За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » С миру по нитке » Окрестности Далиана » Город Сезия [юго-восточный материк]


Окрестности Далиана » Город Сезия [юго-восточный материк]

Сообщений 21 страница 40 из 150

1

http://s9.uploads.ru/UCEDj.jpg
Сезия, «Город Мира»
[ статья об алла ]
http://s2.uploads.ru/TC1Z3.png

Сезия (вилиамад - Cessa) - крупный торгово-портовый город, раскинувший свои владения в северо-западной части материка. Основана еще в далеком 955 году от п.м.д. как выход к Холодному морю, и в то время представляла собой небольшой форт с портовым предместьем. Естественно, городок степенно разрастался, но свой нынешний облик Сезия приобрела лишь в 1445 году благодаря грандиозному проекту Сильвервина Рейль-Миерана «Градостроителя», именитого на тот момент архитектора (ныне покойного, но его скульптура за выдающиеся заслуги вошла в число памятников в Аллее славы в Далиане). Проект был создан в честь вхождения алла в 1432 году в союз Мирного договора, а следовательно - открытия расы для межконтинентального сотрудничества и торговли. Город должен был стать центром обмена знаниями, опытом и культурой, своеобразным символом объединения «миров». Таковым он стал в 1550 году, когда достиг пика своего расцвета, что продолжается и по сей день.

Полная той красоты, коей славятся архитекторы крылатого народа, Сезия - жемчужина Кеннисенского залива (вилиамад - Kennes), чья бухта встречает суда белокаменными зданиями, возведенными на скалистых откосах. В самом сердце бухты - отделанная гранитом пристань и мощеная мрамором дорога, уходящая вверх и ведущая к Храму Веры, строению монументальному во всех смыслах. Стены храма украшают уникальные витражи ручной работы, дубовые с серебряным напылением двери в четыре человеческих роста впечатляют не только размерами, но и искусной резьбой, а идолы Светлых и Серых богов выполнены столь виртуозно, словно они сами лишь замерли на время.

Дома жителей выдержаны в строгом стиле (ощущается веяние западных гостей), однако красота в деталях: изящная лепнина капителей и стволов колонн, ажурная роспись фасадов ненавязчивыми, но искусными мотивами, витой плющ, придающий облику города несколько старинный и уютный вид, несмотря на фактическую молодость Сезии. Множество постоялых дворов, таверн и гостиниц удовлетворит пожелания самого изыскательного путника, располагающего даже небольшими средствами. А библиотеки и часто проводящиеся ярмарки не заставят заскучать. Алла - гостеприимный, в общем-то, народ, не лишенный эльфийского шарма и горячности крови фиаллэ. Ярмарки продолжаются, порой, по нескольку дней, а звуки музыки не угасают до утра, разносясь над гладью залива.

http://sh.uploads.ru/t/2BZ1P.jpghttp://sh.uploads.ru/t/dtUIN.jpghttp://s2.uploads.ru/t/8Zk7y.jpg
Однако не стоит забывать, что Сезия является одной из важнейших торговых площадок, от которой напрямую зависит экономика всего крылатого народа и столицы, Далиана, в частности. В разгар судоходства Храмовая дорога расцветает сотнями родных и заморских торговых лавочек, пестреющими яркими вывесками и разнообразием товаров. Алла предлагают ткани, которые ценятся во всей стране за свою исключительную мягкость и податливость в процессе пошива, а также блеск драгоценных нитей, вплетенных в полотно легчайшего далианского шелка. Тончайшее кружево ручной работы востребовано в мастерских именитых домов королевства, поражая взгляд переплетением тонких, словно паутина, нитей, а ощущение - бархатом прикосновения к коже. Вторым после ткачества подспорьем для гордости является столярное мастерство разной направленности: как узорные предметы декора, так и бытовые и боевые товары. Алла быстро вышли на передовые позиции в поставке деревянных основ для различного оружия: копий, арбалетов, баллист и так далее. Также крыланы выставляют на продажу научные труды, летописи, картины, скульптуры, целебные травы и ингредиенты, доступные только на территории Далиана и нигде больше.

Но Сезия богата не только этим: золото и блеск драгоценных камней ассурийской огранки, кожевенные товары Кен-Кориона, книги со всех уголков Фатарии, диковинные фрукты Амории, тающие во рту, белейший мрамор из Рудмрога, хершидские пряности, сладости и ковры, а также имеющие спрос у целителей точные инструменты и многое, многое другое. Великое разнообразие товаров, включающее в себя продажу амулетов и артефактов минимальной силы, однако такие сделки строго отслеживаются и подлежат описи в специальных книгах - требование, обязательное к исполнению. Несоблюдение правил свершение подобных сделок карается выдворению с земель алла без права возобновления торговли с нарушителем.

Тем не менее, гостеприимство алла пока еще довольно рамочное, не готовы они раскрыться во всю ширь своей богатой души. Поэтому Сезия не просто яркий пример грандиозного полета архитектурной мысли крыланов, но и политический акцент, направленный на удержание гостей вдали от культурного центра расы, Далиана. Алла полны страха об утере так ценимых ими традиций и ценностей, стоит лишь допустить чужеземцев к своим историческим богатствам.
Автор: Эллюмиель

+1

21

Альвэри улыбнулась чернокрылой, и Миель спокойно выдохнула, приподнимая уголки губ в легкой ответной улыбке. Вероятно, лоддроу попросту устала или же магическая транспортировка на сей раз оказалась куда более длительнее привычных ранее - все же компания не в соседний городок намылилась, а уж другой материк был местом ну никак ни разу не близким.
- Ну да, нам не помешало бы подыскать постоялый двор или гостиницу, - все еще не вставая с корточек, проговорила Миель, скрещивая руки под грудью, - однако нам хотя бы с телепортационного пункта сойти, а то накликаем беду на свои головушки.
И действительно, пространство у площадки и платформы телепорта было заполнено народом пребывающим все больше и больше, не говоря уж об отбывающих восвояси. В толпе слышались возмущенные окрики, да и переправщик, вернувшийся к своему рабочему месту, уже недвусмысленно перебирал на предплечье пальцами какой-то ведомый только ему одному ритм. Миель сконфуженно улыбнулась и принялась вставать с насиженного места.
- Теперь потерять тебя средь толпы проще простого. Хоть к руке привязывай.
Ох и до чего же все-таки непривычно было слышать его голос. Путь и приглушенный толпой, Эль смогла бы различить именно его голос из сотен похожих. Миель встала на ноги и, посмотрев Бэю в глаза, выгнула левую бровь в неком скепсисе, однако удержать себя от веселой усмешки не смогла. Все-то у него легко и просто, с какой стороны не посмотри. Может, стоило тоже немного упростить себе жизнь? Последовать примеру старших, так сказать.
- Может быть я дам повод, - весело откликнулась она и, потянув Бэя за лямку дорожной сумки, недвусмысленно давала понять, что стоило поскорее делать ноги. Кроме того Аль уже почти смело могла стоять на ногах, а заручившись поддержкой единственного мужчины в компании - так тем более. Не теряя больше ни секунды, Эль отпустила кожаную ручку сумки, перехватила синеволосого друга за край рукава и потянула парочку следом за собой, лавируя в толпе к тому месту где и воздуха с местом было больше, и Айнэ выхаживала внезапного во всех смыслах пациента. Однако фиаллэ нашла их сама: фактически натолкнувшись на целительницу, Миель резко затормозила, а шедший позади Бэй чудом не врезался ей в спину, хотя Лоренцетти отчетливо понимала, что крылья все же зацепили иштэ, несмотря на всю ее осторожность.
"Лишь бы снова перьев не лишиться..."
- Знакомьтесь, это Гейл, будем считать что он у меня на небольшом лечении.
Да уж, не одна Миель могла гордиться спонтанными решениями. Чернокрылая осмотрела незнакомца с головы до ног, и пришла к выводу, что он был теперь в куда лучшем состоянии, нежели каких-то десять минут назад. Высокий и широкоплечий, он больше походил на человека, но тут уж как знать - королевство полнится разными интересными народами, а придумывать теории можно сколь угодно долго. Богатая и густая шевелюра огненно-рыжих волос практически горела на солнце яростным блеском, и тут чернокрылая даже немного позавидовала - женская логика, что поделать. Ошарашенная таким внезапным заявлением со стороны фиаллэ, Миель мельком посмотрела на Бэя и Альвэри за полотном иссиня-черных перьев в попытке отыскать в их лицах хоть какой-нибудь на мек на то, что стоило говорить в ответ. И  Эль уже засобиралась проблеять что-то невразумительное, как тут снова вмешалась шустрая Айнэ:
- Гейл, это Бэй, Альвэри, и Эллюмиель, Эль, кстати, так куда мы дальше направляемся, и вы же не против если мы его возьмем с собой, верно?
"О Боги..."
В глазах фиаллэ цвета корицы блуждали веселые вспышки полуденного солнца. Или же Миели так казалось, но сама же Айнэ смотрела на нее так открыто и наивно, что алла ну никак не могла ответить отказом на столь невинно и скоротечно заданный вопрос. Вот она, вселенская доброта служителей света...
- А...э...Я... Н-нет, пожалуй, я не против, - после секунды несвязных раздумий брякнула Эллюмиель, растягивая губы в вежливой улыбке и стискивая рукав Бэя в пальцах все сильнее, - если Гейла не затруднит и мы его не задержим, то ближайшая наша дорожка ведет в магическую кузницу у порта. У меня там есть небольшое дело...
Толчея и поток народа постепенно редел по мере того, как жители и гости Сезии разбредались то за покупками, то в поисках ночлега, то на веселые празднества. Собственно, было бы неплохо уделить время для начала делам насущным, а потом подыскать крышу над головой на денька два-три.
-...а потом займемся поисками гостиницы, - закончила свою мысль чернокрылая, оглядываясь на друзей за собой, - пока что план действий такой.
Прождав с минуту и вглядываясь в обескураженное лицо нового знакомого (все же действия фиаллэ никак нельзя было назвать мягкими и ненавязчивыми, но на то уж и существо веселой и непринужденной натуры, что поделать), Миель, заручившись его неловким и коротким кивком, улыбнулась в ответ и, проходя мимо, жестом позвала парня и Айнэ присоединиться к маленькой процессии вглубь города.

Весна в провинции Крыланов была куда более щедрой на солнечное тепло, и Эль, привыкшая к более прохладным вёснам в Таллеме, быстро ощутила на себе почти близкую к летней жару. Все же она не была здесь тридцать три года, да и воспоминания семнадцатилетней девчонки не затрагивали такой обыденный аспект, как погода. Так что в данный момент Эль ощущала на коже тепло сезийского солнца и вуаль океанского бриза, что доносил ветерок с района каменных причалов. Потянувшись навстречу светилу, Миель прикрыла на мгновение глаза и томно улыбнулась. Здесь, на порядочном удалении от пункта телепортации, уже не царило прошлого столпотворения, и дышать было куда как легче. Периодически друзья натыкались то на уличных музыкантов, то на стихийных торговцев, что расстилали красный бархат прямо на мощеной дороге, раскладывая нехитрые товары на обозрение прохожим. Крутить головой Миель не переставала, боясь пропустить нужный поворот или лестницу, которые большей частью вели с жилых, застроенных причудливыми каменными домами и зданиями, пригорков к лазурной кромке океана, который у города обнимали гранитные причалы для торговых судов. На маленьких площадях у домов нередко можно было заметить группы веселящихся и танцующих алла и вивариинов, ну а таверны и пабы заливались голосами зазывал, что голосили о низких ценах и выгодных предложениях, каждый на свой лад.
Воздух был пропитан музыкой, смехом и сладким ароматом белой сливы, и от этого сердце радостно стучало в груди. Миель с трудом удерживала себя от того, чтобы с готовностью и восторгом предаться всеобщему веселью, выплясывая кренделя вот прямо здесь и прямо сейчас. За спиной девушка слышала неспешные разговоры своих друзей. Что могло быть лучше этого? Наверное и ничего больше.
- Маски, фарфоровые маски! - заслышав голос одного из торговцев, Миель повернулась в ту сторону, откуда услышала его, - маски Инари! Налетай-разбирай!
Собственно, а почему бы и нет? Почему бы и не причаститься к празднеству пусть даже таким незамысловатым способом? Ухмыльнувшись, Миель отпустила ткань рукава шедшего позади нее Бэя и, оглянувшись, слабо пожала плечами, мол, ничего не могу с собой поделать. Мгновение, и, легко пританцовывая под мелодичный перебор старой семиструнки, Эль отделилась от честной компании, оставляя тех вести беседы без своей крылатой персоны. Со стороны океана подул слабый ветерок, который немедля стал перебирать незаплетенные в косу пряди темно-каштановых волос, и Эль ощутила солоноватый привкус соленой воды и колкость соли на коже. Немедля захотелось туда, к самой кромке воды, чтобы зарыться пальцами в белоснежной песок и кожей ощущать набегающие волны, зайдя в лазурную, темно-синюю, воду по самые коленки.
Интересно, все ли места нашей юности вновь и вновь заставляют нас хоть на немножко, хоть на краткий миг, становиться детьми?
- Не желаете ли масочку, девушка? - зауськивающим тоном проговорил торговец-человек, потирая ладони в предвкушении прибыли, - изящная работа. Ручная, прошу заметить.
[float=right]http://s018.radikal.ru/i520/1601/ba/3c811d4071d9.png[/float]Эль взяла одну из представленных масок в руки, покрутила ее и так, и эдак, внимательно осматривая и всматриваясь в детали. И вправду, торгаш не обманул: фарфор, легкий и белоснежный, был ладно вылит по форме лисьей морды. Вставки из красной выделанной до тонкого полотна кожи обрисовывали лоб и глаза маски, в точности повторяя живописные рисунки на мехе Хранительницы. Креплением же выступали черные атласные ленты, что только дополняли хрупкую и красивую вещицу.
- Какая красивая, - улыбнулась Эль, - и сколько просите за подобную красоту?
- По три сребра за штуку, госпожа. Думаю, что не пожалеете, если возьмете.
- Думаю, что нет. Пять штук, пожалуйста.
Возвращаясь к своим друзьям с объемистым свертком, Миель наткнулась на их недоуменные взгляды. Еще бы: ушла, ничего толком не объяснив, так еще и барахла всякого накупила, небось. Ухмыльнувшись своей мысли, Эль развернула грубую сероватую бумагу и выудила одну из белых, с красной вязью узора, масок на свет.
- Несколько раз в год в близлежащих к Далиану городах, которые занимаются, преимущественно, земледелием, проходят празднества, посвященные засеву нового урожая, - с этими словами Миель вручила лисью маску Альвэри, давая понять, что обратно она ее не примет ни при каких условиях, - в эти дни принято гулять и веселиться, ведь всего через пару-тройку дней после придется немало потрудиться, чтобы вкусить сладостных плодов этих самых...трудов.
Следующая маска, с более коротком носом и большими ушами, перекочевала к Гейлу, что заметно стушевался, явно не рассчитывая на такой подарок от малознакомой ему алла. Миель же ободряюще ему улыбнулась и продолжила свой небольшой рассказ.
- Празднества, длящиеся несколько дней, в народе повелось называть посевными, хотя многие называют их и гуляньями Инари, - на этот раз лисья маска нашла свое пристанище в руках Айнэ, - Инари Девятихвостая лисица - хранительница полей и урожая, дух баланса, сохраняющий жизнь, которую взращивает земля. Шутники в лисьих масках - это ее помощники, чьими глазами Инари смотрит на мир, а ушами слышит голоса. А еще поговаривают, что во время таких вот праздников она в человеческом воплощении наведывается в один из городков и веселится вместе со всеми. Шутит, смеется, танцует, пробует мед и вино. Счастлив будет тот, кто сможет повстречать ее или узнать.
С последними словами чернокрылая протянула предпоследнюю маску Бэю, посмотрев тому в глаза.
- Говорят, что Инари проницательна и видит наши суть и помыслы. Наши души. Кто знает, может и желания исполняет, - Эль прищурилась в улыбке, а затем девушка нацепила набок белую маску, ту самую, которую смотрела изначально, - может и мое исполнит.

Дальнейший их путь продолжался сравнительно недолго. Спустя какое-то время Эль заметила кузнечную вывеску на длинном шпиле, вдолбленном в стену.
- Вот и кузница, - выдохнула чернокрылая, - пойдемте, мы здесь долго не задержимся.
Эль открыла двери и вошла в кузницу, и в лицо сразу ударил жар и спертый воздух, пропитанный горечью угля. Закашлявшись с непривычки, Эль осмотрелась. На стенах были вывешены разнообразной ковки клинки, алебарды и нагинаты, в дальнем углу алла заприметила большой боевой молот. Переводя дух, Эль не сразу заметила кузнеца, что уже довольно долго и пристально осматривал наведавшихся к нему компанию друзей.
- Чем обязан? - смуглый и довольно мускулистый алла сводил за спиной серые в рябь коричневых перьев массивные и тяжелые крылья. Миель, выглядящая на его фоне лишь невзрачной тенью, сразу и не нашлась, что ответить. Но, спохватившись, все же нашла в себе силы собраться и вспомнить, зачем только собиралась сюда всю дорогу. Развязав нехитрый узел на перевязи, девушка перехватила ножны клинка, ранее висящего за ее спиной, ладонью и протянула их кузнецу. Критично осматривая предложенное, кузнец все же принял клинок из рук Миель и, взяв ножны в руки, медленно достал меч. Сталь блеснула острой полоской в забредшем в кузницу свете. Для Эллюмиели было непривычно видеть свой клинок в чужих руках, однако выбора у нее не было: еще от отца она узнала, что магическому зачарованию на точность ее меч обязан именно этой маленькой сезийской кузнице. А значит вернуть точность старому боевому товарищу также нужно именно здесь.
- Хм, эльфийская работа, - задумчиво протянул кузнец, поворачивая клинок режущей кромкой наверх, всматриваясь в то место, где у клинка должна была быть гарда. Голос у него был сильным и низким, - кажется я видел меч прежде. Ну-ка постой...
От его пронзительного взгляда Эллюмиели стало немного не по себе. Глаза, голубые в ореховую прожилку по радужке, были внимательными и, казалось, заглядывали в самое нутро, но об этом Миель могла только догадываться. Внезапно кузнец хохотнул и растянул губы в доброжелательной улыбке.
- А не Арарена ты дочка? Арарена Лоренцетти? - внезапно поинтересовался он, и Эль вновь поддалась приступу внезапного кашля, но на этот раз избытка эмоций. Но как он догадался-то?
- Д-да, его, - просипела, наконец Эль, в удивлении вытаращив серебристые глаза, - но как вы...
- Ты один в один на отца похожа, особенно глазами. Да и клинок этот, без гарды, я помню. Так это тебе он его зачаровывал. Мда, давненько это было. Тебе сколько исполнялось?
- Семнадцать...
- Семнадцатилетней девчонке меч в подарок. Я тоже удивился, но что ждать от старого гвардейца, - кузнец пожал плечами, бережно вкладывая меч обратно в ножны.
- А откуда Вы знаете моего отца? - Эль прищурилась.
- А то ж узнать не сложно, я раньше в Далиане работал, и имя Арарена де`Лоренцетти в узких кругах слышно и по сей день. Один из первых алла в королевской гвардии, да и целитель отличный. Думал, мол, девочка похожа, только чернокрылая. Это странно, прошу прощения, не признал, - в этот момент интерес в глазах мужчины угас, а тон стал предельно деловитым, - так что, зачарование все ж сбилось?
- Да, я не сразу это заметила. Папа мне когда-то говорил, что меч чаровался здесь, и я надеялась, что Вы сможете мне помочь вернуть его первоначальное состояние, - собственно это и была одна из весомых причин Эллюмиели наведаться в Сезию. Возникла она, конечно, уже после скороспелого предложения к друзьям посетить сей дивный край, но, как правило, одно другому не мешает. Верно?
- Извини, детка, не сегодня. У меня нет нужного компонента, - кузнец покачал головой, и Эль мгновенно скисла, - а его, пирит, подвезут на следующей недельке. С празднествами Инари все сроки посбились, сама пойми.
- Жаль, - протянула Эль расстроенно, оглядываясь на друзей, - а по другому никак?
- Никак. Прости.
Вздохнув, Миель все же улыбнулась кузнецу и полупоклонилась в знак почтения старшим. Затем, недолго думая, вышла к компании друзей.
- Извините, кажется, я потащила вас в такую даль по городу совершенно напрасно.

