-04-16 23:19:50)

+2

143

04 число Страстного Танца.
1647 год от подписания Мирного Договора.
День.

Нарезать круги по комнате в полном одиночестве было еще той скукотищей. Однако, если выбирать между уединением в отведенных для тебя метрах или и дальше изображать из себя просто знакомого для той, с которой хотелось делить отнюдь ни обеды и ужины, то Бэйнар с относительной радостью и легким сердцем покидал кухню. Ему нужна была передышка от его же собственной роли, дабы в один прекрасный момент не сорваться и попортить все к тейаровой матери. Тем более что отменным терпением мужчина никогда похвастать не мог.
К тому времени как в дверь коротко постучали и на пороге возник Аравиэль, иштэ успел вдоволь налюбоваться снежным пейзажем за окном, разобраться с камином и наваляться в кровати на неделю вперед. Для полного набора бездельника оставалось лишь сосчитать количество деревянных половиц и ворсинок на ковре перед камином. Собственно говоря, еще бы минут десять и именно этим и занялся проклятый.
Эйнохэил отлип от окна и обратил внимание на вошедшего.
- Скоро будет что-то пожевать, поэтому Аль просила передать, что МЫ тебя ждем за обеденным столом, - выдал лоддроу, замерев в ожидании ответа.
«Еще б ты один меня там ждал». Мужчина усмехнулся, прекрасно понимая на что именно пытался намекнуть ему Виэль, выделяя подходящее под то слово. Парень дал ему время до вечера, но более подходящего момента для разговора по душам больше могло и не представиться. Понимая это, Бэй не стал откладывать обещанное в долгий ящик.
- Я тебе сказок ни разу еще не рассказывал, - довольно резко выдал иштэ.
Но, как и тяжесть во взоре, направленном на Аравиэля, так и вырвавшийся тон быстро сошли на нет. Так проклятый хотел показать, насколько задели его слова молодого лоддроу, кинутые еще в гостиной, не больше. Он смерил свое недовольство, возвращая былое спокойствие и уже совершенно иными глазами глядя на брата Аль.
- Смысла тянуть не вижу, так что сочтем, что не добудился меня сразу, - Бэйнар облокотился на подоконник, - Знал дурную привычку своей сестры спасать все и всех вокруг? – Вопрос был задан без какого-либо интереса в возможном ответе и по-большей степенью служил всего-то связующим звеном в начатом разговоре, - Вот и натворилась добрых дел, что в итоге спасать ее саму пришлось, - мужчина замолчал, пытаясь подавить подступающий приступ кашля, и все же задохал, - Я никуда и ни во что ее не втягивал, Виэль. Я лишь пошел следом, потому что отпустить, зная, куда и зачем она срывалась, не мог. Как и отговорить, - «Уж тебе ли не знать говеное упрямство ослицы?», - Она не помнит последних года полтора-два. Расписывать тебе что, как и почему, я не стану, оставив эту прерогативу ей, как только нам удастся вернуть память. Поверь, скажи мы ей правду хотя бы о нашем с ней знакомстве, и последствия этого я был бы исправить не в силах.
Иштэ снова замолчал, более внимательно и даже вопрошающе глядя на лоддроу. Он снова просил его довериться сказанному лишь от части, но иного выбора не видел. В конце концов проклятый попросту не хотел чувствовать себя треплом, понимая, что Альвэри имела полное право недосказать или опустить некоторые детали, не посчитав нужным выставлять их на всеобщее обозрение сейчас или вообще никогда. Вот только бы вспомнила все для начала.
- Ее хороший знакомый, которого она так же благополучно забыла и с коим познакомилась еще раз, сейчас пытается подобрать лекарство от ее амнезии, я же – восстановить былые отношения, - мужчина вновь закашлялся, - Тем более как сам видишь, ситуация позволяет. Что в тот, что в этот раз ваш климат мне по нраву не пришелся, - Бэй убрал руки в карманы и отошел от окна, направившись в сторону Виэля, - Вот, собственно говоря, и все. Тебе остается либо подыграть, поверив мне на слово, либо еще больше наломать дров, посчитав что знаешь лучший выход. В любом случае, мы с тобой уже сели в одну лодку, - он ехидно взглянул в глаза парня, проходя мимо, - Ведь ты ей тоже сказку плести начал, не выдав меня сразу.
Мужчина вышел в коридор, заговорив тише:
- А то, что я рот открыл, полностью заслуга твоей сестры. За ней тоже кое-что заметить мог, - Эйнохэил свято верил, что родной брат, не по наслышкам знающий о фобиях родной сестры, понимал, что речь шла о мнимой болезни Альвэри, - Словом, у каждого свои тараканы. Как оказалось, некоторых из них вывести сложно, но можно.
Он окончательно замолчал, зашагав по коридору. На то, чтобы при желании продолжить разговор, у Виэля оставался целый пролет и лестница.

+2

144

Смешанный пост
http://s5.uploads.ru/oAku0.png

[float=right]http://s7.uploads.ru/t/SsLu8.png[/float]Взгляд знакомца совершенно не обескуражил лоддроу, на оный он мог ответить таким же, если не тяжелее. Поди, это не он обосновался в его доме и принялся вести какую-то странную игру в «знаю-не знаю». Первые слова Бэя также оставили его равнодушным. Ситуация располагала к словесным перепалкам, но парень не спешил в них встревать, тем более, что подвернулся вполне удобный случай послушать этого «героя», пока сестра была занята.
- Смысла тянуть не вижу… - начал Бэй, - Знал дурную привычку своей сестры спасать все и всех вокруг? - На лице Виэля не дрогнул ни один мускул.
С этим человеком он уж точно не станет обсуждать сестру и ее поступки, сколь бы непонятными они ни были, поэтому юный Фенрил молча слушал, следя за каждым движением Бэя. Если тот и врал, то делал это мастерски, ибо в своих способностях распознать или почувствовать ложь Аравиэль не сомневался. Хотя то, что он услышал, при всем желании, не вкладывалось в его представление об Аль. Казалось, что мужчина говорил о совершенно другой особе, при этом апеллируя на ее упрямство (Ну хоть что-то знакомое). В то же время хотелось одернуть гостя и напомнить, что до появления именно его в жизни девушки, подобным она уж точно не страдала. Однако он продолжал слушать, хоть Бэй и изъяснялся весьма коротко, по делу, стараясь в отведенный им отрезок времени впихнуть максимум полезной информации, что объяснила бы его теперешнее поведение.
- Она не помнит последних года полтора-два. Расписывать тебе что, как и почему, я не стану, /…/последствия этого я был бы исправить не в силах.
Лоддроу повел плечом. Он понятия не имел, повлекло бы иное расположение вещей какие-то катастрофические последствия для кого-то там, не для их семьи уж точно. Впрочем, Виэль прекрасно понимал о чем говорит этот человек, в противном случае он бы не находился здесь. Парень даже проникся неким подобием уважения за упорство, что проявлял гость, при этом прекрасно осознавая возможность краха всех его чаяний.
- Ее хороший знакомый/…/пытается подобрать лекарство от ее амнезии, я же – восстановить былые отношения, - Бэй закашлялся, прерывая «пламенную» речь, - Тем более как сам видишь, ситуация позволяет…- лоддроу нехотя усмехнулся.
Он только мог представить состояние Альвэри, когда куча незнакомцев крутится вокруг да около, упорно навязывая ей себя. Парень прикинул весь масштаб происходящего, пытаясь вспомнить девушку два года назад, и мог только посочувствовать знакомцу, хотя к близким она всегда была предупредительна, несмотря на всевозможные неурядицы. Виэль краем ушей слушал Бэя, что двинулся в его сторону, попутно «угрожая», чем вызвал призрачную улыбку на лице лоддроу. Вестимо, он не понимал насколько, конкретно ему, было бы плевать на такое расположение дел, если бы не ранее знакомство с этим удальцом. И если бы он не видел той искры в глазах Аль тогда же. Вот это она ему точно не простит, если сейчас он сосвоевольничает, а после девушка все вспомнит... Хотя он не знал в точности о развитии отношений этих двоих после их мимолетной встречи какой-то месяц назад, но Бэй был живым подтверждением того, что они были вместе, несмотря ни на что… Он даже ощутил какую-то долю досады или укол ревности, исключительно братской, конечно же.
Аравиэль не отвел в сторону глаз, даже, когда оные пересеклись со взором собеседника, словно до сих пор пытаясь найти в них хотя бы малейший намек на ложь и какую-то хитрую игру, цели которой он точно не мог бы узреть на поверхности. Оттолкнувшись от дверного косяка и закрывая дверь комнаты, он вышел следом за Бэем, который продолжил говорить, только более тихо:
- А то, что я рот открыл, полностью заслуга твоей сестры. За ней тоже кое-что заметить мог...
И опять очевидное, с чем и спорить-то бесполезно. Да и лоддроу не сомневался, что Альвэри могла кого хочешь вывести из себя, оставаясь при этом спокойной, как кусок вековечного льда, по крайней мере так было раньше. Воспоминания прошлого на мгновение возникли в памяти, тут же померкнув. Аравиэль, в целом, не был удовлетворен ответом, но для себя выводы сделал, пусть основывались они все больше на интуиции. Однако то, что мужчина не являлся угрозой для сестры он мог сказать наверняка, засим в дальнейших препирательствах не видел смысла, хотя продолжал все тем же испытывающим взором следить за гостем. Помолчав с минуту, в то же время дойдя до лестницы, что спускалась вниз, парень с размаха задвинул Бэя по плечам, тут же придержав, чтобы тот кубарем не свалился на первый этаж. Что-то говорило ему, что Альвэри не будет тому рада, несмотря на то, что память той отшибло.
- Честно говоря, при иных обстоятельствах я бы не удовлетворился твоими скупыми объяснениями, но сейчас пускай так, - он покосился на мужчину, с коим спускались вниз. – Может позже, если будет возможность... за стаканчиком вечером, если отец не вернется, болезнь попробуем изгнать моими методами или просто расскажешь, чем ее огрели, что память отняло, - лоддроу закинул руки за шею, потянувшись и меланхолично ухмыльнулся. Было непонятно всерьез он предлагал больному посиделки или целью предложения было нечто иное. – Неохота его искать самому, но при таких обстоятельствах, - перескочив на "свою" тему проговорил лоддроу и вновь бросил взгляд на Бэя, изогнув бровь.
Лоддроу замолчал, предоставляя мужчине возможность ответить, если тот желает. Пара тем временем медленно шагала по коридору по направлению к кухне, с помещения коей до них уже долетала всевозможная гамма ароматов

http://s5.uploads.ru/oAku0.png

Альвэри закончила с приготовлением и уже успела накрыть на стол, а молодых «людей» все не было. Девушка нахмурилась раздумывая над тем, что могло задержать их и искренне надеясь, что Виэль не проявил свой мерзопакостный характер в самый неподходящий момент. Не то, чтобы она уж сильно жаловала того, на кого оный был бы направлен, но хотелось бы, чтобы в родных пенатах парень проявил толику смирения что ли, особенно перед чужаками.
Девушка вздохнула, добавив к разложенным тарелкам, на коих стыла каша с мясной подливой,  еще одну, большую с салатом, доску с нарезанным хлебом и две чашки кофе, для себя и брата. Бэю же вновь был налит травяной отвар. Завершив сие, Фенрил уже развернулась, чтобы самолично отправиться за обоими, но тут услышала приближающиеся шаги.
- Не прошло и трех часов, - беззлобно протянула девушка, стоило только гостю и брату переступить порог кухни. – Уж думала, что уснули там…
Виэль усмехнулся, поведя плечом и присаживаясь за стол.
- Даже, если бы так, то аромат еды меня даже спящего сюда притянул бы, ты же знаешь, - ответил парень, подтягивая к себе тарелку. – Но нет, пришлось твоего больного тащить еще, да.
Лоддроу явно отшучивался. Аль прищурилась. Что-то произошло, она это чувствовала. Это неуловимо витало меж обоих мужчин, но явно не желало показываться. Лоддроу мысленно фыркнула. Ей как раз не хватало еще разбираться в отношениях, что  установились между ними. Не дерутся, не агрятся друг на друга, и то хорошо. Она перевела взор на Бэя, стараясь отгородиться от воспоминаний того, что случилось за последнее время. Но стоило только ему появится в поле зрения, как от оных было просто не отмахнуться, они досаждали, заставляя хмуриться, вызывали подсознательное желание очутиться подальше от него и в то же время остаться на месте... Аль мысленно отмахнулась, присаживаясь за стол вместе со всеми.
Обед прошел в относительном молчании с ее стороны, ибо если она и слушала выпады со стороны, то едва заметно реагировала на них, первой поднявшись из-за стола. Виэль поднялся следом, тут же ретировавшись прочь со словами:
- Скоро вернусь, - вскоре она услышала, как хлопнула входная дверь.
Альвэри хмыкнула, занявшись посудой. Аравиэль никогда не отличался усидчивостью, но ей хотелось бы, чтобы брат хотя бы сегодня ее проявил, раз уж все-равно собирался «исчезнуть в ночи». Девушка задумчиво убирала со стола, порою натыкаясь взглядом на Бэя.
- Как ты себя чувствуешь? – наконец, нарушила молчание лоддроу, продолжив возится с кухонной утварью.

