fataria

За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Блоги персонажей » «Тетрадь дружбы» Адели Кьюртен


«Тетрадь дружбы» Адели Кьюртен

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s5.uploads.ru/vBi2O.png


http://s7.uploads.ru/5TQXm.gif

Отредактировано Адель Кьюртен (2018-08-06 02:14:48)

+3

2

Запись аккуратно выведена черными чернилами. Остренький почерк больше похож на детский.
На полях красуются кляксы (похоже поставленные преднамеренно)
и довольно бездарные миниатюрки на тему «загробная жизнь».

[float=left]http://s9.uploads.ru/vQ7oM.png[/float] [mymp3]http://ato.su/musicbox/i/0314/fd/357fca.mp3|Teen Idle[/mymp3]
«В этом году я поступила в Магическую Академию, причем не на абы какой факультет – а на Тёмный! (хехехехе) Так что, теперь я – не только самая красивая девчонка в Академии, но и настоящая ведьма, пускай даже начинающая… И потому, как любая уважающая себя ведьма, я просто обязана обзавестись рабочим ежедневником, куда я буду записывать все свои наблюдения и опыты…»
Осень, 1628 год

+3

3

Досье №1
http://s8.uploads.ru/jsFML.png

[float=right]http://s6.uploads.ru/OY4IG.png[/float]
Имя/прозвище: Красавчик Джей (Би Джи)
Тип: особый - близок к полтергейсту, но разумен
Степень опасности: средняя
Особенности характера: в целом не злой, но явно «не в себе», любит непристойности и черный юмор
Способности: о своей жизни ничего не помнит, но вполне себе разумный (если к сумасшедшему вообще применимо это слово), умеет разговаривать; может преднамеренно исчезать из вида (становиться невидимым), бить стекла, портить предметы, толкать живых существ, влезать в неживые объекты, заставляя те парить в воздухе
Связующий предмет: имя «Лиззи» и, похоже, я сама
Дата знакомства: 4-ый день Новой Надежды, 1614 год


История:
«С Красавчиком мы дружим уже четырнадцать лет… В тот день, когда мне довелось увидеть его впервые, мне было всего шесть… И, надо сказать, я была немало шокирована призрачной фигурой мужика, таращащегося из-под потолка на спящую меня… Хорошенькое дельце, согласитесь?
И, разумеется, как любая благоразумная малышка – а я тогда ещё была вполне благоразумна – крошка Адель выскочила с визгами из комнаты, кинувшись жаловаться на незваного гостя родителям… Ну а они, как все взрослые, даже не подумали мне верить… Занятые друг другом и своими делами, они даже в детстве мало заботились о моих интересах…
Джей же, в свою очередь, совсем не планировал меня покидать. Этот тип, оказавшийся невыносимым пошляком, не только присвоил мне глупое прозвище «Лиззи», но и продолжал допекать меня ежечасно грубыми шутками и злыми подколами… Но это ещё пол беды! Тот факт, что тебя ругают за чужие шалости, да ещё и тешут тем самым самолюбие какого-то мертвого ублюдка, несомненно меня раздражал… Более того, его забавы становились с каждым днем всё опасней. И ведь даже пожаловаться на мерзавца было некому! – сочли бы сумасшедшей…
Тот случай, когда Красавчик, предательским толчком в спину заставил меня пересчитать все ступеньки на лестнице в холл, впрочем, мои «внимательные» родители уже не смогли списать на разыгравшуюся фантазию и отвели меня к магу… К слову – удивительная личность! – хитрая рожа со змеиными глазами, густая подводка на веках и волосы с синевой… Имя ещё у него было какое-то дурацкое – Магнус, или, может быть, Магис? – так вот, для него вывести Красавчика на чистую воду не составило большого труда. Однако предложение избавиться, наконец, от докучливого привидения меня тогда не обрадовало – ведь это означало только то, что я собственноручно обрекаю на смерть существо, ставшее, несмотря на все его злые выходки, мне за это время другом… У меня едва слезы не выступили! Ведь по большому счету друзей у меня, вопреки проклятым суккубьим способностям, и не было вовсе…
Таким образом Джей и остался со мной… Я привязалась к нему, как и он ко мне, собственно. Позднее я выяснила, что только за счет этой самой привязки Джей в этом мире и держится. Он – скорее всего беглец из Изнанки. К сожалению, о своей прошлой жизни Красавчик ничегошеньки не помнит, и способа хоть что-то выяснить о нем я до сегодняшнего дня не нахожу. Иногда он бормочет какие-то невнятные фразы о монстрах, пожирающих души – возможно, он когда-то подвергся нападению этих странных существ, однако сумел убежать…»                     
Осень, 1628 год

Отредактировано Адель Кьюртен (2014-06-25 23:19:29)

+3

4

http://s3.uploads.ru/z3OHR.png
Путевые заметки в тетради:  что слышу - то пишу!
http://s2.uploads.ru/FYViR.png


Записано ближе к задней корке ежедневника, неровным размашистым шрифтом, явно на ходу:
http://s2.uploads.ru/t/r3UKs.png
«Черная кожа, вокруг белого натянутого шелка...
Точеный рельеф, подчеркнутый переплетенными кожаными ремнями...
Водопад волос, каскад шелковистости и наслаждения...
И глаза... Лазурь, пред которой блекнет северное сияние...
Яркий. Ослепительный как бьющий в глаза прожектор.
Вас нельзя не заметить, и так же трудно не поддаться предрассудкам
и пойти на поводу у первого впечатления.
Вот только приведет оно к боли и страданиям.
К теплому бархату ночи, прекрасной, обволакивающей тишине,
в которой блуждают ароматы таинства и страсти...»

© господин Кройон восхищается Аделем
http://s2.uploads.ru/t/MoIVJ.png

Улицы Ацилотса, воспоминания, похабные мыслишки...
http://s2.uploads.ru/t/r3UKs.png
«Да, самый темный час - перед рассветом,
Особенно перед приходом лета…
Он так тейаровски отличен от минут,
Когда тела друг к другу нежно льнут…»,
© Адель, 26 число месяца Новой Надежды 1647 год

http://s2.uploads.ru/t/MoIVJ.png


Река Такут, очень грустная песня о неправильно принятых решениях и ошибках юности...
http://s2.uploads.ru/t/r3UKs.png
«...А свет заката тянется за мной, моей тропой, ложась кровавым следом, а я смеюсь, пою и пью вино, оставив все вопросы без ответов… Я всё забыла, чтоб отречься от тебя, во имя свободы и чести… Оставлю лишь свой вздох у твоего окна, чтоб подарить тебе эту песню...»
© Адель, 26 число месяца Новой Надежды 1647 год

http://s2.uploads.ru/t/MoIVJ.png

Отредактировано Адель Кьюртен (2014-04-08 13:29:20)

+1

5

Досье №2
http://s8.uploads.ru/jsFML.png

http://sd.uploads.ru/hLz7V.png

http://s2.uploads.ru/yKNX2.png

Имя/прозвище: Салли/«Зубная Фея»
Тип: блуждающий, мститель
Степень опасности: высокая
Особенности характера: крайне озлобленный призрак, с которым без дела лучше не связываться, говорить не умеет, с разумностью сложно, имеет главной целью лишь отмщение своим убийцам, но так как не может различать индивидуальности живых, нападает на всех без разбора, темным подчинением сдерживается, но сказать что «запросто» - нельзя. Кроме прочего, примечательна привязанность призрака к магу, у которого находится её кость – в данном случае, ко мне. Очень любит носиться вокруг меня кругами, резко исчезать и материализовываться в другом месте, может забраться под одежду, или пролететь через живое существо насквозь – так она «играет». 
Способности: тело Салли эфемерно, что позволяет ей проходить через физические преграды, однако атаки её вполне материально ощутимы, особенно если её острые зубки приложатся к вашим конечностям. Проходя через живое существо насквозь, обжигает холодом – чувство до жути неприятное, но никаких видимых ран не оставляет. Салли не может удалятся от носителя кости далее чем на 10 метров.
Связующий предмет: кость - нижняя челюсть ребенка
Дата знакомства: 24-ый день Тихого Снега, 1638 год


История:
«Я нашла эту странную кость совершенно случайно, буквально под ногами… От неё так и разило злобой! Дело происходило в каком-то захудалом райончике Таллема – нищета и халупы… И хоть я, конечно, далеко не королевских кровей, но от увиденного было жутковато. И это всё при том, что я просто прошла по улице, а всем этим убогим приходится существовать там на протяжении всей жизни… Брр~ Пожалуй, Салли даже повезло, что её жизнь не слишком затянулась. Уж и не знаю, как меня угораздило туда попасть – похоже, просто заблудилась – и вот, эта косточка попала мне под ногу, из-за чего я, будучи на каблуках, споткнулась.
Чудная находка, признаться, меня, повидавшую виды, слегка удивила – маленькая челюстная кость (сомнений уж тут быть не могло), судя по всему, принадлежала ребенку. И что она делала там? Ни черепа, от которого она оторвалась, ни других фрагментов тела я поблизости найти не смогла – но это полбеды! Та косточка так пропиталась ненавистью, что аж держать её в руке было мало возможно – от темной энергии пальцы сводило. Однако я, будучи дамочкой неробкого десятка, всё же отважилась прихватить её с собой, попутно попытавшись разведать по округе – не умирал ли у кого ребенок лет пяти-шести, и, надо же, узнала кое-что…
Лет десять так назад исчезла здесь девчонка-сирота по имени Салли, и ей, как раз-таки, было лет шесть – впрочем, очевидцы точно утверждать не брались – от голода малышка выглядела много младше, чем была. Быть может ей было и восемь… Однако, как бы то ни было, в один отвратный день (других здесь не бывало) она исчезла. И больше никто её ни разу не видел. Но говорят, что на углу, под фонарем, где часто Салли, боясь темноты, жалась под пятнышком света, нашли огромную кровавую лужу… Ну а уж что случилось – Тейар бы знал.
Я дальше выяснять не стала – в конце-концов, Таллем – не Хартад, а значит и дела до местных костей мне быть не должно… Вот только косточку я, всё-таки, припрятала, да попыталась вызвать дух ребенка, которому она принадлежала. Ох, верьте-нет, но я серьезно пожалела о своем решении…
Уродливая тварь, явившаяся на мой зов, едва не загрызла меня, и вся эта черная кровь, сочащаяся из разверстой и пустой груди… Эх, надо было быть конкретным извращенцем, чтобы такое сотворить с ребенком! И даже жаль, что «подружившись» с нею – хотя о дружбе в этом случае я говорю с большой натяжкой – я не смогла найти её убийцу. Мне было б интересно заглянуть в глаза такому психу… чуть раньше, чем его бы вздернули на площади».
Зима, 1638 год

Отредактировано Адель Кьюртен (2014-06-25 23:19:57)

