fataria

За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Город Таллем » Квартира Алисы Сильф


Квартира Алисы Сильф

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://s3.uploads.ru/Hkw2Z.png
г. Таллем, ул. Сайдора Славного, д. 11
Довольно внушительное здание на окраине торговых кварталов о трёх этажах принадлежит сразу нескольким владельцам - по-квартирно. Вход в помещение денно и нощно под присмотром сменных охранителей местных более богатых жителей - торговцев. Много шума, постоянные сделки, голоса и хлопки ладоней в знак согласия - всё это длится с 11ти утра и ровно до 7ми вечера каждого дня, чтобы после снова вернуть здание к уютной тишине жилых помещений. Съем квартиры в подобном доме обходится постояльцам в 12 серебряных монет в месяц.
В левом фасаде, на втором этаже, объединённая с чердачным ярусом, располагается квартира, ставшая прибежищем Лаисы, или точнее Алисы Сильф. Всего две полноценные комнаты, одна из которых занимает чердачный ярус и связана с нижней тисовой лестницей, небольшая ванная комната и притулившийся в углу закуток для кухонных гарнитуров.
Нижний этаж вместе с прихожей заняла небольшая гостиная, по совместительству являющаяся и спальней. Комод для гардероба, небольшой печной камин для обогрева всей квартиры - выводит свою трубу сквозь чердачный этаж наверх, сквозь крышу на улицу, - потёртая старая софа и кровать в дальнем углу комнаты рядом с прикроватной тумбочкой. Слева в стене дверь, ведущая в тесную ванную комнату и уборную, оборудованные водными магами для максимального удобства пользующегося благами цивилизации. В ней всегда пахнет лавандой и свежестью морского бриза.


Второй, чердачный этаж занимает обширная библиотека девушки. Здесь же хранятся алхимические ингредиенты, различного вида колбы и приспособления, а так же непосредственно сам широкий стол для опытов. Девушка не увлекается чем-то особо выдающимся на дому, лишь перепроверяет собственные гипотезы на практике.
Чердачный этаж имеет ещё одно необоримое преимущество над нижними комнатами - это небольшой балкон, выходящий дверями на уютный сквер перед домом. Девушка оборудовала его небольшим подвесным гамаком и часто проводит в нём вечерние часы за собственными мыслями или в паре с книгой.

Отредактировано Лаиса (2014-03-01 14:49:24)

+3

2

- Да… - тихо сказал Фурхат своим мыслям, томно наблюдая за мерно танцующим на потрескивающих поленьях огнём в камине, который он разжёг, взяв на себя такую смелость.
Сегодня довольно прохладно на улице. Думается, хозяйке будет гораздо приятнее вернуться в дом, в котором её будет заведомо ждать тепло и уют. Разумеется, эти мысли были ироничными и даже скорее походили на сарказм, который он позволял себе лишь в мыслях, либо для ложного позёрства перед глазами иных особ. Но предположил, что сейчас самое время немного попозировать и задать немного гнетущей атмосферы Алисе Сильф, которую, собственно, Чёрный и дожидался. Стоит признать – довольно давно. «Какая безответственная непунктуальность!», подумывал Фурхат сказать ей, мастерски наигранным ироничным тоном, на что бы она ответила примерно так – «Но вы ведь не предупреждали, что придёте!»… Или что-то в этом роде. Практически все люди сходились в векторах мышления, который затрагивал и ответную защитную иронию. Но это для смелых и глуповатых. Если она умна, то скорее всего промолчит и начнёт предпринимать оборонительные меры. Быть может двинется к комоду, за котором закреплён короткий стилет… Или же скорее воспользуется кусари, которые брала на тренировку сегодня, и которые она попытается достать как можно незаметнее, ведь тот, что вторгся без приглашения в её дом, будет стоять к ней спиной… А может она попытается бежать… предварительно швырнув в него чем-нибудь потяжелее. Хоть той книгой, что лежит на столешнице в открытом виде. «…экстракт мандрагоры, кошачья шерсть, человеческая моча…» - первая строка на левой странице… Алхимик, несомненно.
Разумеется, Фурхат уже давно знал, что она алхимик. Не особо давно, сравнительно, практикующий своё ремесло, но довольно талантливый алхимик. А так же то, что она воспитывалась в семье вивариинов и является подкидышем… Да и много ещё чего другого он узнал о ней за последнюю неделю. Но главное, что он знает о ней, это то, что её, как и его, избрала Вира. А это уже гораздо важнее… Вот будет смеху, если она от испуга ломанётся на улицу с криком… Он конечно не посмеётся, но в ироничной улыбке себе не откажет. Просто так выйдет, что тёмная богиня выбирает кого попало и совсем не задумывается об исполнительности своих эпических планов. Но вот от чего-то Фурхат был всё таки уверен, что никуда она не ломанётся, а выстроит вполне структурированное поведение… Слишком много системы в её обители… Слишком много разума, чистоты и порядка в её доме, чтобы можно было быть уверенным в том, что эта особа окажется глупой и трусливой. Верхний этаж, через балкон которого Фурхат проник в квартиру Лаисы, оборудован под обитель разума – лаборатория, книги, записи, мысли… Привлекает и настораживает. Подчерк, состояние предметов к которым она прикасалась, положение мебели… Он изучал её квартиру около получаса и достаточно узнал её, чтобы быть уверенным, она удивит его и он предвкушал этот сладкий вкус игр разума.
Разумеется, Фурхат повёл себя в меру сил гостеподобно и постарался не принести на своих сапогах грязи в её дом. Не смотря на то, что зашёл он сразу через улицу, ему хватило уважения к жилищу, чтобы пройти через всё обиталище со второго этажа на первый и повесить свой плащ на вешалку у дверей, который она скорее всего заметит и сразу же насторожится. Несомненно, он извинится за то, что натоптал здесь, пока изучал интерьер, хотя вполне мог не оставить и следа. Чёрный не хотел пока показывать будущей знакомой своё настоящее лицо. Пусть размышляет будто перед ней обычный позёр, который возможно кое-что умеет. Он наиграет для неё специальный характер, который уже сконструировал в голове, и всё будет продвигаться по мере знакомства. Он даже с собой оружия не взял… почти. Вдруг ей захочется проверить? Хотя вряд ли.
Нет, он всё же стал сбоку камина в темноту, которая образовалась за его углом, и опёрся плечом о его край, став лицом к комнате. Скрестив руки на груди, от чего тихо скрипнула кожаная жилетка, одетая поверх белой рубашки, рукава которой он предварительно плотно закатал, чтобы в глаза бросались мышцы рук. Это сдержит её пыл, натолкнёт на мысли о защите. Точнее даст больше поводов о защите задуматься, а у Фурхата будет преимущество в разговоре. Тень скроет большинство его черт, но оставит видимым силуэт. Да, еле видимые силуэты всегда производят гораздо большее впечатление, чем абсолютно невидимый собеседник. Проверенный опыт.
Левый рукав он закатал лишь по локоть, чтобы клеймо Виры не было видно. Его он покажет чуть погодя, для пущего эффекта и подарит новой знакомой пару неожиданных эмоций. Волосы он не подбривал уже довольно давно и теперь выглядел более мило, когда они закрывали собой продолговатый шрам на виске. Его всё же было видно на лбу и брови, но так он казался меньше и не так угрожающе. Фурхат даже побрился.
Да, она посчитает его позёром и манерным дураком, но так он разглядит в ней более сильную черту характера, а с неё и стоит начинать.
Дверь заскрипела. Она пришла. Он знал, у неё нет мужчины, в столь поздний час им никто не помешает.

Отредактировано Фурхат (2014-03-03 16:54:24)

+3

3

~~> Переход: Таллемский гиблый переулок

26 число, месяца Новой Надежды, 1647 год от подписания Мирного договора
Вечер-ночь

Перезвон появившихся из нагрудного кармана ключей ознаменовал окончание недолгого, но путешествия, и дополнился облегчённым вздохом. Алиса не любила путешествовать, как не любила надолго отрываться от устоявшегося и безопасного ритма жизни. Приключения, экстрим, жажда свободы и незабываемых ощущений - нет, все это было не про неё. Проворачивая ключ в замке входной двери, девушка уже примерно представляла свой ближайший план действий:
- Сначала переоденусь и зачищу лезвие.
- Или нет, сначала принять ванну, переодеться, а это бросить в стирку?
- Ну вот, опять придется звать домработницу. Не самой же руки стирать, право слово..

Широкая дубовая дверь скрипнула и неспешно откатилась прямо в левую стену, открывая перед девушкой полутёмное пространство небольшого холла. Здесь же стояла резная деревянная полка для обуви, небольшой сушильный ящичек, оборудованный магами огня, и высокая четырехногая палка с разлапистыми руками-вешалками. Всё как всегда. Маленький ночник в виде яблока на ветви у самой двери загорелся мягким желтым светом в ответ на едва слышный выдох: "Свет!" - а в следующее мгновение планы, мысли и рассуждения просто вылетели у Альфы из головы.
На одной из разлапистых ветвей-вешалок с удобством расположился поношенного вида плащ, чужой, без опознавательных знаков. Лаиса вздрогнула и, оставив уже растёгнутые сапоги не снятыми, слегка шаркающей походкой приблизилась к неопознанной вещи. Она пахла пылью и пеплом, хотя было странно, что девушка при стандартных человеческих способностях сумела распознать такие тонкости. За спиной щелкнул замок закрывшейся двери.
- Поношенный и с достаточным количеством мелких насечек на сгибах.
- Это не сосед зашёл поболтать.
- Но и не стража. Она более некультурна.

Задумчиво поморщив нос, Лаиса посмотрела наверх - туда, где оканчивалась совсем небольшая лестница о пяти ступенях, ведущая к гостиной, - и внезапно хмыкнула. Так выражали собственный интерес старые и многое повидавшие старики, рассмотрев в играх ребятни свои собственные вспоминания. Так же отзывались и люди, уставшие от глупых сплетен, но опасавшиеся выдать собственную скуку.  Так же хмыкала Лаиса, но очень редко и в исключительных случаях. Мягкие кожаные сапоги один за вторым опали на пол и были заботливо поставлены сушиться.
- В любом случае, кем бы ни был гость..
- А это именно гость. Порядочная девушка ТАКОЕ бы не одела.

Изящные пальцы быстро и легко отцепили от пояса неизменное и незаменимое с самых первых мгновений их знакомства кусари и ласково погладили гладкую рукоять. Длинная цепь жалобно, будто умоляя не оставлять ее, звякнула о дерево той же вешалки, но осталась без ответа.
- Сейчас оружие будет только мешать, к сожалению.
- Кем бы ни был незнакомец, он желал оповестить о своем присутствии, а значит настроен на разговор.

Тяжелый, напитавший вечерней росы осенний плащ был повешен рядом со своим поношенным собратом, на его фоне показавшись особенно черным и богатым. Как жаль, что у девушки не было времени оценить контрастность полученной картины.
- Возможно, продуктивный и полезный разговор.
- В любом случае - вежливость, лучшее нападение!

Первый шаг был сделан. Мягко прошлёпав босыми ногами по теплому дереву всего три ступени из пяти, Лаиса остановилась и неожиданно для неизвестного улыбнулась - мягко и тепло, именно так, как обычно она встречала посетителей в парфюмерном магазине. Золотистый свет из-за спины и царивший в комнате полумрак придал ей удивительного вечернего шарма и беззащитности, когда алые от легкого покусывания губы вдруг произнесли:
- Приветствую вас, милый господин. Прошу простить, что заставила Вас ждать. - она не видела незнакомца в полумраке, но была открыта и просматриваема с любой стороны сама. Это был старый приём, вычитанный девушкой ещё в далёком детстве в одной из книг:
- "Беззащитность - лучшая стратегия нападения. Используй её правильно."
- Ну что же, попользуемся.

- Вы, должно быть, устали в ожидании, - практически не оставив возможности для ответа, тотчас же продолжила девушка, поднимаясь в гостиную по оставшимся у неё в запасе ступеням и скромно складывая руки перед собой, - Прошу, не сердитесь на меня, и будьте как дома.
Осторожно помявшись с ноги на ногу, Альфа вдруг мягко, но быстро поднимает руки и дважды хлопает в ладоши. В помещении тот час вспыхивает то же теплое золотистое освещение, заставляя не ожидавших подобное зажмурить глаза. Но не Лаису, разумеется. Она, успев опустить веки за мгновение до световой вспышки, теперь может в течении целых десяти, а то и пятнадцати секунд, пока глаза незнакомца привыкают к новому окружению, рассмотреть его во всей красе.
- Бледная кожа, сильное тело. Наверняка умеет им пользоваться.
- На коже множество шрамов, не побоится вступить в схватку.
- Нет оружия, глаза прикрывает рукой, значит есть страхи.
- Не женат.

Краткий первичный портрет неизвестного был составлен за отведённые Лаисе несколько десятков секунд, чтобы по их окончании снова вернуть лицу смущённое выражение и кротость подачи. Девушка сложила руки перед собой, опустила голову в знак приветствия и даже слегка присела, будто в дань старой привычке о реверансе, но вовремя опомнилась и раскраснелась.
- Простите, я не предупредила о свете, он включается у меня очень резко, - её поза, опущенные в пол глаза и жесты не выражали ничего, кроме кроткого смущения и неловкости, однако что-то выбивалось из общего образа. Что-то, настолько не стыкующееся с вежливостью и смущением.. Что-то. Айси на мгновение переступила с одной босой ноги на другую, негромко ойкнула, смутилась, казалось бы, ещё больше, прижимая сложенные в кулаки руки к брюкам, и вдруг произнесла, практически пискнула серой мышкой:
- Простите, я.. Принесу чай! Мигом! Только.. Переоденусь, - и иштэ бесшумно сорвалась с места, нырнув за дверь ванной. По пути Алиса не глядя схватила первое попавшееся под руку платье, на удачу оказавшееся домашним и удобным. Но едва за спиной закрылась дверь, оставляя её в приятном полумраке уборной.. Мысли, домыслы, догадки и предположения одна за одной начали тщательно анализироваться. Девушка двигалась почти автоматически, быстро вынырнув из отзывавшегося неприятным трением при каждом движении комбинезона для тренировки, она в пару минут обмылась под душем, высушилась в потоке тёплого воздуха и переоделась в домашнее, привычное, родное. А в сознании уже созрел нестройный, но план.
- Осталось его только реализовать.
- Кем бы ты ни был, тебе придется рассказать если не всё, то по крайней мере основное.

