За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » С миру по нитке » Окрестности Далиана » Город Сезия [юго-восточный материк]


Окрестности Далиана » Город Сезия [юго-восточный материк]

Сообщений 81 страница 100 из 147

1

http://s9.uploads.ru/UCEDj.jpg
Сезия, «Город Мира»
[ статья об алла ]
http://s2.uploads.ru/TC1Z3.png

Сезия (вилиамад - Cessa) - крупный торгово-портовый город, раскинувший свои владения в северо-западной части материка. Основана еще в далеком 955 году от п.м.д. как выход к Холодному морю, и в то время представляла собой небольшой форт с портовым предместьем. Естественно, городок степенно разрастался, но свой нынешний облик Сезия приобрела лишь в 1445 году благодаря грандиозному проекту Сильвервина Рейль-Миерана «Градостроителя», именитого на тот момент архитектора (ныне покойного, но его скульптура за выдающиеся заслуги вошла в число памятников в Аллее славы в Далиане). Проект был создан в честь вхождения алла в 1432 году в союз Мирного договора, а следовательно - открытия расы для межконтинентального сотрудничества и торговли. Город должен был стать центром обмена знаниями, опытом и культурой, своеобразным символом объединения «миров». Таковым он стал в 1550 году, когда достиг пика своего расцвета, что продолжается и по сей день.

Полная той красоты, коей славятся архитекторы крылатого народа, Сезия - жемчужина Кеннисенского залива (вилиамад - Kennes), чья бухта встречает суда белокаменными зданиями, возведенными на скалистых откосах. В самом сердце бухты - отделанная гранитом пристань и мощеная мрамором дорога, уходящая вверх и ведущая к Храму Веры, строению монументальному во всех смыслах. Стены храма украшают уникальные витражи ручной работы, дубовые с серебряным напылением двери в четыре человеческих роста впечатляют не только размерами, но и искусной резьбой, а идолы Светлых и Серых богов выполнены столь виртуозно, словно они сами лишь замерли на время.

Дома жителей выдержаны в строгом стиле (ощущается веяние западных гостей), однако красота в деталях: изящная лепнина капителей и стволов колонн, ажурная роспись фасадов ненавязчивыми, но искусными мотивами, витой плющ, придающий облику города несколько старинный и уютный вид, несмотря на фактическую молодость Сезии. Множество постоялых дворов, таверн и гостиниц удовлетворит пожелания самого изыскательного путника, располагающего даже небольшими средствами. А библиотеки и часто проводящиеся ярмарки не заставят заскучать. Алла - гостеприимный, в общем-то, народ, не лишенный эльфийского шарма и горячности крови фиаллэ. Ярмарки продолжаются, порой, по нескольку дней, а звуки музыки не угасают до утра, разносясь над гладью залива.

http://sh.uploads.ru/t/2BZ1P.jpghttp://sh.uploads.ru/t/dtUIN.jpghttp://s2.uploads.ru/t/8Zk7y.jpg
Однако не стоит забывать, что Сезия является одной из важнейших торговых площадок, от которой напрямую зависит экономика всего крылатого народа и столицы, Далиана, в частности. В разгар судоходства Храмовая дорога расцветает сотнями родных и заморских торговых лавочек, пестреющими яркими вывесками и разнообразием товаров. Алла предлагают ткани, которые ценятся во всей стране за свою исключительную мягкость и податливость в процессе пошива, а также блеск драгоценных нитей, вплетенных в полотно легчайшего далианского шелка. Тончайшее кружево ручной работы востребовано в мастерских именитых домов королевства, поражая взгляд переплетением тонких, словно паутина, нитей, а ощущение - бархатом прикосновения к коже. Вторым после ткачества подспорьем для гордости является столярное мастерство разной направленности: как узорные предметы декора, так и бытовые и боевые товары. Алла быстро вышли на передовые позиции в поставке деревянных основ для различного оружия: копий, арбалетов, баллист и так далее. Также крыланы выставляют на продажу научные труды, летописи, картины, скульптуры, целебные травы и ингредиенты, доступные только на территории Далиана и нигде больше.

Но Сезия богата не только этим: золото и блеск драгоценных камней ассурийской огранки, кожевенные товары Кен-Кориона, книги со всех уголков Фатарии, диковинные фрукты Амории, тающие во рту, белейший мрамор из Рудмрога, хершидские пряности, сладости и ковры, а также имеющие спрос у целителей точные инструменты и многое, многое другое. Великое разнообразие товаров, включающее в себя продажу амулетов и артефактов минимальной силы, однако такие сделки строго отслеживаются и подлежат описи в специальных книгах - требование, обязательное к исполнению. Несоблюдение правил свершение подобных сделок карается выдворению с земель алла без права возобновления торговли с нарушителем.

Тем не менее, гостеприимство алла пока еще довольно рамочное, не готовы они раскрыться во всю ширь своей богатой души. Поэтому Сезия не просто яркий пример грандиозного полета архитектурной мысли крыланов, но и политический акцент, направленный на удержание гостей вдали от культурного центра расы, Далиана. Алла полны страха об утере так ценимых ими традиций и ценностей, стоит лишь допустить чужеземцев к своим историческим богатствам.
Автор: Эллюмиель

+1

81

И хорошо, что никаких возражений Бэйнар не услышал. Хотя и был не против, если кто-нибудь соизволил бы остаться, проводя время так, как ему того хотелось. В конце концов, если бы не произошедшее с Аль и, как следствие, скакнувшее собственное настроение, он бы и сам предпочел присоединиться к костру, нежели плестись до постоялого двора, лишь там отогреваясь и приводя себя в порядок. А дальше что, по стакану молока и спать?
Ступая по улице чуть позади впереди идущих Гейла и Альвэри, мужчина отрицательно мотнул головой. Нет, что вы, бодрствование с раннего утра понемногу, а все же начинало давать о себе знать, накатывая на плечи и разум пока что слабыми волнами сонливости. Но вот забираться в койку и весь остаток ночи смотреть распрелестные кошмары не хотелось, наверное, никому.
Оказавшись под крышей «Золотой Пинты», иштэ практически шарахнулся от внезапно окутавшего его тяжелого и душного марева. Конечно, в каждой таверне витали букеты похожих душков, но от скопища народа тут становилось просто невыносимо. Мгновенно сложилось впечатление, что всю компанию совали прямиком в раскаленную печь, так как перепад температур был еще более ощутим после освежающего купания. Звуки музыки давным-давно утонули в шквале гвалта и пьяного гогота, но это некоим образом не мешало особо рвущимся отплясывать едва ли не стоя на столах и стульях. Интересно как еще никто не задирал кулаки?! А может быть того и попросту не было заметно в такой-то плотной массе. А вот процент кого-то на утро не обнаружить своего кошелька или дорогих душе предметов был весьма велик. Ну не уж то мелкие жулики, кои обычно сновали по такого рода заведениям упустили бы свой шанс в разгар веселья и шумихи? Задумавшись об этом, Эйнохэил улыбнулся, инстинктивно залезая в карман мокрых штанов рукой и нащупывая там кровные златые с прочим «хламом». Вообще, как привыкшего и живущего в стенах «Пьяного Палладина» атмосфера вполне устраивала и располагала. Вот только бы смрад от потных тел и сигар не перебивал ароматы местной кухни и выпивки. Но, увы и ах, где плюсы, там всегда найдутся и минусы.
Пропустив девушек вперед, Бэй поравнялся со знакомым, поднимаясь на жилой этаж. Попутно он пытался отыскать у себя тот самый ключ, так похожий на еще два, что держал у себя проклятый. Поглощенный своим занятием и лазанием по всем имеющимся карманам одежды, мужчина совсем не заметил, как скрылись за дверью своей комнаты Миель и Аль, возможно и пожелав перед этим спокойной ночи. Вот только если и так, то Бэйнар сего и не услышал, в замешательстве воззрившись уже на пустой коридор.
- А куда… - медленно поворачиваясь к Гейлу, протянул мужчина, готовый закончить вопрос, но рыжеволосый перебил.
- Думаю, так будет даже лучше, - передернув плечами и возвращая себе былую улыбку, произнес парень, сверля голубым взором прикрытую дверь, за которую, должно быть, и улизнули девушки.
Эйнохэил кивнул, быстро соображая, что к чему, и закопавшись в дверном замке уже их хором.
- На том и сойдемся, - пробормотал проклятый, кряхтя себе под нос.
На этот раз дверь поддалась не сразу. Матюкнувшись про себя и таки побеждая замок, Бэй зашел в комнату. Пока же он был занят ее освещением, Гейл в свою очередь занимался чем-то своим. Да и хорошо было бы привести себя и одежды в порядок, а то вскоре оба мужчины рисковали превратиться в соленых.
- Не знаю как ты, а лично я планирую дойти до бани.
Иштэ усмехнулся, поразившись, насколько быстро подхватил его мысли знакомый. Развернувшись к уже снарядившемуся для запланированного «похода» рыжему, на лице которого играла беззаботная улыбка, Бэйнар ответно улыбнулся.
- Я сразу за тобой. В общественную соваться не рекомендую, - гадко хохотнув, выдал мужчина, добавив: - Особенно сейчас… Если ты понимаешь, о чем я.
Да и каждый, хотя бы раз побывавший в банных комнатах постоялых дворов понимал, что особыми прелестями гигиены те не блистали. А плюсуйте к этому пьяный сброд в праздники и получите вообще гремучую смесь антисанитарии и «приятной» компании.
Усмехнувшись на подколки знакомого, Гейл прошмыгнул в приоткрытую дверь, оставляя Эйнохэила коротать время одного. «Забавный малый», - вытаскивая мокрый до нитки кошель и раскладывая монеты у себя на одеяле для их просушки, размышлял проклятый, - «Если вообще малым его назвать можно». Только лишь оказавшись в комнате, подальше от нервирующих и досаждающих факторов, рыжеволосый был способен с легкостью отодвинуть все тревоги на задний план. Да и сам бы Бэй в точности поступил так же, зная Альвэри от силы с день. А чего там заморачиваться-то? Поспит, отдохнет, наберется сил и жизнь снова прекрасна! Однако когда их с лоддроу связывали отнюдь не только дружба и совместные вылазки, отмахнуться от того, что ей было не по себе, не получалось. По крайней мере, полностью. «Утро вечера мудренее, как говорят». Порешил иштэ, любуясь на свои труды по раскладыванию златых и сребров. Как раз таки в этот момент в дверь постучали. «Я закрыл что ли? Да и не мог он так быстро вернуться».
- Забыл чего? – Отворяя ее, поинтересовался Эйнохэил.
Однако перед ним стоял отнюдь не Гейл, так скоро вернувшийся из бани, а Эллюмиель. В руках девушка держала рубашку мужчины. «Ах, да», - узрев предмет своей одежды, отозвался в мыслях проклятый.
- Думал, это Гейл, - обратился он к алла, - Проходи.
Прикрыв за вошедшей дверь, Бэйнар направился к своей постели, с которой собрал монеты и горстью ссыпал их к себе в рюкзак. Из сумки же он достал припасенную грушу. Затем он прошел к прикроватной тумбе, опираясь об нее и надкусывая фрукт.
- Не спится? – Просто для поддержания разговора поинтересовался мужчина, так как цель визита крылатой и так была понятна, - Я думал, предпочтешь теплую лохань и сухую одежду, а уже потом пойдешь рубахи раздавать, - он шутил, и то было видно по широкой и открытой улыбке, - Кстати, можешь придержать ее у себя, - иштэ кивнул на рубашку, делая еще один укус и тщательно прожевывая грушу, - А то по пути до лохани пристанут всякие. В таком-то виде по двору разгуливать.
Бэй еще шире улыбнулся, беглым взглядом окинув Эль. Признаться, девушка была довольно-таки не дурна собой: видная фигура, которую сейчас еще больше подчеркивало мокрое платье и глубокий вырез на груди, красивые черты лица вкупе с выразительными глазами цвета серебра, пухлыми, чувственными губами и густой копной волос, в данный момент разворошенной и льнущей к плечам и шее, ладный характер… Насколько мог знать это проклятый. Приплетая ко всему этому еще немало сильных ее сторон, можно было с уверенностью заявить, что кому-то должно было нехило повезти с возлюбленной. Эйнохэил тихо хмыкнул. Странное дело, ведь он до сих пор и не знал, был ли у его подруги тайный, а быть может и явный воздыхатель.
Одернув себя, мужчина вернул внимание алла, дожидаясь каких-либо слов или же действий и продолжая неспешно жевать грушу.

