За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » С миру по нитке » Окрестности Далиана » Город Сезия [юго-восточный материк]


Окрестности Далиана » Город Сезия [юго-восточный материк]

Сообщений 41 страница 60 из 147

1

http://s9.uploads.ru/UCEDj.jpg
Сезия, «Город Мира»
[ статья об алла ]
http://s2.uploads.ru/TC1Z3.png

Сезия (вилиамад - Cessa) - крупный торгово-портовый город, раскинувший свои владения в северо-западной части материка. Основана еще в далеком 955 году от п.м.д. как выход к Холодному морю, и в то время представляла собой небольшой форт с портовым предместьем. Естественно, городок степенно разрастался, но свой нынешний облик Сезия приобрела лишь в 1445 году благодаря грандиозному проекту Сильвервина Рейль-Миерана «Градостроителя», именитого на тот момент архитектора (ныне покойного, но его скульптура за выдающиеся заслуги вошла в число памятников в Аллее славы в Далиане). Проект был создан в честь вхождения алла в 1432 году в союз Мирного договора, а следовательно - открытия расы для межконтинентального сотрудничества и торговли. Город должен был стать центром обмена знаниями, опытом и культурой, своеобразным символом объединения «миров». Таковым он стал в 1550 году, когда достиг пика своего расцвета, что продолжается и по сей день.

Полная той красоты, коей славятся архитекторы крылатого народа, Сезия - жемчужина Кеннисенского залива (вилиамад - Kennes), чья бухта встречает суда белокаменными зданиями, возведенными на скалистых откосах. В самом сердце бухты - отделанная гранитом пристань и мощеная мрамором дорога, уходящая вверх и ведущая к Храму Веры, строению монументальному во всех смыслах. Стены храма украшают уникальные витражи ручной работы, дубовые с серебряным напылением двери в четыре человеческих роста впечатляют не только размерами, но и искусной резьбой, а идолы Светлых и Серых богов выполнены столь виртуозно, словно они сами лишь замерли на время.

Дома жителей выдержаны в строгом стиле (ощущается веяние западных гостей), однако красота в деталях: изящная лепнина капителей и стволов колонн, ажурная роспись фасадов ненавязчивыми, но искусными мотивами, витой плющ, придающий облику города несколько старинный и уютный вид, несмотря на фактическую молодость Сезии. Множество постоялых дворов, таверн и гостиниц удовлетворит пожелания самого изыскательного путника, располагающего даже небольшими средствами. А библиотеки и часто проводящиеся ярмарки не заставят заскучать. Алла - гостеприимный, в общем-то, народ, не лишенный эльфийского шарма и горячности крови фиаллэ. Ярмарки продолжаются, порой, по нескольку дней, а звуки музыки не угасают до утра, разносясь над гладью залива.

http://sh.uploads.ru/t/2BZ1P.jpghttp://sh.uploads.ru/t/dtUIN.jpghttp://s2.uploads.ru/t/8Zk7y.jpg
Однако не стоит забывать, что Сезия является одной из важнейших торговых площадок, от которой напрямую зависит экономика всего крылатого народа и столицы, Далиана, в частности. В разгар судоходства Храмовая дорога расцветает сотнями родных и заморских торговых лавочек, пестреющими яркими вывесками и разнообразием товаров. Алла предлагают ткани, которые ценятся во всей стране за свою исключительную мягкость и податливость в процессе пошива, а также блеск драгоценных нитей, вплетенных в полотно легчайшего далианского шелка. Тончайшее кружево ручной работы востребовано в мастерских именитых домов королевства, поражая взгляд переплетением тонких, словно паутина, нитей, а ощущение - бархатом прикосновения к коже. Вторым после ткачества подспорьем для гордости является столярное мастерство разной направленности: как узорные предметы декора, так и бытовые и боевые товары. Алла быстро вышли на передовые позиции в поставке деревянных основ для различного оружия: копий, арбалетов, баллист и так далее. Также крыланы выставляют на продажу научные труды, летописи, картины, скульптуры, целебные травы и ингредиенты, доступные только на территории Далиана и нигде больше.

Но Сезия богата не только этим: золото и блеск драгоценных камней ассурийской огранки, кожевенные товары Кен-Кориона, книги со всех уголков Фатарии, диковинные фрукты Амории, тающие во рту, белейший мрамор из Рудмрога, хершидские пряности, сладости и ковры, а также имеющие спрос у целителей точные инструменты и многое, многое другое. Великое разнообразие товаров, включающее в себя продажу амулетов и артефактов минимальной силы, однако такие сделки строго отслеживаются и подлежат описи в специальных книгах - требование, обязательное к исполнению. Несоблюдение правил свершение подобных сделок карается выдворению с земель алла без права возобновления торговли с нарушителем.

Тем не менее, гостеприимство алла пока еще довольно рамочное, не готовы они раскрыться во всю ширь своей богатой души. Поэтому Сезия не просто яркий пример грандиозного полета архитектурной мысли крыланов, но и политический акцент, направленный на удержание гостей вдали от культурного центра расы, Далиана. Алла полны страха об утере так ценимых ими традиций и ценностей, стоит лишь допустить чужеземцев к своим историческим богатствам.
Автор: Эллюмиель

+1

41

16 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Таверна-постоялый двор "Янтарная Пинта"-Выход в город в неизвестном направлении.
Вечер

Принесли заказ, который успел выбрать к их приходу Гейл и он теперь пряно пахнул, дразня обоняние и, как оказалось, изголодавшийся желудок. Разговоры за столом медленно перетекли в непринуждённое русло, без поднятия каких-либо жизненно-важных тем, лишь удовлетворения интереса ради. Наверняка, такое положение вещей устраивало всех. Небольшие неприятности, что преследовали компанию едва ли не с порога пункта телеппортации – отошли незаметно на  задний план. Настроение было под стать текущему моменту. Если бы еще место подобрано немного лучше…Но это уже лирика.
Аль чуть улыбнулась, отгоняя меланхоличные мысли на сей счет и сосредоточившись на ответе фиаллэ. Краем ушей девушка ловила и разговор собравшихся подле, не участвуя в нем, но при этом нехотя цепляя сознанием ответы. Как оказалось, история Гейла тоже была достаточно увлекательной, с той лишь поправкой, что парень сам нашел неприятности на пятую точку, а не подкрались незаметно, свалившись камнем на голову.  Лоддроу снова чуть улыбнулась своим мыслям, потянувшись за принесенными яствами и стараясь не упустить из виду ответ Айнэ.
- А, чувствую? Ну да, вся эта атмосфера немного выматывает, да и эти маленькие приключения. Но ничего, думаю скоро все пройдет, мне то не свойственно отключаться, только если очень-очень устану, - тем временем произнесла фиаллэ, заставив Фенрил лишний раз, несвойственно, смутиться.
Ну что поделать. Подмеченное подругой, специально или нет, имело место быть со времен похода на болота, если она не ошибается. Возможно, стоит причину искать  именно где-то в том отрезке времени?  Может, тот злосчастный и неожиданный побег со святилища не прошел для нее столь легко и просто, как казалось сначала? Все могло быть, но, опять же, с этим разбираться в сей момент не было ни времени, ни желания. Место не то, настроение не то... Засим, принявшись за ужин, девушка лишь слегка передернула плечами, как на слова Айнэ, так на свои мысли в частности.
- Ты только посмотри на него, прямо съест глазами сейчас.
Аль в непонимании изогнула левую бровь, вопросительно воззрившись на фиаллэ. Кто кого ест и почему – глазами? Примерно, вот такие вопросы сейчас можно было прочесть во взгляде девушки, устремленном на Айнэ. Но та не спешила объясняться, а вот красноречиво так смотрела в сторону их рыжеволосого знакомого. Фенрил ничего не оставалось, как посмотреть туда же. Однако, того, что увидела в той стороне фиаллэ, не узрела, или не приметила. На сим можно было бы поставить жирную точку, пусть и не разобравшись. Мало ли что померещилось уставшей девушке. Но вот другое привлекло ее внимание в этот миг. А именно – поведение алла.
Казалось, что девушка в какой-то момент поменялась на глазах. Ее движения, эмоции, что ярким калейдоскоп блуждали по лику, взгляды, внезапно так изменились, что Альвэри невольно и изумленно вскинула брови, молча наблюдая сию картину. Казалось бы, красноречивое и столь откровенное поведение девушки, коей приглянулся молодой человек, не должно было особо удивлять…Если вспоминать ее легкость и раскрепощенность в тавернах, конечно. Но все-таки, когда вокруг тебя компания знакомых, о которой ты вдруг забыла, такой поворот несколько смущал. Сидевших подле, как минимум... Кроме прочего, лоддроу была уверенна в несколько иных предпочтениях пернатой, но это же такое дело - легкомысленность свойственна некоторым натурам.
Самого Гейла, судя по его растерянному выражению лица, подобное поведение новой знакомой тоже обескуражило. Парень от неожиданности сконфузился и в лице даже поменялся, явно не зная, что ему делать. А Эллюмиэль же тем временем не теряла времени зря. Казалось, еще мгновение и очутиться у бедняги на коленях, не удовлетворившись поцелуем. По крайней мере, со стороны Альвэри таки показалось, что алла успела одарить рыжего мягкостью своих губ. Аль с трудом проглотила порцию, что до сего момента отправила в рот и посмотрела на Айнэ, что тоже во все глаза смотрела на развернувшееся действо, как и Бэй, также явно удивленный поворотом. Но при этом все словно языки проглотили, безмолвно глядя на то, как попираются нормы приличия, а ситуация накалялась. И если пернатой было в этот момент хорошо, то собравшимся за столом – неловко, как минимум.
Альвэри кашлянула, потянувшись за принесенным кофе.
- Вот до чего доводит принятие горячительного на голодный желудок, - весело, но и как-то поучительно, слегка натянуто, изрекла Альвэри.
Но ее слова никак не коснулись парочки напротив. Видимо, шум в таверне не позволял столь спокойному тону долететь до ушей того, к кому направлен был посыл. Алла все так же откровенно липла, уж простите за выражение, к предмету своего внезапного обожания, а тот, казалось, готов был на потолок выпрыгнуть. Аль вздохнула. Ситуация казалась забавной, но неловкость из-за нее же начинала напрягать. Лоддроу собрала все свое природное спокойствие, выпрямившись и невозмутимо воззрившись на знакомого, выдала прохладным, можно даже сказать, отрезвляющим тоном:
- Гейл, все в порядке? Ты словно призрака увидел, - добавила она с ноткой иронии, но тем же тоном и достаточно громко.
Конечно, сие было брошено больше для Эллюмиель, нежели для парня, ибо, казалось, что тот является пострадавшей стороной в этой ситуации. Она не надеялась, что ее слова возымут какой-то эффект, уж больно увлеченной казалась алла, но «чудо» произошло. Рыжеволосый явно взял себя в руки, его взгляд стал менее растерян и более решителен, но сказать он ничего не успел. Или успел, только не им? Ибо в следующий момент, что-то прошептав Гейлу, Эллюмиель отпрянула от него, словно ужаленная. Аль невозмутимо следила за всем развернувшимся действом с наигранным безразличием. Чего греха таить, новая сторона натуры алла была весьма…интересна, хотя, если сложить логическую цепочку, то вполне обоснована. Фенрил улыбнулась сконфуженной девушке. Лучше поздно, чем никогда, признать свое неуместное поведение, чем бы оно не руководствовалось. Впору старчески так изречь прописную истину – Не умеешь пить – не берись! Но хорошо, что все отделались легким «испугом». С этими мыслями и улыбаясь, лоддроу отдала ключ от комнаты алла, что тут же упорхнула прочь.
- М-да, - многозначительно проговорила Альвэри, вернув взгляд оставшимся.
В сей момент, расправившись, как оказалось с ужином, поднялась и Айнэ. Девушка сослалась на усталость и желала бы отдохнуть. Поблагодарив Гейла за ужин, красноречиво так, как умела фиаллэ, улыбаясь, она пожелала всем доброй ночи и удалилась, не забыв напутствие на сон грядущий дать. Мол, не засиживайтесь, день выдался для всех не очень легким. Фенрил же передернула плечами, проводив ту взглядом, после вернувшись к трапезе.
- А я не хотела бы уже ко сну "приступать"... Чувствую себя прекрасно, - девушка не стала возвращаться к недавнему инциденту, ибо это было не ее дело, а Гейлу навряд ли будет приятно сию тему развивать с чужими, по сути, для него личностями.
Рыжеволосым знакомым, судя по всему, подобный поворот был воспринят с облегчением, ибо он даже воспринял духом, повеселев, хотя после конфуза с алла попритих. Какое-то время они ужинали молча, каждый думая о своем. Насытившись, Аль недолгое время скучающим видом блуждала по таверне, натыкаясь на картины похлеще того, что вычудила за их столиком темпераментная Эллюмиель. Когда сие ей надоело, девушка вернула взгляд обоим мужчинам.
- Не знаю, как вы, но я бы не прочь посмотреть на праздничный город нынче вечером, - проговорила лоддроу, улыбнувшись. – Увы, днем толком не получилось, но мне бы очень хотелось прогуляться без спешки и прочего. Айнэ, судя по всему, со всей щедростью мне помогла, что и не усну сейчас, столь ощутим прилив энергии… В общем, я бы посмотрела на праздничные действа, если мне состави…- она взглянула на Бэя, запнувшись. Ведь их было трое за столом, - Составите, при желании, компанию.
Она бы не настаивала, как бы не было велико ее желание осмотреться в городе, ибо понимала, что все они устали за день и могли предпочесть отдых блужданию по городу, что даже в это время суток совершенно не хотел уходить на покой. Однако, к ее вящему удивлению, оба мужчины  поддержали затею. Засим, еще какое-то время проведя за столом, пытаясь придумать, куда бы двинуться сразу, но вскоре поняв тщетность подобных рассуждений, решено было просто идти, куда ноги несут. Бэйнар быстро отнес их сумки в номер, чтобы не висели на плечах лишним грузом, вернувшись уже с пустыми руками. Девушек решено было не тревожить, поди, уже спали. И вскоре троица покинула шумное заведение, предвкушая прелести праздника в незнакомом городе. Впору лишний раз поблагодарить Айнэ за свое самочувствие и настроение, но это уже после.

Дайс для Эллюмиель

Бросок на четкие действия - черным по белому.
[dice=3872-1:4:0:встретила/нашла (если искала) ли впоследствии всю компанию алла, если ей не спалось и захотелось проветриться:]
1 - да, часа через 3, не раньше, случайно натолкнулась в толпе где-то в центре города на празднующих гостей города;
2 - нет, все увиделись уже на следующий день, когда вернулись и отдохнули;
3 - да, под утро столкнулась с троицей у дверей постоялого двора, когда те вернулись с ночной прогулки.
4 - нет, переволновавшись из-за произошедшего, девушка "вырубилась", проспав почти до самого утра.

Отредактировано Альвэри (2016-02-13 15:32:57)

+2

42

16 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Таверна-постоялый двор "Янтарная Пинта".
Вечер.

- Я бы сказал, что я отовсюду…
«Как точно подмечено», - задумчиво произнес в мыслях Бэй, выслушивая ответ Гейла и подцепляя с огромной тарелки кусок жаренного мяса. Точнее сказать, мужчина изо всех сил пытался слушать, ибо звуки таверны в этот чудный вечер заполняли собой слух настолько, что разобрать слова говорящих рядом друзей удавалось с трудом. Но, кое-как все же получалось, не считая пары-тройки выпадающих из контекста фраз.
- …Мы погнались за ним и в какой-то момент, я постарался огнем преградить ему путь…
«Значит, магом у нас будешь, м?», - скорее просто беря на заметку, чем не пойми кого переспрашивая, так же «молча» подметил иштэ. Да уж, надо было признать, что приключения парня мало чем уступали их вылазкам с мохнатым, однако для себя Эйнохэил подчеркивал немного другую информацию. Может все же настораживал его новый знакомый и хотелось хотя бы каплю узнать о нем чего определенного, а может и просто еще не полностью отпустил от себя Бэйнар ситуацию на улицах Сезии и находился в не таком легком настроении, как все остальные. Решив, что так оно и есть, мужчина едва заметно кивнул, соглашаясь со своими тараканами в голове и наконец-таки позволяя себе расслабиться.
- …В любом случае она вряд ли там меня ждет, да и фиксти теперь меня не пустят. Так что напишу письмо, а там посмотрим, может, где и встретимся. Ну а вы здесь, какими судьбами?
- Я вытащила друзей на праздник, - моментально подхватила Эллюмиель.
Проклятый более вальяжно расселся, откидываясь на спинку стула и теперь же просто слушая беседу. Расправившись с куском мяса, что подобно печеному яблоку на палочке держал все это время на вилке, Бэй потянулся за кружкой пенного эля, к которой и не притрагивался до сего момента. По-своему терпкий, богатый на все оттенки и с долей медовой сладости напиток приятно «защипал» язык и горло, непривычно быстро согревая организм изнутри. Иштэ сделал несколько больших глотков, отрываясь от края кружки и вдыхая наполненный нотками хмеля и меда аромат. Как бы то ни было странным, а привкус алкоголя почти не чувствовался, придавая напитку небывалую в употреблении легкость. «Просто шедевр, иначе не скажешь!». Найдя себе занятие и мысленно восхваляя принесенное им пойло, Эйнохэил на минуту отвлекся от общей суеты, пропуская мимо ушей и сказанное Айнэ в сторону рыжеволосого, и реакцию на то Альвэри. Сейчас для мужчины существовали только он и этот замечательный напиток Богов! А для полноты картины не хватало лишь единорогов и кируку на заднем плане вместо галдящего народа. «Не жил, но ради эля я бы сюда захаживал!».
- Аль, ты это просто обя… - разворачиваясь к лоддроу, хотел было выдать проклятый, но замолчал на полу-слове, замечая смятение на лице девушки и направленный куда-то в сторону взгляд.
«А что это там такого происходит?» ну или с мыслями подобными этой, и не забыв попутно приложиться к элю, Бэйнар повернулся в противоположную сторону, в которой сидели Гейл и Эллюмиель и…
- У тебя такие красивые глаза.
Если бы мужчина в этот дивный момент разом не проглотил весь эль, набранный в рот, то обязательно бы выплюнул его, рассеивая по столу, а то и вовсе выливая себе на колени от услышанного. Сделанный глоток больно ободрал горло, заставляя откашляться после и отставить выпивку от себя подальше. В немом удивлении на далеко несвойственное ей поведение Эллюмиель Бэй воззрился на подругу. Конечно, как говорилось, в тихом омуте нечисть водится, и можно было сослаться на то. Вот только иштэ напрочь отказывался верить, что настолько плохо знал алла. Созерцая картину маслом и не самую приятную, ни единая мысля в голову не лезла. А вот невыраженные вслух эмоции, к которым примешивались оторопелость, растерянность и капля стыда, не за себя, но… Вот все это можно было без особого труда прочитать по выражению лица Эйнохэила. А уж в тот момент когда, видимо не совладав со своими желаниями, девушка вцепилась в ворот Гейла, потянув того на себя, мужчина и вовсе отвернулся, не желающий наблюдать за происходящим далее. Он прекрасно мог понять всех: и чернокрылую, которой до безумства, как оказалось, приглянулся рыжеволосый, и знакомого, реакции на выпад Миэль которого – положительной или же напротив – вообще не заметил, так как тот оказался повернут к нему спиной и походил на тряпичную куклу в руках «играющего» нежели на волевое существо, способное ответить на происходящее. Он всех прекрасно мог понять… Но неужели это действо надо было разворачивать у всех на глазах? То почему-то смущало, а сам мужчина чувствовал себя не в своей тарелке, для себя понимая, что тут он был лишним и ненужным свидетелем.
Подцепив со стола свою кружку, проклятый так и прилип к ней, в кое-то веке силясь затолкать все свои эмоции куда поглубже и вновь казаться невозмутимым. Одно дело, когда подобное происходит за соседним столом, и совершенно другое – за твоим, спонтанно, неожиданно и от тех, от кого никогда бы ничего сродни сему не ожидал. Разбираться или же одергивать целующихся (а для Бэйнара это было именно так), что и без него тщетно пробовала сделать лоддроу, он не пытался, нарочито переключаясь на пляшущих рядом.
В себя пришел иштэ лишь заслышав слова Альвэри. Он перевел свое внимание на ледышку, отмечая, что за столом на двух персон поуменьшилось. «А Айнэ то куда ломанулась?». Мужчина посмотрел на Гейла, который почему-то был все еще тут, а не мчался вслед за раскрепостившейся алла.
- Вот умора, - выдал Эйнохэил, глупо хохотнув, - А я всегда думал, что ей брюнеты по нраву.
Иштэ особо не задумывался над тем, что мог еще больше сконфузить брошенной фразой того же рыжего, всегда отличаясь особой легкостью в общении и подачей мыслей. «Да-а-а… Надо чем-то себя занять». И занятие это он нашел ни в чем ином, как в еде. А еще чуть позже оставшимися было решено провести время вне стен душной и шумной таверны.
Закинув в их с Гейлом комнату все сумки разом и не решившись наведаться в соседнюю для того, чтобы предупредить оставшихся девушек об их уходе, Бэй спустился вниз. Там он заказал и тут же расплатился за небольшую бутыль эля, кою прихватил с собой в дорожку, и, подобрав по пути на выход Аль и знакомого, вышел из заведения.

