За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » С миру по нитке » Окрестности Далиана » Город Сезия [юго-восточный материк]


Окрестности Далиана » Город Сезия [юго-восточный материк]

Сообщений 141 страница 147 из 147

1

http://s9.uploads.ru/UCEDj.jpg
Сезия, «Город Мира»
[ статья об алла ]
http://s2.uploads.ru/TC1Z3.png

Сезия (вилиамад - Cessa) - крупный торгово-портовый город, раскинувший свои владения в северо-западной части материка. Основана еще в далеком 955 году от п.м.д. как выход к Холодному морю, и в то время представляла собой небольшой форт с портовым предместьем. Естественно, городок степенно разрастался, но свой нынешний облик Сезия приобрела лишь в 1445 году благодаря грандиозному проекту Сильвервина Рейль-Миерана «Градостроителя», именитого на тот момент архитектора (ныне покойного, но его скульптура за выдающиеся заслуги вошла в число памятников в Аллее славы в Далиане). Проект был создан в честь вхождения алла в 1432 году в союз Мирного договора, а следовательно - открытия расы для межконтинентального сотрудничества и торговли. Город должен был стать центром обмена знаниями, опытом и культурой, своеобразным символом объединения «миров». Таковым он стал в 1550 году, когда достиг пика своего расцвета, что продолжается и по сей день.

Полная той красоты, коей славятся архитекторы крылатого народа, Сезия - жемчужина Кеннисенского залива (вилиамад - Kennes), чья бухта встречает суда белокаменными зданиями, возведенными на скалистых откосах. В самом сердце бухты - отделанная гранитом пристань и мощеная мрамором дорога, уходящая вверх и ведущая к Храму Веры, строению монументальному во всех смыслах. Стены храма украшают уникальные витражи ручной работы, дубовые с серебряным напылением двери в четыре человеческих роста впечатляют не только размерами, но и искусной резьбой, а идолы Светлых и Серых богов выполнены столь виртуозно, словно они сами лишь замерли на время.

Дома жителей выдержаны в строгом стиле (ощущается веяние западных гостей), однако красота в деталях: изящная лепнина капителей и стволов колонн, ажурная роспись фасадов ненавязчивыми, но искусными мотивами, витой плющ, придающий облику города несколько старинный и уютный вид, несмотря на фактическую молодость Сезии. Множество постоялых дворов, таверн и гостиниц удовлетворит пожелания самого изыскательного путника, располагающего даже небольшими средствами. А библиотеки и часто проводящиеся ярмарки не заставят заскучать. Алла - гостеприимный, в общем-то, народ, не лишенный эльфийского шарма и горячности крови фиаллэ. Ярмарки продолжаются, порой, по нескольку дней, а звуки музыки не угасают до утра, разносясь над гладью залива.

http://sh.uploads.ru/t/2BZ1P.jpghttp://sh.uploads.ru/t/dtUIN.jpghttp://s2.uploads.ru/t/8Zk7y.jpg
Однако не стоит забывать, что Сезия является одной из важнейших торговых площадок, от которой напрямую зависит экономика всего крылатого народа и столицы, Далиана, в частности. В разгар судоходства Храмовая дорога расцветает сотнями родных и заморских торговых лавочек, пестреющими яркими вывесками и разнообразием товаров. Алла предлагают ткани, которые ценятся во всей стране за свою исключительную мягкость и податливость в процессе пошива, а также блеск драгоценных нитей, вплетенных в полотно легчайшего далианского шелка. Тончайшее кружево ручной работы востребовано в мастерских именитых домов королевства, поражая взгляд переплетением тонких, словно паутина, нитей, а ощущение - бархатом прикосновения к коже. Вторым после ткачества подспорьем для гордости является столярное мастерство разной направленности: как узорные предметы декора, так и бытовые и боевые товары. Алла быстро вышли на передовые позиции в поставке деревянных основ для различного оружия: копий, арбалетов, баллист и так далее. Также крыланы выставляют на продажу научные труды, летописи, картины, скульптуры, целебные травы и ингредиенты, доступные только на территории Далиана и нигде больше.

Но Сезия богата не только этим: золото и блеск драгоценных камней ассурийской огранки, кожевенные товары Кен-Кориона, книги со всех уголков Фатарии, диковинные фрукты Амории, тающие во рту, белейший мрамор из Рудмрога, хершидские пряности, сладости и ковры, а также имеющие спрос у целителей точные инструменты и многое, многое другое. Великое разнообразие товаров, включающее в себя продажу амулетов и артефактов минимальной силы, однако такие сделки строго отслеживаются и подлежат описи в специальных книгах - требование, обязательное к исполнению. Несоблюдение правил свершение подобных сделок карается выдворению с земель алла без права возобновления торговли с нарушителем.

Тем не менее, гостеприимство алла пока еще довольно рамочное, не готовы они раскрыться во всю ширь своей богатой души. Поэтому Сезия не просто яркий пример грандиозного полета архитектурной мысли крыланов, но и политический акцент, направленный на удержание гостей вдали от культурного центра расы, Далиана. Алла полны страха об утере так ценимых ими традиций и ценностей, стоит лишь допустить чужеземцев к своим историческим богатствам.
Автор: Эллюмиель