+2

6

http://s2.uploads.ru/ra5Pk.png
Однажды в Нирдеме...
http://s2.uploads.ru/agZYK.png

Ловкий лучик, подкравшись неслышно, упал Адели прямо на глаза, из-за чего даже сквозь закрытые веки она ощутила раздражающий свет. Вставать ей отнюдь не хотелось – еще вчера, порядочно «наломав» мышцы за день, она, едва добравшись до кровати, свалилась от усталости, тут же увязнув во сне. Денек, признаться, выдался отвратный – рабочие проблемы, выговор от начальства и нераскрытое дело в довесок… Хотелось лечь, и пролежать двести лет в одной позе. Но это вчера, а сегодня?
Свежий утренний труп убитого в подворотне бродяги, или размазанные по Харатаду кишки сам Тейар еще знает кого, или, может быть, прилипчивый призрак какого-нибудь новопреставленного, просящий темную магессу о помощи? Горестно простонав, Адель свела лопатки и потянулась, чувствуя, как дощатая основа кровати (или что это такое там – жесткое?) вонзилась ей в спину. Пора было вставать, а раз солнце уже светило так ярко, то и собираться нужно было «на парах», что говорится – а иначе нарвешься на очередной нагоняй.
Итак, разлепив наконец сонные веки, красавица… С шоком для себя обнаружила, что отдыхает не в своих инспекторовских «покоях», а прямо посреди незнакомого и, мягко скажем, странноватого леса: повсюду, тихо звеня на ветру, благоухают издающие мерцание цветы, трава синего цвета, а среди всей этой растительности снуют, скрежещут и поют различные неведомые твари… Расширив удивленно глаза, Адель подскочила на месте и, резко дернувшись назад, нащупала затылком ствол дерева, хватая пальцами правой руки, на которую она опиралась, куски лесной подстилки - шелковистой на ощупь, и внешне напоминающей мох…
- Тьяррэ куэд’амро!! – от чего-то вдруг выругалась Адель на родном языке, на коем в жизни не говорила, - «Тейарово семя! Это где ж я лежу?! Неужели же я, в пьяном виде, еще куда-то вчера заходила?» - потерев еще раз глаза для уверенности, она осмотрелась, пытаясь оценить незнакомое место, - «Да нет, быть такого не может! Я ведь вчера не пила…» - однако же, все тело ломило, как будто ее накануне пинали, голова была словно в тумане, конечности казались ватными, а хвост – вообще не ощущался…
[float=right]http://s8.uploads.ru/CdjMX.png
[/float]Суккубия приподнялась и, вспомнив про хвост, попыталась взмахнуть им, с ужасом для себя осознав, что ничего не выходит. Потому что хвоста вовсе нет! Вот тут она действительно перепугалась, машинально посмотрев за плечо. Хвоста действительно не было. Помимо прочего, и двигаться ей было как-то несподручно – во-первых, росту в ней как будто поприбавилось, а во-вторых, и сами габариты тела были как будто бы «с чужого плеча».
Нет, это было несколько иное, чем просто смена ипостаси – в голову сразу полезли соображения на счет незнакомого дурманного зелья, - «Эко нехило так выштырило…» - а пальцы экстренно взялись ощупывать лицо. Первым же, что под них «подвинулось» явились выставляющиеся из-под нижней губы большие клыки – нет, не аккуратные заостренные зубки таррэ, а самые что ни на есть клычищи! Затем обнаружилась смена прически, от которой Аделия тут же осела (роскошные волосы были коротко срезаны), пружиня коленями, и попыталась ухватиться за рога – рогов тоже не было!! Взгляд машинально устремился себе на ладони – дрожащие, как будто с нежеланием, развернутые перед глазами – сухие и грубые, с похожими на толстые сосиски пальцами, огромные как два лопуха и… Точно такого же цвета.
«Орк…» - пронеслось в голове. Однако, мысль эта на чем-то споткнулась и, руководствуясь какой-то истинно суккубьей логикой, Адель немедленно опустила ладони на грудь, нащупав там воистину пышные формы, - «…орчиха…» - опустошающий выдох… Как будто это очень уж утешало.
- Гхрр~ ильгина дочерь, попадись мне вот только, так я живо тебе рожу начищу! – уверенная в том, что все произошедшее с ней – результат действия какого-то зелья, суккубия всерьез настроилась найти и «навалять» той злодейке, что похитила ее красоту (она, почему то, была свято уверена, что это проделала женщина). Вот только разобраться с местом вокруг, которое – по видимости из-за галлюцинаций – не только выглядело весьма необычно, но так еще и оттенки меняло, переходя из изначального синего то в золотистый, то в привычно для леса зеленый, то в розовато-закатный, а то в приятный вечерне-сиреневый - оставалось еще разобраться. Обычно для себя приосанившись и гордо задрав подбородок, суккубия - ах, нет же, орчиха! - красивым шагом, чуть повиливая бедрами, неспешно двинулась через цветущую поляну в ту сторону, где лес казался менее густым…

http://s2.uploads.ru/yKNX2.png

[float=left]http://s8.uploads.ru/PGylr.png
[/float]Через какое-то время – Адель и сама не успела понять, как долго она добиралась, может минуту, а может быть час или день – заложница этой чудесной истории была поставлена перед еще более странными фактами, которые оправдывать действием какого-то зелья уже было весьма затруднительно. Для видений, вызванных шаманскими травками, все эти чуда были слишком уж невообразимы – или Адель была готова восхититься извращенностью своей же фантазии. Сейчас она стояла на краю парящего кусочка земли, буквальным образом висящего в воздухе, а впереди, как будто прямиком из гряды облаков, окутанный сиянием радуг возвышался сказочный город, в центре которого ветвилась башня-дерево, увенчанная еще какими-то малыми эльфийскими башенками…
- Пресветлый Ильта-а-ар… Где ж это я? – прошептала Адель, завороженно изучая видение взглядом. Похоже, реальность, уплывая за облаками куда-то в дальние дали, покидала ее насовсем. Даже желание найти виновницу «потери лица» куда-то в этой суматохе подевалось… Но, опустив на мгновение взгляд и обратив внимание на голые пальцы ступней – зеленые и с грязными кривыми ногтями, Адель все же вспомнила об изначальной своей цели, задумавшись, как именно она теперь спустится вниз и доберется до города.
«И пустят ли меня в таком виде? Ведь верно, не пустят! Я б не пустила...» - она еще раз оценила грубый орочий прикид, тут же захотев раздеться догола, нежели оставаться в этом отрепье, но все же сдержалась от исполнения такого желания. Похоже, тот факт, что архитектура привычного взору Хартада немного отличается от того пейзажа, что раскинулся вдоль чудесной долины, уже не сильно ее волновал.
Однако же, стоило только подумать об отсутствии крыльев, как стрекотание оных раздалось где-то сверху. Орчиха вскинула взгляд в небеса, похожие на неведанный розово-мятный воздушный десерт, для красоты посыпанный бледными звездами, и увидала стрекозу необъятных размеров, зависшую в воздухе. Стеклянные крылышки ловкой летуньи, быстро двигаясь, приятно шуршали, а изумрудные глаза, блистая тысячами отдельных фасеток, смотрели на Адель как на добычу. Вот только убегать «добыча» вовсе не спешила.
- Давай! Спускайся… Побеседуем серьезно! - Адель размяла кулаки, почувствовав плюсы пребывания в орочьем теле. И стоило только созданию дернуться, раскинув сетку тонких лапок, как «жертва», крепко ухватив ее за брюхо, резво подтянулась, и взгромоздилась грозной хищнице на спину.
Стрекоза, не понявшая что с ней случилось, но видящая неудавшуюся добычу у себя на спине, метнулась вперед и стремглав понеслась в облака. Удивительно, насколько сильными могут быть эти создания, но тяжесть грузного тела орчихи у нее на спине не помешала стрекозе подняться в воздух. А вот Адель, прижавшуюся к телу насекомого, и во всю орочью силу обхватившую ее за бока, чуть ветром не снесло!
Только теперь она поняла, как это на самом деле страшно - летать: «Тейар подери! Тейар подери! Тейар подери-и-и!!! Это ж надо мне было с этой летающей хренью связаться… Как этим вообще управляют?!?» - мысли свалились куда-то в сумбур и, кажется, логики она уже не искала ни в чем… Оставалось лишь крепко зажмурить от страха глаза и надеяться, что все это сон, - «Я сплю. Нет, я действительно сплю! Надо просто проснуться… Эй! Ущипните меня, кто-нибудь!!» - в желании щипнуть саму себя, критически не понимая, чем именно она руководствуется, Адель вдруг перестала держаться и, разумеется, слетела, сдутая порывами ветра. На счастье, насекомое не стало возвращаться за потерянной добычей (хотя, учитывая таланты стрекоз, вообще-то могла).
Делия вдруг ощутила приятную легкость парения… Конечно, если выражаться честнее, она не парила, а попросту падала, но, почему-то забыв о смертельной опасности, ужасно этому радовалась, раскинув руки в стороны и представляя себя очень крылатой…
- Красотища… - шепнула наша героиня себе. Высокие разноцветные дуги, не подчиняющиеся почему-то привычным о них представлениям, статично стояли над городом, как будто собранные из осколков разноцветного стекла, через которые низкие облака, задевая эти дуги пушистыми «пузами», пролетали насквозь…