16 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Улицы города.
Вечер.

Ситуация на улице ни капли не изменилась за то время, пока компания перекусывала: все те же представления, разворачивающиеся прямо на ходу и тротуарах, радовали глаз и заставляли улыбаться. Музыка не стихала ни на минуту, а людей и нелюдей не поубавилось ни на душу. Воздух, казалось бы, был наполнен самыми разными ароматами, сплетенными воедино, а легкий вечерний ветер привносил каплю свежести, дабы празднующие не задохнулись от переизбытков запахов в их удушливом мареве. Куда именно троица держала курс на сей раз оставалось загадкой даже для самих бодро шествующих вдоль аллеи. Да и надо ли было заморачиваться насчет выбора маршрута, когда куда не ступи все было интересным и завлекательным?! Наученный горьким опытом Эйнохэил ни на шаг не отпускал от себя лоддроу, крепко держа ее за руку и приглядывая за Гейлом. Когда же просто блуждать, разглядывая все на своем пути, стало немного скучновато, внимание проклятого привлекло огненное шоу. Небольшое, но довольно-таки красочное. Подойдя поближе и с несколько минут молча наблюдая за ловкими трюками, Бэй обратился к рыжеволосому:
- Ты там что-то про огонь говорил… А так слабо?

Отредактировано Бэй (2016-02-14 22:16:52)

+2

43

Перестав рассматривать незнакомку, Гейл вернул свое внимание к спутникам. Он посмотрел на Эль, и как оказалось, та тоже смотрела на него.
- У тебя такие красивые глаза, - произнесла девушка.
Парень искренне улыбнулся, еще и не подозревая, что кто-то попал под действие его чар. Он был навеселе, свою кружку эля он почти что прикончил, от чего чувствовал легкое опьянение, хотя это и не было его дозой.
Тем временем крылатая придвинулась ближе, их бедра соприкоснулись, да и пальцы Эль мимолетно прошлись по его колену. Девушка начала дышать глубоко, и Гейл невольно, хотя надо признать, не без удовольствия, прошелся взглядам по ее вздымающейся груди. Однако, одна мысль начала зарождаться в его голове: «А не я ли?.. ДА!!! Это точно я!» - резкий рывок за ворот рубахи окончательно убедил парня, что поведение бедной Эль целиком и полностью зависело от него.
Дальнейшие мысли пролетели у него за секунды. Гейл всеми силами старался успокоиться и снять наваждение, но из-за этого он чувствовал, что чары только усиливаются. «Эбс, мы влипли! Сейчас не то место! Конечно, если бы это было спустя несколько кружек эля, и пьяное сознание настаивало на том, чтобы спросить: милая, а не больно ли тебе было падать с небес? Серьезно?! Ты сейчас думаешь о подобной херне? Останови это!»
- Гейл, все в порядке? Ты словно призрака увидел, - послышался голос Альвэри. Произнесенное вслух собственное имя выбросило Гейла из своих мыслей, а за одно, и чары сразу же спали. Таррэ почувствовал, как пальцы выпустили рубашку, лицо, которое было так близко и губы, которые уже готовы были поцеловать, резко отстранились, в глазах мелькнуло понимание.
- Боги, как же я ненавижу эту вашу способность, - прошипела Эль и быстро встала. Забрав ключи у Аль, девушка быстрым шагом двинулась в сторону жилых комнат.
Гейл уставился на дно своей кружки, в которой оставалось совсем немного. Он все еще был растерян и мыслями возвращался к только что случившемуся. Ему было жутко неудобно перед Эль, да и перед остальными тоже. Гейл никогда не стыдился своей расой, у него была уникальная способность, о которой другие только и мечтать могли. Нет, он не говорил о привороте, это касалось того, что он мог быть и мужчиной и женщиной, и он прекрасно мог понимать, что чувствуют те или иные. Однако, далеко не всем нравились перевертыши, а если затрагивать и то, что суккибии и инкубары могли еще и заставить любить себя. Свобода воли и бла-бла-бла…
Что происходило вокруг, Гейл пока не замечал, он, словно на автомате, допил свой эль, придвинул кружку чернокрылой, допил и ее, поел. Парень все ожидал, что его попросят свалить как можно быстрее и как можно дальше. Но, кажется, никто и не услышал последних слов аллэ.
- Не знаю, как вы, но я бы не прочь посмотреть на праздничный город нынче вечером. Увы, днем толком не получилось, но мне бы очень хотелось прогуляться без спешки и прочего. Айнэ, судя по всему, со всей щедростью мне помогла, что и не усну сейчас, столь ощутим прилив энергии… В общем, я бы посмотрела на праздничные действа, если мне состави… Составите, при желании, компанию.
Гейлу не хотелось спать и не хотелось оставаться одному, а вот проветрить мысли точно не помешало бы. Отдав свою сумку Бэю, вместе с Аль он вышел на улицу, где их догнал синевласый.
Народу в этот час немного поубавилось, но все равно праздник продолжался. Они шли по улицам, рассматривая все вокруг. Гейл увидел отблески огня и захотел пойти туда, как оказалось, Бэй мыслил в том же направлении.
- Ты там что-то про огонь говорил… А так слабо? – проговорил Бэй, он явно пытался раззадорить спутника, что у него и вышло.
- О, я видел подобное, но сам не пробовал, - весело хохотнул Гейл, направляясь к артистам.
По пути он посильнее перевязал волосы, стараясь убрать их как можно лучше, а то запах паленых волос – не самый приятный запах.
- Привет! – Гейл весело поприветствовал парня, который держал посох, на обо конца которого был намотан специальный материал, который пропитывался веществом, а затем поджигался. Эльф как раз и занимался тем, что замачивал свой реквизит.
- Могу я одолжить его? Я в Сезии проездом и реквизит не захватил. Мои друзья, - он кивнул сторону Бэя и Аль, - попросили показать что-нибудь.
Эльф улыбнулся, те кто отдал свое сердце огненным танцам в большинстве своем были отзывчивыми созданиями.
Гейл взял посох, сначала с помощью магии он зажег один фитиль, затем второй. Поддаваясь ритму музыки, он прокрутил посох сначала перед собой, в строну, вверх и через другою сторону вернул на исходную позицию. А потом Гейл просто прикрыл глаза и полностью отдался этому чувству. Повинуясь музыке он двигался то быстрее, то замедлял свой ход. Посох мелькал за спиной, над головой, он менял плоскости своего движения, Гейл то прокатывал его по рукам, спине, груди, то подбрасывал, перехватывал. Всегда было интересно наблюдать, как танец переходит в какой-то боевой вид искусства, а затем движения становятся плавными и это снова напоминает танец. Когда музыка почти затихла, Гейл подошел к чаше, в которой была налита жидкость для замочки и набрал ее в рот. Повернувшись к Альвэри и Бэю, он поднес один из горящих фитилей к лицу и плюнул. Огненная полоса разрезала ночное небо. Гейл выдохнул еще раз, пока не выплюнул всю жидкость. После чего быстро прокрутил посох вокруг себя, тем самым затушив огонь. Зрители зааплодировали и парень поклонился.
Он подошел к эльфу и вернул реквизит, поблагодарив его.
- Отличная работа, - произнес артист, пожимая руку таррэ.
Попрощавшись, он вернулся к своим спутникам.
- Кажется, у меня получилось, - произнес Гейл, широко улыбаясь. – Можно я глотну? А то привкус во рту ужасный.
Бэй передал ему бутыль и Гейл прям из горла сделал несколько больших глотков, после чего вернул мужчине.
- А не хотите дойти до моря?
Огонь и ночь полностью заглушили его плохое настроение. С Эль он объяснится позже...
[nick]Гейл[/nick][icon]http://s018.radikal.ru/i502/1701/4d/e465cd70d403.png[/icon]

Отредактировано Эбигейл (2017-05-10 11:59:15)

+2

44

ГМ - пост


http://i004.radikal.ru/1602/4f/ea08a4bc4249.png

[mymp3]http://dl.waix.ru/7f2d36abb.mp3|Floating Cloud – Cherry blossom[/mymp3]

16 число Благоухающей Магнолии
1647 год от подписания Мирного договора
Улицы Сезии, ближе к портовой площади
Тем временем вечерело

[float=left]http://s017.radikal.ru/i434/1602/fd/85c2c2150d28.png[/float]Сезия постепенно утопала в густеющих, словно по мановению невидимой руки, сумерках. Где-то уже зажигали фонари, предусмотрительно не используя огня - местные умельцы, уворачиваясь от праздно шатающихся горожан, что поддались приступу внезапного пляса, больше полагались на свет магического происхождения. Шепнув пару слов формулы, смотрители заполняли стеклянные клети фонарей сгустками света, отчего улочки Города Мира наполнялись мягким свечением, достаточным для того, чтобы не заблудиться в дороге да ноги кому не надо не отдавить. В воздухе плыло причудливое смешение ароматов цветущей во всю силу глицинии, запах имбиря вон из той пекарни на углу и дуновение океанского бриза, солоноватого, что здорово щекотал нос с непривычки. Все это вкупе делало ночь в предместьях славного Далиана поистине волшебной, могущей разбудить доселе спящие чувства, казалось бы, во всех, кто смог попасть в эти края.
Лисица повела носом и громко чихнула. Да уж, с непривычки соль и правда щекотала нос... А может в очередной раз помянули некстати, тут уж впору было задаться этим вопросом куда как более основательно. Шмыгнув носом, девушка, среднего роста, красивая до невозможности, с изящной, не лишенной мягких округлостей, фигурой, посмотрела вперед.
- Будьте здоровы, - услышала она веселое восклицание совсем рядом. Девушка повела большим остроконечным ухом в ту сторону, откуда, ей показалось, слышался голос, но щедрого на словцо уже и след простыл. Поозиравшись по сторонам и не обнаружив источника пожелания, лисица, неопределенно пожав плечом, вновь бодро зашагала по улице, направляясь к особо людной площади.
Там вовсю гремела музыка, кружились в не особо изящных, но не менее заводных, па толпы народа, то разбиваясь на пары, то вновь переходя к рисунку, где, держась за руки, плясали все вместе. Девушка лисица, ухмыльнулась, и, щелчком отбросив деревянную палочку, ранее бывшую в руке, ринулась в танец, врываясь в него так стремительно и резко, что слышала за спиной охи и шипение из-за отдавленной ноги. Подныривая под чьи-то руки, девушка прикинула примерный рисунок диковатого танца и, быстро освоившись, влилась в него, будучи подхваченной чьей-то сильной рукой. Мир перед глазами смазался и закружился, а девушка все танцевала, под музыку вытягивая то ногу в причудливом движении, то прогибалась назад, то виляла бедрами так, что длинный и до жути пушистый хвост казался вообще отдельной от хозяйки частью. Лисица засмеялась, переливчато и чисто, так, как может смеяться только тот, чьи помыслы чисты, а душа - свободна. Как же ей нравилось то, что происходило прямо здесь и сейчас. Здесь никому не было дела, кто она такая, откуда и какой груз несет за своими хрупкими плечами.
Здесь она жила. Здесь и сейчас сердце билось, заходясь и замирая от ритма музыки и голосов. Голоса, как же их много...
Музыка прекратилась и тут же посыпались аплодисменты. Лисица отвесила глубокий поклон с вычурным донельзя реверансом своему очередному (да сколько их было-то в этом диком кружении!) партнеру да и была такова. Прикупив карамельное яблоко на длинной деревянной палочке, девушка тут же, со смачным и аппетитным хрустом, отхватила неслабый его кусок и, остановившись, принялась смотреть по сторонам. Музыка, замолкшая буквально на миг, заплясала на воздухе вновь, наполняя улицы мелодичным перезвоном снова и снова.
- Так... Куда бы дальше? - Лисица вела беседу сама с собой, явно этого не стесняясь. Хрустя карамельным яблоком, ушастая девушка явно прикидывала маршрут, по которому ее прямо так и ждали приключения на прекрасную пятую точку. Краем глаза лисица уловила всплеск яркого света. На мгновение заложив уши назад, девушка повернула голову в сторону собравшейся, зачем-то, толпы. Когда всполох огня вновь резанул по карим глазам, лисица поняла, что тут-то точно творится что-то ошеломляющее и, недолго думая, зашагала туда.
А там целое шоу устроил симпатичной наружности парень с шевелюрой яркого медно-красного оттенка. Он словно танцевал с горящим ярким пламенем посохом в руках, то и дело выплевывая сгустки огня как самый натуральный дракон. Что не говори, а зрелище потрясающее.
- О-о-о, - протянула лисица, широко распахивая глаза. Сколько она видела подобное, но все равно, каждый раз, изумлялась как первый. Огонь чаровал, и сейчас, казалось, что грозная стихия становилась, как котенок, ручной, полностью управляемой и направляемой мастерской рукой.
Когда же представление закончилось, рыженький, присоединившись к парочке друзей, растворился в толпе, да и люд, взиравший на шоу, расходился, делясь впечатлением от увиденного со своими спутниками. Чего уж греха таить, лисичке тоже было пора выдвигаться в поисках очередной гулянки, как вдруг чутье уловило в незамысловатой на первой взгляд компании что-то странное.
Странное или знакомое? Скорее знакомое... Ах да-а... Глаза чернокрылой поведали девушке многое, и теперь уж праздный интерес, взыгравший в лисьей душе, не мог остановить вивариинку в воплощении задуманного. Путь в очередной раз был намечен, и девушка-вивариинка, вильнув пушистым лисьим хвостом, обогнула толпу, намереваясь пересечься с троицей друзей.
Вооот, отлично, уже на горизонте...
- Господа хорошие! - Громким и веселым голосом поприветствовала лисица возникшую перед ее носом компанию. - А не желаете ли, чтобы лисичка погадала? Сегодня денег не беру - праздник все же.
Словно по волшебству в ее ладони возникла небольшая колода карт, окутанная странным синеватым свечением.
- Ночь-то волшебная, кто знает, какую лисичка карту прочитает, - мотнув длинным пушистым хвостом из стороны в сторону, девушка улыбнулась лучезарно и открыто.