+1

141

[float=left]http://sf.uploads.ru/Vma1j.png[/float]Как невыносимо легко оказалось подменить реальность вымыслом. Быть может зря лекари так упорствуют в своем стремлении излечить сумасшедших, возвращая их в настоящее, силой вырывая из иллюзорного мира? А вдруг не каждый из них ужасен и они, пытаясь сделать доброе дело, лишь обрекают несчастных на муки куда худшие? Женские руки трепетно скользили по коже, жадно впитывая жар мужского тела, изучали и как будто даже узнавали. Змея хотела остаться в за секунду созданном ею вымысле, а потому избегала касаться груди инквизитора, ведь у дракона там была свежая рваная рана от ее собственных когтей. Потому же и не спускалась ладонями к животу, ведь там были застаревшие косые рубцы, оставленные неведомым врагом и так притягивающие ее быстрый взгляд. Пальцы скользили по широкой мужской спине, очерчивая лишь ей одной видимый чернильный рисунок. На краткий миг мелькнула мысль, что как бы не стремилась она заглушить голос рассудка, это все равно не изменяет того факта, что ласкающий ее мужчина совсем не он. На краткий миг возникло желание отстранить от себя Лео и прекратить этот фарс, каким бы сладостным он ни казался сейчас. Но только на миг, ведь никак иначе она не могла его получить.
Мелодия их лживой игры неуловимо сменила тональность. Осторожные намеки уступили место уверенным требованиям. Они оба определились в своем желании обмануться и теперь страшно было уже остановиться и развеять этот морок. Она успела настолько привыкнуть к успокаивающему эффекту своего нового шрама, что совершенно забыла о том, что его может коснуться кто-то другой и совсем с другой силой. Глухой стон, зарождавшийся в груди, вырвался рычащим шипением. Асура резко дернулась прочь, отталкивая Альдена, и из глаз невольно брызнули слезы. Она до крови прикусила губу, силясь переждать это ощущение содранной кожи, машинально оградив ребра от инквизитора мелко дрожащей рукой. Это было почти так же мучительно, как памятное заживление в подвале борделя. Змея с усилием втянула воздух сквозь плотно сжатые зубы и очень осторожно приложила ладонь к эпицентру боли. И как ни парадоксально, но сразу стало немного легче.
- С-с-сука желтоглаз-з-зая, - девушка села и проморгалась, судорожно восстанавливая сбитое дыхание. - С-с-сволочь крылатая...
Стоило лишь иллюзии развеяться, как вернуть ее обратно стало невозможно. Как бы она не старалась, как бы сильно не зажмуривала глаза, Лео больше не мог стать кем-то другим. Впрочем, он и изначально не мог. Пусть с опозданием, но девушка опомнилась.
- Прости, Лео. Я... - она виновато глянула в сторону искателя и отвела взгляд, пытаясь подобрать слова, которыми можно было бы объяснить все это. - Не могу. Проклятье, я ведь не хотела, - асура снова посмотрела на мужчину и уловила изменившийся взгляд, поспешив объясниться. - В смысле, хотела, но не этого. Ну то есть этого, но... Да бл*дь! - когти нервно скребанули по одеялу. Сайленсс потерла переносицу и решила выдать правду так, как она есть. - Оба пожалеем, если продолжим и ты тоже это знаешь. Я не могу. Я закрываю глаза и вижу не тебя. И я так сильно хотела обмануться, что...
Слова застряли в горле и змея опустила голову. Ей было обидно. Обидно, что она вынуждена объяснять это все Альдену, что не может просто взять и сделать то, чего хочет. Обидно от того, что он не может ей этого дать. Что вынужденно обидела его, хотя с момента их знакомства видела от него только и исключительно хорошее, а ведь он ничем не был ей обязан. Хотя чувствовала себя рядом с ним уютно и спокойно, пусть и прошло всего несколько часов с тех пор, как она впервые увидела искателя.
- Черт, мне просто снова приснился кошмар. И я подумала, что спать одной будет не так, - девушка сглотнула, давясь следующим словом и фактически выжимая из себя едва слышный шепот, - Страшно.
Она тряхнула головой, прогоняя эту вязкую неловкость, осторожно встала, все так же прижимая ладонь к ожогу, и пошла обратно к затухающему костру, на ходу вытирая лицо рукавом рубашки. Даже в этом дивном уголке на краю мира она не могла надолго спрятаться от довлеющей действительности, что неизбежно возвращалась, стоило лишь немного отвлечься от усиленной попытки сбежать прочь и остановиться. Асура подкинула дров в огонь, вытащила из сумки предусмотрительно захваченную мазь и задрала рубашку к груди. Тонкая пленочка зарождающегося клейма была горячей на ощупь, гулко пульсируя в такт сердцебиению, но осталась целой, хоть по ощущениям это и было в точности наоборот. Стражница глубоко вздохнула и принялась обрабатывать ожог, скрипя зубами от усилия, которое требовалось ей, чтобы не швырнуть склянку в ближайший камень и не разреветься от злости и отчаяния. В висках снова застучало, но она лишь отмахнулась от этого настойчивого ощущения подкравшейся мигрени и вернулась к своей куртке, скручиваясь в плотный клубок, спиной к неоправданно веселым язычкам пламени.

Отредактировано Сайленсс (2017-10-05 03:14:06)