+2

22

16 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
День.
Улицы города

Да, предложение с поиском места для отдыха и, впоследствии, ночевки, ибо не на один же они день здесь задержаться, было самым разумным из произнесенного, и желаемым. Особенно касательно нынешнего положения дел в городе.  Увы, что вокруг происходит – никто так и не объяснил ей. Либо не знали, либо… Альвэри снова оглянулась, слушая краем ушей алла и наткнувшись взглядом на Айнэ, что с кем-то возилась немного поодаль. Лоддроу чуть нахмурилась. Легкий шум в голове и навязчивая, пусть и не сильная, боль в висках, как остаточное явление, еще досаждали и мешали сосредоточиться, однако девушка и вида не подавала.  Тем более, что сие было не удивительно.  Этот галдеж, все та же давка, нехватка воздуха… Фенрил судорожно выдохнула.
Уйдя в себя, девушка пропустила часть слов, коими перебросились алла и иштэ. В таком состоянии ее рассеянность только заострялась и приходилось сильно сосредотачиваться, чтобы не выбиться из общего разговора. По правде говоря, получалось плохо. Крылатая тем временем уже сделала попытку утащить их прочь с насиженного места, но только далеко они не ушли. Словно чудо средь толпы явилась солнцеликая, по иному и не скажешь, глядя на сияющую девушку, Айнэ. Еще и не одна, а со статным незнакомцем с копной ярких, как пламя волос. Фенрил даже хмыкнула под нос, секундно поразившись  поведению фиаллэ. Впрочем, зная подругу, разве стоило удивляться подобному повороту вещей. Лоддроу молча кивнула новому знакомому, на какое-то время подзабыв о своем недомогании и принявшись рассматривать его. Лучше, чем раздражаться на толчею и периодические тычки под ребра. Ах да, еще за волосы цеплять умудрялись. Аль повела плечом, увернувшись от очередного прохожего, краем ушей услышав вопрос Айнэ. По правде сказать, ей сейчас было все-равно, прибавиться в их компании или убавиться. Если сей видный знакомый не прочь скоротать время с ними, Ильтар в помощь. Засим и ничего не добавила к словам Эллюмиэль, которая явно была удивлена столь неожиданным поворотом и пополнением.
- А...э...Я... Н-нет, пожалуй, я не против, - неуверенно выдавила девушка, - если Гейла не затруднит и мы его не задержим, то ближайшая наша дорожка ведет в магическую кузницу у порта. У меня там есть небольшое дело...
А вот последнее вызвало в лоддроу волну легкого недоумения. Вспоминая слова алла, когда она делала им столь спонтанное предложение в комнате Бэйнара, говорилось совершенно иное. Дела делами и они касаются только того, кто за ними сюда пришел. Остальные должны были вкушать прелести города вдали от чужих забот, проще говоря. Видимо, девушка о сим запамятовала, то ли от растерянности, то ли еще от чего-то. В любом случае подобная перспектива легла недовольной складкой между бровей лоддроу.
Толпа, конечно, малость поредела, но не на столько, чтобы почувствовать себя готовой шагать невесть куда, невесть зачем, чувствуя усталость и разбитость после недавнего недомогания. Ах да, ей же предлагали помощь. Ну да, конечно, как и ответ должный получили – пойдемте в место менее людное и пригожее для этого действа, и никаких проблем. Видимо, сие мгновенно забылось в водовороте мыслей, после попадания в родной город. Да, это можно было понять и принять, но…не в ее состоянии. Альвэри было открыла рот, чтобы пресечь «благие» намерения алла посвятить их в дела свои насущные, хотя бы ее, Фенрил, лично, но не успела. Видимо, размышления вновь увели ее далеко от времени текущего и компания все решила единогласно, не встретив особого сопротивления. Чувствуя нарастающее раздражение, девушка так же двинулась с места, увлекаемая Бэйнаром.
Альвэри прикрыла глаза, стараясь справиться с раздражением. Дабы отвлечься, она сначала продолжила взглядом «изучать» Гейла, но надолго созерцания парня не хватило.  Несмотря на то, что поток народа несколько схлынул, сие не особо то сыграло на толчее. Все куда-то спешили, неслись, часто не глядя под ноги, толкались и пихались. Альвэри пришлось взмолиться всем Богам и всему своему терпению, дабы не начать раздавать затрещины налево и направо, только бы ее начали обходить третьей дорогой, завидя за версту.  Гул, крики местных лавочников, громкая музыка – совершенно не благотворно влияли на ее состояние, что так и не выровнялось после скачка телеппортом. Аль становилась все раздражительней и молчаливей, холодно глядя на весь этот бедлам.
В какой-то момент их провожатая покинула компанию, убралась восвояси. «Замечательно,» - мысленно выдала лоддроу, проследив за развеселой девушкой, пританцовывающей и шагающей прочь. Да, ничего эдакого не было в поведении алла, которая вернулась в родные края, еще и в какой-то явно праздничный день. Но видимо сие захватило сознание девушки столь полноценно, что о чем-то другом думать не получалось. Фенрил дернула бровями вверх, вздохнув и  отворачиваясь, стараясь порадоваться временной передышке, чтобы все же справиться со своим состоянием. Она отпустила руку Бэя, что доселе вел ее за собой. Альвэри не  прислушивалась к разговорам компании, бесцельно рассматривая прохожих, что пестрели не только национальностями, но и всевозможными нарядами. Ах да, еще масками, отдаленно или близко напоминающими лису.
Когда успела  вернуться Эллюмиель, Аль упустила, вновь уйдя в свои мысли со всей душой, как умела и как благоволил Покровитель.  Она очнулась только после того, как ей в руки лег  атрибут сегодняшнего, массового помешательства. Девушка изогнула бровь, воззрившись на маску, краем ушей слушая, о чем вещала в тот момент алла. Праздники – это по-своему хорошо, но когда ты чувствуешь себя способным в них принимать участие, а не когда сие действо вызывает глухое раздражение. Фенрил молча вертела в руках фарфоровое изделие, изготовленное чьей-то рукой. Нет, правда, маска вызывала неподдельный интерес, на какое-то время приглушив охватившие тело и душу нелицеприятные ощущения и чувства.
Слова крылатой долетали до сознания, не особо за него цепляясь.  Аль почему-то вспомнился родной дом. Казалось бы, так не вовремя, но что тут поделать. Компания снова двинулась в путь, слушая алла или болтая о своем. До слуха Альвэри вскоре донесся голос Айнэ, что обратилась к Бэйнару, явно о чем-то расспрашивая, но она не стала прислушиваться. Лоддроу задумчиво брела следом, продолжая вертеть в руках изящную и хрупкую вещицу, кою одевать не стала. Не пронялась она еще атмосферой праздника, увы.  Фенрил старалась не отставать, часто путаясь между прохожими и находя после спины спутников взглядом. Но снова природная рассеянность брала свое. Девушка ощутила внезапную тоску по заснеженному краю, где был ее родной дом, ее истоки, устало прикрыв глаза и подняв лицо к небу, с коего так щедро изливало на них свои лучи дневное светило. Уйдя в себя и немного отстав, Аль потеряла счет времени. Внезапный приступ легкого головокружения застал ее так же внезапно и посреди дороги. Качнувшись в сторону и глухо охнув, Альвэри услышала, как что-то разбилось, а сама в следующее мгновение натолкнулась на кого-то, кто сразу же ее и подхватил.
- Прости. Опять я…- осипшим голосом выдала лоддроу, поднимая глаза и осекшись в следующий момент.
На нее взирал явно озадаченный и совершенно незнакомый ей мужчина, за спиной которого красовались внушительные, белые крылья. Он продолжал поддерживать ее, крепко ухватив руками. По спине пробежал неприятный холодок, сознание коснулась волна паники, да так, что в глазах начало темнеть.
- Девушка, не надо так делать! – приглушенный голос незнакомца, в котором слышалась растерянность, колокольчиком добрался до сознания.
Это слегка отрезвило, чудом вырывая из объятия беспамятства и липкой паники. Лоддроу выдохнула. Пришлось принять помощь незнакомца, уцепившись в ответ за его руки и одежду, иначе бы не устояла.
- Извините. Мне не по себе немного…стало, - заговорила лоддроу.
В горле пересохло и голос продолжал звучать сипло. Аль постаралась взять себя в руки и отстраниться:
- Я доставила Вам неудобство, - Фенрил взглянула на незнакомца, что в сей момент нахмурено взирал на нее. – Спасибо…
- Да было бы за что, - ответил он, не спеша отпускать ее. – Думаю, Вам стоит присесть, а лучше – давайте я отведу Вас к лекарям.
Лоддроу резко качнула головой, в следующее мгновение глухо застонав, ибо жест сей доставил ей весьма неприятные ощущения.
- Не нужно лекарей. Мне вскоре полегчает, правда…такое случается.
- Странно…
-Возможно. Не беспокойтесь.
- Но все же... - мужчина увлек ее в сторону.
Альвэри не сопротивлялась, силы слишком медленно возвращались к ней. Как оказалось, незнакомец увлек ее в сторону лавчонки, одиноко стоявшей в тени дерева, усадив, не спеша оставить наедине.
- Я бы все же посоветовал обратиться за помощью. Негоже в подобном состоянии средь толпы гулять…
- Да, Вы правы. Еще раз благодарю Вас и извините за причиненное беспокойство, но, право, не стоит. У меня есть кому позаботиться…- она снова осеклась, лишь сейчас понимая, что никого из близких ей рядом не было слышно.
Аль словно проснулась, с гулко бьющимся сердцем подрываясь и тут же рухнув назад. Тело отказывалось быстро приходить в норму. «Великолепно,»- покачав головой и прикрыв глаза, подумала девушка. Альвэри внезапно улыбнулась. «Лучше» и быть не могло. Великолепное начало феерического мероприятия. Лоддроу хмыкнула.
- Я все-таки приведу лекаря, раз Вы не хотите идти. Ждите здесь, - вернул ее на землю голос незнакомца со странными нотками в нем.
Аль выпрямилась, но тот уже и спину показал, вернее ее великолепное дополнение. Девушка нервно передернула плечами, озадаченно переведя взор на дорогу. Куда держали путь ее спутники, она знала, но как туда добраться в ее-то непонятном состоянии, когда оное заставало в самый неподходящий момент падать, как срубленное древо?
Где-то со стороны запахло выпечкой. Внезапное чувство голода столь же резко подвинуло ощущение общего недомогания, как и недавний полуобморок. При этом еще и "приправив" сие звучным урчанием в животе. Впору уже начать подтрунивать над собой, что  ее организм жил сам по себе, кидаясь из огня да в полымя, но толку? Посидев еще немного, лоддроу, со вздохом и не спеша, поднялась. Мысли начали крутиться теперь только вокруг дикого чувства голода, отодвинув на задний план думы о своем странном недомогании и о том, что она, судя по всему, потерялась. В ее состоянии поиски друзей были провальными, сие нельзя было не осознавать, учитывая то, что в следующий раз ее могут и не поймать, и она так и рухнет тряпичной куклой на дорогу. Хорошо, если заметит кто-то добропорядочный, но испытывать удачу как-то не хотелось. А вот кушать хотелось, да.  Оглянувшись и медленно двинувшись «на запах», лоддроу покинула место своего временного отдыха, не задумываясь о том, что туда придет ее благодетель с лекарем. Через какое-то время, с ее улиточной скоростью передвижения, Аль дошла до небольшой булочной, что источала чарующие ароматы свежей выпечки. Туда и зашла девушка, разумно рассудив, что подкрепившись и немного отдохнув, сможет восстановить силы, после попробовав выйти "на след" компании…

+1

23

16 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
День.
Улицы города.

Выдернутому со своего насиженного места и успевшему увлечь за собой и Аль Бэйнару ничего более не оставалось как следовать за тянувшей их снова куда-то в шумную толпу Эллюмиель. Как оказалось, девушка спешила добраться до Айнэ, оставшейся в стороне и выхаживающей рыжеволосого незнакомца. Признаться, мужчина искренне надеялся на то, что фиаллэ и сама сумеет отыскать друзей, ведь не так уж и далеко они расположились. Но, видимо загоревшаяся желанием поскорее покинуть пункт телепортации алла решила слегка ускорить этот процесс и самолично "набрести" на Тиу. Ведомый чернокрылой за рукав рубахи, Эйнохэил вообще мало чего разбирал впереди из-за массивных иссиня-черных крыльев, кои девушка хоть и старалась держать "в стороне", но и совсем уж не доставлять неудобств своей гордостью не могла. Да и со всех сторон так и норовили настучать и по голове, и по плечам, и по чему только придется другие представители крылатой расы. Едва не спотыкнувшись то ли об камень, то ли об чью-то ногу, иштэ тихо матюкнулся в этот момент ко всему прочему чуть ли не впечатываясь в перьевое полотно перед собой.
- Знакомьтесь, это Гейл, будем считать что он у меня на небольшом лечении.
Бэй тяжело вздохнул. Вот будь бы целителем, ни при каких обстоятельствах не подбирал бы на улицах незнакомого города всяких потенциальных пациентов. С его точки зрения то было слишком опрометчивым поступком, ведь Тейар его знает, кого ты в итоге выходишь. Это хорошо, если добрым словом когда после вспомнит, а вот если обчистит, только на ноги встав, или еще чего похуже? Однако, это была позиция проклятого, но никак не лучезарной и донельзя наивной Айнэ, что верила лишь в добро и свет. Мужчина покачал головой, все еще оставаясь в тени Эль, и молча поражаясь легкомыслию фиаллэ. "Разве тебя мама в детстве не учила не подбирать с дороги всякую каку?", - взглянув на сияющую от радости и гордости за себя девушку, укоризненно произнес в мыслях Бэйнар. Но, кем он таким был для Тиу, чтобы предъявлять свое недовольство? На том и порешили. Точнее порешил оставить поднятую тему для себя иштэ.
- Гейл, это Бэй, Альвэри, и Эллюмиель, Эль, кстати, так куда мы дальше направляемся, и вы же не против если мы его возьмем с собой, верно?
Эйнохэил кивнул в знак приветствия новому знакомому, в отличии от друга своего мохнатого Нера не спеша жать руки всем первым встречным, чье имя слышал. Хотя, кажется тут и столбом просто простоять можно было, так как мужчина не был уверен в том, что за крыльями Миель рыжеволосый вообще разглядел их с Альвэри. Перечить же желанию фиаллэ, насколько мог знать ее иштэ, было бесполезно, так что на легкую заминку и явную растерянность в речи чернокрылой можно было ответить коротко и емко: "Смирись". А вот что касалось их дальнейшего плана, то честно сказать, Бэйнару совершенно не хотелось идти в порт до кузни. Душа, как и все вокруг, просила пусть если и не праздника пока что в связи с произошедшим еще минутами ранее, то уж точно не походов по городу.
- Эль, я думаю...
Но, что он там думал осталось при мужчине же. С вероятностью до ста процентов не расслышавшая за общим гомоном и музыкой Бэя Эллюмиель вновь увлекла компанию на сей раз прочь от телепорта. "Эй, я же в переносном смысле имел ввиду!", - ощущая цепкую хватку на одежде, выпалил иштэ, сбиваясь с предыдущей мысли. Скорее его посыл имел шуточно-отрицательный уклон. Ну всем знакомо подобное, особенно из глубокого детства, когда начинал шкодничать или просто не слушался маму и тогда-то та и пригрожала, мол к руке привяжет, если ее озорное чадо не угомонится. А это, знаете ли, ни радужная перспектива была с мамой за ручку ходить! Хотя в сложившейся ситуации только так, дружно взявшись за руки, ходить и оставалось, ибо в таком скоплении народа, коего на улицах города меньше не становилось, вероятность потеряться имелась огромная.
Вот так вот, занятый каждый своими мыслями, разглядывая все вокруг и принюхиваясь к запахам и ароматам, наполняющим воздух чудаковатыми сплетениями выпечки, весенних цветов и соленого моря, компания пробиралась сквозь толкучку, кажется уже и позабыв, и куда их вели, и куда они хотели. По крайней мере, проклятый так уж точно ненадолго ушел в себя, цепляя из общей массы веселящегося скопа небольшие танцевальные постановки и огненные шоу на бардюрах улиц, группки музыкантов и хороводы детворы, так же причудливо разодетой, как и их родители. Настроение ото всего этого получалось довольно-таки сумбурным так как ложкой дегтя к нему примешивалось не ахти какое расположение духа лоддроу после плохо перенесенной ею телепортации. А так хотелось поддаться всеобщему ликованию пусть и чужого тебе, а все же праздника, с головой окунаясь и уходя в атмосферу веселья и радости!
Эйнохэил удивленно вскинул брови, воззрившись на протянувшую ему маску Миель. Он и не заметил, как компания их остановилась, а алла и вовсе отлучилась на какое-то время, вернувшись к друзьям уже с атрибутами на широкую ногу идущего празднества. 
- ...Шутит, смеется, танцует, пробует мед и вино. Счастлив будет тот, кто сможет повстречать ее или узнать.
"Кого узнать?", - прослушавший все на свете мужчина явно не понимал о чем и о ком шла речь.
- Говорят, что Инари проницательна и видит наши суть и помыслы. Наши души. Кто знает, может и желания исполняет, - тем временем заглядывая в глаза Бэйнару, продолжала свой рассказ Эль, - может и мое исполнит.
Иштэ передразнил девушку, ответно щурясь и сводя играющую на губах улыбку набок.
И все снова двинулись в путь. Перехватив маску в левую руку, Бэй повернулся, легким прикосновением к тыльной стороне ладони ледышки выдергивая ту из своеобразной прострации. Еще с какое-то время он вел Альвэри, пока наконец-таки не решился натянуть на себя лисью морду. Попутно разговоры в их компании не прекращались, но принимать особого участия в них проклятый не стал, изредка кивая на слова Айнэ в его сторону. "Ну вот. Взгляну на мир глазами фарфоровой лисы!". Мужчина усмехнулся своим мыслям, не оборачиваясь, снова беря Аль за руку и продолжая следовать за Эллюмиель. Кстати, прошли они не так уж и много (или так казалось) и вскоре остановились подле искомого здания, в двери которого и упорхнула алла. Бэйнар же предпочел короткий миг передышки уделить новому знакомому, персону коего до сих пор обходил стороной. Не слишком придирчиво и откровенно не пялясь, взглядом иштэ прошелся с головы до ног молодого мужчины, отмечая для себя, что тот был неплохо сложен для своих лет и недостатком женского внимания уж точно страдать не должен был по всем остальным показателям, ну там с мордой лица все в порядке было, не косил, не хромал, да и шевелюра была, что надо. Мечта любой девицы, ничего не скажешь. Увлекшись созерцанием Гейла, Эйнохэил проигнорировал несколько требовательных жестов Альвэри обратить на себя внимание, то и дело дергая проклятого за руку, за которую тот все еще ее и держал. А тут уже и Миель поспешила вернуться.
- Извините, кажется, я потащила вас в такую даль по городу совершенно напрасно.
Слова чернокрылой долетели до слуха приглушенным эхом, перебитые вопросом лоддроу, странность в котором видна для Бэя была ни сразу.
- Ты меня слушать когда-нибудь будешь или как? Мы чего тут встали и, это вообще кто такие?
Подпорченный настрой эльфийки понять было можно, но вот претензию в его адрес... Скорчив вопросительно-недовольную мину и попутно стаскивая с себя маску, дабы все проступающие на лице эмоции были легко читаемы, Эйнохэил развернулся к ледышке, только сейчас придавая значения и непривычно звучащему тону голоса девушки.
- А!! Ты не Фин!! - Едва ли ни пища, выпалила "Альвэри".
- Ты не Аль!! - Совершенно машинально и отдергивая руку, ответил мужчина.
Он сделал шаг назад, спиной врезаясь в Айнэ и все еще смотря на незнакомку широко распахнутыми от удивления глазами. По спине тут же прокатилась волна неприятных мурашек, а дыхание сперло так, что и вдох сделать было невозможно от сковавшего все тело и сознание страха. Тем временем, сердито сведя брови и подхватив все свои несколько юбок пышного платья, девица, ведомая не тем, поспешила ретироваться. "А я тебя всю дорогу за руку держал!!". Непонятно зачем брезгливо кинул про себя иштэ, растерянно смотря вслед улепетывающей незнакомки. А получается-то... все были настолько увлечены собой, что не заметили как потеряли лоддроу! И как? И когда? И где?? Со всеми этими невыраженными вслух вопросами, что немой гримасой застыли на лице, проклятый повернулся к фиаллэ, еще раз стукнувшись с ней.
- Мы все просрали!! Мы Аль просрали!!
Ужас от прикосновений к совершенно чужой ему девушке теперь же перекрывал страх за эльфийку. Схватив Тиу за плечи и хорошенько протреся ее, зачем и сам не ведая, мужчина взглянул на Эллюмиель, а затем и на Гейла. Казалось бы вся четверка сейчас застыла в недоумении и шоке от произошедшего, не желая произносить и слова. Но ведь стоять столбами был далеко не выход. Где-то там, среди толпы ликующих страдала в одиночестве потерянная снежная душа...
- Так, давайте все успокоимся, - словно бы все и паниковали, вкладчиво произнес Бэй, делая глубокий вдох, - и, как бы то ужасно не звучало, но разделимся. Вне зависимости от результатов поиска через минут десять-пятнадцать соберемся тут же. И никуда не уходим, пока не дождемся всех остальных.
Ну и конечно же, не дожидаясь реакции на свои слова, иштэ сорвался с места уже через считанные секунды теряясь в потоке людской шумихи.