Отредактировано Эллюмиель (2016-02-15 22:32:44)

+1

45

16 число Благоухающей Магнолии
1647 год от подписания Мирного договора
Улицы Сезии, ближе к портовой площади
Вечер

Как и предполагала лоддроу, шум таверны сменил гомон улиц. Только оставалось удивляться, откуда у народа столько энергии и выдержки, чтобы предаваться праздному настроению сутки напролет. А то, что так оно и было, девушка, почему то, не сомневалась. Ладно она, подзаряженная магией света, чувствует небывалый подъем духа и прилив энергии, готовая всю ночь напролет колесить по улицам с нескрываемым интересом рассматривая все и вся. Поди, еще не скоро подвернется подобный случай без оглядки предаваться беззаботному состоянию души, временно забыв о тяготах прошлого и грядущего будущего. Но неуемность разношерстых особей вокруг поражала таки.
Альвэри, как сорока вертела головой, словно стараясь не пропустить ни одного действия, ни одного украшенного здания или человека/нелюдя, что сновали туда-сюда, танцуя, хохоча или принимая участие в театральных действах. Бэйнар мертвой хваткой держал ее ладонь, так что, даже если бы захотелось что-то посмотреть поближе, навряд ли удалось бы сие сделать без согласия на то мужчины. Но это никоим образом не раздражало, даже наоборот. Взглянув очередной раз на упрямый профиль, лоддроу чуть улыбнулась своим мыслям, не выраженным вслух, но в сей момент легко читаемых во взгляде.
Наконец, сойдясь коллективно на том, что они и так прошли чуть ли не весь город, присматриваясь, компания остановилась возле очередного действа – огненного шоу, что привлекало взоры прохожих и собравшихся словно магнитом.
- Ты там что-то про огонь говорил… А так слабо? – бросил Бэйнар, явно поддразнивая Гейла.
Аль чуть изогнула бровь, взглянув сначала на иштэ, а после переведя взгляд на новоиспеченного знакомого. Тот принял «вызов» с таким довольным выражением лица, что нельзя было удержаться от усмешки. Было в этом парне еще что-то…невинное или наивное по-особому. При всей его статности и явственной мужественности, от него «веяло» ветром недавно отошедшей в прошлое юности. А может быть это всего лишь черта характера такая, обманчивая, для покорения женских сердец? Вон как Эллюмиель повело! От воспоминания о недавнем конфузе, Альвэри смущенно кашлянула. Все-таки Айнэ стоит меньше усердствовать при лечении, ибо, казалось, что ее свет просто придушил весь ее привычных «холод» и умение держать, вести себя более отчужденно. Впрочем, плюсы в таком состоянии тоже были. Фенрил просто не могла долго сосредотачиваться на мыслях, что могли испортить ей настроение. Как и сейчас, скользнув сознанием по памятных событиях недавнего прошлого, уже в следующее мгновение лоддроу с восторгом, едва ли не граничащим с детским, взирала на представление, что устроил для них, и не только, Гейл.
Аль обхватила руку Бэя, что продолжала ее держать, свободной рукой, накрыв своей ладонью мужскую,  и прижалась к нему, больше интуитивно, чем с каким-либо подтекстом. Она во все глаза смотрела на Гейла, что, как ей казалось, виртуозно играл огнем, завораживая своими действиями, движениями, неожиданной грацией и «чарами» огня, что играл на посохе. От сего действа на какое-то мгновение перехватывало дух, столь велик был восторг, и лоддроу даже не подумала сего скрывать.
- Превосходно, правда? – продолжая смотреть на шоу, устроенное Гейлом, протянула Аль, обращаясь к Бэю, хотя вопрос был больше риторическим.
Конец всего представления был ошеломляющим, как и аплодисменты, последовавшие за ним. Знакомый показал не только, что ему «не слабо», но и что он может справиться со стихией, которая, судя по всему, «выбрала» его. Альвэри улыбнулась подошедшему парню, кивнув на его изречение. Таки получилось, чего греха таить. Таким образом, Гейл стал не просто сторонним наблюдателем праздника, но и проникся его атмосферой, показав сие воочию. Она бы навряд ли рискнула, как на показательное выступление, так и а игру со стихией столь губительной, зная, что владеет искусством приручать оную не достаточно хорошо. Тем не менее, все обошлось. Даже более того, они получили удовольствие от созерцания.
- А не хотите дойти до моря?
Аль улыбнулась, чуть поведя плечом:
- Почему бы и нет.
После шума и гама праздника всегда хотелось минутку тишины, покоя… Вода, как ничто другое олицетворяло сие в своем течении и движении. Пожалуй, это была великолепная мысль на текущий момент и они с радостью на нее откликнулись, двинувшись на поиски искомого места.
Однако, далеко уйти не удалось. Откуда ни возьмись, их путь преградила девушка, показавшаяся смутно знакомой. Но Альвэри точно знала, что ранее никогда ее не встречала, тогда откуда это зудящее чувство? Впрочем, подумать над сим ей не удалось. Незнакомка явно решила их удивить, предложив услуги прорицательницы. Лоддроу улыбнулась. Ей всегда импонировала сия профессия или дар, кто как им пользовался, в силу того, что сама могла приоткрыть завесу в будущее. Но в отличии от «профессионалов» ее способность была «спящей» и позволяла себя использовать только, когда это было действительно необходимо, или к сему стремилась вся душа лоддроу, ища и не находя ответы. Засим, она могла бы и отказаться от столь щедрого предложения незнакомки, но любопытство, что в сей ночной час владело ею без меры, не спешило сдавать и в данном вопросе позиции. Единственное, что настораживало, если девушка и правда искусная прорицательница, а не шарлатанка- фокусница, не скажет ли она то, что увидит в ее будущем, что видела сама Фенрил и пока что молчала об этом. При всем веселом расположении духа, легкая настороженность появилась во взгляде и девушка не спешила с ответом. Впрочем, если незнакомка действительно та, за кого себя выдает, она могла и узнать, что стоило говорить во всеуслышанье, а что – только тому, чьи нити судьбы удалось прочесть. В это хотелось верить. Да и будущее мнительно, ибо даже самолично заглядывая в оное, она не раз за свою жизнь успела убедится, что оно обманчиво и где-то, что-то да внесет свои коррективы, ломая предсказанную картину, пусть не на корню, но испортив произведение порядком уж точно.
Засим, покончив с короткими размышлениями и теперь движимая любопытством, да исключительно «спортивным» интересом, сможет ли сия красивая девушка-лиса увидеть будущее прорицателя, пусть и пассивного, но который уже успел в оное заглянуть, Фенрил отбросила подозрительность и предвзятость по сему поводу. Или может она откроет завесу в ином направлении? А может ее будущее не «захочет» поддаваться чужому дару и ловкими пальчиками незнакомка не сможет извлечь из колоды чаровальных карт ничего, кроме иллюзии? Вот только из-за всего этого хотелось узнать, увидеть и услышать, воспользовавшись ненавязчивым предложением вивариинки. Альвэри также улыбнулась, не скрывая интереса в открытом взгляде, чуть выступив вперед, хотя и продолжая держаться за руку Бэя.
- Ночь действительно поразительна, преподнося сюрпризы на каждом шагу, - проговорила лоддроу, чуть склонив голову на бок. – Грех отказываться от продолжения «волшебства», коим даже воздух сейчас пропитан. Не так ли? – она оглянулась на спутников и, не встретив сопротивления, продолжила. – Сделайте милость, начните с меня, - вкрадчиво протянула Альвэри, все так же храня на устах легкую улыбку. - Но сначала, думаю, нам стоит найти место немного в сторонке от всеобщего веселья.
Тем самым давая понять, что они не против, вроде как, гадания на картах, что привлекали взор необычным свечением, явно являясь зачарованными, легким движением руки лоддроу также махнула немного в сторону.  Таки не стоит стоять посреди дороги, когда толпы народа снуют туда-сюда, норовя, если не сбить с ног, то изрядно потолкать уж точно. Благо, при дороге хватало, как и лавок, так и, на удивление, чего-то сродни небольших мансард, словно так и предлагающих уединиться.

+1

46

Чем больше Айнэ насыщалась едой, тем больше её тянуло в сон, и уже вскоре она начала тереть глазки кулачками, что говорило о её желании хорошенько поспать, желательно до самого утра, чтобы потом они все вместе продолжили путь и она не чувствовала себя потерянной в пространстве из-за недосыпа. Да и вообще, сон был очень важен для целителей, ибо во время него восстанавливалось больше всего сил.
Но пока она не ушла, то продолжала наблюдать, за тем как разворачивались события, и слушать о чем же говорят её друзья. Но похоже невольно её внимание оказалось сосредоточенно на том, что же делала аллэ, и как ни странно, она самым что ни на есть обычным способом, клеилась к Гейлу, заставляя фиаллэ недоуменно хлопать глазами.
"Это как-то ненормально, ведь не было никаких предпосылок" -  причем целительница была в этом абсолютно уверенна, и поэтому просканировала парочку своими способностями, чтобы удостовериться в том что все в порядке, и как ни странно, это действительно оказалось не так, и потому Айнэ вопросительно уставилась на нового знакомого, интересно, он сам то осознавал что делает?
И похоже это было действительно случайным воздействием, потому что Эль вскоре очнулась, и похоже чувствуя себя совершенно неловко решила отправиться в комнату, что вскоре и сделала, оставив фиаллэ раздумывать над всем произошедшим.
Впрочем долго думать она не могла, ибо трапеза была окончена и усталость действительно брала свое, так что фиаллэ поднялась со своего места и зевнув (не забыв прикрыть рот ладонью) произнесла, - Приятного всем вечера, мне кажется пора наконец окунуться в царство снов, а то я кажется усну прямо здесь за столом, - устало улыбнувшись фиаллэ отправилась в комнату стараясь петлять между людьми и случайно не сбить никого и не поронять стоявшего на столиках.
Когда фиаллэ оказалась в комнате, то не нашла там Эль, но это было не так уж важно, ведь она нашла там кровать! На которую тут же завалилась, даже особенно не раздеваясь, едва ли её одежда могла помешать выспаться, хоть обувь сняла и то ладно. Правда после этого она не успела даже подумать о том, чтобы дождаться Эль, ибо как только её лицо коснулось подушечки, Айнэ тут же провалилась в сон, даже как-то счастливо улыбаясь на манер "урааа, сон".

16-17 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Таверна-постоялый двор "Янтарная Пинта".
Вечер-немного за полночь.

Фиаллэ проснулась от того что её потрясали за плечо и чем-то святили в лицо, и когда она услышала незнакомый голос, который доносился к ней сквозь сон, то инстинктивно шуганулась к стене размыкая глаза.
- Эй, Эй! Барышня полегче, вы понимаете где находитесь? - фиаллэ смотрела не назнакомца который похоже не выглядел сильно довольным найдя её в комнате, и целительница чувствуя себя растерянной подползла к краю кровати надевая свои ботинки.
- По идее в своей ко...
- Это моя комната, вы ошиблись номером, прошу её покинуть, если вы конечно не хотите составить мне компанию на эту ночь.
Фиаллэ ещё никогда не чувствовала себя настолько сконфуженной! Так что не в силах даже оправдаться, она молнией выскочила из комнаты, и теперь уже хотя бы немного придавив хоть и коротким сном усталость, стала весьма ощутимо стучаться в дверь, номера в котором по идее должна была быть она, но дверь была закрыта! Фиаллэ же попыток достучаться не оставляла.
И была вознаграждена, ибо проснувшаяся Эль все-таки пустила её внутрь, так что фиаллэ вскоре уже вполне законно завалилась спать, надеясь что весь мимолетный стыд который она испытала забудется до завтрашнего утра...

+1

47

Бэй, находящийся под глубоким впечатлением от полноценного выступления Гейла с огнем, молча отдал бутыль с элем, таращась на мужчину во все глаза. Вообще поверить в то, что тому просто свезло, и палка из рук не вылетела во время танца, мало верилось. По крайней мере иштэ. Так же, не проронив и слова, Эйнохэил получил у него одолженное и коротко кивнул на предложение знакомого.
- Мне кажется, он мне чуточку приврал, - откровенно лукавя касательно слова «чуточку», обронил наконец проклятый, адресуя слова Альвэри, как только вся троица вновь зашагала по улицам города.
Бэйнар все никак не мог отойти, мыслями возвращаясь к увиденному и прокручивая картинки показанного мастер-класса у себя в голове. «Да ну нет! Вот если б я за такое взялся, в душе не чая что к чему…». Воображение моментально нарисовало не менее яркое и запоминающееся шоу: сгоревшее убранство сцены, красивые и легкие ласкуты коего мужчина умудрился бы подпалить одним концом горящей палки, и парочка объятых пламенем и носящихся туда-сюда в панике зрителей, которых вторым концом обязательно бы задел горе-танцор. Да-а-а, ярко, массово, убийственно!! От представления как маленькие горящие человечки разбегались по Сезии, делясь своим «светом» с остальными прохожими, на губах иштэ заиграла улыбка. Ну а что? Мыслей ведь никто не читает. А вот отвлечь от них так пожалуйста.
- Господа хорошие! А не желаете ли, чтобы лисичка погадала? Сегодня денег не беру - праздник все же. Ночь-то волшебная, кто знает, какую лисичка карту прочитает.
Бэй посмотрел на незнакомку, оперативно нарисовавшуюся перед честной компанией с колодой каких-то странно светящихся карт. «Хм». Он осмотрелся по сторонам. По левую руку чуть позади стояла все та же небольшая импровизированная сцена огненного шоу, подошедшего к концу, а по правую, не угомонившись до сих пор, водили огромный хоровод разодетые в лисьи маски и костюмы горожане, что тоже было знакомо. Следовательно, далеко они так и не ушли, а нырнувший в свои мысли-представления проклятый просто на короткий промежуток потерял ход времени. «И что-то это мне напоминает…». Воспоминания, что в пору было отнести к не столь радужным, больно кольнули сознание, на краткий миг возвращая Эйнохэила на шумный рынок Таллема к шатру вот такой же почти гадалке-прорицательницы. «А разница то в вас мала», - скептически, но и с долей неподдельного интереса рассматривая вивариинку, произнес про себя мужчина, - «Та – волк, эт вот лиса. Как посмотрю, Боги сей чудный дар только хвостатым и раздают. Как так Нер незаразным оказался??». Да и сразу был понятен корыстный расчет незнакомки, ведь в день празднования во имя «Пушной девы», так удачно являясь вивой-лисицей, грех было не взять свое. Народ поди так и валил к как-ее-там-по-имени судьбинушку свою выведать. Одним словом, Бэйнар быстро потерял интерес к хвостатой особе, а вот лоддроу, судя по всему, оказалась не против посмотреть на расклад своей жизни, пригласив гадалку отойти с дороги.
- Да ну ладно тебе, Аль, - не высказав своего мнения ранее и шагая уже вслед за ледышкой, проговорил мужчина, - Сейчас ни медяка не возьму, а после начнется «отблагодари прорицательницу, чем сможешь», «позолоти пушистый хвост, дабы все прелести мной нагаданные сбылись», - противно-гнусавым голосом начал причитать, растягивая слова, Бэй.
Тем не менее, они все же добрались до одной из мансард, в которой и расположились. Плюхнувшись на лавку и всем своим видом показывая незаинтересованность в том, что будет происходить дальше, проклятый скучающе обвел небольшое открытое помещение глазами. В отличии от него все остальные так и ждали свершения какого-то таинства, способного приоткрыть завесу их судеб, или так оно казалось. Вот только смотреть в свое будущее после первой встречи с ясновидящей не больно-таки и хотелось. А поэтому Эйнохэил пытался сосредоточить свое внимание на всем, чем только можно, кроме колоды карт и самой их обладательницы. Упомнив, что вивариинка держала в руках яблоко, только нагнав их, мужчина возликовал в сердцах. «Как ни крути, а нам с тобой не по пути». Он поднялся, поправляя на голове лисью маску и наклоняясь к уху Альвэри.
- Я на минуту. Не поверишь, яблока так захотелось. А вы развлекайтесь тут пока, - Бэйнар повернулся к Гейлу, вручая бутыль, - Не подержишь? Чур только не до дна пока отошел, - иштэ улыбнулся, подмигнув знакомому и зашагав прочь.

Признаться, проклятому стоило немного потрудиться, чтобы среди толпы и прочих лавочек-ларечков отыскать именно тот, где продавались бы сладости. Отстояв приличную очередь и уже подумывая о том, чтобы свалить обратно, приврав, что и фрукт вдруг полюбившийся по дороге умять успел, Бэй очутился перед продавцом.
- Чего желаете, милейший? – Приторно-сладким голоском протянул тот.
Мужчина мысленно поежился, пожав плечами и скучающе изучая прилавок.
- Яблочки то у меня разные: печеные, в меду, карамельные…
«Да уж хватит на сегодня меда и прочего. А то так неровен час и жопа слипнется». С этими мыслями Эйнохэил вытащил из кармана несколько монет, протянул их продавцу и взял приглянувшееся ему печеное лакомство, отойдя с ним от лавки и рассматривая со всех сторон.

Отредактировано Бэй (2016-02-17 17:27:58)

+2

48

Гейл с удовольствием наблюдал, как менялся в лице Бэй, который пытался понять, подшутил над ним парень или тому просто повезло. Но в том, что спутникам понравилось, сомнений не было. Вместе они двинулись в сторону моря. Несмотря на свою огненную суть, Гейл любил бывать на берегу. Нельзя было отрицать, что вода – это тоже мощная стихия. Однако пляжи таррэ любил еще из-за того, что там он чувствовал равновесие и баланс в своей жизни. Ему приходилось уже устраивать огненные шоу на пляже. Чувствуя под ногами песок и набегающие волны, ощущать живительную прохладу морского ветерка и тут же жар от огня – не в этом ли было счастье?
Неспела компания пройти и пары шагов, как перед ними возникла девица-лисица. Она предлагала им предсказать судьбу, что Альвэри явно заинтересовало, а вот у Бэя вызвало совершенно противоположную реакцию.
- Сейчас ни медяка не возьму, а после начнется «отблагодари прорицательницу, чем сможешь», «позолоти пушистый хвост, дабы все прелести мной нагаданные сбылись», - передразнил Бэй.
«А ведь и, правда, встречаются такие личности», - подумал Гейл, вспоминая шарлатанов на площадях.
Нельзя был сказать, что таррэ совсем уж не верил в пророчества, предвиденье и гадалок. Парень верил в судьбу и удачу, так что появившаяся вивариинка могла и не случайно попасться на их пути. «В конце концов, она лисица, ну и праздник тоже в честь лисы».
- Я тоже не прочь, чтобы и мне погадали. Честно сказать, судьбу мне еще не предсказывали.
«Побои, разве что, обещали. Но тут главное бегать быстро», - Гейл чуть усмехнулся своим мыслям.
- Не подержишь? Чур только не до дна пока отошел, - Бэй передал ему бутыль с элем, а сам куда-то ушел.
Гейл покивал ему вслед, а потом откупорил бутыль и отпил. В голове у него крутилась одна песенка, которую он слышал давным-давно, однако оригинального текста он не помнил, так как переделал ее на свой манер:
«В детстве цыганка мне одна предсказала будто я,
Если сильно полюблю, то любимую сгублю.
Не поймет она меня, что меняю облик я.
Не специально, но со зла пришибу её тогда».