http://s2.uploads.ru/yKNX2.png

Пять минут – полет нормальный. Крона древесного города раскинулась под нею шелестящим сверкающим морем, сотни разноцветных огней кружили над ним, рождая в своих сочетаниях узоры причудливых форм и, кажется, Адель уже видела фигурки местных жителей, мелькающие где-то внизу. Но чем эти фигурки становились отчетливей, тем более навязчиво в сознании стучалась забытая мысль о том, что она разобьется!
«Тейар, в сотый раз упомянутый! Я ж так в лепешку, к лешим, расшибусь! Ах… нет… Это ж сон… Это сон!» - опять зажмурившись, и чувствуя как, вместе с окружающим миром, закрутилось пространство у нее в голове.
[float=left]http://s8.uploads.ru/NW7by.png
[/float]Сознание Адель, обманутое путами сна, заворочалось, пытаясь освободиться, и в темноте, глубоко под закрытыми веками, возникла маленькая светящаяся точка. Эта точка словно двигалась к Адели на встречу, расширяясь по мере своего приближения и, уже очень скоро, она обрела очертания девушки – совсем еще юной блондинки, похоже эльфийки, с глазами удивительного цвета. Тонкая фигурка эльфийки светилась, как будто та была сама Ванеса, явившаяся в этом невесомом облике в Нирдем, а странные глаза, как будто содержащие в своей радужке сразу все цвета и оттенки, манили, заставляя забыть все на свете. Адель понимала, что вот-вот разобьется, но оторваться от глаз незнакомки, увы, не могла.
Удар. Она ощутила, как хрустнули кости, но боли отнюдь не почувствовала. Грубые орочьи пальцы щупали шершавый булыжник. Вокруг слышалось мерное гудение города, звучащее, однако же, весьма необычно – как будто город от Адели отделяла водяная стена. Адель открыла глаза, проверяя, цела ли она и, убедившись, что умудрилась даже обойтись без ушибов, поднялась с мостовой. Она стояла на широкой площади, окруженной необычной архитектурой, вокруг нее было много народа – представители различных рас – человекоподобные, крылатые,  рогатые, покрытые шерстью, чешуйчатые, высокие и низкорослые…в общем, совершенно различные! В небесах, как и во время падения, стояли неизменные яркие радуги, носились, роняя на город широкие тени, силуэты каких-то чудесных созданий, и все было словно во сне. Вот только орков, помимо нее, в этом городе не было.
- О-орк!!! Эй, позовите-ка стражу! Она ведь точно без документов – посмотрите на ее дикий вид! Фу, орчиха, гадость какая… – не заставили ждать себя недоверчивые выкрики прохожих, заметивших непонятно откуда взявшуюся зеленую женщину.
Адель, шугнувшись в сторону, не знала как ей поступать – с одной стороны, было очень обидно, что ее считают преступницей просто из-за того, что она здесь находится, с другой, несправедливость просто злила, поскольку орком она не являлось, а с третьей – остатки здравого смысла заставляли ее подорваться и улепетывать, пока охрана волшебного города не прискакала ее арестовывать (документов то действительно не было).
Окинув взглядом окружающую местность и надеясь, что коллеги, как это водится, окажутся не слишком расторопны, Адель с характерной для орчихи грацией и ловкостью, расшвыряла толпу и ломанулась на узкую улочку, похоже – торговую, несясь туда, куда глаза глядели.
Глаза, впрочем, глядели лишь только вперед и, иногда, под ноги. Увы, разглядеть по-хорошему город возможности Адели не дали: «Вот надо же, город чудесный – а законы, как и повсюду, дурацкие!» - обиженно на бегу размышляла она, - «Проснуться… Надо срочно проснуться!» - конечно, понимание того, что все происходящее сон, делало ситуацию легче, но вот причины, почему она не может его победить, оставались для ведьмы как и раньше туманными.

http://s2.uploads.ru/yKNX2.png

Стражники нагнали ее очень скоро – просто перерезали путь – и, надо заметить, что изяществом манер стража Нирдема, как и везде, не сильно отличалась.
- Я ничего не сделала! – ревела «пойманная лань» громовым голосом, - Отпустите меня! – Адель пыталась вырваться, прилагая усилия, но мощная цепь, которую использовали для нейтрализации ее силы, оказалась удивительно крепкой.
- Заткнись уже! Не то хуже будет!! – предостерег один из стражников, - А будешь вести себя смирно – Так и вовсе отпустим… Штраф только выпишем… - добавил другой, на что первый ворчливо заметил, - Как же, ничего не сделала она! А по что тогда убегала?!
- Грррр-рх!! – разозлилась Адель, звякнув цепью, - Сами заткнитесь, придурки! Вы все вообще ненастоящие!! И просто мне снитесь! – стражники ответили ей дружным гоготом. - Чего вы смеетесь?! Сейчас как проснусь – и ничего от вас не останется! – обиженно фыркнув, припугнула Адель, с ужасом для себя осознав, что скатывается в плоское, подобающее для орка мышление, - «Ядрена плесень! И вправду – просыпаться б пора…» - забыв на мгновенье о сопровождающих ее стражниках, она отвлеклась на прохожих и, видимо не зря, поскольку взгляд ее тут же уперся в доселе виденную странную блондинку с радужным взглядом.
Она стояла средь толпы не двигаясь, на ней было длинное белое платье и, кажется, весь мир вращался только вкруг нее. Блондинка, глядя на Адель и видя, что та на нее тоже смотрит, коварно улыбалась. Явно она что-то знала!
- Ах ты, ильгина дочка! Это твоя работа! Все ты виновата!! – Адель дернулась в путах сильнее, так, что запястья в кандалах свело, а цепи впечатались в кожу, - Это из-за тебя! – еще сильнее… Она рванула вперед, угрожая лишить равновесия стражников, пытающихся вдвоем ее удержать, и бросилась в сторону белой эльфийки. Звенья цепи нервно дрогнули, и одно из них, «по канону» оказавшееся слабее других, все же лопнула, давая пленнице желанную свободу.
Радужноглазая не пыталась сбежать – так и стояла, глядя в упор, как орчиха несется на нее. Адель была вне себя, уверенная в том, что раздавит обидчицу, она уже было протянула руки к противной радужноглазой, но та с улыбкой втащила зеркальце из-за спины – красивое такое, на длинной ручке и в серебряной оправе – и обратила его на Адель.
Застыв, суккубия увидела себя – нет, не зеленую орчиху, а родное лицо! – но только лишь на секунду, дальше картинка стала дробиться, меняться, мелькать и рябить: она видела том отражении своих родителей, Горгота, друзей - Альвэри, Бея и Нерикса, Эллюмиель, Аэрену, и всех своих сослуживцев, начальство, соседей, врагов… – в зеркале перед ней промелькнула вся жизнь! Каждое лицо несло информацию, воспоминания – хорошие, плохие – лились в мысли скопом… Не выдержав такого потока информации Адель громко вскрикнула и ухватила обидчицу за руку, пытаясь вырвать проклятое зеркало, и…

http://s2.uploads.ru/yKNX2.png

…она проснулась под громкие девичьи крики, отчетливо чувствуя, как вывернула чье-то запястье. Чужая кожа под пальцами была шелковистой на ощупь – очень приятной и нежной, и оттого безжалостней Адель принялась выворачивать эту незнакомую ручку.
[float=left]http://s8.uploads.ru/uoQ15.png
[/float]Ведьма распахнула ресницы – путы беспробудного сна, наконец, отпустили ее. Она сидела на своей кровати, в своей скромной обставленной комнате, определенной ей инспекторским званием в расположении стражи Хартада. Девица, что кривилась от боли, пытаясь выкрутить руку, за которую ее поймала суккубия, всецело повторяла облик радужноглазой, виденной в Нирдеме. Вот только дивного свечения вокруг нее не было и, несмотря на свое милое личико, она казалась куда более жалкой, чем там - на территории сна…
- Так-так… - победно проговорила Адель, наслаждаясь приятным тембром собственного голоса, - Значит, сноходец? Как ты здесь оказалась, вообще?! – суккубия приподнялась на постели, откинув за спину черную реку волос и, грозно поглядев на магессу, хотевшую доставить ей проблемы, схватила ту обеими руками за шиворот, - Дурацкие шутки, милая деточка! Хреновая из тебя получилась колдунья… - грозно прошипела Адель. Тарритовские яркие глаза смотрели на сноходицу предельно серьезно.
- Ты… Ты мерзкая ведьма! – злобным шепотом проговорила эльфийка (хотя, может быть, она была эльфийской полукровкой – Адель не сильно в этом разбиралась), - Ты здорово сопротивлялась… Да только в следующий раз будет страшнее! Ты меня обманула, рано или поздно - ты за это поплатишься… - почувствовав, что хватка Адель ослабела, девчонка принялась трепыхаться.
Адель, тряхнув девицу за ворот, швырнула ее на пол, тут же соскочив с кровати и, придавив сноходицу сверху, неуверенно повела черной бровью.
- Обманула? Хм-хм… Это при каких обстоятельствах? - махнув хвостом у себя за спиной, суккубия задумалась, что стоит сделать со столь нагло вторгшейся в ее покой нарушительницей. Идей было много, но некоторые были сразу отринуты – уж очень сильно спать хотелось. Из-за веселых приключений в Нирдеме она так и не выспалась. - Не помню совсем… 
Адель уже не слушала, о чем толкует девица, ей стало скучно и тошно ее созерцать: - Акал твой покровитель! Шут с тобой, убирайся… - оставив брыкающуюся магессу в покое, она поднялась и протянула ей руку, чтобы блондинке легче было подниматься с пола. Вот только та, воззрившись на нее как дикий зверь, не оценила пожелания Адели мириться и быстрой тенью скользнула за дверь. Суккубия только пожала плечами, устало зевнув, пообещав себе не напиваться больше до того состояния, чтобы хотелось обманывать талантливых юных магесс, и снова завалилась в постель…

0

7

http://s2.uploads.ru/ra5Pk.png
Я - детектив!
http://s2.uploads.ru/agZYK.png

«8 утра в выходной — это глубокая ночь»
Все любят выходные… Дни, когда не нужно было думать о служебных заботах и, забывая о том, что ты – детектив, наряжаться в элегантные платья, Адель страшно радовали. В такие моменты она буквально порхала по комнате, выискивая посреди наваленных на письменном столе бумаг то шпильку, то расческу, то подвеску… Джей, призрачно витая где-то над ней, снабжал происходящее насмешливыми комментариями и пророчил хозяйке расходы, во много крат превосходящие размеры ее «скудного» жалования. Он, разумеется, паясничал – как, впрочем, и всегда – но привирал не так уж сильно. Охочая до странных безделушек и разных бесполезных блестяшек рогатая модница могла и впрямь оставить половину своих месячных доходов в лавочках Таллема… 
- Да что ты привязался со своей ерундой?! Все у меня под контролем!! – шваркнув сквозь призрака тяжелой дорожной накидкой, которую полагала накинуть на плечи, суккубия детально занялась сборами своей сумочки. Магические вещи, которые непременно имелись при ведьме (или планировали быть приобретенными ею) не терпели уловок с игрой измерениями, и в итоге Адель «по старинке» была вынуждена таскать все важное на собственных плечах. Благо, что плечи у нее были вполне себе крепкие.
Итак, о любимом оружии сегодня пришлось позабыть… Новехонькое платье, пошитое из темно-синего атласного сатина, приобретенного при прошлом посещении города кузниц и магии, смотрелось слишком уж «благочестиво», чтобы махать в нем кнутом или же прятать кинжалы под пышные белые рюши. А вот экспонаты Мортария – загадочный Змеиный ключ и пресловутая косточка Салли - были изъяты на Ильтаров свет и, любовно отираемые хозяйкой от пыли, удостоились почетных мест в убранстве Адели. Салли отправилась в сумочку, поскольку шокировать публику экстравагантными аксессуарами из человеческой кости Адель пока не планировала, а вот Змеиный ключ ладно лег в ложбинку ее декольте, оттенив золотистым сиянием насыщенный цвет нового платья.
С прической суккубия не сильно мудрила – оставив все на откуп милой естественности. Все и так было просто чудесно - пожалуй, догадаться сегодня, что данная барышня – стражница, было весьма затруднительно. И надо ли оно на рынке редкостей и любопытных вещичек?
Надеясь на плодотворный поход, суккубия выплыла из своей скромной комнаты еще до того, как солнце успело взойти высоко – планы у нее как всегда был очень масштабные – и, улыбаясь собственным мыслям, направилась знакомым маршрутом к Зданию телепортации.