Иии... с моей легкой руки - дайсы. Веселиться, так веселиться, я начну хD

Отредактировано Бэй (2016-01-31 15:07:19)

+3

24

Гейл на мгновенье задумался над идеей того, что фиксти специально устроили ему эту травму, но почему-то в это слабо верилось, поэтому заострять на этом внимание парень не стал.
- Да ничего. На праздник мы попали случайно, вообще мы отправлялись на родину одной нашей подруги, она тоже целитель, и находится где-то рядом, приглядывает за другой подругой.
«Да уж, весело у вас путешествие проходит».
- Гаэль значит, - девушка встала и помогла встать своему пациенту, а Гейл тем временем подумал, что зря произнес второе имя, так его называла мама, и ей это нравилось, а он позволял, но само по себе имя царапало слух, совершенно по непонятным причинам.
- Мое имя Айнэ, я путешествующая целительница, тебе повезло натолкнуться на меня, целители работающие в городах могли бы содрать побольше средств даже за такую легкую рану. Я излечила все твои повреждения, а голова, думаю, скоро придет в норму, но если хочешь, можешь отправиться с нами, я займусь твоим полным исцелением, не хватало, чтобы ты ещё пару раз вырубился в такой толпе.
И не успел Гейл хоть что-то ответить, как Айнэ схватила его за руку и потащила к своим друзьям. Она представила парня друзьям, и назвала их имена. Двух других Гейлу пока не удалось рассмотреть, так как Эллюмиель, а так звали девушку с лентами в темных волосах, закрывала их своими черными крыльями.
-…если Гейла не затруднит, и мы его не задержим, то ближайшая наша дорожка ведет в магическую кузницу у порта. У меня там есть небольшое дело...а потом займемся поисками гостиницы, пока что план действий такой, - сказала чернокрылая.
Немного ошалевший от того, что кто является еще более спонтанным, чем он, Гейл лишь кивнул и последовал за компанией. Остальные также ничего не ответили. Синеволосый парень кивнул в ответ, в целом он казался дружелюбным, а вот девушка с пепельными волосами, совершенно никак не отреагировала, да оно и понятно, вид у нее был уставшим, Гейл в своих порывах добраться до телепорта, вероятно, выглядел так же.  И, кажется, у Альвэри было желание только перейти к последней части плана Эль.
- Что ж, гостиница – дело хорошее, - Гейл обратился к, идущей рядом, Айнэ. Хотя дальше он продолжил разговор, словно обращаясь к самому себе. – Можно отдохнуть и собраться с мыслями. Меня, возможно, ждут, а может, и нет. Я ни разу не был в Сезии. Возможно, можно и задержаться на несколько дней, только весточку отправить.
Вокруг народ гулял и радовался вовсю. Именно в такие празднества Гейл и зарабатывал больше всего. Собственно он уже увидел собратьев по «оружию», на одной из площадей под звуки музыки  мелькали люди с огнем. Гейл невольно сделал шаг по направлению к ним, готовый присоединиться, подмечая элементы, которые он делал лучше, а то и вовсе не знал. Но парень остановился и пошел за Айнэ.
- Я тоже так могу, - с улыбкой произнес Гейл, указывая на артистов. – Но ночью, это смотрится лучше.
Настроение у него поднималось, самочувствие у него намного улучшилось, стараниями целительницы. Всеобщий шум и гамм нисколько не раздражал. Гейл сам был не прочь поучаствовать, поэтому, когда Эль подарила ему маску лисицы, то с готовностью ее примерил, слушая рассказ алла.
Потом они дошли до кузницы, что оказалось совершенно пустым делом, так как крылатая не получила того, за чем пришла.
- Мы все просрали!! Мы Аль просрали!! – закричал Бэй, обноруживший, что пропала его спутница.
Гейл посмотрел по сторонам, Альвэри нигде не было видно.
- Так, давайте все успокоимся, и, как бы то ужасно не звучало, но разделимся. Вне зависимости от результатов поиска через минут десять-пятнадцать соберемся тут же. И никуда не уходим, пока не дождемся всех остальных.
А затем он сорвался с места и затерялся в толпе.
- Что ж, надо помочь, - сказал Гейл, и посмотрев на Айнэ с Эль, пошел в противоположную сторону той, куда ушел Бэй.
«В такой толпе, несложно заблудиться», - думал парень, пробираясь сквозь толпу. Он снял себя маску и нес ее в руке. Альвэри негде не было видно. «Наверное, надо было пойти в другую сторону, хотя она могла бы свернуть не туда».
- Эй, рыжий! – на плечо Гейлу легла чья-то рука. – Выпей со мной за славный урожай!
Крылатый мужик, высокого роста и с довольно мощным телосложением, дохнул на Гейла перегаром.
- Извините, я занят! – парень постарался скинуть руку незнакомца.
- Ты что это, не желаешь нашему народу процветания? – прогремел мужик.
«Вот ведь…»
- Ну, о чем речь, любезный, просто я ищу свою знакомую, - Гейл постарался воспользоваться своим врожденным талантом, чтобы хоть немного суметь контролировать столь навязчивого  мужчину.
- Женщину? Женщина – это хорошо. Давай я помогу тебе, - то ли очарование, то ли просто неутолимая жажда общения всех пьяниц, но мужик никак не хотел отставать, поэтому Гейл резко присел, проскочил под рукой и крыльями незнакомца и помчался со всех ног прочь.
Убедившись, что преследования нет, Гейл возобновил поиски, но, так и не добившись успеха, вернулся к кузнице. Он оказался первым, кто вернулся, поэтому присев около стены кузницы, стал ждать остальных.
[nick]Гейл[/nick][icon]http://s018.radikal.ru/i502/1701/4d/e465cd70d403.png[/icon]

Отредактировано Эбигейл (2017-05-10 11:57:46)

+2

25

Целительница была немного растеряна тем, как быстро им пришлось уйти от телепорта, хотя учитывая толпу народа что там присутствовала - уход был самым лучшим выходом для того чтобы избежать давки, ну или потеряться. Уж чего, а этого точно не хотелось, местность то незнакомая, ищи потом свищи их везде, спрашивай у всяких незнакомцев, а им и не до тебя! Затянут в толпу и танцуй потом с вечера до утра, удивленно просыпаясь где-нибудь и думая о том что что-то надо было делать.
Но слава всем богам, все шло совершенно не по этому плану, и они такой себе относительно плотной кучкой двигались куда-то за Эль.  Целительница внимательно слушала Гейла и ответила ему с легкой улыбкой, - А вот меня нигде не ждут, я сама прихожу туда где необходима помощь, - фиаллэ прямо лучилась хорошим настроением. А Эль тем временем куда-то смылась, а целительница погрузилась в думы о веселом прошлом, когда только встретила Бэя и Альвэри, жаль не было их третьего спутника.
Но придавалась воспоминаниям она не долго, ибо вскоре Эль вернулась с кучей масок, и принялась раздавать их, все что Айнэ осталось, это быстро напялить её на свою моську и попытаться изобразить забавный звук который издавали лисы с которыми ей приходилось встречаться, но получилось как-то сомнительно.
Айнэ так же прекрасно видела взгляд темнокрылой и то с какими словами она передала Бэю маску, и это заставило её тихонько вздохнуть.
"Кажется она до сих пор не понимает, что уже потеряла свой шанс. Бэй не оставит Альвэри, или Альвэри ему не позволит? Хмм" - и свои мысли она покинула в тот же момент когда они двинулись. И тогда фиаллэ обрушила на Бэя целый поток историй!
- Знаешь, как-то я была знакома с одним человеком у которого тоже не было голоса! Правда он потерял его из-за травмы, и приходилось достаточно долго его исцелять, но потом он удачно заговорил. Правда мне пришлось долго от него бегать чтобы меня не прибили, ибо голос у него стал таким писклявым! - целительница все держала эту ноту, надеясь что Бэю это надоест, и он сам расскажет почему же все-таки молчал все это время. Ведь на чудесное исцеление то что он заговорил - было похоже слабо. А значит он сам из-за чего-то претворялся тем у кого нет голоса!
Путь до кузницы много времени не занял, и крылатая снова их всех бросила, оставив скучать снаружи и дуться на не разговорчивою Альвэри, хотя учитывая что недавно ей было не очень хорошо, вряд ли она могла разговаривать и болтать беспечно.
И тут произошло нечто необычное, и похоже Бэй с кем-то поменялся девушкой, и похоже она совершенно была этому не рада, а Айнэ как ни странно пробило на смех, так что прикрыв рот ладонью она тихонько смеялась, хоть и беспокоилась за подругу которая где-то потерялась.
"Ну ничего на.." - мысли фиаллэ повылетали из головы, когда её встряхнули, Бэй похоже был не в себе, и целительница с трудом удержалась от того чтобы не влепить ему смачную пощечину, ибо мужик он или истеричка?!
Но похоже и без хорошего удара Бэй смог взять себя в руки! Вот это успех, и потом высказав крайне абсурдный план, умчался на поиски, заставив фиаллэ замереть в недоумении и вздохнуть, - Что у этих мужчин вообще в голове происходит, - пробормотала целительница и отправилась назад тем же путем, каким они шагали сюда, внимательно осматриваясь в поисках растерянной подруги, ибо как она ещё будет себя чувствовать оставшись одна?
И вот шастала она среди народа, обдумывая произошедшее, и пялясь во все глаза на окружающих, а дурацкая улыбка так и лезла на лицо от осознания всей глупости произошедшего. Но вот как-то с поисками все было плохо, ибо никого совершенно найти не удавалось, так что надув губы, фиаллэ присела на лавочку думая, - "Вот и куда она убежала? Небось так же шастает и ищет нас, вот и разошлись".
- Я оставил её здесь! Казалось ей не хорошо, поэтому я и проследовал за вами. Но...
- Какое ещё но? Я никого здесь не вижу, может быть тебе привиделось? Выпил лишка, вот и мерещится всякое, - целительница повернула голову в сторону голосов, видя аллэ с белыми крыльями который болтал с кем-то, и судя по голосу, они были не рады этому разговору.
- Да за кого ты меня держищь?! Я и капли в рот не брал! Говорю же, девушка со сверкающей кожей, и уши прямо как у тебя! - фиаллэ продолжала наблюдать за тем как развивается конфликт, и постепенно понимала что это говорят о её подруге, и когда до неё дошло она поднялась с места и вдруг, никого не оказалось.
- Да как так то, - растерянно пробормотала фиаллэ, - Но хоть знаю что здесь была, - и что-то бубня себе под нос, начала наворачивать круги, в поисках подруги, как вдруг услышала какое-то копошение у булочной, хорошо отличимое от окружающего праздника, и направилась туда заинтересовавшись.
Кое как протолкавшись сквозь толпу, целительница обнаружила там свою подругу, и следующим шагом, она начала маленькое колдунство, так что через несколько мгновений вокруг её подруги образовался барьер из света, заметно шуганув местный народ, - Отошли! Целитель работает, только охать и могут, а помощи никакой, - возмущенно произнесла фиаллэ, и опустилась рядом с Альвэри.
Проверив и убедившись что особенно ничего не угрожает, целительница заставила местный народец утащить подругу внутрь булочной, и уже вскоре усевшись рядом с ней, фиаллэ принялась усиленно сканировать тело подруги на предмет повреждений, как вдруг...
- "Что? Да нет, наверное я ошиблась," - фиаллэ попробовала по новой, и оказалось что, - "Она беременна! Похоже боги даровали ей ребенка, но так рано. Они ведь знакомы с Бэем всего ничего. Вот до чего доводит страсть," - руки фиаллэ обнял свет, и вскоре она передала его Альвэри, он ровным слоем распространился по всему её телу, она проворачивала тот же трюк что с раненным недавно, симптомы теперь должны были уйти, как и боль (если она вообще была) облегчиться.
- "Вот в чем причина её плохого самочувствия но, неужели Бэй до сих пор не догадался?" - целительница уложила голову подруги к себе на колени и направила магию света на её голову, прогоняя обморок в который она провалилась, и когда Альвэри откроет глазки, то увидит весело улыбающуюся целительницу, которая произносит лишь одну фразу, - Вот ты и нашлась.

Отредактировано Айнэ Тиу (2016-02-02 22:14:32)

+2

26

16 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Около часа по полудню.
Кузница "Золотой Молот".

Не успела Эль договорить и хотя бы попытаться раскаяться в своем бессмысленном походе к магической кузнице, к которой потащила весь кагал, как искра сомнения коснулась ее сознания. Да что уж там, даже не то, чтобы коснулась - обожгла каленым железом.
"Какого..."
- Эм... А Вы...
Но ее невысказанный вопрос пресек Бэй, который (Эль могла в этом почти присягнуть) почти взвизгнул, отдергивая руку от совершенно незнакомой девушки. Эль клялась сама себе, что эту особо видит впервые жизни, хотя почти этому не удивилась: Айнэ была слишком добра, а вероятность того, что у девушки случился тепловой удар в непосредственной близости от компании - слишком высокой. Однако реакция синеволосого фокусника говорила о ситуации, нарисовавшейся в мозгу чернокрылой в первую очередь. Девица же тоже в долгу не осталась - изрядно испугавшись, она окинула разношерстную компанию сердитым взглядом и, подобрав пышные юбки богато изукрашенного платья, ретировалась в неизвестном направлении, оставляя всю группу сезийских гостей в недоумении и прострации. Эллюмиель так точно, потому как до нее медленно, но уверенно начало доходить, что теперь-то гости не все на своих местах.
- Мы все просрали!! Мы Аль просрали!!
В глазах Бэя читался страх, и Эль его искренне понимала. Пусть Сезия была и не очень большим городком, однако в эти дни его наполнял самый разномастный народ, что никак не облегчало возможных поисков и попыток самой снежной эльфийки выйти на след отбившихся от нее товарищей. Миель лихорадочно соображала о следующем шаге. В принципе, Сезия - городок-то небольшой, да. К тому же не заметить городскую стражу было очень сложно - белокрылые воины в доспехах были товарищами весьма приметными, и что, больше прельщало самой Эллюмиели, являлись местными. Казалось бы, потерялась - спроси, а уж кого-кого, но Альвэри нельзя было отнести к робкому десятку, трепещущему лишь от мысли о подобной просьбе к незнакомым алла.
- Бэй, Аль большая девочка, я думаю, что она сможет отыскать нас...сама, - последнее слово Миель уже выговаривала спине иштэ, которая стремительно удалялась в стремительном шаге хозяина, что страсть как хотел побыстрее раствориться в толпе. Эллюмиели же оставалось лишь довольствоваться собственным глубоким и многозначительным вздохом. Видимо другой альтернативы нет, да и не предоставлялось сумбурным решением Бэйнара, умчавшегося в полной уверенности, что сможет найти дорогу обратно. Вот же дурень, действительно, кабы его самого не пришлось искать.
- Похоже, что другого выбора у нас нет, друзья, - весьма кисло проговорила Миель, сводя аккуратные брови. Озвученная вслух мысль казалась все абсурднее и абсурднее с каждым словом, - я надеюсь, что все хотя бы немного запомнили дорогу к кузнице от телепорта. Не думаю, что Альвэри сильно отбилась от этого курса, так что...вперед.
Зажав в руке ножны с клинком, Эль кивнула своим спутником и, развернувшись на пятках, пошла в направлении к телепорту наверх по излучине от храмовой дороги.

Улицы Сезии.

Эль лавировала меж праздных гуляк, продиралась сквозь толпу снующих туда-сюда под ногами детей и вертела головой, высматривая в скопище народа хотя бы мало-мальский намек на всполох платиновых волос. На ее, чернокрылой, горе подобных всполохов девушка видела не мало, за последние десять минут так точно с десяток. Настроение ее стремительно портилось, и с каждой минутой Миель становилась все мрачнее и мрачнее.
Она все понимала. Понимала, что Аль и выглядела неважно, и передвигаться ей, наверняка, сложно. НО при всех этих, без сомнения, весомых недостатках можно было держать себя более сдержанно, не выказывая на лицо раздражения. Эль все понимала, а видела и ощущала еще больше - в этом был ее дар и, судя по всему, проклятие, что несла в себе природная проницательность. При всех явных плюсах сей вылазки Аль определенно находила творящееся столпотворение на редкость раздражающим. Эллюмиель мотнула головой, словно пыталась вытрясти такие мысли из собственной головы - порицание не было ее темной стороной, оно вообще натуре чернокрылой было чуждо. Так или иначе свобода воли и мысли были тем неприкосновенным для каждого, до чего Эль не имела права коснуться.
Но это действительно раздражало. Местами даже злило, заставляя душу где-то внутри загораться искорками неконтролируемого недовольства. На все предпринятые алла попытки хоть как-то развлечь или заинтересовать беловолосую чем-то новым непременно натыкались на стену холодного отчуждения, а теперь же неприкрытого раздражения. Стоило ли распинаться? Стоило ли тратить себя прямо как тогда, когда всюду бушевала стихия...
Тогда, когда она поделила на всех свой собственный свет, отчего отныне ее жизнь стала на несколько лет короче.
"Каждая жизнь священна, да, папа?" - старое, истертое временем воспоминание стало для Элли тем напоминанием, благодаря которому она вообще стала жертвовать собой для тех, кто ей действительно дорог, выплачивая даже такую цену. Цену фактического отчуждения.
Миель сделала глубокий вдох, стараясь успокоить тлеющее внутри чувство недовольства. Выдохнула. Вроде успокоилась. Поправив на голове лисью маску, чернокрылая продолжила свое шествие по поиску снежной эльфийки, пропуская под крылом зазевавшихся гуляк, что засматривались на выступления столичных фокусников или же заезжих музыкантов.
Музыка же, громкая и веселая, лилась по улицам рекой, побуждая пуститься в замысловатый пляс вот прямо сейчас, и будь Эль в более радужном расположении духа, то непременно воспользовалась бы сим случаем. Однако, вопреки желаниям тела, разум все же побуждал идти вперед и как можно быстрее расправиться с возникшей ма-а-аленькой проблемой, а уж потом, найдя гостиницу и место для ночевки, забыться в танцах до утра, выветривая из головы возникшие мысли, никак не вяжущиеся с ее светлой натурой. Вильнув крыльями, Миель скрылась за очередным углом, когда в нее внезапно врезался какой-то парень, почти повалив чернокрылую на брусчатку.
- Ох, осторожнее...ЭЙ! - тут парень изо всех сил дернул из рук опешившей на мгновение алла ножны с клинком и, пихнув девушку повторно, стремительно ускакал, лавируя между гуляющими в совершенно противоположном направлении, - ЭЙ!
Телу мгновенно был отдан приказ бежать следом - Миель резко сорвалась с места с твердым намерением догнать вора и показать тому где раки зимуют. Так-то воровать нехорошо, и желание втолковать эту простую житейскую истину посредством "ножнами по заднице" будет вещью совершенно не зазорной. Но думать об этом было куда как проще, нежели делать. В отличии от самой Эллюмиели, у вора было главное и неоспоримое преимущество - тот был бескрылым, когда как Эль, гордая обладательница четырехметровых крыльев, бежать в ограниченном пространстве могла с тем же самым успехом, что и корова могла бы кататься на льду. Целительница цеплялась за все и за всех, бормоча хриплые извинения в ответ на гневные увещевания в неуклюжести, однако все ее мысли всецело были заняты способами сохранения ее вещи.
Клинок, этот отцовский подарок на ее совершеннолетие, был для чернокрылой слишком дорог. Не расставаясь с ним, Эль несла за плечами кусочек родного дома, частичку воспоминаний, незримой нитью соединявшую Эль и родной Далиан. Ее и родное гнездо, где всегда ждала семья. В мозгу пульсировала лишь одна мысль - вернуть любой ценой, а возможные синяки и потерянные перья есть мелочь, которых совершенно не жаль. Лишь бы клинок, тот боевой товарищ, который ее ни разу не предал и не покидал, остался цел и невредим. Но стена из народа, что стояла между желаемым и действительным, делало кампанию не такой уж и простой. Должен же быть способ ее преодолеть, он просто обязан существовать!
Внезапная догадка прострелила разум, и Миель затормозила, поднимая в воздух облачко пыли и опавшие сливовые лепестки. Конечно... Вот же! Решение существовало с самого начала, но отвыкшая от подобного за долгое время Эль додумывалась до него уж слишком долго. На губах чернокрылой заиграла легкая усмешка, что выражала некое превосходство. О да, она знала ответ на вопрос "Как", да только вороватому парню будет совершенно не до этого.
Секунда триумфа сыграла на нервах, заставляя алла растягивать ее все дольше. Она гордо выпрямилась, выказывая благородную осанку, и стала медленно разводить в стороны черные крылья. Прохожие расступались, давая размаху расправиться во всю длину, а гости завороженно наблюдали за тем, как гордая алла с крыльями, играющими на свету отблесками драгоценного сапфира, предстает пред ними во всей своей первозданной силе. Эль повела огромными крыльями чуть вперед, а затем отвела назад, слегка приседая. Когда кончики маховых перьев практически соединились друг с другом, алла подпрыгнула, зачерпывая крыльями воздух и поднимая в небо следом за собой пыльную взвесь, что причудливо мешалась с белыми сливовыми лепестками. Миель сделала еще один взмах, чувствуя, как каждая мышца в крыльях откликается на упругое сопротивление воздуха и как воздушные потоки завихряются в перьевом полотне, издавая низкий и сладостный для уха гул. Взлетев достаточно высоко, Эллюмиель, поведя крыльями вперед, на мгновение зависла в воздухе, высматривая в толпе под ногами вора, который даже и не ведал, кого попытался обокрасть. А тот, знай себе, несся вперед, даже не удосужившись посмотреть в небо.
"Ох как зря", - с улыбкой проговорила про себя Эль, подавшись вперед и укладывая иссиня-черные крылья по восходящему воздушному потоку. Сделав еще пару взмахов, девушка слегка прижала крылья к телу, заметно ускоряясь в скользящем вниз полете. Когда оставалось всего несколько метров до земли, парень, видимо заметив стремительно надвигающуюся тень, поднял голову, и по его округлившимся глазам Эль прочитала, что он уже сто раз пожалел о содеянном. Но алла уже было не остановить - резко распахнув крылья, девушка коршуном "спрыгнула" на вора с воздуха и вместе с ним кубарем прокатилась по брусчатке, нещадно марая ткань белого платья. Перед глазами все смазалось. Вот сейчас она видит ошарашенное испуганное лицо грабителя, а через секунду безоблачное голубое небо. Сердце бешено стучало в груди, но Эль четка была уверена в том, что так просто свое не отдаст. Сумев помочь себе взмахом крыльев, Миель "оседлала" неудачливого вора, ощутимо прижав тому к ключицам ножны с клинком, которые он, в надежде защититься от натиска чернокрылой алла, выставил вперед. Эллюмиель навалилась на ножны всем телом, прижимая парня к мостовой, и смотрела ему в лицо с победной улыбкой на губах.
- Простите! Ради Марисы, простите! Я не знал, что творил! - заголосил он в попытках откреститься от того, что сделал, но чернокрылая была непреклонна. Она давила все сильнее, попутно нащупывая рукоять клинка. Пустая угроза, не более, но заприметив это недвусмысленное движение, неудавшийся вор заголосил еще громче, привлекая внимание городской стражи, что появилась на удивление быстро, растолкав образовавшуюся толпу зевак.
- Расступитесь! Расступитесь! - Эль услышала громкий и зычный голос стражника, высокого и широкоплечего с массивными белыми крыльями за спиной, - Уважаемая, что за цирк?
- Этот человек попытался украсть мой клинок, - проговорила Эль, вставая с земли, и показала напарнику подошедшего служителя порядка ножны из черной магнолии, - наверняка хотел выручить за него золота. Я его остановила и вот...
Чувствуя, что начала сдавать под тяжелым взглядом стражника, Миель потупила взор и утерла рукой запыленную в пылу секундной схватки скулу, понадеявшись, что не оставила этим на коже грязного развода. Стражник, посмотрев сначала на девушку, а потом на вора, сухо кивнул Эллюмиели и принялся за шкирятник поднимать попавшегося грабителя, бурно выражающего свое недовольство пронзительным криком. Оставшаяся без дальнейшего внимания Эль решила поспешно ретироваться, прижимая к себе клинок как самую главную драгоценность.
Свидетели сей нелицеприятной драмы заспешили по своим делам или же возвращались к прерванному веселью. Замолкшая на несколько минут вновь заполонила улицы, и Эль искренне этому радовалась, ведь музыка и возобновившиеся уличные представления отвлекали внимание прохожих от недавней возмутительницы празднества, что, падая с небес, немало удивила большую часть горожан. Хоть это и было так, для Эллюмиели этот факт был совершенно неважен - в руках она вновь чувствовала успокаивающую тяжесть клинка в оправе из ножен черной магнолии. Выровняв участившееся дыхание, Миель брела по заданному ранее маршруту, понимая, что после такой дозы адреналина по венам нормально продолжить поиски уже не в состоянии. Посему самой разумной мыслью на текущий момент было снова вернуться к кузнице и продолжить поиски вновь после того, как все они вместе нашли бы постоялый двор или гостиницу. Да уж, толку от нее никакого, в этом Миель убедилась в который раз, но здесь был и еще один выход из сложившейся ситуации - если же их поиски все же не увенчаются успехом, то всегда можно будет обратиться к городской страже за помощью.
"Да, это решение много рациональнее всех остальных", - со вздохом подумала Эль, вспоминая с каким рвением унесся в дальние дали Бэй без всякого знания об устройстве города. Что ж, он всегда был таким. Напористым, упрямым...человеком действия, живущим здесь и сейчас. Губы чернокрылой тронула легкая улыбка, и она на мгновение устало прикрыла глаза.
float:rightИ этого хватило, чтобы снова столкнуться плечом с кем-то, шедшим навстречу. Охнув и прижав клинок к себе еще ближе и сжав тот еще крепче, Миель посмотрела на причину внезапно нахлынувшего беспокойства. Перед ней, недоуменно хлопая ресницами, стояла девушка. В ней не было ничего необычного: среднего, примерно как и сама Эль, роста, с копной ярких и блестящих каштановых волос, с тонкой и изящной фигуркой. Хороша собой, с тонкими чертами лица, гладкой кожей, пушистым и подвижным лисьим хвостом и большими остроконечными ушами. Типичная омега-вивариинка тотемной лисы, но что-то в этой девушке чернокрылую беспокоило. Она не могла дать этому точного описания, но рядом с ней алла чувствовала себя как-то неуютно. Потом, приглядевшись, все же поняла, что именно заставляло ее необъяснимо волноваться. Вивариинка-лисица смотрела на нее пусть и удивленно, однако в карих с золотом больших раскосых глазах Миель видела искорки и бесконечную мудрость.
Вивариинка, явно не ожидавшая такого внимания со стороны Эллюмиели, сконфуженно улыбнулась.
А может это была всего лишь игра света.
- С Вами все хорошо? - услышала Миель мелодичный и мягкой голос, и алла внезапно поняла, что бесстыдно пялилась на девушку с добрую минуту. Зардевшись, Миель замахала ладонями, показывая всем своим видом, что очень сильно извиняется за свое неподобающее поведение. Казалось бы, сама чернокрылая провела с вивариинами различных мастей добрую часть сознательной жизни, а все еще способна на удивление.
- Да, простите. Я Вас не ушибла? - обмен взаимными извинениями, кажется, прошел удачно. Весело отмахнувшись, лисица аппетитно хрустнула щедро облитым карамелью яблоком, что держала в ладони на длинной деревянной палочке. Кажется, она была из таки, что не таили на окружающих зла. Да и чего было таить, когда всюду гремела музыка, люд веселился и танцевал, а весенние яблоки уродились чудеса какими хорошими. Этой непринужденности Эль даже мимолетно позавидовала - ей самой бы чего-нибудь эдакого не помешало бы.
- Вы на праздник? - спросила вивариинка громко, и Эль кивнула ей в знак согласия. - Что ж, поздравляю с Посевным. Пусть Инари дарует вам всем удачи мешок да зерна горшок.
- А откуда Вы знаете, что я не одна? - Миель не стирала с губ вежливой и мягкой полуулыбки, на что вивариинка развела руками, неопределенно пожав плечом.
- Как же такое празднество и без компании? - ответила она, похлопав Элли по плечу. - Что ж, простите, спешу откланяться.
С этими словами, улыбнувшись напоследок, вивариинка взмахнула длинным пушистым хвостом и была такова, растворившись в толпе так же тихо, как, собственно, и внезапно появилась прямо под носом у чернокрылой. Посмотрев девушке вслед, Миель, пожав плечами, тоже продолжила свой путь восвояси.
Наверное все же правда, что это было игрой полуденного света...