+1

82

16 число Благоухающей Магнолии
1647 год от подписания Мирного договора
Таверна-постоялый двор «Янтарная Пинта»
Глубокая ночь

Простояв в коридоре примерно с минуту, Эллюмиель все же дождалась того момента, как дверь, скрипнув петлями, открылась и явила в своем проеме синеволосого горе-фокусника. Скользнувшее в его глазах секундное удивление вкупе с оброненными словами ясно давали понять, что Бэй явно имел ввиду кого-то другого. В принципе, чернокрылая была к подобному готова - по всем законам жанра им, как порядочным девушкам, предписывалось давно отойти ко сну. Однако Эллюмиель, разбуженная не так давно возвращением фиаллэ в их общую опочивальню, чар сновидений на себе все еще не ощущала. Где-то даже наоборот испытывала прилив энергии, что готов был толкать на все новые и новые свершения.
- Думал, это Гейл. Проходи.
- В принципе я так и подумала, - с едва слышным смешком проговорила Миель, - простите за вторжение.
Последние слова девушка никому не адресовала и проговорила в пространство без видимой на то цели. Эллюмиель сделала шаг через порог и, остановившись, оглядела комнату парней. За исключением количества спальных мест мужское обиталище мало чем отличалось от женского. Даже вид из окна был тем же, что и у них: океан, причал и огромные фрегаты и каравеллы, чьи паруса развевал свежий ветерок.
Разве что гербера в стеклянном графине не было на окне...
- Не спится? Я думал, предпочтешь теплую лохань и сухую одежду, а уже потом пойдешь рубахи раздавать.
- Ну так еще рано, - Эллюмиель улыбнулась, поворачиваясь к Бэю лицом. Синеволосый не преминул случаем подкрепиться на сон грядущий, видимо, стратегическими запасами. Иначе возникшую словно по волшебству грушу обозвать язык не поворачивался, - да и зачем откладывать на завтра то, что можно еще сделать сегодня?
- Кстати, можешь придержать ее у себя. А то по пути до лохани пристанут всякие. В таком-то виде по двору разгуливать.
Проследив за направлением взгляда иштэ, Миель опустила глаза в не слишком скромный вырез декольте. Практически тут же подняв ресницы, Эллюмиель накинула рубашку на плечи скорее шутливо, чем застеснявшись всерьез. Хотя нельзя было упускать того факта, что румянец-таки предательски коснулся скул, обжигая кожу. Тихонько засмеявшись, Эль про себя отметила, что в ее компании Бэй ведет себя все более свободно и непринужденно. Даже шутить искренно не гнушается, хотя всего каких-то несколько месяцев назад о таком и думать было сложно, а уж увидеть своими глазами... Путем проб и ошибок, ценою маленьких побед и сокрушительных поражений Эль смогла разглядеть что-то, ранее считавшееся действительно недостижимым.
После череды шутливых переглядываний, Эль, отняв ткань от груди, подошла к окну, за которым в океане купались звезды и луна. Ночное светило здесь казалось Эллюмиели не в пример больше, нежели в Таллеме, который она давно стала считать своим домом. Луна плыла по ночному небосводу неспешно и величественно, разливая невесомый, как тончайший шелк, серебристый свет, словно призрачным полотном укрывая гладь бесконечного океана до самого горизонта. Девушка, развернувшись, облокотилась о подоконник поясницей и принялась бережно и аккуратно складывать рубашку парня по швам, разглаживая пальцами ткань.
- Странно..., - протянула она немного задумчиво, однако на губах ее все еще не угасла мягкая полуулыбка, - ситуация и обстановка кажутся мне до боли знакомыми, только...только уже все совершенно по-другому. Да?
Думая подобное об Альвэри, Миель не сразу поняла, что подобное состояние было применимо и к ней самой тоже. Заблудившаяся как будто, однако сейчас Эллюмиель видела все в ясном для себя свете, четко разделяя свет и тьму, правду и ложь. Как по полкам расставленные книги, простые истины одна за другой выстраивались в правильную последовательность. Заблудившаяся и запутавшаяся в собственных чувствах, чернокрылая видела выход, да и молчать больше не видела никакого смысла.
- Только тогда я за своими вещами приходила, а теперь вот...чужие отдаю, - девушка пожала хрупким плечом, будто констатируя факт, однако все еще живы были те воспоминания, с которых все началось, - наверное все в этой жизни меняется.

Отредактировано Эллюмиель (2016-03-08 19:14:14)

+1

83

16 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного договора.
Постоялый двор "Янтарная Пинта".
Комната парней.
Глубокая ночь.

Бэйнар еще раз улыбнулся, наблюдая за шутливыми действиями Эллюмиель с его рубашкой. Все-таки хорошо, когда есть узкий круг друзей, с которыми ты можешь вести себя непринужденно и легко. Которые шли с тобой бок о бок в самый ненастный день и сквозь любой шторм, уготованный тебе жизнью. Подумать только, через что вот так вот довелось пройти с мужчиной Альвэри, Нериксу и Миель, ведь далеко не крыланом он являлся. Да-а-а, жизнь с ним была отнюдь не сахар.
Стараясь не думать о подобном, иштэ повернулся к подошедшей к окну девушке, в несколько укусов почти расправляясь с фруктом и выслушивая Эль.
- Странно... ситуация и обстановка кажутся мне до боли знакомыми, только...только уже все совершенно по-другому. Да?
Эйнохэил нахмурился, проглатывая очередной кусочек груши и внимательно следя за алла. Затрагивать поднятую ею тему он не хотел совершенно, и сам к тому времени уже мысленно проведя параллель в схожести ситуаций. Все же их склока в Таллеме была совсем ни тем воспоминанием, к коему было приятно возвращаться. Однако крылатая почему-то предпочла завести разговор именно об этом. Бэй молча кивнул. Только сейчас он заметил, как бережно складывала его рубаху Эллюмиель. Несколько сдобрив недовольное выражение лица, мужчина с замешательством во взоре взглянул на подругу. Запасной одежды с собой он не брал, а это значило, что и рубашку накинул бы на себя, как только бы та оказалась у него в руках. А вот со штанами дела обстояли куда сложнее.
- Не стоит, Эль, - с благодарностью в голосе произнес проклятый, - Все равно ни в сумку убирать.
- Только тогда я за своими вещами приходила, а теперь вот...чужие отдаю. Наверное все в этой жизни меняется.
И все же… Бэйнар шумно и обреченно вздохнул, нервно перемявшись с ноги на ногу. Он ужасно хотел донести до алла свое смятение перед затронутым отрывком минувшего и более не возвращаться к больной теме… Забыть произошедшее между ними, как страшный сон. «Как страшный сон… забыть…», - мужчина горько усмехнулся, - «Хорошо ляпнул, ничего не скажешь».
- Ну, не такие уж и чужие, прошу заметить, - попробовал отшутиться иштэ.
И Эйнохэил так уповал на то, что у него это получится! Однако, не всем мечтам суждено было сбыться, и вместо продолжения начатого диалога проклятый получил молчание, сравнимое с неловкой паузой. Понимая, что соскальзывать с темы теперь же стоило аккуратно и деликатно, мужчина еще раз вздохнул. Он положил недоеденную грушу на тумбу, снова повернувшись к девушке и деловито складывая руки на груди.
- Не все, могу поспорить, но меняется, - вспоминать сцены их раздора до сих пор было… болезненно. Бэй понимал, что наговорить всего и побольше он таки умудрился, а посему даже помирившись, чувствовал каплю вины за собой, - Я тоже стараюсь, - проклятый повел плечом, устремляя взгляд куда-то в пол перед собой, - Знаешь, одно только радует, как бы дико это не звучало, - иштэ оторвался от созерцания половиц и посмотрел на Эллюмиель, мягко улыбнувшись, - Недомолвок поубавилось. А то фантазия-то у меня еще та. Ты прости, что тогда вообще не в ту степь понесло…
И, не найдя больше ничего, что мог бы озвучить вслух, Бэйнар замолчал, вспоминая в какое русло унесло его на постоялом дворе. «Идиот-то. И с какого перепуга я вообще подумал, что разговор касался отношений?!».
- Ну да ладно, - вдруг снова заговорил мужчина, решивший таки окончательно сменить тему, - Остальные уже улеглись или минута передышки перед продолжением гуляний?

Отредактировано Бэй (2016-03-09 00:52:50)

+1

84

Переход с 16 на 17 число Благоухающей Магнолии
1647 год от подписания Мирного договора
Постоялый двор - Комната девушек - "Ванная"
Ночь