+1

145

04 число Страстного Танца.
1647 год от подписания Мирного Договора.
День-вечер.

Бэй едва не промазал по ступеньке, когда лоддроу отчeбучил свой финт с «налетом», а точнее сказать, с тычком со спины. Хорошо хоть придержать догадался. Мужчина лихорадочно вцепился в перила, глухо выдохнул и вперил возмущенный взор в Виэля. «С головой дружишь али как?!». Хотя уже в следующий момент гнев его сменился на милость, успей он только приметить шутливый настрой парня. Авось с Нером на пару они и не такое вытворяли, валяя дураков.
- Честно говоря, при иных обстоятельствах я бы не удовлетворился твоими скупыми объяснениями, но сейчас пускай так, - в словах боле не мелькало ни раздражения, ни сухости, а сам знакомый в раз сдал оборонительную позицию, что не радовать не могло.
Иштэ покосился на Аравиэля, ловя на себе его ответный взгляд.
- Все остальное для ушей постарше, - Эйнохэил открыто улыбнулся.
Все-таки они с лоддроу в чем-то были схожи… В отходчивости, что ли, и простоте характеров в общем.
- Может позже, если будет возможность... за стаканчиком вечером, если отец не вернется…
«А батька у нас в авторитете прям, как посмотрю», - мысленно заметил проклятый, продолжив слушать и не спеша отвечать. Разглагольствовать насчет ранения Альвэри он не хотел от слова «совсем». Уж слишком много вопросов тянулось следом, а Бэй не был уверен в том, что сумел бы «подать историю под нужным соусом».
- Ну, где меня искать ты в курсе, так что милости просим, - отозвался мужчина, как только парень замолчал, - Мне спешить пока что некуда
Остальной путь до кухни они проделали молча.

- Не прошло и трех часов. Уж думала, что уснули там…
Бэйнар повел носом, вдыхая приятный аромат мясной подливки и про себя отмечая, что был способен мало-мальски осязать. «Значит, процедуру можно будет и повторить». Он с тенью улыбки посмотрел на Альвэри и разместился за столом. Вел себя гость многим непринужденнее и свободней, что хорошо было заметно по его поведению. 
Но нет, пришлось твоего больного тащить еще, да.
- Почти кубарем с лестницы, да, - наигранно-серьезным тоном и все так же сохраняя позитивный настрой, поддакнул иштэ.

Когда с обедом было покончено, Эйнохэил отодвинул от себя пустую тарелку, но из-за стола вставать не спешил, потянувшись за кружкой с отваром. Взглядов ледышки в свою сторону он не замечал, за время трапезного молчания успев уйти в свои мысли, что касались подевавшегося куда-то мохнатого друга.
- М-м? – Задумчиво протянул проклятый, краем уха услышав вопрос ледышки и таки поднимая на нее глаза, - Чувствую? Да-а это… Лучше, - он сделал большой глоток поостывшего варева и слегка поморщился, - Видимо, ванна на пользу пошла, - прозвучало это как-то двояко, потому Бэй поспешил добавить: - Моему носу, так точно.
Мужчина быстро допил свой напиток и поднялся.
- Давай помогу.
Он оперативно сгреб грязные кружки со стола и отнес посуду до нужной емкости, наполненной чистой водой. Разобравшись со всем остальным, чем позволила помочь себе Аль, иштэ упер руки в бока и изучающе посмотрел на девушку.
- Разрешишь больному доковылять до своей койки? – Шутливо поинтересовался Бэйнар.
Проклятый и рад был бы остаться, но и болезнь, и, быть может, выпитый отвар вгоняли в сонно-ленное состояние.

Покинув кухню, мужчина, как и планировал, дошел до своей комнаты, рухнув на кровать. Он не особо сопротивлялся дреме, быстро провалившись в беспокойный сон и проспав до самого вечера. Глаза Эйнохэил продрал лишь когда за окнами начали зажигать фонари, а его собственная «обитель» тонула в мягком свете от играющего в камине пламени. И дальше коротать время в одиночестве он не планировал, а потому, приведя себя в относительный порядок, вышел из комнаты, дойдя до двери опочивальни ледышки и трижды постучав. Заглядывать внутрь Бэй не стал, предпочтя отойти от входа и, опершись спиной о стену, дождаться появления Альвэри в коридоре.
- Составишь компанию в библиотеке?
Проклятый заинтересованным взглядом окинул ступившую за порог своей комнаты ледышку.

Отредактировано Бэй (2017-04-19 22:57:37)

+2

146

Как только Бэй вернулся к себе, Альвэри занялась наведением порядка на кухне. Размеренно и неспешно перемыв посуду, спрятав ее с глаз долой, девушка привела в былой порядок и поверхности. Ход мыслей лениво перетекал с этого размеренного занятия и  дальше по нарастающей. Она сознательно «загрузила» себя домашней работой, кою после кухни нашла, чтобы отогнать настырные думы, что все время норовили вернуть ее в мир иных реалий. Однако упрямства ей было и правда не занимать.
Приготовив корзину для Мари и оставив ее на террасе, лоддроу занялась зверинцем, который временно обосновался в семейной конюшне. Из-за прожорливости варимара пришлось наведаться к мяснику да прикупить небольшой запас свежеубиенной скотины. С пустобрюхом все обстояло многим проще, тварь жрала все, что бросали в корыто, будь то остатки обеда, или ошметки от овощей и прочий «мусор» - все пропадало в недрах его желудка. Гаррата девушка вывела из помещения и отвела на задний двор, где животному должно было быть достаточно комфортно.
За всей этой рутиной время неумолимо склонилось к вечернему и стоило задуматься об ужине. Аравиэля все не было, хотя зная его «скоро буду», Аль не надеялась на действительно скоропалительное возвращение блудного брата. Бэйнар, видимо, таки крепко уснул, ибо более не спускался, а будить его она не собиралась, по крайней мере, сейчас. Крепкий сон лучшее, что может помочь справиться ослабленному организму с простудой.
За приготовлением легкого ужина Фенрил скоротала еще какой-то час, после оставив все на кухне.  Несмотря на то, что особых усилий ни к чему не приложила, но к концу дня девушка почувствовала легкую усталость, поэтому решение принять ванну пришлось, как нельзя кстати. Приготовив себе одежду, по сути, на ночь, ибо оная неумолимо приближалась, Альвэри с головой погрузилась в воду. Прохладна оной была лучшей панацеей от любого состояния, практически, словно смывая с тела не только усталость, но и все мысли, что досаждали на протяжении дня, оставляя после себя приятное чувство легкости. Вынырнув, Аль облокотила о бортик бадьи, прикрыв глаза. «И никого рядом,» - с чувством удовлетворения, мысленно протянула девушка. Спокойствие, тишина и мыльная пена с тонким ароматом жасмина, что еще нужно для отменного времяпрепровождения.
Понежившись в воде добрых полчаса, лоддроу все-таки выбралась из бадьи, вытерев насухо тело, завернув длинные пряди в полотенце и одевшись в приготовленное платье. Убрав после себя, Фенрил поднялась на второй этаж, на коем царила полная тишина. Заглянув к Бэю и убедившись, что тот крепко спит, девушка пошла к себе. Спать не хотелось, да и имелись еще «обязанности», засим лоддроу занялась тем, что стала разбирать в комнате «завалы», приводя все в привычный порядок. Добравшись до сумки, которую она принесла с собой из «приключения», коего толком не помнила, Аль села перебирать ее содержимое, молча удивляясь, зачем это все было ей нужно. Осмотр затянулся, ибо каждый пузырек с зельем, каждый мешочек с порошком и так далее, заставляли девушку впадать в глубокую задумчивость. Она пыталась понять, зачем ей этот весь арсенал зелий, порошков и снадобий, который то толком и не пользовала в последнее время, однако вопросы копились, не находя ответов, а склянки отставлялись прочь. Альвэри как раз извлекла из сумки записную книжку, как в дверь постучали, отвлекая от занятия. С досадой посмотрев в сторону, откуда долетал звук, лоддроу забросила находку обратно и поднялась. Прошествовав к двери, отворив ее и выйдя за порог комнаты, девушка столкнулась с Бэем:
- Составишь компанию в библиотеке?
Фенрил чуть изогнула бровь, словно напоминая мужчине, что прошлый их поход в оную не особо того заинтересовал, вызвав приступ паясничества от прочтения обычных сказок, что уж вспоминать о том, что он сделал с книгой, кою держал в руках…Однако, сие было дурным тоном, как минимум, тем более, что некогда она сама предложила ему посещать упомянутое помещение. Правда, речь не шла о совместном времяпрепровождении, но, опять же, после порчи одной книги, не хотелось пустить все на самотек, натыкаясь впоследствии на плоды «чтения» книг нерадивого помощника алхимика. Девушка чуть повела плечом, потянувшись к полотенцу, кое нескладной чалмой продолжало восседать на голове, и сняв его. Бросив оное на ближайший стул, лоддроу закрыла комнату, ощущая приятную прохладу, еще влажноватых, волос на спине.
- Ну, пошли, раз охота почитать пробилась, едва успел глаза продрать, - с подобием усмешки, что затаилась в уголках губ, проговорила девушка, двинувшись по коридору.
Пара спустилась в библиотеку, в коей пришлось зажечь свечи, ибо сумерки вовсю сгущались и что-либо рассмотреть, что уж говорить о «почитать», было затруднительно.
- Выбирай, что приглянется, - привычно произнесла лоддроу, продолжая зажигать свечи в настенных канделябрах.
Закончив с этим, Альвэри присела на диван, удобно расположившись на оном и, как в прошлый раз, молча наблюдая за гостем.

+2

147

Бэй дождался пока девушка закроет комнату и зашагает вперед. Держась чуть позади он со вполне понятным и обоснованным для представителей мужского пола интересом рассматривал очередной раскрепощенный наряд лоддроу. «Перед отцом в одних трусах не слабо показаться, пади». Оставалось благодарить богов, что на улицу в подобных платьях Аль не ходила. «И по понятным причинам», - пробубнил про себя иштэ, представляя, чем может обернутся для ледышки такая вот прогулка, - «Лоддроу без страха и упрека… И, кажись, с искренней верой в то, что все извращенцы на свете давным-давно перевелись».
- Ты же в курсе, что у платья не хватает доброго куска?
Он прошелся медленным взглядом по оголенной спине эльфийки, прикрытой разве что распущенными волосами. На свое замечание Эйнохэил не получил никакого ответа. «Фыркает идет, как пить дать». Проклятый улыбнулся. Ему нравилось выводить эту ледяную особу на эмоции, будь то секундное проявление радости или же бубнеж.

Пока Альвэри зажигала свечи и усаживалась на излюбленный диван, мужчина прошел к полкам, вновь пробегаясь глазами по корешкам книг. Как и в прошлый раз, он не натыкался ни на чего интересного. Его целью было не почитать занудные истории в окружении старинных томов и канделябр. Он просто не хотел быть один, найдя неплохой предлог выманить из четырех стен своей комнаты девушку. За неимением цели отыскать чего-то определенное, в итоге Бэйнар остановил свой выбор на первом попавшем под руку фолианте.
- Не поддержишь меня в начинании? – Поинтересовался он, проходя и, как прежде, устраиваясь на другом конце дивана.
Он развернул том, делая заинтересованный вид, и принялся бесцельно бродить взором по строкам. Правда хватило его на минут десять максимум. Все же делу не поможешь, если сидеть, сложа руки… или держа в них книгу. Отношения так же сами собой не наладились бы.
- А из тебя неплохая травница вышла бы, - мужчина отложил том в сторону, взглянув на Аль, - Не думала пойти по этой дорожке? Расскажи о себе немного. Тем более, что и обо мне ты теперь знаешь чуть больше. Чем ты вообще увлекаешься, к примеру? О, нет, - иштэ коварно заулыбался, кладя руку на подлокотник и вальяжно откидываясь на спинку дивана, - Давай я сам, - он определенно нашел, чем развлечь себя в ближайшие пару минут, - Только как-то неинтересно получается. М-м, предлагаю так, - в глазах Бэя заиграли искры азарта, хотя исход задуманного он прекрасно знал наперед, - Я отгадываю твое хобби на спор, но если выигрываю, спрос с тебя будет непомерно высок, как и твой с меня, разумеется, в случае моего проигрыша. Спасуешь? – Последнее Эйнохэил кинул с едва ли прикрытым вызовом.