У кузницы "Золотой Молот"

Пришла Эль на место встречи уставшая, но, почему-то, явно довольная собой. Немало удивилась тому, что пришла туда не первая: впереди огненной вспышкой симофорила яркая шевелюра нового знакомого. Отряхнувшись по мере сил, Эль подошла поближе и села на небольшую скамеечку у кузницы, раскинув крылья широким, переливающимся синеватым отблеском, полотном и переводя дух.
- Судя по выражению лица, тебя тоже приключения стороной не обошли, да? - не без интереса вопросила Миель. Кажется, Гейл не добился успехов в поисках снежной эльфийки так же, как и сама чернокрылая алла.

Встреча с Инари определена судьбой вот здесь.

Отредактировано Эллюмиель (2016-02-03 01:46:10)

+1

27

Зайти-то она зашла, но то ли запахи здесь были слишком насыщены и тяжелым одеялом накрыли вошедшую в булочную лоддроу, отчего дыхание перехватило, то ли она все же поспешила отмахнуться от новой волны недомогания, Тейар его знает. Но стоило ей окунуться в атмосферу, царившую в помещении, как в глазах тут же потемнело и девушка даже охнуть не успела, как, падая, сознание потеряла, рухнув фактически на самом пороге заведения.
Переполоха было больше, чем помощи. Завсегдатаи булочной и случайные прохожие собрались вокруг, охая да ахая, вспоминая о необходимости позвать лекаря, но так никто и не удосужился сдвинуться с места, продолжая трескотню по случаю и, видимо, не желая пропустить ни одного момента. Видимо, ей было бы суждено очнуться самой, лицезрев сие столпотворение и покоробившись от ненужного внимания так же, как и от случившегося. Однако, не один Тейар веселился с нитями ее судьбы, кто-то был более жалостлив к ней, так как вскоре в толпу «врезалась» лучом света Айнэ, несколько разогнав зевак и впуская тем самым свежий воздух, проникновению коему мешали толпившиеся вокруг.
Впрочем, Альвэри в тот момент было совершенно безразлично. Пребывая в спасительном беспамятстве, девушка не видела и не слышала ничего, что происходило вокруг. Даже смена ее местоположения никак не повлияла на общее состояние лоддроу. Внезапный свет, что буквально резанул сознание, кое плыло в потемках обморочного состояния, лишь секундно заставил встрепенуться. Но с каждым мгновением, когда он распространялся и обхватывал всю ее суть, становилось настолько легко и спокойно... Казалось, что все печали и беспокойства, вкупе с недомоганием, что преследовали Фенрил последнее время, разом растворились в благодатном свете. Аль даже чуть улыбнулась. Хотелось окунуться в сие покрывало, сотканное из света и внутреннего тепла да закружиться в нем, столь невообразимым было ощущение присутствия сего явления.
Аль снова улыбнулась. Задрожали смеженные веки и в следующее мгновение девушка открыла глаза, не сразу вспомнив, где находится и что произошло. От былого недомогания не осталось и следа, это она почувствовала сразу. Самочувствие было прекрасным, как и настроение.
- Вот ты и нашлась, - услышала она в следующий момент, только сейчас осознав, что ее голова лежит на чем-то теплом и относительно мягком.
Подняв глаза, Аль не без удивления, выдохнула:
- Айнэ? Но как?- чуть нахмурившись и пытаясь вспомнить последние минуты перед обмороком, девушка приняла вертикальное положение, опершись о спинку лавки и глядя на подругу. – Похоже, я не оправилась после телеппортации настолько, чтобы гулять среди толпы и это сыграло злую шутку, - Фенрил виновато улыбнулась, после вновь оглянувшись. - Ты одна?
Фиаллэ как-то странно на нее смотрела и все время загадочно, как ей показалось, улыбалась, что заставило озадачиться. Казалось, подруга чего-то ждет от нее. Но чего? Та не спешила говорить, а Альвэри понятия не имела, что должна была сказать.
Впрочем, девушка таки заговорила, вкратце рассказав, как вся компания дошла до кузницы, в которую поспешила алла и вернулась не очень довольная результатом. О том, какой казус произошел с Бэем и что случилось после. Невероятно, но, несмотря на то, что Аль стало не по себе из-за причинённого беспокойства, ей в тот же момент хотелось рассмеяться, столь забавной выглядела ситуация в целом.  Правда, все, чем отделалась, это откровенная и искренняя улыбка.  Это тоже наталкивало на мысли. Видимо, Айнэ подлечила ее во всех смыслах, даже чересчур. Но в этом состоянии она не знала, радоваться ли сему или пожурить подругу, засим и махнула мысленно рукой.
- Простите. Я доставила всем неудобство…Очень жаль, - проговорила лоддроу, при этом продолжая легко усмехаться. Ей и правда было до неприличия легко на душе. –Думаю, нам стоит вернуться, - она видела, что Айнэ что-то все же не договаривала, но что-то ей явно мешало. «Может, что-то еще случилось?»- подумалось Фенрил, но задать вопрос не успела.
Спеша подняться с лавки, на которой находилась, девушка почувствовала, как сначала одеяние как-то неохотно оторвалось от дерева, а после и на коже появилось тянущее чувство.
- Что такое? – удивленно спросила лоддроу, стараясь понять, что ее пыталось «удержать» и только отойдя, заметила красное пятно на лавке.
Айнэ засмеялась своим задорным и чистым смехом, комментируя, что одежды лоддроу теперь слаще не придумаешь, как и сама подруга местами. Она успела наклониться и определить, во что угораздило влезть Фенрил. Ну да, логично, что в булочной можно попасть явно не в краску и не в лужу из грязи, а вот в клубничный джем – пожалуйста. Все было бы смешно, если бы не столь печально. Аль с досадой вытирала остатки сладости с ноги влажным куском материи, что предоставила прислуга, понимая, что с одеждой нужно что-то делать. О том, чтобы заняться чисткой, не могло быть и речи, время не терпит, значит оставалось одно – сменить.
- Наверное, сначала мы найдем одежную лавку, - виновато улыбнувшись, выдала Альвэри.
На том и порешили. Выйдя из булочной, в которой лоддроу все же сделала покупку, ибо Айнэ излечила все, кроме чувства голода, девушки принялись искать лавку, где бы занимались продажей одежды. В принципе, искать долго не пришлось, не считая сколько раз приходилось обходить толпы праздновавших. Зайдя в первую попавшуюся лавку и осмотревшись, Аль не нашла там того, что хотела бы одеть. Все было явно приурочено к празднику, и о чем-то простом да легком не могло быть и речи, или она не там искала. Бродить по всему городу в поисках нужного – такая себе перспектива, поэтому, придирчиво нарезав несколько кругов по периметру под удивленные взгляды продавца, лоддроу все же остановила свой выбор на одном одеянии.
- Лучше, чем ничего, - передернув плечами, проговорила Фенрил, скрывшись за перегородкой для примерки.
В целом, все пришлось впору. Единственно, она не привыкла в таком расхаживать по городу, но что уж тут поделать? Переодевшись, сложив пострадавший костюм в пакет, расплатившись за обновку, подруги, наконец, двинулись к кузнице. В сей раз царившее вокруг веселье было не раздражающим, а даже наоборот. Аль, как сорока, взирала по сторонам, с неприкрытым любопытством лицезрея разнообразные действа, что открывались их взорам. И вся заслуга за столь необыкновенное самочувствие лежала на Айнэ и ее светлом образе целителя для всех и вся. Альвэри усмехнулась. Несмотря на все черты, раздражающие ее в девушке, та была настолько светлой личностью, что на нее невозможно было сердится, долго по крайней мере, даже за неосторожно оброненные слова и излишнее любопытство. Тем более, сейчас она была необычно молчалива, отделываясь лишь парой-тройкой фраз по дороге. Казалось, фиаллэ о чем-то размышляет и это заняло все ее сознание, однако лоддроу сей момент не особо коробил. А вот празднество вокруг – да. Вот чего не хватало для нужного настроения – добротного отдыха, пусть и навеянного в ее случае с помощью магических ухищрений. Впрочем, как бы не хотелось задержаться, но Аль понимала, что они и так припозднились. Праздник же, насколько она успела понять, должен был продлиться не один день, значит она еще успеет разузнать, с чем это все связано, ибо внятного ответа ранее так и не получила.
Айнэ дернула ее за рукав, кивнув в сторону строения кузни, что уже виднелось впереди. Подойдя ближе, они никого из спутников там не обнаружили. Видимо, еще никто не вернулся с поисков, предположила фиаллэ и предложила обождать здесь же.
- Главное, чтоб никто не потерялся, - с улыбкой произнесла Аль, что навела шороху, едва успев ступить на землю крыланов.
Пока они ждали остальных, Фенрил предалась тому, что ей хотелось в тот момент больше всего – лицезрению творившегося праздничного хаоса вокруг.

Все чужие действия по посту согласованы с Айнэ.
Дайсы лицезреть
здесь

Отредактировано Альвэри (2016-02-03 16:14:15)

+2

28

Растворившись в скопище народа, Бэйнар отчаянно пытался отыскать лоддроу, одергивая и чересчур пристально всматриваясь в каждую вторую девушку, которая имела хоть какое-то сходство со снежной эльфийкой, будь то белокурые волосы или же просто похожие одежды. Однако, сложность поисков состояла и в том, что практически все: и мужчины, и женщины, были обличены в лисьи маски, а мужчина, вот разрази его гром на том самом месте, на котором он стоял, не мог упомнить, надевала ли на себя длинноносую мордашку Аль или нет.
Проплутав среди толпы и едва ли не заблудившись самому, позабыв в какую сторону следовало возвращаться и вообще правильно ли он шел, иштэ сбавил темп. Тем более что успел загнать себя до того, что начинал сбиваться шаг, а незнание куда идти дальше и где могла остановиться ледышка лишь еще больше сбивали, мешая думать более ясно и рационально. Гудящая же вокруг обстановка и всепоглощающее веселье становились все более раздражющими, громким смехом и прочими звуками путая и без того рассеянные мысли и давя на сознание. В ходе своих поисков Эйнохэил умудрился отыскать, казалось бы, всех, кого только можно было, в какой-то момент наткнувшись даже на парочку других представителей снежной расы. Правда вот для того, чтобы обзавестись остроухим юнцом подле себя, Альвэри следовало потеряться так лет на десять, не меньше. Да и молодая эльфийка совершенно не походила на искомую особу, откидывая в сторону общие расовые особенности.
«Тейар знает что…», - то ли на творящуюся вокруг толчею, то ли относительно всего выдавшегося мероприятия, мысленно отозвался проклятый. Ко всей тщетности его попыток отыскать девушку тяжелым осознанием прибавлялось и то, что Бэй давным-давно потерял счет времени теперь же не зная, стоило ему возвращаться или таки продолжить свое блуждание, все больше надеясь не на собственные силы, а на удачу и волшебный авось. С этими мыслями, доплетясь до ближайшей пешеходной зоны, мужчина и присел на лавочку, раздосадовано выдохнув и понурив голову. Нет, конечно же он не надумал пытаться распознать Аль по обуви мимо проходящих, но вот все нарастающее чувство досады, отчаяния и собственная неспособность исправить положение брали свое. «Чтобы найти беглянку, надо думать, как беглянка… И куда бы я пошел в незнакомом мне городе, потерявшись, будь я ей?», - Бэйнар уронил голову на ладони, опершись локтями на колени и прикрыв глаза, - «Да никуда бы я не пошел! Я бы на всю улицу орал: «Бэй, я потерялась! Бэй, я здесь! Спасите-помогите!! Бэ-э-э…», - однако закончить паясничества, пусть и не высказанные вслух у иштэ не получилось, а начало его имени плавно и как-то даже мелодично перетекло в подобие ругательства, приправленное искренним изумлением, - «…э-ять!». Все его раздумья были прерваны одной-единственной фразой: «Эй, парень!», произнесенной почти что на ухо. Не зная, что дошло до него первее: слова или же великолепный амбре перегара с примесью жуткой вони нечистот, Эйнохэил рыпнулся в сторону, отскакивая так, что чуть ли и вовсе не слетая с лавки, и во все глаза воззрился на соответствующего удушливому запашку «собеседника», коего, присаживаясь, и не заметил.
- Ты чего это, приуныл что ль?
Словно бы и не замечая реакции проклятого на его появление в личном пространстве того, продолжил выпивоха заметно заплетающимся языком. Жаль, что он не успел накачаться до состояния полной отключки и теперь же не валялся на скамье, прибывая в мире грез и никого не трогая. «Везет, как Неру в месяце Просыпающейся Природы», - все еще во все глаза пялясь на одетого в лохмотья и позабывшего судя по всему слово «баня» и «вода» объекта, произнес про себя Бэйнар, - «только наоборот». И, понимая, что ловить с пьянчугой местного разлива, ему было нечего, проклятый поднялся, так и не проронив ни слова в ответ. Видимо, сама Мариса начинала подавать иштэ знаки, что теперь то уж точно он нашел всех, кого искать и не планировал, и мог со спокойной душой и чувством выполненного долга возвращаться обратно и обращаться уже к силам городской стражи. «Быть может Эль была права», - припоминая слова девушки, кинутые ему буквально в спину, прикинул Эйнохэил, - «И Аль действительно нашла бы нас быстрее, если бы мы никуда не разбрелись?». И, занятый своими тараканами в голове, мужчина, уже отошедший от злосчастной лавки, совсем и не заметил того, что его случайный и малоприятный собеседник, отставать то просто так от своего «компаньона» и не думал, поспешив следом.
- Э! Э, ну ты чего? Я ж спрсил прст, - проглатывая добрую половину гласных… да и букв в общем, протянул крупно перебравший с выпивкой мужичок, - А ты эт… руки в ноги и драпать, - он весело хохотнул, не пытаясь скрыть, что ситуация его весьма и весьма забавляла.
Бэй закатил глаза, силясь не потерять над собой контроль и не зарядить по грязным щам незнакомца прямо на ходу.
- Стряслось че, спрашваю? Кислый ты какой-то, не нрвшся ты мне совсем, парень…
Иштэ уклонился от норовящего упасть на него забулдыгу, зло огрызнувшись. «Так и валил бы отсюда в противоположную моей сторону».
- Ты это, не молчи дава… А-а-а, знаю!! – Воскликнул веселый во всех смыслах этого слова попутчик, перебивая себя же на полуслове, - С бабой нелады.
Бэй молчал.
- Все проблемы из-з-за баб, да-а-а… Что, не дла что ли?
«Боги, заткнись!». Скрипнув зубами и попытавшись затеряться среди нахлынувшего потока народа, мужчина раздосадовано вздохнул, обнаружив рядом с собой все того же пьянчугу. И как только у того ловкости и быстроты на такие маневры хватало?! Оставалось только диву даваться.
- А я мжду прочим тут первым хахлем на квартале был!
«Оно и видно…».
- Все девки мои были, все-е-е!! – Рассказчик наотмашь махнул рукой, не придавая значения тому, что задевал прохожих и зевак, - А ты иза одной печешься, тю!
Терпению подходил конец. Слушать и дальше пьяный треп местного сердцееда в тряпье прошлого века Эйнохэил был не намерен. Тем более что монолог этот никак настроение не улучшал и уж никоем образом не приободрял. Но последней каплей всему стала попытка поддатого мужичишки сочувственно приобнять проклятого. Вовремя заметив, в каком именно жесте в очередной раз к нему наклонился идущий рядом, Бэйнар резко отшагнул, уже занося кулак для удара, но… Судя по всему потерявший точку опоры алкаш таки не смог удержаться на ногах, влетев прямо в хоровод, тут же подхвативших кого Ильтар послал в свои танцы. Мужчина мог поклясться, что видел даже брезгливое выражение лица той дамы, коя мгновение погодя осознала, с кем именно весело отплясывала. Облегченно выдохнув и опустив руку, иштэ продолжил свой путь, как вдруг…
- Не прздник, а сказка прям, одни чудеса! Так чего я там говорил то?
«Ипучий случай, я невезучий…». Бэйнар повернулся на уже знакомый пропитой голос, обнаруживая рядом с собой все того же спутника, воистину чудом выкрутившегося из опуса, в который угодил еще минутой ранее. Да и то было понятным делом, кто б еще с ним хороводы водить согласился! И тут проклятого словно бы осенило. «Чудеса… Чудес тебе захотелось, не иначе?!». Эйнохэил, хитро усмехнувшись, заозирался по сторонам, подбирая подходящую для трюка компанию гуляк. И вот, пройдя еще с несколько метров и ни слова не слушая из того, что нес плетущийся следом, Бэй остановился, разворачиваясь к забулдыге лицом и вскидывая руки, тем самым демонстрируя, что никаких предметов не держал. Мужичишка пошатнулся, однако восстановив свое хрупкое равновесие, заткнулся, с любопытством воззрившись на открытые ладони. «А теперь фокус!». Иштэ как можно незаметнее покосился на группу за спиной стоящих ребят, один из которых просил другого подержать его бокал с выпивкой, однако не увидел, что друг был занят совершенно иным, обхаживая единственную в их кругу даму. Выждав подходящий момент, и спрятав обе руки за спиной, одной из которых за тем самым бокалом и дотянулся (а лопухом, хватающим/отдающим не глядя кого и кому, был ни один он), Бэйнар вновь продемонстрировал выпивохе ладони, но уже с «удачным уловом». Мало чего понимающий в фокусах и шарлатанстве, да и пьяный мужик изумленно вытаращился на бокал, почти полный темного эля.
- Да как же ж это так? Чудеса… Чудеса, н-н-е иначе, - и, кажется, даже заикаться начал.
«Прошу!». С наигранно-горделивым, можно сказать, профессионально-деловым видом, согнувшись в неглубоком поклоне, Эйнохэил протянул выпивку своему единственному зрителю. «Либо ты берешь, либо я тебе этой кружкой сейчас все зубы выбью», - стараясь как можно дружелюбнее улыбаться, сквозь маску показушных эмоций пробурчал про себя проклятый. Ну и естественно, что любитель покутить на лавке вниманием такой подарок обойти не мог, казалось бы, позабыв обо всем остальном на свете, в том числе и о самом фокуснике, которого как ветром сдуло после того, как бокал эля перекочевал из его руки в немытые грабли пьяницы.