Вот он и сидел, напевая старую песенку в своих мыслях, и ждал, пока лисица начнет творить свое волшебство.
[nick]Гейл[/nick][icon]http://s018.radikal.ru/i502/1701/4d/e465cd70d403.png[/icon]

Отредактировано Эбигейл (2017-05-10 11:59:32)

+1

49

ГМ - пост


http://i004.radikal.ru/1602/4f/ea08a4bc4249.png

[mymp3]http://dl.waix.ru/7e68d0b27.mp3|Floating Cloud Acoustic Band - Let's dance in the Scarlet Devil Mansion[/mymp3]

16 число Благоухающей Магнолии
1647 год от подписания Мирного договора
Улицы Сезии, ближе к портовой площади
Вечер, уже даже темно.

[float=left]http://s017.radikal.ru/i434/1602/fd/85c2c2150d28.png[/float] Лисица терпеливо ждала реакции тех, к кому соизволила подойти. Высокий молодой человек с шевелюрой абсолютно дикого для этих мест цвета недоуменно смотрел по сторонам, будто действительно не верил, что ушастая девушка обратилась именно к ним троим. Вивариинка, не стесняясь сделать это во всеуслышание, усмехнулась, приподнимая уголки губ скорее насмешливо, нежели снисходительно.
- Не спешите, - ровно ответила лисица, откусывая от румяного яблочного бока еще один кусок. Не преминув случаем с аппетитным хрустом раскусить кусок на остром клыке, вивариинка смежила веки и развела руками, - подумайте, хотя данная услуга действует всего одну ночь, но нет-нет, я не тороплю, вы что...
Скажем прямо - вивариинка манерами не блистала, и вела себя донельзя раскрепощенно даже в компании абсолютно незнакомых существ. Не то, чтобы она могла себе это позволить - красивое личико да знатная фигурка весьма снижали вероятность встрять в серьезные передряги. Скорее считала проявление жеманной и напускной вежливости и заискивания проявлением тщедушного человеческого двуличия. Проще быть настоящей здесь и сейчас, нежели корчить из себя неизвестно кого, прикрываясь масками из раза в раз. Собственно, следуя своему правилу-принципу, лисица особо не заботилась тем, как может выглядеть со стороны. Она просто жевала яблоко, обгладывая печеную нежную мякоть до огрызка, да тасовала колоду широких карт в свободной руке так, что по скулам нет-нет, да пробегала искорка голубоватого свечения.
- Ночь действительно поразительна, преподнося сюрпризы на каждом шагу. Грех отказываться от продолжения «волшебства», коим даже воздух сейчас пропитан. Не так ли? Сделайте милость, начните с меня.
Голос подала миниатюрная (по сравнению с остальными, хах) беловолосая девушка, больше похожая на хрустальную скульптурку, невесть как очутившуюся посреди праздной толпы. Девушка-лисица подернула ушами, поводила ими по сторонам улавливая мельчайшие крупицы голоса, что в ураганном вихре гремящей на все лады музыки было довольно проблематично.
- Я тоже не прочь, чтобы и мне погадали. Честно сказать, судьбу мне еще не предсказывали, - отозвался следом рыженький, и лисица уже победно распевала гимны в собственной голове.
Так-так-так, а интересненько-интересненько...
- Любой каприз, уважаемые, - лисица умяла последний кусочек яблока на палочке и легко взмахнула рукой. Тут же бывшая в ней палочка с огрызком окуталась синим пламенем. Мгновение - и мусора не стало, будто огрызок исчез во вспышке света, не более, - любой каприз...
- Да ну ладно тебе, Аль, сейчас ни медяка не возьму, а после начнется «отблагодари прорицательницу, чем сможешь», «позолоти пушистый хвост, дабы все прелести мной нагаданные сбылись»
- Пхах! - вивариинка наигранно возмутилась, однако на губах все так же играла веселая улыбка. Попытка синеволосого мужчины уличить ушастую в обмане оказалась провальной, а нудение в голосе показалось до жути забавным. Оглянувшись через плечо, лисица поймала его взгляд своим, и в усмешке, по-прежнему беззлобной, она сощурила карие, с прожилками чистого золота, глаза. Забавно иногда случается, что нити судеб переплетаются сами собой, цепляются концами, свиваются в узлы такие, что и не разорвешь никак.
Еще более забавным оказывается факт, когда встречаешь ниточки, подобранные друг к другу за один только день.
Через некоторое время вся компашка расположилась на одной из открытых мансард, коими, обычно, располагали держатели местных таверн. Лисица потерла ладони в предвкушении не то эля, не то угощения, хотя, глядя на весьма пренебрежительный ко всему тут в будущем происходящему взгляд господина "синие вихры", на последнее, и даже на первое, уповать не приходилось. Посему, особо не церемонясь, ушастая подтянула к себе официантку и заказала кувшинчик вишневого ламбика. Удовлетворившись согласным кивком служки, вивариинка целиком и полностью переключила свое внимание на сидящих перед ней.
- Какой красивый, а какой недоверчивый, - молчание затягивать более не имело смысла, посему ушастая мигом перешла в наступление, игриво вскидывая брови, - один неудачный опыт еще ничего не значит, дорогой. Я лишь в корень смотрю да как есть говорю.
Но паренек-то ее, кажись, и не слушал. Встав с места, он наклонился к уху беловолосой и что-то негромко проговорил. Лисица навострила уши и тут же едва-едва улыбнулась. Ну коне-е-ечно, по яблочки-карамельки пошел, ну да, ну да...
Когда синеволосый дал деру в сторону очереди за сладеньким, лисица принялась перебирать колоду старших Арканов в пальцах, поглаживая колоду по ребру изящными пальцами. Карты словно отзывались, сияя то более ярко, то тускнея на глазах, вторя дыханию вивариинки-гадалки. Что ж, вечер можно считать открытым, да и компания подобралась как нельзя кстати.
- Что ж, господа, - не совсем уж издалека начала вивариинка, - время и судьба как стороны одной монеты, связаны воедино и ничем их не разделишь, но коли времени я вас знаю очень мало, то и судьбинушку поведать не смогу. Сначала познакомимся, пожалуй.
Тут лисица уставилась на беловолосую, совершенно бесстыдно разглядывая ту от серебристой макушки до пояса. Склонила голову на бок на кошачий манер, дернула правым ухом, будто прислушивалась к чему-то, а потом ухмыльнулась, приподнимая правый уголок губ.
- Аль...Аль, - девушка, прикрыв глаза и растирая пальцами виски, создавала видимость некоего мозгового штурма, разыгрывая перед собой целое представление, - имя Ваше... Аль...вэри... Альвэри. Не так ли?
Не обращая внимания на возникшую реакцию, лисица принялась тасовать карты, а затем стала выкладывать три из них в ряд и одну как навершие. Отложив колоду в сторону, ушастая открыла верхнюю. Карта явила всем свой лик изображенной на ней женщины в богатых одеждах, держащей в левой ладони золотой скипетр.
- Императрица. Ну конечно, кто бы мог подумать, - лисица посмотрела на беловолосую девушку, что сейчас выступала в роли вопрошающей, - сильная молодая женщина, выросшая в благородной семье. Очевидно, что не здесь... Мне рассказывали, что в Мандране очень холодно, и, возможно, морозы тоже повлияли на становление сей сильной личности, хотя здесь уж больно много влияния Императора...покровителя... Э не, отцовская рука чувствуется... Целеустремленная, решительная, последовательная и не привыкшая, обычно, спешить, но стремящаяся самостоятельно принимать решения, не полагаясь на мнение извне. Ох, ну про упрямство и говорить нечего... Скажем, прошлая затея не прошла без сучка - без задоринки, но сего могло бы не произойти, уведи Вас, госпожа, судьба другой дорогой.
По очереди, слева направо вивариинка открывала оставшиеся три карты. Миру открылись, соответственно, колесо фортуны, красный лев и изображение двух влюбленных.
- Вот, что я говорила, - подошедшая вовремя служка водрузила кувшинчик ламбика и уже налитую пинту, и вивариинка, прервавшись на секунду, сделала знатный такой глоток, - только вот не кружится оно у Вас, а будто качается, балансируя из стороны в сторону. Моменты, где вы счастливы и свободны межатся с часами, проведенными в одиночестве в тяжких думах о будущем. Но Вы сильны, лев не обманывает, и намерены бороться до конца...за любовь и счастье, вестимо. Видимо есть к кому приревновать вон то счастье, что до диатеза щас яблоками наестся.
Одним ловким движением лисица собрала карты со стола, и они, сверкнув в пальцах, быстро нашли свое пристанище в остальной колоде, которую лисица принялась тщательно перетасовывать. Не сказать, чтоб получилось полноценное предсказание, но для знакомства - вполне себе. Расставила все точки над «i» и избавила себя от возможных недомолвок, тем более не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы просечь то, что связывало если не всех, то хотя бы трех из пяти.
Трех из пяти... Не хватает еще одного участника сия торжества, ну вот хоть ты тресни...
- А вы, - загадочно протянула вивариинка, подмигивая карим глазом рыжеволосому парню, - искусный покоритель огня, умник, красавец да и просто хороший...
На стол легка карта Таррэ, изображенного на плотной бумаге плечистым и рогатым мужиком с парой больших кожистых крыльев.
- Ох и загадочен, ох какой, - шутливо пригрозила пальчиком рыженькому пареньку вивариинка, - если разобраться, то тут все, как на подбор, необычны, и собрались здесь в определенный момент. Чувствуете руку Судьбы? То-то же... Итак... Заманивающий в ловушки Верховную Жрицу таррэ... Было бы даже немного жестоко, ведай Вы, уважаемый Гейл, предел своих сил, но что есть, то есть, и это не изменить. Солнце... Большое и теплое, как Ваше сердце, которое готово греть. Полная жизни и стремлений личность, живущая здесь и сейчас. Знаете, в чем-то мы с Вами схожи, милейший, и Вы мне определенно по душе. И вот, видите звезды на карте? Перед Вами открыт целый мир, по которому вы предпочитаете странствовать, нежели просиживать штаны в каком-то одном месте. Что ж, хорошее начинание, да и времени у Вас еще очень и очень много. Главное - не поддаваться страху. И да, песенок смертоубийственных, наверное, тоже лучше не сочинять.
Привычным движением собрав и растасовав карты, вивариинка, подумав с минуту и отпив из кружки половину пахнувшего спелой вишней ламбика, все-таки шлепнула на стол еще одну карту. Отставив в сторону кувшинчик и кружку, лисица слегка покачала головой, будто в чем-то сомневалась, но, после череды мыслей в ушастой голове, все же перевернула карту. Лисица хихикнула и, отклонившись в известную сторону, взвыла с нескрываемой долей сарказма, обращаясь к никому иному как:
- Эй, шут, несущий чепуху! Подь сюда, разговор есть!

Пост персонажа

16 число Благоухающей Магнолии
1647 год от подписания Мирного Договора
Таверна-постоялый двор "Янтарная Пинта"
Вечер

Миель не помнила, как добралась до комнаты наверху - шок от произошедшего был слишком силен, а от смущения все ее тело до сих пор полыхало диким огнем. Ощущение полной власти, контроля... Как кукла, подвешенная за тонкие ниточки, связанная по рукам и ногам, она вновь оказалась ведомой другим, не в силах даже сопротивляться. Выругавшись под нос и заново заливаясь краской, Эллюмиель судорожно крутанула ключ в дверном замке и, наконец-то справившись с ним, вошла в довольно маленькую комнатку, обставленную минимумом мебели, однако лишенной некоторого уюта алла бы ее не обозвала. Миель закрыла за собой дверь и убито посмотрела вперед.
Три постели, заправленные чистым бельем, были, по стандартам алла, довольно широкими, дабы постоялец мог разместиться с достаточным комфортом, учитывая громоздкие крылья. Окно, обрамленное рамой красного дерева, являло вид на волнующийся океан и причаливающие в порт корабли о белых парусах, так легко наполняемых океанским бризом и соленым ветром. Ветерок этот, свежий и прохладный, колыхал занавеску и ярко-желтый гербер в стеклянном графине на подоконнике. Несмотря на близость таверны, в жилом помещении практически не было слышно шума и грохота музыки, только пол под босой ногой едва-едва подрагивал, вторя топоту и голосам беснующихся в пляске празднества в таверне внизу.
Все это могло показаться просто обителью умиротворения и спокойствия, если бы не гложущее противоречивое состояние чернокрылой постоялицы. Девушка поспешно разулась и направилась к постели у окна, забрасывая на оную сумку, тем самым обеспечивая себя спальным местом. Дрожащими пальцами принялась развязывать атласные ленты, чтобы быстрее высвободиться из покрытого дорожной пылью платья. Спешила, будто старалась высвободиться из нитей какой-то липкой паутины наваждения, будто оно даже сейчас все еще не сошло на нет, пусть сама алла уже находила себя вполне здравомыслящей. Боги, как же стыдно... Моля о том, чтобы хоть одно путешествие вместе обошлось без эксцессов, Элли в очередной раз разочаровалась практически во всем, опять побывав в центре событий. Только в этот раз все обошлось куда как хуже, нежели в прошлый раз.
Она едва не поцеловала человека...нет...таррэ, которого знала не более пары часов. Даже находясь под действием очарования, алла не могла найти себе оправдания. Какой же она предстала перед глазами друзей? Какой же она предстала в глазах одного единственного человека, ради которого хотела стать лучше здесь и сейчас? Атласные ленты предательски выскальзывали из пальцев, затягиваясь и снова ослабевая, и Эль, недовольно пробурчав что-то под нос, дернула ленты сильнее, окончательно расплетая узел и оставляя на и без того содранных ладонях красные полосы. Платье, заструившись тканью по телу, соскользнуло вниз, и Миель, с заранее приготовленной нательной рубахой, быстро шмыгнула в небольшую ванну, дабы обмыть тело и исцелить царапины и порезы при должном осмотре на наличие оных.
Когда же она, мокрая и вымотанная, вернулась в комнату, то за окном уже вовсю густел вечер, а на темно-синем небосводе степенно зажигались яркие точки звезд. Небо в Сезии обещало быть сегодня безоблачным и тихим, купая звезды в волнующейся пучине океана. Эль забралась в постель и накрылась одеялом с головой, спрятавшись ото всех и от всего. Как звезды в океан, девушка погружалась в тревожный сон, полный сомнений, стыда и потерянных надежд.

Таверна-постоялый двор "Золотая Пинта"
Ночь

Тревожный и поверхностный сон был разорван внезапным и беспорядочным стуком в дверь. Дернувшись и широко распахнув глаза, Миель села на постели, с секунду таращась в пространство и не понимая, что происходит и где, собственно, находится. Осознание, заплутав в дебрях кошмарного сновидения, догнало хозяйку на удивление быстро, и чернокрылая, нашарив под кроватью обувь, прошествовала к входной двери.
- Да-да, я уже иду, - сонно, с явной хрипотцой в голосе, проговорила Эль, в темноте нашаривая пальцами ключ. Мгновение, и замок, в котором ключ со скрипом провернулся раза два, надрывно щелкнул, и чернокрылая распахнула дверь навстречу донельзя сконфуженной фиаллэ. Недоуменно моргнув, Эль лихорадочно соображала, а где, собственно, Айнэ могла заблудиться? И действительно, столь чуткий сон алла был бы вдребезги разбит, заявись кто в комнату ранее. Но никак не сейчас.
Айнэ была чем-то явно ошарашена, ибо южанка прошествовала мимо алла, не проговорив той ни слова. Самой же Элли оставалось только проводить фиаллэ удивленным взглядом. Все так же молча пронаблюдав за тем, как Айнэ укладывается спать, Миель только смогла пожелать фиаллэ спокойных снов, и комната снова погрузилась в тишину, хотя из приоткрытой двери доносились веселые музыка, возгласы, топот и звон сталкивающихся друг с другом глиняных чашек. Сон покинул чернокрылую безвозвратно, и Миель смутно догадывалась, что теперь, вопреки нервному потрясению, ни за что не сможет заснуть. Вздохнув, девушка посмотрела в окно, за которым на город пеленой опустилась ночь. Зажглись магические фонари, и свет поплыл по воде, мерцая и дробясь, покачивался на волнах. И город был полон им, и, судя по всему, ее, Эллюмиели, недавние спутники вкушали прелести ночной Сезии полной чашей. Но, увы, без нее. Сердце кольнуло обидой, и Эль на секунду почувствовала себя всеми покинутой. Почему-то стало холодно. Девушка приобняла себя, растирая предплечья ладонями - вылезти из-под теплого одеяла на прохладу та еще приятность, и в этом Эль убедилась всецело. Недолго думая, девушка распаковала смену одежды и принялась переодеваться. Зашнуровала корсет, поправила юбку, переложила деньги и гелиодор в потайной карман, дабы ценности всегда приходились при ней, причесала волосы и приладила лисью маску. Из зеркальных глубин на нее смотрела девушка, вроде милая, но в глазах какая-то тоска. Неестественная, будто чужая. В принципе, причина-то понятна, только следствий из этой причины Эль упорно не видела.
А может и не будет, следствий этих... Навряд ли они, ушедшие без них, будут о чем-то сожалеть...
Скрыв лицо лисьей маской, Эль, закрыв комнату на ключ, направилась к выходу из таверны. Лучшее средство от хандры - отвлечься от насущного хоть на краткий миг, позволяя себе хотя бы на немного вырваться из призрачной клети сомнений и раздумий.