+2

142

Он не знал ничего о ее теле. Лео мог лишь предположить, что шрамы на виске и общая потрепанность ее вида не были последними изъянами, полученными то ли на суровой службе, то ли из-за личных талантов влипать во всевозможные неприятности, но уж точно никак не мог угадать, что на ребрах скрывалась совсем еще свежая рана, которая взвоем от одного лишь его касания, отразившись змеиным шипением и исторгнутым ругательствам. Девушка почти сразу резко и грубовато отстранила его, вывернулась и села, держась за бок, продолжая поминать кого-то другого, кто, видимо, и оставил след. А потом посмотрела на инквизитора совсем другим взглядом. Можно было бы даже ничего не говорить, подсознательно он догадался, что может означать такой взгляд у женщины, которая по жизни сама не знает, что творит, но где-то еще теплилась слабая надежда, что она просто обзовет его безрукой бестолочью. Глупый, глупый Лео, который любил наступать на одни и те же грабли бесконечное количество раз.
- Прости, Лео. Я... Не могу. Проклятье, я ведь не хотела. В смысле, хотела, но не этого. Ну то есть этого, но... Да бл*дь!
Уж лучше бы она и правда молчала, ибо звучал этот лепет не самым жизнеутверждающим и успокаивающим образом. Но впереди были еще большие откровения, грозившие забить последние гвозди в гроб натянутого хорошего настроения, которое сопутствовало им весь день.
- Оба пожалеем, если продолжим, и ты тоже это знаешь. Я не могу. Я закрываю глаза и вижу не тебя. И я так сильно хотела обмануться, что...
Лео ничего не знал. Ему было не о чем жалеть, он не нес ни перед кем ответственности, он был даже готов перестать ждать того, что абсолютно каждая девушка будет похожа на ту, кого он потерял, и чьи черты он машинально продолжал искать. Возможно, Сай смогла бы стать той, кто вышиб бы из его головы больную идею, что жизнь закончилась на ушедшей жене, показать, что есть альтернатива бесконечному блужданию по кругу жалости к себе и трауру по счастливым денькам, которых никогда не было. Но он, видимо, был недостаточно хорош на фоне того, кого Сайленсс себе представляла, и не оправдал ожиданий, еще до кучи и растревожив больное место. Расположение к стражнице по капле обращалось в полнейшее отторжение.
- Черт, мне просто снова приснился кошмар. И я подумала, что спать одной будет не так страшно.
Наверное, этот акт честности был призван вызвать в нем симпатию и желание утешить ее, махнуть рукой на все недопонимание и позволить ей улечься рядом, будто Лео и не человеком был, а плюшевым медведем, которого обычно берут в руки в тяжелые моменты маленькие девочки и мальчики, когда выплакаться больше было некому. Проблема была только в одном – Альдена это не тронуло. Он вообще не нанимался решать чужие проблемы и играть роль кого-то другого для хотя бы частичного исполнения болезненных несбыточных грез. И уж тем более в последнюю очередь он хотел выслушивать извинения за то, что его лицо не похоже на лицо другого мужчины, как бы она ни закрывала глаза.
- Сиди по свою сторону костра и не мешай нормальным людям спать, - только и сказал он в ответ на все попытки стражницы объясниться, расправляя одеяло и укладываясь обратно - лицом к морю, спиной к Сай. Ему было все равно, что той больно, что ей снятся кошмары, что у нее в жизни что-то явно идет не так, раз она лезет к первому попавшемуся мужчине в попытках найти в нем кого-то другого. Одна лишь мысль о том, чтобы лезть в омут чужой души и снова служить удобной жилеткой, вызвала отвращение и заставила передернуться. Если ей так свербило, она могла отправиться обратно в порт и поискать себе и утешителя, и более удовлетворительного кандидата из тамошнего контингента. Там были и крылатые, и пушистые, и чешуйчатые – просто на любой вкус. Уж какой-нибудь бы наверняка попал в масть куда как лучше.
Нужно ли говорить, что сон до самого утра так и не почтил своим присутствием Альдена. Проворочавшись до рассвета, искатель бросил это бессмысленное занятие и поднялся. Сложил одеяло в сумку, умылся, отряхнулся от песка, натянул сапоги – и побрел к городу. Оставаться в их самодельном лагере совершенно не хотелось, и все более навязчивой становилась мысль, что цирк с отпуском пора заканчивать. Но как-то не хотелось покидать Сезию, не отведав еще каких местных яств и в целом не позавтракав на дорожку, а потому к цивилизации Лео возвращался с вполне оформленной целью. Шел неспешно, поэтому к порту вышел уже когда там царило оживление не только среди матросов и грузчиков, чей график не знал долгих перерывов. Прогулявшись дальше, нашел торговые ряды и несколько маленьких забегаловок. В одной из них он позавтракал, а после накупил несколько добротных груш. С ними Альден вернулся в порт, обосновался на коробках в стороне, которые явно никому не были нужны, и с удовольствием съел свою добычу, оказавшуюся очень сладкой и сочной. На горизонте виднелся красивый корабль, бравший курс на порт.  В небе визгливо орали чайки, им вторил мат грузчиков. Шум задумчиво косил взглядом на портовых котов, которые с жадностью смотрели на воду, ожидая, когда на прилавки вынесут утренний улов. Они с горностаем встретили идущий к порту корабль, а после двинули назад. Царило негласное согласие – пора было лететь домой.
Сайленсс так и лежала, свернувшись клубком, у давно потухшего костра. Лео присел у нее на корточки и потормошил за плечо.
- Просыпайся. Я возвращаюсь в Ацилотс, могу закинуть тебя домой.