«Неужели в такое можно превратиться?», - недоумевающе думал Бэй, пробираясь к кузнице сквозь скопища народа, которого к вечеру ближе лишь поприбавилось на улицах. Все, что ему оставалось, так это вернуться, дабы остальные не ушли без него, а уж там и придумать новый план поисков. Однако, ничего придумывать оказалось не надо. Едва миновав последний хоровод, который облюбовал местечко прямо около кузни, мужчина наткнулся на созерцающих размах праздника со стороны Айнэ и Аль.
Мужчина блаженно прикрыл глаза, чувствуя, как легко становилось на душе от одной только мысли, что с девушкой ничего не случилось и она была здесь. По всей логике вещей благодарить за находку лоддроу следовало фиаллэ, так как остальных членов компании поблизости видно не было, а значит, те еще не успели вернуться, до сих пор лелея надежду отыскать ледышку. Но и до благодарности еще дойти надо было. Подходя ближе к девушкам, Эйнохэил все никак не мог понять, что же все-таки было ни так, а осознав, недовольно нахмурился. Насколько он помнил, когда все они только ступили на земли крылатых, на ледышке был совершенно другой наряд. Окинув внимательным взором Альвэри, иштэ лишь убедился в том, что некогда в разы открытые зеленоватые одежды сменило длинное светлое платье, так выделяющееся из всего уже увиденного гардероба ледышки, но идущее ей куда больше любого другого ее туалета. Бэйнар скользнул быстрым взглядом по точеной фигуре, недурно подчеркнутой простотой и самим фасоном платья, и отвел глаза в сторону, подходя ближе и вставая меж Тиу и эльфийкой, при этом оставаясь слегка позади.
- Тебе идет. Решила пройтись по магазинам, как посмотрю? – Стараясь держать голос как можно ровнее, поинтересовался иштэ у Аль и добавил, обращаясь уже к Айнэ: - И где же ты ее, позволь, отыскала?
Выдавать своего раздражения тем фактом, что готов был полгорода обыскать в то время, как его ненаглядная просто шмотьем закупиться решила, Бэй не спешил, готовый для начала выслушать обеих.

Отредактировано Бэй (2016-02-03 21:22:07)

+3

29

Есть такое чувство, которое возникает, когда ты пришел на встречу раньше положенного времени, и время вокруг кажется таким тягучим, скучным, в такие моменты очень хочется свалить куда-нибудь. Не потому, что хочешь обидеть того человека, с которым должен встретиться, а только из-за того, что не хочешь терять свое время. Вот если бы была с собой книжка, то было бы проще ждать, погружаясь в великолепные миры чужой фантазии.
Однако, Гейл не успел в полной мере ощутить скуку, так как у кузницы появилась чернокрылая. Казалось, что Эль была взбудоражена, может, на нее так повлияли поиски эльфийки, которые, очевидно, не увенчались успехом, а может, что еще произошло. Так что настроение у девушки явно было странным. Гейл и еще кое-что замечал, пока они все были вместе и потом… Но задумываться об этом ему не хотелось, да и все могло быть не так, как ему показалось.
- Судя по выражению лица, тебя тоже приключения стороной не обошли, да? – спросила алла, присаживаясь рядом.
- Ничего того, что не может произойти со случайным прохожим на празднике, - улыбнулся парень и продолжил, - меня тут один перепивший гражданин, кажется, хотел вовлечь в свои алкогольные дела. Но я удрал от него. Ну а что на счет тебя?
Однако ответить чернокрылая не успела. Толпа змейкой проходила по улицам, захватывая всех на своем пути, и, заметив спокойно сидящую пару, лисий отряд ринулся в их сторону. Да, Гейл любил праздники, это было его работой, сердцем и воздухом. Но он умел (иногда) трезво смотреть на вещи, а сейчас случай был явно неподходящий, чтобы умчаться в неизвестном направлении, поддавшись веселью и стадному чувству. Поэтому, быстро подскочил, схватил Эль за руку и забежал в кузницу. Он повернулся, чтобы посмотреть, не последует ли кто-то за ними, сделал шаг назад и споткнулся о кокой-то пень. Удержать равновесия он не смог, а так как он все еще держал девушку за руку, то и увлек ее за собой. Когда Эль упала на парня, накрывая их своими крыльями, бок, который залечили совсем недавно, отозвался глухой болью. «Какая-то нездоровая привычка ронять девушек у меня в последнее время появилась», - подумал Гейл, вспоминая погоню за дракончиком и Адель, да и Айнэ пришлось его ловить у телепорта.
- Слушай, я все хотел спросить, как ты с крыльями своими спишь? Или моешься? Ты не прими это за оскорбление, просто мне, правда, интересно. Они же, небось, сохнут очень долго.
Эль поднялась первая, Гейл последовал ее примеру. Он прислушался, шум толпы, кажется, утих. А через какое-то время он услышал знакомые голоса.
Гейл вышел наружу и увидел Айнэ, Бэя и Альвэри. Последняя чувствовала себя лучше, по крайней мере, так оно казалось со стороны.
- О, ты купила новое платье! Мне нравится, – он, может быть, и был сейчас Гейлом, но все же оставался Эби, а тут уж волей неволей проявляются всякие девчачьи штучки.
- Может мы уже найдем место, где кости кинуть? – предложил парень. – Не знаю как вы, а я давно уже ничего не ел.
[nick]Гейл[/nick][icon]http://s018.radikal.ru/i502/1701/4d/e465cd70d403.png[/icon]

Отредактировано Эбигейл (2017-05-10 11:58:03)

+2

30

Фиаллэ тихонько фыркнула и улыбнулась, - Какие глупые вопросы ты задаешь после того как пробуждаешься, - целительница не могла перестать улыбаться глядя на подругу, осознавая в каком та состоянии, - Я пошла тем путем каким мы шагали до тех пор как потеряли тебя, и заметила в толпе говорящих о девушке аллэ и доктора, а потом и вовсе нашла тебя лежащей без сознания и окруженную толпой народа, - Айнэ не удержалась и погладила Альвэри по голове пока та задавала вопрос о том, что она одна, - Мы разделились чтобы найти тебя. Знаешь, Бэй чуть ли не истерику вкатил когда осознал что ты потерялась, какой же он нервный все-таки, - пробормотала фиаллэ. Альвэри лишь постаралась извиниться, заставив целительницу тихонько рассмеяться щелкнув её по носу, - Совершено не умеешь ты врать, скажу я тебе, жаль ей, - фыркнула Айнэ и поднялась со своего места, а вот у Альвэри это так просто не получилось, и осознавая причину фиаллэ не смогла сдержать смех.
- Ты похоже крайне удачливая сегодня. Сперва потерялась, теперь вляпалась, интересно что же будет дальше? Смотри чтобы к тебе теперь не сползлись любители послаще, - хихикнула фиаллэ и протянула подруге платочек из сумки, дожидаясь пока она вытрет все во что вляпалась, правда без хорошей стирки от всего к сожалению не избавишься, но что уж поделать?
- Да уж, в таком виде тебе перед Бэем точно противопоказано показываться, - улыбнулась фиаллэ отправляясь вслед за подругой. Уже вскоре Альвэри выбирала себе наряд, и все что оставалось целительнице это стоять и рассматривать её костюмы и вообще то что было в магазинчике, себе она до сих пор ничего прикупить не могла в силу того что очень сильно экономила на всем.
"И до сих пор она ничего не говорит про ребенка, даже мне, неужели боится? Да и что я могу с этим сделать, разболтать Бэю что ли? Да он догадается сам рано или поздно. По её состоянию понять это не сложно тем более оно ведь будет повторяться, а постоянно поддерживать её магией только ради того чтобы она ему ничего не сказала раньше времени? Это будет как-то неправильно, раз он отец, то имеет право знать. Ну ничего, через пару дней сама спрошу напрямую, если не расскажет" - фиаллэ потянула подругу за руку выйдя из своих мыслей, - Сюда, не теряйся снова, - и уже вскоре они находились на месте сбора, и фиаллэ могла вздохнуть с облегчением.
- Уж не тебе это говорить, - пробормотала Айнэ и удивленно обернулась, услышав голос Бэя, правда его тон, совершенно целительницу не устроил, так что загородив собой подругу она тыкнула Бэя в грудь пальцем, и заговорила, - Так, послушай сюда, болтун. Прежде чем ругать её и меня, соизволь вспомнить насколько ей нездоровилось, и вина в том что она потерялась ни в коем случае не лежит на ней. Альвэри лишь стало не очень хорошо и из-за стечения неудачных обстоятельств она потерялась. А одежду она сменила потому что  кто-то ляпнул на лавочку варенье в которое она вляпалась. А показываться перед мужчинами в грязной одежде, знаешь ли, не очень приятно, - целительница скрестила руки на груди, сверля Бэя взглядом, но ещё о чем-то подумав, Айнэ приблизилась ещё, и заговорила прямо на ухо, - Если ты ещё раз устроишь подобное представление как некоторое время назад, я тебе всыплю, - и отступила обратившись ко всем, - Я бы тоже не отказалась перекусить, все эти поиски пробуждают такой голод!

+1

31

6 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Около четырех по полудню.
Кузница "Золотой Молот".

- Ничего того, что не может произойти со случайным прохожим на празднике? - ответил чернокрылой Гейл, и с этим сама Эль была полностью согласна, - меня тут один перепивший гражданин, кажется, хотел вовлечь в свои алкогольные дела.
Миель тихо засмеялась, запрокидывая голову назад. Да уж, в принципе чего еще можно было ожидать в дни, когда мед и вино льются рекой? Разумеется, пьяных выпивох хватает в любое время года и фактически повсеместно, однако в родной стороне это слышать было как-то даже несколько...непривычно, что ли.
- Ну а что на счет тебя?
Чернокрылая вытянула ноги и немного сползла по скамейке вниз, приготавливаясь вещать о том, что ее пытались обокрасть, отчего она вся такая "красивая" нынче. Теперь-то девушка в этом полностью убедилась, посмотрев на себя при свете дня: тонкая ткань летнего платья уже не сверкала свежей белизной, вместо этого являя миру пыльные светло-серые пятна, на крыльях так же успела осесть дорожная пыль, грязной вуалью скрывая сапфировые переливы, ну а кожа на руках саднила мелкими ссадинами, донимая хозяйку, что так неблагодарно отнеслась к своему телу. Что говорить, а сиюминутный порыв обрести собственную вещь прямо здесь и прямо сейчас так или иначе возымел свою цену, о чем Миель ни капли не пожалела. Вспоминая о клинке, чернокрылая наработанным годами движением завела ножны за спину меж крыльев и повязала ленту-перевязь через плечо, надежно закрепляя ту крепким узлом. Теперь за сохранность клинка можно было не волноваться: неожиданно заходить к алла со спины довольно опрометчиво и чревато схлопотать по носу мощными крыльями.
Недалеко послышалась музыка, чьи заводные мотивы достигали уха все громче и отчетливее с каждой секундой. Девушка выпрямила спину, подобрав раскинутые крылья к себе, и посмотрела в ту сторону, откуда доносились чудные переливчатые звуки. Буквально через мгновение на горизонте показалась танцующая процессия, пестреющая бликами лисьих масок на различный манер. Праздный люд плясал, увлекая всех и каждого в свой безумный хоровод, ускоряя шаг и кружась в такт мелодии, что наигрывали приезжие с соседнего материка эльфы-менестрели. В глазах Миели вспыхнула искра спонтанной паники. Разомлевшая на солнышке чернокрылая прониклась всем неприятным ощущением ноющих от полученной нагрузки крыльев и плеч, и, как бы то не было, пускаться в пляс она прямо вот сейчас не собиралась от слова "совсем". Миель встала, подгребая дорожную сумку в руки, и уже стала оглядываться по сторонам в поисках лучшего варианта избежать неминуемой участи быть затанцованной до изнурения, как тут Гейл, находящийся совсем рядом, схватил девушку за запястье. У Эллюмиели оставалась ровно секунда для того чтобы осознать сей факт, а новый знакомый уже тащил ее в сторону кузницы, будучи полностью разделявшим ее нежелание веселиться в толпе празднующих. У Эли не было выбора, отчего девушка послушно дернулась следом, увлекаемая рыжеволосым парнем в кузницу "Золотой Молот".
Дверь кузницы распахнулась, охотно пуская внутрь эдаких страждущих. Миель перевела дух: толпа разноцветным потоком смеха, музыки и танцев шествовала мимо, не замечая никого и ничего вокруг, предаваясь хорошему настроению. Гейл все же чернокрылую не отпускал, и Эль уже сама хотела с улыбкой поблагодарить своего спасителя да и разорвать сей контакт. Но Его Величество Случай покачал головой в духе "Э не, ребятки, будет вот так": чернокрылая отчетливо почувствовала, как пальцы Гейла сильнее вцепились в тонкое запястье. Мир стремительно кренился, рыжеволосый приближался все ближе, а его глаза округлялись все больше и больше. Запоздало понимая, что, собственно, происходит, Эль выпустила из руки сумку. Тело ее напряглось в ожидании удара, и тут уж впору полу прыгнуть в лицо, но вместо этого чернокрылая успела опереться правой ладонью в пол рядом с головой Гейла, а другой об его грудь. Сдавленно пискнув, Эллюмиель рухнула на парня, накрывая обоих занавесью иссиня-черных крыльев. Руки заныли ссадинами по-новой, и девушка, поморщившись, была готова поклясться, что теперь к содранной коже присовокупились еще и мелкие кровоточащие порезы по ладони и пальцам, плюс коленка отозвалась неприятной колющей болью.. Отличный день, воистину не скажешь иначе, сначала ворье всякое, теперь и содранная коленка в придачу. Вот что значит выбрались отдохнуть компанией друзей, а ведь девушка и вправду надеялась на то, что они все вместе просто поваляются на белопесочном пляже и искупаются в лазурном океане. Но все, как обычно, снова пошло наперекосяк, отчего судьба резво и непредсказуемо вносила свои коррективы в только начавшееся путешествие.
Тело под ней заерзало и сдавленно охнуло. Несмотря на всю свою видимую воздушность, Эль все же была не совсем пушинкой. Покраснев, Эль забормотала слова извинения и попыталась встать, что было, мягко говоря, не совсем просто.
- Слушай, я все хотел спросить, как ты с крыльями своими спишь? Или моешься? Ты не прими это за оскорбление, просто мне, правда, интересно. Они же, небось, сохнут очень долго.
Миель округлила серебристые глаза в невысказанном удивлении и так и села Гейлу на колени на полпути к тому, чтобы слезть с него окончательно. Он что, серьезно? Это единственное, что он мог выговорить в данный момент? Эль выгнула бровь, искренне не понимая, каким образом подобные мысли закрались в его рыжую голову. Ситуация становилась все комичнее с каждой секундой, и Эль, потеряв всякую нить логических рассуждений, все же беззлобно рассмеялась в ответ на столь странные вопросы. Эх, ну что ж за человек...
Отдышавшись после взрыва смеха, Эллюмиель все же встала с парня и, подав руку, помогла ему встать следом. Мельком посмотрев на тот бок, что некогда врачевала Айнэ, Миель убедилась в том, что тот приглушенный полустон боли не был предпосылкой к повторному повреждению. Неприятно могло быть, но уже не столь плохо, как в прошлый раз.
- Спать немного неудобно. Спина выгибается, - не совсем правдой шутливо ответила чернокрылая алла, подмигивая ртутным глазом. Извинения она всегда может принести ему позже, а сейчас девушка просто и незамысловато разрядила ситуацию. Кивнув рыжеволосому в приглашающем жесте, Элли поспешила к выходу из кузницы, за дверью которой она отчетливо узнавала голоса своих друзей.

- О, ты купила новое платье! Мне нравится.
Эль недоуменно мотнула головой, явно не понимая, что тут происходит. Ранее потерявшаяся Альвэри предстала перед ней в совершенно новом образе, облачившись в платье из тонкого молочного батиста, обрамленного легким шлейфом текучего шелка. Чернокрылая часто заморгала, полагая, что все это ей мерещится. Лоддроу, вроде потерялась в чем-то явно другом, а теперь и это платье, и пакет с булочками...
Что?! Булочки?!
Миель свела аккуратные брови, складывая между собой два и два и получая в итоге четыре. Однако судить сгоряча было слишком опрометчиво, ну а ждать каких-либо объяснений практически нереально. Все же у каждого свои потребности, как говорится. Было в этом что-то неправильное, в конце концов и сама Эль, и Бэй, да и вообще все за Альвэри, как-никак, переживали, а тут...платье новое. Эллюмиель кисло посмотрела на сбитую в кровь коленку, а потом на содранные ладони. Мда уж, поискали так поискали.
Чернокрылая молчала, предпочитая не лезть на рожон и не вмешиваться в разговор друзей. Альвэри на вид выглядела куда здоровее: былая бледность спала со щек, и теперь ее кожа сверкала в свете сезийского солнца даже как-то повеселее. Айнэ, как, впрочем, и обычно, кипела энергией, энергично жестикулируя и раскладывая по полочкам элементарные, казалось бы, факты всего с ними приключившегося. Миель выдохнула: все же хорошо, что рядом со снежной эльфийкой оказалась именно фиаллэ. Это неугомонное чудо, старающееся помогать всем подряд, смогло дать уставшей и обессилившей лоддроу каплю солнца. И Альвэри, кажется, верила ей.
"Конечно верит. Они же подруги"
Улыбнувшись уголком губ, Эль перевела взгляд серебристых глаз на Бэя. Иштэ внимательно выслушивал резкие замечания фиаллэ, но было в его глазах что-то, что говорила о тщательном сдерживании сиюминутного порыва совершить что-то явно опрометчивое. Знавшая Бейнара уже довольно привычное время Эль могла уловить его раздражение, а оно сквозило во всем: общая напряженность, острый всплеск света в сапфировых глазах. Во, челюсть поджимает так, что желваки заходили.
- ...показываться перед мужчинами в грязной одежде, знаешь ли, не очень приятно...
Миель вздохнула. Что не говори, а в свете подобного заявления чернокрылая выглядела в таком случае просто писаной красавицей. Так или иначе, приятно это было или нет, дело начало принимать совсем не лучший оборот, посему Эль рискнула перетянуть внимание на себя. Вдохнув побольше цветочного воздуха, Эль степенно выдохнула, освобождаясь от посторонних мыслей и эмоций, доселе снедавших ее нутро. Возможно она снова слишком много на себя берет, вмешиваясь в то, что ее касалось очень отдаленно. Она чувствовала это ровно как и то, что очередным ее словам будут не слишком-то и рады.
Отличное начало путешествия, ничего не скажешь.
- Эм...ребята, - робко начала она, выглядывая из-за спины Гейла. Эль приобняла себя, пряча содранные о дорогу ладони, чтобы их никто не увидел, - может мы правда гостиницу найдем? В такие дни места разбираются с ужасающей скоростью.
Пытаясь сгладить назревающий конфликт (а Эль была в последнем более чем уверенной, вспоминая, как относится к подобному давлению Бэй), Миель словно бы внесла данный вопрос на согласование со всеми присутствующими, намереваясь отвлечь тех от сторонних мыслей и заняться обустройством всей честной компании.