Отредактировано Эллюмиель (2016-02-18 01:50:43)

+1

50

16 число Благоухающей Магнолии
1647 год от подписания Мирного договора
Улицы Сезии, ближе к портовой площади
Вечер

Бэйнар не поддержал сию заманчивую и веселую затею, предложенную незнакомкой. Не сказать, что Альвэри была разочарована, но все-таки ничего сверх эдакого не видела в минутном отвлечении. Да и разве не любопытно было проверить, что навешает на уши сия особа? Но это, видимо, она так думала, ибо мужчина отнесся к задумке весьма скептически. Чувствовался подтекст, но его причин лоддроу не ведала. Ну да ладно. Не отмахиваться же от решения из-за хандры любимого «человека», тем более столь безобидной. Засим, снисходительно отреагировав на все его выпады, девушка последовала в мансарду, улыбаясь на его ворчание.
В отличии от Бэя, Гейл поддержал затею, явно заинтересовавшись действом. Фенрил улыбнулась, но не прошло и пары минут, как они разместились в небольшой мансарде, а иштэ уже подскочил на ноги, вызвав очередной всплеск недоумения. Аль молча кивнула на его слова, произнесенные тихо на ухо и задумчиво провела его спину взглядом. Здесь явно что-то крылось, а не просто недоверие к ремеслу предсказательницы, или кем она там была на самом деле. Девушка рассеянно кивнула на изречение хвостатой, не сразу сосредоточившись на ее действиях после короткой, полной относительной тишины паузы. Точно так же она кивнула официантке, предложившей что-то, но что конкретно – не поняла. В сей момент ей было безразлично, что принесут к их столику. Золота девушка не просила, а угостить в такой день было не так уж и зазорно, засим – чего душа желает, тем пусть себя и потешит.
Вскоре тишину, что на какое-то время воцарилась в мансарде, нарушила вивариинка. Ее изречения, долетавшие до рассеянного сознания Аль, не находили особого отклика. Даже ее имя, прозвучавшее с уст ушастой и словоохотливой красотки, не произвело должного впечатления, на кое, без сомнения, рассчитывалось. Поди, оно уже звучало по дороге сюда, а додумать всю его полноту, если не уповая на смекалку девушки, то на удачу уж точно можно было. Все-таки, как и большинство имен, ее собственное навряд ли было таким уж редким. Да и принадлежность его носительницы к роду, несколько напоминавшему эльфийский, сужал круг поиска.
Все так же задумчиво улыбнувшись, Альвэри кивнула, все же возвращая взгляд «прорицательнице» и отрываясь от живой массы, что сновала за стенами мансарды.
- Императрица. Ну конечно, кто бы мог подумать, сильная молодая женщина, выросшая в благородной семье. Очевидно, что не здесь... – губы лоддроу дернулись в усмешке.
И в этой, начальной характеристике не было ничего из ряда вон выходящего, достаточно было быть внимательным наблюдателем, не обязательно гадалкой... Даже упоминание об отце не затронуло струн ее доверия, заставив слушать во все уши. Пока что девица не изрекла ничего такого, что не смог бы предположить «человек», хорошо разбирающийся в людях/нелюдях, кои предстали перед ним. Тем не менее, девушка не стала перебивать лису. У нее не было сейчас настроения изливаться скептицизмом во всей красе. Приподнятое настроение не покидало организм и даже, если юная особа не скажет ничего ценного, на что Альвэри не особо уже надеялась, то не станет портить вечер, поблагодарив ту за попытку и развлечение. А ушастая тем временем продолжала:
-…Ох, ну про упрямство и говорить нечего... Скажем, прошлая затея не прошла без сучка - без задоринки, но сего могло бы не произойти, уведи Вас, госпожа, судьба другой дорогой…
Альвэри передернула плечами, больше реагируя на очевидное, чем подтверждая сказанное. Она и без посторонней помощи знала, сколь упряма. А уж то, что могла нечто задумать, даже несмотря на все препятствия, и попытаться внедрить сие в жизнь, опять же, не нужно было иметь семи пядей во лбу, чтобы предположить и попасть не в бровь, а в глаз. Альвэри усмехнулась, вальяжно откинувшись на спинку лавки. Умиротворенное состояние читалось в каждом движении лоддроу, что она не скрывала совершенно. Тем не менее, взгляд нет-нет, а тянулся в сторону, в которую ушел Бэйнар. Аль начинала скучать, хотя последующие слова лисицы и привлекли ее внимание новыми изречениями.
- … только вот не кружится оно у Вас, а будто качается, балансируя из стороны в сторону. Моменты, где вы счастливы и свободны межатся с часами, проведенными в одиночестве в тяжких думах о будущем. Но Вы сильны, лев не обманывает…
Альвэри глубоко вздохнула. Опять общесформированные фразы, что легко можно было извлечь на свет белый, стоило только столкнуться с характером Бэйнара, что уже произошло у загадочной незнакомки. Да и какая пара обходилась без стычек и разногласий? Только та, партнеры в коей совершенно безразличны друг к другу. «Идеальная». А у них не идеальная, зато искренняя, без оглядки на происхождение, состояние, разности характеров и совершенные, казалось бы, разные жизненные приоритеты. Чувство в самом чистом виде, засим и столько горечи в нем попадается, но от сего оно становится лишь сильнее день ото дня. В этом Аль успела убедится за последние дни.
Фенрил вновь вздохнула. Сей вздох можно было расценивать, как согласие, и как скуку одновременно. Но что из них что, Аль не дала возможности понять. Девушка за все это короткое время убедилась, что перед ними, увы, не прорицатель. Либо же она не стала тратить силы на сию разношерстую компанию, часть которой изначально, если не ощетинилась, то весьма поверхностно отнеслась к ее дару. За сие не стоило судить строго, что и не делала лоддроу, ожидая уже окончания.
Последние слова, сказанные девицей для нее, вызвали улыбку. Ревность? Забавное чувство, кое ей таки пришлось вкусить, кое ее покинуло еще по окончанию прогулки по Ацилотсу, по известным причинам. Сейчас же чувство, которое вызывала «соперница», могло называться жалостью, не более и увы. Дернув бровями Аль в очередной раз вздохнула. Опять же все слишком смутно. Ревновать может любая из сторон, пребывающая в паре, в той или иной мере. Сие интересное чувство, казалось, идет рука об руку с более сильным, хотя и не всегда, но это больше исключение.
Если лиса и затронула какие-то струны ее мятежной души, что редко предавалась покою, то не те, что надеялась.  А вот добиться того, что лоддроу к концу повествования на вольную тему «нацепила» на себя привычную, безразличную и безэмоциональную маску, смогла. Только благодаря все тому же приподнятому настроению, Альвэри не почувствовала раздражения к этой особе, что просто оказалась, пока что, лишь неплохо читающим «лица», как книгу души существ, мастером своего дела.
Тем не менее, лоддроу бы не удержалась от наводящих вопросов, лишний раз проверяя девушку и убеждаясь в своей правоте или развевая ее по ветру. Однако, лиса уже принялась за Гейла. «Ну и ладно,» - скучающе подумала Фенрил, дернув служанку и заказав в мансарду вазу со всяким лакомством. Как бы не справилась и кем бы ни была незнакомка, лоддроу не прочь скрасить ее вечер вкусностями, как уже думалось ранее.
О чем там лиса вещала Гейлу, она не особо прислушивалась. Вновь придавшись рассеянному состоянию в ожидании возвращения Бэйнара. Долетавшие обрывки фраз, оседали в сознании, но не двигались далее, словно откладываясь на потом, хотя смутная догадка защекотала изнутри, но Аль от сего отмахнулась в считанные секунды, продолжая наблюдать за толпой. В этот момент она была не против пройтись по морскому побережью, чувствуя холодящее прикосновение волн к своим стопам. В нынешнем состоянии не хотелось подолгу сидеть на месте, однако она чувствовала, что ее начинало «отпускать». Былая уверенность в собственных решениях возвращаясь, потеснив желания, продиктованные сугубо эмоциями.
«Плюс» всего сказанного лисой был лишь в том, что Альвэри вновь задумалась о том, что видела она, как владеющая таки даром прорицания. Это не портило всеобщей картины, но поднимало в душе то, что она старалась не затрагивать какое-то время, храня и предаваясь уединенным дням с тем, кого любила. Со стороны незнающего в сей момент могло показаться, что лоддроу и впрямь впечатлилась сказанным ей лисой, хотя закрытость снежной не давала теперь сие прочитать наверняка. А вот, если бы Бэй в этот момент вернулся, то получше бы лисы понял состояние Альвэри. Девушка задумчиво водила пальцем по поручню ограды, что окружали мансарду, и вскоре на оном, как и на лиане плюща, что обвивал все щели и прорези, появилась легкая изморозь, поблескивая распространявшаяся по дереву и листьям. Служанка принесла вазочку со всевозможными кушаньями, забрав сразу и за все более, чем щедрую плату, перекочевавшую из кошелька лоддроу в ее руку.
- Шут у нас, как по мне, только один, и он уже среди нас, - все так же задумчиво и без явственных взглядов на того, кого имела ввиду лоддроу, протянула девушка, заслышав окрик лисы и продолжая баловаться волшбой. Поди, догадайся, что на уме у девушки, чтоб не ошибиться.
Альвэри не заметила, кому именно предназначен надрывный крик сей  резвой особы, занятая своим делом, но мысль о том, что  мансарде прибавится на одного неизвестного, не порадовала. В тот же момент ей на ум пришла интересная мысль и от сего на губах вновь расцвела улыбка. "А почему бы и нет? Если подвернется подходящий момент..."

Отредактировано Альвэри (2016-02-18 14:52:50)

+1

51

16 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного договора.
Улицы Сезии, ближе к портовой площади.
Поздний вечер.

Бэйнар повертел праздничным угощением и так, и эдак, и лишь вдоволь налюбовавшись румяными боками печеного фрукта, решился-таки откусить кусочек. «А в таком виде они вроде бы и ничего». Мужчина сделал еще несколько шагов от ларька, вокруг которого скапливался народ, и присел на лавочку, что находилась, как и он сам, по другую сторону улицы от мансарды. Ту иштэ держал все время в поле зрения, не желая заблудиться или проворонить чего архиважного, что могло бы твориться в беседке. Удобно устроившись, закинув ногу на ногу и медленно пережевывая яблоко, мужчина (насколько то позволял шумно гуляющий народ) начал наблюдать за происходящим у Альвэри и Гейла. То давалось с трудом, ибо снующие туда-сюда горожане и гости столицы все время перекрывали собой картину, а сам он, сидя на лавке, росточком был со среднестатистического подростка и голову задирать, чтоб получше разглядеть все творящееся в мансарде, не имело ровно никакого смысла. Но действо шло, как удавалось понять, и принимать в нем участие не хотелось совершенно. Так что уж лучше было скрасить минуты вынужденного одиночества яблоком на палочке, чем выслушивать вещи правдивые, но столь неприятные слуху и разуму.
Сознания коснулись слова лисицы, брошенные Эйнохэилу перед его уходом. Проклятый хмыкнул. «Один неудачный опыт…», - мысленно протянул он, смакуя фразу вивы. Можно ли было назвать сказанное Рейрой «неудачным опытом»? Только если исходя от той точки зрения, что мужчина сам не подумал, что может услышать в свой адрес что-то нелицеприятное. А так… Так все оказалось более, чем правдивым. Все увиденное девушкой в кратчайшие сроки возымело место быть в реальности, перевернув устоявшийся мир Бэя с ног на голову. Жаль только, что не в лучшем из вариантов. А раз так, то зачем ему выслушивать все это снова, еще раз напоминая самому себе кем являлся? Задумчивый взгляд голубых глаз метнулся от предсказательницы, судя по всему уже занявшуюся рыжеволосым знакомым, на лоддроу. При всем этом тейаровом раскладе его жизни она до сих пор была рядом, порываясь оборвать повисший над иштэ рок даже больше, чем он сам. Но теперь же мужчина руководствовался не наплевательским отношением к тому, в чем разобраться не мог, а желанием побороть себя собственноручно же. И чтобы он не решил, Альвэри шла с ним бок о бок. Оставалось лишь гадать, насколько ее хватит, прежде чем девушка поймет, что изменить судьбу проклятого ей не под силу. Последние мысли вынудили Бэйнара отвести взор, в коем мелькнула тревога, от ледышки, недовольно сводя брови и стараясь задавить в себе ростки беспокойства. У нее и так получалось до неузнаваемости менять его, подумать  только, куда ж еще-то больше-дальше?!
Эйнохэил вновь взглянул на эльфийку вальяжно откинувшуюся на спинку лавки и занявшуюся чем-то отстраненным. Вообще Альвэри выглядела какой-то задумчивой, отстраненной или же не впечатленной прорицательством. Но чтобы то разобрать наверняка надо было находиться многим ближе, нежели мужчина сейчас. «Вот-вот, а я тебе что говорил?! Не всегда они тебе в уши одно варенье зальют», - откусывая от яблока, проронил Бэй, переводя внимание на Гейла и лисицу, коя повернулась куда-то в его сторону, явно кого-то выискивая золотистым и хитрым взглядом. «Ага-ага, ну да как же», - язвительно подметил про себя иштэ, - «Весьма удивлюсь, если отыщешь». И в этом проблескивала капля интереса. Все, что оставалось сделать жаждущей погадать, так это оторвать свою пушистую попу от лавочки и двинуться на поиски желанного объекта. Мысль о том, что вивариинка уже успела заприметить Бэйнара каким-то чудом и даже попыталась докричаться, что у нее явно не получилось, в голову не приходила. Да если и так, не сподобился бы мужчина навострить нос в сторону мансарды. Не ранее того, как все предсказания были бы сделаны, уж точно.
Увлекшись слежкой за лисицей, проклятый не сразу заметил, что об ноги ему кто-то усердно так терся. Почувствовав нечто странное, Бэй опустил глаза. «А ты здесь чего еще забыл?!». Недоумению его не было предела, когда Эйнохэил увидел возле себя самого что ни на есть луна. Почему так отреагировал на животное мужчина было и ему самому не совсем понятным. Однако факт оставался фактом – какого-то лешего зверь ошивался рядом, красуясь перед незнакомцем ярко-красной вязью на пушистой мордахе. Такими узорами кото-змей Альвэри точно уж похвастать не мог, а вот нагловатым поведением живность оказалась схожа. Навернув еще парочку кругов вокруг ног иштэ, лун впился в сапоги когтями, явно намереваясь поточить их об мягкую кожу обувки. «А вот за это ты сейчас...». Бэйнар резво вскочил с лавки, гневно глядя на кошака. Тот, видимо поняв, что за проделку ему грозит получить знатных пиндюлей, моментально дал деру, и все бы ничего, но… Пострадавший от действий и так не полюбившейся животины мужчина отпускать просто так пушистого проказника не собирался. А тот еще и остановился посреди дороги, оглядываясь назад и оценивая, нет ли там за ним погони. И ведь не боялся затоптанным оказаться, подлец! «Ну все, ты огребаешь!». Ну и все как всегда… На сей раз картина состояла из: громкой и веселой музыки, оравы галдящего, подвыпившего народа, удирающего что было мочи луна и несущегося за ним следом Бэя, в руке которого до сих пор красовалось недоеденное печеное лакомство. В какие-то моменты и кот, и мужчина даже в такт флейтам попадали, от чего погоня начинала выглядеть еще забавнее.
Полностью уйдя в себя и продолжая преследовать шустрого зверька чрез скопище веселящихся, в которых врезался, проклятый не заметил, что лун аккурат вел его обратно к беседке, за которую в последствии и завернул, скрываясь в тени. Увлеченный своей целью и азартом Эйнохэил не обратил никакого внимания на лица сидящей в мансарде троицы, тормозя на ходу и «ныряя» вслед за живностью. Вот только нырнуть-то как раз получилось у иштэ довольно кривовато, ибо носком сапога он зацепил лежащий на пути камень, запнувшись об него, в полете выпустив из руки яблоко и с грохотом падая на твердую землю все в ту же тень. Но волновало совершенно не падение, а ощущения после. Бэйнар замер, прислушиваясь к ударам собственного глухо колотящегося сердца, и пытаясь осознать, что же с ним ни так. Для начала, чувство было таким, что он не просто упал, а провалился… во что-то необъятное на первый взгляд и неосязаемое. Ощущение легкости, не смотря на слабую боль в колене от жесткого «поцелуя» с землей, было совершенно иным, нежели от того же свободного падения. «Словно в другое измерение кинуло», - пролетела первая после падения потерянная мысль. Мужчина потупил взор на руки, которые все еще держал перед собой, выставив для того, чтобы не проехаться по грязи мордой, но не увидел их. Волна страха прокатилась вдоль позвоночника неприятным табуном крупных мурашек, на долю секунды вырывая только что сделанный вдох из груди и не давая возможности снова вздохнуть. Объятый приступом паники, Эйнохэил вскочил на ноги, в сумеречной среде пытаясь разглядеть хотя бы кусочек себя, но тщетно. «Этого не может быть! Здесь же не тьма непроглядная! Просто не может быть… Я исчез!».

[dice=9680-1:5:0:Куда приземлилось горе-яблоко?]