«Дуракам везет»
Чудесный Таллем как обычно завораживал. Особенно в благоухании наступившей весны, когда горожане убирали теплые вещи в чуланы, фасады зданий приводились в должный вид, а девушки вплетали в прически живые цветы… А что до ярмарок и дней оживленной торговли? Пожалуй, только далекий и сказочный Шхаас мог бы похвастаться большим…
Для Делии такие прогулки были способом хоть как-то развеяться. И хоть «замшелой провинцией» она звала Денаделор лишь из вредности и сугубо по столичной привычке, но невесомые арки, изящные шпили и путанные улочки Таллема напоминали ей родной Ацилотс много больше, чем размашистый, известный добротностью стен и строений, просторный Хартад. Здесь же, в Таллеме, поселилась швея, у которой Кьюртен любила заказывать платья, здесь находилась знаменитая парфюмерная лавка, и здесь же в пользующемся недоброй славой Гиблом переулке она отыскала многие интересные вещи, законность коих, впрочем, находилась на грани между «светом» и «тьмой». Такие приключения зажигали в душе огонек – ибо являясь детективом не по служебному долгу, а по зову души, Адель всегда была не прочь засунуть нос в чужие грязные делишки…
[float=right]http://sg.uploads.ru/5OZmM.png
[/float]Ритмично стуча по мостовой каблучками, суккубия заведомо знала, что на товары «для души» и приумножения своей красоты она готова извести сколько угодно золота (которого в карманах, увы, не звенело), а потому решила для начала потолкаться среди «черных рядов», куда и направлялась теперь.
В ранний час улицы города были не столь многолюдны, а значит, что высматривая «проклятые вещи» в этом приветливом месте Адель должна была быть предельно внимательна. Странное дело, но здесь, за фасадами зданий, высокими коньками крыш и, будто преднамеренно частыми нишами, балками, междомовыми переходами, выступами всегда было довольно сумрачно. Редкие, светящиеся за счет тусклых рунных камней фонари, горевшие здесь круглосуточно, не слишком эту ситуацию меняли… Вцепившись крепко в сумку когтями, ведьма замедлила шаг, но постаралась сохранить при том достойный вид. Бандиты знают – озирающийся прохожий стоит того, чтобы обчистить его первым… И только беспечный «дурак» всюду пройдет беспрепятственно. Так вот – в амплуа «полусумасшедшей таррэ» Адель и выступала здесь, на сцене «дна» тайной таллемской жизни. Местные уже знали ее, что было, в общем-то, не удивительно – учитывая инцидент 1644 года, когда Адели довелось познакомиться с парочкой наемников Анемы. Про ведьму здесь даже ходила молва, что та питается негативным зарядом несчастливых вещей - как говорится, «минус на минус» всегда дает плюс – а посему торговцы редкостями хранили «порченый товар» для нее, чтобы только продать, а не выкинуть доходам в ущерб, и ждали как солнца Рогатую.
Сегодняшний «улов», впрочем, оказался не густ. Адель приобрела лишь пыльный фолиант о легендах Фатарии, да старенький агатовый браслет, который, якобы, когда-то был фамильной реликвией, и принадлежал умершей при загадочных обстоятельствах даме. Вещица и впрямь сохранила остатки энергии смерти, и потому некромантка решила оставить ее при себе, чтобы разобраться в деталях истории. Теперь пора было сменить цель своего путешествия на что-то, пусть тривиальное, но более пристойное для женщины, нежели обзор подворотен, и Делия уже намеревалась вернуться в центр города, но взгляд ее привлек один субъект с манящим взглядом и странной улыбкой, будто пытающейся что-то до нее донести…

«По имени Теш»
Высокая фигура в капюшоне с плащом стояла, замерев, в темной нише. На первый взгляд было сложно даже определить – какого незнакомец пола, но разве это могло заинтересовать суккубию? Нет, дело было в чем-то ином. Адель, как будто подсознательно поняв, что у загадочной персоны есть именно то, что она ищет, направилась в «расставленные сети».
Решив по началу, что безымянный торговец эльфийских кровей (одни лишь эльфийские юноши могли похвастаться малейшими намеками на проявленье щетины), Адель, подойдя чуть ближе, поняла, что сильно ошиблась: «Василиск! Что же, не стоит тогда удивляться, что эти глаза заставляют меня каменеть…» - подумала она, половинкой рта ухмыльнувшись относительно собственных мыслей. Действительно, янтарные очи пронизывали, заставляли мурашки бежать по спине, да только вот планы коварного пустынного змея были непостижимы. Что ж, хватит и того, что убивать Адель он точно не планировал.
[float=left]http://sh.uploads.ru/cxfeH.png
[/float]Замерев на расстоянии пары шагов от торговца, рогатая, не скрывая своего интереса, склонив набок голову измерила того вопрошающим взглядом. Василиск казался еще молодым – хотя на вид определить реальный возраст этих змей было не проще, чем оценивать возраст таррэ – как водится, черноволос, имел изящные черты лица… И, в том, что это юноша, Адель, залюбовавшись на минуту, не догадалась ровно до тех пор, пока торговец не решил подать голос:
- Теш. Мне тоже очень приятно… - иронично прошелестел в тишине приятный полушепот контрабандистки. Голос у нее был вкрадчивый и относительно низкий, но все-таки девичий, - Я знаю, что вы коллекционер …
- Но я ведь… - еще не представилась? Делия вздрогнула, словно выпав из мгновенной иллюзии, нервно захлопав ресницами: «Девица? Да еще и не промах… Надо же было мне так сглупить!» - таррэ закусила губу, неуверенно глядя на Теш, - «…но тем будет лучше! Дураков здесь, слыхано, ценят выше, чем умников!» - затем, собравшись с мыслями, улыбнулась серпенте в ответ.
- Это здесь многие знают, - Теш скептически пожала плечами и, вынырнув тонкими, покрытыми цветными чешуйками пальцами из-под складок плаща, извлекла откуда-то маленький розовый камень, напоминающий бледно окрашенный рубин. Внутри едва заметными штрихами светилась странная незнакомая руна. Адель, как торговка того и ждала, завлечено уставилась на сие достижение «науки и техники». Конечно, в рунной магии ведьма не смыслила, но, кажется, Теш точно знала, что и кому предлагать.
Покрытая чешуйками кисть резко сжалась, спрятав в ладони диковинку, и Делия, встревоженно вскинув полный непонимания взгляд, воззрилась на торговку редкостями: - Он ведь – искусственный? Как те… - осторожным шепотом уточнила она, серьезно испугавшись за свою репутацию.  Однажды видеть жизненные камни, изъятые из тела гомункула, ей уже доводилось.  Вещица у торговки в руке жизненным камнем никак не являлась, но «попахивала» чем-то из того же разряда. Однако Теш качнула головой отрицательно, ответив с долей юмора: - Увольте! Такого не держим… - таким же резким жестом, как камень появился на глаза, ладонь торговки хлопнула по ладони Адели, оставив в ней отпечаток сокровища, - Все законно. Да вы сами проверьте! Чувствуете?! – что именно стоило чувствовать серпенте пояснять не спешила. И это звучало вполне убедительно…
Адель действительно почувствовала: «Тей-а-арово семя! Там что, кусок Изнанки заточили?!» - вещица буквально разила «недоброй» магической силой, обжигала ладонь, будто желая под кожу врасти, и чуть покалывала пальцы.
Сомнение в движениях лица суккубии лишь четче вырисовалось: - Это что – накопитель? Кто был его прошлым владельцем?? – Адель действительно боялась редкой побрякушки и оттого азарт желания ее приобрести лишь креп. Да, стоило честно признаться – василиска свое дело точно знала!
- Так точно – накопитель тьмы. Экспериментальный образец… Его создатель – странная личность, и кстати – ваш собрат по крови… - конец второго предложения Теш произнесла на полуулыбке, от чего Делии было впору обидеться, да только ведь торговка «глаголела истину», - Не в себе, говорят. Да кто ж его знает? – назидательно подняв вверх тонкий палец и перейдя на вкрадчивый шепот, Теш наклонилась к самому уху Адели так, что суккубия смогла почувствовать ее запах, сквозь грубое полотно капюшона, отволгшее и пахнущее сыростью – толченая полынь. – Говорят, он побывал на Изнанке… В общем, за даром отдам. Я просто перекупщик, а этой вещи нужен знающий владелец - вам видней что с нем делать… - неприкрытая лесть, заставившая Адель недовольно свести брови к переносице, уже мало что значила. Таков уж характер торговцев. Она не могла упустить этой вещи – не важно, стоила бы та в итоге что-то или нет: - По рукам! – Кьюртен, довольная сделкой, утвердительно качнула рогами.