Шорох открываемой двери и мягкие шлепки влажных босых ног по деревянному полу.
- Не заждались, милый господин? Позвольте угостить вас чаем, прежде чем мы перейдем к разговору. Какой предпочитаете? - её голос оставался мягок и вежлив, а движения из неуверенно-зажатых превратились в более размеренные и изящные. Теперь за ней снова вился шлейф мягких юбок, наполняя уверенностью и спокойствием, а значит всё было хорошо. Пока ещё хорошо.
Алиса приблизилась к небольшому кухонному закутку, достала из нижнего ящика фарфоровый чайничек, а следом большой медный - для кипячения воды. Всё в её доме держалось на магии, заговорённое рунными и стихийными умельцами, а потому всего одно лёгкое прикосновение к незаметному знаку на трубе, и чайник наполнился водой. Ещё одно касание, но на этот раз черного круга на одной из столешниц, и он начал медленно разогреваться, передавая собственный жар чайнику. Алиса обернулась с лёгкой улыбкой, мягко облокотилась руками о кухонный стол и посмотрела на незнакомца прямо и доверительно:
- Алиса Сильф, - лёгкий кивок головой заставил тугую темно-русую косу за её спиной игриво покачнуться, - Приятно познакомиться.

Отредактировано Лаиса (2014-03-03 20:26:44)

+3

4

Неспешные и планомерные, наполненные спокойствием шаги босых ног донеслись до чутких ушей. Она не спешила, не нервничала и не переживала. Шаги по ступеням ровные, всего три и с одинаковым временным интервалом. Она уже знает, что в её доме гость пришедший поговорить, а не убийца или вор. Она не разочаровывает Фурхата, простой тест пройден, теперь Лаиса стоит на ступенях, не поднявшись до конца, и смотрит на него. Быстрый взгляд достаточно скоро нашёл его во мраке комнаты и всецело впился в него, не желая отпускать. Милая и учтивая улыбка уже заняла своё место на красивых устах и отдавала теплотой и гостеприимством. Сдержанные движения старались не рассказывать гостю о девушке. Вот она, защитная ирония нежданной встречи, иная, преобразованная, но она. Ей подвержены старики, разум которых давно подавил бурлящие эмоции. Вот он разум. Его и ожидал увидеть Фурхат, во всей красе. Теплота и улыбка не обманут его, учтивые слова и движения не собьют с толку. Вежливость, беззащитность и хладнокровие обезоруживают не хуже самого хитрого боевого приёма. Но её глаза говорят с ним громче, чем её рот. Она уже изучает и анализирует его, её зрачки давно прошлись по нему с ног до головы, в попытке выловить все детали, хоть они и сокрыты темнотой. Право, быстрый ум. Фурхат бы улыбнулся, но не время. Он лишь ограничился чуть вздёрнутым уголком брови, чтобы обозначить своё небольшое наигранное удивление. Едва ли она это заметит, но не помешает.
Манящая внешность хрупкой и красивой девушки очень ей идёт и, несомненно, Лаиса умеет ей пользоваться. Подчеркнуть черты, которые бросятся в глаза и собьют с толку не дав разглядеть, что же скрыто под этим слоем плоти. Это забавляет. Фурхат уже видел её несколько раз, но так близко ещё не подходил, и, надо признать, ему нравилось то, что он видел. Маски… все любят их носить, но мало кто умеет их мастерски делать. В любом случае сейчас она нацепила на себя маску учтивости и отгородилась от гостя этой стеной, размышляя, что это будет к месту. Непродуктивное для общего дела, но разумное решение.
На приветствие девушки Фурхат ограничился кивком головы и это было уместно, так как Лаиса явно не собиралась дать ему возможности для особых разглагольствований.
- Вы, должно быть, устали в ожидании, - сказала она учтивым тоном напоминающим тон хозяина дома, который намеревается сейчас оказать все почести гостям, - Прошу, не сердитесь на меня, и будьте как дома.
Глаза Фурхата изучали её, когда их натренированный взор заметил движение плеч, которое предвещало поднятие рук, резкое, но не слишком быстрое движение. Один хлопок. Стоит признать, Фурхат знал, что свет она зажигает не по средствам спичек и огнив, которые присутствовали только рядом с камином. Светильники в её доме были волшебными и явно разгорались не по средствам физического контакта. Второй хлопок и в комнате вспыхнул свет, который ударил бы в глаза гостю, если бы не рефлекторно опущенные на глаза веки и хмурые брови. Кроме того, он менее минуты назад смотрел в огонь камина и они не привыкли к темноте. Но всё же он поднял руку, чтобы закрыть их и убедить хозяйку, что её приём удался. Он сквозь пальцы продолжал наблюдать за ней, за её глазами, которые с новым распылённым интересом впились в незваного гостя. Да, она не разочарует его. Чтож, пора начинать играть.
- Простите, я не предупредила о свете, он включается у меня очень резко, - спешно и вежливо извинилась Лаиса.
- Ничего, просто я довольно долго пребывал в темноте. Не хотел привлечь внимание других жильцов дома, вы ведь отсутствовали. – спокойно проговорил Чёрный опустив руку и добродушно улыбнувшись уголком губ.
Он было хотел извиниться за столь наглое вторжение, но хозяйка вдруг всполошилась и быстро проговорила:
- Простите, я… Принесу чай! Мигом! Только… переоденусь, - сказав это Лаиса тут же плавно сорвалась с места и скрылась за дверьми уборной.
Теперь Фурхат улыбнулся искренне, иронично задрав правый уголок губ чуть выше.
«Пошла размышлять…»
Он отошёл от камина и стал прохаживаться по комнате, рассматривая окружающий его интерьер, будто часом ранее этого не делал. Всё же при свете квартира хозяйки приобрела иные тона и образы, насыщенные цветами элегантности и умеренной роскоши, которую умело подчеркнули, хотя особо дорогих предметов здесь не присутствовало. Всё это ещё сильнее подчёркивало натуру Лаисы, которая состояла из обдуманной прелести и просчитанной красоты. Интерьер словно дополнял её теперь.
До ушей Фурхата донесся плеск воды, который через пару минут сменился посвистыванием потоков ветра, которые прокрадывались сквозь узкие щели меж закрытой дверью и дверными косяками. Магия, кругом магия. Слишком много цивилизации теперь в душах людей проживающих в городах. От того им всегда трудно попадать в ситуации, где с роскошью приходится распрощаться. Чёрный надеялся, что когда настанет такой момент Алиса Сильф не изменит своей твёрдой натуре. Ведь этот момент неизбежен.
Дверь уборной снова открылась и оттуда выплыла в домашнем воздушном платье хозяйка квартиры, мягко шлёпая босыми ногами о пол, оставляя на нём влажные следы очерчивающие правильные и элегантные изгибы ступней. Признаться, Фурхат, на фоне Лаисы выглядел глуповато, ведь сапоги он так и не снял, посчитав это чрезмерным приличием для того, кто пришёл без приглашения.
- Не заждались, милый господин? Позвольте угостить вас чаем, прежде чем мы перейдём к разговору. Какой предпочитаете?
Хозяйка уже уплыла готовить чай, не успел Фурхат ей и ответить. Со спиной он разговаривать не посчитал нужным, потому дождался пока Лаиса закончит приготовления и повернётся к нему.
Снова мягкая и доверительная улыбка. Она облокотилась о кухонный стол и наконец прямо взглянула в глаза гостя.
- Алиса Сильф, - так же учтиво представилась она, - Приятно познакомится.
«Относительное утверждение» - хотел было сказать Фурхат, но понимал, что сарказм будет сейчас не к месту.
- Приятно видеть вас, госпожа Алиса, в добром здравии, - спокойно и не громко проговорил Фурхат, на лице которого уже образовалась естественная умеренная улыбка и ненавязчивый взгляд, - Прошу вас, не нужно всех этих приготовлений для меня. Извините, за столь невежливый визит, но нам непременно нужно было увидеться. Можете звать меня по имени – Фурхат, мне будет очень приятно.
Чёрный не спеша подошёл к хозяйке и мягко взяв её руку чуть коснулся губами её пальцев. В ноздри ударил еле заметный запах душистого мыла и крема. Жаль, она смыла с себя все признаки тех мест и событий в которых только что побывала. Теперь её нежная и ухоженная кожа не говорила ничего полезного.
- Прежде чем я расскажу вам о причинах своего наглого вторжения в вашу уютную обитель, могу я проявить ещё немного наглости и попросить ответить вас всего на пару вопросов? – Фурхат отступил на пару шагов за стол и облокотился руками о спинку стула, - Как давно вы в Таллеме, и как давно вы обучаетесь в академии гильдии «Золотого Феникса»?

+3

5

- Он мне не нравится.
- Слишком пронзительный взгляд.

- Приятно видеть вас, госпожа Алиса, в добром здравии, - наконец зазвучал голос незнакомца, бархатный и спокойный, немедленно напомнивший своими интонациями клирика или канцелярского работника. Голова иштэ сама собой легко склонилась в право, но улыбка осталась как и прежде добродушной. Она рассматривала начавшего движение в её сторону мужчину, как милую, но неизвестную пока зверушку, которая.. Вполне может оказаться ядовитой. Как и все милые да яркие.
- Не может быть.
- Играет?

- Прошу вас, не нужно всех этих приготовлений для меня. Извините, за столь невежливый визит, но нам непременно нужно было увидеться. Можете звать меня по имени – Фурхат, мне будет очень приятно.
- Тогда я выпью чаю в одиночестве, если позволите, - её голос не дрогнул, как не померкла и улыбка, но что-то было не так. Совершенно не так, как привыкла иштэ.  Её словно оборвали, а контроль скользкими лентами заструился через пальцы прочь, без возможности все вернуть. Мужчина приближался не спеша, будто зная и ни мгновения не сомневаясь в своем праве. Так обычно ходят хищники по своей берлоге, или стражи в затворках темниц перед пытаемыми.. Но этот был незнакомцем, пусть и представившимся. Но все равно уверенность и сила так и сквозили в его шагах.. И это злило.
Алиса поймала себя на том, что непроизвольно и сильно сжимает тонкими, побелевшими от напряжения пальцами край стола за спиной, а сохранять маску добродушия сложнее, чем обычно. Гораздо сложнее.
- Плавные движения и деликатность?
- Загоняет, будто дичь. Я тебе не крыса, дядя!
- Так, спокойней.. На это он и выводит. Спокойно!

Он коснулся руки, и иштэ едва сдержала дрожь, расслабляя запястье и позволяя его вывести вперёд. Ей не нравился даже его запах, невнятным отголоском добежавший до неё в момент невнятного поклона к руке, что уж говорить о прикосновениях. Это было странно, не укладывалось в стандартные рамки, и от того девушка начинала нервничать. Тайно, разумеется, но теперь она не была уверена, что её ширмы и игра так уж эффективны.
Айса ощутила его вздох на собственной коже сразу вслед за касанием губ и едва ли удержала брезгливое подёргивание губами.
- Вы очень галантны, - её голос всё-таки дрогнул, предательски скатившись на горловую хрипотцу в последнем слове. Это было совершенно не подобающе, и Алиса поспешила деликатно закашляться, будто между делом выудив собственную руку из пальцев Фурхата и прикрыв ею губы, - Простите.
- Как собака, вынюхивает..
- Нет, кто-то куда хуже, чем псовые.
- Что этому вооруженному нужно?
 
- Прежде чем я расскажу вам о причинах своего наглого вторжения в вашу уютную обитель, могу я проявить ещё немного наглости и попросить ответить вас всего на пару вопросов? - Алиса заметила на плотной жилетке нехарактерное для чистой анатомии вздутие и крепко сжала зубы. Он все же был вооружен, но не спешил пользоваться собственным преимуществом. Впрочем
- О чем я вообще думаю! Конечно он пришел не с пустыми руками.
- И наверняка уже многое узнал обо мне.
- Многое, но насколько?

Незнакомец отступил, будто почувствовав напряжение девушки, и ретировался под оборону стола и стула. Только недоумённо приподнятая левая бровь и свист чайника были ему ответом - Алиса ожидала продолжения и больше не улыбалась. Зачем, если игра разгадана, а карты вскрыты? По крайней мере с её стороны. Но И сдаваться так просто на милость незнакомцу она не собиралась.
- Как давно вы в Таллеме, и как давно вы обучаетесь в академии гильдии «Золотого Феникса»?
- Ищейка, что ли?
- Нет, скорее себе на уме.
- И что, ответить или нет?

Чайник продолжал свистеть, пронзительно и взахлёб от продолжавшей кипеть к нём воды, мужчина смотрел ненавязчиво, но его интерес и уверенность проникали неприятным откровением в сознание, а Лаиса. Что могла сделать беззащитная девушка, которая играла роль жертвы и покорной слуги слишком долго, чтобы не начать вживаться в нее? Испугаться, побежать, может быть облить незнакомца кипятком и закричать, пытаясь привлечь внимание охранников внизу? Да, последнее могло бы и помочь, но успеют ли они и, главное, услышат ли? удача в этот вечер была точно не на стороне иштэ, и последняя это четко осознавала, а раз так.
- Принимаю Вашу игру, милый господин.
- Попробую уловить отведенную мне роль.