1 - упало у ног Альвэри
2 - прилетело по мордахе Гейлу
3 - прокатившись по столу, упало на колени лисице
4 - дополнило вазу с лакомствами
5 - да куда-то в кусты за мансардой и улетело

ОФФ: все к ногам твоим, дорогая хDD

Отредактировано Бэй (2016-02-18 18:20:44)

+1

52

Лисица раскладывала карты. Кажется, ей не очень понравилось, что Бэй сбежал так быстро, но она все же приступила к своему делу.
Гадалка, как и было, обговорено ранее, начала с Альвэри. Гейл внимательно наблюдал за лисицей и за ее словами. Однако, Гейл слишком плохо знал своих спутников, что бы точно сказать, говорила ли вивариинка правду или нет, однако, лицо эльфийки не выражало никакого удивления. И все же Гейл не терял надежды, помня слова лисицы о том, что ей сначала надо познакомиться с ними. Прорицательница говорила о характере, о том, что на эльфийку повлиял отец, так же она говорила о Бэе и об их отношениях.
- …Но Вы сильны, лев не обманывает, и намерены бороться до конца...за любовь и счастье, вестимо. Видимо есть к кому приревновать вон то счастье, что до диатеза щас яблоками наестся.
Гейл посмотрел в ту сторону, что указала лиса, но толком не смог рассмотреть фигуру, сидящую на скамейке. Это мог быть их синевласый знакомец и кто-то другой. «Хм… преревновать?..»
- А вы, искусный покоритель огня, умник, красавец, да и просто хороший... – обратилась уже к нему лиса и Гейл сосредоточил свое внимание на ней.
- Ох и загадочен, ох какой, если разобраться, то тут все, как на подбор, необычны, и собрались здесь в определенный момент. Чувствуете руку Судьбы? Итак... Заманивающий в ловушки Верховную Жрицу таррэ... Было бы даже немного жестоко, ведай Вы, уважаемый Гейл, предел своих сил, но что есть, то есть, и это не изменить.
«Как ловко она эту карту вытащила… Да и имя мое вроде бы не звучало… Ну а про силы, через пару-тройку лет, все это нормализуется.»
- Солнце... Большое и теплое, как Ваше сердце, которое готово греть. Полная жизни и стремлений личность, живущая здесь и сейчас. Знаете, в чем-то мы с Вами схожи, милейший, и Вы мне определенно по душе.
Она принялась рассказывать о том, что Гейл много путешествует, и, вероятно будет еще долго продолжать  это занятие. Слава ее парню нравились, однако, от прорицателей всегда ждешь чего-то четкого ну или хотя бы стихотворных пророчеств.
- Главное - не поддаваться страху. И да, песенок смертоубийственных, наверное, тоже лучше не сочинять, - закончила вивариинка.
«А вот в мысли лезть не надо», - Гейл был удивлен и немного оскорблен, что его искусство не получило признания, но и возникла толика разочарования, если провидица оказалось просто обладательницей дара телепатии.
- Эй, шут, несущий чепуху! Подь сюда, разговор есть! – внезапно выкрикнула лисица, непонятно к кому оброщаясь.
- Шут у нас, как по мне, только один, и он уже среди нас, - отозвалась Аль, а Гейл лишь понял, что окончательно перестал понимать, о чем идет речь.
-Думаю, вы вполне четко описали, кем мы являемся, - решил продолжить таррэ, не поддержав тему шутов. На уме у него было совершенно иное, а слова с мыслью у парня не часто расходились. -  Ну а что насчет будущего?
Тут Гейл заметил, что в их сторону приближается Бэй, который кого-то преследовал, а потом споткнулся. Парень наблюдал за траекторией яблока, которое вылетело из рук знакомого, когда тот полетел вниз. Только после того, как фрукт подкатился к ногам эльфийки, Гейл посмотрел на Бэя… но на месте, где был мужчина никого не оказалось.
- Куда он делся? – обратился он к Аль.
[nick]Гейл[/nick][icon]http://s018.radikal.ru/i502/1701/4d/e465cd70d403.png[/icon]

Отредактировано Эбигейл (2017-05-10 11:59:49)

0

53

Альвэри задумчиво смотрела на вырисовывающиеся узоры, что расползались по растению и ограде мансарды. В сей момент девушку не одолевали ни мысли о былом, ни мысли о грядущем. Она откровенно скучала. Видимо, уж сильно увлекло ее чужое таинство, которого, как подсказывало ее особое чувство, она не лицезрит. Как-то даже удивилась разочарованию, что медленно расползалось по заостренным чувствам, хотя такой итог лоддроу также предполагала. Но все же…не то.
Девушка улыбнулась словам Гейла. Да, описать вышло неплохо. Не скажешь, что идеально и гладко, но не хуже, чем сие бы сделала случайная любительница для «позолотить» ручку.  А тут бескорыстно, вроде, от всей доброты душевной, на кою, несомненно, была способна ушастая. Но стоило ли подаваться порыву и отвлекаться от более, как теперь оказалось, желаемого? Фенрил глубоко вздохнула. Ей до зуда на кончике языка хотелось вставить свои пару медяков на вопрос рыжего относительно судьбы, но Аль не стала. Не то, чтобы она хотела увидеть, как разочаровывается знакомый, просто решила, раз сия юная особа заварила кашу, пусть ее и расхлебывает. А уж, если не получится или, опять же, подвернется удобный момент, можно и развлечься по-своему. На губах вновь заиграла легкая усмешка.
Впрочем, услышать из уст «прорицательницы» что-либо еще ей не довелось. Собственно, как и Гейлу, ибо, видимо, вкрай уже измаявшись от скуки, на «сцену» решил явиться Бэйнар. Как обычно, не просто выйти, раскланявшись и пыжившись, как павлин, а эффектно так, с преплясыванием и всем вытекающим. Не прошло и добротного десятка минут, как лоддроу, не без удивления, заметила, как мужчина, словно заправский кот, шныряя едва ли не меж ног праздновавшей толпы, куда-то целенаправленно устремился. При этом двигался он столь зигзагообразно, что в голову могло прийти что угодно из-за подобного поведения. Но, судя по всему, иштэ нисколько не смущало то, чем он занимался. Ни вскрики тех, кто попадался на пути, ни матерные угрозы, кому ногу отдавил в спешке, ни попытки схватить нерадивого проныру не остановили Бэя.
Альвэри, все так же с удивлением наблюдая сию картину, хотела было уже окликнуть мужчину, когда он приблизился к мансарде на столько, что смог бы ее услышать наверняка. Но не успела, ибо попервах разглядела объект столь упрямого преследования, что юрко скрылся в ближайших кустах. "Лун?" Впрочем, на этом ее мысли не имели продолжения, ибо туда же ринулся и проклятый. Та ладно бы ринулся, но, видимо, не рассчитав собственных сил и скорости погони, мужчина в прямом смысле улетел в темное пятно кустистого происхождения. «Ой дура-а-а-ак!» - покачав головой, про себя протянула лоддроу. Как будто в подтверждение ее мыслей у ног упало яблоко, смачно так ляпнувшись печеным боком и несколько разлетевшись брызгами мякоти.
- Ляп, - как-то само по себе и с ноткой веселья, прокомментировала девушка, чуть отодвинувшись от сей прелести на полу мансарды, после взглянув на Гейла, успевшего задать вопрос. – В кустах.
Изрекши столь, казалось, очевидную вещь, лоддроу поднялась.
- Прошу прощения, - проговорила Фенрил и двинулась к тому месту, с которого, вроде как, Бэйнар нырнул в темень кустов. – Бэй? Ты там живой?
На губах продолжала играть улыбка, когда Аль аккуратно пыталась развести ветки кустов и что-то высмотреть в темноте. Да и что с ним могло произойти, кроме как добротного ушиба и попранной гордости, что какой-то зверек в грязь лицом заставил приземлиться? Лоддроу не стала углубляться в кусты, не рискнув оставить часть платья на шипастых ветках. Она продолжала всматриваться, ожидая, что мужчина сам оттуда выйдет. Ну, или подаст какой-нибудь звук, что уже даст ориентир в какой стороне его искать наверняка.  Ответная, относительная, тишина настораживала, но и ее можно было объяснить при желании. «Бэй, ну хорош дурака валять…» - мысленно произнесла девушка, чуть насупив брови.

офф. уговор дороже денег (с) х)

Отредактировано Альвэри (2016-02-21 22:18:24)

+1

54

Бэй? Ты там живой?
Голос Альвэри на минуту отвлек мужчину от созерцания себя невидимого, переключая всполошенное сознание на девушку, подходящую ближе. По интонации вопроса чувствовалось, что лоддроу забавляла сложившаяся ситуация и спрашивала-то она из праздного любопытства, мол, под землю провалился навряд ли, а вот носом куст окучить с легкостью мог. Да то и понятно. Наверняка со стороны вся беготня через улицу с нелепым полетом под конец выглядела как минимум забавной. И было бы все хорошо, если бы не было так непонятно и пугающе. Эйнохэил вновь уставился на ладони в надежде, что все ему только померещилось, а не видел он себя лишь потому, что глаза еще не совсем привыкли к темноте. Он проморгался, пожмурился, но ничего так и не изменилось. Иштэ словно и вовсе перестал существовать.
- Я… - слегка дрожащим от общего напряжения голосом тихо проронил Бэйнар, - я своих ног с руками не вижу…
Складывалось впечатление, что проклятый просто начинал бубнить слова себе под нос, нежели после образовавшейся паузы отыскал в себе смелость открыть рот и ответить ледышке. Но тем не менее, слова, с трудом слетевшие с губ, адресовались именно эльфийке. А та уже во всю боролась с ветвями куста, силясь то ли составить компанию неудавшемуся преследователю за животиной, то ли указать скрывавшемуся в густой листве мужчине путь на выход.
- Нет-нет, Аль, не над… - понимая, что девушка и сама могла запутаться в корявых ветвях и изодрать на себе все одежды, начал было Бэй, но притих.
На долю секунды ему показалось, что действия ледышки нисколько не зависели от его слов, что только больше подливало масла в огонь и так взбудораженного сознания.
- Аль, ты меня вообще слышишь?
Более твердо произнес иштэ прямо-таки вопрошающе глядя на лоддроу, которая прекратила свои попытки пробраться сквозь кустарник и теперь же молча вглядывалась в темноту, ожидая, по-видимому, рассмотреть в глубине зеленых зарослей своего мужчину. Но, никакого-либо ответа не последовало. Разобрать эмоции, что сейчас блуждали на красивом лице эльфийки так же не представлялось возможным, поэтому Эйнохэил сделал несколько шагов навстречу, только после замечая, что шипастые ветки куста никоем образом не являлись преградой на его пути. Проклятый просто-напросто растворился, позволяя кустарнику приспокойно «расти сквозь себя». «Что за??!». Бэйнар собирался высказаться вслух, но слова так и застряли в горле от накатившего чувства страха. Первой и, пожалуй, единственной мыслью было то, что падая, мужчина и впрямь покалечил себя, что прямо аж насмерть (!), и теперь здесь и сейчас стоял его бренный дух, а где-то там, всего в паре шагов назад лежало мертвенное тело. «Нет-нет-нет…», - залепетав про себя, Бэй резко развернулся от Альвэри, но вместо того, чтобы отыскивать свой хладный труп, спиной попятился еще дальше от места своего падения, а вскоре и вовсе выскочил из куста, налетев при этом на ледышку, что чудом удержалась на ногах после столкновения.
- Ты видела, - «… меня?», - Слышала, - «… что я вообще говорил тебе?», - с едва ли скрываемым волнением выпалил иштэ, едва повернувшись к ледышке.
Больше половины от каждого вопроса так и оседали в голове, не положенные на язык, отчего понять переполошенного мужчину становилось крайне тяжело. Однако по его встревоженному взгляду и общей оторопелости можно было без труда догадаться, что на сей раз Эйнохэил отнюдь не дурака валял, нарочно устроив сие представление и дожидаясь реакции со стороны. Он бы поклялся, что был сейчас бледен почти что как лоддроу, стоящая к нему едва ли не впритык.
- Ты… - Бэйнар взглянул на Аль более пристальнее, замечая, как менялась в лице и сама девушка, выслушивая несвязный бред проклятого.
Мужчина глубоко вздохнул, переведя взор с Аль на стоящего рядом с оградой мансарды Гейла, который удивленно наблюдал за происходящим. Как глупо получалось…
- Забудь, - всецело вернув свое внимание лоддроу, бесцветным голосом добавил иштэ к своей «пламенной» речи, - и пойдем отсюда.
Конечно от сердца отлегло то, что никаким призраком он не стал, так как теперь, при свете магических фонарей и прочего праздничного освещения видел, что существовал, а то, что умудрился чуть ли не повалить на землю Альвэри лишь доказывало его материальность. Но вот что произошло с ним там, в кустах? Это было настолько загадочно и необъяснимо, что вообще более не касаться этой темы хотелось так же сильно, как и разгадать случившееся. Однако, так или иначе, и близко подпускать кого-либо к этому весьма странному месту мужчина был не намерен.
Зайдя в беседку, он подарил мимолетный взгляд лисице, оценивая, чем та была занята, и подошел к знакомому. Ни говоря ни слова, Эйнохэил выудил из рук рыжеволосого эль и прошел с ним к лавке, усаживаясь и чуть ли ни парой глотков опустошая половину бутыли. С несколько минут после этого Бэй просто молчал, наблюдая или слушая остальных. Он заметно притих, казалось бы, полностью уйдя в себя и пропуская все сказанное, если таковое имелось, мимо ушей.
- Ты, кажется, до моря дойти хотел, – после относительно недолгого молчания обронил иштэ, глядя на Гейла и подрываясь с места, - Предложение еще актуально? Как посмотрю, вы тут уже нагадались, неплохо было бы и на воду посмотреть. Уверен, что там сейчас тоже нескучно.

Отредактировано Бэй (2016-02-22 17:52:50)

+1

55

ГМ - пост


http://i004.radikal.ru/1602/4f/ea08a4bc4249.png

[mymp3]http://dl.waix.ru/88f9969c8.mp3|Adrian Von Ziegler - For the King[/mymp3]

16 число Благоухающей Магнолии
1647 год от подписания Мирного договора
Улицы Сезии, ближе к портовой площади
На город опустилась ночь

[float=left]http://s017.radikal.ru/i434/1602/fd/85c2c2150d28.png[/float]- Шут у нас, как по мне, только один, и он уже среди нас, -  донесся до островерхого уха лисицы ироничный такой голосок. Девушка подернула ухом в ее, говорившей, сторону и улыбнулась уголком губ. Мягко и ненавязчиво, будто принимая все на веру и в качестве вполне себе критики. Существовала вероятность, что сии слова были обращены и вовсе не к ней, однако девушка восприняла все буквально и на свой счет.
- Мда, вы правы, - вивариинка расслабленно махнула рукой, а затем потерла пальцами переносицу, словно снимая напряжение, - я могла бы и лучше. Но что есть жизнь, в бесконечности которой то и дело меняешь маски? По мне так лучше быть шутом, но настоящим.
Азарт в золотых глазах вивариинки причудливо мешался с чем-то, что у некоторых вызывает ощущения взгляда по самую кожу, в самые потаенные глубины, отчего у всех тех же некоторых душа сразу оказывается не на своем месте. Искорки магического света, освещавшего улицы Сезии, которые накрыла томная весенняя ночь, сверкали и блуждали в карем мареве глаз девушки лисицы, придавая ей некий мистический вид. Лисица волооко прикрыла глаза и из-за кружева ресниц смотрела за тем, как тасуются в пальцах карты. Старшие Арканы надежно хранили тайны, рассказывая своей хозяйке ровно столько, сколько нужно, не нарушая границ и свободы воли. Вопрошающие могли быть сколь угодно упрямы ли, терпеливы ли, или же равнодушно холодны, вот прямо как сейчас, однако вивариинку могла устраивать лишь Суть. Суть есть право называться тем, кто ты есть на самом деле...
Вокруг ног девушки-лисы, перебирая когтистыми лапками по каменной дорожной кладке, заластился и терся малыш лун, то и дело поднимая острую морду вверх и взирая на вивариинку круглыми янтарными глазами. Лисица, негромко прищелкнув языком, легко кивнула в сторону, и кот от крови дракона, вильнув пушистым палевым хвостом, растворился в толпе. Если уж не удалось воззвать голосом, то стоило пробовать менее популярные методы. Не сказать, чтобы лисица сильно этого хотела, однако что-то ее гложило, будто снедая изнутри, подтачивая червячком сомнения самую сердцевину. А лисица страх как не любила недомолвок и нестыковок - больно честной была. Слишком много судеб повязано, где-то больше, где-то меньше. Словно клубок нитей, сотканных из света и тьмы, он прыгал и скакал, путаясь и перевивая нитки, связывая узлы, что крепли или же распускались, стоило дернуть хоть одну из нитей.
- Думаю, вы вполне четко описали, кем мы являемся. Ну а что насчет будущего? - Подал голос рыжеволосый горе-обольститель, и лисица, подперев щеки ладонями, без тени стеснения уставилась в глаза парня. Цвета океана в самый безмятежный штиль, эти глаза таили в себе множество тайн, в которые так и хотелось нырнуть с головой. Несложно было понять всю гамму смущения, что испытала чернокрылая девушка, чьи глаза по воле судьбы стали зеркалом, эдаким окном в мир других - таррэ был хорош собой, а в силе обольщения, пусть не совсем управляемой, силен и непредсказуем. Что же на самом деле нужно женщинам? Ответ был совершенно и предельно ясен: именно это и нужно было, особенно исполненное в представлении другой женщины.
- Шут не станет спать с тобой в одной комнате, расскажи я все как есть, - мурлыкнула девушка, на мгновение смежая веки и вильнув пушистым хвостом, - но это лишь крупица из миллионов вероятностей, уготованных на твоем жизненном пути. Будущее не предсказывают - его творят, пробуют на вкус и решают, чего именно хотят. Вернее, каким его хотят видеть. Хотел бы ты знать, что уготовано тебе на пути этой излучины бесконечной дороги жизни? Или предпочел бы выбирать свое будущее сам?
Лисица не обращала внимания на то, как брякнулось и прокатилось под столом печеное яблоко, собирая на липкий бок пыль и уличную грязь. Кивнув и вняв словам снежной эльфийки, вивариинка не спускала глаз с Гейла. Что не говори, он был ей интересен. Увлекаясь множество раз, вивариинка подмечала эту самую разницу, что непременно бросалась в глаза каждый раз, стоило ее стройной и длинной ножке ступить в новый городок - характер, стремления, воля, страсть... Они всегда, абсолютно всегда, разительно отличались друг от друга, но все хотели одного: знать, что будет дальше. Извечная натура смертных, она не меняется с годами, да и с поколениями не выветривается из голов. Однако лисица старалась учить смотреть глубже. Да только вот практически всегда безрезультатно.
Шорох кустов и глухая брань говорили о том, что синеволосый, бодро нырнувший в куст, был благополучно спасен из плена веток да листьев, и теперь, плюхнувшись на лавку, жадно лакал медовый эль из глиняного бутыля. Отсалютовав тому кружкой, лисица последовала примеру мужчины, в несколько глотков приканчивая остатки вишневого ламбика. Поразмыслив с секунду, вивариинка подлила себе еще.
- Ты, кажется, до моря дойти хотел. Предложение еще актуально? Как посмотрю, вы тут уже нагадались, неплохо было бы и на воду посмотреть. Уверен, что там сейчас тоже нескучно.
- Спешишь, бегущий в темноте... Покоритель кустов и тени, ага, - не без усмешки проговорила лисица, закладывая новый расклад практически тут же, - волен меня не слушать, однако я все привыкла делать до конца, а если уйдешь, то единственной правдой для тебя окажутся слова седой волчицы.
Вновь пирамида из четырех карт, три в ряд и одна сверху. Лисица степенно отложила колоду в сторону и перевернула верхнюю карту.
- Шут, - уже без задора и ровно продекламировала вивариинка свершившийся факт, - человек свободный и независимый, могущий в любой момент начать все заново. Шута ничто не связывает по определению, он свободен, но свободным живется не в пример тяжелее, нежели скованным клетью... Хм-м... Вольный выбирать, но сомнения вижу в том, что точек множество, а нужно выбрать одну, от которой и весь пляс пойдет...
Пожав плечом, вивариинка перевернула крайние карты и едва слышно усмехнулась, подтягивая к себе поближе пушистый лисий хвост.
- Императрица по левую руку, подле тебя. Сильная женщина, знающая чего она хочет от жизни и к чему пойдет до конца. Гармония и грань, словно тени и света, ночи и дня. Эдакий монолит из уверенности и целей... По правую Верховная Жрица, колеблющаяся меж светом и тьмой, меж правдой и ложью, близка, но одновременно далека. Заблудилась она совсем, и даже некому ей помочь...
Вивариинка потянулась к средней карте и, перевернув ее, потянулась к кружке дабы сделать глоток. Ламбик укусил за язык перчинкой алкоголя, тут же зализывая колкость терпкой сладостью вишни. Теперь-то все понятно, и кусочки мозаики собрались в одну большую картину. Знакомства не случайны, и они вносят определенную лепту в то полотно, в которое лисица, читая карты, вглядывалась так глубоко и ясно.
- Чаши весов клонятся то вправо, то влево, - девушка-лиса указала изящным пальцем на карту, на которой были изображены весы из сребра да злата, - они не могут разрешить судьбу того, кто несет в себе как великую тьму, так и великое благо. Черное да покроется белым, и тьма озарится светом. Одно без другого не существует. Как... двое разных, но с сердцем одним посреди проклятого города, что в песках забыт, но холодом к коже прикасается, обжигая и опаляя ледяным пламенем.
Вивариинка вновь посмотрела на снежную эльфийку. В спокойном взгляде лисицы теперь сквозило нечто потустороннее, непостижимое человеческому разуму. Древнее, что прожилками темного золота переливалось и плавилось в омуте карих глаз. Девушка-лиса улыбнулась уголком губ и мотнула пушистым хвостом из стороны в сторону, мигом навострив большие лисьи уши.