Альвэри покосилась на мужчину, слегка изогнув бровь. Какое-то время она молчала, видимо, размышляя над словами Бэя. Легкое недоумение от резкой смены ориентиров в его желаниях вскоре сменилось толикой любопытства. Девушка прищурила глаза, словно пытаясь понять, в чем тут подвох, однако явно не смогла его углядеть. Ей также было в некую тягость молча наблюдать за очередными потугами гостя освоить литературу, засим лоддроу вскоре протянула:
- Непомерный спрос…даже любопытно, что тобою движет в данном случае, - задумчиво, не спуская глаз с собеседника, проговорила Фенрил. – Совру, если скажу, что не заинтриговал, однако…Свое хобби, помнится, ты успел сообщить. Частично так уж точно, - с усмешкой протянула Аль. – Поэтому как-то и не совсем в равных условиях находимся. Но раз ты настаиваешь, - девушка передернула плечами. – Я с удовольствием послушаю, что ты припишешь мне.

Бэйнар лениво повел плечом на первые изречения ледышки. «Все-то тебе расскажи». Им двигало желание оказаться чуточку ближе к той, что сидела практически напротив, и беспроигрышность предложенного пари.
- Мои увлечения тебе догадывать не придется, все предположения с меня относительно твоей персоны, - мужчина улыбнулся, силясь не выказать своего удовольствия от происходящего в полном объеме, - Должна же ты будешь хоть что-то поиметь, если я окажусь неправым. И так…
Иштэ выискивающе заскользил взором по лоддроу, будто бы мог отыскать ответ написанным у нее на теле. Но игра определенно стоила свеч. С минуту, может быть, чуть дольше, он молчал, все так же медленно блуждая взглядом по женским чертам лица и фигуре. Но и затягивать интригу не стоило, она имела очень коварное свойство пропадать. Вдоволь налюбовавшись формами эльфийки, Эйнохэил таки поднял глаза.
- Пожалуй, клавесин, - коротко ответил проклятый, готовый поймать изумленный взгляд, - Богами клянусь, в этом доме он просто обязан быть, - шельмовство не шельмовство, если оно не замечено, - Ну-у, и если я каким-то чудом угадал, то ты только что проспорила мне поцелуй, - но и о хитрости Альвэри забывать не приходилось, поэтому следом же были высказаны уточнения: - Всего-то, да? Один не абы какой, а самый настоящий поцелуй.
Бэй не спускал внимательного взора, наполненного самодовольством за свою маленькую лукавость, с ледышки, нетерпеливо барабаня пальцами по подлокотнику. «Каков подлец?! Скотина! Да как же как?! Чтоб я и свой «первый», да ему??!». Мысли забавляли, но многим больше потешила бы (и потешит) реакция Альвэри, какой бы она ни была.

Действия персонажа обговорены с игроком.

Отредактировано Бэй (2017-04-20 19:53:03)

+3

148

Могла ли она узреть в этой, казалось бы, вполне невинной забаве скучающего человека, подлость? Нет. Хуже того, что ее интуиция при этом вела себе мертвее трупа. В момент обещания, что столь опрометчиво дала, ею явно не двигала осторожность, простое любопытство, что было способно, возможно, развеять скуку. Впрочем, как оказалось впоследствии, лучше бы лоддроу просто промолчала, оставив все потуги собеседника вовлечь себя в свою игру тщетными да продолжив наблюдение. Но…
- Мои увлечения тебе догадывать не придется, все предположения с меня относительно твоей персоны, - гость высказал то же, что и она минутой ранее, вызвав тень улыбки на своем лице. - Должна же ты будешь хоть что-то поиметь, если я окажусь неправым. И так…
Альвэри мысленно хмыкнула. Она не собиралась ничего такого предпринимать в любом случае, лишь подыграв мужчине. Тем более, что сделала вполне верное замечание и сыграть на том было бы бесчестно. Поэтому все, что ей оставалось, это дождаться, что же выдаст Бэй в ее сторону. Знакомый же, замолчав, принялся ее рассматривать. На какой-то момент в библиотеке воцарила относительная тишина. Девушка наблюдала за мужчиной, внезапно ощутив странное чувство, с коем уже сталкивалась ранее. Все то же ожидание, смешанное еще с чем-то, что распознать не могла, но тем не менее сия интригующая смесь заставила подкожных «муравьев» строем пробежаться по позвоночнику. Лоддроу поежилась, упуская момент, когда Бэй закончил свой «осмотр» (будто внешне можно было что-то узреть) и заговорил:
- Пожалуй, клавесин, - левая бровь Альвэри чуть изогнулась. - Богами клянусь, в этом доме он просто обязан быть.
И в том не было ничего удивительного, всего лишь логичное мышление, стоило это учесть, ведь дураком он не был. Казался, возможно, но не был, несмотря на несколько авантюрную натуру, коя себя и проявила в следующую минуту. Просто иной причины не находилось, чтобы оправдать все произнесенное далее.
- Ну-у, и если я каким-то чудом угадал, то ты только что проспорила мне поцелуй, - если до сего она лишь несколько раз проявляла толику удивления в изворотливости или догадливости мужчины, то в этот раз он явно добился полной меры выражения этих эмоций.
Открытое изумление отпечаталось на бледном лике. Возможно, она ослышалась, хотя о чем нужно было думать, чтобы послышалось ТАКОЕ. Но нет, Бэй в следующие секунды развеял возможное заблуждение. Он и вправду сказал то, что сказал. В одночасье показалось, что ей кто-то прилично зарядил под дых и воздух с шумом вылетел из легких, кои после болезненно сжало. Кровь бурным потоком бросилась к вискам, стуча в ошалелое сознание. Сердце, пожалуй, решило, что подобного случая больше не подвернется, принявшись «ломать « грудную клетку, все сильнее разгоняясь.
- Ты шутишь, - выдавила лоддроу.
Но нет, мужчина вполне отдавал себе отчет в том, что пожелал. Об этом говорило все в нем. Расслабленная поза, самодовольная мина, застывшая на лице, искры веселья в голубых глазах… Она не понимала зачем, однако с этим человеком все было непонятно, его поступки не поддавались «нормальной» логике. В глубине души закипала слепая злость. Заставившая Альвэри выпрямиться, поджав губы. Знал бы он какую бурю поднял, не стал бы столь вальяжно восседать подле. Лоддроу скрипнула зубами, не двигаясь с насиженного места. В этот момент ее буквально разрывало на части изнутри. С одной стороны, ею обуревал праведный гнев на наглость гостя, что, поправ все понятия о приличии и благодарности того, кто протянул руку помощи, решил, что он хозяин положения и посмел диктовать ей условия, выполнения которых, по меньшей мере, заслуживали знатной пощечины. С другой стороны – она злилась на себя, многим больше, чем на Бэя. Злилась на то, сколь легко пошла на поводу у этого балагура, не учуяв подвоха (да и как тут можно что-либо учуять?!). Злилась за то, что столь опрометчиво разбрасывалась обещаниями, кои теперь комом стали поперек горла, не давая взорваться и выплеснуть все, что накопилось в считанные минуты, на этого самодура. Тейаровы обязательства, тейарова честь – лишь слова, прикрепленные к жизни собственной рукой, но они жгли, ломали, связывали.
Альвэри отвернулась, скрестив руки на груди и откинувшись на спинку дивана. Фенрил осознавала неправильность происходящего, его нелогичность, опять же излишнюю наглость мужчины, который решил, что ему позволено больше, чем могло показаться. И в то же время она не могла, хотя бы, просто встать и уйти. Тейарово обещание. Ну, кто ее тянул за язык вообще? Лоддроу прикрыла глаза, глубоко вздохнув и пытаясь успокоиться. Тело сводило от мелкой дрожи и причиной тому было непонятно что; то ли эмоции, что продолжали клокотать внутри, переворачивая все с ног на голову, то ли признание своего, своеобразного, поражения. Мысли оттолкнулись от оного, перетекая в иное русло. Тейар, признать сколь легко ее обыграли, было просто, она бы даже «посмеялась» вместе с этим человеком, но мешало условие, из-за которого ей пришлось воевать с собой. Отстроченное время, что все-равно привело к неминуемому. Каким-то дивным образом она оказалась в силках собственных принципов, через кои переступить было сложнее, нежели плюнуть на внезапное желание Бэя. Он не просил невозможного, в его понимании, но превратил сей момент для нее в хорошую встряску, от коей сердце, как и сознание, доселе не оправились.
В конечном итоге, Аль надоело слушать «внутреннюю грызню», настрой она себя подпортила до конца дня уж наверняка, не без подачи Бэя конечно же. Тянуть далее становилось все невыносимее и дабы закончить этот фарс, после убравшись восвояси, чтобы сгоряча не наломать дров, лоддроу поднялась, принявшись отряхивать с платья невидимые пылинки.
- Это самая большая ошибка, которую ты только мог сделать, - произнесла сухим тоном, едва скрывающим за собой омут всего того, что переполняло душу.
[float=left][mymp3]http://my-files.ru/Save/pg8b9l/iamx_my_secret_friend_(NaitiMP3.ru).mp3|My secret friend[/mymp3][/float]Тем не менее, Аль выпрямилась, взглянув на мужчину, и в пару шагов подошла ближе. Наряду с внутренним непринятием всего, что должно произойти, что-то ехидно подначивало, что Бэю сей момент не принесет должного удовольствия, ибо понятие «настоящий поцелуй» у них кардинально отличались. Альвэри даже позволила себе мысленно ухмыльнуться, ибо при всем желании подобное она не смогла бы ему «подарить». Возможно, именно это понимание несколько охладило накал страстей, кои завладели ею всецело, позволив спокойнее свершить последующее действо. Фенрил склонилась к мужчине, ухватившись одной рукой за спинку дивана, дабы избежать случайного касания. Сердце продолжало дико колотиться и угрожало-таки разорваться от своего же припадка бешенства. Казалось, что даже время остановилось, когда лоддроу прильнула к чужим губам в несмелом поцелуе.