Внезапно до того сосредоточенное и напряженное лицо Лаисы разгладилось, а спустя мгновение и вовсе озарилось радушной улыбкой. Но не простой отстранённой, как прежде, но улыбкой узнавания. Качнувшись на голых пятках туда-обратно, девушка как-то совершенно нестандартно для прежней себя фыркнула, мельком коснулась горячей руны огня на тёмном круге "плитки", и внезапно выдала более чем понимающим голосом:
- Ааа, так Вы из разведывательной службы! Фух, Слава Ильтару! А то я уже почти испугалась! - в её руках незаметно обнаруивается кухонная прихватка в виде лотоса и кипящий чайник с заметным усилием передвигается на холодную столешницу, - Ох, батюшки. Едва не облилась. Так Вы спрашивали о годах? Что-о-о-ож..
Отложив прихватку, девушка снова обернулась к мужчине в ареоле поднывшейся от резкого движения юбки. На ее лице отразилось более чем красноречивое выражение: смешливой задумчивости и попытки что-то подсчитать, а ещё спустя мгновение она произнесла:
- Семнадцать лет уже как. И Четвёртый месяц, - улыбка, мягкая и солнечная озарило лицо девушки совершенно непривычным для неё светом. Так Лаиса не улыбалась никогда.. В присутствии посторонних. Только зеркало видело её такой, в моменты отработки очередной кавалькады эмоций, и теперь пришёл их час. Новые события требовали нового образа, и он.. Поспешил появиться.
- Надеюсь, я удовлетворила Ваше любопытство, сэр Фурхат. Так и чем обязана столь позднему визиту? - озорство, толика простоты и щепотка смущения, и образ был составлен. Даже глаза заискрились скрытой радостью, настолько Лаиса снова поверила в собственную весёлость. Вот только..
мужчина был ей всё так же неприятен, но как известно, за смехом можно скрыть почти весь мир.

+2

6

Как сильно она напряглась. Будто надломилась. Так броско, немного резко, но явно. Слишком рано, как показалось на тот момент Фурхату. Было ещё не время для снятия первой линии обороны, дабы соблюсти поступательный характер. Сейчас она напоминала Чёрному человека балансирующего над пропастью, которого только что толкнули и он, дабы не упасть проводит ряд телодвижений руками, телом и ногами, чтобы не потерять консенсус равновесия. Лаиса не потеряет. Как же она пристально поливала его взглядом полным желания просветить его насквозь. Ему даже показалось, что сейчас это солнышко напечёт ему лоб. Слишком быстро зрачки её прекрасных глазок сужаются и расширяются – признак активной работы мозга. Признак абстрагирования от насущного для раскрытия происходящего здесь и сейчас. Как поэтично, какой искус. Не смотря на все планомерные соблюдения правил ношения чужих лиц именно глаза так ярко выдают её внутренние богатства, лишь эта физиологическая черта выдаёт её и если бы не она, то Фурхату осталось бы только покорно стоять перед неизвестностью. Она создаёт вокруг ауру планомерно текущего ручья, который способен в любой момент подняться из берегов и затопить всё вокруг. Она хочет быть водой, но тем не менее в душе у неё горит огонь. Где то за стенами отыгрываемых ролей ей хочется освободить своё желание гореть, чтобы все это видели. Желание получить своё, желание доказать, что она это заслуженно получила, всё отражается в этом разломе её любимой маски, словно в выходе из вечного эквилибриума страстей. Она старается течь, но внутри хочет гореть. Движение бровей, надломленный голосок, побелевшие от напряжения пальцы, пульсация артерии на шее и посиневшие на кистях рук вены, засверкавшие на свету от влаги глаза, как признак давления в крови, и всё это явно не от выбившего из колеи индивида, всё это от неизвестности, которая встала перед ней. Не Фурхат причина её переломных беспокойств, а сам факт ситуации, которая образовалась перед ней, он лишь этой ситуации виновник… Нет, она горит внутри. Она так пытлива, что тронь и обожжешься. Крепкие утверждения и тысячи раз переосмысляемые законы лежат внутри её разума, как и любого другого, того, кто идёт дорогой осознания. Она сотни раз уже доказала себе свою правоту в своём выборе дороги. Да, она из тех, кто не пойдёт в путь предварительно не осознав, что именно этот путь ей нужен. Интересно, сколько у неё главных законов жизни, которые будут настолько гибкими, как она того захочет? Два? Три? Неважно. Похоже, что Фурхату действительно повезло.
Да, он узнал то, что хотел узнать. Она сильна и едва ли Чёрный мог бы с ней посоперничать в умении играть и создавать прямо под носом собеседника какие-то иллюзорные воздушные замки. Его спасло только то, что он уже знал о ней достаточно много, чтобы судить о её личности, в то время как она не знала о нём ничего и впервые увидела от силы десять минут назад. Фурхат даже почувствовал ущемление своей гордости и был уверен, если бы он сейчас спросил, что она думает о нём, то получил бы развёрнутый ответ, который был бы максимально приближён к реальности.
Ну а теперь настал момент, когда он понял, что уже не стоит отвлекать её от основной линии размышлений. Лаиса переключилась на другой облик. Радушный, весёлый и игривый. Могло показаться, что она расслабилась и уже абстрагировалась от беспокойств, которые только что нахлынули на неё, но это слишком просто.
Она свободно и играючи вновь отвернулась от собеседника, будто он её вовсе не привязывал вниманием к себе и снова занялась готовкой чая.
- Ааа, так вы из разведывательной службы! Фух, слава Ильтару! А то я уже почти испугалась! – контрольная отговорка от явно бросающегося в глаза состояния, нет, слишком просто, ей совершенно не идёт этот образ. Она только что без опаски зашла в комнату, хотя знала, что в ней находится неизвестный. Она только что прямо дышала спокойствием и разумом, а теперь вдруг становится размерной и свободной в эмоциях перед всё тем же неизвестным? Одевает маски. Кроме того, к чему служащему разведки вторгаться в чужую квартиру через окно, так чтобы никто не видел? Ведь это явно, так как охрана её не предупредила о визитёре. Видимо хочет выдать нынешнее поведение за настоящее лицо, которое раскрывает после того как все формальности отправляются в топку. Решила съюлить в одном, значит может юлить и во всём. Тем не менее Фурхат не опроверг её слов, а только снова едва прищурился и улыбнулся. Так будет даже лучше, - Ох, батюшки. Едва не облилась. Так вы спрашиваете о годах? Что-о-о-ож…
Лаиса снова повернулась к собеседнику отложив прихватку в сторону. На её лице так и красовались эмоции игры, всё того же смущения, но теперь разбавленного раскрепощённостью и милой задумчивостью. Она вспоминала сроки. Фурхат, не снимая спокойно и понимающей улыбки с лица отстранил руки от спинку стула, и сцепив их за спиной медленно прошёлся вдоль стола и встал чуть поодаль от девушки, откинувшись на столешницу. Он всё так же наблюдал за ней стараясь не прерывать её мыслей навязчивым взглядом прямо в глаза.
- Семнадцать лет уже как. И четвёртый месяц. – снова игривая улыбка и свобода эмоций, которые она показывала собеседнику, - Надеюсь, я удовлетворила ваше любопытство, сэр Фурхат. Так и чем обязана столь позднему визиту?
«Теперь пришло время критической ситуации»
Да, настало время проверить её на сознание опасности, которая оказалась совсем неожиданной и которую она сама подпустила к себе, уверенная, что сможет отбиться от неё иллюзией беззащитности. Очередная проверка, которая была Фурхату более интересной, чем все остальные.
- Понимаете ли, госпожа Алиса, - Фурхат отвёл взгляд от глаз девушки и снова приковал его к интерьеру, сложив руки на груди, - В городе с некоторых пор стало неспокойно… В принципе здесь всегда было лишь относительное спокойствие, но теперь и оно… несколько нарушено. Были зафиксированы случаи необычной и однородной смерти среди членов гильдии «Золотой Феникс». Смерти очень необычной. Все жертвы были будто иссушены… как бы правильнее выразится… Магический запас всех несчастных был грубым образом извлечён из них в несколько мгновений, от чего они стали похожи на трупы, которые пролежали на своём месте уже довольно давно. Я думаю вы наслышаны об этом.
Фурхат отошёл от столешницы и повернулся наконец прямо к Лаисе, пристально взглянув ей в глаза, а перед эти демонстративно окинул её взглядом с ног до головы, задержав взор на браслете, который был надет на левую руку.
- Понимаете ли, на телах жертв не было обнаружено никаких следов борьбы, либо предварительного насилия… Отсюда был сделан вывод, что никто из умерших не ожидал атаки со стороны нападавшего, из чего следует, что он… или она, член этой гильдии, - Чёрный еле заметно улыбнулся, - Конечно, они попросту могли и не увидеть того, кто напал на них, но это самая близкая пока версия и она была взята в разработку. Гильдия не хочет огласки происходящего, потому мне пришлось встретиться с вами не привлекая лишнего внимания. Мои люди пока ждут меня на улице, и ждут довольно долго, я бы не хотел заставлять их делать это более чем необходимо. Что вы могли бы сказать мне по этому поводу? О вас очень хорошо отзывались в академии и я сделал вывод, что вы достаточно умны и наблюдательны, что подтверждается и сейчас.
Фурхат снова сцепил руки за спиной и всё так же смотрел в глаза Лаисе, то и дело бросая взгляд на браслет на руке, который присутствовал на ней и как только она пришла, и как вышла из ванной переодевшись. Он видел его и когда самолично наблюдал за ней в иных местах пребывания. Его видели и люди, которых он нанимал. Наверно стоило именно за него сейчас и зацепиться. О да, это будет интересно.

Отредактировано Фурхат (2014-03-04 22:00:34)

+2

7

- Это не обещает ничего хорошего.
- Кажется, сейчас будет новый удар..
- Он действительно игрок.

Она не вздрогнула и не изменила улыбки, не забылась ни на мгновение после начавшего звучать голоса мужчины, но ровно за мгновение до этого.. Подол её платья вздохнул, как будто живой, приподнявшись и опустившись - это Лаиса сделала шаг навстречу Фурхату, в попытке рассмотреть его поближе. Зрение подводило иштэ давно, а вечером данный порок выражался только сильнее. Её улыбка всё так же мерцала смущением и задорством, глаза лучились желанием веселья, а руки..
- Понимаете ли, госпожа Алиса, - ладони, потянувшись к мужчине, вздрогнули и замерли на уровне её пояса в нерешительности, а улыбка на лице замерла восковой маской, - В городе с некоторых пор стало неспокойно… В принципе здесь всегда было лишь относительное спокойствие, но теперь и оно… несколько нарушено. Были зафиксированы случаи необычной и однородной смерти среди членов гильдии «Золотой Феникс».
- Смерти? - удивление неуверенно забирается в её мимику и взгляд, сначала нерешительно, а после с уверенностью занимая место весёлости. Девушка даже поводит плечами, будто ощущает неприятный холодок, пробежавший по спине от известия о тех, кто больше.. Не вернется? Веки дрогнули в неминуемом испуге, когда Алиса осторожно попятилась прочь от незнакомца. Тонкая рука прижалась к груди, словно знаменуя увеличивающееся волнение.
- Что Вы имеете в виду? - голос её дрогнул в наигранном испуге.
- Он не простой убийца.
- Он не простой игрок.
- У него какие-то свои цели.. Но какие?!

- ..Смерти очень необычной, - продолжил мужчина, как бы специально пропустив вопрос мимо ушей, как будто..
- Как будто пришел не спрашивать, но обвинять!
- Ищейка гильдии, вошедшая через балкон? Глупость..
- Все жертвы были будто иссушены… как бы правильнее выразится… Магический запас всех несчастных был грубым образом извлечён из них в несколько мгновений, от чего они стали похожи на трупы, которые пролежали на своём месте уже довольно давно.
- Я, - иштэ выдохнула это коротенькое слово едва слышно, так, чтобы оно успело затеряться в последних отзвуках только-только законченной речи Фурхата, но не успела даже подумать о продолжении ответа. Он слишком резко посмотрел на неё в упор, так резко, что Алиса не сдержала реальной дрожи по телу. Отшатнувшись от этого взгляда назад, к столешнице, девушка с глухим стуком ударилась локтем о её край, болезненно сморщилась, схватилась за мгновенно заболевшую конечность, но ей даже не позволили отдышаться.
- Вира, чего он пытается добиться?
- Понимаете ли, на телах жертв не было обнаружено никаких следов борьбы, либо предварительного насилия… Отсюда был сделан вывод, что никто из умерших не ожидал атаки со стороны нападавшего, из чего следует, что он… или она, член этой гильдии, - мужчина говорил, а Айса хмурилась, как и подобало её образу ничего не знающей, наивной, испуганной.
- На что Вы намекаете? - она медленно пятилась от мужчины назад, перебирая за спиной руками по краю столешницы, словно птица отступающая от хищника по тонкой ветке. На лице девушки теперь не было и намёка на веселье, только беспокойство, недоумение, испуг. Босые ноги бесшумно касались паркета, медленно отдаляя Алису от неприятного ей субъекта.
- Конечно, они попросту могли и не увидеть того, кто напал на них, но это самая близкая пока версия и она была взята в разработку. Гильдия не хочет огласки происходящего, потому мне пришлось встретиться с вами не привлекая лишнего внимания. Мои люди пока ждут меня на улице, и ждут довольно долго, я бы не хотел заставлять их делать это более чем необходимо, - мужчина не закончил говорить, а тонкие пальцы уже нащупали слегка выпуклый знак под столешницей.
- Он врёт!
- Это ему дорого обойдется!

Губы девушки практически не шелохнулись, когда она беззвучно выдохнула слово активации и мгновенно прикрыла и так не видимую за ее спиной вспышку ладонью. Со стороны это могло выглядеть как будто она случайно оступилась, так резко и неловко Лаиса качнулась в сторону с негромким: "Ой!" Однако мужчине это не помешало закончить свою речь:
- Что вы могли бы сказать мне по этому поводу? О вас очень хорошо отзывались в академии и я сделал вывод, что вы достаточно умны и наблюдательны, что подтверждается и сейчас.
- Только слухи, милый господин, - испуганно и неловко, практически сразу ответила Лаиса. Активированная руна с последовавшим за ней невидимым каскадом, уже оповещала тех, кого следует, о чрезвычайной ситуации, и это согревало девушку уверенностью. Изящные руки, мягко выскользнув из-за спины, просительно сложились перед её грудью, а глаза вдруг наполнились тревогой, и она произнесла трепетно и даже жалобно:
- Но простите.. Они же не погибли, верно? Эти.. Жертвы неизвестного? - слегка заломленные пальцы левой руки поверх ладони правой, и только мольба об искренности в глазах, - Их же можно спасти ещё, верно?
- Если задержать его еще на минуту, карты сменятся..
- Если задержать на пол минуты, узнается новое.
- Нужно не сорвать образ.. Думать о страшном!
- Думай!