Пост персонажа

16 число Благоухающей Магнолии
1647 год от подписания Мирного Договора
Улицы Сезии, ближе к портовой площади
Ночь

Стоило Эллюмиели выйти из помещения таверны на улицу, то в глазах вмиг поплыло от обилия цвета и света, дробящегося в окнах и полированных лисьих масках, нацепленных по головам празднующего народа. Сезия, распустившись празднеством днем, ночью же не желала утихать. Казалось все совсем наоборот, и накал веселья, более томного, более свободного и раскрепощенного, только рос, представляя Город Мира в совершенно ином свете. Засомневавшись на миг в правильности своего решения, Миель, все же, сделала шаг вперед, окончательно выходя из-под крыши "Золотой Пинты" навстречу магическому рассеянному свету и весеннему воздуху, что чарующе мешал океанский бриз, глицинии и нежную белую сливу.
Миель брела сквозь толпу, то и дело посматривая себе под ноги и поджимая к себе массивные крылья, дабы сие сокровище не было отдавлено множеством топочащих в такт музыке. По стенам домов то тут, то там скользили неясные тени, свиваясь и сливаясь друг с другом в рваном танце, превращаясь в своеобразную мистерию света и тьмы, отчего на нее хотелось смотреть, не отрываясь. Элли глубоко и сладко вдохнула порцию воздуха, будто силясь отпустить неприятное чувство, прочно угнездившееся в ее груди, но получалось это из рук вон плохо. Все же произошедшее не выкинуть из головы просто так, да и саму ситуацию пускать на самотек было очень опрометчиво. Тупить взгляд в пол и отчаянно краснеть при нахождении рядом Гейла можно было бесконечно, а слушать подколы от Бэя так вообще вечность и еще немножко, и от этого становилось тяжко на душе. Первой же мыслью и желанием было срочно оправдаться перед Бэем, что-де все не так, как могло показаться со стороны, что это Гейл во всем виноват и что он, в конце концов, женщина! Но таким образом подставлять и клеветать на таррэ, что влился в их разномастную компанию совсем недавно, было слишком низко с ее стороны. Неправильно... Элли мотнула головой, будто пытаясь вытрясти все подобные мысли из головы раз и навсегда.
Но все же... Как же она себя выставила в глазах Бэя... Эль могла поклясться в том, что, когда она уходила, могла различить проблеск румянца на его скулах, а это уже, как-никак, показатель. Вспоминая подобное чернокрылая мигом зарделась и поспешила скрыть краску, хлынувшую на лицо, лисьей фарфоровой маской. Сердце, бешено выстукивая в груди громкую дробь, рвалось по всем мыслимым и немыслимым швам, понимая, что замять все произошедшее будет ох как непросто.
Только зачем? Она для него в любом случае останется всего лишь другом. Нелепая случайность, с кем не бывает, действительно... Посмеется раз-другой, да и забудет, но сама Эль хотела казаться чистой для него. Эдаким непогрешимым светом, к которому хотелось тянуться так же, как и сама алла тянулась к этому горе-фокуснику уже столько времени. Она безумно хотела делить тепло своего сердца, согревать и исцелять. Хотела искать путь, по которому они могли бы найти решение. Вместе смогли бы.
Но все это мечты на грани несбыточных, и это Эль, хоть и с неохотой, но понимала.
"Где бы ты ни была..."
Произошедшее накануне вмиг расставило все приоритеты, которым хотелось следовать незамедлительно, но вмешавшийся случай пошатнул эту решимость, оставляя Миель собирать себя вот так, по кусочкам и осколочкам, вновь воссоздавая картинку, словно подсказку, побуждающую к действию. Ну а пока девушка шла вдоль портовой площади, то и дело посматривая на танцующих в центре. Мелькали юбки, руки, крылья... Фигуры танца менялись столь стремительно, что и следить за ними было трудновато, не то, чтобы суметь повторить. Эллюмиель уже хотела свернуть на другую улочку, но кто-то (не иначе как божественное провидение) схватил чернокрылую за запястье. Девушка не успела даже ничего осознать, когда ее, вскрикнувшую от неожиданности, втащили в танцующую толпу.
Оказавшись в самом эпицентре эпохальной пляски, алла приподняла маску за нос на манер козырька, дабы усмотреть детали своего, так сказать, похищения. А перед ней красовался поджарый белокурый эльф в довольно богатых одеждах. Эль недоуменно вскинула брови, на что ее невольный партнер лишь подмигнул, увлекая чернокрылую за собой в очередной круг. Сопротивляться было совершенно бесполезно, ведь если остановиться, то существует огромная вероятность быть раздавленной напирающей толпой, посему Эль покорно следовала за эльфом, даже не удосужившись спросить имя.
Ритм музыки, бой упругих барабанов, грохотал мерно, то замедляясь, то ускоряясь. Немного освоившись, Эллюмиель уже без проблем могла найти себя в диковатом уличном танце, перебегая из одного рисунка в другой, кружась и ныряя под чужие руки. Сознание наполнила музыка, она гремела в ушах, и прочие думы начали стремительно меркнуть перед тем, что зрело в ее груди. Танцующие перехватывали ее, Эллюмиели, руки, на мгновение встречались глазами и, улыбаясь, отпускали кружиться дальше, снова и снова оказываться на новом месте, встречаясь все с новыми и новыми лицами. Поддавшись моменту, чернокрылая запрокинула в полуобороте голову, и перед ее глазами замельтешили и закружились далекие точки ярких звезд. Создавалось впечатление, будто они тоже танцуют, подмигивая ярким боком неспящей Сезии. Отпустив чужие руки, девушка позволила себе раскрепоститься, пластично и не спеша выводя бедрами "восьмерку". Зарывшись пальцами в густую копну каштановых волос, Миель засмеялась, переливчато и чисто, на мгновение ощущая себя свободной от всего. Здесь только она, только музыка и звезды над головой. Чернокрылая повела правым крылом вперед, расстилая его по воздуху, и одновременно с этим качнула бедрами из стороны в сторону, выгибая талию. Движение практически невинное, даже местами неуклюжее, но Эль вкладывала в него толику чувственности, искушающей красоты выгибающегося под дивными углами тела. Она сама хотела чувствовать жар по венам, сердце, бьющееся в такт грохочущей музыки... Хотела чувствовать себя свободной.
Хоть на краткий миг...
Длинные, в ночи черные, волосы гладкими прядями струились сквозь пальцы, пока Эль кружилась в диковатом танце, отдавая всю себя на поруки странному желанию.

Отредактировано Эллюмиель (2016-02-24 22:01:21)

+1

56

16 число Благоухающей Магнолии
1647 год от подписания Мирного договора
Улицы Сезии, ближе к портовой площади
Поздний вечер медленно перетекает в ночь.

Неприятное чувство озноба легким ветерком  прошлось по позвоночнику. Альвэри сильнее нахмурилась, не понимая причину и еще более забеспокоившись длительным отсутствием иштэ. Ну не мог же он насколько ощутимо удариться, что сознание потерял. Судя по почве, что она успела истоптать подле кустов, земля не была каменистой, скорее рыхлой. Так что же произошло? Все то же зудящее чувство не отпускало ровно до того момента, как на нее, в прямом смысле слова, выпрыгнул из тени кустов Бэйнар. Да так, что она и не заметила приближения. Ни шороха листьев, ни треска веток, ни шума от шагов – ровным счетом ничего не предупредило о приближении мужчины.
Альвэри глухо охнула, попятившись от столкновения. Попадись что-либо под ногу в тот момент, точно не стояла бы сейчас, рухнув навзничь и, как результат, вышло бы не хуже «фокуса», который вычудил мужчина. С одной лишь поправкой, что он спрятался в кустах, а ей пришлось бы показать сие представление широкой публике.
- Ты видела…Слышала…-  сбиваясь на словах и словно что-то не договаривая, начал Бэй, заставляя ее забыть об инциденте, случившемся секундами ранее.
Лоддроу непонимающе воззрилась на взбудораженного мужчину. Казалось, он был чем-то сильно напуган. Даже краски, казалось, с лица сошли вовсе. Но может это всего лишь игра уличных фонарей, неровный  свет которых падал на их лица, выдергивая из тени? Фенрил не понимала, что так испугало его, но задать вопросы не успела.  Бэйнар, «сверкая» калейдоскопом эмоций на лице, присек все попытки этого на корню и зная уже нрав любимой пассии, Аль понимала, что момент для объяснений не тот. Что же, она умеет ждать.
Девушка молча кивнула, продолжая тем не менее, внимательно следить за сменой настроения иштэ. Несмотря на тревогу за избранного, лоддроу не стала портить этот вечер в концы. Молча последовав в мансарду и присаживаясь рядом, она коротко взглянула на сидевших там. Сейчас уже меньше всего хотелось придаваться каким-то там эфемерным гаданиям, как бы не были они лживы или правдивы. Тем более, что она уже сделала для себя выводы. Девица может и обладает даром, но явно не тем, на кой была ставка, когда она остановила их компанию. А в свете только произошедшего, взгляд в прошлое не сулил ничего хорошего, тем более произнесенный из уст чужого существа. Но это были ее мысли, что основывались на достаточно хорошем понимании того, кого она любила.
Лисица же, обладая даром, видимо, не обладала должной проницательностью, либо же просто решила таким образом отомстить нерадивому, временному  «подопечному». К такому выводу пришла лоддроу, когда незнакомка решила молвить далее и первыми ее изречениями стало своеобразное объяснение, но со стороны сие слышалось, как оправдание. Мол, не хотела никого оскорбить прозвищем с возвышенной подоплекой, ибо так оно и было. Девушка словно оправдываясь, хотя и преподнося сие как вещь обыденную, пыталась донести, что быть шутом не только не позорно, но еще и почетно. Губы лоддроу дрогнули в циничной усмешке. Она забыла упомянуть, что при всей своей свободе, шут лишь кукла, пляшущая свободно и за еду/золото и пока она не надоест хозяину, до тех пор и вольна в своих изречениях и свободных выпадах. Альвэри сузила глаза, внимательно следя за лисой. Было непонятно, зачем девице весь этот сыр бор и для чего она играла в лишь ей понятную игру? Если она «видела», что происходило в душах, так зачем раздирала только-только подзажившие раны? Зачем такая чуждая и извращенная жестокость, если знаешь, сколь это сейчас, в сей момент неуместно? Да и все слова, слетавшие с подслащенных вкусностями губ, сто раз успели перемолоться в сознании, как лоддроу, так и иштэ. Но они сделали выбор – она дала ему время с этим справиться, а сия особа снова его отбирала, напоминая о былом.
Аль не было дела до слов «прорицательницы» о тенях и прочем, что могло быть отголоском прошлого, но вот  те моменты, что их явно связывали, она упустить не могла.  Речи о женщинах не вызвали в душе ровным счетом никаких эмоций, разве что легкое раздражение. Она не любила быть объектом «исследования» и сколь бы не был правдивым сказ, но слушать сие постоянно, словно позволяя кому-то трогать свою душу, не дав на сие согласие. Мерзкое чувство, по правде говоря. Вторая особа, фигурировавшая в «предсказаниях», с ее колебаниями жизненными блужданиями, и вовсе не заинтересовала. Остался разве что осадок, мол – пойди и за руку по жизни поведи, сама ибо в паутине запуталась. Нужно было смотреть, куда идешь, а уж если оступился, то искать выход, а не стенать и ждать помощи божественной или кого-то еще. Впрочем, ее сие не касалось, тем более, что лоддроу пыталась справиться с обуревавшими ее в тот момент эмоциями, не до разбора по полкам было всего сказанного.
-… они не могут разрешить судьбу того, кто несет в себе как великую тьму, так и великое благо. Черное да покроется белым, и тьма озарится светом. Одно без другого не существует. Как... двое разных, но с сердцем одним посреди проклятого города, что в песках забыт, но холодом к коже прикасается, обжигая и опаляя ледяным пламенем.
Не взгляд девицы, что словно затягивал своей неестественностью и витающей в ней дымкой потустороннего, а именно слова, оброненные и заставившие внутренне сжаться, привели к тому, что лоддроу резко выпрямилась, теперь «обдав» ушастую не менее ледяным взором. Перед взглядом всплыли картины собственного видения, «битвы» двоих и своей участи, запустение неизвестного места, что казалось знакомым… Фенрил одернула себя. Вот значит как мы видим «будущее». Очень аккуратно манипулируем прошлым, выуживая то, что не предназначено для слуха на текущий момент. Снова мерзкое чувство коснулось позвоночника, словно кто-то подсматривал в замочную скважину за ней, при этом довольно ухмыляясь и зная, что разоблачать его не станет. Негодование в душе поднималось со скоростью схождения снежной лавины, столь близко и остро восприняла произнесенное лисой. Даже она в свое время смолчала, не став затрагивать это, зная сколь болезненно он переносит любое напоминание о своей сути. Посему и согласилась на договор, что заключили по возвращению с болот. Всему свое время и сейчас не был подобран тот момент для столь откровенных «открытий». «Хорошенький отдых нам устроен,» - снова каверзно передразнивая, послышался голос в мечущихся мыслях. Лучше и не скажешь. Не удивительно, что Гейл до сих пор не показал былого настроя, ведя себя на удивление тихо. Сия особа могла и ему наговорить чего-то неуместного. Но зачем? Аль не могла взять в толк, какой той был резон бередить чужие раны. Это казалось настолько жестоким и неоправданным, что…
- Спасибо, достаточно, - поднявшись, ровным голосом проговорила Альвэри, присекая дальнейшее копания в их «грязном» белье того, кому сие непозволительно. – Благодарим за интересно проведенное время, что скрасили его своим присутствием и экскурсом во времени,  - без любых ноток, что могли бы выдать ее чувства в тот момент, продолжила девушка. – Но нам, правда, пора. А будущее…я и сама могу, Вы же знаете, не так ли?
Аль чуть наклонила голову, пронзительно глядя на лису.
- Даже Вам могу… Но чувство такта, в отличии от многих, у меня не утеряно, уж извольте. Прошу, не обессудьте, но нам действительно пора. Мансарда с угощениями в Вашем распоряжении – за это все достаточно хорошо уплачено. Вы помогли нам…интересно скоротать время. Не станем Вас задерживать, может еще кто заинтересуется Вашими «предсказаниями».
Лоддроу коротко кивнула, более не став что-либо говорить, и направилась прочь из мансарды. Морская прохлада, как никогда, в сей момент манила даже мыслями о себе. Лисица добилась одного, подняла из закутков подсознания то, что болело и то, что она хотела спрятать до поры, до времени, сначала хорошенько обдумав… «Ну, что за день?» - подняв взор к темнеющему небу, тоскливо протянула в мыслях Фенрил.