+3

149

И да, реакция Аль превзошла все скромные ожидания мужчины. Видя калейдоскоп эмоций, что вихрем проносились по лицу эльфийки, Бэйнар просто ликовал в сердцах. Видеть всю обескураженность, сбитость с толку и полное неверение в услышанное было, пожалуй, самой дорогой для иштэ наградой. Не считая самого приза за свою догадливость, конечно.
- Ты шутишь, - сдавленно произнесла лоддроу, справившись с первой волной негодования и ошеломления.
Это не было вопросом, а, следовательно, и сама Альвэри понимала всю серьезность потребованного. «Отнюдь. Ты свой выбор сделала, доводи дело до конца».
- Как посмотрю, так попал в точку, - проклятый не удержался от довольной широкой улыбки.
Эйнохэил все так же не сводил с ледышки пристального взгляда, а та, казалось, и не думала даже с места двигаться. И мужчина прекрасно понимал почему. Он мог поклясться, что отсюда видел, как перетрясало бедную-разнесчастную девушку, а еще что в этот самый момент она ненавидела его больше, чем когда-либо прежде. И это за ее же желание поддержать спор. Она злилась, неимоверно злилась, не в силах совладать с собой. Но кого сейчас волновал праведный гнев проигравшей?
Все то время, что понадобилось эльфийке для того, чтобы собраться с мыслями и духом, Бэй терпеливо выжидал, продолжая настукивать знакомую мелодию пальцами по подлокотнику. В конечном итоге он не верил, что Альвэри сможет просто так встать и уйти, наплевав на данное ему обещание. Наконец ледышка встала, чересчур демонстративно отряхивая совершенно чистую юбку платья.
- Это самая большая ошибка, которую ты только мог сделать.
От слуха иштэ не укрылась ни одна из обуревающих снежную душу эмоций.
«Неужели?», - словно бы подначивая еще больше, хотя куда уж там, мужчина вопросительно приподнял одну бровь, как то любила проделывать Аль, и проследил за шествием лоддроу. Предвкушение грядущего напрочь сметало такое понятие, как осознание «А не перегнул ли я?». Проклятый замер, позволив девушке беспрепятственно ухватиться рукой за диванную спинку, и слегка подавшись навстречу после. Однако… Аль явно сачковала в отдаче, что не могло не осесть неприятным осадком и в душе, и в сознании. «Халтура на лицо!», - недовольно произнес про себя Бэйнар, глядя в неприкрытые голубые глаза эльфийки, - «Ты так папку на ночь целовать будешь». Конечно же простым чмоком иштэ остался крайне не удовлетворен. Не дожидаясь, пока ледышка отстранится, он поднял руку, быстро приобняв Альвэри за шею и поведя на себя. Вместе с тем он полностью стер едва ощутимое касание, кое в понимании лоддроу и было поцелуем, мягко разомкнув ее губы и превращая несмелые потуги в то, что сам считал настоящим. В момент, который настолько сильно желал, мужчина не сумел справиться и с собственным накатом тех приятных ощущений, что волной тепла прокатились по всему телу, стоило ему лишь прильнуть к устам Аль в порыве чуточку потребовательнее. В отличии от ледышки он целовал ее в разы смелее, откровенно говоря, плюя на то, чем именно руководствовалась в данный момент эльфийка в своем «ответе» на очередной неприемлемый для нее выпад со стороны гостя.
Эйнохэил давно увел поцелуй от робкого, превратив его в более глубокий и неспешный в своем исполнении. В какой-то момент он играючи провел кончиком языка по верхнему ряду белоснежных зубов, совсем ненароком задевая и нёбо. Он убрал руку с шеи, проведя большим пальцем по щеке Альвэри, и наконец прерывая поцелуй. Подумать только, но одного его хватило, чтобы напрочь сбилось дыхание, а сердце пустилось в дикую пляску.
- Так понимаю, теперь я могу складывать свои вещи и выметаться на все четыре стороны? – Немного сдавленно и тихо произнес Бэй, не спеша полностью отстраняться от лоддроу.

+2

150

Желание шло вразрез с действительностью. Казалось, в тот момент, когда она решилась отыграть свою роль до конца, поцеловав нахала, сознание в диком ужасе забилось вглубь черепной коробки, а на его место встало нечто совершенно другое. Этот мимолетный, вынужденный, долю секунды назад презираемый, поцелуй всколыхнул в душе какое-то тоскливое чувство, коему не находилось названия. Альвэри, пожалуй, в тот же миг и отпрянула бы, больше озадаченная этим, нежели по прежнему злясь на выходку мужчины, если бы Бэй не внес свои коррективы. Девушка не успела опомниться, как ощутила теплую ладонь, что легла на ее шею, в следующий момент притягивая к вопрошающему непозволительно близко. Но даже не это выбило полностью почву из-под ног Фенрил, и даже не поцелуй Бэя, требовательный в своем исполнении, ибо, как и предполагалось до того, он не останется довольный ее ответом. Аль в одночасье буквально задохнулась от ощущений, что сковали тело, накрыв обжигающей волной тепла, растекаясь лавой по всему "ледяному" организму. За то, чем ответила душа, и вовсе страшно было говорить. Девушка внутренне сжалась, словно в попытке не выпустить из забытой темницы что-то неизвестное, что-то роковое. Сознание, что продолжало отсиживаться в самом глухом углу, внезапно шевельнулось, выдав порцию страха. Страха перед тем неизвестным чувством, что загнанным зверем зашевелилось внутри, явно пытаясь вырваться на свободу.
Альвэри забылась. Всего на мгновение, коего было достаточно, чтобы всецело прочувствовать чуждое чувство прикосновения и чувство собственного желания, толкавшего в спину столь явно. Прикосновения, кое едва ли могла позволить себе когда-либо, что уж говорить за чужака. Казалось бы, относительно невинный поцелуй, который заставил все ее существо разделиться на части, после сойтись и рассыпаться мириадами разноцветных эмоций, на кои она никогда не была способна, никогда не чувствовала. Хуже того, лоддроу в этот момент не нашла в себе силы отпрянуть, разорвать пагубную связь, словно зачарованная подавшись навстречу. Это было болезненно знакомо, заставляя тянуться ответно, словно ища ответ на вопрос, который еще толком и не сформировался. И в то же время сознание твердило, что это обман, иллюзия и от сего нужно было бежать. Но бежать не получалось, не хотелось. От осознания сего в душу прокрался леденящий холод. Это не могло быть реальностью, но оную трудно было отринуть…
Возвращение в действительность оказалось еще болезненней, стоило только прекратиться поцелую, что ушел далеко от невинного. Реальность ворвалась в рассудок раскаленным металлом, прокручивая перед взором все случившееся. От глубокого вдоха легкие болезненно сжало, сердце вторило тем же, не собираясь униматься и словно находя в том какую-то забаву. Их взгляды пересеклись, и в его глазах она узрела то, чему там места не было, не должно было быть... Ей явно показалось. Для него это лишь игра, забава, кою, благодаря наглости, он смог внедрить в жизнь. Так твердило сознание, пытаясь убедить ее в том с излишней навязчивостью, словно ища оправдания для всего того калейдоскопа ощущений, с коим ей «посчастливилось» познакомиться минутой ранее. Аль моргнула, словно отгоняя остатки пелены, некогда застлавшую глаза.
- Так понимаю, теперь я могу складывать свои вещи и выметаться на все четыре стороны? – выдал мужчина и тон его голоса еще сильнее обескураживал.
Сознание упрямо твердило одно, вестимо, осмелев и оправившись от шока, выбравшись из своего угла и источая яд. Однако то, что удалось зацепить в самых «темных» глубинах ее души, упрямо указывало на иное. Это пугало, сильно. Ей легче было бы столкнуться с насмешкой, победно растекшейся по лицу наглеца, издевкой, что сверкнула бы в голубых глазах, но не с неоправданной, необъяснимой мягкостью во взгляде наряду с не меньшим, нежели, у нее самой, водоворотом зримых эмоций. Фенрил отпрянула, неосознанно коснувшись кончиками пальцев губ, кои словно на зло до сих пор хранили фантомный отпечаток чужих губ, и все так же молча глядя на мужчину. Слова не находились. Злость, коя владела сознанием минуты ранее, как-то потеснилась иными чувствами, что обескураживало, озадачивало, продолжало пугать.
В этой относительной тишине особо громко было слышно звук закрывшейся входной двери, что словно спасительный круг рассек пелену своеобразной неловкости. Лоддроу выпрямилась, какое-то время еще сверля взглядом Бэя. После развернулась и пошла прочь из библиотеки, лишь на пороге бросив:
- Будешь уходить, потуши свечи, - голос отказывался ее слушаться и в нем скользила легкая дрожь.
В коридоре Аль столкнулась с братом, что только вернулся со своей прогулки неизвестно куда.
- О, привет, - легко выдал парень, смахивая остатки снега с волос, однако Аравиэль тут же сменился в лице, явно приметив ее состояние. – Что-то случилось?
Обеспокоенность скользнула в родных глазах. Он даже забылся, подавшись вперед и крепко схватив ее за руку. Однако, казалось, Альвэри того даже не заметила. Бросив в сторону библиотеки быстрый взгляд, она качнула головой и произнесла совсем не то, что от нее ожидалось:
- На кухне найдете, чем отужинать. Я буду у себя, - только сейчас лоддроу аккуратно стряхнула руку брата, разворачиваясь и собираясь уйти.
- А ты?
- Я не голодна, - ответ прозвучал резче, чем того требовалось.
Альвэри вернулась к себе в комнату, с чувством захлопнув дверь и какое-то время простояв, оную подпирая спиной. Она задыхалась. Казалось, после окончания этой нереалистичной сцены, все должно было вернуться на круги своя, но нет. Ее изнутри душило то, чему не могла найти должного объяснения. Сознание твердило забыть, перечеркнуть, отправить объект внутреннего раздора прочь, подальше от себя, но она соврала бы, если бы сказала, что ей это легко сделать. Она запуталась в собственных ощущениях, да так, что доводы рассудка просто отбрасывались за ненадобностью. В душе царил полнейший хаос. Альвэри со стоном оттолкнулась от двери, быстро подойдя к окну и распахнув его настежь. Поток свежего, морозного воздуха обдал тело, отозвавшись на коже колючим ощущением. Девушка подошла к кровати, упав на оную и накрывшись подушкой.
Тем временем, озадаченный поведением сестры Аравиэль, проследив ранее за ее взглядом, двинулся в библиотеку. Перешагнув порог помещения и узрев на диване Бэя, он не особо удивился. Скрестив руки на груди и опершись плечом о дверной косяк, парень протянул:
- Ну? И что ты вытворил в этот раз?

+3

151

Аль отпрянула, наградив иштэ секундным взглядом, полным испуга перед случившимся. И, наверное, распознание именно этой ярко-выраженной эмоции в голубых озерах сыграло роль своеобразного щелчка, в мгновение ока отрезвляющего подернутый легкой дымкой рассудок. Этого он не хотел, нет. Бэй готов был лицезреть все, что угодно: гнев, злобу, озарение, ответный жест, но никак ни страх. Проклятый откинулся обратно, отведя разочарованный, по-большей мере в самом себе, взгляд от эльфийки, которая все же сумела задеть за живое, быть может уже и нехотя, заставив еще раз прочувствовать, как все, к чему он только прикладывал руку, летело в тартарары. Чувство досады напрочь перекрыло собой всю мягкость, оставив горькое послевкусие после столь пьянящего момента.
- Будешь уходить, потуши свечи.
Дрожь, проскользившая в голосе лоддроу, так же не укрылась от слуха, но теперь играла многим меньшее значение. Мужчина кивнул. Зрительному проводу девушки из библиотеки он предпочел вдохновенное изучение диванного рисунка, никак не отреагировав и на звон дверного колокольчика, что оповестил о приходе домочадца секундами ранее. А вот Аравиэль, вернувшийся под крышу родного дома, не упустил момента одарить своим вниманием гостя.
- Ну? И что ты вытворил в этот раз?
Эйнохэил повернулся к лоддроу, изобразив не самую правдоподобную улыбку.
- Предложил ей спор, из которого вышел победителем, - как можно спокойнее ответил иштэ.
Хотя тут же мужчина оттолкнулся от спинки, ставя локти себе на колени и закрывая лицо руками.
- Пф-ф, - это было произнесено на тон тише. Бэйнар сделал глубокий вдох и медленно выдохнул. Таким незатейливым образом он старался отпустить тот эмоциональный груз, что давил на плечи, - Ты у нас тоже любитель почитать? А то не припомню, - уже в полный голос добавил проклятый.
Он выпрямился, делая вид, что все было абсолютно нормально, и поднялся с дивана. Виэль весело хмыкнул. Дураком он не слыл и понимал все так же прекрасно, как и видел воочию.
- Вообще-то пришел предложить тебе кое-чего повеселее.
Иштэ демонстративно развел руки в стороны.
- Я весь во внимании.
Честно сказать, большим желанием забавляться в компании кого бы то ни было вообще Бэй не горел, но и отказать парню не мог ввиду сложившихся меж ними приятельских отношений. Ни говоря более ни слова, лоддроу перестал подпирать собой входной косяк и исчез в коридоре. Заинтересованно поведя бровью, мужчина двинулся следом.

Отыскал Эйнохэил Аравиэля на кухне, когда тот поднимал крышку каждой оставленной на столешнице кастрюли и выискивающе заглядывал внутрь.
- О, вот, - не глядя на зашедшего, кинул парень, и отставил кухонную утварь в сторону, - Ты это, пока разберись вот с этим, а я сейчас.
Он не потрудился объяснить более внятно, заспешив на выход. Проклятый подошел ближе, заглядывая под крышку. На ужин им было приготовлено картофельное пюре, а в соседнем горшочке томилось мясо. «Вот поганец!». Мужчина бросил прищуренный взгляд на дверной проем. Можно было дождаться Виэля обратно и пнуть самого выказать гостеприимство, но, не смотря на не отступившую болезнь, аппетит разгуливался. Разогреть все к возвращению лоддроу не получилось, поэтому Бэйнара он застал в процессе.
- Ну и видок у тебя, - было слышно, как парень подавил смешок, - Прям хозяюшка.
За спиной иштэ послышался звон бокалов. Он обернулся, снимая с печи утварь и ставя ее на маленькую деревянную доску. Полотенце, коим он прихватывал кастрюлю, он обмотал вокруг пояса, запоясничав перед Аравиэлем.
- Прошу прощения, фартук дома забыл.
Он покосился на хрусталь, в котором уже покоились кусочки льда, и бутылку бренди, поставленную рядом. С довольной усмешкой лоддроу плюхнулся за стол, догадавшись дообслужить себя сам.