+1

143

Усталость не дала ей много времени на самоистязание чувством вины, сразу начав утягивать женщину в темноту. Но змея толком не спала, то погружаясь в вязкую, наполненную голосами, образами и смутным страхом дремоту, то выныривая обратно. Давящее ощущение витающего в воздухе кошмара тесно переплеталось с воцарившейся между стражницей и инквизитором атмосферой, нагнетая и усугубляя и без того глубокий душевный раздрай асуры. Последние брошенные Альденом слова зудели болезненным толчком в спину. Она понимала, что он хотел ответить обидой на обиду, но кто бы мог знать, что у него это так хорошо получится. Едкая фраза остро резала по натянутому нерву на самом деле чувствительной змеиной души, растравляя ее рану все больше, все глубже. Ни сна, ни отдыха - только еще большая усталость все наваливалась на змею, грозя рано или поздно погрести под собой и довести до точки не возврата. Поэтому прикосновение инквизитора быстро выдернуло ее от ворот Нирдема обратно на утренний морской берег, едва ли не радуя ту возможностью бросить эти отчаянные попытки дать передышку уставшему разуму. Асура нахмурилась и быстро схватила его за запястье, пока он не успел убрать руку и встать. Тело слушалось из рук вон плохо, изрядно закостенев за несколько часов в одном бессменном положении.
- Подожди, не уходи, - Сай сглотнула сиплый со сна голос и обернулась. - Лео, прости. Я не хотела тебя обижать, я не думала, что так получится, - она развернулась к нему и поспешно села, цепко держа мужскую руку. - Не уходи вот так, не надо, пожалуйста. Я не хочу, чтобы ты думал какую-нибудь хрень вроде того, что ты недостаточно хорош или что-то в этом роде. - девушка пытливо заглядывала в карий глаз и кусала губу, пытаясь найти нужные, правильные слова. - Проклятье, да еще два дня назад я бы накинулась на тебя прямо на чердаке, воспользовавшись твоей беспомощностью. - кривая вышла улыбка, но и она быстро сменилась поджатыми дрожащими губами. - Но он сидит у меня в голове и я ничего не могу с этим сделать. Я так упорно его забывала, а он взял и снова появился. И все крахом пошло. Я не хочу о нем даже мельком вспоминать, а эта сволочь безвылазно сидит в мыслях и никак его оттуда не выдворить. - десятилетиями сдерживаемые слова, дозревшие до пика в последние дни, хлынули потоком, сопровождаемые редкими слезинками. - Сука, да у нас даже хорошего почти не было, жесть сплошная, а я как дура только о нем и могу думать. Как самая невероятная идиотка отталкиваю потрясающего парня из-за того, кому нахрен не нужна вовсе, да еще и реву будто малолетка сопливая, - она вытерла слезы рукавом рубашки, но толку от этого было чуть - они не остановились, лишь закапав чаще. - Я так сильно его ненавижу, что слов не хватает, чтобы выразить. Знаешь, говорят ассури однолюбы. Я всегда радовалась, что меня это не коснулось, особенно, когда замуж выдали. Утешала мысль, что мне не грозит это гадостное чувство, что уж я то не споткнусь на нем. Только вот прошло почти сорок лет, а оказывается, что даже их недостаточно, чтобы взять и вырвать его изнутри. Несколько часов вместе и вот я снова пытаюсь выкинуть из головы этого проклятого дракона, и у меня снова не получается. Прошлый раз на это ушло девять гребаных лет. И я не хочу, но ничего не могу сделать. - она шмыгнула носом и отпустила руку, запоздало отвернувшись от искателя. - Не знаю, зачем я тебе все это рассказала, я понимаю, что оно тебе не уперлось вовсе. Просто черт возьми, мне было так здорово с тобой, так спокойно. Я та еще зараза, мне очень редко доводится с кем-то так хорошо и приятно даже просто рядом находиться. Я не хочу, чтобы и ты меня дрянью считал, правда. Не хочу, чтобы ты обижался. - змея судорожно вздохнула и вытерла лицо ладонями, после потянувшись к сумке. - Я сама в Вильдан вернусь, потом. Меня там ничего хорошего не ждет, только проблема на проблеме, а решать все придется снова самой. Я лучше тут еще побуду.
Асура выудила кисет и принялась неловко набивать табаком трубку, покусывая мелко дрожащие губы. В голове били звонкие молоточки боли и усталости, сливаясь в угнетающую симфонию. Она давно нормально не спала, а едва начав отдыхать тут же развернула все на новый виток очередной проблемы. Может она просто не умеет иначе? Сайленсс повертела в руке набитую трубку и положила руки на колени, устремив пустой взгляд на тихо плещущиеся волны. «Сейчас, маленько отпустит и тогда раскурю. Потом встану, пойду искупаюсь, очухаюсь и пойду гулять. Ну а чего бы нет. Найду новую проблему. Не всегда же я буду из них выбираться красиво, может в этот раз все таки повезет. Впрочем, Велимудр же со мной, так что без вариантов, он то скопытиться спокойно точно не даст» Ворон, в свою очередь, сидел на камне неподалёку и молча поглядывал на хозяйку, выжидая, нужна ли ей будет его компания в ближайшее время.

Отредактировано Сайленсс (2017-10-08 05:49:32)

