Вверх страницы
Вниз страницы

За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Город Мандран » Дом семейства Фенрил


Дом семейства Фенрил

Сообщений 161 страница 180 из 197

1

http://sf.uploads.ru/dMNXK.jpg
Дом семейства Фенрил находился на одной из восточных улиц города, в достаточно спокойном и свободном от лишней суеты квартале. Представляет собой двухэтажное просторное здание, с вместительным погребом, рассчитанное на достаточно большое семейство и их комфорт. За ним находился сад с небольшой беседкой, окруженный высокой стеной. В глубине оного можно разыскать также хозяйственные постройки, уборные "домики", конюшню.
Первый этаж начинается длинным и просторным коридором. Справа по оному находиться большая гостиная с камином, прекрасно обустроена как для проведения вечеров в кругу семьи, так и для неожиданных приездов гостей. Далее по коридору расположен кабинет хозяина дома и "небольшая" библиотека. Слева же резкий поворот приведет в помещения кухни, столовой, двух ванных комнат, а также к выходу в сад, который начинается из красиво-оформленной террасы. Возвращаясь к коридору и минуя дверь в библиотеку, можно заметить резную лестницу, ведущую на второй этаж.
Второй этаж полностью состоит из комнат для отдыха и делиться на два крыла. Справа находятся спальня родителей, занимающая большую часть крыла и вмещающая в себя гардеробную и небольшую ванную, комната Альвэри с балконом и комната для гостей с камином. Левая часть крыла полностью принадлежит мужской части семейства - троим старшим братьям. Комнаты здесь заняты с первой по старшинству.
По всему дому висят или стоят канделябры со свечами либо лампы, которые прекрасно освещают дом в позднее время суток. Дом обставлен без вычурных излишеств, но с расчетом на  максимальный комфорт домочадцев и редких гостей, в спокойном, уютном и "домашнем" стиле.

Выход в сад.

http://s5.uploads.ru/eNGYZ.jpg

+3

161

04 число Страстного Танца.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Ночь.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Альвэри (2017-04-27 09:33:09)

+3

162

04 число Страстного Танца.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Ночь.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+3

163

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Альвэри (2017-04-29 10:34:12)

+2

164

Переход с 04-го на 05-е число Страстного Танца.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Ночь-раннее утро.

Бэй блаженно прикрыл глаза, прислушиваясь к бешеному ритму сердца, что никак не хотело униматься в груди, и открыто принимая ласки Аль, коими девушка щедро одаривала его грудь, устроившись сбоку. Иштэ приобнял эльфийку, запустив руку в густую копну длинных волос и безо всякой спешки перебирая пряди. Возвращаться в угнетающую действительность, вспоминая обо всех нерешенных проблемах и прочих гложущих душу обстоятельствах, не хотелось как можно дольше. Тем более что с каждой минутой, что уносила с собой и остатки былой неги, в голову все настырнее лез тот самый вопрос, затронувший рассудок каким-то часом ранее.
Мужчина тяжело вздохнул, впрочем, что вполне можно было списать на накатившую разом усталость, и крепче прижал к себе лоддроу. Поступи бы так Альвэри, вновь отгородившись от проклятого, это стало бы его личным поражением, с которым смириться было бы ни так просто. Это стало бы наилучшим показателем ни только того, что все предпринимаемые шаги в сторону ледышки оказались ошибочными, даже если и достигали каких-то результатов, но и того, что Эйнохэил действительно не знал ее, уповая на чудо в своих порывах. Но ведь это же было ни так? Иштэ взглянул на лежащую рядом девушку. «Как же я тебя люблю». Эти мысли едва не легли на язык, заставив в последний момент крепко стиснуть зубы и упрямо поджать губы. Невысказанность пришедшего в голову тенью легла на мимику. Сколь многое ему хотелось сказать, не задумываясь, а не сделает ли этим хуже? Увы, вся искренность и правдивость, касающаяся их отношений, вязла во лжи, призванной уберечь Аль от необдуманных поступков, последствия которых могли быть непоправимы. «Что будет, не сумей Левифрон подобрать лекарство? Рано или поздно она все равно узнает… Рано или поздно ее положение все равно станет очевидным, и что тогда?». Ответа на заданные самому себе вопросы Бэйнар не знал. А вот предположить никто не мешал. Вот только все думы, исходя из того же тяжелого характера ледышки, были далеки от светлых и радужных. Как проклятый мог объяснить ей? Как мог убедить оставить ребенка, об отце которого она ничего не помнила? Вот в этот темный омут возвращаться и не хотелось. Однако, еще никому не удавалось убежать от окружающих его реалий.
Мужчина устало потер прикрытые веки, отгоняя наводняющие сознание мысли и полностью расслабляясь. На то, чтобы разобраться со всем надуманным у него еще будет время. Бэй мягко накрыл руку лоддроу ладонью, оставляя ее у себя на груди и сцепливая пальцы меж собой в подобии замка. Усталость чудаковатым образом сплеталась со умиротворением и спокойствием, теплом чужого тела, коим продолжала делиться с иштэ Аль, стоило лишь отпустить от себя груз раздумий. Проклятый улыбнулся, щекой укладываясь на макушку девушки и до сих пор не открывая глаз.
В какой именно момент после Эйнохэил успел провалиться в сон, он и не помнил. А вот проснулся первее самых ранних петухов, беспокойно дернувшись от видений, неизменно преследующих разум в ночных кошмарах. Мужчина сел в кровати, тут же обращая внимание на спящую рядом девушку. Ей определенно повезло сменить позу сна, повернувшись к иштэ спиной и скатившись с его плеча, иначе сейчас бы она не досматривала сновидения, а в непонятках смотрела на подорвавшегося ни с того, ни с сего с постели Бэйнара.
- П-ф-ф, - на выдохе протянул проклятый.
Он уставился в окно, за которым едва-едва светало, и запустил пятерню себе в волосы. Засыпать снова Бэй определенно не планировал, будучи по горло сытым призраками из прошлой жизни. Да и заняться было чем. Выбравшись с кровати как можно аккуратнее и накрыв легким одеялом мирно дремлющую эльфийку, мужчина оделся и спустился вниз. Какое-то время он провозился с ванной, в конечном итоге все же окупнувшись в слегка прохладной воде и зашагав на кухню. Там он прошел в дальний угол помещения, где хранились травы и Боги весть знают что еще, и выгреб из сундука несколько мешочков и свертков. Определить, что за полезности предстали перед ним в измельченном виде иштэ не мог, а потому очень скоро положился на обоняние и память. Все, что сумел-таки определить из соцветий, листьев и корений (и что так или иначе должно было облегчить симптомы простуды), Эйнохэил заварил в большой кружке, после процедив и отправившись вместе с отваром обратно на второй этаж. Дождаться пробуждения Альвэри он решил, сидя у камина, который пришлось разжигать по-новой. Утруждать себя, дабы завалиться в одно из кресел, мужчина не стал, удобно разместившись прямо на полу и потягивая приготовленное варево.

Отредактировано Бэй (2017-05-04 13:44:48)

+2

165

Переход с 04 на 05 число Страстного Танца.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Ночь-раннее утро.

Альвэри понятия не имела, когда уснула, продолжая нежиться в теплых объятиях и отгоняя непрошеные мысли. День был столь насыщен всевозможными событиями и пестрел разнообразными эмоциями, что организм, как и сознание, нуждался в отдыхе. А на «подумать» всегда найдется время в другой день…

http://s5.uploads.ru/FAfVC.png

[float=left][mymp3]http://my-files.ru/Save/02xil7/10 Years - Waking Up The Ghost.mp3|Waking Up The Ghost[/mymp3][/float]Ее снова окружала темнота. В душе сразу же колыхнулось раздражение. Ей не хотелось вновь бродить в потемках, натыкаясь то ли на воспоминания, то ли на видения, то ли на смесь всего этого разом. Она устала от загадок, кои совершенно не открывали завесу тайн ее уснувшей памяти или что это было, только ухудшая ее состояние. Однако, она не была властна над снами сейчас, как и прежде. По какой-то причине нежелание все это видеть легко игнорировалось и ее заставляли какие-то силы лицезреть картинки, кои как-то были с ней связаны.
Обреченно вздохнув, она оглянулась и только сейчас заметила, что стоит не среди комнаты, как обычно то бывало в последнее время. Под ногами находился относительно мягкий берег, возможно песчаный, недалеко бились об него мерные волны. Она удивленно повернулась вокруг своей оси, осматриваясь. Луна освещала берег, где-то слышался громкий шум веселья, только не это привлекло ее внимание. Знакомые голоса заставили оглянуться. Возле дерева с впечатляющей кроной стояли двое и о чем-то беседовали, после один из них шагнул в тень, словно испарившись. Она двинулась к паре. Они показались ей смутно знакомыми, но рассмотреть их издали не получалось. Все то время, что она шла, один из них все время то прыгал в тень, то вновь появлялся, словно дурачась. Чем ближе она подходила, тем сильнее билось сердце. Она остановилась неподалеку, не веря собственным глазам. Перед ней стояли двое, коих она не могла не узнать, ведь девушкой была она сама и…Бэй. Казалось, сознание болезненно сжалось, а ледяной холод разлился по венам, заставляя окаменеть. Но глаза видели, то, что перед ними происходило. Они видели, как вторая Альвэри прильнула к мужчине и на губах играла дразнящая улыбка. Это не могла быть она… Как-будто того было мало, Бэйнар приобнял девушку за шею, притягивая к себя и наклоняясь ей навстречу. Не стоило сомневаться в его намерениях, как и в том, что сама девушка была совершенно не против.
Их уединение нарушилось приходом третьего. Она переметнула взгляд на молодого мужчину с рыжей шевелюрой, что присоединился к паре, но стоило только зацепиться за его образ взором, как ее тут же ослепила яркая вспышка, ворвавшись в сознание болью и заставив его сжаться еще сильнее… Открыв вновь глаза, поняла, что находится уже в другом месте. Она стояла посреди обширного помещения. Беглый осмотр определил, что это что-то сродни библиотеки, но оной явно не было места в памяти. Мимо кто-то прошел, обращая на себя внимание и снова заставляя внутренне похолодеть. Это вновь были они, и вновь вместе. Сознание отказывалось это воспринимать, как должное, но от того происходящее не исчезало. Секунда и они исчезают за смежной дверью, еще секунда и она стоит посреди комнаты, похожей на спальню. Ей нравится это помещение, отовсюду веяло уютом и умиротворением, таким родным, словно… словно это была ее комната. Мысли были пресечены приходом пары. Дальнейшее развивалось столь стремительно, что она не смогла даже понять, что произошло и почему. Картинки слишком быстро замелькали перед глазами, сменяя одна другую, мешаясь и накладываясь вторым слоем. В какой-то момент, когда, казалось, что сознание не выдержит и взорвется, все остановилось. Она оказалась в другом месте, словно призрак, продолжая витать в воздухе и появляясь там, где нужно кому-то, и сейчас лицезрев молчаливую сцену прощания. Тяжелого, удушающего, с осадком невысказанного и произнесенного прощания. Почему-то сердце в этот момент так сжалось, что остро захотелось закричать. Пожалуй, она так бы и сделала, если бы в тот момент ее не поглотила полнейшая темнота.

http://s5.uploads.ru/FAfVC.png

Альвэри открыла глаза. Перед взором еще какое-то время мелькали куски «сна», что оным явно не являлся, в этом уже не было никакого сомнения. Только это не могли быть воспоминания из прошлого. Возможно, что и прежние оными не были… Новая задача, кою подкинули видения из сна, достаточно беспроблемно отодвинула всевозможные размышления на предмет того, что произошло прошлой ночью. И пускай лоддроу вновь озадачилась непонятными сновидениями, но это не несло своеобразного осадка, толкавшего в пучину самокопания, в коей она часто застревала по самые уши, лишь смутного изумления. Аль обернулась, почти сразу заметив мужскую фигуру возле камина. В воздухе витал знакомый травяной запах, заставив заспанное лицо скривиться в легком удивлении, пусть и ненадолго. Она аккуратно повернулась на другой бок и какое-то время молча наблюдала за Бэем. Все, что произошло между ними вчера и те сны, кои потревожили душу, нарушая в очередной раз ее покой, словно в унисон твердили, что она что-то упускает. Только сейчас Фенрил поняла, что совершенно не так реагировала на прикосновения сего человека, даже случайные, как «должно». За прошлую ночь не стоило и говорить, это случай вопиющий и нуждающийся в отдельном анализе. Конечно, она не могла отрицать того, что от его прикосновений ее несколько коробило, но эти ощущения нельзя было списать на проявления страха, они имели несколько иную природу. Однако какую, она не могла понять. Не могла взять в толк, что же такого особенного в этом субъекте, одинаково раздражавшего и по-своему притягательного. Особенный. Это так сильно зацепилось за сознание, заставив забиться сердце, что Альвэри даже вздрогнула. Что-то в этом слове, когда девушка «применила» его к персоне Бэя, было…знакомым до боли. Но опять же, эхом коснувшись сознания и заронив новые семена загадки, разгадать кою она не ведала как, это странное чувство вновь спряталось, оставив после себя зудящий осадок. Лоддроу тяжело вздохнула. Как же ей это надоело.
Чтобы отвлечься от всего того, что гложило душу после ночного отдыха, Аль еще слегка хрипловатым после сна голосом произнесла:
- Доброе утро. Вижу, что ты чувствуешь себя многим лучше, - в тоне голоса сквозило спокойствие, разве что нотки усталости, что не свойственна проснувшимся «людям», также проскакивали, разбавляя. – Видимо-таки не такой плохой ученик, коим казался.
Последнее было схоже на подобие поддразнивания, что, наверное, смутило больше ее саму. Лоддроу потянулась, потерев глаза, словно в попытке сбросить остатки сна, будто это они на нее столь пагубно влияли. Нужно было выбираться из постели и заняться завтраком. Воспоминания прошедшей ночи непрошенно вернулись, заставляя заерзать на месте и поежится от знакомого уже ощущения. Боги, она таки сошла сума, когда себе подобное позволила...