«Добился своего — это, на самом деле, забрал что-то чужое…»
Женщинам всегда чего-нибудь да не хватает… То накидки, то заколки, то леший разбери какого коня да телеги... Навернув по торговым рядам (уже более популярных кварталов) еще пару кругов, Адель перевела остатки честно заработанных средств и, обвесившись кулечками и свертками до самых рогов шла по улице, сияя что златый. Она уже даже не то чтобы шла, а парила, практически на автомате совершая знакомый маршрут. Энергетический запас в этом вечно набивающемся на неприятности теле за день почти исчерпался, и нужно было его скорее восполнить. Поэтому рогатая прямой наводкой шагала к знакомой таверне.
«Пусть будет сочная свинина, да чтобы с пряными травами, да сдобренная щедрой порцией густого соуса…» - всецело вкушая фантазии голодного разума, рисующие мясо на вертеле, голодная таррэ уже исходилась слюной, - «…вот чтобы медовые капли на подрумяненой корочке… И аромат на весь обеденный зал!» - уже привычно прогибаясь на входе, дабы не вписаться рогами в низкую дверную балку, нагруженная покупками дама «впорхнула» в таверну, ничуть не сомневаясь в заказе, который выпалила еще на подходе к свободному столику: - Мне порцию свинины по вашему секретному рецепту! Две!! – оставалось лишь чуть-чуть подождать.
Довольно распихав покупки вкруг себя, дабы не мешали обедать, Адель устроилась на лавке, слегка откинувшись назад и удобно облокотившись на пролет между окнами - привычка при возможности садится у окна, рожденная по видимости неприязнью к тесным помещениям, казалась рогатой чем-то очень естественным. К тому же – в такой позиции удобнее было наблюдать за происходящим в пространстве, а этой милой слабости тарритовское любопытство уже никак не могло отказать.
[float=right]http://sh.uploads.ru/M2p1a.png
[/float]Итак, стоило лишь Адели удобно устроиться, как гармоничность данного момента была тут же разрушена: заметив за окном троицу явственно принадлежащих к страже Таллема лиц, она напряглась: «Принесла жеж нелегкая! Чего еще могло здесь случиться?» - голодный желудок издал призывное урчание и Адель болезненно поморщилась, озираясь вокруг, - «Опять пьянчуги местные, что ли, поцапались? Или обокрали кого?» - однако же, привычная картинка «будни таверны» казалась совершенно прозрачной. Столики, как обычно и бывает в хороших заведеньях общепита, были под завязку забиты. Где-то слышался треск крепких деревянных кружек, более похожих на лохани, где-то скромненько бултыхалась ложка в зеленой похлебке – все пировали по мере возможности и в соответствии с уровнем наглости. Хартадская стражница озадаченно пожала плечами.
Отношения с коллегами из Таллема у Делии, признаться, не очень сложились. Местный офицерский состав еще помнил ее, в связи с историей, касавшейся гомункулов, называя «оторвой», «ацилотской выскочкой», и оценивая как «полный нуль по дисциплине». А чего же они ожидали – что Адель будет паинькой, поджавшей испуганно хвостик? – вот еще! С таким подходом к делу о результатах оного можно забыть – грамотный отчет и еще одно погребенное заживо дело.
Впрочем, все это лирика. Но то ли мысли материализуются, а то проницательность темных колдуний чуть выше, чем общая, да только группка коллег, едва ступив за порог, ровным рядком потянулась к ее, Адели, столику!
«Ага-а, я тоже скучала…» - обреченно закатив глаза, Делия томно вздохнула. Вот только разговоров с местными хранителями правопорядка ей на десерт не хватало! – «И, главное, когда им успели наябедничать про то, что я в городе?! Оперативно же работают, Акала сыны… Опять прицепятся со своей дисциплиной… Выходной у меня!» - да, именно так и сказала, стоило только коллегам окружить ее столик: - Выходной у меня! Дайте хоть пообедать спокойно…
- Вы арестованы, госпожа, - с весьма серьезным видом выпалил старший в отряде, - По подозрению в перевозке запрещенных товаров. В ваших же интересах сдаться Страже на добровольной основе…
Надо было видеть движение, с которым вытянулась ехидная рожица Кьюртен, уже готовившей хамскую речь относительно интеллектуальных способностей младших по званию, в очередной раз решивших до нее докопаться. Она вскочила с места, ударив по столу кулаком. Зачем? Да Тейар того ведает – эмоции вскипели… - Чтэ-э-э?!?
Да только Адель «рано радовалась», поскольку следующий коллега сумел так дополнить высказывание первого, что заставил ее поперхнуться: - На этот раз тебе не уйти от закона, Теш – Смертоносная Гадюка. Иллюзии тебе не помогут! - Рядовой Шоу, приказываю немедленно обыскать вещи этой контрабандистки! – поддержал его старший.
- О, вразуми Энвенэль! Вы хоть слышите, чего вы несете?? Какие, к Тейаровой теще иллюзии?!? – Адель, забыв о преградившем ей движении столе, рванула вперед, больно ударившись бедром об ребро столешницы, - А-а, чтоб вас… Чтоб вас да перекосило!! – ситуация действительно злила Адель, а вся таверна, замерев и забыв о еде и напитках, смотрела только лишь на захват контрабандистки, - «Теш! Быть не может!! Какая я дура…» - в задумчивости она хлопнула саму себя по лбу, но жест этот впрочем был скорее расценен как намек на скудоумие таллемских стражников, - Ваша Теш – василиск! Василиск! – вы хоть что-то смекаете?!! Да, у нее с такой лавочек фокусов точно обоз да тележка, но конечно - нет ни разу логичнее, чем скрываться под обликом очень заметной рогатой красотки, которую, в добавок знают в этих местах как свою!! – в лести любимой себе, как истинная дочь крови потомков айрито, Адель ничуть не скромничала.
- Но… - попытался ответствовать Шоу, извлекший из сумки Адели пресловутый розовый камень, - …поиск Теш был основан на том, что наш человек подкинул ей этот… - далее суккубия уже истерично смеялась, не в силах сдержать свои чувства.
Должно быть, именно это и стало венцом ее «убедительной речи» относительно Теш, поскольку, сграбастав в обнимку коллег и предоставив несчастному Шоу должность носильщика кучи покупок, уже спустя мгновение она неслась в сторону «черного рынка», едва ли надеясь застать контрабандистку на месте…

0

8

http://sh.uploads.ru/MrzxV.png

На тротуаре города, неужели
Мои крики лишь шепот?
Занятые люди идут вникуда, видят,
Что я промокла под дождём до нитки.
Без сожаления, все теряет значимость.
Я прекращаю сопротивляться,
Как цветок в подвале, ждущий
Одинокой смерти...

[float=left]http://sh.uploads.ru/eHB5v.png
[/float]Под шум дождя проще думается… Когда он едва начинается – то тело, будто с непривычки вздрагивает, отвергает холодные капли, а дождь бежит мурашками по бледной спине, настойчиво долбит по макушке. Но стоит на мгновенье отвлечься, как это чувство пропадает, сменяясь на нечто противоположное: вот дождь уже приятно гладит кожу, задерживаясь игривыми каплями на губах и ресницах, а волосы забавно липнут ко лбу…
Конец лета был самым благодатным с точки зрения Адели сезоном – перманентная грусть, трогая какие-то тонкие струны, бередила ей душу и, год за годом, жить ей хотелось все больше. А дальше приходила холодная осень, существовавшая наверно для того, чтобы зима не казалась внезапной. Зима – это смерть. А смерть не бывает внезапной. Разве кто-то из живущих не знает, что он наверняка когда-нибудь умрет? Презабавно…
Свободная от всяких условностей, она давно могла бы поселиться где-нибудь в теплых краях, или, присоединившись к какой-нибудь пиратской команде, бороздить океаны, но отчего-то не делала этого. Ей нравилась эта свобода – когда ты нигде, и ни с кем, и никому не обязана… Цветок на помойке. Наверное, грустно звучит? Отнюдь – таррэ, уж так сложилось, способны что угодно превратить в удовольствие! Даже вот такую бродячую жизнь.
Она стояла посреди пятиугольной таллемской площади, задрав лицо к небу, подставив бледный лоб дождю, и плотно зажимая глаза, из-за чего дождинки на щеках походили на слезы. Нет, Делия Черный Цветок, как здесь рогатую звали бессчетные знакомые, не слишком редкие враги и все те избранные, что назывались друзьями, вовсе не плакала – ведь это была самая счастливая девушка в мире!
Не знавшие расчесок длинные волосы, прилипшие к плечам и спине, сливаясь с водопадом ливня «текли» вниз по рваному платью, по оголенным коленям, по грязным щиколоткам и босым ступням. Черный цветок танцевала с дождем. Она кружилась среди ливня, и выглядела как умалишенная… Она могла звать Тейара и кричать во весь голос… Но всем на это было наплевать. Разве не это называется свободой и счастьем?

Она всегда была кошкой, а он был драконом,
И лунные ночи на теплом бетоне
Она проводила, греясь его огнем.
Они смотрели вниз, они ходили по крышам,
И этой ночью я тоже их слышал -
Их тени ловил иногда тусклый свет фонарей.
Прекраснее пары я не видел нигде...

Дверь на террасе легко растворилась, однако же Анри, стоящий у раскрытого окна с сигаретой, не повел даже бровью – рыжей, словно огонь. Собственно, также как волосы. Зачем было совершать ненужные движения, когда ее он давно узнавал по шагам? Правильно – незачем. Вот Анри и не дергался.
- Привет… - не оборачиваясь, с улыбкой в умиротворенном голосе, поприветствовал ночную гостью цирюльник. Нет, разумеется, Черный Цветок не клиентка. Хотя… Это смотря с какой стороны посмотреть.
- Здравствуй, Анри… - ответил из темноты такой же спокойный, но с теплой ноткой, голос.
- Зачем пришла? – он обернулся, сверкнув на гостью единственным глазом. Точеная фигура, облепленная промокшей одеждой, открывала бескрайний простор для фантазии. Анри усмехнулся, хотя лицо его по-прежнему оставалось серьезным… Фантазировать ему было без надобности, посему он предпочел отшутиться, - За полотенцем?
В ответ послышался приглушенный ласковый смех, Адель шагнула в лунный луч от окна. – Просто… Соскучилась.
[float=right]http://sh.uploads.ru/xPYVh.png
[/float]- Как хочешь. Денег тоже не дам… - на сей раз шутка прозвучала грубовато… Однако привычно. Вместо ответа она только фыркнула. Нет, полотенце суккубии было вовсе не нужно. Она просто скинула на пол сырую одежду, оставшись в любимом из платьев…
- Пойдем, прогуляемся? – игриво подмигнув инкубару, она, с видом завсегдатай подобных прогулок, указала прямиком на окно. Анри, сохраняя «драконье» спокойствие, невозмутимо ответил: - Что? В таком виде? – признаться, и сам он был одет не намного плотнее подруги. Разве что брюки, заношенные и застиранные, давно уже сидящие как собственная кожа, имелись… Вообще-то, Анри был не беден, и в его гардеробе имелись просто роскошные вещи, причем преимущественно женские платья: «Они мне за делом нужны…» - коротко объяснялся продавец информации. Адель в свое время померила каждое платье Анри, но каждый раз на робкое: «Мне хорошо?» - получила в ответ: «Отвратительно!» - поэтому тряпки больше не трогала. Ильтар с ними – все равно в моде Адель разбиралась как орчиха в музыке…
Рогатая безмолвно кивнула. Она понимала – Анри просто шутит: - Страйт, не придуривайся! Первый раз что ли… Дождь только закончился, да и спят все давно… - прошествовав по комнате хозяйской походкой, бродяжка высунулась из окна и, свесившись вниз осмотрела округу, - Никого. С каких это пор ты сплетен боишься, Анри? – игриво хихикнув, суккубка оседлала подоконник и принялась накручивать на палец огнистую прядку. 
- Уймись… - Страйт потушил сигарету и, с высоты внушительного роста заглянув глубоко в бирюзу, наконец, улыбнулся и взял ее за руку, - Уговорила, идем!
Нехитрым образом «слегка» раздетая парочка выбралась на широкий карниз, после чего без проблем перебралась на плоскую крышу в которой, собственно, и заключался весь секрет… Такие крыши иногда строят под «навесные» сады или под водосборные бочки, дабы в летнее время нагревать воду солнцем. В доме Страйта эта крыша ни для чего не использовалась – хозяин просто любил здесь сидеть и смотреть на луну…
Нагревшаяся за день крыша к ночи еще сохраняла тепло. И даже дождь, как сегодня, не мог с ним разделаться. Адель иногда приходила сюда, просто чтобы вот так посидеть, греясь этим теплом, да поболтать ни о чем, перебирая огненные пряди…
- Ну что, какие сплетни? – удобно уложив растрепанный затылок на колени к суккубии, Анри смотрел в темно-синее небо, выискивая взглядом падучие звезды.
- Начальник стражи женится… - Черный цветок потянулась, вновь закопавшись пальцами в любимые рыжие волосы. Анри рассмеялся.
- Не может быть. Врешь! Где узнала?
Делия пожала плечами: - Они меня вчера на базаре поймали. А я ведь только пару яблок стащила – из интереса просто… Могла бы и так попросить, - встряхнув еще сырой головой, она убрала налипшую прядку со лба, спрятав ее за завернутый рог.
- Поймали… И выпустили… - лениво протянул Страйт в ответ.
Она кивнула. – Конечно, выпустили! За красивые глаза… - на сей раз громко засмеялись оба. Понятная лишь инкубарам да суккубиям шутка… Они оба могли иметь все. Если, конечно, хотели.
- Адель? – после затяжного молчания вдруг спросил ее Страйт.
- М-м? – коротко ответила Делия.
- Почему ты приходишь ко мне? - Страйт вывернулся и уселся с ней рядом, - Я же не плачу тебе за слухи? Ты кошка… А я тебя не кормлю.
– Не знаю… - она вновь пожала плечами, - Просто мне с тобою тепло. И свободно…
– Хороший ответ… - зеленый глаз блеснул в темноте. Анри аккуратно поправил ее черные кудри. Короткий поцелуй, лишь один. – Спать пошли. Тебе-то хорошо, можешь свободно гулять… А мне вот – работать.
- Работать… - тихим эхом повторила Адель, - Анри, состриги мои волосы!
- Зачем?
- Просто…
- Ну, как хочешь…
- Анри… - она, поднимаясь, подошла к краю крыши, - Я, возможно, уже не приду…
- Отойди, нас увидят… - он снова взял ее за руку, - Куда ты денешься то?
- Умру… Наверное.
Старайт лишь громко рассмеялся в ответ. – И я тоже.