Альвэри не принимала активного участия в разговоре с незнакомцами. Благо, этого особо и не требовалось. Кто знает, что бы она выдала, когда мысли и без того путались и спотыкались друг о дружку, упорно пытаясь увести ее вглубь воспоминания. В тот момент она полноценно могла бы слыть любимицей Мелидирна, который в полной мере, со всей покровительственной щедростью "одарил" лоддроу. Впрочем, кто там что думал, самой Фенрил в тот момент было все-равно. Девушка была настолько под впечатлением от увиденного, что просто не находила себе места во всех смыслах этого слова. И какова бы не была у нее выдержка, но она явно трещала по швам всю дорогу до таверны, которую Аль прошла в упорном молчании.
Лишь переступив порог таверны, лоддроу немного пришла в себя, едва ли не задохнувшись от спертости воздуха, что благоухал всевозможными и весьма нелицеприятными ароматами, вкупе с галдежом и пьяными песнями. Как же ей в этот момент захотелось оказаться за тридевять земель отсюда. Девушка не стала раскланиваться и долго топтаться внизу, подталкиваемая не только мыслями, но и всей атмосферой постоялого двора. О том, что кто-то пожелает остаться в этом зале, естественно, не подумалось. Особенно с учетом того, что почти все были в мокрых одеждах. Засим и поднялась в комнату без оглядки, хотя и без особого прощания да пожеланиями доброй ночи.
Очутившись в полутьме помещения, когда дверь оного была отперта, лоддроу оглянулась. Как оказалось, Айнэ до сих пор спала. Вот у кого сон крепче некуда!  И никакая печаль не гнетет душу. Альвэри могла бы даже улыбнуться в короткий момент умиления, но как-то не до сего было. Девушка присела на край кровати, устремив взгляд в окно, за коим давно темнела ночь. Тихий шорох от присутствия в комнате Эллюмиель касался сознания и тут же растворялся, не всколыхнув в душе совершенно ничего. На брошенные слова девушки, что каким-то чудом добрались до ее слуха, лоддроу коротко кивнула, не оглянувшись. В голове происходил полнейший хаос, как и в душе, полной смятения. Аль прокручивала увиденное снова и снова, упираясь в тупик, в который заводило ее все осознанное.
Боги, да она никогда подумать не могла... Как бы это смешно не звучало, ибо не духом божественным единым жила, но все же...как-то... Альвэри резко подорвалась, прошагав к окну и опершись плечом о раму, едва ли не носом упершись в стекло, словно в попытке высмотреть в ночной мгле ответ на возникшую "проблему". В том, что увиденное это уже далеко не столетнее будущее, лоддроу была уверенна на все сто. "Шестое" чувство порою было сущим проклятием. Рука медленно сползла, остановившись на плоском животе. Где-то там, внутри нее зародилась новая жизнь, о которой она не то, что не мечтала, но даже и не особо-то...желала? Возможно. Телом пробежала мелкая дрожь. Девушка обхватила себя за плечи, с усилием принявшись их растирать. Еще никогда в жизни, не считая момента, когда умерла мать, она не была столь растеряна.
Альвэри оглянулась. Взгляд зацепился за спящую Айнэ. Внезапная догадка, как гром среди ясного неба, озарила лоддроу. Девушка сощурила глаза, чувствуя, как внутри поднимается волна неоправданной злости. Фенрил была больше, чем уверена в том, что фиаллэ знала. Память услужливо подбросила отрывки из недавнего прошлого - где девушка, всегда словоохотливая и трещащая, словно сорока, внезапно притихла. Вспомнила ее смятение и непонимание. Взгляд, который словно вопрошал открыться ей, ожидал... С губ сорвал тяжелый вздох. Еще одно доказательство ее состоявшегося "будущего", а чтоб убедиться наверняка, ей достаточно растормошить Айнэ. Она бы так и сделала, плюнув на то, что подруга отдыхала, но последствия сего поступка были еще страшнее. По крайней мере, ей в этот момент так казалось. Аль понятия не имела, как на подобную новость отреагирует Бэй, ведь зная фиаллэ не стоило надеятся на секретность вопроса. И так непонятно, почему та молчала до сих пор. А Бэйнар... Он с собой-то толком никак разобраться не может, а тут... Ей стало откровенно страшно.
Снова приступ не контролированной злости непонятно на кого и на что, охватил рассудок. В немом порыве, лоддроу резко развернулась, с размаху задев какую-то посудину на прикроватной тумбе, что с глухим звоном слетела с нее и, вестимо, разбилась.  Альвэри "закопалась" пальцами в длинные волосы, стянув их в тугой жмут на затылке с неуместной силой, вперила взгляд в потолок, после прикрыв глаза и глубоко выдохнув. Нет, она не может ни к чему прийти здесь, в этом месте. Ей нужен покой, одиночество, привычное пространство...много личного пространства. Здесь она задыхалась, теряла себя, пребывала в смятении и не могла собраться. Надо возвращаться, иного выхода она не видела.
Альвэри нервно хмыкнула. В кои-то веки она бежала, бежала и не была уверенна, что это именно то, что нужно делать, но былая привычка гнала прочь. Страх, неоправданный и непонятный овладевал душой и морозил изнутри. Ей надо было подумать и решить, что делать дальше. Одной.
Выпустив собственные пряди из рук, девушка прошла к кровати и...не обнаружила там ничего.
- Тейар бы вас побрал, - сквозь зубы процедила девушка.
Казалось, что в этот вечер все против нее. Словно судьбе было мало подкинутого видения, так надо еще и пакости мелкие устраивать. Снова подойдя к окну и побарабанив ногтями по подоконнику, лоддроу остановила свой взгляд на здании, кое случайно еще приметила, когда они только пришли к постоялому двору. Несмотря на позднее время суток, окна в оном были хорошо освещены и там было заметно движение. Кивнув самой себе, Аль двинулась прочь из комнаты, не особо оглядываясь по сторонам, и вскоре покинула душную таверну. Только спустя добрых полчаса Фенрил вернулась с небольшим свертком в руках. Замкнутое выражение лица, холодный, даже колючий взгляд расчищали пред ней дорогу не хуже лопаты, коей способен огреть дурную голову гробовщик. Девушка поднялась к комнатам, но вместо того, чтобы вернуться к Айнэ и, возможно, Эллюмиель, решила принять поздние процедуры по приведению тела в порядок. На удивление, одна из немногочисленных комнат, за кою пришлось выложить не одну кровную, быстро освободилась и даже убралась. Что только не сделаешь ради клиента, в которого водится золотишко. В "ванной" лоддроу привела себя в порядок, искупавшись в достаточно прохладной воде и тем самым несколько успокоившись, и переоделась, бросив платье там же. Принятое решение облегчило борьбу с мыслями и самой собой, Аль смогла кое-как затолкать мысли поглубже, спрятав смятение под непроницаемой и привычной маской. "Теперь бы дождаться утра..."- подумала девушка, выходя из "ванной" .

Отредактировано Альвэри (2016-03-08 17:05:02)

+1

85

- Не все, могу поспорить, но меняется. Я тоже стараюсь. Знаешь, одно только радует, как бы дико это не звучало - недомолвок поубавилось. А то фантазия-то у меня еще та. Ты прости, что тогда вообще не в ту степь понесло…
Пальцы словно запнулись о ткань, когда девушка разглаживала рукав. Ресницы девушки дрогнули, однако вопреки желанию зардеться и по-девичьи стыдливо отвести взгляд, Эллюмиель лишь мягко ухмыльнулась, на мгновение смежая веки. Да, тогда они сгоряча наговорили друг другу много самых разных вещей. Даже слишком много, дав, тем самым, обоим пищу для размышлений, и сказанное иштэ чернокрылой обдумывалось бесконечное число раз, но итог всегда оставался одним и тем же: сколь бы близко она не находилась рядом, меж ними всегда было расстояние, исчисляемое ничтожными миллиметрами, но это расстояние преодолеть Эль была не в силах. До сих пор.
- Ну да ладно. Остальные уже улеглись или минута передышки перед продолжением гуляний?
- Хотела бы я смотреть на звезды с черепичных крыш, но если я пойду одна, то это не будет так захватывающе, чем зрелище, которым хочется делиться с тем, кто тебе дорог, - Эль подняла глаза на Бэя, улавливая взглядом полуулыбку, играющую на его губах. Эль поддалась ей и, чуть наморщив нос в улыбке, повторила сей жест за парнем, искренне и открыто. Она ничуть не кривила душой, ведь с самого начала хотела хоть кому-нибудь показать мир, на который смотрит. Хотела чтобы этот мир кто-то увидел ее глазами, заведомо зная, что это трудно. Однако непредвиденные обстоятельства, оплошность и непонимание нарушили распланированный ход вещей, представив девушку в донельзя невыгодном свете.
Эллюмиель отложила истязаемую ею рубашку на рядом расположенную постель и, скользнув пальцами в кармашек за поясом шелковой юбки, достала небольшой камень. Тот самый солнечный гелиодор, нагретый теплом ее рук, теперь, казалось, истерял все свое сияние и выглядел донельзя заурядно. Ограненное стекло без души, гелиодор не отражал призрачного лунного света. Так, поблескивал острыми гранями, когда чернокрылая девушка задумчиво вертела самоцвет в пальцах, будто присматривалась, выискивая в гелиодоре отклик. Словно он непременно должен дать ей ответ на немой вопрос.
Чего же я хочу? Вопросы роились в голове, но этот так и остался неизменным, однако ответ на него был дан, оказывается, уже давно.
Пряча гелиодор в ладони, Миель мягко улыбнулась, едва-едва приподнимая уголки губ. Странно то, как приглушенный окнами шорох прибоя мог успокаивать и упорядочивать мысли, что всего несколько минут назад проносились в голове безумным разномастным калейдоскопом. Прибой словно смывал все ненужное, вымывая на поверхность крупицы действительно важного, и помогал единственно верному выводу из разрозненных звеньев стать единым. Эль почувствовала собой невероятное спокойствие. Оно пришло к ней не сразу. Смущение, волнение и переживания суть полог, под которым всегда таилось это самое спокойствие. Степенное, ровное, словно пламя свечи, что ладонями оберегала от порывов неистового ветра, сохраняя его легкую и хрупкую искру терпеливо и мягко.
- Когда мы с тобой поссорились, - неторопливо и мягко начала Миель, перекладывая камень из ладони в пальцы, - я оставила его там. Я так сильно хотела помочь тебе хоть чем-то, даже зная, что ты этого не одобришь. Ведь ты как я, не терпишь давления извне, предпочитая самостоятельно разбираться с проблемами, возникающими на твоем пути. Знаешь, в какой-то момент я поняла, что мне становится невыносимо больно просто оставаться в стороне, наблюдая за тем, что происходит с тобой. Я знала, что магия выход так себе, но я хотела хоть что-то сделать для тебя. Хоть чем-то помочь.
Девушка, легко оттолкнувшись от своей опоры, подошла к Бэю чуть ближе. Больше не боялась быть непонятой. Все же недомолвки меж ними все еще существовали, и они тяжелым грузом оседали на крыльях, будто прибивая к земле. Эль предпринимала шаги, для которых требовалась смелость. Смелость сыграть на все, что у нее было или будет в будущем, и тогда, может быть, она снова сможет поднять крылья.
С ним или без него.
- Я тогда сильно тебя обидела. И поэтому посчитала, что одного простого "извини" будет недостаточно, но я все не могла решиться на этот шаг. Я не видела тебя так долго... Я так боялась, что ты больше не придешь.
Слова давались ей легко, но за ними, за каждым, таилась целая история. Долгие и темные ночи без сна, погружение в саму себя в поисках эфемерных ответов... Но она их не находила, металась из крайности в крайность, забываясь на время в судорожном беге, а потом повторяла все по-новой. Отвлечься пыталась, но неизбежно возвращалась к одному и тому же.
- Я думала, что после пропажи Кассиэля этого не скажу, но..., - Эллюмиель на мгновение запнулась, но быстро взяла себя в руки, продолжая, - но ты стал для меня самым дорогим человеком. Ты был рядом, когда мне было плохо. Оставался рядом, когда я делала тебе больно глупыми словами. Приходил, когда я больше всего в этом нуждалась, будто знал, когда именно меня нужно спасать.
Она неторопливо подняла руку и коснулась пальцами руки Бэя. Практически невесомо, самыми кончиками пальцев ощущая тепло его кожи. Она до сих пор помнила прикосновение его рук... Она и вправду считала, что этого не заслужила, и эта крупица его света, мимолетного, но невероятного теплого, досталась ей так несправедливо. Отданное без всякого умысла, это маленькое воспоминание, пусть и не совсем радужное, стало хранимо ею бережно и трепетно. Как пламя свечи, да-да... Она провела пальцами по тыльной стороне ладони и в одном движении будто попросила его раскрыть ладонь ей навстречу. Будто просила довериться, зная, как это непросто.
Эль так хотела, чтобы он ей верил.

Отредактировано Эллюмиель (2016-03-08 23:08:54)

+1

86

16 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного договора.
Постоялый двор "Янтарная Пинта".
Комната парней.
Глубокая ночь.