+2

32

Альвэри откровенно наслаждалась внутренним покоем, хорошим самочувствием и празднеством вокруг. Ожидание не казалось ей томительным. Как и не замечала косых взглядом Айнэ, что все так же задумчиво порою смотрела в ее сторону. Таки да, что значит – прекрасное расположение духа, когда ничто не мешает просто радоваться моменту. Хотя полностью отдаваться моменту у нее никогда не получалось, засим проскакивала мысль, что подобный душевный подъем есть следствие магии света. Но лоддроу не видела в этом ничего плохого, с любопытством наблюдая за действами, что происходили на улицах.
Увлекшись созерцанием празднующей толпы, не мудрено, что Аль не приметила, как к месту встречи начали подходить спутники. В частности, появление Бэя заставило ее чуть вздрогнуть от неожиданности, а подозрительные нотки в голосе с удивлением воззриться на подошедшего мужчину.
- Тебе идет. Решила пройтись по магазинам, как посмотрю? – Фенрил изогнула бровь, пытаясь угадать ход мыслей иштэ, который успел уже и к фиаллэ обратиться: - И где же ты ее, позволь, отыскала?
Все те же нотки в голосе, что кто-то хотел скрыть, но что нельзя было не увидеть во взгляде. Мужчина явно был раздосадован, мягко говоря, вернувшись обратно. Естественно, что лицезрев картину возле кузницы и не зная предыстории, первым делом возобладали эмоции. Благо, Бэйнар не стал с порога высказывать все свое надуманное за пару минут  «фе». Осознав примерно, что движет мужчиной, Аль улыбнулась, но вот рот открыть не успела, ибо ее от Бэя отгородила статная фигурка фиаллэ, что, видимо, не стала особо раздумывать о причине поведения иштэ.
После выпада Айнэ в сторону Бэйнара, впору бы поближе познакомить ладонь с лицом, а девушку больно ущипнуть за бок, но Аль, в первое мгновение, сбитая с толку подобным поведением подруги – лишь опешила.  Она не нуждалась в защите уж точно, тем более таким образом. Зная характер Бэйнара, не обязательно видеть его лицо в сей момент. Фиаллэ становилась на зыбкий лед без особой на то надобности. Однако, поведение девушки было необъяснимым и непредсказуемым с самого первого дня знакомства. Чего только стоит тот случай, когда она надумала за ней проследить…
Фенрил одернула себя. Сейчас был не самый лучший момент, чтобы предаваться воспоминаниям. К ним уже спешили Гейл и Эллюмиель. Аль повернула голову в их сторону, на мгновение позабыв о «конфликте». Вид у алла сам за себя говорил, что с девушкой что-то произошло. Слегка взбудораженная, чуть потрепанная, тем не менее она не утратила от сего факта былой красоты. Правда , легкие разводы пыли на лице, чуть подпорченная прическа придавали ей эдакого шебутного шарма, словно смазывая постоянное стремление быть на высоте и при манерах. Об сим моменте в ее теперешнем состоянии можно было долго размышлять, ибо редко она обращала внимание на разного плана мелочи, казалось бы, повседневной жизни. Просто видела, отмечала и откладывала на задворки памяти. А тут прям на размышления пробило.
Аль пришлось снова себя одернуть. Переведя взгляд на Гейла, она улыбнулась, несколько удивившись его словам о своем платье. Впрочем, оно стало предметом внимания обоих мужчин, засим – чему удивляться? А вот слова о еде, видимо, сменили поток  мыслей фиаллэ в то же русло. Наконец, выйдя из-за спины фиаллэ, лоддроу вручила той пакет с булочками:
- Ну, вот возьмите и перекусите, - кивнула она в сторону Гейла и настоятельно так, взглядом, «толкнула» подругу двинуться к спутнику, неся ароматную выпечку в руках.
В сей момент из уст Эллюмиель, что, видимо, тоже успела приметить напряженность момента, слетело предложение, кое лично Аль ждала еще по прибытии в город. Фенрил взглянула на девушку, кивнув:
- Не думаю, что кто-то будет против, - наконец, проговорила она, после вновь вернув взгляд Бэйнару, который и не скрывал свое раздражение, мягко говоря, что в разы возросло после неосторожных слов фиаллэ.
Она могла его понять, и может даже вместо него первой одернуть подругу, «обдав» ту «холодом». Но пребывала Аль, как уже говорилось, в слишком безмятежном и благодушном настроении. Хотелось, чтобы в эти моменты и другие не находили камней преткновения там, где их не должно быть. Альвэри подошла к мужчине максимально близко, взяв его ладонь в свою. Девушка не стала перебивать его настрой касательно поведения фиаллэ, как и оправдывать или журить ее, просто хотела сказать, то, что не успела из-за выпада подруги, приправим все дополнением по ситуации:
- Я зазевалась, чувствуя себя не очень хорошо и упустив вас из виду. Возможно, догнала бы, но в какой-то момент мне вновь…стало плохо. Только благодаря неравнодушным прохожим не стала жертвой десятков ног, - ей не хотелось об этом говорить, но в манере Айнэ подавать правду было сейчас несколько не правильным, по ее мнению. – Но пока не пришла помощь, меня унесло в сторону лавок, где и все же недомогание взяло свое. Собственно, там меня и нашла Айнэ, привела в чувство и в порядок. Сейчас от былого и следа не осталось, у нее золотые руки, - она чуть улыбнулась. – Там меня угораздило влезть в клубничное варенье и изрядно подпортить костюм. Чисткой заниматься – время терять, я решила по-быстрому что-то купить, чтоб быстрее вернуться…  Вот мы и пришли, – девушка повернулась ко всем. – Мне очень жаль, что вам пришлось из-за меня беспокоится, -  вернув взгляд мужчине, лоддроу подалась вперед, потянувшись и добравшись до уха, прошептала. – Мне стало не по себе и я растерялась, прости…
Что-то еще хотелось добавить, но слов подходящих не находилось. Девушка легко коснулась губами щеки. Не хотелось думать, что было бы если бы ее не нашли в подходящий момент. Она не ведала, что за недуг ее преследует и это начинало пугать, но сейчас в этом не хотелось разбираться. Хотя Альвэри чувствовала, что все это еще далеко не конец.  Фенрил отступила на шаг, виновато улыбнувшись всей компании.

+2

33

16 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Около четырех по полудню.
Таверна-постоялый двор "Придумайте кто-нибудь название хD".

Как оказалось чуть позже, девушки все же были ни первыми, кто вернулся к кузнице. Услышав рядом мужской голос, Бэйнар обернулся, завидев подошедшего к троице Гейла. «Тебя вот еще не спросили!», - колко подметил про себя мужчина, что касалось слов рыжеволосого относительно нового платья Аль. Он одарил подошедшего раздражительным взглядом, отворачиваясь и все еще ожидая ответа Айнэ, который вскоре и последовал:
- … Так, послушай сюда, болтун. Прежде чем ругать её и меня, соизволь вспомнить насколько ей нездоровилось…
«На себя бы сначала посмотрела... болтун». И да, лучше бы фиаллэ вообще ничего не говорила, сославшись на то, что не расслышала Эйнохэила. А так тон, как и само начало всего последующего добавили лишь больше негатива и в без того съехавшее настроение. Иштэ удивленно, если не сказать, что не неприязненно вскинул брови, пока что продолжая молча выслушивать нападки Тиу в свой адрес и никак не реагируя на тычок. Да, быть может он и высказался, не скрывая своего недовольства, но чтоб вот успеть отругать кого-либо… Однако по поведению девушки создавалось такое впечатление, что все же отругал, причем всех и вся, да трехэтажным матом кроя. Вы посмотрите, аж вперед лоддроу влезла, загораживая ту так, словно мужчина всем своим видом показывал, что готов был прямо тут и сейчас как минимум подарить ледышке затрещину и вообще на рукоприкладство за ее проступок перейти.
- …Альвэри лишь стало не очень хорошо и из-за стечения неудачных обстоятельств она потерялась. А одежду она сменила потому что  кто-то ляпнул на лавочку варенье в которое она вляпалась. А показываться перед мужчинами в грязной одежде, знаешь ли, не очень приятно…
Мда уж, вот в чем Бэй точно уж не разбирался, так это в женской логике, ибо на мгновение показалось, что главным для целительницы в любой ситуации было остаться при параде и не упасть лицом в грязь на большой публике, а самочувствие и переживания остальных так, боком… И чем больше говорила Айнэ, тем меньше хотелось приносить ей слова благодарности, так как по мнению самого проклятого та явно попутала роль подруги с мамочкой-квочкой. Да еще и клеваться начинала… тыкаться то бишь. Да, ей можно было сказать "спасибо" за донесенную сквозь весь сумбур сказанного информацию, что все-таки эльфийке стало совсем уж дурно, а не взбрело в голову нарочно отделиться и пошлындать по текстильным лавкам, но при всем порыве говорящей защитить подругу незнамо от чего, взъевшись вдруг на мужчину, желание это напрочь отпадало.
- Да класть я хотел, в чем бы она передо мной показалась, хоть…
Но договорить иштэ не успел, немного отстранившись от фиаллэ, от которой подобного жеста в свою сторону никак не ожидал, и показательно поджимая губы. Очень жаль, что при всей своей способности схватывать налету, девушка до сих пор так и не разобрала характер Бэйнара, принимающего вообще все слишком близко к сердцу и идущего на поводу у своих эмоций. А с ними у малость неуравновешенного мужчины были такие же «малые» проблемы, порой выливающиеся во что-то покрупнее. Вот так и сейчас просто выслушивать незаслуженное порицание он не собирался, готовый ответить Айнэ, продолжающей свой монолог. Однако все его начинания на корню пресекла Эллюмиель, появление которой в компании Эйнохэил заметил не сразу, занятый своими мыслями.
- Эм...ребята, может мы правда гостиницу найдем? В такие дни места разбираются с ужасающей скоростью.
Иштэ перевел внимание с персоны фиаллэ на алла, выглядывающую из-за широкой спины Гейла. Та выглядела немного сконфуженной или же подавленной... или же просто притихшей. Увы, в каком именно настроении прибывала сейчас чернокрылая Бэй определить не смог за собственными бушующими внутри эмоциями. А вот для того чтобы приметить дорожную пыль на щеках и скулах девушки, а так же немного запачканные одежды, много соображения и ума не надо было. Да-а, чего не говори, а поиски лоддроу выдались, наверное, у всех интересными. И не бежала ведь Эль скорее намываться лишь потому, что в таком виде не подобает даме перед мужиками щеголять, неслыханное неуважение! Ну а если серьезно, то попытка девушки как-то сгладить назревающую разборку, была "замечена" и принята к сведению. И хотя вспыльчивый нрав так и не собирался уступать место здравому рассудку, однако понимание того, что разводить ссору было ни к чему, начинало медленно, но верно доходить до серого вещества в черепной коробке. А еще через какое-то мгновение к разговору подключилась и Альвэри:
- Ну, вот возьмите и перекусите, - с небывалой, казалось, легкостью произнесла лоддроу, протянув фиаллэ пакетик с булками.
- Ага. А лучше пеной у рта, которой ты так исходила в своей болтовне, перекуси, если булкой не наешься. Только всех вокруг не забрызгай, а то одежду, не приведите Боги, менять придется, - ядовито во всеуслышание бросил Эйнохэил сразу же после слов ледышки.
«А то как же ж, при девушках/мужчинах и в пене с булкой вперемешку!»
Однако дальнейшие действия как и сама манера поведения эльфийки заставили слегка оторопеть, отходя "в сторону" от раздражения и неприязни к словам Айнэ. Мужчина опустил заинтересованный взгляд на девушку, не спеша отвечать на ее жест, ибо природу его не совсем понимал, и внимательно слушая.
- Я зазевалась, чувствуя себя не очень хорошо и упустив вас из виду. Возможно, догнала бы, но в какой-то момент мне вновь…стало плохо...
«Ты что, объясняешься?». Но, как не назови происходящее, а девушка же и впрямь предпочла объясниться с иштэ, что ни капли не было на нее похоже. Это-то и выбивало из колеи, заставляя усомниться в том, что вообще слышал подобное из ее уст. Краем сознания Бэйнар, конечно, понимал, что девушка пыталась успокоить, однако это ни коем образом не злило еще сильнее и высказаться уже Аль о том, что он был далеко не ребенком, которого надо было воззвать к спокойствию, не было никакого желания. Наоборот, спокойный и размеренный, тихий тон утихомиривал былую злобу и сглаживал подпорченное настроение. Поведение лоддроу же вызывало некое смятение, не укрывшееся от взоров остальных, но Эйнохэил соврал бы, если бы сказал, что оно ему не нравилось. Ответив на легкий поцелуй ледышки мягкой улыбкой, мужчина сжал ее ладонь в своей, отрываясь от созерцания голубых озер и обводя взором компанию в целом.
Что ж, как бы там ни было, а единственным, что вообще было произнесено по делу, не считая последней речи Альвэри, так это предложение Гейла и Эль отыскать где-нибудь поблизости таверну. Есть не сильно то и хотелось, а вот посидеть и в концы сбить оставшуюся спесь, так очень. А посему, закрыв для себя все темы разборок и больше не задерживаясь около кузницы, проклятый зашагал прочь в первом пришедшем на ум направлении, ведя за собой Аль и всех остальных. Сезии он не знал, но рядом по-прежнему находилась Миэль, которая всегда могла подкорректировать их маршрут, что так вскоре и получилось.

Легонько потянув Бэйнара за рукав рубахи в противоположную сторону, алла снова возглавила их маленький отряд, в котором теперь же пусть и не через каждый метр, но все же следили друг за другом. Прошествовали так они через улицу, может быть две, явно направляясь ближе к океану, шум которого вскоре начал мелодично "вливаться" в музыку, что гремела на весь город. А спустя еще минут пять вся компания остановилась около постоялого двора, находящегося при местной таверне, на название которой проклятый даже и не глянул. По характерному шуму, что слышался из помещения, да и по толкучке на входе-выходе, и впрямь можно было задуматься о том, что свободных мест визитерам не светило и вернее было бы ночь-другую переконтоваться, что называется, у бабушки, мило предоставляющей комнаты за плату куда приемлемей, нежели цены в подобных заведениях в праздничные дни.
- Ну что, рискнем? - Поинтересовался Эйнохэил, обращаясь ко всем сразу и делая шаг вперед.
И, как и предполагалось, народищу было, хоть отбавляй. «Нет ни окон, ни дверей - полна горница людей», - мысленно протянул иштэ, осматриваясь и попутно пытаясь пробраться сквозь толпу к столу за ключами от комнат, - «Хотя в огурце и том семян меньше будет... Ну и духотища тут...». Еще на подходе к своей цели за оглушающей музыкой и ревом особо подвыпивших певцов можно было расслышать громкий голос мужчины, оповещающего вновь прибывших о том, что свободных комнат не было. «Приплыли».
- Нет, нет ничего, еще раз повторяю! Хотите, поселю в чулане, ну! - Раздраженно ответил, судя по всему управляющий, назойливому пареньку, кажется, готовому и в чулане, и на кухне меж печей поселиться, лишь бы избавиться от громоздкого багажа за плечами.
- И Вам повторить тоже самое? - Обратился он к Бэю, как только тот сумел подступиться к столу.
Правда вот иштэ был занят совершенно другим, нежели выслушиванием мужичка. А именно пытался отвоевать свою сумку у скопища народа, которая в нем как в болоте увязла. Наконец-таки выдернув рюкзак, налетев на того самого парнишку, что отчаявшись, уже показал спину управляющему, и резко развернувшись на месте, проклятый застыл, тупо уставившись на ключника. Воцарилась пауза, наполненная звуками таверны и... так удачно брякнувшими прямо под носом у Эйнохэила ключами. Он моментально воззрился на сдающего, накрыв небрежно положенное незнакомцем на стол ладонью и тем самым присваивая удачно выловленные ключи. Управляющий молча глянул на удаляющегося от стола бывшего постояльца, затем на стоящего перед ним, после чего перевел внимательный взор на всех остальных членов пожаловавшей компании, кои из-за количества весельчаков здесь в прямом смысле слова напирали на спины друг друга. Кто именно впечатался в самого Бэйнара, тот сказать не мог, ибо заинтересован был съемом.
- В этих комнатах по две кровати, - бесцветным голосом произнес мужчина.
«Да чтоб тебя!». Конечно, всегда был вариант устроиться на полу или поделить койку с другом, вот только в этот раз такие варианты не выгорали.
- И на одну кровать больше в одной из них сделать нельзя? - Весьма заинтересованно обронил иштэ.
- И где я тебе ее возьму? Все остальные комнаты заняты.
А дальше разговор не пошел. И вовсе не потому, что Бэй сдался или же ситуация и впрямь оказалась непоправимой. Просто весомым доводом все-таки поискать сальное место стали несколько златых, звонко положенные перед ключником Альвэри. Тут же сгребя их и озвучив сумму комнат за сутки, управляющий свистнул обслуге, подзывая молодого паренька к себе:
- Койку из комнат персонала в номер "56".
- Но, а как же тогда...
- Живо я тебе сказал!
И, пронаблюдав за парнишкой, тот обернулся к своим новым постояльцам.
- Сейчас устроим. А вы пока расплачивайтесь и устраивайтесь у нас поудобнее, - натянув на лицо улыбку и ожидая платы, расшаркался мужичок.
«Было бы еще где», - мысленно подметил проклятый, выкладывая нужное количество монет и дожидаясь, когда расплатятся остальные. После этого Эйнохэил сгреб оба ключа со стола и отошел в сторону.
- Пф-ф, значит так, девочки у нас в пятьдесят шестом, - иштэ вложил нужный ключ в руку Аль, - мальчики в... по соседству. Думаю, не против, если у меня побудет? - Обращаясь уже исключительно к Гейлу, проговорил мужчина, - Ну а пока что можно отправиться на поиски свободного стола, что думаете, кто-то там у нас есть хотел вроде?

Отредактировано Бэй (2016-02-09 15:42:52)

+2

34

16 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Около четырех по полудню.
Таверна-постоялый двор.

Гейл чувствовал, что воздух вокруг них трещит. У него было ощущение, словно он впервые пришел в гости к другу и нарвался на семейную ссору. И вступить в нее не может и вроде уйти, тоже не получится. Такая ситуации вызывает только неловкость. Так что парень просто стоял в стороне, скрестив руки на груди, и смотрел, как бесится Бэй. Он не принимал ничью сторону, больно надо, еще и сам мог получить трындюлей ни за что. Гейл мог понять Бэя, который очень переживал за свою девушку, а может и жену, Тейар их знает, он же видел, что эльфийке нездаровилось, а потом еще и потерялась. Он также могу понять Айнэ, которая ощетинилась на этот наезд и попыталась защитить подругу и себя. Что именно девушка прошептала на ухо парню, Гейл не знал, но было явно, что это разозлило его еще больше.
Слова Эль о гостинице и предложение булочек от Альвэри, которую Гейл с удовольствием взял, к сожалению, тему не сменили.
- Ага. А лучше пеной у рта, которой ты так исходила в своей болтовне, перекуси, если булкой не наешься. Только всех вокруг не забрызгай, а то одежду, не приведите Боги, менять придется, - злобно произнес Бэй.
«Ох, боги, да уймись ты уже, синевласка», - с надеждой подумал Гейл, вновь ощутив неловкость, поэтому он продолжал молчать и есть булочку.
И все же эльфийка смогла утихомирить Бэя ласковым голосом и нежным поцелуем, от чего внутреннюю женщину Гейла накрыла волна романтики и умиления. Больше гневных слов не было и все вместе они отправились искать гостиницу. Точнее искала ее Эль, так как остальные, похоже, как и Гейл, были в этом городе впервые.  Парень посмотрел на черные крылья и улыбнулся, вспоминая выражение лица Эль, когда он спросил про крылья. «Можно сказать, мы в тот момент были очень близки, так что, думаю, я мог позволить себе столь личный вопрос», - и эти мысли развеселили Гейла.
Через какое-то время они остановились у постоялого двора, но народу было слишком много, чтобы надеяться на свободные места. Вопросами заселения занялся Бэй, поэтому Гейл просто отдал плату.
- Пф-ф, значит так, девочки у нас в пятьдесят шестом, мальчики в... по соседству. Думаю, не против, если у меня побудет?
Гейл кивнул. «Наверное, не стоит говорить ему, что я могу находиться в обеих комнатах, а то это еще раз пошатнет его хрупкий мир».
-  Ну а пока что можно отправиться на поиски свободного стола, что думаете, кто-то там у нас есть хотел вроде? 
Отчего-то Гейлу казалось, что Бэй продолжает бросать камни в его огород. Сначала все эти взгляды у кузницы, недоверие и тут это. Что ж, Гейл не собирался обращать на это внимание. Он может и уйти завтра, а сейчас хоть есть, где переночевать.
- Хорошая идея, - улыбнулся парень и направился в сторону таверны. А там  было не меньше народу, чем во всей Сезии. Играла музыка, все смеялись и пели песни, пускались в пляс. Гейл заметил только что освободившийся стол и быстрым шагом, направился в его сторону. Заняв столик, он подтащил один свободный стул от соседнего стола.
- Сюда! – крикнул Гейл спутникам и поднял вверх руку, чтобы его было легче заметить.
Неизвестно откуда появилась девушка, собрала пустые тарелки и кружки на поднос, протерла стол тряпкой.
- Принесите, пожалуйста, пять кружек эля, - заказал Гейл, за соседним столом он заметил большую тарелку с различными блюдами, там были жареные колбаски, картофель, птица, квашеная капуста и что-то еще. – И еще то же самое, что и у них.
Девушка приняла заказ и ушла, а у столика появились остальные.
- Я заказал нам эль, хочу вас угостить, как благодарность за помощь, и то, что так внезапно появился в ваших жизнях и планах. Чем хороши такие праздники, всегда можно повстречать интересных собеседников. Я еще заказал какое-то большое блюдо, на вид оно было очень заманчивым.
[nick]Гейл[/nick][icon]http://s018.radikal.ru/i502/1701/4d/e465cd70d403.png[/icon]

Отредактировано Эбигейл (2017-05-10 11:58:19)

+2

35

16 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Около четырех по полудню.
Кузница "Золотой Молот" - Таверна-постоялый двор "Янтарная Пинта"

Наблюдать за препирательствами друзей можно было бесконечно долго, лицезрея весь калейдоскоп эмоций, что пестрел на их лицах. Эль возвела очи горе с усталым вздохом, чувствуя, что ее в очередной раз проигнорировали. В большей мере, потому как Бэй, мимолетно внявший ее словам, все же не стал разводить балаган дальше, пусть и имел на это полное моральное право. Честно говоря, Эллюмиель была с ним полностью солидарна: потерявшиеся, обычно, так себя не ведут. В незнакомом городе, чувствуя себя, мягко говоря, нехорошо, не совсем до покупок будет. Но все же Эль надеялась, что пострадала сегодня не зря.
Так или иначе проблемы насущной все происходящее не отменяло. Действовать нужно было немедленно, ибо вся пятерка друзей рисковала ночевать в порту, а ночи, пусть и в теплой крылатой провинции, все же по весне отличались прохладой. Отвыкшая за очень долгое время спать под звездами Миель уже почти ясно себе представила, как ночной холодок цепкими пальцами хватается за плечо, отчего девушка непроизвольно поежилась. Неприятно. Посему, дождавшись временного примирения, Эль обошла Гейла и, мягко потянув Бэя следом за собой за край рукава, сподвигла всю разношерстную процессию двинуться следом за ней. Следуя воспоминаниям тридцати трехлетней давности, Миель смутно помнила расположение приметного здания, колорит которого восхитил тогдашнюю семнадцатилетнюю девчонку, впервые покинувшую столицу. Восхитил не только своим расположением у каменной океанской набережной, но и всем разнообразием постояльцев, коих в Сезии даже не в сезон было пруд пруди. Девушка не говорила ни слова, лавируя между гуляющими прохожими, то и дело вытягивая шею, будто хотела посмотреть поверх моря голов и установить их точное месторасположение. Как ни крути, взлететь было бы во сто крат легче, да и с воздуха наверняка она отыщет ту самую таверну намного быстрее.
"Ну уж нет... Очередных подобных недавним поисков я попросту не переживу..."
Язвительный укол собственной мысли заставил Миель скептично выгнуть правую бровь. Так-то да, и у них все никогда не было просто. В этом Эль убеждалась каждый раз, и каждый раз этому же и удивлялась. Можно было сделать вывод, что пусть и такая длинная, но жизнь ее ничему не учит. Да и можно было учиться на том, что из раза в раз идет явно не по тому сценарию, который планировался изначально?
Риторический вопрос, не правда ли?