Curse the Reaper cowled in black,
He's laughing at your failing!
Pull that oar until it cracks,
We're bound for better sailing,
Bound for better sailing…
And cheat your sorry grave!

Сегодня в портовой таверне было шумно и весело. Кто сказал, что эти дурные ребята – пираты? Нет, мирные торговцы конечно же… Просто команда веселая, дружная потому что! Подумаешь, оружием торгуют – ведь это редкий товар, из Шхааса все везут … Вон, Брайс, например, урожденный ассури! Татуировка буквально сплошная (это потому что торговец заслуженный) и полное имя у него Брахсайше Эс’Тэхшэ… Нет, выговорить это он точно не сможет – зуб выбили вчера по пьяни, да и с похмелья он.
[float=left]http://sg.uploads.ru/axJrs.png[/float]Увы, нормальных посетителей в такой погожий день таверна принять не могла – больно мореходы веселые были. Некогда, понимаете ли, было кого-то другого персоналу обслуживать, не любили заморские гости заминок… Лишь только для принца такого ограничения не было.
И ничего, что принц носил обноски, был босым и чумазым, рогатым, с острыми клыками, хвостом и кривыми когтями, по жизни не имел и медяка в кармане, да и вообще, жил одним днем… Он был прекрасен! Принца звали Черный Цветок. Достаточно было его присутствия здесь – Черный Цветок мог получить, что хотел!
- Адель!! – официантка по имени Хизер, бросив поднос вместе с грязной посудой на ближайшем столе, легкой бабочкой подлетела к рогатому, разглядывая с ужасом изменившуюся прическу таррэ, - Где твои волосы?! – с любопытством обойдя своего «принца» вокруг, Хизер любовно оттерла большое пятно на щеке у таррэ, - А это что такое? Давай мы с Кесси помоем тебя! Господин Бальрадин, конечно, разворчиться опять… Но кто его слушает? – действительно, зачем кому-то слушать владельца сия заведения? Вот кто-кто, а господин Бальрадин был для Аделя самым первым врагом! Благо, что помимо таверны он работал в продуктовой лавке на рынке, и постоянно следить за «набегом» суккубии просто не мог.
Адель пожал плечами. – Уголь, наверное... Я в порту мешок своровал. И продал. И волосы тоже… - про волосы, суккубия конечно же врала. Даже безумному алхимику они навряд ли могли пригодиться… Однако за красивые глаза… Ладно, это лишь лирика.
[float=right]http://sh.uploads.ru/gDkRt.png
[/float]- Эй ты, ильгина шавка! Ты там, что ли, подохла?!? – огрызнулся на забывшую про свой служебный долг обслугу один индивид из «развеселой» компании. Да, он, как и его дружки, давно не стоял на ногах. Однако же, ему по прежнему казалось, что вина недостаточно, - Чего ты разнюнилась, гоблина самка?!? Брось ты этого монстрова выродка! – показательно плюнув в направленье таррэ, повеселив команду заодно, «заморский торговец оружием» с размаху зашвырнул в официанту тяжелую деревянную кружку, но промахнулся, угодив таррэ в аккурат по рогатой макушке, из-за чего, похоже, расстроился: - Акаловы сыны, тьфу-у, гнильца вас порази! Да с дюжину крюков вам под дышло!!
А вот его команда, точно такая же трезвая, восприняла сей жест как руководство: - Бей рогатого!! Брайс, ты чо стоишь, пьянь подзаборная?!! Вставай, змей проклятый!! Валите этого шута, соплежуи!!! – Адель опомнится не успел, как тумаки посыпались на него со всех сторон.
Нет, дрался он очень даже прилично! Взрослея на улице и не такому научишься… И, коль уж скоро, «против лома нет приема», то приходилось ломать… А также бить, кусать и крошить. Одним словом, у мебели, посуды, и господина Бальрадина в частности не было шансов.
- Ай! Ты его бей, не меня, идиот!!
– Слышь ты, гном позорный! Ты с Тейара ли мне по морде заехал!?
- Получай, тварь рогатая!! А-а-ай!! Братцы, он хлеще виверна кусается!!!
- Мужики, а на кой мы ее бьем-то? Это ж девка! Только страшная, и волосья обрезаны! Ах ты, песья порода…
- Ты до глюков нынче допился что ли?
- Слушайте, а правда ведь баба…
Спустя каких-то пять-десять минут в команде начались разногласия:
- Девушка, а как вас зовут?
- Отвали от нее, змей проклятый! Эта шавка моя!!
- Да я те щас в челюсть двину…
Как говорят в народе? От ненависти до любви лишь шаг?? Это они про таррэ…

Плохой Адель. Очень плохой...
Тут должна была быть совсем другая песня,
Но она была слишком грустная и не подходила Аделю, и я передумала
XD

[float=left]http://sg.uploads.ru/t/ePROE.png[/float]
Месяц Прощания Журавлей – самый грустный месяц в году… Хизер долго смотрела в окно, но только лишь холодный дождь стучался к ней «на огонек»… Черный Цветок словно растворился во времени. В разгар месяца Страстного Танца, когда Адель, решившись за вольным ветром умчаться, сел на какой-то проезжий корабль, Хизер еще свято верила, что обещание таррэ «вернуться к осени» - нерушимая клятва...
Четыре месяца она простояла в порту, все глаза проглядела в пустую туманную даль. Он не вернулся.
Однако же, в один из ветренных осенних дней, девушка получила письмо:
«Хизер, прощай…» - так оно начиналась, - «Не злись на меня - ты ведь все знала заранее. Я не люблю тебя, и я не вернусь. Лучше подыщи себе подходящую пару, а я – ветер вольный… Но не в твоих парусах. Адель» - прижав бумагу к лицу, как салфетку, Хизер завыла… А ведь Адель не соврал. Бродячая душа – он жил одним днем… А разве завтра когда-нибудь бывает сегодня? Разумеется, нет.

Отредактировано Адель Кьюртен (2015-05-10 18:38:46)

0

9

http://s2.uploads.ru/ra5Pk.png
Фатарийские Фанты:
«Такая вот приключилась история...»

http://s2.uploads.ru/agZYK.png

Месяц Прощания Журавлей, день 5-ый.
1645 год от подписания Мирного Договора.
Хартад, Таверна «Золотая виверна»