Ответ девушки не заставил себя долго ждать. Правда было в нем что-то… Бэй на секунду насупился, пытаясь понять, чего же его смущало в словах чернокрылой, и вскоре ответ на этот вопрос был найден. Эллюмиель словно бы слушала его, слышала, но продолжала говорить обособлено, будто бы не желая отвлекаться на второстепенных лиц вроде Альвэри, Айнэ. Казалось, для нее существовало только здесь и сейчас, а весь затеянный разговор стоял впереди планеты всей. Нет, злиться на алла или же перебивать, втолковывая ей то, что старался донести изначально, мужчина не собирался. Посчитав, что поднятое из глубин памяти нуждалось в выплеске эмоций со стороны Миель, он таки сдался, стараясь выслушать. Да и толку уже было пытаться уйти от не желаемой темы, когда все его попытки терпели фиаско? Одному его Аль так точно научила – терпению в некоторых ситуациях. Так и в сей момент иштэ не кинулся закрывать рот подруге, так как слушать о воспоминаниях, коробящих душу, не желал. Видимо-таки он здорово сумел задеть Эль той ночью, что даже простого примирения ей оказалось недостаточно.
Эйнохэил обратил внимание на то, как отложила в сторону девушка его рубашку, отметив это в мыслях и уже готовый потянуться за предметом одежды. Однако все его действия на корню пресекла Эллюмиель. Крылатая снова заговорила, чем и перетянула взгляд голубых глаз снова на себя.
- Когда мы с тобой поссорились, я оставила его там. Я так сильно хотела помочь тебе хоть чем-то, даже зная, что ты этого не одобришь…
Проклятый потупил заинтересованный, но вместе с тем и непонимающий взор на маленькую вещицу, что крутила в руке алла. «Самоцвет? Тот самый?!», - Бэйнар удивленно вскинул брови. Подумать только! И зачем она носила его с собой? Да и сказанное далее… «Хотела помочь, оставив драгоценность или что?». Вслушиваясь в каждое слово, оброненное тихим и спокойным голосом, иштэ все больше запутывался.
- …Знаешь, в какой-то момент я поняла, что мне становится невыносимо больно просто оставаться в стороне, наблюдая за тем, что происходит с тобой.
«Это после того-то как я высказался?», - с долей усмешки мысленно отвечал мужчина, - «Да тут и не мудрено. А если бы не те чернила, так до сих пор бы все друг другу улыбались и закрывали глаза на мелкие странности типа «Кахары» в кармане или пунктика насчет алкоголя…». От этих своих слов он не отказывался до сих пор, готовый повторить. Вот только смысл? Заново начать ругань и попрекать девушку тем, что была слепа «к его персоне» до той поры, покуда все ни стало более, чем очевидным? Ну уж нет, увольте, не за сим он сюда отправлялся, хотя и вновь поднятые в рассудке воспоминания вкупе с мыслями на мгновение, а все же сумели всколыхнуть раздражение.
- Я знала, что магия выход так себе, но я хотела хоть что-то сделать для тебя. Хоть чем-то помочь.
А вот тут снова возникало недопонимание. Боги, да она кажется специально говорила загадками, понятными только ей, дабы полюбоваться на сумбур эмоций, менявшихся на лице Бэя все чаще и чаще.
- Я тебя не совсем понимаю, Эль, - подавленно произнес проклятый, но, по-видимому был не услышан чернокрылой, подошедшей к нему ближе и продолжившей свой монолог.
- Я тогда сильно тебя обидела. И поэтому посчитала, что одного простого "извини" будет недостаточно, но я все не могла решиться на этот шаг. Я не видела тебя так долго... Я так боялась, что ты больше не придешь.
И почему-то с каждой минутой говорить, да даже думать (!) о произошедшем в Таллеме, становилось все труднее. Он совершенно не понимал зачем это делала Миель?! Выговориться? – Да, возможно. Но не так, Боги, только не так, как то предпочла делать она. Зачем было выгораживать его? Иштэ был далеко не ребенком неспособным ответить за свой проступок и нуждавшимся в оправдании матери. А Эль его чуть ли не святым делала, скидывая всю вину за случившееся на себя. Да еще и эти скачки от одного к другому. Словно бы девушка и вовсе боялась чего-то недосказать, упустить, забыть упомнить… Эйнохэил уже и не знал, как должен был вести себя, полностью растерявшись и взирая на крылатую полным смятения взглядом. И опять-таки вставить хотя бы слово у него не получалось. Хочешь-не хочешь, а приходилось для начала дослушать до самого конца алла, попутно с этим пытаясь понять суть ее легкого прикосновения, разошедшегося по руке едва ощутимой прохладой.
И как ни странно, а с последними изречениями девушки все более-менее становилось для проклятого понятным. Он мягко улыбнулся, пряча былую оторопь и раскрывая ладонь перед Эль. Его ничего не тяготило в этот момент, ведь он полностью доверял крылатой, привыкший к их сложившимся отношениям. Тем более как оказалось, и сама Эллюмиель считала его едва ли не братом, упомнив имя Кассиеля, коего по праву называла самым близким для себя. Было ли это приятно? – Несомненно. И именно откровенность наполняла момент какой-то особой теплотой, сглаживая все возможные острые углы, что только могли скатить разговор в негатив.
- Не одна ты делов наворотила, - не скрывая легкой улыбки, начал Бэйнар, возымев возможность ответить, - Так что на себя не перекладывай. Ссорятся все, Эль. Без этого, - он пожал плечами, - Наверное, жизнь была бы скучна. Никто и тем более ничто не идеально, так же как и отношения, на чем бы они не основывались. Любовь, дружба – все проходит через некие преграды на своем пути.
Уж это-то он теперь знал ни просто со слов. Мужчина, так и не дождавшись какого-либо ответного жеста, поднес руку к лицу девушки, обхватывая ее подбородок несколькими пальцами и приподнимая его, тем самым заставив посмотреть на себя.
- Я рад, что мы смогли услышать друг друга после того, как наговорили всего и побольше в запале эмоций. Да и не думаю я, что подобная ссора могла бы развести нас по разным закуткам Таллема. Ты, конечно, как знаешь, а я-то точно планировал вернуться, - проклятый усмехнулся, отнимая руку, но все еще заглядывая в серебристые озера напротив, - Что же касается Касса, то думаю, что ты его обязательно отыщешь. А пока буду весьма не против занять его место. Тем более что, как знаешь, сестренки у меня никогда и не было.

Отредактировано Бэй (2016-03-09 00:53:05)

+3

87

16 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного договора.
Постоялый двор "Янтарная Пинта".
Глубокая ночь.

Гейл забрался на верхнюю полку в парилке и разлегся на полотенце. Сухой жар прогревал каждую косточку. После ночного заплыва – это было тем, что  целитель прописал. Закинув руки за голову, парень уставился в деревянный потолок. Да, денек был насыщенным. Самое интересное, что для Гейла этот день начался еще тогда на озере, когда он гнался с Аделью за дракончиком, когда фиксти перенес его Тейар только знает куда, а потом все как-то смазалось, и не было различия между днем и ночью, а потом знакомство с Айнэ, Бэем, Эллюмиель и Альвэри. И этот праздник и гуляния. Воспоминания об Аделии, в очередной раз заставили его подумать, что он должен написать ей письмо. «После бани сразу же пойду к хозяину, а еще, наверное, поем».
Гейл потянулся, меняя свое тело, и вот на лавке уже лежала Эби. Девушка не могла припомнить, когда в последний раз так надолго оставалась в мужской ипостаси, но так как она пристала перед новыми знакомыми именно в обличии Гейла, то и из этих комнат она выйдет в том виде, что и заходила.
Интересная компания подобралась. Четкого мнения Эбигейл пока о них не составила. Ей нравился Бэй в силу схожести характеров и желания творить невиданную хрень, только ради забавы. Альвэри казалась ему немного отстраненной, хотя не дружелюбной она ее точно назвать не могла. Да и с ней не удалось еще пообщаться. Айнэ невероятно добрая и открытая девушка, готовая помогать даже упавшим на ее руки незнакомцам. Эль… С ней дела обстояли несколько сложнее, ввиду сложившихся обстоятельств.  Эби снова потянулась, меняя свое тело.
Достаточно прогревшись, Гейл поднялся с лавки и пошел в купальню, с соседней лавки, он подхватил штаны, которые специально взял с собой, чтобы те могли хоть немного подсохнуть. Парень быстро помылся, обтерся и переоделся в чистую одежду, которую захватил с собой из комнаты. Мокрые волосы он еще раз попытался просушить полотенцем, но они были слишком длинными, и им нужно было больше времени. Гейл оставил волосы распущенными, собрал свои вещи и вышел в коридор. Заметив впереди знакомый силуэт, таррэ нагнал Альвэри.
- Как дела? – спросил он, поравнявшись с девушкой. – Слушай, я собирался пойти вниз и чего-нибудь перекусить. Я почему-то так голоден. Хотя чему тут удивляться, прогулка и купание всегда отнимают энергию. Составишь мне компанию? А еще мне надо подойти к хозяину, если он, конечно, не спит в это время. Мне надо Аделии написать, - напомнил себе Гейл, специально проговаривая вслух, тем самым превращая простую мысль в план.
[nick]Гейл[/nick][icon]http://s018.radikal.ru/i502/1701/4d/e465cd70d403.png[/icon]

Отредактировано Эбигейл (2017-05-10 12:01:28)