Отредактировано Альвэри (2017-05-01 22:31:08)

+2

166

- Доброе утро. Вижу, что ты чувствуешь себя многим лучше.
Бэйнар обернулся на мягкий голос, в котором в сей ранний час слышались ноты хрипотцы и лености. Уйдя в свои мысли, что вновь вертелись вокруг тех же самых вопросов и ситуаций, он не заметил, когда именно проснулась девушка, но вряд ли бы она стала тихо наблюдать за медитирующим на языки пламени мужчиной, находя его занятие столь интересным для себя.
- Одно из самых, - с улыбкой заметил иштэ.
Он большим глотком допил остатки настойки и слегка поморщился. Пора было бы уже и привыкнуть, что всякое лекарство конфетой не являлось, но именно этот отвар получился у Эйнохэйла слишком уж насыщенным и терпким.
- Я думал, ты заметила это многим раньше.
Проклятый поднялся, и прихватив с собой кружку, зашагал к кровати. Пустую посуду он поставил на прикроватную тумбу, присев рядом с лоддроу и подавшись ближе к девушке.
- Далеко не во всем я бездарен, как считаешь? – Не без доли доброй ехидности почти что промурлыкал Бэй, привычно для себя уткнувшись носом в ухо эльфийки.
Вопрос не требовал какого-либо ответа, заданный лишь для того, чтобы если и не смутить, то расшевелить так уж точно. Подарив короткий поцелуй напоследок, мужчина отстранился, поднявшись. Такие моменты как этот, наполненные мягкостью и лишенные какого-либо притворства, выдавались у них с Альвэри столь редко, что проклятый быстро научился ценить их, но сейчас не хотел показаться слишком уж навязчивым. Глупо? Возможно, однако и от закравшегося в душу чувства так просто было не отделаться.
- Я там приберусь, а ты пока просыпайся. Авось к твоему приходу смогу и кофе у вас отыскать, - иштэ забрал кружку и направился к двери, - Повар из меня так себе, так что сытнее бутербродов ждать не следует.
Последнее было брошено у порога, а в следующее мгновение Бэйнар уже исчез в коридоре, заспешив на первый этаж.

Выбросить кашицу от использованных трав и вымыть за собой несколько кружек не составило большого труда, а вот отыскать продукты для завтрака… С этим пришлось повозиться. Кухня в таком большом особняке маленькой тоже не была, снабженная множеством навесных и напольных шкафов и ящиков. К приходу ледышки мужчина успел вытащить на стол хлеб и поставить вариться кофе.
- Не поможешь? – Обратился Эйнохэил к вошедшей лоддроу, - Я тут совсем запутался. То ли дело печь, стол да гарнитур с тремя полками.
Он бросил поиски, занявшись доведением до ума напитка. Бэю следовало бы и промолчать, но интерес в ответе девушки так и подначивал поинтересоваться.
- Не горишь желанием узнать о возможных результатах Левифрона и Эби?
Иштэ повернулся к Аль лицом. «Или по-другому спросить: «Не желаешь ли сопроводить ученика до его учителя, раз чувствует он себя многим лучше?».

Отредактировано Бэй (2017-05-02 17:54:42)

+2

167

От мыслей, что уже было начали осторожно касаться сознания, отвлек голос Бэя, что не преминул ответить на ее утреннее приветствие, да и не только.
- Одно из самых, - произнес мужчина, заставив лоддроу воззрится на него.
Вестимо, она еще не совсем проснулась, раз не совсем поняла, к чему было сказано сие. Вернее, ответ находился, но она с упрямством осла его отталкивала, не веря слишком очевидному выводу. Честно говоря, лоддроу склонялась к тому, что поутру, проснувшись и занявшись каждый своими делами, они как бы даже не станут вспоминать о произошедшем. От подобной мысли, почему-то, становилось не по себе, но рассудок твердил, что это вполне логичное развитие событий, по коему сокрушаться не стоило. Однако, Бэйнар явно не разделял такой настрой.
- Я думал, ты заметила это многим раньше, - продолжил тем временем мужчина, поднявшись и подходя ближе, впоследствии приседая подле.
В тот же момент сердце словно замедлило свой ход и его стук едва можно было различить. По спине пробежала толпа мурашек, заставляя ее поежиться. Бэй наклонился, уткнувшись носом ей в ухо и обдав его теплым дыханием. Альвэри показалось, что она в сей миг даже дышать перестала.
- Далеко не во всем я бездарен, как считаешь? – выдал мужчина таким тоном, от коего ей явно лучше не стало.
Он определенно хотел ее довести до определенной степени то ли смущения, то ли ступора, вышибая и так не очень твердую почву из-под ног, чего успешно добился. На легкий поцелуй тело ответило уже знакомой томной дрожью. Аль же крепче сжала в руках тонкое одеяло, наблюдая за мужчиной, что не стал задерживаться подле и двинулся прочь.
-…Повар из меня так себе, так что сытнее бутербродов ждать не следует.
Какое-то время девушка еще лежала, словно боясь пошевелиться. Он переворачивал все с ног на голову, попирая логическую цепочку, что выстроило ее сознание, дабы уберечься от нежелаемых последствий самокопания, так как ей и без того хватало забот. У Бэя явно на все происходящее с ними был свой взгляд и это немало удивляло, заставляя наталкиваться на мысли иного рода, кои девушка пресекла на корню, резво подорвавшись с кровати. Ей совершенно не хотелось сейчас разбираться с тем, что творилось между ними и почему все не пришло к логическому завершению, стоило только утру вступить в свои права. Тому мешали и воспоминания о сновидении, что вносили в душу еще больше смуты.
Лоддроу нашла свое платье, небрежно сброшенное на пол, и быстро оделась. Разворачивая мысли в другую сторону, Альвэри зацепилась за помещение из последнего видения. Можно было легко проверить сон на правдивость, найдя оное, но где его искать? Девушка в задумчивости покинула комнату, медленно спустившись на первый этаж. Словно в ответ на ее новые вопросы, память услужливо напомнила о письме, что некогда получила Фенрил от каких-то молодых людей, что искренне недоумевали, почему она не является в книжную лавку. Могла ли эта самая «лавка» быть тем помещением, кое она видела во сне? Это можно было легко проверить, ведь адрес у нее остался. Для того, чтобы отвлечься от всех событий последних дней, своеобразные активные действия в сторону проверки своих собственных видений стоило сделать, даже если оные не увенчаются успехом.
В таком задумчивом настроении лоддроу и появилась на кухне, отвлекаясь от раздумий и лицезрев «бурную» деятельность мужчины. На губы непрошенно легла легкая улыбка, кою она быстро «согнала», удивившись подобному.
- Не поможешь? – тем временем произнес мужчина, заметив ее присутствие, - Я тут совсем запутался...
Альвэри уже было молча двинулась в сторону кладовки, но ее остановил последующий вопрос Бэя.
- Не горишь желанием узнать о возможных результатах Левифрона и Эби?
Лоддроу чуть дернула бровью, встретившись с ним взглядом. Вот честно, о этих двоих она как-то успела подзабыть в водовороте событий последних дней, как и о просьбе, с которой обратилась некогда к алхимику. Это была еще одна странность, коих уж хватило бы на целый список, что она за собой заметила. Ранее она никогда бы и ни при каких обстоятельствах не отложила столь важные, с точки зрения рассудка, вещи на задний план. Однако, что уж есть… Фенрил чуть повела плечом, потянувшись к лицу и потерев переносицу.
- Не сейчас, - произнесла лоддроу, двинувшись в сторону кладовки. – Я уже решила кое-чем заняться и этот день, скорее всего, потрачу на задуманное.
Девушка вошла в помещение, быстро отыскав кусок вяленого мяса и остаток ранее надрезанного сыра. Вернувшись обратно и положив снедь на доску, Альвэри взялась за нарезку.
- Хочу сегодня «навестить» Хартад и проверить свои предположения, - продолжила девушка, не отвлекаясь от занятия, взявшись впоследствии и за хлеб. – Конечно, стоило бы сначала увидеться с твоим учителем, хотя бы по причине столь длительного «удерживания» тебя в стенах этого дома, - она бросила косой взгляд в сторону Бэя, усмехнувшись. – Последняя записка явно выдавала его недовольство… Возможно, им нужна дополнительная помощь, хотя в оной всегда пособят по моей же просьбе… - лоддроу потянулась за тарелкой. – В общем, сейчас я не хотела бы проявлять свое любопытство в нашем общем деле, это меня задержит однозначно, чего бы мне не хотелось…
Лоддроу замолчала, принявшись задумчиво делать бесхитростные бутерброды, складывая их на тарелке. Ей нужно было все продумать, взвесить, чтобы избежать возможных казусов, однако рядом с Бэйнаром это получалось весьма скверно. Она настолько остро ощущала его присутствие, что полноценно сосредоточиться на чем-то своем никак не получалось. Девушка вздохнула, понятия не имея, как от этого ощущения избавиться. Приятный аромат кофе на долю секунды заставил отвлечься от потери внутреннего равновесия.
- Запах кофе поутру, как бальзам на душу, - проронила лоддроу, подхватив тарелку и двинувшись к столу.

+2

168

05 число Страстного Танца.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Раннее утро.

- Не сейчас. Я уже решила кое-чем заняться и этот день, скорее всего, потрачу на задуманное.
Бэйнар выжидающе проводил взглядом девушку, однако каких-либо эмоций, что могли натолкнуть на определенные догадки относительно о надуманных занятиях Аль, уловить в голубых глазах не успел.
- Хочу сегодня «навестить» Хартад и проверить свои предположения.
- Вот как, - коротко откомментировал иштэ.
При упоминании города, где располагалась книжная лавка и по сути второй дом ледышки, о котором она благополучно забыла, что-то в груди екнуло, отдавая ноющей болью в грудную клеть. Весьма странное ощущение, помешенное с чувством ожидания и проблеском надежды, но изрядно приправленное чем-то горьким… Чем-то сродни неверению. «Свои предположения…», - протянул про себя мужчина, задумчивым взором буравя спину Альвэри. Могла ли она вспомнить? Эйнохэил свел брови, отвернувшись. На все крохотные грезы, что все-таки такой поворот событий был возможен, память услужливо подкидывала напоминания о письме, которое братья отправили по всем известным им адресам. А, следовательно, эльфийка должна была получить точно такое же. «Вот тебе и предположения». Все было многим проще и объяснимее…
В общем, сейчас я не хотела бы проявлять свое любопытство в нашем общем деле, это меня задержит однозначно, чего бы мне не хотелось…
«М?». Понимая, что уйдя в свои мысли, он прослушал добрый кусок ему сказанного, Бэй вновь повернулся к девушке. Он так и не сумел вовремя согнать с лица разочарование в собственных чаяниях и внезапно накатившую тоску по прежним временам. Зато с этой задачей прекрасно справилась лоддроу, выдергивая из окутавшего разум состояния всего одной фразой.
- Запах кофе поутру, как бальзам на душу.
«Лять, кофе!». Проклятый совершенно забыл, что был чем-то занят. Напоминание девушки пришлось весьма кстати. Иштэ поспешил снять готовый напиток с печи и разлить его по чашкам, после присоединяясь к Аль за столом. Он поставил кофе прямо перед ледышкой, не спеша приниматься за свой.
- Что ж, - Бэйнар потянулся за бутербродом, -тогда стоит попросить вернуть мои вещи. Конечно, могу уйти и в этом, но что-то подсказывает, что кому-то они тут будут нужнее.
Мужчина занялся завтраком, более не сумев подобрать подходящей темы для разговора. В его возвращении несомненно был огромный плюс – Эйнохэил мог воочию понаблюдать за всеми свершениями алхимика, в какой-то мере подготовиться к дальнейшему, но… Расходиться с эльфийкой по разным сторонам, только-только став ближе… Тейар побери, как же не хотелось. Однако и дальше тащиться хвостом, придумывая нелепые предлоги задержаться подле, желания совершенно не было. Эти противоречия начинали пожирать изнутри, внося коррективы в так скачущее из крайности в крайность настроение.
Расправившись со своей порцией бутербродов и допив подостывший кофе, проклятый поднялся из-за стола.
- Я буду у себя.
Он закинул чашку в емкость с чистой водой и вышел с кухни. Бэй искренне надеялся, что придя проведать гостя, Аль не забудет захватить и его одежды.