Перед глазами девушки немедленно предстал заснеженный пустынный пейзаж побережья близ Западного Хребта, а тело её практически в тот же момент пробило дрожью. Это воспоминание всегда срабатывало, давало нужный настрой на слабость, страх, беспомощность во всём облике, но не забирало последнюю надежду. Именно такой образ и требовался сейчас. Он и перетёк в движения иштэ, в её взгляд, мимику, даже в завитки тёмно-русых волос в постоянно покачивающейся из стороны в сторону косе.. Вся Лаиса сейчас вдруг обратилась в живое олицетворение прошения, и если бы не многовековой опыт незнакомца, о котором сама девушка не имела ни малейшего понятия, всё могло бы сложиться именно так, как она задумала. Так, как она рассчитала.
- Нужно потянуть время..

Отредактировано Лаиса (2014-03-12 08:16:49)

+1

8

Фурхат с ехидной улыбкой поглядывал на вошедшую в состояние такого ироничного испуга Лаису. Веселье плавно сменилось тревогой и толикой страха, казалось, что ей прямо не хватает воздуха для пары лишних слов. Отпрянула, оступилась. Так натурально, что он даже еле заметно двинулся с места, чтобы быть готовым подхватить её. Вид! Вид ироничного джентльмена.
- Милая госпожа, - намеренно спародировав её учтивый тон тут же ответил он на вопрос хозяйки квартиры, - Я сказал «смертей». Все погибли. С высосанной магической энергией из жертв вытягивали и жизненную энергию. Очень необычный способ, в практике такого никогда не наблюдалось… почти. Подобный инцидент имел место быть лишь однажды, в прошлом, поэтому сейчас к этому проявится ещё больший интерес… Но это совершенно другой разговор.
Фурхат медленно пересёк расстояние до девушки, которая остановилась рядом со столом, оперевшись на него, и встал почти рядом с ней. Он протянул руку, и могло показаться, что вот прямо сейчас он возьмёт её за руку, но гомункул не коснулся её, а дотронулся кончиками пальцев крышки стола, на которую только что ложились руки Лаисы, выискивая опоры, когда она еле заметно оступилась. Фурхат провёл по поверхности пальцами небрежно поглядывая на лакированное дерево и будто абстрагировался от пребывающей рядом девушки, но через секунду медленно перевёл полный безмятежности взгляд на неё, бесстыже став изучать черты её лица вблизи.
- Полетят головы, понимаете? – Фурхат еле заметно ухмыльнувшись одним краем губ вглядываясь в элегантный разрез девичьих глазок, - Вам стоило бы быть гораздо внимательнее и делиться информацией с большей уверенностю. Плахи в больших городах редко стоят без дела… На них всегда… должна быть… кровь.
Последние слова он намеренно проговорил медленно, с толикой какого-то ироничного сожаления. Проговорил как обещание и через пару секунд отступил к столешнице с чайником, зацепив при этом, как бы по напускному нечаянно левую руку девушки, проходя мимо. Лаиса отсчитала оставшееся время. Её уверенность в собственных образах сыграла с ней злую шутку. К чему входить в дом где её ждёт неизвестность, а после с такой уверенностью в своих силах менять маски от полного спокойствия и осмысления к игривому веселью и испугу. Она явно ему не верит. Правильно делает. Но к чему же такие резкие движения? Она же понимает, что если перед ней человек, который пытается запудрить её мозги недоговорёнными фразами и напускным видом, то не стоит пытаться лишний раз продемонстрировать судьбе оголённую пятую точку.
Гомункул взялся за ручку чайника, которая не успела остыть, но не подал даже виду о том, что она жутко горяча и повернулся вместе с ним к девушке, окинув её фигуру уже оценивающим взглядом.
« Пусть даже пятая точка будет иметь приятный взору вид… Расскажу ей о своих измышлениях позже.»
- Как жаль, что вы решили прервать нашу беседу, которая так и не успела начаться, - выдохнул и проговорил спокойно и непринуждённо Фурхат, - Позвольте я хотя бы приготовлю вам своего любимого чая, до того, как нас прервут. Подскажите, где у вас тут чай, сорт не особо важен, и ещё желательно было бы немного корицы, сахара и, если держите, козьего молока.
Гомункул подвинул к себе чашечку с блюдцем и аккуратно налил в неё кипятка. Отставив чайник он стал медленно закатывать левый рукав рубашки от локтя, от чего из под неё стало выглядывать на половину клеймо Виры. Вся эта напускная игра, хоть и коротенькая, ему наскучила.

+1

9

- Милая госпожа, я сказал «смертей». Все погибли. С высосанной магической энергией из жертв вытягивали и жизненную энергию. Очень необычный способ, в практике такого никогда не наблюдалось… почти. Подобный инцидент имел место быть лишь однажды, в прошлом, поэтому сейчас к этому проявится ещё больший интерес… Но это совершенно другой разговор.
Мужчина говорил проникновенно и иронично, вот только не  заметил одной детали - ответы на ее вопросы Алису успокоили, только укрепив желание продолжать игру. Ведь на самом деле от её руки не погиб ни один человек из гильдии, а высушенные мумии.. Да, иштэ помнила о подобных последствиях использования силы богини - Аль была о подобном предупреждена, вот только.. Она ещё ни разу не пользовалась силой - не было достойного случая. А это означало..
- Он такой же?
- Кажется, богиня не говорила ничего об единичности силы.
- Или всё же он знает?

- Какой ужас, - едва слышный выдох отчаяния, широко распахнутые глаза, изящный жест рукой к губам, в попытке удержать навернувшиеся на прищуренные глаза слёзы, - Но это ведь значит..
Голос девушки дрожал беспардонно искренне, вот только от страха, слёз или скрытого смеха - разобрать было нельзя. Она опустила глаза в пол, с какой-то безнадёжностью и бессилием опуская руки, будто только что услышала вести о гибели самых близких родственников или по меньшей мере друзей. И без того бледная кожа ничуть не портила общего образа, а мужчина, стоит заметить, успешно двигался по заданному в сознании девушки плану: он приблизился настолько близко, что можно было с лёгкостью ощутить горчащий запах его одежды и кожи, пахнувший в лицо:
- Полетят головы, понимаете? - прозвучал его нарочито бархатный голос совсем рядом, от чего иштэ снова дернула в лёгкой дрожи плечами и вскинулась на него, с самым испуганным видом всматриваясь в ярко-карие глаза - одна из немногих ярких деталей облика Фурхата.
- Головы? Что вы хотите этим.. - девушка не договорила. Её глаза успели уловить момент прикосновения грубой ладони к столешнице, именно так, где пару мгновений назад лежали её пальцы, и с неожиданным удовлетворением иштэ поняла:
- Угадал.
- Или проверил и понял?
- В любом случае, не простой индивид.. Пришло время.

- Вам стоило бы быть гораздо внимательнее и делиться информацией с большей уверенностю. Плахи в больших городах редко стоят без дела… На них всегда… должна быть… кровь, - ирония, толика сожаления никак не вязались со стылым взглядом карих глаз. Лаиса неуютно переступила с ноги на ногу по прохладному полу, но не отдёрнула руки, когда её мимолётно коснулись чужие пальцы. И к чему бы? Всё и так было уже решено, и этот человек.. Всё понял.
- Я сказала все, что знала, - толика возмущения в испуганно дрожащем голосе, шорох платья по паркету во след мужчине, но не так быстро, как при погоне, нет. Всего пара шагов и замереть, будто во внезапном порыве поймать упорхнувшую бабочку.
- Он с самого начала играл на известных правилах.
- Следил за мной?
- И давно ли?

- Как жаль, что вы решили прервать нашу беседу, которая так и не успела начаться, - выдохнул и проговорил спокойно и непринуждённо Фурхат, на что девушка лишь негромко ойкнула. В его руках была жестяная ручка чайника, но почему-то..
- Вам не больно? - едва слышно выдохнула она, но не услышала себя и сама. Голос уходил за ненадобностью, как и движения становились всё более невыразительней. Алиса сходила в лёгкий ступор - то самое состояние, когда лучше всего складываются головоломки, а для этого ей нужно было на время отвлечься, чтобы сопоставить.. Все.
- Невосприимчивость к жару.
- Повышенная осведомлённость.
- Игра на эмоциях и недосказанностях.
- Кто он? Чужой или..

- Позвольте я хотя бы приготовлю вам своего любимого чая, до того, как нас прервут. Подскажите, где у вас тут чай, сорт не особо важен, и ещё желательно было бы немного корицы, сахара и, если держите, козьего молока. - мужчкой голос принудил оторваться от размышлений ровно за пару мгновений до казавшейся уже ощутимой разгадки. Алиса посмотрела прямо на мужчину, холодно и оценивающе, но произнесла всё тем же учтивым тоном:
- Верхний ящик, слева, прямо над Вами, господин.. Фурхат, - изящное движение руки в сторону ящиков прямо над столом замерло на подоле пышной юбки домашнего платья. Алиса не отрывала глаз от неизвестного, продолжая анализировать, высматривать, пытаться разгадать, хотя.. Одно прикосновение пальцев и его скрутят, отправляя на ту самую плаху. Всего одно движение, и судьба этого наглого игрока будет решена, но девушка медлила, съедаемая странным сомнением. И не зря..
- Этот  символ.
- Первая теория была верна.
- Как жаль.
- двойное прикосновение пальцами к соседней с первой руне под столешницей оставило на совести Алисы незаметный росчерк, ведь она давно была вычернена прошлым. Девушка непринуждённо смотрела, как Фурхат тянется за чаем, и на губы её медленно заползала улыбка:
- Вы так и не сказали, зачем пришли, - её голос прозвучал спокойно и без дрожи, руки переплелись ровно под грудью, а глаза прищурились. Казалось бы, еще одна маска, пришедшая на смену многим прошлым.. А почему бы и нет? Терять ей было уже нечего, потому Алиса решила доиграть до конца, как делала всегда, вне зависимости от исхода.
- Чем вам могу помочь Я?

+1

10

Фурхат чуть кивнул головой и раскрыл дверцы шкафчика над собой. Чудно. Чай, корица, сахар, жаль молока нет. Вкус не тот. Нет искусности, жир в сочетании с корицей и сахаром даёт утрированное чувство вязкой карамели и долго держит эти ощущения на языке. Такое чувство будто при каждом причмокивании губами в горло отправляется слюна наполненная растворённой сладостью кондитерского творения. Игра на нервных окончаниях, не более. Маленькое сочетание, дающее интересное послевкусие, при правильном дозировании ингредиентов.
- Простите, Алиса, а где я могу взять молоко? - спокойно и с протяжным выдохом спросил Фурхат.
Он развернулся в пол оборота и взглянул на Лаису через чуть прищуренные веки. Видимо её не очень интересовала его маленькая чайная фантазия. Это было небольшое разочарование для него. Может от новых ощущений на языке она на пару мгновений бы и изменила свой привычный образ жизни? Может на пару мгновений её лицо обрело бы неподдельное умиротворение и отразило бы способность искренне оценивать новые грани... без маски учтивости и прочих эфемерных игрищ пытливого разума. Может тогда бы он разглядел в ней ещё кое-что очень интересное. Сердце? Чтобы знать, чего она боится.
- Вы ведь так и не сказали, зачем пришли, - лёгкая улыбка, спокойный голос, физиологические особенности больше не выделяются на общем фоне картины маскарада. Догадалась, догадывается, на пути к разгадке, судя по всему. Путь по хлебным крошкам всегда немного завораживает, верно?
Не выдаёт себя, ни на дюйм в пучины мыслей.
"Не так уж важно... Когда она будет умирать, тогда её лицо расскажет мне больше, чем все её слова, которые она может сказать. Надеюсь, тогда я буду рядом. Она ведь так интересна, как книга с замком поверх элегантного переплёта... Мы оба умрём в этом водовороте событий, но прежде поживём."
Фурхат полностью повернулся к Алисе, держа в руках чашечку с готовым чаем и помешивая его миниатюрной чайной ложечкой. Молоко отыскалось в соседнем шкафу. Лёгкая улыбка, ненавязчивый взгляд... Всё, что необходимо.
"Верно, милая госпожа?"
- Чем вам могу помочь Я? - немного требовательности в интонации, но не более необходимого, хотя теперь не так много учтивости.
- Я пришёл за вами, Лаиса, - гомункул взял в другую руку блюдце и установив на него чашку с чаем поставил её на кухонный стол, рядом, ближе к краю, - Я пришёл, чтобы вы, и правда, помогли мне, а я смог помочь вам... Осторожно, очень горячий. Подождите пока станет тёплым, иначе не почувствуете вкуса.
Ни доли страха во взгляде, ни капли сомнений. Такая смелая, такая сильная. Таких женщин мужчины боятся. Женщин, что умнее и сильнее их самих. Она не боится его, ни капли. Лишь интерес отражается в её пытливом взгляде, изучает как диковинную зверушку... какая жуткая оплошность. Сколько же раз он видел такой взгляд? Не так уж много, как можно было бы подумать, но тем не менее его он знает хорошо. Глаза того, кто не на столько глуп, чтобы просто не бояться смерти, но того кто только опасается, а сам процесс считает диковинкой. Он сам такой же, но вот только Чёрный не любит убивать. Смерть - слишком банальное окончание пьесы. Смерть скроет человека от него навсегда, а он не любит терять "своих" людей.
"Ну что же! Давайте взглянем, кто придёт к тебе на помощь, милая леди. С чего в тебе столько уверенности, что до завтра ты сохранишь крепость рассудка, что доживёшь до завтрашнего дня и что в этот день ты всё ещё будешь держать в руках свой разум?"
- Щёлкните пальцами, Лаиса, прошу, - тихо проговорил он уже стоя ровно, без отклонений центра тяжести. Черты лица разгладились, глаза потухли, дыхание выровнялось. Голос монотонный, простой, ровный - Я хочу увидеть, что же на самом деле стоит за вашей уверенностью, помимо умения видеть и создавать видимость. К чему вы готовы? Я хочу проверить.
Хруст суставов сгибающихся и разгибающихся пальцев на руке. Он не оставит ей выбора, ни малейшего.