- Ага, вот ты и попался! – победно провозгласила Кармела, швырнув оставшиеся карты на стол. Адель, задумчиво кусая губу, ей улыбнулся. – Так уж и быть, снова выиграла… - Кармела, устроив острый подбородок на сложенных ладонях, кокетливо состроила глазки суккубии: - Рассказывай уже! – нежный смешок через губы, - Только правдивую!!
Адель, откинув голову назад, обвел глазами помещение: - Эй, служка! Еще пинту этого чудного красного эля… Так я и знал – эта мошенница даже инспектора выведет на чистую воду! - шутливый тон, вопреки уже третьему подряд поражению в нехитрой карточной игре, указывал на благостное расположение духа Адели. Она, скрывшаяся под защитой мужской ипостаси, была уже порядком пьяна и, кажется, даже желала выдать этой наглой девице, которую еще какие-то три часа назад желала упечь за решетку, самые сокровенные тайны.
- Ну ладно, слушай… - устроившись удобнее на стуле, Адель завел рассказ, - …однажды приключилась со мною такая история, что при иных приличиях и не расскажешь… - бархатный голос Аделя лился размеренно, Кармела увлеченно заерзала на стуле: - Давааай! Не тяни! – рассказ продолжился:
- Просыпаюсь я, значит, как-то раз – в ранищу как всегда, еще до восхода. А по комнате будто бы шарится кто-то… Топчется кругами по комнате, да еще и сопит – громко так сопит, увлеченно. И вот лежу я и думаю: каким надо быть самонадеянным вором, чтобы сунуться прямо в расположение стражи, да еще так шуметь? Или это мне снится? Поворочался значит, и на другой бок улегся… Думаю – показалось наверное. Только время идет, а шумок у стола не стихает. А со мной, знаешь ли, случались разные странные вещи… Я, в силу склонности к магии тьмы, разнородные странности так и притягиваю… - тут Кармела, перебив повествование, недовольно воскликнула: - Эй! Про сноходца ты уже мне рассказывал! И не думай, что сумеешь меня провести! – Адель ухмыльнулся, - Что-то ты слишком внимательна… Выпей еще, не с незнакомцем ведь пьешь. Еще один кон – и будем знать друг друга как «с песочницы». – Кармела послушно хлебнула ароматный красноватый напиток. – Так вот… - с интонацией великого сказочника, суккубия вернулась к рассказу:
- Это уже показалось мне весьма подозрительным. На столе ведь важные бумаги хранились, да личная моя переписка. И вот когда уже послышался громкий шорох примятой бумаги, да что-то плотное полетело мне в спину – я вскочил, не медля ни секунды!
Весь сон как ветром сдуло – ей-ей! Не очень то приятно, когда в собственной комнате ты становишься мишенью для чьей-то извращенной фантазии! И знаешь, кого я увидел?
– Кармела глубоко вздохнула, но высказать предположения рассказчик ей не дал:[float=right]http://s4.uploads.ru/t/SdNUC.png[/float] - Белефа! Ей-ей, Ильтар! Белефа я тогда увидел как вот сейчас тебя – сидел на столе, среди кипы примятых бумаг и предовольненько фыркал! Я разозлился, да как шурхну его одеялом: «Ах ты, паскуда!» - говорю, - «Паразит ты домашний! Каким Тэйаровым ветром тебя сюда занесло!» - а он, вишь, испугался, заверещал, как индюшка подбитая, да кубарем под стол укатился. Белефы, вообще-то, не злые – прелестные меховые комочки. Прелестнейшие звери, пока не учиняют погрома… А этот, видно, приплутал откуда-то… Голодный! - Адель замедлилась, перехватив глоточек эля, дабы горло смочить и продолжила сбивчиво: - Да то и не мудрено… Ремонта не было в казармах сотню лет, подвалы – я вообще молчу – как выглядят. Тут ведь не только белеф заведется, а леший с болотником! В общем, съестное он верно искал, вот ко мне и забрался. И ведь смышлёный оказался малый…
И вот, согнал я его со стола, смотрю на весь этот бедлам им учиненный, и думаю – за что мне хвататься первее: чернильница вдребезги, чернила повсюду, как кровь, писчие перья – что лиса изглодала, рабочему журналу конец, а самое примечательное – все книги на полках по алфавиту расставлены! Вот ведь ты что – грамотный белеф мне попался!!
И вот, я схватился за голову – думаю, хоть чернила убрать побыстрее. Да не тут-то мне было… Пока до стола добирался, на что-то вступил, да как грохнусь…
- на этом месте Кармела принялась отчаянно смеяться, а сам рассказчик смех едва сдерживал, - …да рогами об стул… О, милосердный Ильтаре, мать моя инкубар!! Лежу значит, растянувшись в чернилах и вижу – на графитовый стержень вступил, такой же покусанный. А в паре метров эта сволочь с невинными глазками сидит и жирненько так на стенке графитом выводит: «Даити зладкыэ липешкэ и мы болши нибудим. Гнумы.» - эх, хула забубенная тому остроухому, кто этого умного зверя науськал, да грамоте так хорошо обучил! Но в тот момент меня от смеха так разобрало, что до бардака уже им учиненного никакого дела мне не было. Забавный оказался звереныш…
А сладкие лепешки я ему все же принес. И он оказался весьма благодарным – даже чернила, которые в половицы впитались так крепко, что я и не знал, чем их теперь отскребать, магическим образом куда-то исчезли. Видимо Белеф прижился, да с уборкой-то мне подсобил. Такая вот приключилась однажды история…
- закончив рассказ, Адель покивал, мол - все на сим. Кармела, прослезившись, аплодировала - Чудесно! Восхитительно… Ну что, еще раз сыграем?

Отредактировано Адель Кьюртен (2015-08-29 15:46:05)

+2

10

http://s2.uploads.ru/ra5Pk.png
Сон Адели
http://s2.uploads.ru/agZYK.png

Адели снилось, что она идет по зеленому саду. Здесь было собрано великое множество прекрасных цветов и деревьев, но в целом сад выглядел совершенно запущенным – все растения росли так, как желали. В досягаемой близости никого видно не было, поэтому суккубия шла осторожно, озираясь насторожено по сторонам. Вскоре вдалеке показалось строение – небольшая витая беседка, заросшая виноградной лозой. Присмотревшись внимательно, [float=right]http://s3.uploads.ru/3vdDM.png[/float]Адель заметила, что внутри кто-то есть. Силуэт, драпированный мягкими светлыми тканями, определенно был женским… Хрупкая, длинноволосая девушка.
- Госпожа… - неуверенно окликнула незнакомку Адель, но та, по-видимому не услышав суккубию, не двинулась с места. – Простите, госпожа… - повторила Делия чуть громче, ускорив шаг и двинувшись напрямую к беседке, - …скажите, что это за место? – на сей раз незнакомка обернулась на оклик, заставив Адель оступиться. Лицо незнакомки было красиво, но очень печально, а глаза – перевязаны лентой. Девушка оказалась слепой… Смутившись, Делия потеряла ход мысли, и собиралась последовать дальше, не трогая покоя незрячей красавицы, но та внезапно обратилась к ней по имени:
- Здравствуй, Адель… - подняв подбородок, она обратила к Адели лицо, словно видела незрячим взглядом сквозь повязку. Изумленная таррэ застыла перед нею как вкопанная… И потому, предвидя шок собеседницы, слепая девушка поспешила пояснить ситуацию: - Не бойся, дитя. Я ждала тебя здесь… - Делия уронила растерянный взгляд, заметив у незнакомки в руках красивые песочные часы, в которых алый песок, что было странным, вместо того, чтобы сыпаться вниз – «падал» вверх. Глаза Адель округлились, а от пришедшего понимания отнялся язык. Слепая незнакомка нарочито выжидала подходящий момент… В том, что встреченная ею дама никто иная, как богиня времени Мариса, сомнений у Адели больше не было.
- О Дева Судеб, пощади мое невежество… - упав перед ней на колени, суккубия просила божественной милости. Мариса же, ничего не ответив, велела ей жестом подняться. – Не надо лицемерия. Пускай мои глаза не видят, но я не слепа - отсутствие зрения помогает зрить в корень времен, - указывая пальцем куда-то вперед, кажется, даже мимо Адели, богиня сказала, - …сейчас ты нигде. Всему свое время, Адель… - и, вроде бы, ответ на конкретный вопрос был получен, но от него ситуация становилась лишь только запутанней. Адель ощутила, как тело ее начало становиться совершенно прозрачным – что обычно для призраков, из-за чего ее охватило волнение. - …Придет твое время, - повторила Богиня уже иными словами. Теперь Адель ее даже не слышала – лишь видела шевеление губ. Границы миров разомкнулись…

+1

11

http://s2.uploads.ru/ra5Pk.png
Сон Адели
http://s2.uploads.ru/agZYK.png

Уставшая Адель заснула быстро, не слыша ни возни Эбигейл, ни шороха ночного ветра об оконные рамы. Погода, судя по всему, приходила в себя, что было бы весьма актуально в прогулках по берегу Кхалпа, и хмурые тучи наконец-то развеяло. Глубокий, липкий сон спеленал ведьму по рукам и ногам, поэтому уснувшая Адель не шевелилась – лишь только грудь ее вздымалась от дыхания, не позволяя смешать сон и кому.
Ей снова грезился тот странный запущенный сад, где она встретила Слепую Богиню, но в этот раз сад выглядел сумрачно. Деревья, не цветущие более, а уродливо черные, походили на остовы от тел мертвецов – кости, иссушенные временем. Кое-где с них свисали белесые клочья паучьих сетей, а былые цветы под ногами представляли подернутый инеем печальный гербарий. Однако же Адель не ощущала себя чужеродным объектом в этом мертвом саду и ничего не боялась… Эй было хорошо и легко, а прохладный воздух – позволяющий выдыхать белесые облачка пара – казался особенно вкусным и чистым, как в ноябре, когда стоит сухая погода.
[float=left]http://s3.uploads.ru/5JpGt.png[/float]Отыскав среди черных стволов очертания беседки, где в прошлый раз она встретила свою собеседницу, Адель шагнула по направлению к ней по мощеной тропинке, но, не дойдя до намеченной цели, отвлеклась на любопытную сцену… На увядшему кустике розы, среди черных шипов, в ловчей сети паука билась лазурная бабочка. Цвет крыльев бабочки был таким ярким, что казалось, невозможно было не заметить ее в этом царстве погребального сумрака. Адель осторожно коснулась крыла бабочки пальцем, ощущая бархатистую пыль, оставляющую сияющий отпечаток на коже. Паучья несчастная жертва забилась отчаянно, надеясь разорвать проклятущую сеть. И суккубия даже было подумала ее отпустить, но…
- Так вот, что зовут «справедливостью»? – проговорил неожиданно за спиной у Адели непонятно откуда появившийся с ней рядом мужчина. Суккубия испуганно отдернула руку от бабочки и обернулась, забегав глазами. Никого… «Может быть - показалось?» - проскочила в голове изумленная мысль.
- Нет, я действительно здесь… - елейным тоном протянул собеседник. – И всегда был с тобой, так уж вышло… - голос, в противовес умирающей картине природы, казался молодым и расслабленным, и в нем явственно звучала улыбка. – Так что насчет паука? Ты не думаешь, что это жестоко? – Адель обернулась, испуганно глядя вокруг – никого рядом не было, но голос упрямо звучал у нее в голове! – Довольно жестоко лишать паука этой честной добычи, портить красивую сеть…  Неужели, все дело в привлекательной внешности бабочки?  - идея, озвученная загадочным голосом, показалась Адели весьма любопытной и она ухмыльнулась. Собеседник, безошибочно распознав ее чувства, продолжил: - Забавно ведь, правда? Так называемая мораль добродетели делает мир контрастным – и вроде бы все очевидно, но стоит только получше приглядеться к полутонам… М-м-м~ - он растянул это сладкое «м-м-м», будто говорил о пастиле и конфетах, - Так что – не забывай никогда – ты не обязана следовать чьей-то монотонной морали. Выбор остается всегда… - голос, улетая куда-то вглубь сада, растворился в сознании раскатистым эхом:  - Всегда-да-да-да-да…