Ждать лоддроу долго не пришлось. Когда девушка коротко постучала в приоткрытую дверь, и не дожидаясь ответа, переступила порог, иштэ успел перебрать свою сумку, ничего особо важного в ней не отыскав. На какой-то миг в ладонь легла флейта, тут же отправившись обратно в глубины почти что бездонного рюкзака. Затянув горловину, Бэйнар обернулся, принимая из рук Альвэри стопку чистой одежды. Он благодарно кивнул, укладывая вещи на кровать и принимаясь стаскивать с себя рубашку.
- Так значит, решила разобраться с гильдийными делами? – С неподдельным интересом спросил мужчина, откидывая одолженное ему на время чужое добро на спинку постели.
Он развернулся лицом к ледышке, поправив упавшую на глаза челку и наблюдая за реакцией лоддроу. Хотелось совершенно иного, нежели забавлять их обоих пустой болтовней во время переодевания, но и каких-то особых шагов, дабы пустить ситуацию по иному руслу, в свою сторону Эйнохэил от Аль не видел. Видимо, он все же был прав, расценив произошедшее между ними ничем большим, нежели хорошим способом расслабиться и хотя бы на какое-то время уйти от реальности с ее проблемами. Что ж, тогда поведение девушки было вполне логичным и обоснованным.

Отредактировано Бэй (2017-05-04 13:49:05)

+2

169

Совместный пост.
Альвэри разместилась за столом, наблюдая за мужчиной, что колдовал над чашками с кофе и вскоре присоединился к ней. Приятный аромат щекотал ноздри, заставляя разлиться в душе некоему чувству умиротворения. Лоддроу коротко кивнула в знак благодарности. На лице у Бэя же застыло странное выражение, что, на какой-то момент, заставило ее отвлечься от собственных мыслей.
- Что ж, - тем временем начал он, - тогда стоит попросить вернуть мои вещи...
Фенрил склонила голову на бок и в сей момент явно походила на любопытного студиозуса, который узрел что-то весьма любопытное и ранее не виданное. Бэйнар казался каким-то поникшим. Она не могла припомнить, видела ли его таким вообще, но сие озадачивало. Однако, пока девушка размышляла над чужим поведением и настроением, что столь разительно отличался от того, с коим он ее «встретил» утром, Бэй успел быстро перекусить и сделать ноги прочь из кухни, бросив «на прощание» и так очевидную фразу.
Аль провела его задумчивым взглядом, чуть изогнув бровь. Можно было подумать, что мужчина расстроился из-за скорого расставания… Лоддроу фыркнула в ответ на подобные мысли. Да с чего бы это? Не так уж и весело находится в ее компании, если убрать некие моменты внезапной слабости. Возможно, он пригорюнился из-за скорой встречи с учителем, который устроит непутевому ученику «теплый» прием со всеми вытекающими? Возможно, однако успев хоть немного узнать сего человека, ей казалось, что ему глубоко по боку… Впрочем, он сделал преждевременные выводы, а она, несколько удивленная его поведением, не успела предложить несколько иное времяпрепровождение, нежели путаться под ногами у алхимика.
- Ну, ладно, - поведя плечом, проговорила Альвэри, принявшись за поедание сухого завтрака да за поостывшее кофе.
После того, как оттрапезничала, девушка перемыла посуду, забрала корзину с чистыми вещами, что ее, привычно, оставила прачка на террасе, отобрала чужие одежды и с ними же поднялась на второй этаж. Фенрил постучала и почти сразу же вошла, более не боясь потревожить сон больного. Бэй явно до ее прихода успел собраться. В этот момент ей остро захотелось поддразнить мужчину, ибо, хоть «кухонное» настроение несколько сошло  с его лица, но осадком витало подле. Она сдержалась. Столь неуместное и неприемлемое чувство придушилось на корню. Лоддроу протянула одежду Бэйнару, продолжая внимательно изучать этого человека. Несмотря на то, что о нем уже успело сложиться кое-какое впечатление, он продолжал оставаться для нее загадкой, особенно со сменой своих настроений.
- Так значит, решила разобраться с гильдийными делами? – поинтересовался мужчина, тут же сбросив с себя рубашку и развернувшись к ней лицом.
«Гильдия? При чем тут гильдия?» - мысленно удивилась лоддроу, чуть вскинув брови, однако произнести сие вслух не смогла. Взгляд скользнул по оголенному торсу мужчины и ночные сцены тут же возникли перед взором, заставив в одночасье забыть все то, что хотелось сказать. Она понятия не имела сделал ли Бэйнар это нарочно или для него в порядке вещей оголяться перед знакомыми, но сие изрядно так пошатнуло почву под ее ногами, заставляя мысли вновь развернуться в плоскость того, что произошедшее оставило на них несколько иной отпечаток, чем того ожидалось.
Бэйнар изумленно приподнял бровь, заметив, как потерялась ледышка, стоило ей только посмотреть в его сторону. Затронувший бледные щеки румянец и сбитый настрой определенно забавляли, в который раз меняя расположение духа и переча только что сделанным выводам. Если Альвэри забыла, как он выглядел без одежды, то мужчина был весьма не против освежить эти воспоминания в памяти. 
Аль кашлянула, чувствуя, как теплая волна коснулась шеи и щек, и тут же отвела взгляд. Ей нужно было за что-то зацепиться, чтобы не наговорить, да и не наделать глупостей. «О чем он там спрашивал-то…А!»
- Нет, не с гильдийными, - наконец, произнесла лоддроу, двинувшись мимо мужчины.
Однако, при всех благих намерениях, просто так пройти не получилось. Она сама не поняла, как сподобилась на следующую, вроде бы, вполне себе невинную шалость – протянула руку и провела кончиками пальцев по линии позвоночника, стоило только оказаться за спиной у стоявшего на ее пути.
Она двинулась в его сторону, проходя мимо и почти невесомо прикасаясь к спине. Приятная волна мурашек тут же прокатилась по позвоночнику. Иштэ интуитивно выпрямился, «прислушиваясь» к ощущениям. После, казалось бы, такого незначительного жеста, он и сам потерялся, теперь же путаясь в собственных умозаключениях насчет эльфийки.
Альвэри нахмурилась, отдернув руку и двинувшись дальше, остановившись только возле окна. Эйнохэил же более не стал поворачиваться к Аль, продолжив заниматься собой и внимательно слушая.
- Я хочу найти книжный магазин, из которого мне пришло письмо днями ранее. Это важно, так как я тогда смогу кое-что для себя понять, - вновь заговорила лоддроу, обняв себя за плечи и вперив взгляд в снежную даль за окном.
А вот с письмом мужчина угадал. «Да уж… Тебе там многое рассказать смогут». Проблема заключалась только в том, что растрепать помощники могли и о нем тоже, что весьма не радовало. Надо было как-то выходить из ситуации, но в голову не шла ни одна мысль.
– Вообще-то мне хотелось, чтобы ты пошел со мной, но я ни в коем случае не настаиваю.
Бэй удивленно хмыкнул. Такого предложения он явно не ждал. В черепную коробку сразу же закрался вопрос: «А надо ли было ему вообще появляться там?». Пересекись проклятый с братьями в компании лоддроу, и один из них не преминул бы ляпнуть чего совершенно ненужного, а затыкать рты еще и им возможности могло и не представиться. С другой стороны, наслушайся Альвэри распрекрасных рассказов одна, точно бы после пришла не по спинке погладить, если бы вообще пришла.
На какой-то миг в комнате повисла относительная тишина, нарушаемая только едва уловимым «шелестом» одежды, кою одевал Бэйнар. Этого времени хватило, чтобы она задумалась о том, по какой причине хотела его видеть подле себя в лавке. Хотела ли девушка повтора видения, чтобы узреть, сколь гармонично Бэй впишется в окружение? Возможно. Однако, она бы соврала, если бы только на том основывалось желание. Это пугало многим больше, нежели все ее проблемы с памятью и нежданные вспышки видений вместе взятые, но она уперто шла дальше.
Покончив с одежкой и взгромоздив снятое кучей на кровати, иштэ развернулся, подойдя ближе к ледышке, но остановившись в паре шагов от ее спины.
- Теперь ты у нас нуждаешься в сопровождении? – В голосе были отчетливо слышны ноты поддразнивания. Мужчина улыбнулся, глядя на отражение в оконном стекле.
Альвэри очнулась от своих раздумий, стоило Бэю оказаться у нее за спиной в относительной близости. Девушка чуть нахмурилась, не совсем понимая, к чему то было сказано, однако заметив улыбку на его лице, не стала придираться к словам. Судя по всему, к Бэю вновь вернулся прежний, более привычный настрой.
- Вернуться на постоялый двор я всегда успею, - тон стал заметно ровнее и серьезнее, - Так что подожду тебя внизу. Если ты, конечно, не собралась идти прямо так.
«Да и кто бы еще тебя так пустил». Проклятый отступил дальше, давая возможность эльфийке беспрепятственно отойти от окна. Сам же он прошел к своей сумке, которую оставил на кровати, и подхватив ее вместе с теплым плащом, зашагал к двери.
- Покажешься в таком виде, и я на тебя шубу надену, - то ли в шутку, то ли всерьез кинул Эйнохэил, выходя.
Альвэри удивленно изогнула бровь, молча слушая сию браваду да глядя тому вслед. «А что не так с моей одеждой?» - была первая мысль, стоило только сознанию оправиться от некоей степени возмущения. Фенрил потопталась на месте, пытаясь со всех сторон на себя взглянуть, но ничего зазорного не узрела, с платьем было все в порядке. Конечно, оное не предназначено для прогулок по городу, но явных «проблем» обнаружено не было. Альвэри хмыкнула, бросив ненужное занятие, открыла окно и только после покинула комнату, зайдя к себе. Покопавшись какое-то время в шкафу, она нашла нужный комплект одежды и вскоре переоделась. Подхватив сумку и забросав в нее все, что под руку попало, девушка спустилась вниз, где ее ждал Бэй.
- Подержи, - вручив сумку мужчине, она сходила на кухню, откуда вскоре вернулась с небольшой корзиной. – Не думаю, что мы задержимся, но голодными животных не стоит оставлять, особенно варимара. Хотя, на крайний случай, ему есть, чем поживиться, - она многозначительно усмехнулась.
Они вышли из дома и, заперев входную дверь да оставив Бэя ждать у крыльца, лоддроу проведала питомцев, бросив тейаровой лошади добрый кусок мяса, а пустобрюху – все, что осталось в корзине. Сего должно было уж точно хватить животным до их возвращения. После Фенрил вернулась к ожидавшему ее спутнику. Бэй отдал ей сумку и они вместе двинулись прочь от дома.

Бэй, Альвэри------->Пункт телепортации

Отредактировано Альвэри (2017-05-04 23:53:58)

+2

170

<-----Пункт телепортации
05 число Страстного Танца.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Ранний вечер.

По прибытию в Мандран все воспринималось словно в тумане, в который она едва не нырнула с головой, стоило ей только очутиться на платформе пункта телеппортации родного города. Благо, Бэйнар заметил ее состояние достаточно быстро, буквально поймав ее на краю беспамятства. Дальнейшее продолжало казаться нереальным. Ее знобило, слегка подташнивало, в голове, казалось, поселился барабанный «оркестр», вовсю знаменуя новоселье. Девушка едва заметила, где присела, опять же, не без посторонней помощи, как и не бросился в глаза обеспокоенный вид мужчины, который вскоре предложил воду, явно надеясь облегчить ее участь. Его слова она едва могла разобрать. Они звучали как-то глухо и отдаленно, сознание отказывалось разбираться в смысле произнесенного. Дрожащей, от внутреннего перенапряжения и внезапной слабости, рукой лоддроу приняла флягу с водой, неуверенно пригубив. Живительная влага оросила пересохшее горло, неприятно засаднившее. Альвэри прикрыла глаза, вскоре почувствовав, что наваждение начало отступать. Впрочем, слишком медленно, словно нехотя, однако Аль уже начинала воспринимать окружающий мир более адекватно, как и нормально слышать.
Бэй помог ей подняться. Только сейчас она заметила, что он теплее одет. «И когда успел?» - лениво коснулась сознания первая мысль. Ее продолжало слегка подташнивать и знобить, но самочувствие с каждой минутой улучшалось и передвигаться, не боясь рухнуть под ноги Бэйнару, девушка могла. Мужчина, тем не менее, не рискнул ее отпустить и поддерживал весь путь к свободному экипажу, что оказался поблизости. Разместившись в оном, Фенрил бы с удовольствием провалилась в дрему, столь разбито себя чувствовала, но в повозке о подобном можно было лишь мечтать. Разлепив уста лишь для того, чтобы сообщить адрес своего дома, девушка прикрыла глаза и более не проронила ни слова.
Когда экипаж остановился, лоддроу открыла глаза, без особого энтузиазма начав выбираться с насиженного места, опять же, не без помощи Бэя. Близость родных стен подействовала несколько «отрезвляюще», пара быстро очутилась у входной двери и девушка завозилась в поиске ключа. В доме ее ждала мягкая кровать, что была столь желанна после неудачного перемещения, и Альвэри даже поежилась от предвкушения, будто уже чувствуя нежность перины. Но не тут-то было. За спиной послышались тяжелые, четко выверенные шаги, привлекая внимание. Фенрил оглянулась, сосредотачивая взгляд на троице, что остановилась неподалеку от крыльца. Ощущение, что растаяло было в свете телеппорта, вновь вернулось, с новой силой «набросившись» на, и без того изнуренное, сознание. Что здесь забыла стража? Шальная мысль выхватила образ отца и Аль почувствовала, как леденящий холод коснулся позвоночника. Нет, она бы узнала, почувствовала, как-то…тогда, что их привело сюда? Мысли заполонили голову, словно улей пчел, не давая возможности сосредоточиться.
- Альвэри Фенрил? – произнес один из лоддроу, двигающийся несколько впереди своих спутников,  внимательно рассматривая их холодным и испытывающим взглядом.
Она кивнула, до сих пор пытаясь совладать с собой, но получалось это из ряда вон плохо. Девушка даже не заметила, как в какой-то момент, в буквальном смысле, уцепилась в руку Бэйнара «мертвой» хваткой.
- Капитан Вэон Айглос, - представился стражник. – Мне хотелось бы задать Вам несколько вопросов. Уделите нам немного времени?
Вопрос не прозвучал с издевкой, но Аль смогла бы легко оную ему приписать при большом желании. Хотя у нее был эдакий призрачный выбор, позволяющий в данный момент отправить стражу куда подальше ввиду своего плохого самочувствия, но толку от подобного было мало, а вот вреда могло быть достаточно. Девушка перестала соревноваться взглядами с этим суровым стражником, вдохнув, отвернувшись и вскоре отперев дверь.
- Проходите, - проговорила девушка слегка осипшим голосом.
Вскоре вся компания толпилась в гостиной. Аль разместилась в одном из кресел, выжидающе глядя на потревоживший ее «покой» в сей вечерний час. Несмотря на то, что девушка продолжала чувствовать слабость в теле, сознание успело проясниться и начать привычно анализировать обстановку, тому способствовало и появления на пороге ее дома стражи.
- Итак, чем обязана визиту наших доблестных защитников в этот вечерний час? - голос обрел относительную твердость, звучал без нот «фальши», спокойно.
Зудящее ощущение перестало донимать, затухая где-то на задворках сознания. Она отмахивалась от любых предположений, одновременно недоумевая о цели визита стражи и ожидая с любопытством услышать оную. Заметив взгляд, брошенный стражником в сторону Бэя, лоддроу произнесла тоном, не терпящим препирательств:
- Он останется.
Это был ее дом и им придется либо «подчиниться» ее правилам в нем, либо убраться восвояси. Девушка не была расположена в сей момент к радушию, желая побыстрее узнать, в чем суть визита. Холодный взгляд голубых глаза капитана встретился с ее глазами, что вряд ли лучились теплом и готовностью идти на уступки. Мужчина кивнул, бросив еще один, короткий взгляд на Бэйнара. Фенрил и сама не ведала, почему решила сделать Бэя свидетелем разговора со стражей, она лишь чувствовала, что это решение было правильным. Да и его присутствие подле действовало немного успокаивающе. Как оказалось впоследствии, сие призрачное ощущение можно легко развеять…