+2

144

Отойти от Сайленсс Лео не успел – она вцепилась ему в руку и явно не собиралась так просто отпускать. Тяжелый вздох так и напрашивался, ведь инквизитор не горел желанием перемывать ночной инцидент и обсуждать неприятную неловкость, которая между ними случилась, перечеркнув возможные добрые чувства в адрес друг друга, которые успели появиться в течение куда более нейтральных посиделок. Но девушка была непреклонна, еще не успела проснуться, размяться, преодолеть обычную сонную неуклюжесть, а уже рвалась объясняться дальше. Лицо Альдена, так и говорившее о том, что ему это не надо, ее не остановило.
- Лео, прости. Я не хотела тебя обижать, я не думала, что так получится, - тяжелый вздох запросился еще пуще. Даже не хотел спрашивать, о чем именно она не думала – что если мужчину спровоцировать, он может подумать о женщине совсем не как о случайной попутчице, либо что ее ночные объяснения задели за живое, еще больше усугубив положение. Создавалось впечатление, что стражница просто не думала, ее вели порывы. Захотелось – уехала в отпуск. Захотелось – поиграла с дурачком-инквизитором. Захотелось – отшвырнула прочь, забраковав и оповестив, что ей он не подходит. Удивительно толь, что она продолжала пытаться извиниться, а не вернулась к своей обычной манере, полной издевок и шутливого яда, совсем не предназначенных для разрешения подобного рода конфликтов. А еще она его по-прежнему не отпускала.
- Не уходи вот так, не надо, пожалуйста. Я не хочу, чтобы ты думал какую-нибудь хрень вроде того, что ты недостаточно хорош или что-то в этом роде. Проклятье, да еще два дня назад я бы накинулась на тебя прямо на чердаке, воспользовавшись твоей беспомощностью, - она заулыбалась, а лицо инквизитора окончательно приняло вид «мать, ну что ты несешь?». Последний аргумент сработал ровным счетом наоборот, сделав только хуже. До инквизитора прекрасно доходило с первого раза, он понял, что с Сай ему не светило абсолютно ничего. Так к чему были эти утешительные «если бы да кабы»?
- Но он сидит у меня в голове, и я ничего не могу с этим сделать. Я так упорно его забывала, а он взял и снова появился. И все крахом пошло. Я не хочу о нем даже мельком вспоминать, а эта сволочь безвылазно сидит в мыслях и никак его оттуда не выдворить.
Она долго говорила о том, на чье место пыталась поставить Лео. Бесспорно, это было неприятно, ведь никому не понравится, когда сравнивают и пытаются вообразить совсем другое лицо вместо того, чтобы принять то, что имеется, но инквизитор слушал и не обрывал. Стражница плакала, что, наверное, с ней не случалось с самого детства, ибо совсем не того типажа она была человеком. Ей было действительно больно и плохо, и пусть она выбрала далеко не самый лучший путь решить свои проблемы и облегчить душу, ее можно было понять. В конце концов, они находились в весьма похожих ситуациях, разница была лишь в том, что ее по-прежнему держали на поводке, а Лео свой разорвал, пусть теперь и мучился от этого.
- Я не хочу, чтобы и ты меня дрянью считал, правда. Не хочу, чтобы ты обижался. Я сама в Вильдан вернусь, потом. Меня там ничего хорошего не ждет, только проблема на проблеме, а решать все придется снова самой. Я лучше тут еще побуду.
Она достала кисет, дрожащими руками принялась набивать трубку. Альден покачал головой, вздохнул, как давно хотелось, и сел на песок рядом с ней. Табак в трубке Сай начал треть и пускать тоненький дымок.
- Не делай так больше. У тебя может быть какая угодно трагедия за плечами, но неправильно пользоваться другими в надежде, что ты сможешь представить на их месте другого. Не у тебя одной есть болезненные шрамы, на которые нельзя давить, - видят боги, он не хотел говорить об этом, ему претила сама мысль о том, что нужно продолжить мысль, объяснить ей, почему то, что она сделала, так тяжело понять и пустить на самотек, как какую-то ерунду. Альден был попросту не готов об этом рассказывать, но все равно зачем-то продолжил. Видимо, потому что не мог просто отмахнуться от вывернувшейся перед ним наизнанку Сайленсс. – Несколько дней назад я разошелся с женой. Сам виноват, конечно, не подумал, что делаю, когда звал ее замуж. По некой иронии она тоже была драконом, совсем юной по их меркам, служила паладином, совсем недавно стала полноправным членом Ордена. Я не задумывался о том, что у такой девушки могут быть другие планы и интересы, что она не способна отдать себе отчет о том, что такое брак, мне казалось, что я слишком хорош, чтобы променять меня на что-то другое. Но именно так и вышло: центром мира для нее стала служба и отец, высокая вышка среди паладинов, пример и образец, а я так и остался где-то за бортом. Она тоже на моем месте воображала себе кого-то другого и исходилась восторгом совсем по другому человеку. Мы прожили так полтора года, находясь в разных городах и практически не имея ничего общего, пока до меня не дошло, что ждать чего-то глубоко бессмысленно. Беда в том, что не так-то это просто, забыть обиду и умершие надежды. Вчера я понадеялся, что смогу наконец переключиться на кого-то другого, отвлечься и перестать сокрушаться над той ошибкой, которую совершил по глупости. Не получилось, испытал жгучее чувство повторения, которое больше, пожалуй, испытывать не хочу.