- Так чего у вас там за спор был?
Заинтересованно произнес Виэль когда с ужином было покончено, а бокалы за коротким непринужденным разговором обновились во второй раз.
- Всего-то попытался угадать ее увлечения, - бесстрастно отозвался мужчина.
Возвращаться к эпизоду в библиотеке он не хотел ни мыслями, ни эмоциями, что вновь поднимали голову, стоило лишь освежить в воспоминании недавнюю картину. Проклятый скупо облизнул губы, словно стирая с них призрачный поцелуй, легший незримой печатью. На кухне воцарилось молчание. Оно не было гнетущим или же напрягающим. Просто каждый из двух присутствующих хранил безмолвие о чем-то своем, находя отдушину от тягот прожитого дня в алкоголе. И надо заметить, не дурном таком алкоголе, весьма не дурном!
- Знаешь, - наконец заговорил Бэй, руша повисшую тишину, - Такое впечатление порой складывается, что я ее совсем не знаю… такой, - иштэ нахмурился, серьезно взглянув на лоддроу и потупив взор на бокал. Чего не говори, а спиртное, даже в малых количествах, давало о себе знать, расслабляя и располагая к задушевным беседам, - Будто бы, - он сделал глоток терпкого напитка, -  Чего бы я не делал, не предпринимал, все, абсолютно все разбивается о глухую стену отчужденности и неприступности, - мужчина поставил бокал на стол, накрыв его ладонью и придерживая пальцами за бока. Это с лихвой выдавало трактирные привычки, ведь церемониться с выпивкой проклятый не привык, но его это если и волновало, то мало, - С какой стороны не подойди – ей ни нужны ни внимание, ни чего бы то еще. Ни-че-го, - Эйнохэил уставшим взором смерил собеседника, - Да ты и сам прекрасно видишь. Не знаю… - Свою последнюю мысль до конца он так и не оформил, - Ладно. Чего я тебе тут сопли лью на ночь глядя?
Проклятый одним глотком допил бренди и отставил бокал, поднявшись.
- Спасибо за компанию, Вил. Пойду, пожалуй, - он дружески похлопал Аравиэля по плечу, проходя мимо, - Доброй ночи.
За ужином и разговорам по душам иштэ совершенно забыл про просьбу Альвэри, проследовав в свою комнату, сбросив с себя рубашку и упав на кровать. Не сказать, чтобы он сильно устал, а вот температура, видимо, немного, а все же успела подняться.

+3

152

[nick]Аравиэль Фенрил[/nick][status]В вечном поиске[/status][icon]https://pp.userapi.com/c604622/v604622679/38c7a/7uLfGuq6q4s.jpg[/icon][sign]Старший брат Альвэри. Негильдийный.[/sign]

Бэй вилял, и он не мог его в том винить. Между этими двумя произошло то, что явно задело обоих. Но если Альвэри выглядела обескураженной и сбитой с толку, то мужчина – больше подавленным. Чего бы он не хотел добиться своей выходкой, которая до сих пор была за завесой тайны, но результат ему точно не пришел по вкусу. Фенрил мысленно хмыкнул. Вот почему он не задерживается возле одной барышни больше одной ночи. То, что он просто еще не встретил ту, что способна была его задержать, даже не пришло молодому повесе в голову. Неспешно поглощая ужин, разбавляя его отцовским спиртным, лоддроу лениво наблюдал за собеседником. Он мог ему лишь посочувствовать, хотя и не проявлял сего внешне. С другой стороны, если этот человек способен сдвинуть айсберг на своем пути, так зачем его останавливать? И кто сказал, что будет легко? Поди, насильно никто не заставлять обхаживать «ледяное» создание, кое приходилось Виэлю сестрой. Мысли лениво перетекали в сознании, кружась вокруг этой, чуждой для него, ситуации.
- Знаешь, - нарушил относительную тишину гость, - Такое впечатление порой складывается, что я ее совсем не знаю… такой…
Виэль хмыкнул. «Парень, ты ее и не знаешь. И это еще цветочки…Странно вообще тебя здесь лицезреть, на самом-то деле,» - мысленно ответил лоддроу, пригубив напиток, но не стал перебивать знакомого.
-  Чего бы я не делал, не предпринимал, все, абсолютно все разбивается о глухую стену отчужденности и неприступности, - лоддроу взбалтывал остатки спиртного, рассматривая как оные омывали края хрусталя и задумавшись о своем.
Бэй, при всей своей неосознанности, судя по всему, зрел в корень. Стена, о которой столь лестно отзывался мужчина, выросла мгновенно, никто даже не успел ничего предпринять, хоть как-то предупредить. В одночасье сестра и единственная дочь стала словно чужой, шугаясь их словно прокаженных. Она была рядом и в то же время в стороне. Ее нельзя было упрекнуть в нелюбви, но оную она проявляла не так, как хотелось бы. Минутное воспоминание из того времени, когда еще никто не ждал беды, ярким лучом тронуло сознание, тут же померкнув. Он хотел ее видеть той девочкой, что бегала за снежинками на заднем дворе босиком, игнорируя увешивания матери, смеявшуюся по любому поводу, слетающую со второго этажа прямо в объятия, стоило только перешагнуть порог дома… Ясное дело, что детство всегда остается в прошлом, но если бы не случилось то, что случилось, возможно, сейчас бы им не пришлось сталкиваться с циничной натурой, кою, разве что, кое-как способен переломить лишь отец. Да и кому-то не пришлось разбиваться о стену, пытаясь добиться взаимности о той, что ее отвергала.
- С какой стороны не подойди – ей ни нужны ни внимание, ни чего бы то еще. Ни-че-го… Не знаю…
Аравиэль чуть дернул плечом, его взгляд оставался задумчивым. Он не жалел этого отчаянного человека, по-другому и не скажешь, но как-то и не смог остаться в стороне. Махнув рукой, не глядя даже в сторону уходящего, лоддроу еще с какое-то время посидел за столом в гордом одиночестве. Допив остатки спиртного, Фенрил поднялся, прихватил бутылку и вышел из кухни. Посуду он, привычно, оставил неубранной. Забросив спиртное на положенное тому место, Виэль поднялся на второй этаж. Подойдя к комнате сестры, он постучал, но, не дождавшись ответа, таки позволил себе войти. Аль лежала на кровати, обняв подушку и, судя по всему, спала. При этом по комнате гулял морозный ветерок, что нисколько не смущал спящую девушку. Виэль прикрыл окно, после подойдя к кровати и присев на ее край.
«Ты его сума решила свести, так…ненароком,» - оценив, наконец, наряд сестры, подумал лоддроу. Потянувшись, он чуть потряс девушку за плечо.
- Аль, проснись…Мне пора уходить, - он не мог просто так уйти, не попрощавшись.
Кто знает, когда они после встретятся.

+2

153

04 число Страстного Танца.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Вечер-ночь.

[mymp3]http://my-files.ru/Save/1tnbaw/ruelle-war-of-hearts_(mp3.cc).mp3|War of hearts[/mymp3]Зарывшись в подушки, спрятаться от мыслей, ощущений и эмоций, что преследовали ее призраком, лоддроу не смогла. В конечном итоге, даже голова разболелась от всего этого и, перестав препираться сама с собой, Аль просто устало закрыла глаза, уткнувшись в подушку. Девушка не заметила, как как быстро погрузилась в беспокойный сон.

http://s5.uploads.ru/FAfVC.png
Она легко спустилась на заснеженную землю. Вечерний сумрак едва затронул оную и еще кое-как можно было рассмотреть то, что ее окружало, хотя и смотреть было не на что. Куда взгляд не брось – кругом снег, обледенелые деревья, сугробы и ветер, что гонял туда-сюда снежинки. Привычное зрелище, некогда привносящее в душу умиротворение и чувство защищенности, но не сейчас. Что-то во всем этом однообразном пейзаже было не так. Оно незримой тенью ложилось на всю картину и вносило в нее, пока что, невидимые коррективы, но и этого ощущения хватило, чтобы сознание взорвалось острым чувством опасности и погнало ее прочь. И она побежала. Без оглядки, подгоняемая лишь призрачным чувством и подсознательным страхом того, что даже не могла описать. Но рассудок словно помутился, отказываясь логично «работать», анализировать, докапываться до истины.
Зацепившись за кочку, она споткнулась, рухнув оземь и едва успев прикрыть лицо. Однако удара о мерзлую землю не последовало. Она осторожно отняла руки, приоткрывая глаза, и тут же замерла. Ее окружала темнота, но ей было известно это место. По спине пробежал холодок. Она интуитивно отпрянула в сторону, хотя и знала, что это тщетно. Сознание диким зверем забилось в черепной коробке, но и его потуги были тщетны, дальнейшее невозможно было остановить.
Глаза ослепила яркая вспышка, заставляя отвернуться, однако именно с этой стороны она узрела то, что заставило в одночасье забыть о всем на свете. Призрачное видение, колышущейся дымкой, словно портал в иной мир из той тьмы, коя ее окружала, показывал…знакомые стены. Она не могла ошибиться. Постороннее движение обратило взгляд на себя и перед взором предстали две фигуры. Каким-то чудом в сей раз ей удалось увидеть, да и узнать, одну из них, что привело в не меньшее замешательство. В сей момент она стала свидетельницей того, как «другая» Альвэри, по ту сторону марева, тянется к второй фигуре, коя упорно скрывалась за призрачностью видения. На губах «той» девушки заиграла улыбка, она что-то произнесла, продолжая медленно клониться к лицу, остававшемуся в тени. Произошедшее в следующие мгновения ввергло ее в откровенный шок. Картины недавнего прошлого и видения, кое столь ярко в сей раз было ей показано, наложились друг на друга, сплетаясь и отзываясь какой-то странной, душевной болью. Сознание снова взорвалось нечеловеческим криком, словно в попытке вырваться из природного заточения, не скрывая своего желания уничтожить, стереть, развеять по ветру увиденное. Она качнулась, чувствуя, как, пусть невидимая, но твердая почва, уходит из-под ног…