+1

88

-...Так что на себя не перекладывай. Ссорятся все, Эль. Без этого. Наверное, жизнь была бы скучна. Никто и тем более ничто не идеально, так же как и отношения, на чем бы они не основывались. Любовь, дружба – все проходит через некие преграды на своем пути.
Миель промолчала, подбирая к этому нужные слова. Действительно, все так, как он говорит. Все правда, до последнего слова. Если он до сих пор не отрекся от нее, предпочитая и дальше приходить к ней не просто как хозяин квартиры за деньгами, а как друг, то не это ли доказательство того, что она, Эллюмиель, все же что-то значит для него? Не значит ли это, что она тоже занимает важное место в его жизни? Он ей верил, и такой маленький жест, как раскрытая перед нею ладонь, говорил о многом, и стоил невероятных ценностей. Наверное, таких и не существовало.
Только грустно немного, что путь от непринятия прикосновений до жеста доверия был вымощен такою ценой.
- Да, наверное в этом моя проблема, - не без шпильки в привычку к самокопанию проговорила Эль глухо, - я все это понимаю, но никак не могу к этому привыкнуть. Все-таки чувство одиночества со временем накладывает какие-то особенные рамки, не знаю...
С каждым словом становилось легче, будто девушка пускала по ветру тревоги и недосказанности, слишком долго копившиеся внутри. Всегда боящаяся сказать что-либо неправильное или опрометчивое, чернокрылая без всяческого стеснения или напускного участия открывала себя, обнажая всю свою душу, надеясь, что Бэй все же поймет ее.
Почувствовав настойчивое прикосновение пальцев на подбородке, Миель, поддавшись, послушно подняла глаза, встречаясь взглядом с Бэем. Сапфир подернулся ночной глубокой синью, но сияние их оставалось таким же чистым, как и прежде. Как же она хотела смотреть в них всегда... Как же хотела всегда видеть в них задорные веселые искорки. Сердце заторопилось в груди, и девушка улыбнулась своим мыслям.
- Я рад, что мы смогли услышать друг друга после того, как наговорили всего и побольше в запале эмоций. Да и не думаю я, что подобная ссора могла бы развести нас по разным закуткам Таллема. Ты, конечно, как знаешь, а я-то точно планировал вернуться. Что же касается Каса, то думаю, что ты его обязательно отыщешь. А пока буду весьма не против занять его место. Тем более что, как знаешь, сестренки у меня никогда и не было.
На мгновение ее глаза округлились и стали больше похожи на круглые плошки, но потом девушка тихо и беззлобно рассмеялась, покачивая головой из стороны в сторону. Так-то чернокрылая знала, что Бэй немного не понимает пространных разговоров вокруг да около, однако она и не предполагала, что парень поймет ее слова до неприличия буквально. Что ж, ей действительно льстило то, что он был готов подпустить ее так близко, но столь смелое предложение рождало еще больше непонимания между ними. Но таков уж Бэй, и в нем это не менялось, слава Богам. Отсмеявшись, девушка вновь посмотрела ему в глаза и улыбнулась, нежно и мягко, как она не улыбалась никогда раньше. Опустив глаза долу, она аккуратно вложила гелиодор в его раскрытую ладонь.
"Без тебя мне было плохо"
Возможно станет еще хуже, но если и в этот раз она промолчит, то это будет несправедливо по отношению к нему. Дорожка шириной в острие клинка. Как же трудно сделать шаг, не поранившись... Но она была готова рискнуть, ведь в конечном итоге время сможет помочь излечить то, что они оба наворотили. Она все так же поддерживала его ладонь в своих руках. Практически невесомо, будто стараясь сохранять ту призрачную дистанцию, что установилась между ними. И когда же это началось? В момент, когда узнала о его чувствах к Альвэри? Или тогда, когда узнала о том, что они взаимны? А может быть еще раньше? Кажется тогда она поняла, что тяготеет к нему душа и то, насколько сильно томится она без него.
Но "трудно" не значит "невозможно", и порою раны есть доказательство, что ты все еще можешь чувствовать. Что все еще жива. Девушка легко коснулась гелиодора, и тот медленно начал наливаться золотистым сиянием. Эль моргнула, и из-за полуопущенных ресниц девушки можно было заметить, что в радужку цвета переливчатого серебра вмешивалось мерцающее магическое золото. Она не читала заклинаний, не выдумывала никаких магических формул. Все было так естественно и давалось легко, словно для всех остальных дыхание. Эль вкладывала в гелиодор тепло и свет, заклиная тот так, чтобы он навечно, подобно кристаллу Альбара, запечатал эту маленькую мерцающую частичку. Свет внутри самоцвета пульсировал, переливался всеми мыслимыми и немыслимыми цветами, где-то вспыхивая остро и пронзительно, а где-то переливался ровным и спокойным свечением. Этот свет был живым, он сам словно мог дышать и слышать шепот набегающей волны.
- Сколь бы не была могущественна магия, она всегда иллюзорна, привнося облегчение лишь на время. - Говорила она неспешно и с неизменной улыбкой на лице. - Я не могу всегда быть рядом, как бы мне этого не хотелось, и поэтому я хочу, чтобы ты принял мой подарок. Этот свет часть меня. Можно сказать, что это мое Я. Ты береги его, ладно?
Миель моргнула, и сияние глаз истаяло. Девушка, обхватив его руку ладонями, легонько их сжала, побуждая Бэя обхватить камень пальцами. Не отпускала, сохраняя уверенность в том, что делает. Судьба не всегда благоволит нашим желаниям, пусть и самым искренним. Эллюмиели оставалось лишь молиться о том, что Бэй будет счастливым, несмотря на все кошмары, произошедшие с ним за завесой прошлой жизни. Он жив здесь и сейчас. Она знает его таким. И безумно не хотела допускать помыслов о том, что что-то может пойти иначе. Заплатив огромную цену, он не мог просто так остаться у Судьбы за бортом. Просто не мог.
- Знаешь, - Эль подернула плечом, прикрывая глаза, - Я должна тебе сказать кое-что, и если я этого не сделаю, то это будет как минимум нечестно по отношению к тебе. И ко мне.
На мгновение Миель опустила очи долу, будто тщательно подыскивала слова. Однако все было не так, ибо слова давным-давно были найдены.
- Тогда я на твой вопрос ответила, что дело не во мне, мол, я тебе никогда не врала, требуя кристальной честности в ответ. Я такая эгоистка...
Чего же я хочу?
-...про то, что я ничего не чувствую...
Она сжала его ладонь в своих руках чуть сильнее и, осмелев, приблизилась к его лицу. Он был так невыносимо близко, так, что его дыхание обожгло губы, осело росой на ресницах. Эль оставались считанные миллиметры, та самая непреодолимая пропасть, и она будто сама себе дала возможность сбежать при любом удобном случае. Сердце заторопилось, разгоняя кровь по венам, но девушка не спешила отступать. Миг, всего лишь доли секунды, таял медленно, казалось, что время остановилось и даже океан замолк, перестав нагонять мелкие волны на белый прибрежный песок.
Она так долго бежала от себя...
-...я соврала, - шепот, всего лишь краткое мгновение, но и оно разбилось о его губы, когда Эль прикоснулась к ним в поцелуе, закрывая глаза. Он мог ее возненавидеть, но сейчас Эль чувствовала лишь бархат прикосновения чужих губ к своим, пьянящий и сладкий. Секунда вспыхнула огнями и окрасилась невиданными цветами, такими яркими, что звезды, купающиеся сейчас в океане, могли лишь завидовать им. Странно было ощущать то, как все меркло, и становилось понятно, что никаких крыльев не нужно было, чтобы почувствовать себя легче северного ветра. Не к этому ли шагу она двигалась так неуклюже и долго? Но сей миг стал для нее лучшей наградой, лучшим подарком, каким можно было бы ее одарить.
Все в этой жизни меняется, да-да... И она тоже сможет измениться.
Эль отступила, чувствуя, как пропасть между ними расходится вновь. А может это было лишь ее собственное воображение.
- Наверное, следующего шанса у меня попросту не будет, - прошептала она, все еще не в силах открыть глаза, - но я живу всего лишь раз. Здесь и сейчас, и я ни за что бы себя не простила, если бы не попробовала сделать шаг. Прости меня.

+3

89

16 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного договора.
Постоялый двор "Янтарная Пинта"- таверна.
Глубокая ночь.

Приятная прохлада не до конца вытертой кожи и волоса холодила тело, на какое-то время отведя мысли от текущей «проблемы». Девушка повела плечами, словно стряхивая с оных невидимое покрывало и закрыла за собой дверь, где минутами ранее приводила себя в порядок. Особо острого желания возвращаться в комнату не было, собственно, как и находиться здесь в целом. Альвэри глубоко вздохнула, недовольно сморщив нос. Даже на второй этаж пробрались ароматы сезийского гостеприимства, проводниками коих стали постояльцы и завсегдатаи таверны.
Появившийся внезапно, казалось с ниоткуда, Гейл, заставил ее ненадолго забыться и отложить раздумья на тему – Как себя развлечь остаток ночи. 
- Как дела? – вопрос был столь прост и легок, что лоддроу не сразу нашлась с ответом, молча воззрившись на парня. – Слушай, я собирался пойти вниз и чего-нибудь перекусить/... /Составишь мне компанию? – Фенрил чуть дернула бровью, словно молчаливо протянув – «Нууу, не знаю…не уверенна и так далее по тексту». -  А еще мне надо подойти к хозяину/…/Мне надо Аделии написать.
То, что он произнес в конце было явно лишним по теме обращения к ней и скорее всего то были мысли вслух. Знакомое имя резануло слух, но только и всего. Мало ли Аделей по миру бродит. Тем не менее, обращение Гейл внесло свои коррективы в мыслеворот Альвэри и та ненадолго  задумалась. Она ведь и сама не горела желанием возвращаться в комнату, где ее личные Тейаровы дети начнут осаду до самого утра, не покинув ее и во сне, который способен превратиться в кошмар. Конечно, душный зал таверны не самый лучший вариант коротания времени, но все же…
- Да, пожалуй, могу тебе составить компанию, - произнесла Аль, спустя каких-то пару минут.
Они неспешно направились вниз, вскоре всецело нырнув в атмосферу ночной жизни и проходящего праздника. Казалось, что они очутились в совершенно другом мире, стоило только покинуть второй этаж. Подойдя к стойке, где Гейл ожидал поймать хозяина, лоддроу без особого интереса принялась рассматривать утварь, что маячила за спинами прислуги, снующей все время туда-сюда. Дабы не затягивать повисшее молчание, что могло перерасти в неловкость, она проронила:
- Адель…кто-то близкий? Волноваться начнет о твоем отсутствии?
Даже, если парень не посчитает нужным открывать ей сию «тайну», девушка бы совершенно не расстроилась. Она больше для себя старалась отвлечься, нежели разузнать о чужой личной жизни.

+1

90

Гейл был уверен, что Альвэри откажется от его предложения. Казалось, что на лице у нее было написано: «Спасибо, но нет». Однако, вопреки всем мыслям, Аль согласилась.
- Да, пожалуй, могу тебе составить компанию.
- Вот и чудно, - Гейл широко улыбнулся и вместе с девушкой отправился вниз.
«Может в комнату забежать? – таррэ посмотрел на сверток одежды в руках. – Не-е… лень».
К тому же ему пришла в голову еще одна мысль, касательно того, куда сплавить одежду. Они спустились вниз и пробрались к стойке хозяина. Народу поубавилось, но все еще было слишком людно. Хозяина не было видно, и парень уже думал, что подойдет со своим вопросом завтра днем.
- Адель…кто-то близкий? Волноваться начнет о твоем отсутствии? – спросила Альвэри.
- Адель – это…
Но тут из-за двери за стойкой показался хозяин. «Как у  него силы остаются после всего этого? Вот по-любому себя чем-то магическим подпитывает».
- Доброй ночи, уважаемый, - заговорил Гейл, привлекая к себе внимание. – Могу я у вас взять писчие принадлежности? А еще не подскажите, где здесь почта?
- Зачем вам почта? – Добродушно обратился хозяин, выкладывая бумагу, перо и чернильницу. – Мой курьер с утра отнесет письмо сам.
- Спасибо, как напишу, сразу же отдам. А еще, можно ли это сдать в прачечную? – парень приподнял сверток с одеждой.
Уладив все вопросы, отдав одежду и забрав то, что просил, Гейл повернулся к Альвэри.
- Ну что, вперед на встречу к еде? – улыбнулся таррэ.
Они прошли сквозь толпу и заняли свободный стол около окна, которое было открыто настежь.
- Хоть какой-то воздух. Что касается Аделии, - Гейл вновь вернулся к прерванной тени. – Не сказать, что она мне очень близка, мы познакомились недавно в Вильдане. Она там была отчасти по работе, но по большей части по своим делам. Мы вместе решили отправиться к озеру Кхалп, а там наткнулись на фиксти, которым я пришелся не по душе, и меня телепортировали в Сезию. А дальше ты в принципе все знаешь.
Гейл чуть откинулся на спинку стула.
- Мы хоть и не были знакомы долго. Но я к ней немного привязалась, так сказать почувствовал родство. И исчез на её глазах. Надо её предупредить. Сказать, что со мной и где я.
Гейл поднял руку и подозвал к себе  официантку.
- Пожалуйста, принесите чай, а еще жареную картошку с мясом, - парень посмотрел на Альвэри. – Ты будешь что-нибудь?
[nick]Гейл[/nick][icon]http://s018.radikal.ru/i502/1701/4d/e465cd70d403.png[/icon]

Отредактировано Эбигейл (2017-05-10 12:01:42)

+1

91

16 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного договора.
Постоялый двор "Янтарная Пинта".
Комната парней.
Глубокая ночь.