+2

171

<<< Пункт телепортации.

05 число Страстного Танца.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Ранний вечер.

Быть может им и следовало задержаться в Хартаде немногим дольше? По крайней мере, все, начиная от порога пункта телепортации и заканчивая возвращением в фамильное гнездо лоддроу, шло наперекосяк.
Бэй обернулся на звук приближающихся шагов. «Стража?», - удивленно выпалил в мыслях мужчина, встречаясь взглядом с блюстителем порядка, возглавляющего шествие из двух подчиненных. «Их сюда каким ветром занесло?».
- Альвэри Фенрил? – Сразу же задвинул впереди идущий, едва успел оказаться около крыльца.
Иштэ нахмурился, и не думая скрывать от кого-либо свое недовольство происходящим. Однако эмоция была легко перебита, стоило лишь проклятому ощутить, как цепко ухватилась за его руку ледышка. Отвлекшись на эльфийку, Эйнохэил пропустил мимо ушей кем представился лоддроу, а вот цель своего визита тот раскрывать все еще не спешил. Мужчина замешкался, не сумев решить, что следовало сделать первее: должным образом отреагировать на жест девушки или же предложить ей выкроить пару-тройку минут на разговоры позже, когда то ей позволит состояние. Несколько секунд промедления стоили иштэ того, что Аль успела отпереть дверь, приглашая всех присутствующих пройти внутрь. Мужчина негодующе вздохнул.

Пройдя в гостиную, куда хозяйка дома провела и стражников, Бэйнар опустился на диван, снимая с себя шарф и краем глаза наблюдая как усаживалась в кресло и лоддроу. Для того, чтобы заметить, что ей нездоровилось особо ничего и не требовалось, хотя и держаться Альвэри старалась как подобало ситуации. Вслед за произнесенным ею вопросом проклятый взглянул на блюстителей закона, встретившись глазами с одним из них и мысленно усмехнувшись. Холодность, строгость и какая-то чинность во взоре была присуща всем представителям снежной расы без исключения.
- Он останется, - твердо произнесла эльфийка, переключая внимание на себя.
- А он меня буравил в молчаливой попытке за порог слить?! - С неким изумлением отозвался Бэй, не совладав с накатившими эмоциями, но сразу же притихнув.
Знать, какой леший привел стражу города к дому ледышки Эйнохэйлу хотелось не меньше самой девушки. Будто бы и не услышав его вовсе, глава малого отряда кивнул, еще раз удостоив иштэ пронзительным взглядом голубых глаз. «Съел?», - с издевкой кинул про себя Бэйнар, гаденько улыбнувшись в ответ. Хотя и этот жест «прошел мимо» незнакомца, который всем своим видом показывал свое полное равнодушие и незаинтересованность более в персоне лишних ушей в этой комнате.
Вэон, а кажется именно так звали капитана, не стал томить домочадцев долгими вступлениями, перейдя сразу к сути дела:
- Вчера, ближе к вечеру на постоялом дворе «Зимний очаг» произошел, - лоддроу всего на секунду запнулся, видимо, подбирая слова поправильнее, - некий инцидент, повлекший за собой весьма плачевные последствия.
Услышав подобное, Бэй подался вперед, более пристальнее вперив взор в говорящего. Сердце в груди неприятно екнуло, отозвавшись болью в грудной клетке. Одного только упоминания о месте, где могли находиться Левифрон и Эбигейл хватило, чтобы понять, в какую сторону вел мужчина.
- Могу сказать лишь то, что в последствии, по показаниям опрошенных постояльцев с места происшествия постоялый двор покинули двое, одним из которых являлся, я так полагаю, ваш знакомый, чье пребывание в «Очаге» вы оплачивали. Девушка и еще один молодой мужчина так же не соизволили задержаться, - иштэ вновь удостоился холодного изучающего взгляда капитана, - Мы полагаем, раз уж вы взяли ныне подозреваемых под свое крыло, то вполне можете знать их местонахождение.
Лоддроу повернулся к Альвэри, ожидая ответа.
Никакой конкретики Вэон в свою речь не внес, ограничившись лишь несколькими более важными фактами, по которым можно было судить о том, что за их с ледышкой время отсутствия двое оставшихся успели наворотить дел, и дел ни малых.
- Я покинул постоялый двор днями ранее, - поднимаясь с дивана, ровным голосом произнес Бэйнар, - Прошу меня извинить, я на минуту.
С этими словами мужчина прошествовал к выходу из гостиной, абсолютно не обращая внимания на рыпнувшихся за ним стражников, кои убедились, что порога этого дома гость не пересечет, и зашагал в сторону кухни. В душе царило полное смятение, проклятый не знал, чего стоило и думать, отчего становилось лишь паскуднее, а к чувству замешательства и беспокойства за друзей-товарищей примешивалась и злоба. Мужчина скривил лицо, при всем шквале, что бушевал внутри стараясь совладать с собой. По правде сказать, он покинул гостиную только чтоб не выказать эмоции на публику, теперь же не зная, на что отвлечься. Долго не мешкаясь, он наполнил чайник водой и поставил его на огонь, засыпав в большую чашку оставленные на столе травы, среди которых нашлась и мята. Ее свойства, способные облегчить состояние при тошноте, были хорошо известны Эйнохэйлу, который не брезговал пригубить отвар или травяной чай после очередного весело проведенного вечера в таверне. Проклятый был далеко не знатоком в недомоганиях, связанных с беременностью, но надеялся, что приготовленный настой мог хоть как-нибудь помочь Альвэри. Заварив мяту, Бэй поспешил обратно, выйдя в коридор, приметив, что стражники больше не караулили его возле дверей, а значит, можно было и помедлить, прислушиваясь к разговору в гостиной. «И во что вы успели вляпаться?».

Отредактировано Бэй (2017-06-02 16:22:42)