http://s5.uploads.ru/FAfVC.png

Альвэри дернулась, почувствовав легкую тряску и не сразу осознавая, где находится и что происходит. Девушка резко подорвалась, сев на кровати и воззрившись на Виэля, что находился подле.
- Я уснула? И когда только успела…- хрипло пробормотала лоддроу, принявшись массировать виски, что начали ныть.
- Тебе даже что-то снилось, - заметил парень, чуть улыбнувшись
Аль напряглась. Картина видения тут же встала перед глазами, смешиваясь с произошедшим вечером. Фенрил нахмурилась, пытаясь отогнать оное, ибо сейчас явно было не до анализа увиденного, да и с братом о том она бы не стала делиться. Вымученно улыбнувшись, Альвэри спросила:
- Что-то произошло? Ты выглядишь каким-то…озадаченным.
Виэль какое-то время просто молча взирал на нее, отчего ей стало несколько некомфортно. Его взгляд не был привычно-насмешливым, в нем сквозила задумчивость и серьезность. Лоддроу заерзала на месте от чувства неловкости.
- Да вот думаю, что тебе стоит немножко быть поснисходительней к тем, кто тебя окружает, - вдруг произнес Ви.
Альвэри удивленно воззрилась на брата, остатки сна, как рукой сняло. Тем временем, тот продолжал.
- Ты знаешь, что я старался никогда не лезть к тебе со своими советами, при случае и без. Но вот сегодня хочется это сделать. Не отбрасывай сразу то, что хочу сказать, - он говорил загадками, но серьезность тона заставляла слушать, теряясь в догадках. – Конечно, ты можешь послушать, но не услышать, но я все же попробую. Я чувствую, что у тебя что-то произошло, - он лукавил, но ей то не ведомо было. – Можешь не стараться, отрицая. Верю, что ты найдешь выход из положения…или же тебе помогут, если ты сама позволишь. Привычно отталкивая всех и вся, ты не замечаешь очевидного, а стоило бы.
Аль нахмурилась. Она не понимала, что имеет ввиду брат и с какого перепуга его понесло в нравоучения, однако, именно его слова как-то задевали за живое, пусть и сказанное было очевидным фактом, с коим она жила не один десяток лет. Так что изменилось сейчас? Она не понимала. Казалось, что Виэль прочитал ее мысли в тот момент. Он улыбнулся, потянувшись и, игнорируя ее протест, сгреб в объятия.
- Не шуми, - мягко изрек лоддроу, отстраняясь и попутно щелкнув ее по носу.
Детская выходка брата внезапно вогнала ее в непривычное смущение. Тонкий запах спиртного мог бы это оправдать, но Ви не был пьян, это было заметно.
- Подумай над моими словами и сама поймешь, о чем я, если захочешь. У тебя есть на это время, возможность и тот, кто из всех сил пытается привлечь к себе внимание, - лоддроу ответил лукавой улыбкой на изумление, что вновь отпечаталось на лице сестры. – На этом все. Старший брат сделал умную мину, кою хватило на пару минут, теперь же пора и честь знать. Отца я нашел, засим ждать мне уже незачем. Мне пора, Аль.
Девушка сбросила секундное замешательство, следствие всего сказанного Аравиэлем, на какое-то время забыв о нем. В сердце пробралась тоска, коя часто посещала ее после расставания с родными, хотя она даже в этом никогда не признавалась. Фенрил улыбнулась, спрыгивая с кровати.
- Тогда хоть до дверей проведу.
Пара вышла в коридор, что уже утонул в вечернем сумраке и двинулась прочь. Спустивший на первый этаж, Альвэри провела брата до входной двери, возле которой той наспех набросил плащ, схватил походную сумку и уже взялся за дверную ручку.
- Ты мне подарок обещал, - наигранно-капризным тоном выдала лоддроу.
Она не любила такие моменты, стараясь отогнать тоску и прикрыть все показной веселостью, или безразличием. Виэль улыбнулся.
- Обязательно, - выдал парень, открывая дверь. – У тебя там пациент, будь с ним помягче, а то совсем парня ввергла в уныние, - лоддроу едва не задохнулась от последнего выпада брата, но тот спешно сделал ноги прочь с ехидным смешком. До слуха уже едва долетели его последние слова. – Помни, что я сказал…До скорой встречи.
Аль еще какое-то мгновение сверлила взглядом дверь, пребывая в объятиях праведного негодования. Нет, не в привычках Виэля просто молча исчезнуть, обязательно оставит след. В этот раз он переплюнул сам себя, при этом умудрившись взбудоражить ее сознание не меньше, чем случившееся ранее. От воспоминаний о том, тут же забилось сердце. «Нет-нет-нет,» - оттолкнувшись от стены, лоддроу быстрым шагом направилась прочь. Ей срочно надо было чем-то занять себя, чтобы ни призраки прошлого, ни призраки видения не смогли осадить ее сознание вновь. Она подсознательно убегала, как делала сие во сне и это сравнение столь больно ударило по рассудку, что Фенрил замерла посреди коридора. Эти видения…они всегда возникали только после того, как что-то схожее происходило в реальности и сейчас это стало более, чем очевидно. Могло ли это означать, что увиденное во сне не является видением, рожденным взбудораженным сознанием. Что, если это…воспоминания, которые пытаются пробиться сквозь стену, что отрезала их от памяти. Лоддроу чувствовала, как холодеет изнутри. Нет, это не может быть правдой. Все, что ей успело «открыться» совершенно не вязалось с ней. С ее привычками, страхами, поведением. Это просто какая-то насмешка, не иначе, как результат происходящего в текущем времени.
Аль зашагала дальше. Пытаясь отбросить внезапное объяснение, как самое правдоподобное, она чувствовала, что обманывает саму себя, но не могла иначе. Ей было слишком тяжело принять все то, что сейчас проносилось перед глазами, как осколки из прошлого, что столь удачно забылись. Она боялась узреть в один прекрасный момент общую картину этих видений, открыть лик того, кто уж не первый раз будоражил ее в снах. Блуждающий взгляд упал на полоску света, что тянулась из библиотеки. Сердце вновь забилось, словно птица в силках, но она все же направилась в ту сторону. В библиотеке никого не оказалось и девушка с облегчением выдохнула, но лишь для того, чтобы после испытать волну недовольства. Она же просила… Затушив свечи и позволив сему чувству потеснить все, что будоражило душу минутами ранее, Альвэри поднялась на второй этаж.
В желании хоть из-за чего-то излить на голову несчастного все свое праведное негодование, девушка даже не постучала, открывая комнату для гостей и шагнув в оную. В помещении царил полумрак, только свет от камина, в котором еще немного полыхал огонь освещал его, разгоняя тени по углам. Альвэри оглянулась, закрыв за собой дверь. Гость, судя по всему спал, не удосужившись толком раздеться и забраться под одеяло. Недовольство как-то незаметно схлынуло, понимая, что опоздало с желанием проломить кому-то голову. Лоддроу тихо прошла по комнате, найдя свечу и зажгла ее. Девушка подошла к кровати, поставив источник света на тумбочку и на какое-то время замерев, глядя на спящего. Воспоминания, видения, слова брата – все сплелось в один комок, трудно перевариваемый, но так больно отдавающий куда-то глубоко в душу, что Аль стало не по себе. Она не могла разобраться в этом всем, но при этом даже мысли о том, чтобы попросить помощи не возникало. Взгляд скользнул по спине мужчины, местами испещренной едва заметными полосками старых рубцов, за кои и зацепился взор. Она на мгновение забылась, потянувшись и едва ощутимо провела по одному из них и тут же пожалела об этом – перед глазами возникла практически такая же картинка, пригвоздив на мгновение к месту и заставив содрогнуться от холодной дрожи, что коснулась позвоночника. Это уже не был сон, на который можно было списать помутнение рассудка.
- Боги, это сведет меня сума, - пробормотала Альвэри, тряхнув головой и отнимая руку.
Ей не стоило сюда заходить. Девушка нахмурилась, потянувшись за простынью, что скомканной тканью лежала возле стены. «Пациент,» - передразнивая брата, мысленно выдала лоддроу, стараясь тем самым отмахнуться от всего того, что давило на сознание в этот миг. Девушка аккуратно, чтобы не потревожить спящего, укрыла мужчину и уже пора бы и честь знать, но вновь взгляд выхватил на теле мужчины нечто «инородное».  Впрочем, это могла быть игра теней и обман зрения, но лоддроу все же аккуратно потянулась к волосам, убирая их с задней части шеи и открывая взору то, что под ними пряталось. Странная метка, по сути, ничего не говорившая о себе, красовалась на коже, притягивая взгляд. Ей вдруг показалось, что оную она уже видела когда-то, но когда…Девушка нахмурилась, вновь задумчиво потянувшись и коснувшись небольшой отметины.

+3

154

Совместный пост.

04 число Страстного Танца.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Ночь.

Какое-то время провалявшись в постели, горячо дыша в подушку и не отнимая от нее головы даже не смотря на то, что дышать становилось невыносимо, Бэйнар силился выкинуть из головы все, что случилось в этом доме за пару дней. Но, притвориться, что ничего особо не произошло, как-то совсем не получалось ни только на отсутствующую сейчас публику, но и для самого себя.
- Идиот я или еще не совсем? – Глухо пробормотал мужчина, таки поднимая голову, делая глубокий вдох так недостающего в легких воздуха и переворачиваясь на бок.
Однако, как то часто бывало, одно настроение быстро сменялось другим. Не видя смысла корить себя в произошедшем, иштэ нахмурился, невидящим взором уставившись в стену. «Я что, соврал ей? Или обманул?! Я все условия перед ней выложил, так с фига ли должен себя еще и виноватым чувствовать?», - проклятый насупился, - «Я мог угадать, и не зная изначально, и что? Получил бы ту же реакцию. И вообще… Победителей не судят». Но какой в том был смысл, если девушка все видела лишь со своей колокольни? Сказала, что виноват в ее проигрыше, значит – виноват. Это злило больше всего остального. Хотя… «Да раз настолько все хреново, так и выпроводила бы!!». Да, вот это осознание в конец вымораживало. Зачем держать подле себя объект раздражения, имея право выдворить? «Так нет же, теперь мы будем с кислой миной и топорным взглядом ходить мимо, чтобы помнил свою «самую большую ошибку»!!», - последнее Эйнохэил даже мысленно произнес передразнивающе.
Но и от немой бубнежки толку было мало. Разве что пар выпустил, не высказав все в глаза Альвэри при удобном случае. И правда, стоило бы вычеркнуть пару последних дней со всеми попытками подкатить к ледышке на хромой кобыле, и при желании попытаться предпринять иные финты. Вот только как достучаться до той, кому его внимание поперек горла?
Бэй тяжело выдохнул. Ото всех этих мыслей, на ряду со скатившимся настроением и состоянием болезненности, голова начинала идти кругом. «Хорошо хоть от соплей одно название осталось», - проклятый втянул воздух, отмечая, сколь легко ему это давалось, и тут же кашлянул, - «А вот над этим еще надо поработать». Он завел руки за подушку и повернулся спиной к входной двери. Вести мысленный монолог становилось в тягость, а потому мужчина просто прикрыл глаза, не заметив, как задремал.
Дрема была далека от полноценного сна, являясь относительно чуткой и невесомой. Но этого было предостаточно, чтобы измотанный за день разум мог хоть немного отдохнуть, не оккупированный ко всем прочим проблемам еще и ночными кошмарами. Тот момент, когда в комнате появилась Аль, иштэ пропустил, и плечом не поведя на позднее вторжение в его комнату. А вот легкое касание к спине не осталось не замеченным. Бэйнар недовольно свел брови, все еще находясь где-то между сном и явью и принимая прикосновение за дуновение ветра или чего-то схожее. Как, собственно говоря, и то, что его укрыли. Накинутая на тело простынь «растолкала» сонное сознание, более ощутимо упав на плечи. Эйнохэил сильнее нахмурился. «Надо окно закрыть». Но, все его действия в мыслях и остались, а сам он продолжил бы тихо-мирно погружаться в царство Нирдема, если бы девушке не припекло вновь дотронуться до спящего. На сей раз мужчина явственно ощутил какое-то копошение у себя в волосах, с перепугу хватаясь за «нечто», кое мозг счел угрозой. Однако в руку попался отнюдь не суровый мандранский таракан, а теплая женская ладонь. Поняв, что поймал кого-то многим крупнее воображаемого насекомого, Бэй развернулся и прищуренным взглядом воззрился на Альвэри. «Боги…». То, зачем эльфийке понадобилось копошиться у него в копне, не сказать, что неприятно щекоча шею, совсем не рассматривалось не очнувшимся толком рассудком. Мужчина отпустил руку лоддроу, поднеся ее к лицу и продирая глаза. Он искренне надеялся, что девушка не соизволила прийти для того, чтоб прочитать ему нотацию о должном поведении в гостях или чего-либо в этом духе.
- Температуру не на затылке меряют вроде, - довольно спокойным тоном проговорил проклятый, укладываясь на спину и чуть приподнимаясь на подушке.
«Так чего ради попусту прикасаться?», - с этим немым вопросом он взглянул на Аль. По-хорошему после сцены в библиотеке она его чураться должна, а не по волосам обхаживать среди ночи.

Приступ любопытства, столь неуместный, как и ее нахождение в этой комнате, притупил внимание, и девушка не заметила движения, кое говорило, что мужчина уже не спал. «Что же это такое,» - коснулась сознания мысль, хотя больше ее интересовало, где она могла видеть подобное. Очнулась Аль лишь тогда, когда чужая рука схватила ее ладонь, обжигая своим теплом. Лоддроу встрепенулась, враз забывая обо всем на свете и чувствуя сколь привычно застучало сердце в груди. Бэй был удивлен не меньше ее, вскоре отпустив руку.
- Температуру не на затылке меряют вроде, - сонно произнес гость и Фенрил не смогла удержаться от тени улыбки.
Первая фраза, что пришла больному в голову, на фоне всего того, что привело ее сюда, казалась, по меньшей мере, забавной. Аль выпрямилась. Просто уйти уже не получалось, хотя она могла, плюя на то, как бы это выглядело со стороны.
- Ты забыл потушить свечи, - ляпнула первое, что пришло в голову. – И прикрыться, да. Все-таки еще болеешь, - слова давались ей явно с трудом, не получалось делать вид, что ничего не случилось. Лоддроу чуть нахмурилась, потерев переносицу и присев на край кровати. – Заметила у тебя отметину какую-то…Мне кажется, я ее уже когда-то видела. Вот и…-девушка передернула плечами. – В общем, извини, что потревожила.
Фенрил поднялась, явно не желая быть в тягость мужчине, хотя уже стала причиной его пробуждения.