+1

11

- Простите, Алиса, а где я могу взять молоко?
- Нижний ящик, слева, - негромкое и учтивое дополнение к пьесе, которая уже сыграна. Именно так, вы почувствовали? Тот самый аромат пресыщения, когда два актёра в пьесе чувствуют, что сценарий затянулся, и слова даются тяжело, через липкую патоку отвращения и скуки. Сейчас приближалось именно это, а мужчина просто готовил чай. Умело насыпал заварку жемчужного чая с дальних пределов Шехского перевала, окатывал его кипятком, добавлял сахар, а после и молоко.. Все размерено, неспешно, затягивающе утомительно - именно так, как должно быть в конце неинтересного спектакля, который хочется досмотреть из-за одного упорства. Именно так, как всегда жила сама девушка и как привыкла жить.
- Он умело готовит чай.
- Любит простые радости жизни?
- Какая ирония..

Алиса не сдвинулась с места, мягко облакачиваясь о столешницу и придерживая себя руками за плечи. Спокойный взгляд скользил по фигуре незнакомца, выдёргивая всё новые и новые детали, которые, однако, не могли изменить уже сложившийся образ. Она ожидала, как змея, затаившаяся в тенистом подлеске глубокой осенью, и ждать могла очень долго.
- Он такой же, но более нетерпелив.
- Он похож, но не выдержит этого омута.
.
Алису ничуть не напрягала повисшая липкая скука, она жила в ней долгие годы. Одиночество и собственный мирок, закрученный спиралью вокруг, давали ей огромное пространство для самовыражения, но любого, посмевшего войти в это место без приглашения неизменно затягивало в омут уныния и бездействия. Такова была Лаиса, несмотря на весь её шарм и внутренний огонь, такой она себя сделала сама и продолжала развивать. Вот только цель..
- Жизнь не имеет цели.
- Важно только Знание!
- А оно требует терпения.

- Я пришёл за вами, Лаиса, - его голос прозвучал уверенно, чем приятно удивил девушку, тем более что он назвал её по настоящему имени, а значит.. Теория о слежке подтверждалась. Вот оно, зацепка за что-то новое, вне того изначально не вязавшегося с верой образа иронии и насмешки. Айса переступила с ноги на ногу, потянулась к поставленной чашке и ободряюще улыбнулась мужчине: едва заметно, уголками губ и лёгким кивком головы позволяя ему продолжить.
- Я пришёл, чтобы вы, и правда, помогли мне, а я смог помочь вам... Осторожно, очень горячий. Подождите пока станет тёплым, иначе не почувствуете вкуса.
- Помощь, - вкрадчивая улыбка со слегка оголёнными клыками, как если бы могла улыбаться змея своей жертве перед броском, и взгляд - ровный, пронизывающий, выискивающий новые зацепки в лице незнакомца. Её пальца уверенно и ловко обвили ручку фарфоровой чашечки и поднесли её к губам, позволяя сделать глубокий проникновенный вдох аромата. Алиса и сейчас не спешила, да и куда? Ровно 3 минуты, и этого мужчину выведут отсюда, кем бы он ни был, а может быть..
- Может быть и свяжут.
- Отправят в темницу.
- Выдадут награду за его голову.
- Ах как была бы кстати награда.. Мои запасы ингредиентов почти пусты..

Она медленно и осторожно дует на эластичную каёмку чая, заставляя ее пойти волнами, удовлетворённо прищуривает глаза, делает совсем небольшой глоток, перекатывая сладковатую жидкость на языке и ни на мгновение не отрывая серых глаз от мужчины. Выдержит или нет? Захочет быстрее избавиться от тягостного сиропа бессмысленности ситуации вокруг или..
- Захочет убить?
- Нет. Если пришел и показал себя, он не будет убивать.
- Но возможны разные срывы.
- Полторы минуты.

- Щёлкните пальцами, Лаиса, прошу, - разрывает поволоку тягостного безделия его голос, резкий, слегка прерывистый, пусть и как прежде спокойный. Ни один актёр не увидел бы этого, не заметил тонкой ряби на изящном кружеве игры, вот только Алиса слишком любила эти игры. В чужие жизни, в чужие переживания, в веру собственному созданному миру, который становился реальностью руками вот таких, пытливых и не выдерживающих тяготы бессмысленно прошедшего времени.
- Как славно, - будто не услышав, иштэ блаженно жмурит глаза и отставляет чашку в сторону, мирно и даже ласково улыбаясь незнакомцу. Она успевает отклониться назад на отставленные за спиной руки в весьма фривольной позе закинув одну ногу на другую, но мужчина уже "погас". Его утомила игра, и Алису это более чем устраивает.
- Я хочу увидеть, что же на самом деле стоит за вашей уверенностью, помимо умения видеть и создавать видимость. К чему вы готовы? Я хочу проверить, - хруст суставов, всего сорок секунд до рывка тех, кто уже ждёт за дверью, напряжение нарастает так стремительно, что девушка, вся обратившаяся в ощущение окружающего, блаженно выдыхает от предвкушения и удовольствия. Это сродни экстазу, радости рождения или победы, горечи потери близких или разочарованию, но немножко иное. Это ощущение странной, протекающей сквозь пальцы Жизни, которая случайно зацепилась пылинкой именно этого мужчина за её пальцы и пожелала остаться, хотя бы на вдох и выдох, и ведь осталась. А спустя мгновение..
Звонкий, переливающийся, искренний смех разливается по дому тысячью колокольчиков, принуждая светильники вокруг жалобно мерцать и помаргивать, а тонкие хрустальные бокалы на нижней полки стойки под девушкой неуверенно звенеть в ответ. Алиса смеется искренне, до выступивших на глаза хрустальных слёз, до прижатой к подбородку тыльной стороны правой ладони, до золотистых звёздочек в глазах, и смеется искренне!
- Ох, как же это всё занимательно.. - звучит её восторженное, но мягкое восклицание сквозь смех, когда внизу звучит каменный шорох откатывающейся в стену входной двери, и Алиса снова возвращается взглядом к Нему, мужчине, что сумел её рассмешить, даже не пытаясь этого сделать. Глаза её горят от задержавшихся меж ресниц слёз, а на губах играет затаённая улыбка, однако голос, перекрывающий топот врывающихся мужчин, ровен и звонок:
- Простите, господин Фурхат, но я не оказываю услуг в пределах своего дома после 7ми вечера. Это табу данного строения, понимаете? - на пороге замирает пять рослых мужчин, вооружённых кто чем и смотрящих на девушку.. Нет, не завороженно, просто в ожидании приказа, слова, действия - любой мелочи, что может дать им распоряжение к действиям, но Алиса не торопится. Она с искренним восхищением коллекционера, отыскавшего необычный экземпляр, рассматривает мужчину, пришедшего.. За помощью.
- Вира, какая ирония с твоей стороны!
- Как это по-женски и хитро!
- Как это грациозно.. Ох, Вира!

- Эти люди, - изящный приветственный кивок в сторону вооруженных истуканов, все как на подбор в шрамах, с угрюмыми взглядами, уверенными движениями рук, - Проводят Вас к выходу, если вы не против. А о делах, впредь, давайте будем говорить вне моего жилья.. Пожалуйста, - искренняя и милая улыбка, наполненная тем самым огнём, который Фурхат хотел разглядеть за поволокой тёмного омута бездействия.
Иштэ мягко соскальзывает со стойки, касается босыми ногами паркета и делает незаметный знак "подмоге", намеренно отходя от "коллеги" подальше - к аккуратно заправленной кровати. Наёмники, если можно их так назвать, обступают мужчину и вежливо просят его удалиться. Вежливо, разумеется, в меру их возможностей, а Алиса вдруг замечает:
- Если Вы не против, давайте обсудим все дела завтра, после обеда близ таверны "Золотой Феникс"? Прошу, не отказывайте мне, - голос девушки, уже сидящей на кровати, звучит ровно и чуть насмешливо. Наёмники не собираются заламывать гостя своей госпожи, но и рвануть к ней уже не позволят, если потребуется, положив на это собственную жизнь.
- Воспользуйся ситуацией, дорогой.
- Надеюсь, он уйдёт, но не на совсем.
- Надеюсь, он все-таки вернётся и мы ещё поиграем.
- Как это занимательно..

Рука Айси мягко нащупывает оголовье стилета под матрацем, на губах появляется нежная улыбка. Она успеет его выхватить, в случае необходимости. В случае, если события покатятся не по запланированному сценарию.

+2

12

Заливистый смех наполнил комнату, так резко и так неожиданно, что даже Фурхат ему бы удивился. Это было довольно странно для неё, во всяком случае после того, что он о ней узнал. Этот смех выглядел таким правдоподобным, таким естественным, что ему даже на мгновение показалось, что до этого он вовсе и не говорил с человеком хобби и фетиш которого носить маски. Мокрые глаза, чуть вздувшиеся на шее вены, рефлекс сокращения указательных и больших пальцев... она и правда смеялась. Чудно, так необычно и красиво, и так, в то же время, надменно. Его не зацепило такое неуважение к себе, он сам выбрал такой образ поведения в её глазах, такой характер. Теперь играм конец и это славно. Ведь пришёл он сюда не для того чтобы забавляться игрой в слова, а проверить рекомендацию от их общего работодателя. Её разум силён, как же на счёт духа?
- Ох, как же это всё занимательно.. - теперь больше спокойствия, больше иронии, больше надменности всего в паре слов, - Простите, господин Фурхат, но я не оказываю услуг в пределах своего дома после 7ми вечера. Это табу данного строения, понимаете?
- О, с каких пор предметы говорят нам о правилах... - он проговорил это тихо, только чуть шевеля губами.
Стоял молча, как статуя, не отводя так резко преобразившегося в ничто взгляда, от глаз Лаисы. Рыбьи глаза больше не выражали никакой игры, как и все остальные части его тела. Он не двинулся и не отвёл от неё этих глаз и когда к нему подошли наёмники, когда стали полукругом, отрезав от остальной части комнаты прижав к стене.
- Если Вы не против, давайте обсудим все дела завтра, после обеда близ таверны "Золотой Феникс"? Прошу, не отказывайте мне, - весёлый насмешливый тон, как пар олип в ушах Фурхата.
Тот, что стоял впереди, чуть ниже ростом, но примерно такого же телосложения, что и он сам поводил коротким мечом перед собой и взглянул в глаза гомункула, перехватывая его взгляд, без доли опасения.
- Ты слышал? Давай быстрей. Сам выйдешь или поможем. - голос без лишних эмоций, без лишних заверительных интонаций и позёрства. Вояка, да... жалко.
"Вот это твоя уверенность? Пятёрка потных наёмников? Не может быть, чтобы ты была уверенна в том, что эти... смогут защитить тебя от страданий, на которые ты сама себя обрекла."
Он медленно повернул к наёмнику голову и спросил:
- Как тебя зовут?
- Чего? Какая разница? - бровь бойца искривилась дополняя выражение удивления на лице, - Говорят тебе - шагай.
- Именно твоего имени я не знаю, - так же гладко и спокойно проговорил Фурхат.
Наёмник резко изменился в лице и похоже было решил не ждать каких - либо действий со стороны объекта "агрессии" уже открыв рот, чтобы излить пару ободряющих слов и немного подогнать Фурхат к выходу, но его прервал голос стоящего с права коротко остриженного рыжего поджарого эльфа, с саблей на перевес.
- Тед, - тихо и сдержанно сказал он, от чего у его товарища снова изменилось лицо, теперь оно приобрело выражение недоумения и удивления - Тед Лопата.
Фурхат коротко кивнул эльфу и повторил имя про себя, чтобы запомнить. После чего сделал пригласительный жест товарищам Теда, направляя руку на него. И дальше всё происходило довольно быстро. Стаявший левее, действительно крупный медведеподобный вивариин со всего маху опустил на руку с мечом своего товарища кривую дубину. Послышался жуткий хруст кости и вслед за ним звон стали ударяющейся о деревянный пол, а потом протяжный вопль, переходящий в яростный рык. Вив снова ударил Теда, но теперь локтём в висок и схватив его за руки скрутил их за его спиной, вывернув при этом сломанную уже руку в совсем неестественное положение, что сопроводилось ещё более громким, но коротким воплем, который прервался всхлипом и хрипом, который был похож скорее на судорожный лёгочный позыв больного анемией. Эльф поднял саблю и впустил её острие чуть ниже груди в своего товарища, а после резко выдернул, проделав отверстие ещё более широким. Медведь отпустил бывшего собрата по оружию и тот тут же свалился на колени, зажав рану здоровой рукой. Глаза его теперь раскрылись так, что казалось будто они вот-вот вылезут из орбит, и наполнились слезами. Его рот судорожно пытался схватить воздух и впустить в лёгкие, от чего он стал напоминать рыбу, которую выбросили на берег.
- Хм... Люсьен, - всё так же тихо и ровно говорил Фурхат, чуть повернувшись и искоса глянув на эльфа, - Я говорил ударить в печень. Ты распорол ему диафрагму правее сердца.
- А, прости, - чуть запнувшись и отведя взгляд, но достаточно уверенно заговорил эльф, - Он слишком выпятил грудь. Рефлекс.
- Теперь мы будем смотреть, как он задыхается словно рыба, - Фурхат снова вернул взгляд к наёмнику, его коричневая подранная рубашка и жилет быстро краснели от льющейся из раны густой крови, - Ладно.
Гомункул, неспеша, ровно отмеренными шагами, подошёл к бойцу, вытаскивая на ходу белый плотно сшитый платок. Он пнул наёмника сапогом в грудь, от чего тот послушно и совсем не сопротивляясь опрокинулся на спину, а Фурхат встал над ним на одно колено взяв его за руку, которой тот зажимал рану и отбросив её в сторону. Взявшись за рубашку Тэда Чёрный коротким движением порвал её, от чего пуговицы разлетелись в стороны, и резко погрузил пальцы в сочащуюся кровью рану разведя её края шире. Наёмник снова понял руку и попытался помешать Фурхату, но тот наступил на неё ногой и сложив свободной рукой платок вдвое легко погрузил его меж краёв разреза, отпустив их.
- В чужой квартире очень не прилично мусорить и оставлять кровавые разводы на полу. Верно, Люсьен? - всё таким же мертвенным тоном проговорил гомункул, запахивая на задыхающимся рубашку и кладя окровавленную руку в область сердца умирающего перекидывая на неё свой вес, когда Тед, в свою очередь, в меру своих сил пытался выдернуть свою здоровую руку из под придавившего сапога, - Тш-ш, тш-ш-ш-ш... Тише, сейчас... сейчас, Тед.
Всё это со стороны казалось таким не принуждённым и было словно пропитано аурой обыденности и какой-то методичной точности. Фурхат словно делал то, что делает алхимик в своей лаборатории, смешивая ингредиенты. Так жутко, но всё дело было в отношении.
Тед ещё минуту так и лежал на полу, окружённый своими псевдотоварищами и молча задыхался. Ноги пару раз дёрнулись в предсмертной конвульсии и наконец наёмник затих. Гомункул не спеша вытер руки о жилет жертвы и поднялся на ноги обводя взглядом других наёмников, лица которых теперь больше напоминали белые полотна и лишь здоровенный вивариин не выдавал физиологических признаков оцепенения... хотя может это было просто из-за бурой шерсти, покрывающей его.
- К сожалению, Тед не был частью этой бригады и о нашем договоре не знал, но надеюсь, когда я в следующий раз попрошу вас о точности и последовательности в действиях вы не подведёте и всё проблемы будут улажены заранее, - Фурхат целенаправленно взглянул в глаза эльфу, от чего тот немного замялся, но быстро кивнул, - Крон, Фирц, вынесите его к ближайшей канаве, что за переулком на против, и оставьте там. Когда остынет выньте платок из раны и вытрите ему руки... не платком. Люсьен, Эстерн, ждите у выхода. Что с охраной дома?
- Улю-лю, баю-бай, глазки побыстрее закрывай, - с ехидной и гадкой усмешкой проговорил худощавый, но высокий лысый наёмник, которого звали Эстерн - Всех усыпили.
Вивариин-медведь и другой наёмник, довольно крупный и высокий человек, подошли к трупу. Человек подобрал меч, а вив легко взяв на руки тело направился к выходу.
Наконец Чёрный отвернулся от головорезов и снова взглянул на Лаису. Чуть помолчав и прислушиваясь к копошащимся бойцам он сделал пару шагов к ней.
- Я не очень признаю правила и законы, - теперь без шика и позёрства проговорил гомункул, смотря прямо в глаза девушки, - И пришёл я сюда не для того, чтобы обсуждать дела. Я пришёл сюда, чтобы взглянуть на вас и проверить...
Фурхат прервался, подошёл ближе и присел рядом на мягкую кровать, уперевшись локтями в колени. В нос снова ударил нежный замах мыла, крема и естественного аромата молодой девичьей кожы.
- ... ваши способности, - чуть-чуть помолчав он монотонно продолжил, - Наш общий работодатель не совсем обычен и ему едва ли можно отказать, но методы своей работы из-за него я изменять не собираюсь. Он рекомендовал вас, но без уверенности в ваших возможностях и полезности наше сотрудничество не состоится. И, как я уже сказал, я хочу проверить вас. До каких граней вы готовы дойти, а за какие готовы перешагнуть.
Правая рука не спеша, но уверенно потянулась к левому сапогу, и Фурхат, нащупав оголовье длинного стилета вытащил его, в тот же момент меняя положение на кровати, поворачиваясь в пол оборота к девушке.
- Мы очень похожи с вами. Видимо поэтому Она и выбрала нас, - ещё тише сказал Фурхат, не смотря на то, что дверь за наёмниками захлопнулась, - Я думаю вы это поняли, но знаете, какое между нами всё же самое главное различие, помимо вашего мастерства владения иллюзиями видимости?
Гомункул встал с кровати и перехватив стилет вниз клинком полностью развернулся к Лаисе, снова наградив его рыбьим взглядом.
- Я очень хорошо знаю, как договариваться с людьми и заставлять их себя бояться.