+3

172

Совместный пост

Альвэри продолжала хранить внешнее спокойствие, несмотря на физическое недомогание и комок непонятных эмоций, что клубились в глубине души, не ведая кому из них первым выпрыгивать, чтобы встряхнуть напряженное сознание. Тем временем, капитан Айглос заговорил:
- Вчера, ближе к вечеру на постоялом дворе «Зимний очаг» произошел, - мужчина помедлил, - некий инцидент, повлекший за собой весьма плачевные последствия, -  ни один мускул не дрогнул на лице девушки, что не спускала испытывающего взгляда с вещающего. - Могу сказать лишь то, что в последствии, по показаниям /…/Девушка и еще один молодой мужчина так же не соизволили задержаться, - лоддроу бросил взгляд в сторону Бэя. «Удивительная прозорливость.» - Мы полагаем, раз уж вы взяли ныне подозреваемых под свое крыло, то вполне можете знать их местонахождение.
Фенрил выразительно изогнула бровь, слегка откидываясь на спинку кресла и расположив руки в спокойствии на подлокотниках. Она не успела еще ничего сказать, как слово взял Бэйнар, привлекая всеобщее внимание:
- Я покинул постоялый двор днями ранее, - произнес тот и поднялся с насиженного места, - Прошу меня извинить, я на минуту.
Фенрил проводила его задумчивым взглядом, приметив попытку одного из стражников проследить за мужчиной. Секунду спустя она вновь мерялась взглядами с капитаном. Того, что он сообщил лично ей было не достаточно, чтобы загореться внезапным желанием послушно сообщить возможное местонахождение Левифрона и Эбигейл. У нее в голове просто не укладывался сам факт того, что лекарь и его весьма добродушная помощница сподобились на нечто из ряда вон выходящее, что пришлось даже стражу звать на подмогу. Поэтому…
- Вы полагаете, но можете ошибаться, - начала девушка все тем же «гостеприимным» тоном. - Однако я не стану об этом говорить до тех пор, пока Вы не объяснитесь получше, нежели эти туманные «что-то случилось», «кто-то ушел», «мы подозреваем». Простите великодушно, но у меня сейчас нет ни сил, ни желания играть в «угадай случившееся из трех фраз». Раз Вы пришли ко мне с намерением узнать о личностях, которых в чем-то подозреваете, пусть и выглядит это, как поиск свидетелей, и которые неким образом связаны со мной, будьте столь любезны, посвятить меня во всю суть произошедшего. Тогда мы сможем избежать ненужных недоразумений и, возможно, я смогу вам помочь.
Вестимо, отсутствие Бэйнара многим больше располагало этого сурового мужчину к разговору «по душам», ибо препираться он не стал. Собственно, оно ему и выгодно не было. Ему нужна была информация, она ею могла владеть и не относилась к личностям, которых легко напугать ледяным взглядом. Выгода в данном случае была у обоих сторон, засим мериться характерами сейчас было неуместно.
- Что же, начну сначала, - заговорил мужчина. – Вчера вечером на упомянутом постоялом дворе произошел некий инцидент. Некий – так как неизвестны детали произошедшего, лишь его последствия. Одну из комнат частично разрушили – была выбита, сорвана с петель дверь, завалился потолок…- он говорил размеренно, неспешно, явно стараясь донести до девушки весь масштаб произошедшего.
Чем больше он говорил, тем больше озадачивалась Фенрил. Всплески магической энергии, чудовищный рык, что слышали постояльцы, переполох, рассказ о том, как видели алхимика, что ушел прочь из постоялого с рыжим парнем сразу после произошедшего… Простите, что? У нее начала кругом идти голова уже к средине всего пересказа. Девушка старалась внимательно слушать, одновременно пытаясь понять, проанализировать и слепить все в одно целое. Получалось не очень, ибо из глубин души упрямо тянулось раздражение. Какого Тейара вообще происходит? Ей не хотелось верить в услышанное, но слова стражника она не могла отринуть, тем более подтвержденные показаниями хозяина постоялого двора. Но как, зачем? Что за непонятные разборки, если у него были дела поважнее, Тейар их раздери? А если уж прикипело расслабиться (что вообще разниться с ее мнением об алхимике, которое сложилось за дни знакомства), пожалуйста, только не так, чтобы о твоих подвигах узнал весь Мандран. Она злилась. Уставшее сознание и телесная слабость мешали адекватно оценивать ситуацию, уступая эмоциональному натиску. Девушка опустила глаза, внезапно заинтересовавшись своими ногтями и продолжая молча слушать капитана Айглоса. Мысль о том, что эта история, возможно, достигнет ушей отца, подбросила еще больше «ветвей в разгоравшееся пламя» молчаливого гнева.
- В разрушенной комнате мы обнаружили брошенные вещи того неизвестного, с которым видели в последний раз Вашего знакомого, – продолжал лоддроу, перечисляя относительно скудную находку, что не говорила ничего о личности незнакомца, лишь о роде его занятий, что вызвало скептический взгляд в сторону Вэона.
Однако лишь на мгновение. Что-то она упустила из виду, пока пыталась совладать с собой, и это сейчас дразнило сознание, словно требуя вернуться назад. Задумчиво глядя на мужчину, Аль принялась копаться в памяти, раскладывая все услышанное по полочкам.
- Сравнивая описание внешности рыжего неизвестного с одним из тех, которые мы имеем по совершенно другому делу, пришли к выводу, что этого человека мы ищем, как свидетеля. И раз Ваш знакомый с ним как-то связан, логично предположить, что Вы можете знать, где они сейчас находятся… Возможно, и Вы с ним знакомы?
Айглос описал внешность неизвестного, но оная ей совершенно ничего не говорила. Альвэри покачала головой.
- В любом случае у нас есть показания постояльцев, хозяина и прислуги, на основании которых можно сделать определенные выводы, если не в причастности, что спорно, то в том, что нам нужно найти Ваших знакомых, как свидетелей, и услышать ту версию событий, что могут поведать.
Каша. Просто сплошная каша в голове после всего услышанного, и подлива сверху из кипящих эмоций. При чем тут какой-то незнакомец, при чем тут еще какое-то дело? То свидетели, то непосредственные участники, то еще кто-то…поди, разбери, где нужное подчеркнуть. Фенрил глубоко вздохнула, стараясь сосредоточиться. Их работа – искать, выведывать, путать, чтобы найти зерно истины, ее же задаче сейчас – таки не запутаться.
По-честному, ей в сей момент очень хотелось послать стражу туда, откуда они пришли, как и всех фигурантов случившегося. Пускай разбираются сами. Ее там не было. Она знать ничего не знает. Упустили – ищите. Поди, не зря хлеб с маслом точите… Однако это все было хорошо, если бы не куча всяческих «но», что стеной становились на пути подобного решения проблемы. И первое, что не хотелось бы делать, так это создавать неприятности аптекарю, куда вломится отряд стражи, стоит только ей указать возможное месторасположение «беглецов». Но это было не все.
- Я Вас услышала, капитан, - наконец, произнесла лоддроу, кое-как собравшись с мыслями. – Позвольте задать несколько встречных вопросов, чтобы прояснить ситуацию, ибо я в этом сумбуре не все могла воспринять так, как должно, - мужчина кивнул и она не стала долго тянуть. – Для начала уточню один момент. То, что я оплатила проживание на постоялом этой троице, еще не означает, что мы друг друга знаем до личных адресов. Да и жили они там, наверное, по той причине, что иного места пребывания в городе у них нет, - она бы позволила себе ироничную усмешку, если бы не щекотливая ситуация, да и чувствовала себя получше. - Не стану вдаваться в подробности, это к делу не относится, скажу лишь, что мужчина, коего Вы сейчас разыскиваете, лекарь, а двое остальных – его помощники. Они здесь, так как занимаются моим недугом. Думаю, на этом вопрос о причине такой щедрости в сторону упомянутых лиц – исчерпан, - Альвэри сделала паузу. – Я не знаю их настолько хорошо, чтобы уверовать в услышанное сразу же или опровергнуть оное, поэтому также заинтересована в разрешении сложившейся ситуации. Засим, давайте проясним некоторые моменты. Комната, которую разрушили, снимал тот неизвестный, кого Вы ищите по, уже, двум «делам» или это была та, которую оплатила я?
Фенрил замолчала в ожидании ответа, который последовал незамедлительно.
- Первый вариант, - сухо ответил мужчина.
Она кивнула, продолжив:
- Вы сказали, что мой знакомый покинул с вышеупомянутым человеком постоялый после происшествия. Раз их видели, то у Вас имеются сведенья, как они это сделали - убежали, неспешно вышли, стараясь поменьше привлекать внимание или еще как-то?
Лоддроу повременил с ответом, изучающе глядя на нее, чем неимоверно раздражал, что было весьма странно.
- По словам свидетелей один волок другого, - наконец, выдал стражник.
Альвэри кивнула:
- И на основании этого вы или кто-то там на постоялом дворе решили, что мои знакомые непосредственно участвовали в учиненном дебоше, или были свидетелями оного, как минимум, - слишком спокойным голосом, размеренно выдавая слово за словом, произнесла лоддроу. – Может, есть свидетели еще, что могут подтвердит одно из предположений?
- Их до того видели вместе в зале, - ответил капитан стражи, холодно глядя на девушку, которая тут же скептически изогнула бровь. – Да и зачем убегать, если не виновны.
- Испугались. Они чужаки в городе, - тут же нашлась Аль. – Но скорее не это приходит первым в голову. Лекарь, узревший последствия всего того, что Вы описали, в частности явно пострадавшего «вашего» неизвестного, не мог его оставить погибать. Возможно, он оказался одним из первых, кто примчал на шум. Увидев несчастного, он, опять-таки, возможно, попробовал помочь, но в силу того, что травмы были тяжелыми, разбираться с ними на месте не было ни возможности, ни времени. Пробовали поискать их в госпитале? – Аль не сводила взгляд с капитана, которому явно не нравился ход ее мыслей. – Что касается их знакомства… Ну, знаете, я много с кем могу познакомиться за чашкой кофе на постоялом дворе любого из городов нашего славного мира. И что? Если мой знакомец, с которым я утром разделила компанию, подожжет что-то спустя сутки или сломает на том же дворе, я автоматически становлюсь соучастником, пособником или свидетелем? Особенно, если еще и комнаты рядом находятся, - последнее явно было брошено с долей сарказма, который при этом никак не проскользнул в тоне голоса. – Поймите меня правильно, капитан, я ни в коем случае не собираюсь прятать виновников, ибо заинтересована в решении возникшей проблемы не меньше Вашего, но давайте мыслить рационально. Понимаю, на чем основывались Ваши выводы, потому сразу и рассказала Вам то, что знаю об этих людях, и что меня с ними связывает.
Ферил замолчала. Молчал какое-то время Вэон.
- Мы никого не обвиняем, позвольте заметить, пока еще. Сейчас мы просто хотели бы найти этих людей, чтобы узнать о произошедшем от тех, кто, если не был фигурантом случившегося, то мог видеть больше всех. Поэтому мы очень надеялись на Вашу помощь.
Альвэри дернула бровями.
- Все, что в моих силах и возможностях, капитан, - ответила лоддроу, не моргнув и глазом. – Я не ведаю, где они сейчас находятся, - и ведь не соврала же, фактически, ибо шанс того, что Левифрон с Эбигейл могли покинуть город был достаточно высок. – Ко мне они не приходили, по крайней мере, когда я находилась дома. Утром я отправилась в Хартад, откуда вернулась только перед вашим появлением. Весь путь меня сопровождал Бэй, который о своем присутствии на момент совершения «преступления» в «Зимнем очаге» сказал правду. Он находится подле меня уже более суток и ему я обязана тем, что могу сейчас с вами вести беседу.
О причине такого сопровождения она умолчала, ранее сообщив о недуге и надеясь, что стражник свяжет это все в один узел, что было вполне логично.
- Я бы хотела помочь и тем самым разобраться в этой неприятной ситуации поскорее, но пока не имею такой возможности. Могу лишь обещать, что, если вдруг, они объявятся на пороге моего дома, или где-либо еще с ними повезет столкнуться, то незамедлительно направлю к Вам или сама сообщу о встрече.
- Был бы весьма признателен, - выдал в ответ стражник, бросив взгляд в сторону входа в гостиную. – Разрешите подождать Вашего знакомого? Хотел бы задать и ему пару вопросов.
Девушка дернула плечом:
- Как пожелаете.
Аль чувствовала себя ужасно. От всех мыслей, что копошились в голове с самого начала этого разговора, оная в буквальном смысле «трещала», отдаваясь глухой болью в висках. Слабость упрямо не покидала тело, легкая тошнота периодически давала о себе знать. За то, каких усилий ей стоило совладать с собственными эмоциями, что клокотали внутри, говорить вообще не стоило. Она не могла поверить и в то же время злилась на лекаря за происшедшее. Ее собственные доводы точно также легко можно было разметать, стоило какому-то обстоятельству вылезти наружу и попасть в руки Вэона. И что тогда? А тогда окажется, что человек, в котором она узрела эдакую выдающуюся личность в сфере науки, фактически ученый, пусть и не признанный повсеместно, на деле оказался дебоширом и пропойцей, что вместо дел, к которым на публику столь трепетно относился, заводит смутные знакомства, кои заканчиваются вот так вот, как в «Зимнем очаге». В это по-прежнему не верилось, но эмоции словно находили в том подпитку, закипая сильнее и заставляя едва ли не скрипеть зубами в попытке себя сдержать. Пожалуй, если бы не присутствие стражи, то Альвэри прямо сейчас сорвалась в аптеку, проверить там ли беглецы, а найдя – потребовала объяснений. Но им повезло, во всех смыслах – в этот момент они были везучи, как никогда, в отличие от нее.

Конечно, на начало разговора, начавшегося без него, Бэйнар опоздал, но что-то уловить все же получилось. И того было предостаточно, чтобы ясно понять одну простую вещь – ровно на пятых точках шадос с таррэ не сидели. Если же описать реакцию на подслушанное вкратце, то мужчина просто офигевал, не веря собственным ушам. Он ума приложить не мог, как, да и зачем надо было рушить целую комнату, благо не ту, в которой проживали Леви и Эбигейл. Что вообще могло произойти такого, что вынудило бы товарищей влезть в круто заваренную кашу с каким-то неизвестным? Нет, бывало, разумеется, вот так вот сидишь на постоялом, пьешь-пьешь с новым знакомым, а потом бац, и просыпаешься с ним в одной койке со всеми вытекающими последствиями… Но не до погрома же в таких масштабах. А тут…
Иштэ и вовсе замер на месте в каких-то шагах пяти от входных дверей, ведущих в гостиную, и вперил, казалось, совершенно пустой взор в чашку, которую нес в руке. Чем больше он слушал, тем сильнее терялся и путался, пытаясь отыскать разумные доводы тому, что случилось в «Очаге», и поступкам Левифрона и суккубии в целом. Это не получалось. Совсем. И даже при самом мрачном раскладе, учитывая некоторые детали, к примеру, такие, что алхимик теперь не был простым человеком, выдернутым из петли, проклятый не думал, что шадос решился бы на какие-либо бесчинства прямо на постоялом дворе, где замести следы так просто бы в любом случае не вышло. А Эби? Вряд ли бы и она сподобилась на что-то «эдакое». Да еще и этот третий… «На кой ляд ты вообще потащил кого-то… куда-то?!». Вопрос был бы адресован Леви, да вот только его и в помине здесь не было. Эйнохэил тяжело вздохнул. Он оторвал взгляд от настоя и снова прислушался. Картина, которую пыталась нарисовать перед стражниками Альвэри, была более похожа на правду и, по-честному сказать, являлась более желаемой. Но то было для них, кто хоть как-то знал беглецов, для служителей порядка же навряд ли предположения эльфийки имели какой-либо вес в сторону невиновности свидетелей. Да и каких там свидетелей, если те дали стрекоча с подозреваемым на одном плече, грубо говоря?! Бэй недовольно поджал губы, пока еще сдерживая раздражение, что с каждой минутой лишь возрастало.
- Мы никого не обвиняем, позвольте заметить, пока еще. Сейчас мы просто хотели бы найти этих людей, чтобы…
«Ну да, конечно! С трудом верится!», - глядя в дверной проем, буркнул про себя мужчина. Ему до невозможности хотелось верить, что все это было каким-то недоразумением и шадос с суккубией просто не могли додуматься до того, чтобы вляпаться в подобную историю.
– Разрешите подождать Вашего знакомого? Хотел бы задать и ему пару вопросов.
«Замечательно! Как же без этого?». Иштэ всплеснул свободной рукой в воздухе. Естественно, дело не обходило стороной как Аль, так и его. «Чего уж теперь медлить?». Согнав с лица все ненужные эмоции и оставляя лишь напускное и довольно-таки хрупкое спокойствие, проклятый поспешил присоединиться к разговору.

Войдя в гостиную, он прошел к Альвэри, молча протянув ей отвар и повернувшись лицом к Вэону. Присаживаться на диван Бэйнар не торопился, так и оставшись стоять подле ледышки. Появление Бэя в тот момент, когда его ждали, наталкивало на мысли, но ей было все-равно. В голове роились совсем иные мысли, в душе змеились нелицеприятные эмоции. Фенрил молча приняла чашку с мятным, судя по аромату, отваром.
- Упустил что-нибудь интересное? – Обратился мужчина к девушке, на мгновение покосившись в ее сторону и снова вернув внимание стражам.
Аль пригубила напиток, чуть изогнув бровь и бросив взгляд на Вэона. Тот какое-то время изучал вошедшего, после проговорив:
- Нам хотелось бы задавать Вам несколько вопросов. В силу того, что Вы, как мы поняли со слов мисс Фенрил, в определенном плане тесно связаны с теми субъектами, коих мы разыскиваем, то может смогли бы нам помочь, - мужчина говорил все тем же холодным, ровным тоном, в котором невозможно было уловить даже намек на эмоцию.