+3

145

Змея лишь молча кивнула на его слова о том, что делать так нельзя. Она и не собиралась вовсе, просто одно событие потянуло за собой другое и вышло то, что обычно у нее и выходит - полное фиаско. У нее ведь вовсе не было цели подталкивать Альдена к неверным выводам, но как же сложно оказалось оттолкнуть его сразу, не доводя дело до критического уровня. Однако, что теперь снова это объяснять. Он не ушел и даже заговорил с ней, а потому асура затянулась и обратилась в слух, все так же неотрывно глядя на воду.
Змея не смотрела на него, боясь потревожить хрупкую, едва вернувшуюся атмосферу необъяснимого уюта, которое возникало, стоило лишь им с Лео спокойно сесть рядом. Она не обманывалась мыслью, что он на самом деле так спокоен, как хочет показать. Его рана была так же свежа, как и ее собственная, и точно так же исходила ноющей болью.
- Я тоже понадеялась на это, Лео. Только как назло жизнь не крокет, чтобы можно было так просто вышибить один мяч другим, - уголок губ дрогнул в мрачной ухмылке и асура повернулась к инквизитору. - Знаешь, до боли знаком мне твой сюжет. Только ты в свой еще и по любви вляпался, - она немного помолчала, собирая разрозненные мысли и задумчиво попыхивая трубкой. Стоило ли открывать сейчас рот и выговаривать искателю так жгущие язык слова? Ох, вряд ли. - Я вышла замуж совсем зеленой. Только совершеннолетие отметила, как поставили перед фактом, что я должна. Отец настаивал, что это мой дочерний долг, удачно выйти замуж, а уж посватавшийся мужчина и вовсе предел всех мечтаний. И успешный, и красивый, и удивительно заинтересовался именно мной. Мать убеждала, что семейная жизнь обязательно принесет мне счастье, ведь это так прекрасно - любить и быть любимой. Кто бы с этим спорил, только вот чувствами там и не пахло даже. Я не сразу поняла, что не так в моей семейной жизни. Глядя, как нежно и трепетно родители любят друг друга, я представляла себе что-то подобное с собственным мужем. Однако, вышло наоборот.
Ворон, до того момента не вмешивавшийся в разговор, все же подлетел ближе и умостился на хозяйском плече. Сай легковесно прошлась когтями по птичьей груди и вернулась к созерцанию моря. Вся эта история быльем поросла и теперь не вызывала желания выплакаться или выговориться. Просто ей показалось, что она будет уместна сейчас, особенно в контрасте с рассказом Альдена. Ведь все познается в сравнении. Сейчас его трагедия для него глобальна, как и для любого живого существа его собственный мир обширнее и глубже прочих. Но может он сможет взглянуть на нее и под другим ракурсом.
- Я до сих пор не знаю, что было его центром мира. Возможно, работа. Возможно, кто-то другой. А я, я была приложением. Красивым, умным, в меру удобным приложением, с которым не стыдно было выйти в свет, которое с гордостью можно было показать знакомым и компаньонам, которое не противно было тащить по ночам в постель. Вы находились в разных городах и не смогли найти точек соприкосновения, а мы жили в одном доме и нас не связывало ничего, кроме церемониальных слов, сказанных друг другу. Представь только на секунду, каково это - знать, что ты абсолютная пустота для того, с кем живешь бок о бок, и не иметь возможности хоть что-то изменить. Я, в отличии от тебя, не могла пойти и развестись. И я жила так пять лет, сначала действительно пытаясь что-то сделать, чтобы увидеть хоть какую-то эмоцию на его лице, кроме полного равнодушия ко мне. Потом начала искать причины и ожидаемо нашла их в себе самой, поверив в то, что я действительно просто пустое место. И запеленалась в плотный такой горький кокон, быстро потеряв интерес ко всему, что меня окружало.
Она снова замолчала, постукивая когтем по чаше своей трубки, и покосилась на искателя, даже не заметив, как вторая рука машинально легла на ребра. Губы снова дрогнули в грустной улыбке. В эту минуту он не был инквизитором, а она не была закостеневшей преступницей, внезапно вставшей на кривой путь сомнительного исправления. Просто мужчина с навалившимися на него в одночасье проблемами и женщина, погрязшая в них по самую макушку. Забавно было то, как их проблемы находили отклик друг в друге. Она тяжело сглотнула, смачивая пересохшее горло, и продолжила.
- Он пошел трещинами, когда однажды я случайно услышала их разговор с отцом. Оказалось, к Тейару дочерний долг и несостоявшееся счастье. Меня продали за букет цветов, - асура поймала взгляд Альдена и хмыкнула. - Цветы забвения. Редкие, дорогие и такие нужные для исследований, что проводил мой отец-алхимик. Только вот я не оправдала возложенных на меня надежд, не родила наследника. Не иначе, как боги уберегли. И я сорвалась. Видимо, за пять лет успело накопиться во мне слишком много злобы, потому что рука не дрогнула, когда я разгромила отцовскую лабораторию, страсть всей его жизни, - черные брови сошлись на переносице и взгляд змеиных глаз наполнился холодом. - И не дрогнула, когда я вогнала кинжал в грудь этого ублюдка, который пользовался мною как вещью эти проклятые пять лет. И жалею я только о том, что так долго терпела, - Сайленсс отвернулась, щелкнула когтями и постучала по бревну трубкой, выбивая прогоревший табак. - Как видишь, все проходит, чтобы зайти на новый круг. Умершие надежды глупой и молодой змеи давно уже стали прахом, но, хоть и оставили о себе достаточно сильное впечатление и напоминание, все равно перерождаются в новые, еще более болезненные и безнадежные. А будет как в песне - и боль утихнет, и обида пройдет.* А потом неизбежно вернется под другой личиной, - она убрала трубку в сумку и развернулась к Лео всем корпусом, пристально вглядевшись в его лицо. - Какой вывод можно сделать из всего с нами произошедшего? Правильно, во всем виноваты драконы. Сами не знают, чего хотят, лезут в душу со своими удивительными глазами, а потом мечутся в неопределенности, трепля нам нервы. Ну не сволочи ли, а? - клыки сверкнули, открываясь в широкой улыбке, а после из груди вырвался не слишком радостный, но зато искренний смех.


* Долгой дорогой - Кукрыниксы

Отредактировано Сайленсс (2017-10-08 21:27:33)