Отредактировано Фурхат (2014-03-18 01:11:22)

+3

13

- Как всё скверно..
- И неаккуратно..

С мгновения, когда пешки защитников перевернулись и стали дамками противника, прошло не более минуты. За это время "чужие" весьма расторопно покончили с единственным невежей, случайно затесавшимся в их компании и поплатившийся за это жизнью. Лаиса морщилась и брезгливо отводила глаза, вынужденная быть участницей разгрывающегося мерзкого представления. Наёмники - именно они вошли в её жилище, а не вызванные ранее загипнотизированные куклы, вот только..
- Что же стало со стражей?
- .. Я говорил ударить в печень. Ты распорол ему диафрагму правее сердца.
- А, прости, Он слишком выпятил грудь. Рефлекс.
- Как же мерзко!
Лаиса не любила убийства, как и не любила глупое лишение жизни.. Чужими руками. Сама, для определённой, строго обдуманной ранее цели - пожалуйста, но так! Девушку содрогало от омерзительной дрожи, когда её ушей касались звуки происходящего: сдавленный хрип умирающего, безэмоциональный и четкий голос Фурхата, от которого по спине бежали дополнительные мурашки, тяжёлое дыхание "чужих". Она не видела того, что происходит - ей было это совершенно не интересно. Вполне достаточно было и того, что в воздухе кружил отвратительный запах животного страха, и с каждым мгновением он усиливался, всё увереннее наступая на возведённые доводы подсознания.
- Отвратительно!
- Животная одурь, запах крови и пропоротой плоти..

- ..Тш-ш, тш-ш-ш-ш... Тише, сейчас... сейчас, Тед.
Снова этот пустой голос и чавкающие звуки принудили девушку согнуться на кровати от невольного приступа тошноты. Горький комок подобрался почти к языку, но судорожным движением был проглочен, а спустя пару мгновений всё закончилось. Алиса, всё это время смотревшая в сторону - на стену перед кроватью с собственными записями, - облегчённо выдохнула. Теперь, когда в комнате находились только живые и опустошённая оболочка ранее живого и мыслящего, ей стало как-то спокойней.
- Как в камере дознавания.
- Так что же стало с охраной?

Посмотрев с измятого покрывала на кровати в сторону наемников и "гостя", Лаиса лишь краем глаза скользнула по лицу убитого:"Не знаю его. Не видела. Лазутчик? Замечательно!" Большее внимание она уделила ведущему всего этого представления, его жестам, словам, воздействию. Она снова ощущала эту силу, давящую, неприятную, почти забытую за долгие годы мирного существования, но несколько другую. Тогда, Алиса это помнила так же четко, как вчера, её воспринимали не ценнее муравья под лупой в самый разгар дневной силы. Она могла оказаться полезной, а могла и попытаться исчезнуть, рискуя своей жизнью. Тогда правила и рамки были четко обозначены, но не теперь.
- ..Что с охраной дома?
- Улю-лю, баю-бай, глазки побыстрее закрывай. Всех усыпили.
- Так вот в чём дело.
- Теперь мне придётся разбирать и это..

Девушка прижала колени к груди, обхватила их собственными руками, уложила голову поверх.. Белёсая статуэтка с длинным тёмно-русой косой на фоне синего мятого пространства покрывала.  Он повернулся к ней резко, без предисловий, так, что по коже снова разлился озноб. Фурхат, так он себя назвал, действительно умел подавлять и внушать страх. Он умел играть на низменных инстинктах, которые даже при наличии сильного разума никогда не засыпали насовсем.
- Как отвратительно!
- Мы слабее, чем хотелось бы.

- Я не очень признаю правила и законы, - произнёс мужчина пусто и скучно, как будто и не говорил вовсе, а девушка только моргнула, проглатывая этот рыбий взгляд, будто мерзкую, но нужную микстуру, и дёрнула уголком губ. Сейчас Айс ожидала очередного откровения, того, что расставит правила и точки над буквами, те самые, что обычно предъявляют вначале.
- И пришёл я сюда не для того, чтобы обсуждать дела. Я пришёл сюда, чтобы взглянуть на вас и проверить....
Лаиса терпеливо выдержала его приближение, с каждым шагом подавляя нарастающую телесную дрожь крепким обхватом собственных рук. Ей было страшно, по-настоящему, вот только разум её был всё так же чист и продолжал анализ ситуации - единственное, что ей в данном случае оставалось. Он сел, а иштэ покачнулась в противоположную сторону от него. Ладонь сама собой легла на выемку матраца, туда, где укрывалось острое жало стилета.
- ... ваши способности.
- Но какой смысл?
- Способности. Магические? Физические? Умственные? Аналитические?
- Он так же смешон, сколь и опасен!
- В особенности из-за магической пустоты.

- Наш общий работодатель не совсем обычен и ему едва ли можно отказать, но методы своей работы из-за него я изменять не собираюсь. Он рекомендовал вас, но без уверенности в ваших возможностях и полезности наше сотрудничество не состоится. И, как я уже сказал, я хочу проверить вас. До каких граней вы готовы дойти, а за какие готовы перешагнуть.
Он как будто остановился на краю обрыва за пару мгновений до прыжка в никуда, и иштэ чётко, как никогда, почувствовала это. Слова человека, не оставившего за собой ничего ценного. Личности, которая давно всё решила и пережила. Отрешённость.. Айси повела плечами и хмыкнула, едва слышно, будто в подтверждение собственных мыслей. Она не смотрела на потенциального убийцу, ей было совсем не до него. Ещё на половине монолога Фурхата Алиса снова заметила того, кто преследовал её уже множество лет, слева, в тени зажженной печи, и едва сдержала дрожь. Этот человек из прошлого, этот призрак, тень которого видела только девушка, являлся каждый раз за сутки до неизбежного, меняющего жизнь, разбивающего планы.. И Алиса смотрела на него, тёмного, едва различимого в подрагивающих тенях угла, и дрожала, но теперь от холода.
Девушка даже пропустила момент, когда наёмники захлопнули за собой дверь, а Фурхат поднялся и завис над ней с безучастным выражением палача на лице, с клинком в руке и пустыми словами на губах:
- Я очень хорошо знаю, как договариваться с людьми и заставлять их себя бояться, - прозвучало в неясной тишине, нарушаемой только тихим скрипом досок под полом - это сосед девушки, старый Дон Хатсон, торговец мехами, наворачивал тысячный круг по своей гостиной. Она подняла глаза, такие же пустые, как у убитого ранее и вынесенного вон Теда - ищейки кого-то из местных властей, которого скоро найдут у её дома, и тогда..
- Тогда моей жизни всё равно придёт конец.
- Мне уже не вернуться в магазин,
- ресницы дрогнули, но так и не позволили девушке моргнуть, разорвать зрительный контакт с бездушным взглядом застывшего перед ней психопата, желавшего знать.. Непонятно что. Он заносил оружие, а ее тонкие пальцы сами собой сжимались на матраце, ровно над стилетом, но медлили, а сознание продолжало рассуждения:
- Эта жизнь будет окончена.
- И я не передам очередной доклад по зеркалу.
- И больше ко мне не явится пёс Тёмных. Очень жаль.

Удивительно, но в критический момент, когда смерть практически скалилась девушке в лицо, она жалела только о том, что больше не сможет переговорить с тем случайно попавшим в её лапы пареньком, сильным в доспехах и робким - без них. Пальцы её судорожно сжались на матраце в последний раз и вдруг окончательно расслабились. Она приняла решение, и снова улыбнулась, позволив мыслям стать достоянием реальности:
- Ты можешь убить меня, Фурхат, - голос её не дрожал, но был прям и горд точно так же, как и сама она, выпрямившаяся на кровати в сторону мужчины, - Может заставить страдать. Но мои способности тебе не рассмотреть, даже если ты расчленишь меня полностью. Ты пуст для магии, и в том твоя ущербность.
Её улыбка преобразилась в презрительную усмешку, глаза моргнули и так же улыбнулись, мягко и коварно, как бывало всегда перед применением девушкой Взгляда, но не в этот раз. Она и так поняла, что мужчина пуст магически, иначе ловушка вдоль рамы давно спалила бы его ещё на входе в помещение через окно, а это означало..
- Перед ним я беззащитна.
- Зря оставила кусари у двери. Как глупо.
- Но я ему нужна.
- Выдержать пытки болью?
- Это будет неприятный, но полезный опыт.

Лаиса уже решилась и готова была идти до конца, как и всегда не изменяя себе под давлением обстоятельств. Ни за что.


Эпилогом всего разговора с Фурхатом стал усыпляющий порошок немагического происхождения, брошенный ему прямо в лицо. Убийца был оставлен спящим на полу и для надёжности связан двумя кожаными ремнями по рукам - под локти, и по ногам - под коленями. Действие порошка в расчёте на проглоченную Фурхатом концентрацию - до  раннего утра 27 числа НН.
Сама Лаиса, переодевшись и спрятав все улики своей незаконной деятельности алхимика на дому - заперев личную библиотеку в частности (верхний этаж), примерно в 5 часов ночи отправилась на поиски ответов в библиотеку Академии Золотого Феникса. Охранники в доме должны проснуться примерно к тому же времени - к утру 27 числа НН.