Отредактировано Альвэри (2017-06-02 16:32:50)

+4

173

Честно совместный пост хD

«Что?», - не без доли раздражения проронил в мыслях Бэй, поймав на себе изучающий взгляд капитана, - «Штаны по дороге до Вас потерял?». Меньше всего ему сейчас хотелось разглагольствовать с этим сверх сдержанным типом, по эмоциям не уступающим ледяному изваянию. А от нежелания, приправленного негодованием за поступки друзей, и бралась вся едкость, пока что сдерживаемая иштэ.
- Нам хотелось бы задавать Вам несколько вопросов. В силу того, что Вы, как мы поняли со слов мисс Фенрил, в определенном плане тесно связаны с теми субъектами, коих мы разыскиваем, то может смогли бы нам помочь.
Невозмутимость и холодность, скользящие в каждом предложении, бесили больше всего. Подавив рвущееся наружу ответное пренебрежение, что готово было выплеснуться в простейшем из жестов в сторону Вэона, проклятый бесцельно махнул рукой, как бы говоря тем самым: «Валяй», но вместо этого положив на слова иное:
- Прошу, - бесцветно отрезал мужчина.
Лоддроу себя ждать не заставил.
- Для начала, Ваше полное имя? – начал капитан Айглос, все таким же испытывающим взглядом глядя на Эйнохэйла, словно пытался проникнуть в его мысли.
Казалось бы, он задал один из весьма ожидаемых, логичных и простых вопросов, служащих уточнением и немаловажной деталью в дальнейшем рапорте, но отчего-то он поднял в душе не успевшую утихнуть злобу. Иштэ до Тейаровой бабушки ненавидел выкладывать что-либо о себе ни по своей воле, однако сейчас особого выбора у него и не было. Мужчина сделал глубокий вдох, понимая, что если сорвется, то ничего хорошего это за собой не повлечет.
- Бэйнар Эйнохэил.
- Как давно Вы знакомы с лекарем и второй помощницей?
- Может, чуть меньше месяца, в общем. Не считал, ей-Богам, - и все же без колкостей не обходилось.
Вэон выудил из пол одежды небольшую записную книжку, по крайней мере именно на нее был похож блокнот, и принялся вносить наиболее важные для него пометки серебряным карандашом.
- «Зимний очаг» это единственное место, где Ваша компания могла остановиться в Мандране? – снова шаблонный вопрос, произнесенный тоном, от коего в том же Таллеме листья могли бы замерзнуть.
- Да. Народ у Вас тут мало гостеприимный, если должного повода не отыщется. 
Лоддроу не реагировал ни на язвительность и подколки в ответах, ни на красноречивые взгляды Бэйнара, оторвавшись от писанины и буквально буравя мужчину в ответ, словно желая вывести из равновесия одним лишь ледяным, пренебрежительным отношением.
- Полные имена Ваших… товарищей.
Проклятый мысленно усмехнулся.
- Леви и Эби.
- И это все? – Первый раз за весь их «допрос» голос капитана дрогнул, выдавая неприкрытый сарказм, - Леви и Эби?
И снова безэмоциональность, выводящая из себя.
- Нас устраивало, - Бэй по привычке спрятал руки в карманы, - Не было нужды в официальности. Можете спросить у самого Леви, в курсе ли он МОЕГО полного имени… Если отыщите, конечно, - понимая, что последними словами мог навести стражу ни на те умозаключения, иштэ тут же дополнил ответ, - В чем я не сомневаюсь.
И вновь ноль реакции в ответ, не считая очередного вопроса:
- Как Вы можете охарактеризовать Вашего непосредственного наставника и помощницу?
А вот с этим не было все так гладко. И, если капитан стражи хотел задеть нужные струны, то это таки у него получилось. Хотелось высказаться в полной мере, но Бэйнар вовремя прикусил язык. Хотя, и врать, приписывая несуществующие черты что алхимику, что Эбигейл не стал.
- Один из самых серьезных людей, что я когда-либо встречал. Пожалуй, это касается всего, за что он берется. Ответственный. Весьма упрямый и требовательный, - мужчина хмыкнул, - Проще говоря, преданный своему делу и знающий себе цену лекарь. Это та сторона, с которой я успел узнать Леви. Вполне достаточно для отношений учитель-ученик. Одно могу сказать точно, такому врачевателю я бы доверил свою жизнь, - «Не найдись иного варианта, нежели стремящийся прикончить близкого тебе шадос», - Что же касается Эби, то эта особа довольно-таки открытая, доверчивая и слишком уж наивная для своих лет.
До этой самой минуты Эйнохэил и не задумывался, какими именно он видел их, будто бы охарактеризовывая товарищей для себя впервые. Конечно, он умолчал об излишнем занудстве Левифрона, об их неприязни друг к другу, то сходящей на нет, то возрастающей с неугодным кому-либо из них действием/поступком другого. Так же, как и не сказал о спонтанности в действиях Эбигейл, которая не всегда влекла за собой радужные последствия.
- В Мандране Вы ранее бывали? Если да – с какой целью? Есть ли место, куда бы отправились Ваши знакомые, случись что-то непредвиденное? – Вопросы продолжали сыпаться, как из рога изобилия, и при этом ни один мускул не дрогнул на лице лоддроу.
«Да когда же ты, наконец, заткнешься?!». Проклятый перемялся с ноги на ногу.
- Бывал. Специфика основной работы, - мужчина выдержал паузу, по повисшему молчанию в гостиной убедившись, что полученный ответ никак не удовлетворял Вэона, - Я фокусник, профессия обязывает не задерживаться на площади одного и того же города подолгу. Полагаю, этим я ответил и на второй Ваш вопрос. О том, куда отправились бы мои знакомые, я в душе не чаю, так как повторюсь, иного крова над головой у нас в Мандране не было, а для того, чтобы ведать кто из них откуда, надо быть, м-м, чуточку ближе, чем были мы трое.
В очередной раз сделав несколько пометок в блокноте, стражник поднял тяжелый взгляд на Бэя.
- Также хотелось бы узнать, не знакомы ли Вы с неизвестным, с коим ушел лекарь, - он в подробностях описал внешность рыжего парня.
- Нет, - коротко отозвался иштэ.
- И последнее. Где Вас искать в случае возникновения дополнительных вопросов? Ведь один Вы здесь не станете надолго задерживаться, я прав? – вопрос задан был с явным подвохом, собственно, как и все остальные.
Они казались простыми и элементарными, но в то же время взгляд холодных глаз продолжал испытывающе смотреть на ответчика, словно выжидая, где тот споткнется и солжет.
- Не правы, капитан, - Эйнохэил сошел с места, двинувшись в сторону дивана, - Или Вы мне запретите находиться в Мандране без наставника и его помощницы? – Проклятый плюхнулся на подушки, вальяжно откидываясь на спинку. Терпение его было на пределе, а весь этот диалог с переглядками сидел в печенках, - Еще несколько дней, как минимум, я планирую задержаться здесь, присматривая за состоянием здоровья мисс Фенрил. После же можете отыскать меня в Таллеме на постоялом дворе при таверне «Пьяный паладин».
Пусть и держался капитан неприступной статуей, с высоты чувства собственной важности принимая иштэ за букашку, не достойную ни внимания, ни существования, как такового, но по нему было видно, что как визитом, так и получаемой информацией, доволен Вэон не был. Хотя сведенья о «беглецах» несколько и расширились. Однако предъявить что-либо этой паре лоддроу, пока, был не в силах, не имея на руках конкретных фактов.

Отредактировано Бэй (2017-06-02 23:52:08)

+5

174

Альвэри все время этого допроса в вольном стиле молчала, периодически прикладываясь к чашке с отваром, вкус коего не ощущала совершенно. Мысли ее периодически улетали далеко отсюда, продолжая искать, докапываться, пытаться понять, но разбивались о стену совершенного несоответствия, возвращаясь назад, облепленные эмоциями, от коих срывало крышу в прямом смысле слова. Вся радуга последних ощущалась настолько остро, что желание подорваться и проверить первую мысль о местонахождении Левифрона вызывало боль в висках, столь сильно лоддроу стиснула зубы. Стражники вызывали контрастное желание выбросить всю троицу в окно, а Бэй…Мужчина  выделялся еще большим контрастом во всей этой истории. Его обвинить было не в чем, но связь с остальными била по взъерошенному сознанию, требовавшему хоть с кого-то спросить за происшедшее. Рациональностью в данном случае и не пахло. Аль стоило гигантских усилий все это принять, как данность, а свое желание касательно Бэйнара придавить в зародыше, хотя от сего лучше ей не становилось совершенно.
Ко всему прочему ее продолжало тошнить и уже не понятно от чего. После прибытия прошло достаточно времени, чтобы организм оправился от телеппортации, но сего не произошло. Это неимоверно бесило, вплоть до острого желания бросить эту тейарову чашку с мятой в первое попавшееся лицо, что раздражало ее покой. Паскудное ощущение. Дикое и не приемлемое. Казалось, в ней сейчас "сидит" две личности, одна из которых старается все привычно осмыслить, понять и принять рациональное, правильно решение, а вторая – просто бесится, горя желанием проломить кому-нибудь голову только из-за плохого самочувствия, непонятной истории с разгромом на постоялом дворе, да из-за одного вида этой ледяной статуи напротив.
Фенрил глубоко выдохнула, подавляя нахлынувшие чувства. Отвар закончился и толком не принес облегчения. Тоскливо заглянув в чашку и узрев дно, лоддроу откинулась на спинку кресла, прикрыв глаза и прислушиваясь к разговору, добрую часть коего пропустила, варясь в котле собственных эмоций. Бэй как раз давал ответ на один из вопросов, который также прошел мимо ее ушей. В его голосе чувствовалось напряжение, раздражение и нежелание вести диалог со стражниками, лишь доводы рассудка, вестимо, помогали ему в этот момент, ибо препираться с блюстителями порядка – себе дороже. Впрочем, последние ответы, брошенные на очередной вопрос, были на грани – «А не пошел бы ты…» Альвэри, пожалуй, впервые за последние минуты проявила некое подобие интереса, посмотрев в сторону Бэя, после переведя взгляд на капитана стражи. Тот молчал, едва заметно поджав губы, однако, что он мог ему предъявить? Верно, совершенно ничего, даже если мужчина и врал, не краснея, хотя, судя по тону голоса, в коем также сквозило искреннее негодования, это нельзя было утверждать.
Капитан Айглос чуть сдвинул брови, вперив взор в записную книжку и постучав по листам карандашом. Минуту спустя он спрятал все и поднялся, все таким же взглядом посмотрев на пару. Лоддроу сдержанно кивнул:
- Благодарю за уделенное нам время и за информацию, кою предоставили, надеюсь, не скрывая ничего…важного, - Аль мысленно фыркнула, но внешне продолжала держаться отстранено и сдержанно. – Разрешите откланяться.
Фенрил молча кивнула, поднимаясь с насиженного места. Девушка провела стражников к выходу, уже ступив на порог, Вэон оглянулся:
- Возможно, наша встреча не последняя, поэтому…до свидания, – и был таков.
Аль с чувством хлопнула дверью, резко разворачиваясь и возвращаясь в гостиную, в коей вновь плюхнулась в кресло, что еще хранило тепло ее тела. На пол с глухим стуком упала пустая чашка, оставленная минутами раннее на подлокотнике, но девушка на то совершенно не отреагировала. Откинувшись на спинку кресла, прикрыв глаза, она какое-то время молчала. Страшно ныли виски, отбивая ритм крови, что бежала по венам, в груди чувствовалось странное напряжение.
- Как думаешь, они в аптеке? – произнесла лоддроу слишком ровным тоном для сложившейся ситуации, не глядя на Бэя.
Зная девушку, легко было проследить за ходом мыслей в этой светловолосой голове. Пожалуй, доселе ее останавливало лишь присутствие стражи да плохое самочувствие, но последнее можно легко проигнорировать, при должной мотивации.

Отредактировано Альвэри (2017-06-03 13:04:39)

+1

175

Наконец диалог подошел к концу. Видимо, не найдя, чего бы еще выспросить такого занимательного, капитан замолчал, с какое-то время изучая собственные записи, а после убирая блокнот с карандашом и поднимаясь со своего места.
- Благодарю за уделенное нам время и за информацию, кою предоставили, надеюсь, не скрывая ничего…важного. Разрешите откланяться.
«Конечно-конечно», - Бэй пронаблюдал за Вэоном и двумя остальными.
- Удачи в поисках, - сухо кинул мужчина уже в спины стражникам, кои покидали гостиную.
Оставшись наедине с самим собой, иштэ отлип от спинки дивана и поставил локти на колени, подаваясь вперед и пряча лицо в ладонях. «Что за пиндец?!». Для того, чтобы осмыслить все произошедшее ровно так же, как и принять совсем уж не радостные новости, требовалось время. Сейчас же, с горяча, хотелось как следует протрясти того же Левифрона, буквально выплевывая ему в лицо фразы типа: «Скажи, что все это не так» или «Как так вышло?!». Все еще не верилось, что шадос на пару с таррэ и каким-то там рыжим нарочито устроили дебош, после слиняв с постоялого двора. Зачем им то надо было? А особенно алхимику, которому лучше всего вообще было бы не попадаться мимо проходящей страже на улицах любого города Фатарии. Что-то тут не складывалось, но вот что? Ответить на этот и многие другие вопросы могли лишь беглецы, коих в стенах дома Альвэри не было. Нужно было смириться. Покой для иштэ закончился, стоило ему только ступить на платформу пункта телепортации Хартада.
Эйнохэил опустил руки и взглянул на плюхнувшуюся в кресло девушку, неаккуратным движением руки опрокинувшую на пол пустую чашку. Для того, чтобы понять, что в этот момент испытывала ледышка, не нужно было копошиться в закоулках снежной души, пристально высматривая эмоции в голубом взоре. Все они лежали на поверхности, не укрывшиеся даже за ровным и притворно спокойным тоном голоса.
- Как думаешь, они в аптеке?
Проклятый усмехнулся, глядя куда-то в пол перед собой. «Готова сорваться и накостылять по-полной? Где же все твои сдержанность, здравый смысл и расчет, девочка?». Иногда изменения в характерах друг друга, продиктованные их отношениями, нельзя было не заметить, что порой забавляло. Бэйнар поднялся.
- Им больше некуда идти, - бесстрастно произнес мужчина, - Если только не хватило ума убраться из города, что не думаю. Если Левифрон потащил за собой раненого, то уволок туда, где смог бы оказать помощь, так? Аптека, плюс раскинутая в подвале лаборатория, пожалуй, самое идеальное для того место.
Он подошел к креслу, в котором расположилась лоддроу, и опершись рукой о подлокотник, нагнулся, небрежно поднимая уцелевшую после падения чашку. Иштэ не выпрямился до конца, чуть подаваясь вперед к Альвэри и заглядывая ей прямо в глаза.
- Мчаться туда сейчас в высшей степени глупо, Аль, - не меняя интонации голоса продолжил Бэй, - Они не смогли ничего нам предъявить, но не думаю, что они остались довольны полученными ответами. Сорвемся в аптеку и рискуем привести за собой хвост, так что, если хочешь убедиться, что они там, нужно подумать о других вариантах, - мужчина отстранился, - Пара дней, думаю, ничего не решат, зато дадут понять, что мы говорили правду. А попасться на даче ложных показаний всегда успеется, м?
Проклятый отошел, направившись к выходу из гостиной. Как не хотелось побыстрее разобраться во всем и со всеми, а лезть на рожон Эйнохэил был не готов. Уж слишком не оправдан был риск и неясны последствия.
- Я бы не отказался от ужина, - кинул уже в дверях мужчина, - Заодно и обдумаем возможные выходы.