Едва подернувшиеся в призрачной улыбке уголки женских губ ввергли Бэйнара в еще большее замешательство. С таким настроем, пусть и не показанным до конца, Альвэри уж точно не высказывать все, что о нем думает, пришла.
- Ты забыл потушить свечи. И прикрыться, да. Все-таки еще болеешь, - она явно подбирала слова, как если бы изначально не знала, зачем вообще оказалась тут.
- А я думал, что сумел засмущать еще больше, - с легким смешком парировал мужчина.
Увидев совершенно не те эмоции, на которые рассчитывал при их последующей встрече, он и сам не знал, как следовало повести себя. Ото всех претензий, негодования и возмущения, которые еще получасом ранее овладевали душой, не осталось и следа, а на смену всему этому кому приходила столь чуждая иштэ неловкость.
На слова ледышки о его клейме, что она, наверняка приняла за обычную татуировку, Эйнохэил не нашелся в ответе. Он лишь задумчиво закинул руку за голову, чисто интуитивно потянувшись к проклятой отметине. Но ото всех мыслей, связанных со своей расой и дилеммой, говорить ли об этом эльфийке или нет, его отвлекла поднявшаяся с кровати лоддроу.
- Аль, - проклятый мягко поймал девушку за руку, лишая возможности уйти и нетребовательным жестом прося присесть обратно. Он приподнялся на подушке еще чуть выше, практически усаживаясь в постели, и снова посмотрел на ледышку, - Я перегнул, пожалуй.
Извиняться он не собирался (тем более до сих пор считал себя правым), однако попытался дать понять Альвэри, что в какой-то мере сожалел о своей опрометчивости в желаниях.
- Хотя не могу не заметить, что ты недурно умеешь… проигрывать, - он улыбнулся, - Так ты подорвалась среди ночи, чтобы только отчитать меня за свечи?
Чего было размусоливать «больную» для обоих тему? Именно по этой причине Бэйнар решил увести разговор в другое русло. Было бы куда проще вообще отпустить девушку от себя, но этого уже не больно-таки и хотелось.

Отредактировано Бэй (2017-04-22 20:31:05)

0

155

Не стоило ей здесь появляться. Сознание упорно твердило сей неоспоримый факт, но в то же время, после всего того, что сегодня случилось, узрелось, кое-как осмыслилось, изнутри ее раздирали противоречия, не позволявшие действовать "разумно". Но именно эти неосязаемые чувства в сей момент руководили ее поступками, даже спорить о том не стоило. И тем не менее, понимая неправильность всего того, что произошло между ними, девушка не могла с уверенностью сказать, что ей сейчас было нестерпимо находиться подле. Что-то в нем было, что не только пробуждало странные видения после каждой его выходки, но и вместо того, чтобы отталкивать (вполне логично), наоборот притягивало. Это пугало и в то же время интриговало. Подобного она в жизни не ощущала и не была уверенна, что стоило в оное окунаться, но…
- Аль, - теплая ладонь хватила за руку, вырывая ее из задумчивости и возвращая в мир реалий, заставляя присесть обратно, - Я перегнул, пожалуй.
Лоддроу слегка поджала губы. Конечно, она рада тому, что мужчина осознал опрометчивость поступка, но от того в глубине души она не почувствовала ликования. Наоборот, ей было проще столкнуться с цинизмом, бестолковостью, авантюрностью и наглостью натуры, нежели с тем, что произошедшее было продиктовано совершенно иным. От подобных мыслей по позвоночнику пробежала дрожь, заставив поежиться. Она понятия не имела, как себя теперь вести рядом с ним. Сказанное сгоряча, как и весь водоворот тех эмоций, негативно окрашенных, как-то схлынули, не спеша возвращаться. Это тоже озадачивало, но терялось в том, что тревожило душу сейчас.
- Хотя не могу не заметить, что ты недурно умеешь… проигрывать, - Альвэри едва слышно хмыкнула, сдержав улыбку, что сама по себе запросилась на уста. - Так ты подорвалась среди ночи, чтобы только отчитать меня за свечи?
Аль вспыхнула раньше, чем смогла это понять и  пресечь. Это стало большей неожиданностью для нее самой, пожалуй, нежели для человека напротив. Простота, с коей он всегда выражал мысли, в который раз подавала все в совершенно ином свете, хотя мужчина был недалек от правды. Лоддроу кашлянула, справившись с минутным замешательством, и посмотрела на Бэя.
- Не совсем, - произнесла девушка. – Виэль ушел, растормошил меня и я провела его, естественно. После увидела, что в библиотеке светло, - она чуть повела плечом, стараясь говорить совершенно спокойно. – Ну и пришла. Я несу околесицу, да? – вдруг выдала девушка, усмехнувшись. – Собственно, да, хотелось тебе устроить головомойку, но я передумала…уже.
Фенрил глубоко вздохнула, память продолжала мусолить слова брата, что застряли в сознании и она, как бы не хотела, не могла отвергнуть оные за ненадобностью, ибо в них была доля правды. Возможно, в другое время девушка даже не думала оное обдумывать, но сейчас, в том положении, в котором она оказалась, тяжело было отбросить истину. Как бы не привыкла она со всем справляться одна, в сей раз получалось все весьма скверно. Она словно оказалась в какой-то ловушке, полуслепа и относительно беспомощна. Конечно, можно было отсиживаться молча, ничего не делая и вопрошая к Богам, но Альвэри так не умела. В итоге получалось, что постоянно натыкалась в темноте на все, что под ноги попадало, только толку от того было мало. Лоддроу вздохнула. Ей ведь не обязательно менять все кардинально, просто сейчас, на время своего относительного бессилия, можно было перестать противиться тому, что кто-то пытался таки тебе помочь, как бы это не выглядело со стороны, хотя это не оправдывало сопутствующего поведения помощника.
- Рядом с тобой мне неловко, Бэй, - спустя какое-то время, спокойно произнесла Фенрил. – С самого начала, как очнулась в той деревне, что-то постоянно беспокоило, когда ты появлялся подле. Я не могла, да и сейчас не могу найти сему должное объяснение, но изначально предпочла держаться в стороне, - девушка хмыкнула, она сознательно промолчала о произошедшем в городе гномов. – Вышло как-то паршиво, словно сам Тейар сводил дороги, забавляясь тем, что с того получалось. Но это еще ладно, - она замолчала, подбирая слова и набираясь смелости. Ей стоило громадных усилий хотя бы частично открыть перед чужим человеком то, что грызло изнутри. – Помнишь я тебе говорила, что у меня возникает чувство повтора событий, кои переживаю в реальности? Вот…кроме того, после оных же я вижу что-то подобное и во сне. Возможно, это осколки воспоминаний, не знаю… Оно настолько непонятно, затянуто словно туманом, что едва можно разобрать, кто там вообще находится. До последнего из них, - Аль нахмурилась, нехотя вспоминая всю ту околесицу.
Взгляд вновь наткнулся на едва заметные шрамы на мужском торсе. Упомянутое чувство вновь коснулось сознания и она, больше интуитивно, нежели осознанно, подалась немного вперед, указав на отметины, не касаясь, но чувствуя, как пальцы покалывало от желания это сделать.
- Даже сейчас, глядя на них, могу Ильтаром поклясться, что и это уже не первый такой момент, не хватает только касания, и это игра воображения, - она выпрямилась, потянувшись к переносице и потерев ее. – Я понимаю, что это похоже на бред воспаленного, потерянного сознания, но меня не покидает стойкое чувство, что, если я бы тебя не было подле, то ничего этого не случалось. Я не упрекаю, не подумай, - поспешила заверить мужчину, не желая задеть из-за спутанности своих объяснений, что лились из нее словно из рога изобилия. – Ты как раздражитель, наверное, в хорошем понимании этого слова. Не скажу, что все происходящее мне в радость, конечно. Но отбросить это за ненадобностью не могу, ибо это таки могут быть первые шаги за завесу, что разорвала память на куски, Однако, и нормально проанализировать плохо получается, ибо оное не складывается в общую картину, не вписывается в привычный уклад… Наряду со всем этим, меня начинает мучить вопрос – почему ты? Случайный человек, появившийся с ниоткуда, но способный встряхнуть сознание, даже, если оно со всех сил сопротивляется...
Кажется, ее в очередной раз занесло. Вопрос, который прозвучал, родился как-то сам по себе, как и соскользнул с ее губ. В следующее мгновение она прикусила язык, но сказанного было не вернуть. Навряд ли он мог ответить на это, но даже возможность подобного, почему-то, напугала, взбудоражив то самое сознание, на кое она грешила. «…ты не замечаешь очевидного, а стоило бы.» - как-то не совсем уместно вспомнились слова брата. Взгляд скользнул по бледному профилю мужчины напротив, словно на оном она могла найти достойное объяснение, но вместо этого лишь ощутила, как сильнее забилось сердце да привычное чувство ожидания охватило душу. Ожидания, что сможет, наконец, что-то понять в этом всем водовороте событий из реальности, собственных ощущений да чужих поступков, за коими крылись не менее понятный мотивы? Да как тут можно разобрать что-либо? Только лишь сильнее запутаться…