Таверна-постоялый двор "Янтарная Пинта"
Немного за четыре часа.

Минут так через пять-десять вся компания чудо-путешественников стояла напротив каменного здания, часть стены которого плотно обвивал плющ, трепещущий от соленого бриза сочными ярко-зелеными листьями. Миель запрокинула голову, оценивая размеры представшего ее глазам постоялого двора. Дотянувшись взглядом до красной черепичной крыши, чернокрылая, слегка прищурившись, прикинула, что в семнадцать "Янтарная Пинта" казалась ей куда как выше и больше, а теперь за давностью лет и многообразием увиденного таверна, ранее удивлявшая и поражавшая воображение юной алла, была более чем заурядной. Вот так и исчезает в потоках новых эмоций и воспоминаний юность, эх.
Абстрагировавшаяся от всего на мгновение Эллюмиель, наконец-то вернулась в реальный мир, и ее тут же едва не сшиб с ног нестройный хор множества голосов. Хотя хор - сказано слишком громко. Толчея и возня на входе ясно давала понять, что доблестная пятерка-таки немного запоздала с решением поискать ночлег. Мимо, ругаясь и бурча под нос проклятия, прошел дракон, и чернокрылая поджала губы. Вся эта заминка с поисками пропавших явно очков им не дала, а вот задержала - это да, вполне себе. Тут уж впору было разворачиваться и идти искать иные варианты размещения за цену, которая, мягко говоря, могла кусаться. Сезон ведь, празднества и все такое, а предприимчивые обладатели свободных квадратных метров на этом всем весело наживались, в конце гуляний Инари позвякивая туго набитыми кошелями с завидным постоянством. И, вроде, никто не обижен, а вроде и чувствуешь себя нагло обманутым.
Ну что ж за...
- Ну что, рискнем?
- Э...чт...стоять! - спохватившись, Эль, во что бы то не стало, хотела спасти друга от участи быть раздавленным в той толпе, что с завидным упорством штурмовала пост ключника. Но ткань рубахи выскользнула из ее пальцев, а обладатель рукава, видимо, не услышав голос Миели, утонувший в оре и гвалте, уже присоединился к поборникам свободных комнат, хоть на последнее надежды было катастрофически мало. - Ну что ж за человек...
Не дожидаясь реакции остальных, Эллюмиель втиснулась между двумя людьми и, словно провалившись в другое измерение, поплыла на волнах беснующейся толпы. Хотя поплыть было бы куда лучше, чем то, что испытывала алла в данный момент. Свой дар Крыланы называют благословением лишь тогда, когда стоят в чистом поле, но сейчас, будучи зажатой между драконом и рослым лоддроу, Миель могла присягнуть на чем угодно, но кликать четырехметровые крылья не иначе как проклятием. Стиснув зубы и злобно рыкнув в пространство, алла упорно протискивалась дальше, поднимая крылья все выше и выше - так хоть была какая-то вероятность оставить их целыми и не ощипанными. Хотя сама Эль в этом уже очень сильно сомневалась.
- Цыпа, куды прешь?! - Миель почувствовала, как подол короткого платья сильно тянут назад, отчего девушка отступила на полшага от заветной цели. - Занято! Зенки разлепи!
- Что-то не вижу очереди! - огрызнулась Эль, оборачиваясь с твердым намерение поотшибать руки нерадивому поборнику справедливости. Позади же алла увидела тщедушного на вид человека, явно гулявшего в Сезии уже не первый день. Расхристанный, с нечесаными лохмами, зато амбициозный до жути. Девушка выгнула бровь и критично осмотрела наглеца с головы до ног, оценивая его боевые качества, которых не было от слова "абсолютно". Серьезно, стоял бы перед ним здоровенный такой алла при крыльях метров в пять, то мужичок и слова не пикнул бы. А на девушек кидаться да, это легко и просто.
- Слепая, глаза протри! - мужичок не совсем трезво растягивал гласные и предпринял попытку оттянуть девушку за платье еще дальше от заветной стойки. Вздохнув, Миель отвернулась, и как бы невзначай резко развернула крыло, с размаха заезжая твердой костью обидчику по голове, увлекая того вниз. За собой Эль услышала лишь сдавленные и приглушенный дубовым настилом пола проклятия, но более не оборачиваясь, девушка продолжила свой путь к стойке ключника, у которой, ярко поблескивая на свету, маячила синяя макушка. Выбравшись на более-менее свободное место, Эллюмиель предприняла попытку сладко вздохнуть полной грудью, однако в этом не шибко-то преуспела - толпа, буквально сбив чернокрылую с ног, понесла ее вперед, и Эль, не рассчитав, смачно врезалась в спину впереди стоявшего Бэя. Воздух из легкий мгновенно вышибло, оставляя Лоренцетти лишь шипеть от боли и досады, попутно отбиваясь от наседающего люда. Жаль, что не ногами. Кажется, что сам синеволосый и не обратил внимания на внезапно прилетевший ему в спину подарок - он все еще что-то обсуждал с ключником. Это девушка могла понять, будучи  волей-неволей придавленной к спине иштэ и слушая гулкий голос, заглушенный и телом, и ором вокруг. Уперевшись руками в спину Бэя (и искренне за это извиняясь), Миель предприняла попытку отвоевать для себя хоть немного жизненного пространства хотя бы "для подышать". С трудом, но удавалось.
Заприметив рядом с собой протискивающуюся сквозь толчею Альвэри (ох как алла завидовала в этот момент отсутствию крыльев у лоддроу), алла, ощетинившись в сторону пытавшегося отпихнуть ее от стойки дракона, все же умудрилась отлипнуть от спины иштэ, оставшись им незамеченной. Да уж, тут действительно борьба за комнаты разворачивалась прямо не на жизнь, а на смерть. И если б не звонкая, сверкающая начищенным боком, золотая монета, то быть им всем за бортом, как пить дать. Вздохнув, Эль принялась тщетно разравнивать подол нещадно смятого человечком платья, успокаивая себя тем, что самое трудное уже позади.
Ох, как же хочется пить...
Различив гуле голосов, что Бэй сумел отвоевать целых две комнаты, Миель свела брови, соображая, что таким образом жилплощадь произвольно поделилась на женскую половину и, соответственно, мужскую. Как бы все логично, и уповать на большее не имело смысла, однако чернокрылая ощутила некую неловкость. Остаться наедине с девушками, которых знаешь уже пусть и приличное время, однако не слишком много для того, чтобы знать хотя бы общие темы для разговора. Тем более Феникс останется практически наедине с Драконом, а это уже само по себе замечательный коктейль, с какой стороны не посмотри. Но выбирать было непозволительной в данный момент роскошью, и Эль, смирившись с судьбой, покорно кивнула в ответ на слова Бэя о разделении комнат.

http://s019.radikal.ru/i621/1602/1b/aff44c88a81d.png
[mymp3]http://dl.waix.ru/a9e83404d.mp3|Guidewires - Eff Reels[/mymp3]

Музыка гудела, и Эль могла поклясться, что в этом гуле явственно различала перебор семиструнки и заливистую трель нежной флейты. В той части таверны, где всем было положено трапезничать, плясали вовсю, отбивая дробь каблуками видавших виды сапог или же изящных плетеных босоножек на изящных же девичьих ножках. Юбки взлетали, певцы растягивали развеселые куплеты, ну а музыка стучала в крови. Так или иначе, счастливчики-обладатели номеров веселились на полную катушку, не особо заботясь о тех, кто решил все же отдохнуть от гуляний уличных за пинтой светлого медового. Официантки и те лавировали меж танцующими с подносами наперевес, легкой поступью виртуозно уворачиваясь то от локтей, то от ладоней, в фигурах диковатого танца взлетающих то тут, то там. Гейл бесстрашно ускакал занимать только что освободившийся столик, ну а остальные двинулись следом, осторожно прохаживаясь мимо неистово веселящейся толпы. Прижимая крылья к спине так, что болели суставы, Эль удачно избегала возможных нечаянных ударов, вовремя пригибаясь или уворачиваясь. Так продолжалось ровно до той поры, пока девушка не запнулась об отскочивший вверх край дубовой доски. Ругнувшись, Миель полетела вперед, пытаясь в неловком полушаге хоть как-то вернуть себе чувство равновесия. Однако попытка эта провалилась, и алла налетела прямиком на Бэя, шедшего чуть впереди. Сдавленно пискнув, Эль схватилась за его бока, дабы не поцеловаться с пыльным полом под ногами парня, и сильно впечаталась носом в его спину. В уголках глаз мигом набрякли слезы, и Эль, потирая ушибленный нос ладонью, убито посмотрела назад, будто боялась, что кто-то засвидетельствовал сам факт ее позора. Но толпа продолжала ликовать и плясать, и Лоренцетти, бурча что-то нечленораздельное, всеми силами пыталась не пустить слезу дальше длинных ресниц.
Ну что за день-то такой, ну честное слово... Сегодня Серая Госпожа явно не благоволила своей подопечной, устраивая той "жареный" на события денек.
Понимая, что все еще продолжает удерживать Бэя на месте, Эллюмиель, пробормотав сбивчивые извинения, отпустила парня из своих рук и, шмыгнув мимо, села рядом с Гейлом, продолжая потирать нос. Во избежании синяка Эль прибегла к магии: на мгновение ее пальцы налились золотистым сиянием, и боль, пульсировавшая в месте ушиба, растаяла без следа. Пошевелив губами, Миель убедилась в том, что нос больше не болел (не дай Боги, одного перелома ей на всю жизнь хватило), и, утерев набрякшую слезинку, расслабленно выдохнула.
Вскоре рассевшимся друзьям принесли и первую строчку из заказанного Гейлом, а именно эль. Выдержанный в меду, напиток имел ровный и глубокий золотистый оттенок и густую шапку плотной пены. А как же он пах! Казалось, что эль пах солнцем и сладким-сладким медом, и на мгновение девушка словно оказалась среди поля, вовсю усеянного сладко пахнущими цветами горечавки. С легкой улыбкой на лице, чернокрылая потянулась за своей кружкой, и когда та оказалась у нее в руках, Эль посмотрела на Гейла и тепло ему улыбнулась.
- Спасибо за угощение. - С этими словами Лоренцетти сделала первый глоток. Сладость, причудливо мешавшаяся с терпкостью и колкостью алкоголя, приятно растворялась на языке. - Кстати, ведь мы, грубо говоря, и не познакомились. Откуда ты? Явно не местный.
Усмехнувшись, Миель сделала второй глоток, смакуя теплый и расслабляющий вкус эля.

Отредактировано Эллюмиель (2016-02-10 00:09:34)

+2

36

16 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Таверна-постоялый двор.

Видимо, что-то таки повлияло на настрой иштэ, ибо взгляд его голубых глаз заметно смягчился, хотя тень раздражения в них, при большом желании, можно было рассмотреть. Бэй не стал концентрировать внимание на былом конфликте, здраво решив, что это не уместно, и двинулся прочь, уводя ее в частности и всю компанию в целом за собой. Шефство, конечно же, над экспедицией впоследствии взяла алла, коя знала город лучше всех. Айнэ заметно притихла, видимо, осознав, что где-то как-то перегнула палку в обращении и желании помочь. Ибо вышло, как в той поговорке – Хотела, как лучше, а получилось, как всегда. Но и на этом факте никто не заострял внимание, пробираясь вглубь города.
Альвэри совершенно не запоминала дорогу, как сорока при виде побрякушек, рассматривая все и всех, что попадалось на их пути к таверне, или куда там они шли. Если бы Бэйнар крепко не держал ее за руку, видимо, усвоив урок с  первого раза и не доверяя чарам на все сто, то лоддроу наверняка бы повторила свой «побег». Только в этот раз почти умышленно задержавшись возле какого-нибудь действа, где собрались такие же любопытствующие, как она.
Много ли они таким ходом прошли – Фенрил не ведала. Лишь очутившись перед зданием какого-то постоялого двора, от которого за версту слышались песни, крики и прочая какофония звуков, Аль «очнулась», дабы вспомнить, сколь нелюбимыми являются подобные места. Особенно, когда в городе проходит праздник и он битком набит разношерстым народом. Но именно из-за этого выбирать не приходилось. Не было ведь в городе кого-то близкого, где можно было бы и остановится. Засим, спасибо и за такое.
Хотя рано еще было благодарить. Попав внутрь здания, девушка едва не сделала разворот назад. Если бы не все то же крепкое «держу» со стороны Бэя, ну и Айнэ на пути, то нельзя было быть уверенным, что лоддроу не пошла бы искать места получше, авось бы нашла. Но нет, от «судьбы» не убежишь, и, скрипя зубами, морщась от удушливого амбре ароматов, коим полнилось помещение, и пытаясь по минимуму сталкиваться с телами вокруг, она продвигалась вслед за мужчиной. На то, чтобы прорваться к стойке у нее было слегка иное мнение, но Бэйнар никого даже слушать не стал, рванувшись сквозь толпу. Благо, хоть руку отпустил, а то так и вывернуть недалеко было.
Вздохнув, девушка, лавируя между орущими, толкающими и чуть ли не дерущимися возможными постояльцами, кое-как продралась к пресловутой стойке, став свидетельницей бурного разговора. Что сказать… И ослу было понятно, здесь с местами туго, но и то, что хозяин мог хитрить, набивая себе цену, тоже грех было не учитывать. Была бы Альвэри в менее покладистом расположении духа, ничем хорошим все это могло и не закончиться, однако… Фенрил, понаблюдав все происходящее со стороны и почувствовав, что сие ей начинает уже приедаться, потянулась к кошелю. К этому моменту Бэй каким-то чудом, по другому и не скажешь, смог ухватить освободившиеся комнаты ранее, чем на это среагировала толпа за их спинами. И вроде бы, можно и спрятать обратно добро, но нет, хозяин таверны оказался прямо кладезем упрямства. Вздохнув, лоддроу молча положила на стойку золотые. И, о чудо, поворот в речи хозяина нельзя было не заметить.
Что же, уже добрая часть «работы» по заселению своих бренных тел была позади, вместе с первыми весомыми расходами.  Приняв ключ от Бэя и задумчиво его покрутив, девушка кивнула. Ничего эдакого в распределении по имеющимся комнатам не узрела. Конечно, она бы лучше по-другому распределилась, в силу желания находится с тем, кто ближе ей во всех отношениях, не деля личностное пространство с кем-то еще, но в данной ситуации особо не повозникаешь. Хорошо хоть так, могло быть и похуже. На сим и окончились короткие размышления на этот счет.
На предложение найти столик Гейл откликнулся первее всех. Видимо, действительно был очень голоден и даже булочки не помогли, кои вручила им с Айнэ возле кузницы. Его рыжая шевелюра стала маяком для всей компании, коя двинулась вскоре вереницей следом. Первой Аль не рискнула идти, пропустив вперед статную фиаллэ и уж после несколько проще проходя следом. Как оказалось, их новый знакомый был весьма шустрым малым, успев к их приходу обосноваться за опустевшим столиком и сделать заказ. Подходя к оному, лоддроу благодарно кивнула. Она не была сильно голодна, но все, что происходило вокруг, немного утомляло и обессиливало, засим и подкрепиться не помешает. Пропустив Бэя вперед, и проследив как тот занял свободное место с другой стороны подле Гейла, девушка прошествовала следом, разместившись по левую руку иштэ.
Аль откинулась на спинку стула, лишь теперь позволив себе расслабиться.  А ведь они только попали в город и уже на первых минутах успели  добротную встряску получить. Альвэри взглянула на принесенный поначалу эль, отодвинув от себя «свою» порцию:
- Спасибо, не люблю, - с улыбкой проговорила лоддроу, не желая обидеть парня, но и во вред себе не принявшая угощение.
Подошедшей же с остальным заказом девушке попросила принести кофе или чай, да. Получив молчаливое «Сделаем» в ответ, Фенрил снова вернула взгляд спутникам.
- Хорошее начало отдыха, - беззлобно произнесла девушка, улыбнувшись, но в следующее мгновение более внимательно посмотрев на Айнэ, доселе молчаливую. – С тобой все хорошо? Выглядишь уставшей немного.
Оно и не удивительно. Фиаллэ сегодня почти весь день пришлось выполнять роль внештатного лекаря, а как ни крути, в таком бедламе, не удивительно, что она подустала и соответственно себя чувствовала. Все же хорошо, что они почти сразу смогли найти, где расположиться. Хотя, Альвэри чувствовала себя великолепно и уж точно не думала о отдыхе, даже ночном. Не впервой ведь, а уж имея своеобразный запас сил – так подавно.

Отредактировано Альвэри (2016-02-10 19:14:30)

+2

37

16 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Таверна-постоялый двор "Янтарная Пинта".

А новый знакомый оказался на редкость шустрым малым. Казалось бы, Бэй еще и договорить не успел, как того ветром с места сдуло в направлении гудящей толпы и занятых столов. Что ж, следовать за Гейлом (благо рост мужчины, да яркая шевелюра позволяли не потерять его из виду) предстояло все через ту же давку, в коей кроме тычков и пинков знатно прилетало крыльями, а перья, вот не соврать бы, лишь в штанах и не побывали. Морщась от щекотливо-неприятного ощущения когда в очередной раз по щеке или же носу, словно кисточками художника, проходились оперением, иштэ, не сдержавшись, чихнул. "Подумать только, твою мать! Нет, я бы точно здесь жить не хотел". И вот правда, когда такая экзотика в виде крылатой подруги ходит в твоем родном Таллеме - это одно дело, и совершенно другое - целый город крыланов, которым и без гостей то места мало из-за их расовой гордости за плечами. Сказали бы, летай - не хочу? Да вот и Эйнохэил точно так же сказал бы. Только что-то вот не леталось совсем крыланам, аж странно.
Собственно с этими и им подобными мыслями и продвигался помалеху вперед проклятый, изредка поглядывая по сторонам, чтоб все остальные не растерялись и до стола то не дойдя. А вот то, что творилось за спиной, разумеется, Бэйнар лицезреть не мог. А поэтому-то и встал как вкопанный, когда кто-то, шагающий следом или проходящий мимо, цепко обхватил его за бока, при всем этом еще и в спину впечатываясь носом. Очень хотелось верить в то, что именно носом, так как ощущение было таким, что если и не пырнули чем острым, то уж точно как следует клюнули. А вот ярантов и вивов-птиц тут как-то и не наблюдалось. Первым пришедшим в голову умозаключением стало, что его просто-напросто хотели обчистить в творящейся вокруг суматохе, а при этом еще и пощупать не побрезговали. И, полный решимости и уверенный в правоте своих рассуждений, Бэй развернулся, готовый как следует отподчивать наглеца, но осекся. Увидев перед собой, судя по всему оступившуюся Эллюмиель, мужчина облегченно выдохнул, немного помогая девушке восстановить равновесие и снова зашагав по заданному ранее маршруту.
К тому времени, когда компания добралась до оперативно занятого рыжеволосым стола, тот уже успел и выпить, и поесть заказать, что несомненно радовало. Ждать еще битый час или и того дольше не хотелось совершенно, так что быстрота Гейла играла лишь в плюс.
- Отлично! - Без тени на былое хмурое настроение обронил Эйнохэил на слова мужчины.
Усевшись по правую руку от знакомого и поудобнее устроившись на жестком стуле, скидывая с плеча сумку, иштэ потер саднящее место, что само по себе должно было пройти через денек-другой. Заказанный алкоголь долго ждать не пришлось. Помедлив, Бэйнар позволил всем желающим растащить приглянувшиеся кружки эля, только после этого беря "свою" и поддакивая кивком головы словам Эль, касательно благодарности Гейлу. На реплику же Альвэри в сторону выпивки, мужчина широко улыбнулся, заранее зная, что от любого тавернского пойла, насколько бы то не было хорошо, лоддроу откажется. Ну, что ж поделать, коль любительницей горячительного она не была? А тем временем разговор в их компании пошел на вполне понятную тему, и тема эта касалась рыжей души, что сидела рядом. На стандартный вопрос Эллюмиель мужчина улыбнулся, не в силах подавить беззлобный смешок. "Да уж, на алла он совсем не тянет".
- А лучше, - вмешался в разговор проклятый пока Гейл не успел ответить, - расскажи как вообще оказался в Сезии, да еще и в таком состоянии, что залатывать прямо на полу телепорта пришлось. И какого лешего вообще пункт?? - Бэй хохотнул, - Неужто гадалка по дороге предсказала, что именно там нынче все целители обитают?
Быть может все это уже и было рассказано, но не ему лично. Мужчина замолчал, заглядывая за плечо знакомого и виновато пожимая плечами. Этот жест он адресовал Эллюмиель, прикладывая к нему невысказанные вслух слова: "Прости, не удержался". То, о чем говорили Альвэри и Айнэ, иштэ тоже зацепил краем уха, но переключаться на девушек не стал, находя расспрос Гейла куда занимательнее притихшей после перепалки фиаллэ.