~ Переход: Замок "Феникс" Здание библиотеки

Отредактировано Лаиса (2014-06-23 17:57:47)

+4

14

27 НН 1647. предрассветный час - утро.
Нечасто в сем районе обозначаются фигуры стражных чинов, да и те редкие посещения свершаются ради что проформы, ибо силам закона местные жители предпочли личные карманы, из коих отсыпают монетки за услуги частной найма. Что же до стражи, то бравая структура к вопросу подходит философски, то бишь наплевательски. Рвать пятую точку ради какого-то там очередного тейарски редкого вазона, осевшего в мешке ушлого ворья, никто, акромя желтороготого новобранца, желания не выкажет, а рукоприкладством ко всему, что хорошо и не очень лежит, купеческий район пронизан вдоль и поперек. Вон, под все эти заявочные листовки хоть отдельную комнату для хранения заводи, в противовес небольшой полке раскрытых дел. А в остальном район почти приличный, то есть мокрухой и бытовухой радует еще реже, чем зарплату поднимают. Можно сказать, счастье - коли выпала смена на Сайдора Славного.
Вот только сегодня Сайдор потеснил свою славность, явив взорам двух стражников вполне себе мертвое тело, и что особенно скверно - явно не по своей воле изнанке душу отдавшее. А стража наша хоть и бравая, но типичных для разумных персон тараканов не лишена, потому крамольные мысли сознание каждого таки посетили. Например, что справлять нужду там, где взгляду приглянется, - идея все-таки гиблая, ибо к мешку с золотом еще ни разу не приводившая. Все только гниль мирская к находкам причисляется.
Но уж коли работенка пред очи явилась, отворачиваться уже не след. Это не носок без пары - под кровать стыдливо не запнешь. Вот только время раннее - плохой напарник: блуждающих свидетелей с огнем не сыщешь, а тех, что за окнами таятся, из постели еще умудрись выковырни. Вот и ныне, пока прибывшее подкрепление по всем формальностям тело укомплектовывало, пошли наши неудачливые служаки на головы свои скверну всякую получать. Впрочем, в первом доме сидевшие там детины вполне мирно руками развели, а вот во втором, без охраны стоявшем, обширным словарным запасом обрадовали по полной. В другое бы время развели бы не в меру красноречивых по камерам, да не о том голова болит - лишь обыск еще затеяли, из вредности. Зато третий то ли дом, то ли особняк какую-никакую зацепку да явил. Правда, в бессознательном виде, зато дышащем. А сознание вернуть не помешало бы тоже, и средств немало для того перепробовали, но ничего не вышло - кликнули с призывом к фениксу. Да пока призывали, по дому пробежались, а там, на втором этаже за дверью приоткрытой, еще один бессознательный сюрприз поджидал, только в сей раз по рукам-ногам связанный.
В общем, выспаться сегодня дому 11 сегодня не свезло, да и к округе внимание вернулось. Тут уж без церемоний обходиться стали, душу вопросами вытягивая. А фениксы меж тем прибыли - кого надо разбудили, кого надо угомонили, да, дело сделав, обратно и отбыли, ибо не их юрисдикция. Район сперва оцепили, а через час, все оформив, оцепление сняли. Связанного в отдел отправили, охранников туда же прихватили, где они вскоре полностью очухались. И хоть о событиях ночи поведать не смогли, зато обитальца квартиры обозначили описанием. К полудню же только на квартире печать и оставили, да пара детективов все по району кружит, зацепки изыскивая.

0

15

~ Переход: Замок "Феникс" - Зал телепортаций


27 число, месяца Новой Надежды, 1647 год от подписания Мирного договора
день - вечер

Вспышка перед глазами, хлопок в ушах и неприятный аромат наэлектризованного, как после грозы, воздуха, а следом неизменное ощущение тошноты на несколько ближайших десятков минут - привычный набор симптомов адаптации организма к насильственному перемещению из одной точки пространства в другую. И ни расслабление, ни позволение доброй воли, ни тем более подготовка к прыжку вне времени и пространства, на границе самой Изнанки, не спасало - проверенно не раз, и не два на собственном хрупком теле. Однако, один плюс в телепортации из замка Фениксов всё же был - точка заякоривания была в центре её библиотеки - запертой обители знаний, а значит..
- Ох, слава Энвенэль.. Дверь так же заперта!
- Может быть, и к лучшему, что вернулась..
- ноги девушки подогнулись, и под глухой выдох в левое плечо неласково толкнул половой паркет. Юбка и плащ от резкого падения собрались в неудобный и колючий кокон точно под левым плечом, но Алисе было необходимо полежать. Совсем немного отдыха истерзанному напряжением и бессонницей сознанию. Совсем немного..
Шаги! Ещё неуклюжая иллюзия сна рассыпалась от резкого взмаха ресниц, так и не позволив получить хоть немного отдыха, даже ценой падения в привычный кошмар. Кто-то внизу ходил! И не просто так, а с важной целью, ведь проникнуть в квартиру простым смертным не позволили бы охранники, которые должны были уже проснуться.
- А должны ли были?!
- Тейар, зачем же я лежу? Нужно вста..

Чуткого и обострённого от суточного напряжения слуха девушки коснулся странный шорох у самой двери. Воспалённое и до сих пор не пришедшее в себя сознание мгновенно обрисовало картину пытающихся взломать замок следователей, нашедших труп и пожелавших проверить все квартиры на наличие дополнительных улик. А много ли нужно измождённой и до сих пор не пришедшей в себя от телепортации девушке для испуга? Алиса сорвалась с места подобно потревоженной змее, шелестя юбкой в такт призрачным чешуйкам.
- Они не смогут сюда войти так просто!
- Замок опечатан замыкающей руной!
- Сам магистр Квентин её ставил по личной просьбе!
- Они не смогут войти так просто, но если..
- Кровь! Они ведь могли прийти по цепочке крови!

Книги, манускрипты, выкупленные на чёрном рынке за баснословные деньги редкие ингредиенты - всё это надлежало оставить, и иштэ, поспешно собиравшая в сумку только самое необходимое, была готова расстаться со всем.. Но не с самым дорогим и важным.
- Эй, там как будто кто-то есть. Слышишь? - Алиса едва различила чужие слова, а внутри всё дрогнуло и рухнуло в пропасть.
- Нашли. Теперь точно нашли!
- Нужно уходить! Уходить немедленно!

Тонкие пальцы сами собой сжали бок так и не опущенного в просторную сумку дополнительного зеркала, когда Алиса решила оставить всё, абсолютно всё, что окружало её эти несколько лет жизни. Относительно спокойной жизни. Врываясь на небольшой балкончик собственной, ранее родной и безопасной обители, она не брала с собой ничего из прошлого, кроме небольшого мешочка с деньгами, бутылька с заживляющей пылью, незаменимого кусари и зеркала, так и оставшегося в её руке.
- Там всего лишь чердак. Идём, незачем время тратить!
- Нет, я хочу посмотреть!
Тонкий свист ветра в ушах и неприятная колкость впивающихся в пальцы веточек старого плюща, обвившего весь западный фасад дома. Никогда раньше Алиса не могла подумать, что будет убегать вот так, как воровка, из собственного обиталища. Это было низко и недостойно, а кроме того совершенно не пересекалось с доводами о логичных действиях, но встречаться с представителями закона да в её нынешнем состоянии:
- Уж лучше изранить руки или упасть!
- Спокойней, всё получится! Не нервничать.

Когда заинтересовавшийся следователь дёрнул ручку, ведущую на чердак, Алиса была уже на земле и, оправив собственные одежды, неброской тенью направилась прогулочной походкой к выходу из сквера. Разумеется, следователи ничего не нашли - только каморку с хозяйственной утварью, не более. Не зря в своё время Айса приглашала ещё и иллюзиониста, вот только теперь все изыски собственного комфорта остались в прошлом. Все, что связывало её ранее, теперь было незначительно. Всё, ну или.. Практически.
Шагая по улице Таллема на встречу медленно снисходящему с закат солнцу, Альфа нащупала тонкими пальцами дополнительное зеркало связи, в момент поспешного бегства небрежно брошенное в нагрудный карман плаща. Оно всё так же было там, ровно рядом с деревянным боком теперь так же не нужного пропуска Золотого Феникса.
- Отправить отчёт?
- А нужен ли он теперь мне, раз я бежала?
- И что станет теперь с магазином?

Воспоминание о работе, пусть не самой доходной, но в какой-то мере даже любимой, принудили замедлить шаг, а после и просто остановиться: под тенью дома в соседнем квартале, неподалёку от магазинчика старого Хикка, продававшего сласти.
- А что если они пойдут по следу на работу?
- А там..
- одно лишь предположение о найденном в скрытых комнатах магазина изменило планы Алисы кардинальным образом. Теперь она знала, куда должна двигаться, гонимая напряжением и постоянным беспокойством быть разоблаченной и обвинённой. В чём и кем - имело уже второстепенное значение, но одно было несравненно точно: быть обвинённой и пойманной Алиса не хотела. Так, ночь, начавшись с прихода убийцы к Алисе домой, продолжалась и медленно перерастала в одну из Длинных, чтобы неизменно привести иштэ к чему-то новому, а может быть - опасному. В любом случае, предстояло играть до последнего, и вызов был Алисой принят..
- Играть до конца?
- Мы всегда ходили другими путями..
- Пойдём и в этот раз.


~ Переход: Здание почты Таллема

0

16

[ Замок "Феникс", институт кадров ] http://i.imgur.com/Sahjk3d.png
27-ое число месяца Новой Надежды 1647-го года, вечер.

Разумеется, сообщили им лишь самый необходимый для жизни минимум, продолжая играть в сохранение великих секретов и холодную войну с Инквизицией. Пусть даже глава следователей и не проявлял никакой враждебности, даже напротив, казался человеком разумным и открытым, инквизиторам не удалось вытянуть из него ничего сверх того, что он был согласен рассказать. Видят Боги, Лео испробовал на нем все свои уловки, подошел со всех сторон, даже Шума сагитировал помочь, надеясь, что гиперактивный горностай просто уболтает феникса. Ну или возьмет своими большими наивными глазами и общей умилительностью. Не подействовало, непробиваемый мужчина в итоге лишь развел руками и выдал то, что поставило крест на дальнейших попытках: «Приказ». Действительно, никто все еще не торопился доверять Ордену, ибо никогда не знаешь, в каком направлении инквизиторы начнут думать. А если есть, что прятать, то лучше держать дистанцию, зарекомендованную техникой безопасности. Только вот печаль ситуации была в том, что все они тут были людьми, связанными по рукам и ногам приказами, посему вопрос стоял лишь в силе верности или соответствующей мотивации. Увы, фениксы дефицитом этих двух вещей явно не страдали.
- Улица Сайдора Славного… Стало быть, здесь.
«А то здание, где крутятся упакованные в доспехи господа, и есть нужный нам дом. Вероятно, стража решила в кои-то веки быть чуть расторопней, чем то предписано вековыми традициями лени и праздности».
Что тут говорить, давняя любовь Альдена к таллемскому корпусу стражи цвела и пахла, заставляя руки чесаться, на лицо сама собой наворачивалась мерзопакостная ухмылка. Еще ни разу сотрудничество искателя с сей структурой не заканчивалось хорошо, а некоторые тамошние личности запомнили инквизитора настолько накрепко, что примечали за километр и уже оттуда начинали готовить пламенную возмущенную речь с последующим хватанием за наручники, даже если сам Лео еще ничего не успел сделать. Просто не складывались звезды им дружить, хотя и не сказать, чтобы кто-то сильно печалился по этому поводу. Альден уж точно не печалился, его подобные отношения изрядно веселили, а раз весело было ему, то и всем остальным тоже. В его представлении.
- Нам предписано провести обыск, а вы… Не ведаю я, что вам тут интересно, да и знать не хочу. Делайте, что считаете нужным, только нам не мешайте. О деталях ночного убийства можете спросить у стражи, мы вне юрисдикции, -  и фениксы вошли в дом, где, видимо, служащие различных организаций уже престали быть явлением удивительным и пугающим. Жителям просто становилось тошно от того, что очередные следователи захотят перевернуть дом вверх дном и по двадцатому кругу допросить всех и каждого. Бесконечный цикл, грозивший продолжаться еще очень долго.
- Надо осмотреться, что ли. И фениксов в поле зрения держать, вряд ли им приказано делиться с нами каждой найденной уликой.
«И еще надо выяснить, что нам тут интересно. Говорите, стража что-то знает?.
Найдя тем самым для себя занятие, Лео напустил серьезный вид и подошел к служивым в количестве трех штук. На улице уже смеркалось, и неверный свет фонаря мог лгать, но создавалось стойкое впечатление, что этот бородатый мужик, стоящий чуть правее, уже где-то виделся. Хотя все бородатые мужики, особенно стражники, похожи друг на друга так, будто их нарочно штампуют в каком-нибудь алхимическом цехе. Может именно поэтому они все как один заранее терпеть не могли молодого искателя?
- Добрый вечер, уважаемые. Не расскажете ли вы мне, что тут случилось, во всех подробностях?
«Нет, его я определенно где-то видел», - взгляд Альдена окончательно остановился на бородатом. Тот тоже времени не терял, пристально глядя на инквизитора и даже немного щурясь. Спустя пару секунд молчания лоб его немного разгладился, брови поползли вверх. Альдену очень хотелось надеяться, что до мужчины просто дошло, что обращаются именно к нему и его коллегам, а не ближайшему фонарному столбу, но что-то подсказывало, что нельзя быть таким оптимистичным.
- Ты!
- Я?
- Да! Тот самый хмырь болотный, который со своей подруженцией добрую половину отдела разнес! Как же я тебе хотел шею свернуть, из нашего жалованья деньги брали, чтоб стены снова ровно поставить, несколько месяцев баланду казенную жрали! А тут смотри, сам пришел!
Лео смекнул, в чем дело, но раскаяния не появилось. Напротив, вылезла та самая наглая улыбка, вкупе с примирительно поднятыми руками выглядевшая до невообразимого издевательской. Правда, пришлось отступить на пару шагов, ибо пусть бородатого заставили стоять на месте коллеги, но слюной он брызгал на знатное расстояние окрест.
- Мне очень жаль, что ваш утонченный вкус гурмана был обречен на такие муки, но я вроде как при исполнении. Хотите, я пообещаю, что больше так делать не буду, а вы ответите на мой вопрос?
- Я погляжу, нахальности не убавилось, шакал…
Пока Лео вел деловые переговоры со стражами порядка, фениксы приступили к своему непосредственному занятию. Проследовавший за ними мог увидеть, как они тщательно исследуют следы, оставленные в комнате, едва ли не на коленях ползая под мебелью. Следов, к слову, было много, причем самых разнообразных: и отпечатки мужских ботинок различной формы и размеров, кровь, разбрызганная в гостиной, даже смутные очертания звериных лап. Хотя последние можно было опознать лишь по царапинам на полу, которые оставили когти. Черным крестом было помечено место, где нашли связанного убийцу, но около него члены гильдии задерживаться не стали. Их интересовали всего две вещи: местоположение документов и беглянки. Менее всего им хотелось, чтобы и то, и другое ныне находилось в одной точке, то бишь неведомо где. Было обыскано все, начиная от книжных полок и заканчивая возможными полостями в полу и стенах. Также был обнаружен и чердак, вход в который был искусно запечатан. Вокруг замка явственно проступали следы попыток взлома, позже выяснилось, что это стражники пытались войти в запертую комнату, когда услышали какой-то шум внутри. Ломились они хорошо, но дверь и не подумала поддаться, что заставило и фениксов в свою очередь отступить. Рунных магов среди них не оказалось, соответствующий запрос был послан в гильдию. В остальных помещениях украденных документов не было, как и ответов, куда же пропала хозяйка апартаментов. Приходить приходила, а куда делась - никто сказать не может.
Что касается охранников, то один из них уже вернулся на пост, но ничего нового сообщить не мог. То ли нарочно играл в молчанку, то ли сонное зелье напрочь отбило память – точно неведомо. Хоть ты прямо в голову лезь, чтобы узнать детали того, что произошло ночью.
Спустя какое-то время Лео удалось наладить контакт со стражниками, наобещав им примерного поведения, возмещения всех убытков, ужина в таверне для оскорбленного бородача и целый бочонок отборного гномьего пива. Изящное вранье, скрепленное поручительством Шума, было послушано скушано, а потому все успокоились и таки изложили нужную информацию.
- Утром патруль труп нашел, уже холодный. Рана была аккурат под сердцем, видимо, помучить хотели, а может просто любители работали, что не знали, как человек убивается. В общем-то, в одиннадцатом доме мы обнаружили спящую охрану и связанного, который в отделе сейчас отсиживается. Следы вроде как от его ботинок, да и кровь на руке была. И сколько уже сидит, а все не колется, что с хозяйкой квартиры сделал, что сам тут забыл.
- А девицу не нашли?
- А куда там. Пропала, будто и не было. Ни живой, ни мертвой.
- А с охраной что было?
- Не помнят. Сами спросите, если желаете, только вот помутилось у них все там. Немудрено же, траванули чем-то.
- Связанный в отделе, говорите?
- А то. Сидит, молчит, а по описанию – ну точно хмырь с плакатов розыскных. Такие матерые до последнего молчат. Портрета нет, конечно, но мы подозреваем…
- Ясно все с вашими подозрениями, девицу бы лучше искали. Можем мы поговорить с этим матерым?
- Ишь, спрашивает еще. Кто ж вам, псам королевским, отказать-то рискнет? Где отдел, знаешь, провожать не будем.
- Я и не приглашал. Бывайте.
Дальнейшая веха в развитии дела была намечена. Когда инквизиторы совместными усилиями вытянули из дома номер 11 все, что могли, они покинули улицу, перестав мозолить глаза и страже, пытавшейся делать вид упорной мозговой работы и прятавшей ходившую по рукам фляжку с весьма загадочной жидкостью, и фениксам, которые все еще силились найти желанные документы. Последним никто докладываться о дальнейших действиях не торопился, больно уж они были заняты своими проблемами. Не так уж велика задачка, догадаются, куда их любимое бельмо на глазу сбежало.