Отредактировано Бэй (2017-06-04 18:59:52)

+2

176

Альвэри продолжила «копаться» в ситуации с постоялым двором, имея при этом минимум фактов да лишь собственное мнение, кое скакало как заяц туда-сюда, не желая остепеняться. Хотелось узреть-таки Левифрона и услышать, попытаться да, его версию событий, стараясь не сорваться на эмоции, что было в ее теперешнем состоянии весьма сложно. Думать-гадать было проще всего, но наверняка понять, что же там случилось и кто в этом виноват, не представлялось пока возможным. За этими размышлениями, лоддроу упустила из виду момент, когда Бэйнар поднялся, двинувшись в ее сторону.
- Им больше некуда идти, - начал он и тон голоса был контрастно спокоен по сравнению с тем, которым отвечал стражникам. - Если только не хватило ума убраться из города, что не думаю…- слова мужчины не были лишены зерна истины. - …Аптека, плюс раскинутая в подвале лаборатория, пожалуй, самое идеальное для того место.
Фенрил покосилась на Бэя, который подошел к креслу и склонился за чашкой, поднимая ее с пола. Их взгляды встретились.
- Мчаться туда сейчас в высшей степени глупо, Аль, - лоддроу чуть изогнула бровь, отворачиваясь. «Ишь, проницательный какой. Еще один…». Легкая волна раздражения колыхнулась в сознании и тут же погасла, не признать его правоту девушка не могла. - Они не смогли ничего нам предъявить, но не думаю, что они остались довольны полученными ответами… - тем временем продолжил мужчина.
В другой ситуации Аль даже слушать до конца бы не стала, сколь бы рационально, внезапно так, не рассуждал Бэй, но сейчас. Сейчас она тейаровски устала, чувствуя как физическую разбитость, так и душевную опустошенность, посему, даже при большом желании на кого-то излить все накопленные за последний час эмоции, лоддроу не могла не признать, что не готова к подобному. Да и Бэйнар произнес вслух очевидный факт, который за стеной всего того, что клокотало внутри, терялся – не стоило полагать, что стражники им поверили и забыли об их существовании, стоило только выйти за порог ее дома.
Вздохнув, Аль потерла ноющие виски, не спеша отвечать мужчине. Тот же в свою очередь двинулся прочь из гостиной, бросив «напоследок»:
- Я бы не отказался от ужина.  Заодно и обдумаем возможные выходы.
Фенрил со стоном произнесла первое, что пришло на ум:
- Ты чудовище, ты это знаешь? - в голосе можно было услышать намек на усмешку, хотя губ оная не коснулась. -  Может, сам там разберешься, а я тут…посплю?
Ну да, конечно, размечталась. Это было заметно по красноречивому взгляду мужчины, брошенному в ответ на ее слова перед тем, как он «исчез» в коридоре. Девушка нехотя поднялась, лишний раз подмечая сколь стала падка на смену настроения и разворот мыслей с его «легкой» руки, не зная, как на это реагировать. С одной стороны, вроде такого рода катализатор было неплохо иметь под рукой в минуты эмоциональной нестабильности, раз сама не можешь справиться, с другой – наталкивало на мысли, от которых по спине мурашки начинали бегать. Альвэри задумчиво потрепала распущенные пряди, направившись следом за мужчиной и вскоре, достаточно лениво, принявшись хозяйничать на кухне.
Какое-то время девушка все делала молча, о чем-то явно размышляя. Ну, не могла она просто так спустить ситуацию на самотек, даже сейчас, когда другого выхода и не было. Фенрил перебирала варианты, что могли бы пригодиться, отметая их один за другим и недовольно хмурясь. За мыслительным процессом прошло время и уже за столом, ковыряясь в тарелке с нехитрым ужином на скорую руку, лоддроу проговорила:
- Можно написать им, - Аль встретилась взглядом с Бэем, в глазах коего застыл вопрос. – Не сами, конечно, отнесем. Сегодня должна прийти Анна, прачка, и через нее можно передать письмо Тентрариусу, в которое вложить и для Левифрона записку. Если они в аптеке, то он передаст. Этим мы избежим необходимости мелькать перед носом у стражи и узнаем, в городе ли твой наставник и Эби, - она отодвинула тарелку, еда ей совершенно не «лезла». – Если они там, думаю, Левифрон найдет способ о том сообщить…
По сути, на том и порешили, заканчивая ужинать в относительном молчании, кое как-то слегка тяготило. Аль продолжала чувствовать легкую слабость, хотя тошнота-таки перестала мучить ее, что не могло не радовать. После ужина, убравшись на кухне, они вернулись в гостиную, где она быстро набросала два коротких письма, запечатав их задуманным способом. Вскоре и дверной колокольчик ознаменовал приход Анны, которую Альвэри едва ли не с порога попросила оказать ей небольшую услугу, ибо по делу в сей час той не было, что забирать, и отнести Тентрариусу письмо. Время еще было не столь позднее и они надеялись, что аптекарь не поспешил закрыться, уйдя домой. Приплатив за услугу и возможное любопытство, Фенрил таким образом отправила весточку Левифрону с Эбигейл, ожидая-таки ответной, хотя и не сейчас. В женщине лоддроу не сомневалась, ибо знала ее не один десяток лет, как и та их семью, поэтому в сохранности писем и вручению их аптекарю была более, чем уверенна.
Только после того, как дверь за Анной закрылась, девушка в какой-то мере избавилась от части мыслительного груза, сделав на текущий момент все возможное по сложившейся ситуации. Облегчения не наступило, но как-то и напряжение меньше ощущалось, лишь усталость от всего, что пришлось пережить, продолжала все сильнее давать о себе знать. Поэтому, она не стала задерживаться внизу и вместе с Бэем направилась на второй этаж, где ждала комната с мягкой постелью и относительным покоем. Только от одной мысли о столь желанном, в этот момент, отдыхе, все раздражающие факторы разом отодвигались на задний план.

+1

177

Переход с 05-го на 06-е число Страстного Танца.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Ранний вечер - раннее утро.

И вариант, дабы проверить местонахождение товарищей, таки нашелся. Правда от этого легче если и становилось, то на самую малость. Общее же настроение, что витало вокруг Альвэри и Бэя оставалось все таким же мрачным и задумчивым, а ситуация напряженной и озадачивающей. Избавившись от одних вопросов, в голову тут же лезли другие, не менее волнующие и имеющие место быть при определенных раскладах. Что, если стража проследит и за прачкой, отыскав у нее записку, что предназначалась Левифрону? Что, если сама Анна заподозрит подвох в просьбе лоддроу, решив самолично явиться к служителям правопорядка с посланием в руках? Что, если женщина просто-напросто потеряет несчастные листки бумаги по дороге до аптеки?
Мужчина раздраженно потер переносицу, поднимаясь вслед за ледышкой на второй этаж, где располагались их комнаты. Надумать можно было все, что угодно, доводя себя до паники и полного безумия. А что бы это принесло? Иштэ крепче сжал в руке вещи, которые захватил с собой из гостиной перед тем, как прошествовать наверх. Чтобы не свихнуться в край, зарывшись в собственных мыслях и предположительных стечениях обстоятельств, надо было отвлечься. На что угодно. А лучше вообще нахлебаться снотворного и уснуть. И хрен бы с ними, с кошмарами. Дойдя до двери, ведущей в комнату для гостей, и уже взявшись за ручку, проклятый повернулся к эльфийке, остановившейся в нескольких шагах впереди. Молчание, воцарившееся между ними, заставляло чувствовать себя некомфортно, хотя и было вполне объяснимым.
- Хочешь, я останусь? – Обратился Эйнохэил к Аль, первым нарушая повисшую тишину.

В голову продолжали лезть всевозможные мысли, что кружились только лишь вокруг одного - ситуации с постоялым двором. Аль молча шагала наверх скорее по памяти, чем внимательно глядя на ступеньки под ногами. Честно говоря, она не могла для себя решить, что лучше было бы сейчас - узнать, что Левифрон и Эбигейл в аптеке-таки или что они все же скрылись из города. Оба варианта взрывали сознание в той или иной мере только толку от всего этого в данный момент было ровно ноль.
Так они молчаливо прошествовали дальше по коридору, пока Бэй не подошел к комнате для гостей. Этот жест, прошедший бы незаметно, если бы не присутствие этого мужчины подле, которое ощущалось остро повсевременно, несколько выдернул ее из состояния задумчивости. То, что между ними из-за произошедшего, словно черная кошка пробежала, было заметно и не удивительно, и неважно, что Бэйнар сам был неприятно удивлен услышанным. Но полноценно ощутить это лоддроу смогла только в этот момент, однако вместо того, чтобы принять сие, как должное, в частности и в силу нрава, Аль почувствовала некое подобие тоски. Однако это внезапное чувство не смогло бы ее подтолкнуть на то, на что сподобился мужчина. Его слова, без преувеличения, легли словно успокаивающий полог на душу, коя "бугрилась" от не выплеснутых эмоций. Это поражало и в то же время заставляло почувствовать подобие облегчения. Аль чуть склонила голову на бок, глядя на Бэя. На ее устах впервые за последние часы появилась тень улыбки, пусть усталой, но все же.
- Хочу, - просто произнесла Фенрил.

Проклятый мягко улыбнулся в ответ. Одно-единственное слово, услышанное от девушки, было наиболее желанным в этот момент. Он все же приоткрыл незапертую дверь, ставя сумку на пол рядом со входом и взгромождая на нее теплый шарф, и только после этого следуя за Альвэри до ее спальни.
Переступив порог просторной комнаты, мужчина обратил внимание на стоящий в ней клавесин, припоминая относительно недавнее пари. Уголков губ коснулась мимолетная улыбка. Иштэ нарочито опустил голову, позволяя челке упасть на глаза, и уставился в пол, пытаясь согнать с лица довольную физиономию. Тем более, что за одним воспоминанием тут же нахлынули и другие, связанные со стенами именно этой спальни. Наконец совладав с собой, Бэйнар сделал неспешный круг по комнате, разглядывая предметы мебели так, словно бывал здесь впервые. Притворного интереса хватило ненадолго, а потому вскоре он перевел взор синих глаз на лоддроу, занятую чем-то своим.
- Чувствую, спать мне придется, не раздеваясь, - с долей шутки произнес мужчина.
В спальне и впрямь царила привычная для снежного народа свежесть, которая для обычного человека являлась слишком уж бодрящей. А о большом и теплом камине оставалось только и мечтать.
- Может я и поспешил с предложением, - подходя ближе к ледышке и не скрывая несерьезного настроя, дополнил себя Эйнохэил.
Но уже в следующее мгновение проклятый завозился с плащом, снимая с себя теплую вещь и оставляя ее покоиться на кресле вместе с последовавшими за ней свитером и кофтой. Избавляться же от рубашки и штанов он и правда не спешил. Присев на край кровати, Бэй наскоро расшнуровал обувь, разувшись и, увлекая за собой и девушку, откинувшись на спину. Удобно устроившись на широкой постели, иштэ крепко обнял Альвэри со спины, прижимая к себе.
- Уверен, всему найдется достойное объяснение, - уже серьезным тоном проговорил мужчина, - Не похоже это на них, хотя можешь мне и не верить.