+2

57

16 число Благоухающей Магнолии
1647 год от подписания Мирного договора
Улицы Сезии, ближе к портовой площади
Я уже запутался во времени хD

На упомянутое ранее им же самим предложение Гейл промолчал, как-то замявшись. То ли уже и идти десять раз передумал, то ли где-то в своих мыслях витал, находясь под впечатлением от сказанного провидицей. Ну или еще чего, знать наверняка Бэйнар не мог. А вот вивариинка с ответом нашлась, перетягивая все внимание мужчины на себя:
- Спешишь, бегущий в темноте... Покоритель кустов и тени, ага, - с нескрываемой усмешкой проговорила лиса.
- Ха-ха, покоритель кустов… Как тонко подмечено! Да-а-а, видят боги, сам бы лучше не сказал, - саркастически произнес Эйнохэил.
Взгляд тут же упал на карточный расклад, явно предназначенный никому иному, как ему самому. Иштэ тяжело вздохнул, раздраженно потерев переносицу и уперев руки в бока. Как ни крути, а видимо на сие воля Марисы была, иначе не скажешь. Однако желания выслушивать о себе так и не поприбавилось.
- …а если уйдешь, то единственной правдой для тебя окажутся слова седой волчицы.
- А ты мне другую поведать собралась? – Все еще недоверчиво и с явным скепсисом в голосе поинтересовался Бэй. Чисто так, для «ляпа» промеж слов вивы.
- Шут, - открыв первую карту во главе всей пирамиды, проронила лисица.
«А вот за это и по маковке получить легко». Проклятый нахмурился, скривив губы набок и холодно взглянув на гадающую. Сам он карт читать не умел, а посему скрытого в одной-единственной картинке смысла и подоплеки не видел. Однако, о том ему уже в следующую же секунду было поведано. Бэйнар нехотя, но слушал, будучи и согласным и нет одновременно. Легко было молвить, стоя в стороне и совершенно иначе, лежи выбор этой самой «определенной точки» из множества на тебе. Да и какое там множество? Перед иштэ лежал выбор лишь из двух путей и то, он уже был сделан. Так значит и пляс пойти должен был вскоре весьма конкретный. «Чую, навеселюсь на две жизни вперед! За прошлую и эту, так сказать, оторвусь!».
Далее разговор пошел совсем о чем-то непонятном. Нет, ну как… Эйнохэил, конечно, разобрался, что молвила вива о двух женщинах, только вот более ни слова для себя мужчина не разобрал. Уж слишком прямолинейным был, не умея «читать» намеки. А посему и не понял совершенно причем и какая там Жрица подле него была. Лиса уводила нить в сторону отношений, но ничего подобного какому-то там треугольнику в своей жизни Бэй не замечал. Далеко не тем персонажем, собирающим вокруг себя толпы поклонниц, он являлся. «Черное да покроется белым. Да станет ночь днем. Да ляжет колбаска на хлеб. Одно без другого не существует». И, потеряв всякий отсыл к своей персоне в сказанном девушкой, мужчина был готов прервать лисицу, но… Упомянутое далее заставило его помедлить. Некогда он уже удосужился прочитать о «родном» городе и узнать, кем являлся на самом деле. Некогда попал в заварушку, вытаскивая с треклятых болот ту, которая из-за всего этого и его самого в частности там оказалась. Некогда зарекся закапать все, что хоть боком, хоть краем касалось его «темной стороны». Все это, чтоб снова услышать о том, кто он есть без права все изменить. Это было необъяснимое чувство, когда ни слова не подбирались, ни мысли не связывались в логические цепочки мышления. Одни лишь эмоции блуждали где-то глубоко внутри, заполняя всю твою сущность, но так и не ложась на жесты и мимику. И эмоции те были далеки от светлых и радостных, снедая живьем и оставляя невосполнимую пустоту, отчаяние и лишний раз служа напоминанием твоей беспомощности.
На сей раз проклятый не рвался ответно задеть, не выражал своего мнения на задевшие его слова метанием попавших под руку предметов и на рожон не лез. На сей раз мужчину унесло в иное русло, заставив совершенно стихнуть. И если бы не заговорившая Альвэри, Бэйнар так и остался бы просто стоять истуканом, глядя куда-то себе под ноги и всю жизнь свою в мозгу прокручивая.
- …Но нам, правда, пора. А будущее…я и сама могу, Вы же знаете, не так ли? Даже Вам могу… Но чувство такта, в отличии от многих, у меня не утеряно, уж извольте…
Брошенные слова оседали в сознании мутным пятном, слабо сигналя о чем-то, пытаясь привлечь к себе должное внимание, но терпели фиаско. Заслышав торопливые шаги лоддроу, что направилась прочь из мансарды, проклятый поднял голову, перестав изучать собственную обувь и стерев с лица задумчивую физиономию.
- Ты как, идешь? – Обратился он к Гейлу на удивление ровным и спокойным голосом.
Однако, знакомый лишь неуверенно пожал плечами.
- Мы… - Мужчина посмотрел в сторону ушедшей ледышки, - Если что, тут рядом будем у воды. Не теряйся.

Эйнохэил кивнул рыжеволосому и вышел из беседки, вскоре нагнав Аль, медленно шагавшую по переполненной людьми и нелюдями дороге. Заводить разговор как-то не хотелось, да и с чего было начать? Тем более что мысли иштэ витали где-то далеко, то и дело задевая тему его проклятья и уготованной судьбы. Глядя же на девушку можно было понять, что и сама она была погружена в свои раздумья после встречи с провидицей. Ужасно хотелось приободрить, сказать, что все это ни так и не о чем тут было думать. Что все находилось только в их с ней руках. Но слова упорно не ложились на язык, больно скребя изнутри своей невысказанностью. Да еще и это непонятное с кустами!
Только когда они с лоддроу вышли-таки к океану, Бэй слегка оживился. Глядя на спокойную гладь воды, на которой играли блики и отсветы вовсю идущего гуляния всех красок, становилось как-то спокойнее на душе. А легкий ветерок, доносящий с собой свежесть и прохладу, выветривал из головы бОльшую часть дурных мыслей. Оставалось лишь отпустить остальное, да вот только не получалось то. Проклятый обвел любопытным взором широкий берег. Здесь было относительно тише, нежели на шумных улицах города, но разномастный народец все равно давным-давно облюбовал сие чудное местечко, видимо спасаясь от гомона подвыпившей толпы и просто отдыхая. Плюхнувшись на пятую точку почти у самой кромки воды и не особо заботясь о сухости обуви, Бэйнар откинулся чуть назад, зарывая кисти в теплый песок и всецело опираясь на руки. Мысли в голове потихоньку прояснялись, привнося толику умиротворения, коему способствовала и здешняя тишина с приглушенной музыкой, что сейчас служила всего лишь фоном, а не резала по слуху игрой музыкальных инструментов. Упомнив своеобразное прощание ледышки с вивой, Эйнохэил повернулся к Альвэри, потянув ту ближе к себе:
- Я и сама могу, - задумчиво протянул мужчина, - Что ты имела ввиду?

Отредактировано Бэй (2016-02-23 17:03:25)

+2

58

16 число Благоухающей Магнолии
1647 год от подписания Мирного договора
Побережье.
Ближе к ночи.

Альвэри не стала особо задерживаться, ожидая спутников. Да и судя по всему, Гейл еще не закончил со своими вопросами к лисе, замешкавшись более всех. Ведомая переполнявшими ее чувствами, девушка задумчиво шла прочь, лавируя сквозь толпу. Взбудораженное сознание вновь и вновь возвращалось к последним словам незнакомки в мансарде. Как бы не хотела она об этом думать, но, видимо, сами Боги велели. Лоддроу вздохнула. А все так хорошо начиналось… а нет, не хорошо. С самого начала сия прогулка в город алла началась скверно, засим чего же от нее ожидать в дальнейшем?
Лоддроу сделала тихий «пуф» губами, словно имитируя их «отдых» и что в результате выходило. На нее в какой-то момент навалилась какая-то душевная усталость от всех этих жизненных событий. Как никогда почувствовалось, сколь ей самой не помешало бы некоторое забытье, но жизнь расставляла свои приоритеты и приходилось подстраиваться под ее ритм. Не для себя, для него. Взгляд задумчиво скользнул по подле шествовавшему и снова устремился вдаль. Они шли молча, каждый в плену собственных мыслей, но это не висело тяжестью на плечах. Казалось, хоть в чем-то они нашли точку преткновения – чувствовали настроение друг друга. Аль улыбнулась про себя.
Впереди показалась темная гладь воды, отблескивая всеми праздничными красками, что долетали до нее и играли на волнах. Легкий ветерок донес приятный запах морской свежести, проникая сквозь одежду, холодя кожу и трепая волосы. Альвэри чуть прикрыла глаза. Одним порывом сего блаженства, хоть на какое-то время, но мысли снова потеснились, уступая место своеобразному блаженству текущего момента.  Сейчас бы нырнуть бездумно, окунувшись полноценно в океаническую благодать и напрочь забыть о тяготах земных.  Видит Ильтар, соблазн был велик, но она была не одна.
Сев подле Бэйнара, что вальяжно разместился в непосредственной близости с водяной гладью, девушка поспешила снять туфли. Вытянув ноги, лоддроу наблюдала, как мизерная толика волн все ближе с каждым разом подбирается к босым ступням. Она словно ребенок ожидала, когда прилив подгонит воду ближе, окунув уставшие ноги в блаженную прохладу.  Увлекшись сим нехитрым занятием, не приметила, как  внезапно оживился Бэйнар. Ощутив теплоту его рук и безропотно подавшись на «призыв», Аль чуть прильнула, сначала чуть озадачено взглянув на иштэ:
- Я? – точно так же протянула девушка, не сразу собравшись с мыслями. – Ну как же…лоддроу по своей сути фактически сами прорицатели. Все, кто родился с чистой кровью, в той или иной мере, смотря как развит дар, могут предсказать будущее, - девушка потянулась, смахнув непослушную синюю прядь, что все время норовила упасть на глаза, в сторону. – Ты должен был прочитать об этом в той книге, помнишь? Это ни для кого не секрет, - губы тронула легкая  улыбка. – Я могу видеть будущее, если захочу, или когда ищу решение и никак не могу его найти – мне мой дар подкидывает «подсказки», хочу я этого или нет, - чуть передернув плечами, она перевела взгляд на бесконечность океанического богатства у их ног. – Я редко им пользуюсь, но иногда случается…
Последнее было произнесено с ноткой грусти. Она видела картины до самой гибели близкого, слишком остро переживая за него, но не желая сего знать целенаправлено. Она видела решение ЕГО проблемы, предложенное едва ли не самими Богами, если можно так сказать, позволившими ей увидеть, но стало ли от сего легче?

Отредактировано Альвэри (2016-02-23 18:07:05)

+2

59

16 число Благоухающей Магнолии
1647 год от подписания Мирного договора
Побережье.
Ближе к ночи.

Ну как же…лоддроу по своей сути фактически сами прорицатели. Все, кто родился с чистой кровью, в той или иной мере, смотря как развит дар, могут предсказать будущее. Ты должен был прочитать об этом в той книге, помнишь? Это ни для кого не секрет.
«Да ладно?!». Бэй удивленно воззрился на Альвэри, никоем образом не скрывая своего ошеломления такой вот новостью. Он не стал говорить лоддроу о том, что книжку то купленную у нее в магазине он так и не читал, всего-то «повеселившись на ее страницах» с мохнатым другом, отчего та пополнилась на две такие расы как «Альвыри» и «Пушистые балаболы». Дождавшись, когда девушка в полной мере выскажется, мужчина ехидно хохотнул:
- Ну, для таких знаний надо быть хотя бы мало-мальски образованным, помнишь? – Шуточно укоряя Аль за когда-то опрометчиво брошенные слова, проговорил иштэ.
Он дунул на челку, аккуратно поправленную ледышкой, но непривычно лежавшую, тем самым снова сдувая непослушную прядь чуть ли не на глаза.
- А так как я кругов ни из этих, то нет, не знал, честно. Ты же первая высокомерная сосулька в моей жизни, которую я до сих пор почему-то терплю…
Бэйнар скорчил задумчивую физиономию, по интонации голоса давая понять девушке, что шутил, не желая обидеть.
- Не напомнишь мне, почему? – Приподняв одну бровь и одновременно пытаясь прищуриться, продолжил проклятый, - Ах да, и сам вспомнил, - он хохотнул, притянув Альвэри еще ближе и заставляя пересесть, оказываясь перед ним, но спиной.
Усевшись и сам поудобнее, он обнял эльфийку за плечи одной рукой, а вторую мягко опустив на плоский живот. Наслаждаясь моментом своеобразного уединения и понимания, что меж ними случалось далеко не всегда, Эйнохэил подался вперед, теснее прижимаясь к той, которая была так дорога как душе, так и сердцу. Тепло ее тела согревало, успокаивало и хотя бы на краткий миг способно было унять все те тревоги, что еще с минуту ранее роились в голове. Мужчина наклонился, утыкаясь носом в плечо девушки и почти укладываясь на нем щекой.
- Знаешь, Аль, говорят, что в каждой девушке должна быть изюминка, - казалось бы совершенно серьезно начал иштэ после сложившейся между ними паузы, - А тут… - Не выдержав, он глухо рассмеялся, - а тут ты – одна огромная изюминка… Изюмина!! Просто изюмище какое-то!! Боги… Я полюбил ледяной сухофрукт во плоти!!
Затронутая тема как нельзя лучше уводила от прежних раздумий, потому-то Бэй настолько крепко и уцепился за нее, надеясь, что более не вернется к гнетущим размышлениям.
- И что же, ты никогда не предвидела нашей с тобой встречи, чтобы в последствии избежать ее всеми возможными способами?
Более-менее отсмеявшись, продолжил мужчина, замолчав и вдыхая легкий аромат ее кожи, отдающий какими-то цветочными нотами. Он не был знатоком растений, но запах ему определенно нравился, заставляя еще крепче стиснуть лоддроу в объятиях и крепко зажмуриться от удовольствия. Ледышке было необязательно даже отвечать на что-либо им сказанное, просто разделяя минуты покоя, которым не суждено было длиться вечно. И все же… Что-то не до конца отпускало, подтачивая червяком душу. А вдруг то, что случилось с ним у мансарды каким-нибудь образом связанно с иштэ и в один прекрасный день он просто-напросто исчезнет?! Пуф! И одни воспоминания только о нем и останутся. Да и как вообще заканчивали свое существование такие, как он? Бредовые мысли, конечно, но сего же Эйнохэил и не знал, а потому и начинал додумывать, в своем бурном воображении уносясь все дальше от реалий.
- Там, когда я упал, - выдал-таки проклятый, осмелившись поднять волнующую его тему, - Ты ведь не слышала меня, правда? Аль, я даже не знаю, что там произошло, - он отстранился, - Я клянусь тебе, я даже себя не видел! Да, Тейар, я сквозь кусты проходил! Посмотри, на мне ни царапины нет! Это… Я даже объяснить не могу что это было… - Голос его «скакал», выдавая ноты волнения, - Просто, а вдруг… Если это как-то связано… Я не знаю...
Бэйнар пытался донести до Альвэри в какую степь он клонил, но нужных слов подобрать не мог, боясь ляпнуть что-то не то и искренне надеясь, что девушка и так понимала его скомканный посыл.

+1

60

6 число Благоухающей Магнолии
1647 год от подписания Мирного договора
Побережье.
Ближе к ночи.

Девушка усмехнулась на его явное удивление и смешок, отвлекаясь от своих мыслей. Но не стала отвечать ухмылкой на губах и в словах, понимая, что мужчина, вспомнив былое, бросил сие шуточно, а не всерьез. Да и сгоряча что только они друг другу успели наговорить в свое время. Словарь впору выпускать собственных изречений с цветастым названием – "Как довести до белого каления любимого/мую".
- А так как я кругов ни из этих, то нет, не знал, честно. Ты же первая высокомерная сосулька в моей жизни, которую я до сих пор почему-то терплю…
Альвэри откровенно забавлялась манерой Бэя вести диалог. Легкая, с толикой ребячества, шутливая и щекотящая душу в какой-то мере, она расслабляла и располагала на должную атмосферу.
- Не напомнишь мне, почему? – лоддроу молча повела плечом, состроив самую непонятливую гримасу на своем лице, но от смешка в ответ, когда иштэ сам же ответил на свой вопрос, не удержалась.
Альвэри не сопротивлялась, когда ее местоположение решили сменить, удобно расположившись на новом и чуть откинувшись назад. Чувствуя тепло крепкого, мужского тела и мягкую волну мурашек, пробежавших по своей спине, девушка удовлетворенно выдохнула. Бередившие душу мысли отступили под таким напором простого и одновременно сильного чувства, да и умиротворенного единения двоих в целом.  Положив руки поверх мужской ладони, что покоилась на ее животе, Фенрил вновь устремила свой взор к водной глади, что успокаивающе била о прибрежную линию.
Она лениво слушала речи, что являлись одновременно своеобразным признанием, не спеша прервать красноречивость говорившего. Его слова ласкали слух, несмотря на форму изложения, грели израненную душу, ложась на нее целительным бальзамом. На губах блуждала легкая улыбка, хотя в ответ на столь невероятное сравнение ее бренной сути с сухофруктом, девушка все-таки попыталась ткнуть мужчину локтем.
- И что же, ты никогда не предвидела нашей с тобой встречи, чтобы в последствии избежать ее всеми возможными способами? – тем временем не унимался Бэйнар, перескакивая с темы на тему.
Аль задумалась. Если углубляться и докапываться, то, наверное, да, «сигналы» на сей счет были, но она их не захотела слышать, а уж, чтобы изучить и подавно, привыкнув, что в жизни управлялась без сего, по большому счету. Да и разве она жалела? Нет. И даже чтобы был шанс повернуть время вспять, Аль понимала, что прошла бы сию дорогу сызнова, наступая на те же грабли и продираясь сквозь кустарники своего и его мира, сдирая руки в кровь. Девушка сильнее прижалась от этого понимания и хотела была все же ответить, раз он так интересовался, но его последующие слова остановили сей порыв.
- Там, когда я упал, - в его голосе послышались тревожные нотки, - Ты ведь не слышала меня, правда? Аль, я даже не знаю, что там произошло, - мужчина отстранился, тем самым позволив ей чуть выпрямиться и оглянуться на него.
То, что он говорил озадачивало, заставляя мысли вновь завертеться вокруг случившегося, прокручивая картинку снова и снова, в более замедленном ритме. Лоддроу задумалась, уйдя в себя. Что-то от ее взора ускользало, но в сей раз она упрямо пыталась идти по следу, пусть и вслепую. Альвэри подняла руку, отмахиваясь от его последних слов и явного уклона не в ту сторону. Зато поднимавшего и бередившего его раны.
- Нет, Бэй, подожди, - мягко присекая все дальнейшие мыслетворения в его взбалмошном сознании, протянула девушка. – Не думаю, что это как-то связано…Как ты говоришь? Проходил сквозь кусты и не видел себя? – это были риторические вопросы, она просто лишь словно  пыталась распробовать сие на «вкус», тем самым понять.
Глубоко задумавшись, в погоне за ускользающим сквозь пальцы, лоддроу барабанила ногтями по ноге мужчины, на какое-то время замолчав. Мысли потекли далее, почему-то свернув к их провальному путешествию на болота. Что-то там было такого, что она, в сердцах и досаде от фиаско ее поисков, пропустила, забыв на время. А то и вовсе бы не вспомнила, если бы не… «Подождите…»- лоддроу качнула головой, словно в попытке смахнуть с глаз дымку. Перед взором закружилось все произошедшее в хранилище, но вот они, почти все, выбрались на берег. Зудящее чувство буквально требовало внимательно к сему моменту отнестись. Альвэри надрывно вздохнула, буквально измываясь над памятью. Вот она передала мернотовцу то, что удалось найти в «доме» праэсса, но она даже не особо рассматривала… Но эти предметы… Внутренний взор зацепился за один из них.
- Перстень, - выдохнула девушка, еще поддернутым от воспоминаний взором воззрившись на мужчину. – Бэй, тот перстень, что у тебя… Это не простое кольцо. Ты пробовал его активировать хоть раз? Если я правильно понимаю и твои слова о том, как ты очутился непонятно где…слова лисицы, к слову, что «видит» прошлое…все выстраивается в логичную цепочку. Это не связано с твоей расой, - она мягко улыбнулась. – Когда ты родился? Просто, если это тот артефакт, что я предполагаю, то ты должен быть подопечным Ланвен, не иначе.

0


Вы здесь » За гранью реальности » С миру по нитке » Окрестности Далиана » Город Сезия [юго-восточный материк]