+2

146

- Я тоже понадеялась на это, Лео. Только как назло жизнь не крокет, чтобы можно было так просто вышибить один мяч другим.
Она была чертовски права. Таким вещам требовалось время, нужно было просто забиться на некоторый срок в угол и перетерпеть, пока пустоте внутри не стало бы понятно, что как бы она ни вгрызалась зубами во внутренности, ничего не изменится. Разумеется, она бы не исчезла, никакое время не могло залечить тот вырванный кусок, который унесла с собой Аннуора. Но Альден бы смог почти забыть про него, как всю жизнь забывал про отрицание факта его существования семьей, про презрение наставников и некоторых коллег, как забывал последние полтора года про свое несовершенство, неспособность организовать собственную жизнь и контролировать хоть что-то, кроме выбора рубашки поутру. Потому его и не любили многие в Ордене, что он удивительно искусно закрывал глаза на те вещи, которые другие считали важными и необходимыми. Но означало ли это, что они были ему не нужны? Как оказалось, даже шебутному Лео хотелось возвращаться к кому-то домой. Теперь же он сидел на пляже, потерянном на краю мира, с какой-то малознакомой стражницей, которую тоже снедала пустота, и она безуспешно пытались друг другу помочь. Только вот выходило так, что максимум, на что они были способны – это выслушать и не делать хуже. Тоже кое-что, если подумать.
- Знаешь, до боли знаком мне твой сюжет. Только ты в свой еще и по любви вляпался.
И она заговорила. О своей истории рассказывала долго и проникновенно, будто заново проигрывая те давние события, когда она была еще куда более наивной девочкой и все еще чего-то ждала. Мало это походило на ситуацию Альдена, ведь в его случае никто никого не принуждал, во всем была виновата обыкновенная ошибка молодости, могущая случиться со всеми. Но снова мужчина ее не перебивал, позволив рассказать все, что просилось наружу, терпеливо выдерживая паузы и позволяя собираться с духом столько, сколько потребуется.
- Он пошел трещинами, когда однажды я случайно услышала их разговор с отцом. Оказалось, к Тейару дочерний долг и несостоявшееся счастье. Меня продали за букет цветов, - но на этом моменте инквизитор не сдержался, и на его лице отчетливо отразилось удивление. Он всякое слышал о браках по договору, они почти никогда не были счастливыми, а свадьбе обычно предшествовало составление бумажек касательного того, что стороны друг другу обещают и какие бонусы кто получит. Не раз инквизиторам и стражникам Ацилоста приходилось обеспечивать охрану на пышных празднествах особенно высокопоставленных шишек, и с тоской на лицах служивых в такие дни могла побороться лишь трагедия на лице невесты. Но про букеты цветов Лео еще не слышал. - Цветы забвения. Редкие, дорогие и такие нужные для исследований, что проводил мой отец-алхимик.
Все встало на свои места. Амбиции отца пересилили любовь к дочери. Только вот был ли там эта любовь хоть когда-либо?
- Видимо, за пять лет успело накопиться во мне слишком много злобы, потому что рука не дрогнула, когда я разгромила отцовскую лабораторию, страсть всей его жизни. И не дрогнула, когда я вогнала кинжал в грудь этого ублюдка, который пользовался мною как вещью эти проклятые пять лет. И жалею я только о том, что так долго терпела.
В тот момент Альден не был инквизитором, а Сайленсс не была стражницей. Мужчина даже не стал думать о том, что именно в этом поступке кроется истинная личина его нынешней спутницы. Да и сколько же лет минуло с той трагедии? Несколько десятков? Столетие? Никто уже не стал бы рыть землю ради хладного трупа очередного аристократа, которые умирали пачками каждый год. То, что было сказано на этом пляже, развеял бы ветер.
- Какой вывод можно сделать из всего с нами произошедшего? Правильно, во всем виноваты драконы. Сами не знают, чего хотят, лезут в душу со своими удивительными глазами, а потом мечутся в неопределенности, трепля нам нервы. Ну не сволочи ли, а? – немного печальный смех и какие-то совсем невеселые глаза, воззрившиеся на инквизитора. Ну вот как они могли найти друг друга на том проклятом чердаке? Нарочно ведь не придумаешь, что окажутся настолько одинаковыми.
- Еще какие. Надо было мне прикончить тестя, отомстить за всех терзаемых, так сказать. Ну или хотя бы умереть народным мстителем при попытке, - ухмыльнулся Альден. Некоторое время помолчали, ибо говорить и не требовалось – некое глубинное понимание закралось в их короткие отношения. – Ну так что мир? И никуда не уезжаем, потому что меня что-то тоже не радует перспектива возвращаться в Ацилотс. Чую, ждут меня там сразу несколько перекошенных в гневе рож и сыплющиеся отовсюду выговоры.
Причем оставался открытым вопрос, чья рожа станет первой – Морин или Дезире. Первая орала всегда и без устали, когда Альден позволял себе лишнего, у второй былf гипертрофированная страсть к следованию всем существующим правилам, и вряд ли бы ее остановил какой-то амулет. Ну а если все же остановил…. Об этом думать совсем не хотелось. Поднявшись на ноги и отряхнув штаны от песка, Лео протянул руку Сайленсс.
- Пошли тебе завтрак найдем. Я тут погулял, видел пару мест. Представляешь, тут такие искусники живут, что умеют кружево из шоколада на тортах и пирожных делать.  Я такого не видел никогда, стоит, наверное, как все мое имущество вместе взятое. Я даже зайти побоялся, лицом-то не вышел для таких цивильных мест. Может, твое сойдет?

+1

147

Асура мягко улыбнулась инквизитору, молча кивнув головой. Перед глазами встали наверняка ожидающие ее недовольные моськи Коттона и Арэн, заставив почти болезненно поморщиться. Впрочем, размазывать эту мысль по стенкам черепа она не стала, вновь переключив внимание на Альдена и принимая протянутую руку.
- Не вышел, говоришь...- асура плотоядно ухмыльнулась, прикидывая в уме, сколько денег ей с собой дал текка. Беглый взгляд в кошелек показал, что взято было более чем достаточно для безбедной жизни в этом дивном городе как минимум месяц. - Дело поправимое. Но кружавчики мы оставим на вечер, чтобы было вкуснее. А сейчас нагуляем аппетит.
«А заодно как следует пропылимся и пообносимся за целый день. Нужно же все таки соответствовать заявленному уровню приличного заведения. Так, у него классная повязка на глазу, а у меня ничего такого броского нету... Хотя, как это нету, у меня половина головы выбрита. Отлично, мы прекрасно впишемся. Осталось еще где-нибудь штаны порвать или рубашку. Или сапоги потерять, так тоже будет хорошо...»
[float=left]http://s9.uploads.ru/WZYr0.png[/float]Стоило решить возникшую ночью проблему, как близость искателя снова привела девушку в прекрасное расположение духа. Змея разом повеселела, собирая свои вещи в сумку и машинально насвистывая давным давно полюбившийся незатейливый мотивчик детской песенки. Прогулка до города не заняла много времени, потому что и желудок подгонял, и не особо хотелось задерживаться на том островке призрачного спокойствия, что так безжалостно треснул под пятой необъяснимых и тягостных чувств. Сай решила не мудрствовать лукаво, а потому соорудила себе завтрак из нескольких апельсинов, выторгованных у грузчика за красивую клыкастую улыбку и пару хитро закрученных матерных предложений на бгвалде, от которых тот пришел в восторг, горсти орешков, совершенно случайно просыпавшихся в ладонь, когда они с инквизитором проходили мимо прилавка, да остатков воды из бурдюка.
Было бы непростительно попасть в Сезию и не оценить ее архитектурных красот и местное население, столь тщательно оберегавшего свою жизнь на протяжении долгих лет. Так что экскурсия по столице крыланов стала первым пунктом в списке сегодняшних дел. И до тех пор, пока они молча взирали на возвышающиеся здания, сплошь украшенные лепниной, вычурными завитушками и отполированными до блеска витражами, местные жители смотрели на них снисходительно усмехаясь. Но стоило этим двоим открыть рты, как умиление иностранными туристами резко сползало с утонченных лиц, меняясь в зависимости от того, что именно выдавала эта парочка - от ужаса, до шока.
[float=right]http://s8.uploads.ru/V6vWP.png[/float]
- Никогда не понимал желания архитекторов ваять фонтаны с водой, вытекающей из ртов и всяких прочих отверстий людей и животных. Они горят желанием пить из места, куда мочится какой-нибудь каменный пацан? Серьезно?
- Меня больше удивляет другое. Зачем вообще пить из фонтанов, мало ли что там до этого плавало. Или все еще плавает, как например вон тот протухший птичий трупак. Велимудр, не смотри.