Они еще долго не спали, каждый погруженный в свои мысли, однако сейчас близость друг друга помогала отогнать большую часть волнений и переживаний, что возникали на фоне сложившейся ситуации. Глаза проклятый сомкнул только ближе к рассвету, уже через несколько часов подорвавшись с кровати.
Пробуждение не было одним из приятных, а от бодрости после сна одно название и оставалось. Едва успев осознать, что более не прибывал в силках дурных сновидений, Бэйнар поднялся с постели, поспешив покинуть спальню и направиться в ванную, где привел себя в порядок. Приметить, спала ли к моменту его подъема Аль, он не успел, не горя желанием возвращаться и проверять это. Вместо возврата на второй этаж проклятый зашел на кухню, где отыскал подходящие к концу запасы кофе и поставил его на огонь, в ожидании разместившись за столом.

Отредактировано Бэй (2017-06-05 18:37:53)

+1

178

Казалось, что после осторожного вопроса Бэйнара, вокруг все несколько изменилось, сменило вектор настроения и мышления. Все, что тучей висело над головой, пусть ненадолго, но отошло на задний план без особого осадка.  Конечно, совершенно отмахнуться от этого не получилось, но в который раз Альвэри могла про себя отметить, сколь легко поддавалась влиянию сего мужчины, что касалось близости, и не обязательно интимной. Даже минутами позже, когда они лежали в постели, греясь в тепле друг друга, слова Бэя едва коснулись усталого сознания, не поднимая в душе былого раздражения.
Девушка уснула достаточно быстро. Усталость, пережитый стресс от перехода между городами и от того, что пришлось перенести после, в прямом смысле свалили ее с ног. Объятия же Бэя, его прикосновения, кои не были лишены нежности, тепло, исходящее от его тела, подействовали на нее умиротворяюще, быстро «убаюкивая». Благо, всевозможные сны, как вещие, так и обычные, ее в эту ночь не посещали, потому проснулась лоддроу вполне отдохнувшей. Все, что "омрачило" утренний подъем - отсутствие Бэйнара. Фенрил ощутила внезапный укол досады лишь из-за этого, вроде как, вполне объяснимого факта. Однако это минутное, казалось бы, весьма неуместное ощущение Аль сразу отмела, поднимаясь с теплой постели  и, неспешно одевшись, направилась вниз.
По коридору «гулял» тонкий аромат кофе, вызвав на лице Фенрил меланхоличную улыбку, однако девушка сперва зашла в ванную, где привела себя в относительный порядок, смывая остатки сна с лица, как минимум. Лишь по окончанию освежающих процедур лоддроу прошла на кухню.
- Доброе утро, - произнесла Альвэри, задержав взгляд на мужчине. – Как спалось? Я как-то не заметила, когда ты проснулся.
Аль прошла в кладовку. Кофе это хорошо, но одним напитком они точно не насытятся. Найдя небольшой кусок вяленого мяса и еще поменьше – сыра, Фенрил покинула помещение. Разложив снедь на доске, она принялась за нарезку.
- Надо бы пополнить запасы, - задумчиво произнесла Альвэри. – Может днем в город выйдем, прогуляемся.
"На постоялый зайдем." От воспоминания о том, что ей предстоит еще разбираться с этой "проблемой,Аль нахмурилась, но другого выхода не было. Девушка вздохнула, заканчивая резать продукты. Разложив нарезку на большой тарелке, «дополнив» это все кусочками хлеба, она подошла к столу, на коем и оставила снедь, сама же присела напротив Бэя.
- Не густо, конечно, но что-то поосновательней готовить…я еще не проснулась, лень немного, - лоддроу чуть дернула плечом, словно извиняясь.

Отредактировано Альвэри (2017-06-07 19:31:28)

+1

179

[ Магическая аптека Тентрариуса ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png
6 число месяца Страстного Танца 1647 года, раннее утро

Время было достаточно ранее, чтобы улицы не были заполнены суматошными местными жителями. Натянув капюшон плаща как можно сильнее, дабы он отбрасывал густую тень на лицо, Левифрон решительно шел вперед, стараясь избегать стражи и потенциально людных даже в такой час мест. Он чувствовал себя в высшей степени неуверенно уже потому, что оставил Клейма в лаборатории. Очень глупое решение, но алхимику показалось, что без него в подвале наступит анархия, и волкодав мог стать существенным подспорьем для Эбигейл в урезонивании их пленника. Один лишь угрожающий вид недружелюбного пса должен был срезать большинство глупых идей, которые посетили бы голову Ника. С собой Герхен взял только тот самый разделочный нож, причем сам толком не знал, зачем, ведь он совершенно точно не собирался никого убивать. Более того, с оружием обращаться он не умел, так что стражники быстро бы отобрали клинок и скрутили горе-вояку, приписав к прочим преступлениям еще и вооруженное сопротивление. Тем не менее, оружие несколько успокаивало. Тяжело было идти на такой риск и не обеспечить себя хоть какой-то защитой, роль которого заключалась скорее в обеспечении эффекта плацебо. Умом Филин все равно понимал, что если все станет действительно плохо, едва ли он станет размениваться на нож. Практика показала, что инстинкты и желание в такие моменты брали верх над здравым смыслом и убеждениями.
«Я не буду доводить до такого. Я иду поговорить».
Самоубеждение – последний оплот хоть какой-то уверенности. Ощущение хрупкости становилось все отчетливей с каждым срывом, и Левифрон начинал бояться, что если перестанет напоминать себе о морали, перестанет звать прежнего себя – контроль исчезнет. Лопнет, как перетянутый канат. Инстинкт самосохранения взывал к здравомыслию, говорил о том, что нельзя оставлять в живых свидетеля, но шли дни, и Герхен по-прежнему заставлял себя верить и искать другие варианты. В этом виделся хороший знак. Оставалось всего лишь продолжать поступать так же, а не выбирать более простую дорогу, подсознательно позволяя себе срываться в пике, оправдываясь внешними обстоятельствами, которые на самом деле не имели ничего общего с личным моральным выбором. Нынешний вызов – проверка. Невозможно подвергнуть себя еще большей опасности, чем той, навстречу которой сейчас двигался алхимик. Это должно было стать лакмусовой бумажкой, которая показала бы, насколько сильно стоило обеспокоиться Левфирону о своем состоянии.
До дома Альвэри Филин шел по памяти. Как водится, она его подвела, посему занял путь куда больше времени, чем в сопровождении лоддроу. Дело пошло веселее, когда Левифрон набрел на район, могущий зваться элитным: плотная городская застройка уступила место просторным садам и палисадникам частных особняков, улицы расширились, тишина стала попросту гнетущей. Было слышно, как под ногами скрепит снег. По аллее частного сектора пришлось прогуляться, пока взгляд не зацепил знакомый дом, который Герхен видел всего один раз и то почти мельком, не задумавшись, что придется искать его снова своими силами, будучи подгоняемым обстоятельствами. Удивительно, что узнал.
Подходить слишком быстро Филин не стал, сначала осмотрелся. За ним никто не шел, в этом мернотовец был уверен – уж тяжелые шаги стражников, прячущихся по углам, заметил бы даже он, не практиковавший некогда доведенные до абсолюта базовые навыки ловчего каждый день своей жизни. Но было более чем очевидно, что где-то защитники справедливости все же засели: в тени мог стоять патрульный отряд, или он мог даже не прятаться, а гулять по этой же улице открыто. Или стражниками могли быть два почтенных джентльмена, которые стояли на углу и о чем-то беседовали. Рядом стояли те, кто должен был сойти за слуг-сопровождающих.
«Будь как будет».
Решительно и без промедлений, которые могли бы вызвать ненужные подозрения у соглядатаев, Филин вошел во двор и поднялся на крыльцо. Глубоко вздохнув, он звучно постучал в дверь, понадеявшись, что хозяйка и всевозможные прочие жильцы уже проснулись. Нервозность навалилась на плечи в полной мере. Разумеется, следом за ним в дом пришли бы стражники, которые вели наблюдение. Для этого они и скрывались посреди этой ослепительной белизны – на тот случай, если преступник сам придет к ним в руки, выискивая помощи у единственного знакомого человека в Мандране. Схвати они Герхена за руку раньше, чем Альвэри открыла дверь – и план полетел бы прахом, ибо без свидетелей они могли творить что вздумается. Именно поэтому алхимик постучал еще раз, сохраняя все возможное спокойствие.

+2

180

За ходом времени Бэй не следил, а потому сложно было сказать, спустилась вниз Альвэри спустя минуты или же до появления лоддроу на кухне в небытие канули целые часы. Хотя, это легко можно было определить по кофе, который как раз надо было снимать с огня. «Не так уж и долго», - проронил про себя мужчина, лениво переводя взгляд от варящегося напитка на вошедшую девушку.
- Доброе утро. Как спалось? Я как-то не заметила, когда ты проснулся, - эльфийка задержала взор на иштэ, ожидая услышать ответ.
«И хорошо, что не заметила». Эйнохэил отвел глаза в сторону, все еще сонно потирая переносицу.
- Доброе, - с некоторой бесцветностью в голосе произнес проклятый, - Вполне себе… привычно.
И лишь после сказанного Бэйнар сообразил, что слово «привычно» он бросил весьма опрометчиво, ведь ничего привычного в том, чтобы просыпаться, едва ли с кровати не падая в попытке отогнать от себя фантомы сновидений, для нормального человека, да и нелюдя, не было. Но ведь его пробуждение так и осталось без внимания, так что… За другие варианты, к чему могла свести его слова ледышка, как-то в голову не шли. Но и что бы там не было им сказано, а Аль уже спешила в кладовку, не придав ответу особого значения, что даже радовало.
Пока девушка занималась нарезкой, иштэ снял кофе, отыскав чашки и разлив в них напиток, ароматом которого полнился каждый закуток на кухне. Поставив посуду на стол, Бэй присел обратно, не спеша что-либо отвечать на очередной заданный ему вопрос. «Прогуляться, - мужчина хмыкнул, - Я б и рад, но не по Мандрану, так уж точно».
- Если ты скажешь, что за окном стало куда как теплее, чем обычно, то хоть по экскурсиям тащи.
Проклятый обратил внимание на присевшую напротив Альвэри.
- Не густо, конечно, но что-то поосновательней готовить…я еще не проснулась, лень немного.
Он перевел взор на большую тарелку с нарезкой и кусками хлеба, показательно пододвинув ее ближе к лоддроу и потянувшись за сахаром.
- Как-то поднадоесть успело жевать всухомятку мясо и сыр за последние дни, - но не смотря на отказ от бутербродов, просить ледышку о чем-то большем Эйнохэил не стал, - Я не голоден.
Проклятый подтянул к себе подслащенный кофе, надеясь, что хотя бы он сможет привести его в чувства после тяжелого сна, хоть малость растормошив. Но, утреннего чуда все никак не происходило. Быстро опустошив чашку еще горячего напитка, иштэ поднялся, наливая себе вторую. Воцарившаяся на кухне тишина, быть может, немного подавляющая, оставалась незамеченной для не отдохнувшего сознания.
- Тебе долить? – Повернувшись лицом к эльфийке, поинтересовался Бэйнар.
Однако, получить какого-либо ответа он не успел. В дверь постучали. Мужчина на мгновение замер, прислушиваясь. Быть может он ошибся, и звук всего лишь походил на нехилой силы удар, долетевший до кухни? Замерла за столом и Аль, стеклянным взглядом, не выражающим никаких эмоций, воззрившись на иштэ. Стук повторился.
- Мы кого-то ждем? – Чисто машинально выдал проклятый, понимая, что и на это удивленная не меньше него самого ледышка ничего не изречет, - Позволишь?
Воспользовавшись замешательством Альвэри, Бэй бросил возню с кофе и поспешил к двери, открыв которую, внимательно уставился на пожаловавшего гостя, из-за надвинутого на лицо капюшона не сразу узнавая в стоящем алхимика. Да и понять, кто именно был перед ним скорее помог высокий рост товарища, коим обладал ни каждый встречный, что и заставило всмотреться в скрывающую черты густую тень от одежды многим пристальнее. Увидеть на пороге Левифрона ранним утречком сразу после отправленной им с Эби записки… Нет, в глупость сотворенного поступка не верилось. «Быть не может. Зачем?». Ужасно захотелось захлопнуть дверь обратно и понадеяться, что открыв ее снова, взору предстанет тот же самый отец лоддроу, забывший ключи где-то у себя на службе. Даже его персона в этот момент была более желанна, чем появление "наставника".
- Леви… - Опешивши, выпалил Бэйнар, - Какого Тейара?!
Он покосился за плечи шадоса, ожидая лицезреть… А кого именно? Таррэ? Таинственного выхоженного незнакомца? Сопровождение из парочки-тройки стражников? Как ни странно, ни одну, ни второго, ни даже третьих в поле зрения видно не было. Скинув с себя оцепенение, что на какой-то миг завладело разумом и телом, и понимая, что Левифрон топтался на глазах у всей округи, пусть и с покрытой головой, что мешало распознать в нем очевидца произошедшего на постоялом дворе, мужчина отошел в сторону, пропуская алхимика в дом и закрывая за ним.
- На кой ляд надо было переть сюда? – Не без тени раздражения кинул Эйнохэил, сведя брови и глядя на товарища, - Она же писала... - Он замолчал, пытаясь упомнить, что именно было настрочено в послании, и затем быстро переводя тему на еще один волнующий его вопрос, - Эбигейл в аптеке?
Надо ли было говорить, что явление к ним приятеля разом развеяло всю сонливость, отрезвляя и бодря больше, чем несколько чашек кофе?

Отредактировано Бэй (2017-06-09 13:30:39)

+3


Вы здесь » За гранью реальности » Город Мандран » Дом семейства Фенрил