Бэйнар удивленно вздернул брови, заметив реакцию Эллюмиель на его слова и последовавший заливистый и чистый смех девушки. Ильтар, он и понять не мог, что именно из всего им сказанного дало вот такой вот необъяснимый для мужчины эффект. Одно только в этом всем было приятным – более они не перешептывались, пытаясь скрыть возникшую между ними неловкость и недопонимание. Не было ни единого камня преткновения, способного увести кого-то в дебри самокопания и отчужденности. Все, что ложилось на слух давалось с неописуемой легкостью, заставляя откидывать в сторону минуты беспокойства перед поднятым «вопросом», что еще с какие-то мгновения тому назад тревожили душу. Да и что вообще могло быть лучше окончательных объяснений друг перед другом, ставившими точку в конце не саднящим осадком на сердце, а своеобразной теплотой понимания? Конечно же, у проклятого был драгоценный друг Нерикс, с коим они ни раз и не десять «воевали», мирились, забывали. Однако ссора с девушками влекла за собой куда большее угрызение совести, чувства вины, да и само восприятие склоки было иным… К слабому полу после было не подкатить как ни в чем не бывало с бутылкой пенного и не завести треп во-о-он о тех неудачниках, играющих в кости. И, понимая это, Эйнохэил мог только порадоваться, что до сих пор у него получалось сходиться с этими вздорными представительницами прекрасной половины Фатарии, доверяя, открываясь и будучи уверенным в их поддержке.
Мужчина лишь шире улыбнулся, однако, отрицательные покачивания головой девушки из стороны в сторону не могли не поубавить оптимизма.
- Что? Опять я пургу несу? – С долей наигранного разочарования произнес иштэ, не переставая пристально наблюдать за алла.
Чернокрылая подарила мужчине еще одну мягкую, наполненную теплом и, казалось бы, заботой, улыбку, тут же пряча свой взор и вкладывая в раскрытую ладонь тот самый самоцвет, что некогда Бэй поспешил вернуть ей. Он тоже потупил взгляд, рассматривая драгоценность и силясь понять, зачем же теперь Эллюмиель отдавала его? Все невысказанные вслух эмоции так и остались блуждать на лице, неприкрытые и не загнанные в дальние уголки души. Бэйнара так и тянуло спросить, что же все-таки задумала чернокрылая, однако он не проронил ни слова даже когда девушка начала волшбу. Проклятый как завороженный смотрел на камень, что начал наливаться светом, теперь же заиграв всеми гранями и в буквальном смысле слова засветившись в руке. Сам по себе самоцвет не был большим, но из-за эффекта оказанной на него магии казалось, что «подрос». Мужчина не мог отрицать, что это было удивительным воздействием, красивым и таинственном в своем исполнении. А еще с помощью драгоценности теперь можно было и мелкие вещички в темноте разглядывать, просто светя на них сей чудной штукой! Именно эта мысля и коснулась разума Эйнохэила сразу после «Вау!» и «Офигеть!».
- Что ты с ним сделала? – Вполголоса поинтересовался проклятый, с неохотой отрывая свой взор от камня.
Но ответа на заданный вопрос так и не получил. Хотя, это как посмотреть.
- Я не могу всегда быть рядом, как бы мне этого не хотелось, и поэтому я хочу, чтобы ты принял мой подарок. Этот свет часть меня. Можно сказать, что это мое Я. Ты береги его, ладно?
- Эль, я даже не… - Растерявшись, начал было иштэ, но замолк, чувствуя, как прикрыла его ладонь чернокрылая, желая, чтобы он не отнекивался от столь неожиданного и по-своему ценного подарка.
И да, можно было сказать, что Эль дарила Бэю частичку самой себя, а такое всегда было непросто принять. Не оттого, что «дорого» или неудобно, не из чувства неловкости, а потому, что чувствовал себя недостойным. А она… она вот так просто брала и вверяла ему нечто самое сокровенное. Мужчина был не способен ответить Эллюмиель чем-то подобным, являясь всего лишь подобием человека без какой-либо способности к магии, позволяющей совершать, казалось бы, такие фантастичные, запредельные вещи.
Погруженный в водоворот мыслей и не знающий как стоило поступить, мужчина пропустил первые слова алла, возвращаясь в реальность лишь благодаря теплоте от ее прикосновения, что начинала приятно греть руку.
- ...про то, что я ничего не чувствую...
Слегка улыбнувшись после того, как натянул на себя маску задумчивости (и пропустив то, что следовало перед этим, мимо ушей), проклятый готов был ответить Миель, что она ошибалась, ведь все живые существа способны были чувствовать. «Разве что камням все равно», - обронил про себя мужчина, еще успев усмехнуться перед произошедшим далее. Да, едва ли о тех чувствах, о коих подумал иштэ, сейчас говорила девушка. Но и посчитав, что являлся для Эль едва ли не братом названным, Эйнохэил и подумать не мог о какой-либо иной подоплеке. Однако в следующую же секунду ему не хило так дали об этом понять.
Ни сильная хватка за руку, сжатую в кулак, ни дальнейшие слова крылатой, перешедшие в едва уловимый шепот не способны были перебить ту волну смятения, что жаром разлилась по телу, перехватывая дыхание и путая все мысли в голове. Сердце отчаянно забилось в груди, гулом перебивая все посторонние звуки. Казалось, лишь его удары и способен был в эту секунду слышать проклятый, стоило только Эллюмиель оказаться настолько близко, что ее дыхание способно было обжечь кожу губ и подбородка. Мужчина инстинктивно сделал шаг назад, но тут же уперся ногой в стоящую за ним тумбу, лишь несколько неуклюже пошатнувшись и опершись о мебель свободной рукой, дабы и вовсе не завалиться набок. Тумба пошатнулась, а следом послышался глухой удар чего-то о пол. По-видимому, это было грушей, скатившейся со столешницы, но кого это волновало? А вот по-настоящему волновало совершенно иное, и это некоим образом не касалось падающих фруктов… На мягкий, но вполне себе ощутимый поцелуй, длившейся всего краткий миг, Бэй был просто не в состоянии что-либо ответить или же как-то отреагировать, просто-напросто остолбенев и не в силах отыскать самого себя в тех ощущениях, в которые поверг его поступок Эль. Скул предательски коснулся румянец, и отдавать себе отчета в том, что испытывал, иштэ так же не мог, а в мозгу крутилась одна-единственная мысль, доводящая разум до полного исступления: «Так названных братьев вряд ли целуют!!». И как бы то ни было комично или же досадно, но все сводилось к тому, что мужчина снова-таки умудрился неправильно растолковать ему сказанное, провести не те параллели и сделать неверные выводы, посчитав, что чувства алла к нему ограничивались лишь близкими дружественными.
Едва ли не задохнувшись от момента близости, перед которым, казалось бы, все краски вокруг разом померкли, Бэйнар воззрился на Миель, все еще не спешившую открывать глаза. Он мог поклясться, что его трясло, а гул от собственного сердцебиения никак не хотел покидать ушные раковины, будто бы застряв в голове. Даже подобрать нужную и уместную эмоцию не представлялось возможным, а подобной растерянности вкупе со смущением (и по-большей частью за себя самого, ведь разжуй он слова девушки изначально так, как это полагалось, сумел бы пресечь все только что произошедшее) проклятый и при первом то своем поцелуи не испытывал. Да и чего здесь было вообще уместным, Тейар побери?!
- Что. Это. Только что. Было, - напрочь игнорируя слова чернокрылой, сдавленно выдал Эйнохэил, - Эль?!
Иштэ выпрямился, да так, словно бы жердь проглотил, и как можно мягче высвободил из рук девушки свою, все еще, откровенно говоря, боясь сделать хотя бы вдох. Он так же выпутался из капкана, в кой угодил, благодаря тумбочке и алла, обходя Эллюмиель и вновь разворачиваясь к ней лицом. Только теперь же он видел ее в профиль. Облизнув губы, до сих пор саднящие от поцелуя и хранившее мягкость ее уст, он непонимающе воззрился на чернокрылую.
- Я думал… Я думал, что… - «Ну, что ты думал?», - Что… - Но при всем его огромном желании высказаться, слова не желали подбираться, выстраиваясь в логические предложения, - Мы явно… по-разному поняли друг друга, прости, - Бэй тяжело вздохнул, опуская глаза в пол, и прикрывая их, - Я подумал… Ты и Кассиеля упомянула, вот я и решил…
Хороша ситуация, ничего не скажешь. Чувствуя, что окончательно теряется в эмоциях, совладать с коими не получалось от слова совершенно, мужчина одернул поднятую руку от глаз, упирая ее в бок и устремляя взор в потолок. Ему надо бы срочно отдышаться и привести мысли в порядок. По крайней мере сейчас он был не способен выдать ни единой осмысленной фразы, а рубить с плеча, коря и обвиняя во всем одну лишь Эль, было бы неправильным. Она была дорога ему, да. Симпатична и даже красива, как телом так и душой, да. И не повстречай бы он на своем жизненном пути Альвэри, кто знает, вполне возможно, что ее место заняла бы чернокрылая, сумей достучаться до тонущего в пучине кошмаров рассудка, как то месяцем, чуть больше-меньше, назад сумела проделать лоддроу. Но сейчас… Бэйнар понимал, что задыхался.
В непонятном ему самому посыле, проклятый рыпнулся к кровати, на которой оставались его сумка.
- Я хотел дойти до банных комнат, - стараясь держать голос ровным, практически безъэмоционально произнес мужчина. Хотя сипловатые нотки и прежняя отстраненность все же проскальзывали в баритоне.
Вдруг вспомнив, что никаких вещей себе на смену он и не брал, Эйнохэил схватил рубашку и отступил от койки, судорожно зарывшись в кармане брюк и отыскивая нужный ключ.

ОФФ

http://i4.ytimg.com/vi/765KT-0BFwI/mqdefault.jpg
Но не убеГ! хD

Отредактировано Бэй (2016-03-09 19:55:59)

+3

92

Как оказалось, Гейлу нечего было скрывать. Вернее, не такой уж тайной была та особа, что за него волновалась. Хотя их разговор и был перебит появлением хозяина, но намерение парня было уже понятно. Альвэри повела плечом, ожидая пока тот объясниться с подошедшим мужчиной. При всей обыденности имени, произнесенном знакомым, сознание упрямо возвращалось к нему. Конечно, это лучше, нежели вновь унестись в дебри своего неожиданного будущего, продолжая закапывать себя все глубже. Засим, она и не особо сопротивлялась, вспомнив "свою" Адель и все их приключения. После последнего они уже и не виделись. Хотя и не удивительно, ведь она сама в городе побывала всего ничего, все время куда-то спеша. Ах, да...Мельком они все-таки виделись в Вильдане, перед походом на болота. Куда же спешила тогда Адель? Память упрямо молчала, что не удивляло, ведь лоддроу в тот момент, как и сейчас, была мысленно совершенно не здесь. Аль выдохнула, беззвучно пыфнув губами и раздраженно потерев переносицу. Сколько всего она упускала, слишком глубоко закапываясь в себя? Одному Ильтару известно, да.
Пока девушка размышляла о своем, Гейл управился и готов был делать ноги прочь от стойки.
- Ну что, вперед на встречу к еде? – улыбнулся тон, на что лоддроу коротко кивнула и двинулась следом.
Найдя более -менее отдаленный от всех столик, они расселись по стульям в ожидании прислуги. Гейл, не дожидаясь повторного вопроса, продолжил свой ответ, рассказав коротко о своих перипетиях на пути с некой Адель. И сказанное не могло не улыбнуть, "удача" ему явно благоволила.
-... Мы хоть и не были знакомы долго. Но я к ней немного привязалась, так сказать почувствовал родство. И исчез на её глазах. Надо её предупредить. Сказать, что со мной и где я.
Альвэри кивнула, мол, что все понятно, не стоит объясняться. На последующий вопрос ответила сразу:
- Кофе, без сахара и покрепче. Спасибо, - после снова вернув внимание парню. - Как ни странно, у меня в близких знакомых тоже есть Адель. Забавно, не так ли? - начала Аль, продолжив легкую на подъем и, казалось бы, ни к чему не обязывающую тему. - Так вот - нас удача тоже в плане сродни твоего не единожды сталкивала лбами и не только.
Девушка чуть усмехнулась от ненавязчивого воспоминания.
- Правда, я понятия не имею, где она сейчас. В последний раз виделись в Вильдане...