- Ты гляди какая красотища! По-любому дворец какого-нибудь местного богатея, падкого на позолоту и различные шалости. Простите, а что это за здание?
- Это городская тюрьма.
- Э, в смысле? Серьезно? А почему она такая радостная и веселая? Все таки тюрьма должна внушать трепет, а не вызывать желание скушать мороженку и прогуляться внутри. Где мрак подземелий и отпугивающий преступников флер закона? Эй? Эм... Лео, пошли отсюда, кажется мы его сломали, он подвис.

[float=left]http://s0.uploads.ru/rW98J.png[/float]- Видишь ту красивую лепнину под окошками? Да, вон ту, где уступчик сколот. Готов поспорить, что это крайне популярное место встреч у бегущих из окна любовников. Смотри, как отполирована!
- И тут все встало на свои места. Теперь то мне понятно, чьи именно гневные рожи ждут тебя в Ацилотсе.

- Гляди, алкаш в подворотне лежит! У тебя ока Энвенэль нет? Никто ж не поверит, что мы в этом зефирном городе такой артефакт нашли.
- А ты уверен, что это алкаш? Может это местный пророк, отрекшийся от благ цивилизации, дабы постигнуть высшие уровни просветления, а ты тут так пошло искажаешь его высокую жертву гнусными предположениями. Ты только послушай, как он музыкально храпит! Талант же, ну! Сразу видно, что это господин искусства.

- Не, в целом мне нравится этот город. Так и хочется запустить сюда пару десятков измазанных в грязи пустобрюхов и смотреть, как местные бьются в истерике и объявляют военное положение.

Примерно в таком раздолбайском ключе они и провели первую половину дня, бессмысленно шатаясь по городу и шокируя крыланов слишком уж непочтительным вниманием. Благодаря чуткому и мудрому ворону, очень вовремя щиплющему хозяйку за шею, все встречные алла сохранили свои перья, хоть змее и хотелось дополнить начатую коллекцию элементами других расцветок и размеров. Как и планировалось, поход к кружевным тортикам был отложен на вечер, дабы можно было сполна насладиться изысканным обществом, посещающим подобные заведения. Поэтому пообедали они не в пример скромнее, ограничившись купленными у очаровательной старушки медовыми булочками, виртуозно утащенным с прилавка копченым морским окунем и добытым в неравном бою с упрямой охранной псиной бидончиком молока.
- Как же хорошо, - Сайленсс разлеглась на лавочке, лениво разглядывая нависающие над ними кроны как экзотичных, так и вполне знакомых деревьев. Выбранный для отдыха парк расположился недалеко от шумного рынка, но внутри почти не было слышно завлекающих голосистых продавцов и отчаянной ругани торговок, что были абсолютно идентичны в любом большом городе независимо от населяющей его расы. - Так и подмывает сказать, что ты даже не представляешь, как сильно мне не хватало такого отдыха. Но ты как раз отлично представляешь, так что скажу проще - шикарно!
Разумеется в ход снова пошла трубка, ибо нельзя было оставить такой прекрасный обед без финального ароматного аккорда. Ассури размеренно выдыхала клубы дыма, разглядывая в них мимолетные призрачные видения, образы, что угадывались не зрением, а скорее подсознанием. Внутри прочно поселилось долгожданное умиротворение и змее внезапно захотелось им поделиться. Она глянула на искателя из-под прикрытых век, нашарила его ладонь и мягко сжала, не размениваясь на лишние слова.
- Мне тут в голову пришло коварное и подлое решение некой части наших проблем. Ну, не совсем решение, скорее смазка для нее, - стражница грубовато хохотнула и отпустила руку искателя, вернувшись к созерцанию деревьев и попыхиванию трубкой. - Есть один способ, как можно сгладить практически любой конфликт с относительно дружелюбным человеком. Нужно привезти подарки. Главное, правильно подобрать момент дарения, чтобы не стало хуже. В моем случае, например, мне нужно умаслить двух товарищей, от которых я малодушно слиняла на этот дивный отдых. Одной пригодится красивое платье, - Сай фыркнула, припомнив, что сталось с последним ею виденным нарядом айратки, - А второго можно задобрить качественным кинжалом. Ну или ножнами какими-нибудь. Вроде и от души, но не без намека получится. Что думаешь по этому поводу?

+1


Вы здесь » За гранью реальности » С миру по нитке » Окрестности Далиана » Город Сезия [юго-восточный материк]