0

12

http://s3.uploads.ru/SBWQz.png
[float=right][mymp3]http://dl7.mp3party.net/download/8429104|Within temptation – Say My Name[/mymp3][/float]
[float=left]http://s3.uploads.ru/chkB5.png[/float]адать в безвременье было приятно. Адель, успевшая сжиться с Клепсидрой, научилась без лишних проблем понимать те сплетения судеб, что открывались ее взору тогда, когда душа, обретая паутинную невесомость и тонкость, выходила из тела. Такие погружения (припоминая первое знакомство с Клепсидрой, Адель никак не могла разорвать его с темой воды, предпочитая называть «погружением»), впрочем, безопасными не были. Каждый подобный прыжок в неизвестность был непохож на предшествующий, и не мог быть похожим... Ведь время, в отличие от иных форм материи, крайне изменчиво. Всякий раз, перешагивая эту нечеткую грань, Адель рисковала, но именно это научило ее относиться к подарку Марисы с необходимым почтением. Она не открывала Клепсидру, если не видела для того четкой цели и веской причины.
Сегодня же «сон», который Адель намеревалась увидеть, касался темы крайне личной и критически важной для Кьюртенов, потому что задевал интересы семьи... Адель, со дня приезда живущая словно в тумане, ходила вокруг этой темы кругами, но никак не решалась подойти к ней вплотную, коснуться ее. Ей казалось, что если неминуемое будущее – каким бы ужасающим или бесконечно прекрасным оно ни предстало – вдруг откроется ей, то сердце ее разобьется на миллиарды осколков, каждый из коих вопьется в ее обнаженную душу, оставляя глубокие шрамы на каждой секунде отсюда и до последнего дня ее жизни.
Ей было достаточно: Горгот, находящийся Тейар знает где, не черкнул ей ни строчки – с ним они, будто бы, просто «разошлись по делам». До боли банально и до неприличия холодно, опять погрязнув в службе, раскиданные по отдаленным частям Королевства, без зазрения совести наплевав на намеки судьбы, которые боги неспроста им подкидывали: «А ты как себе представляла совместную жизнь с инквизитором? Иначе?!» - поддело в мыслях ее саркастичное эго. Действительно, она даже не знала, а жив ли возлюбленный? Впрочем, о смерти его ей бы уж наверняка сообщили... - «Правда же? Или нет...?»
Насмешкой Акала, даже последняя «ниточка» - в форме пульсирующего в ритме сердца Горгота рубина – оборвалась, так как магический перстень Адель потеряла. Потеряла... Невозможно поверить! Но суккубия ныне за себя не ручалась – ей казалось, что она и себя самое потеряла, что ситуация, в которую она угодила – чья-то злая иллюзия, и что даже ее лицо в зеркале – уже не ее.
Но сегодня, облаченная в нежное платье из кружева и с оголенной спиной, с бледной шеей в петле длинных бус из отборного черного жемчуга, маслянисто блестящего в свете комнатной лампы, и увенчанная диадемой из белых тканевых роз, которые было сложно отличить от живых, она мягко упала в объятья перины на кровать в своей девичьей комнате...
И ее ощущения были – тупы; чувства – напротив, оголены до предела. Кожа трогала мягкость постели, обоняние слушало ноты лаванды, соцветьями которой ее матушка традиционно перекладывала свежее белье в комоде, слух находил где-то рядом бархатный стук мотылька, бьющего крыльями об абажур... Но все это было совершенно не важно. [float=right]http://s7.uploads.ru/SWTnZ.png[/float]
Адель, взмахнув ресницами, закрыла глаза и, тая в облаке пышной перины, прикоснулась к холодному «сердцу» Гарганты. Часы на цепочке, уютно утонувшие в ложбинке между набухших грудей, она теперь никогда не снимала. Прохладность артефакта будто бы добавляла ей сил – казалось, она чувствует, как бьется «механическое сердце» времени, и как жизнь утекает сквозь пальцы. Теперь она ощущала всю ценность и весомость секунд – часы, несмотря на свой скромный размер, иной раз оттягивали шею так, что вериги юродивого. Теперь к ней пришло понимание, что обладание чем бы то ни было порождает ответственность... А чем это «что-то» масштабнее, тем сильнее должен становиться хранитель его. Адель понимала – стоит дать место слабинке, как она, после всего, что на нее навалилось, тут же скатится в бездну безумия.
Делия сделала вдох, жадный и продолжительный, последний перед «погружением» – и, теряя остатки единения с телом, упала в безвременье.  Тик-ток... Тик-ток... – где-то в глубине ее мыслей пропел часовой механизм, величаво скрежетнули шестерни мироздания, двигая за собою все сущее. Тик-ток... Тик-ток... Тик... Выдох. Вдох.
Едва открыв глаза, Адель тут же выпорхнула через окно своей спальни и очутилась на улице. Почти знакомой – ацилотской улице детства – но все же... Какой-то иной, очужавшей. Или отчужденной – как правильно?
Что же тут изменилось? Она, осторожно шагая по шершавым и пестрым камням мостовой, забывая, что призракам вовсе не надо шагать, двинулась выше по улице, заполненной столичными жителями, незаметная для них и едва ощутимая. От соприкосновения с призраком иной чувствительный прохожий мог испытать приступ необъяснимого страха, вздрогнуть, ощутив непонятную прохладу на коже, но не более. В этом времени Адель была эфемерна как те, кто лишился своих тел безвозвратно.
Теперь в Ацилотсе, как и в том времени, где осталось лежать бездыханное тело Адели, было жаркое лето. Жаркое, разумеется, в понимании Севера – то есть в лучшем его понимании: идеальный сезон, чтобы выгулять новое модное платье или выпить бокальчик вина, а также свобода для академистов и школьников... Вспоминая безумства студенческой жизни, Адель улыбнулась себе – теперь это все было так далеко и наивно прекрасно!
От ностальгических мыслей на душе стало как-то теплее – если это, конечно, корректно говорить в отношении ее призрачной формы, где душа – это все, что имеется. И тот час же захотелось направиться к месту, уносящему в еще более отдаленные годы.
«Не парадокс ли? Отправиться в будущее, чтобы там погрустить об ушедших деньках...» - поймала себя на такой странной мысли Адель, вспоминая о главной причине ее «погружения». Впрочем, она направлялась в то место, что являлось средоточием ее жизни во все времена – к дому дядюшки, до сих пор жившего на окраине города в своем мрачно-торжественном особняке.
Рядом с домом, сколько Адель себя помнила, находился пустырь, и, она была готова поклясться, что за те восемь лет, которые она перешагнула, он никуда не исчез. Могли поменяться фасоны нарядов и вывески, закрыться и открыться лавки с мастерскими, а вот пустырь – не нужный никому, кроме детей – похоже, должен был существовать здесь с момента рождения мира до самого крайнего дня!
Что ж, Адель не ошиблась: площадка, как и прежде, служила «испытательным полигоном» и «тренировочной базой» в едином лице. Сегодня испытания шляпной коробки на прочность, а глаза - на меткость производила компания из пятерых школяров, трое из которых были явно человеческими отпрысками, причем двое из них являлись близнецами, четвертая светловолосой листоухой девчушкой (Адель была почти уверенна, что не ошиблась), одетой почему-то как мальчик и с мальчишеской стрижкой, а пятый...
Пятый был самым рослым из этой компании. С голыми, позолоченными россыпью милых веснушек плечами и в просторной рубашке, скроенной по ильзарским канонам – чтобы оставить свободу для крыльев. Рыжеволосый, зеленоглазый, до боли похожий на «тетю» Келайно, являющуюся ему родной «бабушкой». И одновременно дедушкой и, как ни странно, в то же время «мамой»: - Тик-ток... Тук. Тук. Тук-тук...тук. Тик-так-тик-так-тик-так... – сердце замерло, а внутренние стрелки побежали быстрее. Душа Адели могла б уйти в пятки, если бы кроме души у нее сейчас что-то было, потому, за неимением выбора, она встала поодаль и, сложив пальцы в молитвенном жесте, вперила взгляд, безнадежно дробящийся в радуги слез, на того, кто высунув от усердья язык, целился из кривого самодельного лука деревянной стрелой по коробке. Но...
Хлоп! - тетива из бельевой веревки слабеет, стрела безвольно падает на землю... Но стрелку все равно.
- Эй, Сэм! Ты чего? – приободряюще толкнул в плечо парнишку один из товарищей. – Призрака снова увидел? Да, Сэмми? – добавил его брат, толкнув в другое плечо. – Отстаньте, вы оба! – осторожно коснувшись ильзарского крылышка, вступилась эльфийская девочка, - Это совсем не смешно!
Юный таррэ, застывший в той самой позе с упавшей рукой, расширив глаза, и от ужаса лишившись дара речи, смотрел на Адель. Спустя долю минуты он глотнул воздух как рыба, выброшенная на берег волной, и, указывая в сторону призрака пальцем, произнес полушепотом. – Не может быть... Это просто видение...?
- Что там? – спросили хором дети. – А там м...моя, - его голос дрожал от испуга, - Моя кузина...Адель. Призрак. Но она же не... – он готов был заплакать, и Адель, легко отвергнув принцип невмешательства в течение времени, тот час же метнулась к нему с всепобеждающим желанием обнять, но, стоило ей прикоснуться к ребенку, как она проскользнула насквозь, ощутив и тепло его тела и содрогание сердца от ужаса.
- Ох, прости, дорогой... – обернувшись к ребенку лицом, но стараясь не смотреть в его глаза - зеленущие, будто злая микстура алхимика, она задала самый глупый вопрос, что в такой ситуации можно было задать: - Значит, ты меня видишь? - совершенно не к месту, но она просияла улыбкой.
- Да, - слегка успокоившись, ответил юный ильзар. – Я вижу всех призраков. А, так ты не Адель? – взвесив какие-то, только ему одному лишь известные, факты, пришел к выводу Сэм. - Ты просто приняла ее облик? - кажется, любопытство в нем перебило испуг.
- Не-ет... То есть, ты прав – я не Адель! – с довольно нелепой и фальшивой улыбкой соврала суккубия, - Я даже не знаю, кто такая Адель! А ты –  Кьюртен, ведь верно? – мальчик кивнул. По выражению лица было понятно, что собеседница его смущает и вызывает недоверие.
– Да, Кьюртен! Самайн Кьюртен! – произнося свое полное имя, представился мальчик - как должно, с истинно тарритовской гордостью, вскинув рожки. А затем пояснил: – Ну, а Адель – моя кузина, и она тоже умеет разговаривать с призраками... Зачем ты приняла ее облик? Чтобы поговорить со мной, да?! – он нахмурился, начав раздражаться.
Дети, почти забывшие о пятом товарище и его странностях, спорили между собой – один из близнецов, покрутив у виска, показал в сторону Сэма. Его брат, приняв поднятую тему за удачную шутку – рассмеялся. Третий мальчик, довольно флегматичная личность, как ни в чем ни бывало продолжил стрельбу по коробке, а девочка, топнув ногою и на что-то обидевшись, убежала.
Это же, кажется, планировал в ближайшую минуту сделать и Самайн: – Чего вы таскаетесь тут? Все, достали... Уходи на Изнанку! Тебе тут нельзя!! – он фыркнул. Знакомо, до пронзительной боли в груди, точно так же, как это делал Горгот в его возрасте. Адель отступилась: – Прости, я не должна была, да... – ее голос, повинный, бесцветный как и сама она здесь, погладил пространство, – ...иди, а то твоя подруга, похоже, расстроилась – ее надо догнать. Я больше не потревожу тебя... – она протянула ладони навстречу Самайну и, в последний раз посмотрев на того, кем однажды может стать ее пока не родившийся сын, взмыла в небо, улетая в свое настоящее. Ее сердце, отнюдь, не разбитое, снова  наполнилось светом, который хотелось нести высоко, как Изначальное пламя - для того, чтобы будущее этого мальчика стало ее настоящим!

Отредактировано Адель Кьюртен (2018-10-09 00:41:01)

+1


Вы здесь » За гранью реальности » Блоги персонажей » «Тетрадь дружбы» Адели Кьюртен