Отредактировано Бэй (2016-02-10 19:17:45)

+2

38

По левую руку от Гейла села Эль, а дальше, следуя по часовой стрелке, заняли места притихшая Айнэ, Аль и по правую руку уселся Бэй. Появившийся на столе эль явно развеселил синеволосого парня.
- Спасибо за угощение, - подала голос аллэ, делая глоток из своей кружки. - Кстати, ведь мы, грубо говоря, и не познакомились. Откуда ты? Явно не местный.
Гейл тоже подтянул к себе напиток, как и остальные, за исключением Альвэри, девушка предпочла заказать другой напиток, сославшись, что эль она просто не любит.
- Кружка эля лишней не бывает, - весело проговорил парень. – Кто-нибудь да выпьет.
Гейл посмотрел на большое блюдо, появившееся на столе, от него аппетитно пахло мясом.
- Ну, я, - начал, было, парень, но в разговор влез Бэй.
- А лучше, расскажи, как вообще оказался в Сезии, да еще и в таком состоянии, что залатывать прямо на полу телепорта пришлось. И какого лешего вообще пункт?? Неужто гадалка по дороге предсказала, что именно там нынче все целители обитают?
- Я бы сказал, что я отовсюду. В Сезии я оказался совершенно случайно, сам того не желая, - начал отвечать парень, сделав большой глоток. – Я был на озере Кхалп вместе с подругой, она там что-то искала, а я так, за компанию поехал, посмотреть на местные красоты и чудеса озера. Ага, насмотрелся. В лесу нам попался какой-то зверек, чем-то смахивающий на маленького дракона, такой, знаете, не больше кошки. И он украл нашу карту. Мы погнались за ним и в какой-то момент, я постарался огнем преградить ему путь. Это вышло как-то на автомате, да и огонь не был большим, затоптали, да и все. Карту мы вернули. Но у мест тех хранители есть – фиксти, мелкий поганцы, - парень тихо выругался, вспоминая старичка с волшебной палкой, - Короче говоря, я ему не понравился, я там еще и на куст какой-то случайно наступил, когда пытался уйти, вот он и взбесился и перенес меня неизвестно куда. А я приземлился на сук и распорол себе бок. Потом я долго шел, пока меня не подхватил какой-то добрый торговец, он отвез меня в Сезию. Я мало чего соображал в тот момент, хотел вернуться, я же исчез прямо на ее глазах.
Гейл задумался о том, что надо бы отправить весть Аделии, что с ним все в порядке. «Сделаю, это чуть позже», - решил парень, цепляя на вилку сосиску.
- В любом случае, - продолжил он бодрым голосом, - она вряд ли там меня ждет, да и фиксти теперь меня не пустят. Так что напишу письмо, а там посмотрим, может, где и встретимся. Ну а вы здесь, какими судьбами?
Гейл откусил кусочек, оболочка звонко треснула, и в рот брызнул вкусный горячий сок. Желудок ликовал, наконец-то горячая еда! Парень слушал ответ, но почему-то сам мыслями возвращался к Аделии, гадая, вышло у нее найти то, что она хотела, да и где она сейчас. Он смотрел на своих нынешних спутников. «Интересно, после всего сумбура, они отнесутся ко мне с доверием? Не то что бы это сильно требуется, но раз уж они помогли, то хочется ответить добротой за это все». Гейл оглянулся по сторонам. А таверна тем временем продолжала генерировать праздничную атмосферу. Все веселились, плясали и пели. Разные существа ходили от стола к столу, знакомясь с «соседями». Любой мог просто подойти к пьющей компании, вытянуть руку с элем, крикнуть: «Хэй!» и тут же получить положительный отклик от незнакомцев, которые с тем же веселым криком примутся чокаться, проливая напиток на руки друг друга и громко смеясь.
Гейл широко улыбнулся и перевел взгляд в другую сторону. За соседним столом он увидел привлекательную даму. Ее можно было назвать молодой, она выглядела лет на 30 плюс-минус пару лет. Скорее всего, человек, так как отличительных черт какой либо из расы Гейл не заметил. Каштановые волосы были собраны наверх, но несколько волнистых прядей все же выпали, обрамляя лицо. Цвет глаз он рассмотреть не мог. Она была одета в белую кофту с рукавами, которые расширялись ближе к запястьям. Ворот кофты был приспущен на плечи. Поверх был одет корсет, выгодно подчеркивающий ее грудь и талию, и длинная пышная юбка. Женщина не выглядела скромной дамой, она явно знала свои плюсы и вела себя с достоинством.
Гейл так на нее засмотрелся, что не заметил, как начал предпринимать попытки очаровать ее.

Офф: Что произойдет дальше, вы узнаете в следующей серии - дайсы

Еще один офф

Сразу хочу предупредить. Я могу отписываться в основном по будням, в выходные чаще всего я играть не могу. Очень надеюсь, что мой ход сейчас не выпадет на выходной день, т.к. пропускать не хочу, да и момент сейчас не такой, когда можно будет просто увести за собой.

[nick]Гейл[/nick][icon]http://s018.radikal.ru/i502/1701/4d/e465cd70d403.png[/icon]

Отредактировано Эбигейл (2017-05-10 11:58:51)

+2

39

Айнэ не любила ссоры, хотя иногда была случайной их зачинщицей, но это совсем не значит что она от этого не уставала. Положительные эмоции как правило наоборот позволяли ей чувствовать себя хорошо, и делали её магию сильнее, но если все шло не очень хорошо, фиаллэ чувствовала моральное истощение, и слабела как физически так и магически, и потому очень быстро уставала, хоть эти причины и покажутся обычному обывателю весьма сомнительными. Так что сейчас фиаллэ была абсолютно пассивным существом, которая ни с кем толком не разговаривала чтобы случайно не накликать очередной маленький скандал.
С приходом в таверну ей стало немножечко попроще, целительница привыкла посещать такие места, ибо ей часто требовалось где-нибудь остановиться и передохнуть, правда иногда выпадала возможность поселиться ненадолго в доме тех кого она исцелила, чисто в благодарность, и тогда ей и средств тратить не было необходимо, а сейчас, а сейчас вся их компания вломилась в таверну, и фиаллэ хлопая глазками рассматривала все вокруг. Праздник царил здесь, и было очень шумно, умей она приглушать звук, давно бы уже это сделала, а то шумно что жуть!
С комнатами вроде бы расправились без особенных проблем, правда Альвэри потратилась что вызвало у целительницы очень виноватое выражение мордочки, ибо не обязана она была этого делать, в конце концов они ведь их пригласили, а не наоборот, а теперь они ещё и тратятся, что Бэй, что Альвэри, это было так неловко, но вот отплатить было особенно нечем, а помощь которую она оказывала до этого, фиаллэ платой не считала, ибо помогала от чистого сердца, ибо кто бросит подругу когда ей не хорошо?
"Может и правда выпить? Раз праздник, то зачем себе отказывать? Тем более что вскоре можно пойти спать и больше ни о чем не беспокоиться", взяв свою кружку эля целительница принялась его попивать, хоть и слегка морщась, ну не привыкла она пить такое, хотя иногда было можно, но это редкие исключения, ибо на работе надо быть трезвой! А то вдруг чего, ещё налечишь на свою беду.
А скоро на столе показалась и еда, вот тогда целительница наконец оживилась, и набросилась на еду, едва ли не урча от удовольствия. В конце концов, собственные ресурсы восстанавливать надо было, а это был самый простой и вкусный способ.
- А, чувствую? Ну да, вся эта атмосфера немного выматывает, да и эти маленькие приключения. Но ничего, думаю скоро все пройдет, мне то не свойственно отключаться, только если очень-очень устану, - фиаллэ ненадолго оторвалась от еды чтобы перевести дух, взглянув на Гейла который сейчас пялился на другой столик, было большое желание помахать у него перед лицом рукой, а то уж больно много внимания он оказывал какой-то незнакомке, но делать этого она само собой не стала, лишь склонившись к Альвэри поближе, - Ты только посмотри на него, прямо съест глазами сейчас.

0

40

Миель немного отклонилась на скамейке назад, дабы лицезреть лицо Бэя во всей его, так сказать, красе. Что уж там, Эллюмиель за столь долгое время со дня их с синеволосым знакомства поднатаскалась различать оттенки эмоций в глазах цвета чистого сапфира. В ответ на пожатие плечами чернокрылая выгнула левую бровь и ухмыльнулась уголком губ как бы говоря "ну как же, конечно", и следом не преминула случаем вновь вкусить ароматного медового эля.
В таверне царил мягкий полумрак, чью завесу запахов алкоголя, терпкого меда и свежего аромата цветущей белой сливы нет-нет, но прореживал льющийся из небольших окон весенний солнечный свет. День неумолимо,но как-то чересчур медленно клонился к закату, словно не желал отпускать крупицы мгновений, пролетавших и сменявших друг друга стремительно, как цветной калейдоскоп картинки. Событий на его, дня, долю выпало слишком много, и каждое из них было по-своему ярким, и в этом Эллюмиель ни капли не сомневалась. Ведь они и сами стали частью одного, пусть и не слишком радужного, но события, без сомнения. Одна попытка неудачливым вором обзавестись блестящим эльфийским клинком чего только стоит. При воспоминании об этом Элли задумчиво воззрилась в чашку, где пенился ароматный и дурманящий напиток, и, поразмыслив над тем, что все хорошо, что хорошо кончается, еще раз сделала глоток, мысленно отсалютовав доблестным защитникам правопорядка.
- Я бы сказал, что я отовсюду. В Сезии я оказался совершенно случайно, сам того не желая. Я был на озере Кхалп вместе с подругой, она там что-то искала, а я так, за компанию поехал, посмотреть на местные красоты и чудеса озера...
- Мы раз тоже однажды выбрались столичные красоты посмотреть, ага, - с иронией в голосе, но по-прежнему улыбаясь и давая понять, что ни разу не злилась, пробубнила алла себе под нос, ни в коем разе не вклиниваясь в разговор. Тут Эль краем глаза уловила возле себя какое-то движение, и через мгновение перед ней легло блюдо, наполненное горячей едой, и она распространяла такой дивный аромат, что желудок тотчас же подал знак, что по-хорошему чернокрылая ела только с утра, да и то булочкой. Кружка с эле степенно была отставлена в сторону, и девушка, подхватив пальцами вилку, уже примеривалась вон к тому аппетитному кусочку мяса, что так зазывно на нее смотрел с края большой тарелки. Говорят, что девушки любят ушами и все такое. Так вот, Эллюмиель авторитетно могла заявить, что все это болтовня в чистом виде, и Гейл поступил не только мудро, но и дальновидно, завладев сердцем голодной алла хотя бы на следующие минут десять, пока чувство голода не уймется окончательно. Накидав в свою тарелку немного картофеля, горочку капусты и подцепив кусочек отбивной за румяный бок зубчиком вилки, Эль довольно улыбнулась, уже предвкушая сытный ужин. Помогли-то рыжему парню совершенно бескорыстно, однако не воспользоваться таким щедрым подарком - грешно.
- ...она вряд ли там меня ждет, да и фиксти теперь меня не пустят. Так что напишу письмо, а там посмотрим, может, где и встретимся. Ну а вы здесь, какими судьбами?
- Я вытащила друзей на праздник, - сделав над собой усилие и проглотив кусок картофеля, Миель оторвалась от трапезы ради беседы, - в последний раз я была на чем-то подобном еще подростком, поэтому мне захотелось вновь посетить родные края ради этого. И друзьям показать место, где я стала взрослой. В какой-то мере.
О том, что про праздник вспомнила только сегодня же, а так же о первопричине прибытия в Сезию, Эллюмиель решила деликатно умолчать, припоминая не совсем удачную вылазку в кузницу, где, как никогда некстати, не оказалось нужного для зачарования пирита. Девушка не была склонна думать, что очередное напоминание о тщетном переходе через многолюдную Сезию с последующим поиском пропавшей, сделает надвигающийся на город вечер приятнее, чем он есть сейчас. Посему она пыталась сгладить возникшую в их компании неловкость, особенно подкосившую Айнэ, что заметно притихла с тех пор, как они ушли с территории кузницы. Может у нее получалось, а может быть и нет - время рассудит их, расставляя знаки по местам так, как и должно быть.
Улыбнувшись Гейлу, Эллюмиель потянулась за кружкой, но, прикоснувшись пальцами к ее глиняному боку, так и не смогла поднести ее к губам. Так и застыла, всматриваясь в толпу танцующих и празднующих праздник урожая горожан и гостей предместий Далиана. В отличии от столицы провинции Алла, Белостенного Далиана, города Вечности, где по широким улицам вышагивали лишь крыланы, Сезия поражала воображение контрастом жизни. Эльфы, люди, драконы, лоддроу, вивариины... Их было так много, что разбегались глаза, не в силах уцепиться за что-либо конкретное, будь это белоснежная, как у Альвэри, шевелюра, острые и удлиненные уши, пушистые хвосты или, конечно же, раскидистые перьевые крылья. Да и плясал каждый из них на свой лад, но все же словно бы дышали в ритм музыки, двигаясь в такт как одно целое. Даже песни пели одни и те же на десятки голосов. Странно было ощущать себя, в детстве взращенной по принципу сохранения чистоты крови, вот так, думая, что это не имеет существенного значения. Выглядят все по разному, но суть остается одной и той же. Эль легко улыбнулась. И когда же в последний раз она приходила к такому мнению? Когда в последний раз так же, как они все, веселилась? Вестимо, очень давно...
Пальцы на боку глиняной чашки дрогнули, но Миель быстро взяла себя в руки. Нет, это было не так давно... Ей исполнялось пятьдесят, и добрый друг, скинув плату за аренду в качестве деньрожденного подарка, пригласил отпраздновать сие событие в местной таверне. И там уж чернокрылая дева раскрыла в себе недюжинный талант отплясывать на столах, пить спиртное и кататься на чужих плечах. Румянец, разливаясь по коже обжигающим жаром, подернул скулы легкой краской. Лоренцетти тряхнула головой, и длинная коса, соскользнув с покатого плеча и кончиками волос пощекотав лопатку у левого крыла, скользнула на спину, переливаясь в приглушенном свете таверны искорками драгоценных камней. Эль села на скамейке более расслабленно, будто растворяясь в атмосфере всеобщего веселья, будучи полностью поглощенной своими думами о вещах более приземленных. Ну, как о вещах... Скорее о ком-то куда более живом, что ассоциативно из раза в раз заставлял о себе думать. Раньше беспокоилась, вот теперь предается сантиментам, ну а дальше ведь что? Девушка краем глаза выцепила профиль причины всех своих терзаний и, прикрыв глаза, тихо вздохнула. И до каких пор она намерена это продолжать? Момент упущен, с какой стороны не посмотри, только вот...
...только вот алла была слишком упряма в отношении всего, что касалось ее лично.
Миель сконфуженно нахмурилась, чувствуя, что что-то явно изменилось в ее восприятии. Воздух будто стал гуще, а запахи - слаще. Сердце, екнув в груди, зачастило, разгоняя горячую кровь по жилам, словно подогревая чернокрылую изнутри. Эль, выдохнув, слегка склонила голову набок, чувствуя себя куда более раскрепощенной, нежели каких-то три секунды назад, и интуиция, тренькнув тревожным колокольчиком, заглохла напрочь. Миель где-то глубоко внутри себя знала, что дело пахнет жареным, но поделать с собой ничего не могла, будто тело и разум напрочь отказались слушать свою хозяйку. Они (тело и разум) были ведомы чем-то куда более мощным, чем самоконтроль, что сейчас трещал по всем существующим швам вопреки желанию самой чернокрылой.
Мир перед глазами на мгновение померк, и стоило алла снова открыть глаза, как он засиял красками куда более яркими, чем накануне. Качнув головой направо, Миель встретилась взглядом с Гейлом и тотчас утонула в его голубых глазах, таких притягательных и бездонных, как безоблачное летнее небо.
- У тебя такие красивые глаза, - как говорится, что в голове, то и на языке. А еще говорят, что язык - враг, и сознательная часть девушки, погребенная под лавиной какого-то странного наваждения, неистово хотела его отрезать. Но разум качался на волнах приятного и расслабляющего чувства, и Эль ни за что не хотелось все это прекращать. Стремительно смелея (искра сознания в истерике), чернокрылая села к рыжему поближе, явственно ощущая тепло его тела на своей коже. Волна мурашек прокатилась по позвоночнику, заставляя внутренне содрогаться от прилива приятных ощущений. Как же это...странно, но это так... Греет? Да не то слово, если честно, и Миель не могла подобрать точного определения своему состоянию, ибо такое происходило с ней впервые. Мимолетно, будто случайно, коснулась кончиками пальцев колена рыжего, неторопливо, практически невинно, положила одну ногу на другую, отчего подол короткого легкого платья приподнялся где-то сантиметра на два, обнажая смуглые гладкие ноги чуть выше колена. Хотела быть еще ближе, хотела, чтобы было еще жарче. Так хотела чувствовать отклик, но упорно его не находила, отчего самомнение, решившее взбунтоваться только сейчас, отчаянно требовало к себе внимания.
"Что же я...делаю", - будто задыхаясь, Эль лишь на краткий миг вынырнула из липкой паутины забытья, лишь на секунду вспоминая себя настоящую. Она точно это уже чувствовала на себе, будто кто-то целиком завладевал сознанием, заставляя и изводя наваждением, но чернокрылая отчаянно не могла вспомнить, откуда именно это знала.
Танец вокруг будто смазался, дышать сразу стало труднее. Как же жарко... Тяжелой горячей волной алла окатила дрожь, и Миель не могла сопротивляться. Потянувшись к отвороту рубахи, Миель тонкими пальцами вцепилась в ткань и стала медленно тянуть рыжего на себя. Безумно сильно хотелось увязнуть в синеве его глаз, предаться тому безумию, что распалял жар в груди, отчего сердце ощутимо толкалось в ребра. Ближе, еще ближе... Расстояние между ними неумолимо сокращалось, а сознание, забитое куда-то в самый угол, истошно верещало, что НЕ ТАК ВСЕ ДОЛЖНО БЫТЬ! Совсем не так и совсем не с тем. С одной стороны все ее чувства, обострившиеся до предела, ее тело и разум хотели, чтобы проклятые сантиметры меж ними исчезли вот прямо щас, ну а с другой интуиция и самосознание, блещущее слабой искрой, как красной строкой симофорили "НЕТ-НЕТ-НЕТ, НИ ЗА ЧТО!!!"
"Никогда не знаешь, какой дорогой нас поведет Судьба..."
Когда до губ Гейла оставались считанные миллиметры, Эль внезапно замерла. Мир перед глазами резко обрел четкость, а звуки, ранее заглушенные гулким биением сердца, громкость. Словно по волшебству, с нее будто сняли защитный купол, отчего ранее огороженный внешний мир стремительным вихрем отвоевал свое, больно задевая обострившиеся чувства. Пелена рассеялась, и Миель пунцовая, как маков цвет, разжала пальцы, ранее нещадно сминавшие ткань рубахи рыжего. Сердце, пропустив удар, вновь разогналось, выстукивая в груди сильную дробь, но уже не из-за нахлынувшего на нее чувства любви и обожания. Ни разу не из-за него!
- Боги, как же я ненавижу эту вашу способность, - прошипела Эль убито, собирая крохи самообладания в кулак, чтобы, не дайте Боги, на кого-нибудь не наброситься. В ней причудливо мешались гнев и смущение, стыд и облегчение, злость и толика иронии. Да-да, именно иронии, ибо такое, только в, так сказать, лайт-версии с ней уже случалось. И к месту вспомнились столичные красоты, а так же рубиновый перелив благородного красного в стеклянном бокале на длинной стеклянной ножке.
Эх, Адель, Адель... Остается надеяться, что ей не икается.
Какая же она лура! Попасться на ту же самую удочку второй раз и так не научившись владеть собой. Да еще и так неприятно вляпаться на всеобщем обозрении перед друзьями. Что подумают Альвэри и Айнэ? А что подумает Бэй?! Чернокрылая, покраснев еще сильнее, резко встала с места и склонила голову вниз, пряча глаза под прядями длинной челки. Стараясь не смотреть по сторонам, Эль протянула руку в сторону Альвэри, безмолвно выпрашивая у той ключ от их, девочек, комнаты. Получив желаемое, Миель, резво перемахнув через скамью, унеслась вглубь зала и, лавируя между танцующими, продвигалась к лестнице наверх, ведущей к жилым комнатам.

+4


Вы здесь » За гранью реальности » С миру по нитке » Окрестности Далиана » Город Сезия [юго-восточный материк]