http://i.imgur.com/WBlD69B.png [ Здание стражи Таллема ]

+2

17

[ Замок Феникса. Институт Кадров ] http://i.imgur.com/Sahjk3d.png

Морин всю дорогу до дома размышляла над тем, куда их на этот раз занесет. Она была не особо счастлива покинуть замок, где засел в своем кабинете раздраженный Мартин. Венс даже было немного обидно оставлять несчастного мужчину в одиночестве. То есть в одиночестве от Инквизиторов. Но в целом девушка лишний раз порадовалась, что наконец то дело перейдет от чесаний языком к более интересным действиям. Нет, стоило отдать должное господину золотому Кертесу. С ним "общаться" было весьма интересно, но не настолько, чтобы оставаться с ним на огонек еще дольше положенного.
Морин быстро взбодрилась, с ехидством и злорадством увидев на горизонте блестящие доспехи доблестной стражи Таллема. Судя по всему не только у нее была весьма тяжелая аллергия на представителей броненосных, но она выражалась в закрытой форме. Вне юрисдикции..Звучит практически, как вне поля действия мозгов. Оставалось лишь сухо поблагодарить сопровождающего и продолжить движение. Внезапно Венс с некой обидой подумала о том, что большинству народа она едва достает до плеча. Морковки много ели что ли? Морковку Советник не любила практически так же, как и тугодумных стражей или упрямых фениксов. Ни первое, ни второе, ни третье не вызывало в душе юной Искательницы большого восторга. Надо было остаться в замке. С господином Кертесом. Я никогда еще так не хотела в ноздрю разъяренного дракона потыкать бревном.
- Я погляжу, нахальности не убавилось, шакал…
  Стоило отвлечься на секунду на бюрократическую возню, какие-то глупые споры о том, что можно делать, а что нельзя. Ильтара ради! Кто будет Инквизитору запрещать что-то делать! Чтоб Шадосы восстали из мертвых! Я первая пойду выбивать им зубы, лишь бы не иметь больше дел с этими бумажными крысами! Окинула взглядом лица фениксов, да одного из стражи. К тому же начальство курицы куда лучше физиономией вышло, нежели эти.. А до слуха уже доносились активные дебаты Лео. Морин возвела очи к небу, да тихо вздохнула. Она что-то слышала о горячей любви стражи к Искателю, но даже не знала как правильно реагировать. Выбить зубы стражнику было бы не очень правильно - мужчина потом жевать не сможет, как собственно и двигать челюстью, но вот оставить в компании этих троих Лео тоже не особо хорошая мысль. Никогда не знаешь что выдаст "хрупкий, невинный дитя Ильтара" со своим мохноногим товарищем. Так что перебранку стоило прекращать сразу.
-Лео, потом любезностями обменяетесь! - пора было уже приступать к осмотру, а Искатель все мило щебетал с уже вспыхнувшим стражником, - мне нужна информация!
  Стоящие рядом фениксы даже подскочили от неожиданности. Оказалось, что миниатюрная Советница, ростом всего ничего, да помалкивающая последнее время, была обладательницей весьма громкого голоса, не теряющего командирские нотки. Убедившись, что закреплять сказанное рунами не придется, Морин все же последовала за "сыщиками".
Тут картина была достойной. Венс с любопытством наблюдала каждое движение присутствующих, стоя молча в сторонке. То один что-то понюхает, то другой что-то едва ли не лизнет от усердия. В общем лично для Искательницы картинка была презабавнейшей, особенно учитывая, простой факт - никто в здравом уме и трезвой фантазии не будет прятать украденное перед носом. Хотя порой именно в таком положении и найти сложнее, но это не тот случай. Девушка потерла медленно перносицу. Укради она документ, то либо уничтожила сразу, либо передала сразу в руки того, для кого это было украдено. Не могла же хрупкая адепка, или кто она там, действовать одна? Да и зачем? Чтобы нагадить горячо любимой гильдии? Горящие глаза прищурились, осматривая ползающих на четвереньках гильдийцев. А что если это все прекрасно спланированный театр? Гильдии надо скрыть темное бельишко и она начинает весьма интересную игру, ставя на то, что трупы должны будут привлечь Инквизицию. Мы вмешаемся и тогда можно сразу поставить золотые яйца в позу жертвенников. А дальше что? Торопливо окинула взглядом комнату. Дальше мы видим наемника, которому неплохо приплатили за его действия. То что дал себя поймать - сам дурак. Нам могут скормить весьма аппетитную утку. Что они там возятся? Лопатками оттолкнулась от стены и присмотрелась. Видимо все поиски привели к какой-то непробиваемой двери. Ставлю серебряный, что без рунолога вы, котятки, не вскроете эту комнату. Ну, что же. Подождем.
-Сообщите как будет вскрыта комната. Если при ее осмотре не будет присутствовать хотя бы один Инквизитор, то мы расценим это весьма неблагоприятно. Мы же союзники, - при последних словах Советник не сдержала улыбку.
Пускай знают свое место и не своевольничают, а то потом Морин наложит парочку рун на каждого присутствующего и еще вдовесок на начальство. Будут сами перед Королем объясняться. Венс лениво вышла из дома и снова потерла переносицу. Что-то вдруг расхотелось что-либо делать. Хотя отступать.. Никто не говорит об этом, но что-то все меньше и меньше нравилось Искательнице эта ситуация. Куда не ткнись носом, везде одни запреты и предписания. Не будь Советником, то точно уже выбила стену рядом с дверью руной и продолжила осмотр, или просто забыла про сотрудничество с курицами, да принялась самостоятельно все исследовать.
-Виндек, - подозвала алхимика, перепрыгивая через одну ступеньку и подходя к Инквизитору, - Вернись в Орден и осмотри лично тамошнее тело. Думаю Там, - недобро прищурилась, - будет больше времени и возможностей. Вытащи как можно больше. Я так же хочу, чтобы ты самостоятельно проанализировал все происходящее. При любой необходимости обращайся к лорду Мору, - понизила голос, - и если решишь делать то, что не должно доходить до ушей начальства, то хоть обратись к Николасу.
Оба названных алхимика были прекрасно известны Советнику, да и должны были касаться ушей и самого Виндека. Не даром гильдия Инквизиторов весьма закрыта и не допускает к себе посторонних глаз и ушей. Сослуживцы, особенно давние, должны знать к кому можно обратиться в случае чего. Проводив взглядом удаляющегося алхимика. Возможно он ничего и не найдет, но по крайней мере Морин будет уверена, что все было проверено и перепроверено.
-Я так полагаю, Лео, - Венс застегнула под горлом плащ, да принялась аккуратно натягивать перчатки на руки, - что наши многоважаемые пьянчуги что-то тебе припомнили? - усмехнулась ядовито, - ну, да не важно. Рассказывай что узнал.
Выслушав весьма короткий отчет, кивнула. Теперь оставалось лишь поглядеть что же там за убийца такой.
-уже лучше, чем  то, что нам могли бы предложить золотые. Но променять педантов на тупиц не лучшее решение, - вздохнула и снова окинула взглядом присутствующих, все так хорошо складывалось, да теперь от инквизиторов осталось всего ничего и ни одного палача! - ладно. Надеюсь, что до ужина справимся.
Хотя такие надежды были лишь пустой фразой. Вряд ли подопытный любитель длинных когтей расколется быстро.

http://i.imgur.com/WBlD69B.png [ Таллем. Здание стражи ]

Отредактировано Морин Венс (2014-11-28 10:22:15)

+2

18

[ Институт кадров. Замок "Феникс" ] http://i.imgur.com/Sahjk3d.png

27-ое число месяца Новой Надежды 1647-го года, вечер.

- А вдруг она здесь? - едва завидев представителей стражи, почему-то подумал Горгот. Не то чтобы он жгуче хотел увидеть сестру - подобные желания и страсти давно остались позади, в зеленой похотливой молодости и покрыты толстенным слоем пыльного лицемерия и хладнокровия. Но в целом, это было бы как минимум интересно.
Ильзар легко приземлился неподалеку от основного столпотворения, поймав на себе парочку вполне привычных любопытных взглядов.
Тонкой фигурки среди здоровенных служилых как-то не оказалось.
Вдруг она весит за центнер? Здорово было бы упрекнуть ее в страсти к таллемским булочкам. Сидит там небось на заднице со своими призрачными прихехешниками, никакой настоящей работы... тоска и сплошная гиподинамия. - предавался самообожанию ильзар, попутно подслушивая малость напряженный разговор Альдена с суровыми дядьками из стражи. Ага, убийство, кровь... О, жаль, на самое интересное-то мы опоздали.
Судя по количеству собравшихся представителей Фениксов и Стражей, внутри уже все обсыкали, перевернули, понюхали и облизали, а вот до чердака почему-то добраться не смогли...
А советница-то не рунный маг? Вроде как да, - любопытному Горготу хотелось поскорее залезть первым хотя бы туда. Как и большинство представителей инквизиции, Морин не слишком-то тепло относилась к своего рода "союзникам" в лице стражи. Видимо, лишний раз решила указать им на место. Горгот вполне разделял подобные взгляды, которые вдобавок были помножены на его природное самообожание и гордыню, но сейчас охотнику просто хотелось, чтобы произошло хоть что-нибудь.
Обойдя дом, Кьюртен устремил свой взор на крохотный балкон, что вполне мог иметь отношение к труднодоступному чердаку. Почти бесшумно вспорхнув на бортик оказавшегося открытым балкона, охотник первым делом взглянул вниз. Особое внимание привлек плющ, опускающийся по стене здания и основательно примятый и покалеченный у земли.
- Понятно. Сыщики хреновы, небось весь день тут лазят. - тяжко вздохнул Горгот, легко спрыгнув с бортика и заглядывая внутрь. Ничего и никого криминального он, разумеется, там не обнаружил. Похоже, чердак был оборудован под мини-лабораторию и по совместительству библиотеку. Охотник бегло осмотрел каморку, к слову, в каком-то смысле весьма уютную.
- Не очень понимаю в алхимии, но похоже, что тут можно наскрести на хорошую сумму. - бормотал Кьюртен, разглядывая полки и периодически разворачивая какой-нибудь свиток, пролистывая книгу или разбирая надпись на сосуде с зельем. Впрочем, воровать более-менее ценные и заметные вещи с места преступления могло оказаться чреватым, поэтому Горгот аккуратно вернул все на место и уже планировал с балкона на землю, когда услышал оклик.
- Иду, иду...
На мгновение ему почти удалось подавить садистское желание ничего не сообщать страже и Фениксам об альтернативном пути на чердак, и он по пути бросил мужчине в обмундировании что-то в духе "Посмотрите со стороны сквера, что ли".

[ Здание стражи Таллема ] http://i.imgur.com/Sahjk3d.png

Отредактировано Горгот Кьюртен (2014-11-29 02:48:01)

+3


Вы здесь » За гранью реальности » Город Таллем » Квартира Алисы Сильф