Отредактировано Альвэри (2016-03-09 19:58:15)

+1

93

Краткий миг, разбившийся цветным калейдоскопом и наполненный лишь упругим биением собственного сердца, тянулся целую вечность, пока Эль, поборов себя, не открыла глаза. Взгляду открылась интереснейшая картинка смущенного ее неожиданной выходкой Бэя, который, казалось, даже дышать перестал. В его широко распахнутых глазах Миель могла прочесть все, что угодно: смущение, растерянность, непонимание. Однако в них девушка не видела ни намека на тот леденящий страх, который проскальзывал в сапфире взгляда раньше даже при жалкой попытке прикоснуться. Что ж, это был прогресс и знак великого доверия к чернокрылой со стороны Бэя, однако в данный момент абсолютно все было поставлено на карту ради одной-единственной возможности что-либо изменить. Или же измениться самой.
Боги... Да он еще и покраснел.
- Что. Это. Только что. Было. Эль?!
Эль замерла на месте и даже ухом не повела, даже тогда, когда парень, смущенный и обескураженный донельзя, дернулся в бок, лишь бы оказаться от чернокрылой немного дальше опасной черты. В его движениях читалась топорность и торопливость, однако и мягкости с деликатностью в них было достаточно. Как же противоречиво... Видимо, такой сумбурный шаг, предпринятый чернокрылой, был ну никак им не ожидаем, и теперь парень никак не мог понять, что именно он должен чувствовать в данный момент, выдавая на гора цепочки слов, никак не связанные между собой логическим смыслом. Раз уж на то пошло, то в подобной ситуации Эллюмиель вела бы себя точно так же. Вспомнить хотя бы недавнюю оплошность с Гейлом...
- Кажется...я тебя поцеловала, - констатировала свершившийся факт Эллюмиель, поворачиваясь к Бэю лицом, - мне показалось, что это...очевидно.
Ситуацию можно было бы назвать забавной, если бы не реакция Бэя. Он был растерян и было видно, что он пытался подбирать слова. Правда, пытался, а Миель терпеливо ждала. Для нее все, что случилось, было убеждением твердым и решительным, к которому она пришла из раза в раз ошибаясь и находя выводы из своих ошибок. Девушка страшилась этого чувства, была убеждена, что все это плод ее собственного воображения, пока искра симпатии не превратилась в то устойчивое пламя, что и подпитало ее решимость в эту самую минуту.
Элли любила его.
- Я думал… Я думал, что… Что… Мы явно… по-разному поняли друг друга, прости... Я подумал… Ты и Кассиеля упомянула, вот я и решил…
Миель промолчала, стараясь вдумываться в его слова. Складывалось такое впечатление, будто он с самого начала исключал возможность симпатии с ее, Эллюмиели, стороны, ограничиваясь чисто дружескими отношениями. Что сказать, с момента их знакомства прошло достаточно времени, чтобы при должном усилии их взаимоотношения поплыли по совершенно иному руслу, нежели формально деловому. И это свершилось. Так или иначе, получилось так, как получилось, только как с этим разобраться, она не ведала. Скорее полагалась на интуицию, ситуацию и чистую правду. Она больше не желала ему врать, больше не хотела чувствовать себя запертой в тесной клетке собственных убеждений и страхов. Пан или пропал, и все больше начало казаться, что тут она больше проиграла, чем выиграла в конечном счете.
Ведь поцелуй по сути еще ничего не значил. На то была только ее, чернокрылой, воля.
Сердце билось в груди часто-часто, гулко ударяясь о ребра, и складывалось такое впечатление, что комната погружается в ухающий шум. Волнение Бэя степенно передавалось чернокрылой, пусть в лице девушка и не изменилась. Решившись на этот шаг, Миель не могла предполагать последствий этого шага. Сможет ли она вкусить их полной чашей или же оставить все как есть, просто попридержав язык за зубами? Хм, тут так просто все и не решишь...
- Я хотел дойти до банных комнат, - в прозвучавшем во мгновенно воцарившейся тишине голосе Бэя Эллюмиель смогла различить некую дрожь, пусть парень и старался изо всех сил придать ему ровности как в звучании, так и в тональности. Что ж, это было предсказуемо, и иштэ повел себя точно так же, как и она сама сегодня днем. Она прекрасно понимала весь спектр снедавших его чувств, ведь она испытывала все то же самое, возможно даже острее. Только знание о том, что все это подкреплено уверенностью в силе своего чувства, давало ей степенного и ровного спокойствия, с которым Эллюмиель смотрела на то, как он ранее судорожно хватанул с постели рубашку и стал что-то дотошно нашаривать в карманах. Привычка дистанцироваться у Бэя осталась прежней, и он в очередной раз оставил Эллюмиель в комнате собирать себя по кусочкам. Однако в этот раз Эль хотела дойти до конца настолько, насколько это вообще возможно. Она прикусила клыком повлажневшую от поцелуя нижнюю губу, задумываясь над тем, что бы сделать в сложившейся ситуации, дабы не пустить ее на самотек.
Девушка, шепнув под нос пару слов на древнем языке, словно сплела в пальцах невесомую, тончайшую нить света, что бликнув в лунном свете, тут же исчезала. Посмотрев на копошащегося в дверях Бэйнара, Миель, сдув получившуюся паутинку в пальцах, шепнула еще несколько слов заклинания, и невидимая сеть, растворившись в воздухе, наложила Благословения Безмятежности в угоду волшебнице удачно. И это правда было заметно: ранее сведенная нервной судорогой широкая линия плеч парня словно расслабленно опустилась. Эль решилась подать голос.
- Хочешь узнать почему? - проговорила она тихо и мягко, вкладывая в слова тепло и участие. В этот момент она остро ощутила страх стать гонимой или презираемой за то, что сделала. Девушка поспешила задавить в зародыше это отвратительное чувство, взяла себя в руки и, стараясь унять дрожь в коленках от избытка эмоций, присела на край его кровати.

Отредактировано Эллюмиель (2016-03-10 00:33:44)

+1

94

Официантка ушла, приняв заказ.
Как ни странно, у меня в близких знакомых тоже есть Адель. Забавно, не так ли?  Так вот - нас удача тоже в плане сродни твоего не единожды сталкивала лбами и не только… Правда, я понятия не имею, где она сейчас. В последний раз виделись в Вильдане...
- Ууу! Обожаю такие совпадения, - Гейл широко улыбнулся. – Казалось бы, такой огромный мир, а так тесен. Наверняка же слышала про теорию шести рукопожатий. Я уверен, что, так или иначе, но все друг с другом знакомы. Ну и кем же является твоя Адель? Моя - рогатая очаровашка на службе у темных сил. Я не до конца понял, в чем заключается ее работа, или забыла уже, со мной бывает.
Перед Гейлом и Альвэри поставили напитки.
- А не поздно ли для кофе? Никогда особо не понимал этот напиток. В чем вся соль? Он бодрит, да не особо, точнее не всех, вкус у него тоже с причудой. Хотя, не могу не отметить, что кофе – это атмосферный напиток. Не знаю, как это объяснить, но я так чувствую.
Гейл сделал глоток чая. «Вот так да, уверен, что речь идет об одной и той же суккубии». Он бросил взгляд на бумагу, приниматься за письмо сейчас не очень было удобно. Таррэ посмотрел на Альвэри. Кем она была? Как и Адель, она казалась знатной дамой, воспитанной, с толикой высокомерия всех эльфов. Однако, сошлись же они как-то с Бэем. Видимо было в ней что-то теплое, но только не для всех.
От всех размышлений парня отвлекла официантка, которая принесла горячую картошку с мясом.
- Мммм, - Гейл с удовольствием втянул запах, который исходил от блюда. – Точно не будешь? Я могу поделиться. 
[nick]Гейл[/nick][icon]http://s018.radikal.ru/i502/1701/4d/e465cd70d403.png[/icon]

Отредактировано Эбигейл (2017-05-10 12:01:55)

+1

95

Словоохотливость Гейла позабавила Аль, в очередной раз отвлекая от мрачноватых мыслей, если они вновь собирались налететь, как тучи в сумрачный день. Лоддроу чуть усмехнулась на полившиеся, словно из рога изобилия слова парня, периодически кивая на то, или иное, но не спеша да и не всегда имея возможность вставить свои пять медяков. Девушка подтянула к себе принесенную прислугой чашку с ароматным напитком, "смакуя" обонянием щекотящий и дразнящий запах кофе. Изречение Гейла в сторону излюбленного напитка позабавило, но его спотыкание "полов" в речи еще больше. Память снова услужливо подкинула слова "прорицательницы", складывая ребус в логическом выводе. Возможно, она бы и ранее пришла к нему, но как-то упустила.
На вопрос таррэ отрицательно мотнула головой:
- Спасибо, я не голодна. Приятного тебе. Что касательно кофе - наверное, сила привычки да и есть толика бодрости, но скорее просто, потому что люблю его. И при желании его пить никогда не поздно, - она передернула плечами, пригубив легонько горячий напиток. - Дело вкуса, не более. О упомянутой теории как-то не доводилось слышать, но так-то да...часто так и случается, - по губам пробежала тень улыбки. - Что же относительно..."моей" Адель, или "моего" Аделя, уж как карта ляжет, то первая часть твоего описания весьма схожа, только служит она не темным, а как раз светлым делам и во благо, а не во вред. Ну, по крайней мере, по большему счету, - губ коснулась легкая улыбка. - Страж правопорядка в нашем славном городе Хартад.
Беседа протекала в непринужденном русле, что не могло не радовать, тем самым заставляя сосредоточиться на вещах простых и легких. Альвэри снова пригубила кофе, наслаждаясь его терпким и насыщенным вкусом.

+1

96

- Спасибо, я не голодна. Приятного тебе.
- Мне же больше достанется, - и уже без лишних слов Гейл приступил к еде.
Он слушал Альвэри, не перебивая, тщательно прожевывая каждый кусочек. «Конечно, питание – это дело личное, некоторые, вот лопают в середине ночи, другие кофе пью».
-Что же относительно..."моей" Адель, или "моего" Аделя, уж как карта ляжет, - при этих словах Гейл поднял взгляд на собеседницу, он ухмыльнулся, - то первая часть твоего описания весьма схожа, только служит она не темным, а как раз светлым делам и во благо, а не во вред. Ну, по крайней мере, по большему счету. Страж правопорядка в нашем славном городе Хартад.
- О, я и не говорю, что она делает все это ради злых и корыстных целей. Но согласись, мой вариант звучит куда более эффектно, - очередной кусочек мяса отправился в рот.
Гейлу всегда было просто найти общий язык с людьми и нелюдями. Не сильно обращая внимания на то, как его могут понять, он всегда говорил то, что в голову первым взбрет. Кому-то это могла не понравится, но то были не его проблемы. Конечно, иной раз приходилось промолчать, что таррэ и делал, правда, не всегда с желанием.
- С ним мне познакомиться не удалось, только с ней. Хотя разница только в оболочке, - Гейл руками изобразил форму, похожую на песочные часы, - суть остаётся той же.
Он подлил из чайничка еще чая.
- Обязательно напишу ей, кого мне  довелось встретить! А остальных она тоже знает? Передать что-нибудь?
[nick]Гейл[/nick][icon]http://s018.radikal.ru/i502/1701/4d/e465cd70d403.png[/icon]

Отредактировано Эбигейл (2017-05-10 12:02:08)

+2

97

Гейл, коего не пришлось долго упрашивать "не делиться, а есть самому" за то и принялся, спокойно и без лишних заморочек принявшись за поздний ужин. Галдеж, что понемногу сходил на нет, говорил о том, что даже закоренелые выпивохи не могут продержаться на ногах больше положенного времени. Разве что не станут по комнатам разбредаться, свалившись тут же под стол и оглашая округу о своем состоянии "смачным да заливистым" храпом. Альвэри медленно пробежала взглядом по помещению, отмечая "отмирание" веселья. Правда, на запахах сие не сказывалось до сих пор, но обоняние штука такая, что со временем свыкается и в скором времени перестает резко реагировать на ароматы вокруг.
-...Но согласись, мой вариант звучит куда более эффектно, - сделав перерыв между отправлениями в рот кусков заказанной еды, вновь заговорил таррэ.
Аль вернула взгляд парню, чуть кивнув. Возможно. Адель и правда была весьма неординарной личностью, как в женской ипостаси, так и в мужской. И ее легко можно было бы представить плетущую темные заклинания да продумывающую планы всякого злобного толка. Фенрил чуть дернула бровями от воспоминаний. "И не только в таком амплуа легко представить," - скользнула в кои-то веки веселая мысль. Вкус поостывшего кофе щекотал рецепторы, на кои проливался, пока лоддроу задумалась о своем.
- Тебе бы он понравился, - чуть усмехнувшись прокомментировала Альвэри сказанное рыжим. - И да, если эта одна и та же Адель, то фактически мы с ней все знакомы, кроме, пожалуй, Айнэ. Если эта одна и та же особа, - с легким нажимом продолжила девушка. - То она удивиться подобному стечению обстоятельств, конечно. Напиши, конечно. Худо от сего точно не будет.
Фенрил чуть усмехнулась, после оглянувшись и поймав взглядом прислугу, пригласила к их столику, попросив еще чашечку кофе. Это что-то слишком быстро закончилось...