+2

156

- Не совсем, - начала было Аль.
«Вот как», - мысленно протянул Бэй. Интерес в последующих словах резко возрос, хотя и особых надежд на что-то «сверх» мужчина не питал.
Собственно, да, хотелось тебе устроить головомойку, но я передумала…уже.
Но девушка запуталась уже в начале, выдав именно этот факт за основу. Так отчего ж тогда не совсем? Иштэ опустил глаза, заметив, что лоддроу не спешила отнять руку от его. Отвлек ли ледышку от этого собственный начатый монолог или же она и впрямь не была против? Мужчина одернул себя, но ладони по-прежнему не убрал. За это время между ними повисла пауза, позволяющая в полной мере пресечь нежелательный контакт, однако…
- Рядом с тобой мне неловко, Бэй.
«Ты даже представить себе не можешь, насколько это взаимно». Проклятый поднял все такой же спокойный взгляд на эльфийку. В иной раз подобная фраза родила бы в нем, как минимум, непонимание, перерастающее в негодование и даже, быть может, обиду. Но не сейчас, не в сложившейся ситуации, когда в голосе Альвэри не звучало и намека на упрек или желания задеть. Он понимал ее, испытывая то же самое ответное чувство. Вот только Эйнохэил знал причины своего поведения рядом, она же и догадаться не могла.
- Я не могла, да и сейчас не могу найти сему должное объяснение, но изначально предпочла держаться в стороне.
Зато он мог. Вот только язык все никак не поворачивался сказать хотя бы долю правды. Позволь себе это иштэ, и вся их ложь моментально вылезла бы наружу, погребая под собой подобно снежной лавине. Под раздачу попадет ни только он, но и те, кого так старался выгородить перед Виэлем, буквально затыкая тому рот… Открыться девушке сейчас по меньшей мере было глупо. И это удручало, подтачивая изнутри огромным червем.
Бэйнар сомкнул губы в тонкую прямую линию, пытаясь не вслушиваться в дрожащий от переживаний тон голоса. Ему было бы куда проще выслушать Аль, излагай она все привычно холодно, ровно, с присущим цинизмом и равнодушием к тому, с кем вела беседу. Проклятый не был готов на подобные откровения с ее стороны, да еще и с лихвой «приправленные» гаммой эмоций, что копились в ледяной душе без единого шанса излиться наружу. Но, как известно, у всего есть своя грань, и рано или поздно она имеет свойство переполняться. Мужчина чуть слышно скрежетнул зубами, не в силах справиться со злобой на самого себя. Видя все отчаяние, с которым говорила лоддроу, слыша, сколь трудно подбирались слова, он был бессилен что-либо сделать. Она пришла, делясь самым сокровенным, к тому, кого былая Альвэри не помнила, а нынешняя едва знала, а все, что мог позволить себе проклятый, так это успокаивающе погладить ее по головке и сказать, что все будет хорошо, продолжая нагло лгать прямо в лицо. От отвращения в свою же сторону захотелось попросить эльфийку заткнуться и убраться куда подальше, но как бы сильно не ненавидел себя в эти минуты Бэй, а поступить так с любимой девушкой у него бы не вышло.
От внутреннего самоедства и омута нелицеприятных эмоций, в котором тонул все больше, иштэ отвлекло движение ледышки в его сторону. Он моргнул, проследив за рукой Аль, коя застыла в каких-то паре сантиметров от его груди.
- Даже сейчас, глядя на них, могу Ильтаром поклясться, что и это уже не первый такой момент, не хватает только касания, и это не игра воображения.
Но вопреки, быть может, своему желанию лоддроу тактично убрала руку, устало потерев ей переносицу. Разговор, поддерживаемый пока что ей одной, выматывал, и то не могло не укрыться от внимательного взора собеседника Альвэри.
- …но меня не покидает стойкое чувство, что, если я бы тебя не было подле, то ничего этого не случалось. Я не упрекаю, не подумай.
А вот эти слова приятным бальзамом легли на сердце, частично смывая осадок самоупреков. Эйнохэил улыбнулся. Услышав собственными ушами, теперь он понимал ошибочность выводов, что сделал часами ранее, высказав их Аравиэлю за бокалом бренди. На деле же оказывалось, что ни все его попытки растормошить уснувшее сознание эльфийки терпели фиаско. И это грело, давая надежду на что-то большее.
Мужчина дослушал до конца, ловя на себе изучающий взгляд голубых глаз и улавливая то, что сказано ему было куда больше, чем то планировалось. Но, слово не кируку, вылетит – не поймаешь.
- Потому что я ни случайный человек, - с проскользившей в голосе теплотой ответил наконец иштэ, хотя в черепной коробке фраза прозвучала с доброй долей горечи.
Он не должен был этого говорить, но мысль слетела с языка быстрее, чем это понял Бэй. Однако, ничего страшного в оброненном проклятый не видел. Ему было просто необходимым высказать хоть что-то, дабы не ляпнуть чего «глобальнее».
- Как-никак я помогал тебя выхаживать, а это случайностью не считаю, - мужчина наперед знал, что в привычной манере отшутится, успев самую малость заинтриговать изначально, - Хотя, да, странно, что мое место не занял Левифрон, заслуживший расположения многим больше моего, - Бэйнар открыто улыбнулся.
Но и не шуток для разрядки обстановки от него ждала Аль, хоть и достойно ответить ей у проклятого вряд ли бы вышло просто потому, что он не знал – что такое служить утешением для кого-то. А вот поддержкой… Мужчина согнал с лица улыбку, оставив теплоту во взгляде и заговорив уже более серьезно.
- Помнишь мои слова про самоанализ? – Бэй пристальнее посмотрел на ледышку, - Я не от балды тебе это говорил, но, как вижу, упорства тебе не занимать, - он шумно выдохнул, - Ты все еще пытаешься найти логику там, где от этого становится только хуже, но с упертостью барана продолжаешь копаться в себе, - он пожал плечами, - Ты не помнишь примерно около двух лет, и хочешь того или нет, но за это время много чего могло измениться, в том числе и ты сама. Конечно, то, что не укладывается в рамки прежней жизни пугает, но от этого не делает изменения плохими, понимаешь? – Иштэ аккуратно и медленно провел большим пальцем по тыльной стороне ладони девушки, на которой все еще покоилась его рука, - Ты хочешь узнать истину, но вместе с тем и боишься ее. Стоит ей показаться, как ты начинаешь анализировать и проводить параллели с той моделью поведения, которую выстраивала в себе годами, и это все рушит, мешает, - Бэйнар позволил себе слабо улыбнуться в знак поддержки, - Иногда полезно отключать голову и прислушиваться к сердцу, чуть больше доверять ощущениям и эмоциям, нежели уповать на холодный расчет и компоновку мозайки, деталей которой у тебя пока что не хватает, - он перевел дыхание и снова продолжил: - Пойми же наконец, что чего бы в тебе не поменялось, с этим или без, ты не перестанешь быть собой. И может тебе уже хватит прятаться и попытаться принять себя «новой»? Не спорю, это тяжело, - «Мне ли не знать», - пугающе и чуждо, но лучше, чем раз за разом отвергать очевидное, кое никуда от этого не денется.
На том следовало и закончить, но что-то внутри каждый ильтаров момент, что они находились рядом, подначивало следовать дальше, даже если все попытки оказаться ближе, сделанные до этого, были обречены на провал, разбиваясь о невидимую стену непринятия. Не стал исключением и этот.
- Так почему бы не попробовать сделать это сейчас?
Вместе с этим вопросом Эйнохэил аккуратно потянул Альвэри на себя, подавшись ей навстречу и беря свободную руку девушки в свою. Он мягко опустил ее себе на грудь, неспешно уводя ниже и давая возможность ощутить каждый легший под тонкие пальцы рубец. Ей не хватало прикосновения, а он был не против это исправить. Окончательно оттолкнувшись от подушки, мужчина оказался еще ближе, припадая к губам лоддроу в легком поцелуе, каким некогда одарила его она сама. Тогда ему было плевать на ответность со стороны ледышки, теперь же он выжидал, готовый в очередной раз получить отказ.

Отредактировано Бэй (2017-04-23 16:12:36)

+2

157

Видимо, она действительно устала, раз ударилась в такую словоохотливость и откровенность даже не перед родным существом. Да и слова Виэля сыграли роль, пошатнув и так неустойчивое сознание и делая желание хоть немного выговориться – необходимостью. По сути за эти минуты, занятая своими мыслями да изъяснениями, лоддроу совершенно упустила из виду факт того, что так и не сбросила чужую ладонь со своей. Уже в который раз подвернулась возможность обратить внимание на факт совершеннейшего игнорирования страха, что преследовал ее почти всю жизнь, но и этот момент был упущен.
- Потому что я ни случайный человек, - неожиданно тепло ответил мужчина, заставив ее чуть удивленно изогнуть бровь.
И само изречение, и то, как оно было произнесено, заставили еще внимательней посмотреть на человека, что находился рядом.
- Как-никак я помогал тебя выхаживать, а это случайностью не считаю.
С этим нельзя было не согласиться, хотя она бы, все же, назвала это «счастливой» случайностью, из-за которой не истекла кровью где-то в глухом лесу, непонятно каким образом там оказавшись. Впрочем, спорить с Бэем девушка не стала, каждый вправе иметь свой взгляд на ситуацию.
-… странно, что мое место не занял Левифрон, заслуживший расположения многим больше моего.
Мужчина улыбнулся, а лоддроу мысленно хмыкнула. Не то, чтобы в его словах не было доли правды, но с Левифроном было сложнее в ином плане. Она жаловала его, как ученого, врачевателя, возможно, сведущего в алхимии. У него был ряд черт, что заставляли восхищаться, несмотря на общую ворчливость, но в то же время что-то словно держало их на расстоянии, почтительном, но все же. Возможно, если бы не случившаяся вереница событий, коя привела его помощника в ее дом, рано или поздно она бы обратилась к его учителю, ибо непосредственно к нему тянулась попервах, как к лучу той призрачной надежды, кою он, невзначай, поселил в сердце. Но что случилось, то случилось.
- Помнишь мои слова про самоанализ? – Аль отвлеклась от мыслей, что привычно овладели рассудком, сосредоточившись на словах Бэя, - …Ты все еще пытаешься найти логику там, где от этого становится только хуже, но с упертостью барана продолжаешь копаться в себе, - ей стоило бы обидеться, наверное, но лоддроу подавила легкое раздражение.
Ви именно тем и попрекал, что она зрит только со своей колокольни, игнорируя взгляд на ситуацию окружающих ее людей-нелюдей. Вот и терпи теперь, чтобы понять, как видят оную со стороны. Засим она лишь молча внимала и, увы, то, что говорил гость, нельзя было просто отбросить, пусть это были всего лишь предположения. И да, Альвэри продолжала привычно анализировать услышанное, словно пытаясь найти в оном зерно неправильности, за коим так гонялась. От раздумий отвлекло прикосновение к своей руке и только сейчас она обратила внимание на то, что ладонь «греется» в чужом тепле. Только сейчас сознания коснулось то, что это чуждое прикосновение не вызывает желания отпрянуть, не вызывает привычного озноба… Но секундное замешательство вновь смели слова Бэя, что тот продолжал излагать и Фенрил не переставала его молча слушать.
- …Иногда полезно отключать голову и прислушиваться к сердцу… - девушка мысленно хмыкнула. Легко ему было говорить, но ей тяжело было хвастнуть этим, хотя недостатком она подобное положение вещей не считала. - … может тебе уже хватит прятаться и попытаться принять себя «новой»? – в сознании тут же всплыла фраза из видения, заставляя чуть нахмуриться, в то время, как мужчина, удивительным образом, продолжал наступать на «больные» места. - …лучше, чем раз за разом отвергать очевидное...
В этот момент уже слова брата вторили в сознании, сбивая с толку и так обескураженный рассудок. О каком «очевидном» они вдвоем толковали, она никак не могла понять, даже с помощью человека, который в этот момент о том говорил. Казалось, лоддроу вконец запуталась, застревая между собственным виденьем, которое сейчас было словно соткано из сплошных противоречий, да словами Бэя, что в итоге ввергли в еще большее замешательство. В пору бы сказать этой ночи бесед – «Все, на сегодня хватит», пока мозг окончательно не закипел, но лоддроу не успела даже толком сформировать сию мысль в слова.
- Так почему бы не попробовать сделать это сейчас?
Аль не успела даже осмыслить сказанное, не то, чтобы спросить, что имеет ввиду мужчина. Все мысли и рассуждения враз рассеялись, стоило только ему потянуть ее на себя. Сердце моментально отреагировало, забившись в грудной клетке так, что даже в собственных ушах отбивался его ритм. Ее ладонь, по свойски ведомая Бэем, несмело коснулась теплой кожи, испещренной давними шрамами, кои ложились под пальцы на всем «пути». Чувство замешательства, казалось бы, от очередной выходки мужчины, что в сей раз было настолько смягчена в своем исполнении, что девушка даже не подумала отпрянуть назад, вспоминая все предшествующие сцены и, тем самым, закипая вновь праведным недовольством.
Однако Альвэри не успела толком ни оценить предоставленную возможность того, что хотелось сделать минутами ранее, ни осознать то, что ею двигало. В следующее мгновение Бэй сильнее подался вперед и поцеловал ее. Поцелуй не был преисполнен той требовательности, с коей не многим ранее, мужчина «смял» ее губы, но, несмотря на мягкость прикосновение, сознание тут же утонуло в шквале чуждых ей ощущений и эмоций, что некогда пытались показать себя, но были придушены в зародыше. Сейчас же, когда, в какой-то степени, она смогла оголить часть своей души перед ним, справиться с тем, что не мог понять и принять рассудок, оказалось многим сложнее. Аль задохнулась от щемящего чувства, что наряду с грохотом сердца продолжало выбивать, и так неустойчивую, почву из-под ног. Волна тепла пробежала по телу, особенно остро задевая позвоночник и заставляя поежиться, и это не было неприятным проявлением страха. «Хуже» того, в этот самый миг пришло осознание того, сколь сильно ей захотелось просто и без груза мыслей, событий, прошлого и будущего, затеряться в том, что предлагал ей человек, который продолжать быть раздражителем, чем бы не руководствовался.
Альвэри судорожно выдохнула, подавшись навстречу мужчине. Освободив ладонь из мягкости мужских «объятий», она скользнула ею вверх, пока не запуталась пальцами в густой шевелюре. Захотелось просто забыться, уйти от реалий окружающего мира, хотя бы на какое-то мгновение. Он говорил что-то о том, что стоит довериться эмоциям, иногда… Она лишь попробовала, но водоворот оных оказался настолько силен, что смывал за собой все мосты. В какой-то момент сознание «взорвалось», уже привычным, предчувствием и вновь появилось ощущение двойственности ситуации, что происходила в сей момент. И словно в попытке убежать от этих невидимых образом, Альвэри прикрыла глаза, сильнее прильнув к мужчине, полностью открываясь перед ним.

+1

158

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+4

159

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+4

160

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Бэй (2017-04-27 14:11:55)

+4


Вы здесь » За гранью реальности » Город Мандран » Дом семейства Фенрил