Отредактировано Альвэри (2016-03-10 16:06:38)

+1

98

16 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного договора.
Постоялый двор "Янтарная Пинта".
Комната парней.
Глубокая ночь.

«Да где же он есть?!», - раздраженно буркнул про себя Бэй, по-прежнему капаясь в карманах мокрых штанов и оттого не ведая, что именно творила в эту минуту притихшая Эллюмиель. Пальцы упорно отказывались нащупывать нужную мужчине вещь, а когда это у него все-таки получилось, то один вопрос в голове сменился другим, но не менее насущным: «И какой из них?». Иштэ уставился на вытащенные из брюк ключи, казалось бы, с запредельным интересом разглядывая их, так как поднять глаза на девушку, честно признаться, духу не хватало. На повисшую в комнате тишину проклятый тоже не обращал ровно никакого внимания, пытаясь всеми правдами и неправдами выдернуть себя из того ошарашенного состояния, в коем прибывал. Это не получалось у него совсем. Но и благодаря молчанию алла закапывать себя еще глубже в пучины отчаяния за произошедшее так же не представлялось возможным. Тем более, что это он мог сделать и позже, оказавшись один на один со своими думами.
И да, сейчас Эйнохэил делал то, что всегда получалось у него лучше всего – убегал. Но в данной ситуации не оттого, что достойно ответить не представлялось возможным, а потому, что так действительно было бы лучше. Лучше для них с крылатой обоих. Да и говорить… Чего он мог сказать ей? Или же просто выставить за дверь? Хм, как вариант. Однако делать хотя бы шаг навстречу Миель проклятый теперь же боялся. Все это было так… Так непонятно и убийственно. Еще с каких-то пару минут назад он был готов полностью открыться ей, принимая столь драгоценный во всех смыслах этого слова подарок и обнимая, как одного из самых близких ему «людей», а в настоящий момент уже предпочитал сохранить приличную между ними дистанцию, словно бы опасаясь чего-то непоправимого, что могло бы произойти, не будь она соблюдена.
«Да *цензура*!», - едва не выронив все ключи разом, мысленно ругнулся мужчина. Ну да, отнюдь не девушка из них двоих выглядела в сей ситуации истеричкой. А хотя-я-я… Уже в следующее мгновение на все становилось почему-то так пофиг. Бэй глубоко вздохнул, утупившись взором в раскрытую ладонь, на которой лежало два ключа, и непонятно отчего чуть ли не полностью отпуская все произошедшее за последний получас. Практически вся нервозность и незнание куда себя деть отчего-то начинали сходить на нет, уступая место более спокойному, мерному настроению, а тревога и вовсе перерастала во что-то незначительное, заглушаемая безмятежностью. «К чему это все?», - медленно протянул про себя иштэ, как-то слишком уж бесстрастно сжимая в руке ключи. Все мысли, что касались сознания, будто бы плыли в киселе… «Почему все так?», - даже то, к чему был отнесен данный вопрос, проклятый объяснить не мог. Возможно к своему нынешнему мироощущению и такой резкой смене настроения, а может и ко всей ситуации вкупе…
- Хочешь узнать почему?
Бэйнар поднял взор, переводя его на присевшую на край его кровати Эль и отступая на шаг. Ее голос до сих пор звучал тихо и мягко, тепло. Мужчина сделал глубокий вдох. Неужели она все еще хотела говорить об этом? Неужели ей БЫЛО, что сказать?! Он вяло усмехнулся, пожав плечами и вместе отрицательно покачав головой. «Почему что?». Эта мысль тут же легла на язык:
- Почему что, Эль? – На выдохе произнес Эйнохэил, - Почему молчала раньше? Почему не сказала, когда был шанс? – Боги, это было даже смешно, - Вестимо зная о моих отношениях с Аль, не так ли? – Это же было так очевидно, что назови бы девушка иную причину, иштэ удивился бы вопреки своему флегматичному настроению, возникшему словно по мановению чьей-то легкой руки, - Мне куда интереснее узнать почему ты решилась… поведать мне об этом, - «Назовем это так, да-а», - сейчас? Боги, Эль… - он сильнее сжал самоцвет в ладони, прикрывая глаза и еще раз тяжело вздыхая, - Да как так вообще могло получиться?

+2

99

- Уверен, что она, - Гейл улыбнулся словам Аль. Для него было слишком много совпадений, чтобы сомневаться, что они говорят об одной и той же личности.
Тем временем эльфийка заказала себе еще одну чашку кофе, а парень практически прикончил свой поздний ужин.
- Давно я не был в Хартаде. Можно и наведаться туда.
По сути города для него были похожи один на другой, там были площади, торговцы, народ, артисты. Только Хартад был побольше в размерах.
- Ну а что на счет тебя? Я тут болтаю обо всем на свете, а ты думаешь, что в стороне останешься, - Гейл дружелюбно улыбнулся. – Откуда ты? Чем занимаешься?
Таррэ окинул взглядом зал. Народ уже заметно сдавался, веселье прекращалось, больше перерастая в пьяные тихий посиделки, когда нет сил затевать драки, повышать голос, да и диалоги сводились больше к фразам: «Ты мня увжаешь? – Канешшна, а ты?»
Музыка продолжала играть, однако и она стала тише. Дышать стало легче. Гейл доел свою блюдо, отставил тарелку и придвинул к себе чашку.
[nick]Гейл[/nick][icon]http://s018.radikal.ru/i502/1701/4d/e465cd70d403.png[/icon]

Отредактировано Эбигейл (2017-05-10 12:02:28)

+2

100

- Почему что, Эль? Почему молчала раньше? Почему не сказала, когда был шанс?
"А был ли он?" Девушка спрятала глаза за кружевом ресниц, в данную секунду предпочитая разглядывать рисунок из трещин и прожилок на деревянном полу, и разглядывала так пристально, что, казалось, занятия интересней на свете не существовало. Пыталась упорядочить собственные мысли, но тон, с коим Бэй рассыпал перед девушкой вопросы, всячески этому мешал. Боги, и в данную секунду Эль пожалела о том, что смогла растревожить тишину, ведь отвечать на них было несколько сложновато.
Раньше? Если подумать, то осознание того, что Бэй для нее больше, чем просто друг, возникло многим раньше, но она испугалась этого чувства. Никогда раньше его не испытывая, Эль боялась, что с ней действительно что-то не так. Включая расовые предрассудки, то тогда в ее голове прочно обосновался кавардак из будоражащих кровь чувств и предубеждений. Не в пример тому же Бэю, до чернокрылой тоже все доходило не сразу, и прежде чем она смогла понять, что несет в себе эта влюбленность, время безвозвратно ушло. Да и поймать его за хвост было бы чудовищной ошибкой. Ведь...это уже не имело смысла.
"Наверное, я просто не успела"
- Вестимо зная о моих отношениях с Аль, не так ли?
Ресницы дрогнули, на доли секунды расчерчивая скулы штрихами тени. Она испугалась. Сердце ведь не обманешь, и душой почуяв что-то неотвратимое, Эль не смогла себя удержать. Ей стало страшно... Так страшно, что мороз по коже пробегал. Старые раны давали о себе знать, хоть чернокрылая и понимала, что встречи без расставаний есть начала без конца, и если бы она не рассказала все как есть, то обрекла бы себя на еще большие мучения. Возможно когда-нибудь станет легче, но так далеко вперед девушка еще не заглядывала. И не хотела смотреть, если честно.
В горле тугим комом встали невысказанные слова, и лишь чудовищным усилием воли Эль смогла сделать вдох, разглядывая сцепленные между собой пальцы. Каждый поднимаемый вопрос поднимал из глубин души чистые и незамутненные эмоции, такие острые, что почти ощутимо кололи кожу, наэлектризовывали воздух. Однако лицо Эллюмиель оставалось непроницаемым, и лишь дрожащие ресницы хоть как-то давали понять о том, что на самом деле с ней происходит. В кои-то веки нужно было становиться сильной. Она сможет выдержать это испытание, с достоинством и отвагой понести ту ответственность за свои поступки, которую заслужила в полной мере.
Сможет же. Правда?
- Мне куда интереснее узнать почему ты решилась… поведать мне об этом сейчас? Боги, Эль… Да как так вообще могло получиться?
"Я и сама не знаю почему"
- Я тоже думала...почему, - голос ее дрогнул на секунду, но, стиснув пальцы, девушка не спеша продолжила, - наверное, я до сих пор даже самой себе не смогу дать ответа. Мы с тобой ведь...такие разные, я даже представить себе не могла, что...смогу испытать нечто подобное.
Алла подбирала слова тщательно, предпочитая не спешить и отыскивать такие, которые помогли бы раскрыть всю правду, не утаивая ни одной детали. Утаивать что-либо было бессмысленно, и столкнувшись сейчас настолько близко, насколько это вообще было возможно, кто знает, возможно уже завтра их разбросает по сторонам так далеко, что они больше никогда не смогут увидеться. Даже издали, но не смогут.
- Но ты был со мной. Принимал меня такую, какая я есть. Со странностями, без них, с моей идиотской манерой разговаривать и встревать там, где совершенно не просили... Знаешь, мама однажды сказала мне, что мы те, кем хотим быть. Сначала я совершенно не находила смысла, но после того, как мы вернулись из Варлерланта, я поняла. Ты можешь быть чудаковатым, упрямым как баран, смешным, временами не слишком соображающим, и не важно, что будут думать о тебе другие. Но этот ты - настоящий, а кошмары - всего лишь отголосок. Не за стремление ли становиться лучше стоит полюбить?
Полюбить... Какое громкое слово, и в воцарившейся тишине, даже произнесенное мягким и тихим голосом, оно прозвучало как гром среди ясного неба. Эль расцепила пальцы, шумно выдохнула. Доводы ее звучали не слишком убедительно, но она не врала. Стоило задаться вопросом "почему и за что я его люблю", то ответ упорно не желал находиться, а в голове образовывалась звенящая пустота. Они действительно были слишком разными, как небо и земля, как снег и дождь, как луна и солнце. Но в этой непохожести она видела истину, выискивала в нем те черты, которых не хватало ей самой. Он мог смотреть на мир под совершенно разными углами, под которыми не могла смотреть Эль, он не унывал и старался вести себя по жизни с улыбкой, зная, чего это на самом деле стоит. Он шел к цели, стоило ему ее перед собой поставить. Он нашел в себе силы хоть что-то изменить.
А она вот...нашла их слишком поздно.
Девушка встала с места, более не находя в себе силы сидеть сиднем на одном месте. Теперь медленно, но верно, в ней играло желание метаться из угла в угол, находя укромное место, дабы спрятаться от глаз фокусника. Но ведь знала же, что это невозможно. Вместо этого Эллюмиель подошла к окну и стала смотреть на волны океана, что ложились на белый песок.
- Сказала сейчас, потому что мне страшно. Я могла бы вечно держать это в себе, но это ничего бы не изменило. Да и сейчас вряд ли что изменит.

Отредактировано Эллюмиель (2016-03-10 21:09:41)

+1


Вы здесь » За гранью реальности » С миру по нитке » Окрестности Далиана » Город Сезия [юго-восточный материк]