fataria

За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Пристанища игроков » Призрачные чертоги.


Призрачные чертоги.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

[float=right][mymp3]http://dl.zaycev.net/581863/3674240/nebelhex_-_wake_to_wither_(zaycev.net).mp3|Nebelhex - Wake to Wither.[/mymp3][/float]
http://sh.uploads.ru/2Kt6a.png
Ну вот мы и встретились, Гость. В час этот, настоящий, поворотный и следующий за ходиками назад, а не вперед; в час не полуночный, и не полуденный - внемли нам.
Мы - это неподвижные, затхлые, оледенелые залы цвета мергеля и плохого известняка.  Не более, чем пустая, обветшалая обитель, продуваемая всеми ветрами, с четырех сторон света. Мы рассыпается крошкой на ваших глазах – но нет материи прочнее той, из которой мы состоим. И посему, мы не обделены талантами, как не обделен ими и ты, любезный гость. Наша суть такова: едва кто-либо переступает наш порог, как в тот же миг становится нашей неотъемлемой частью, тускнеющим монолитом, замерзшим, неподвижным, слитым воедино.
Ты чувствуешь сопротивление и несогласие? Это потому что в тебе есть и иная часть, очевидная как цвет собственных глаз. Эта часть все ещё теплая, живая, чувствующая. Твое имя окрасилось как последний закат - вестник гибели, в багряный цвет, и будет таковым, пока кровь, сладко - соленая кровь цвета древних полотен и изысканного воска бежит по магистралям твоего тела. А потому беги, и никогда не замедляй свой бег, пока не охладел, не замерз, а ресницы навеки не укрылись инеем. Ведь с этого мига пустота и смерть - всегда на шаг позади тебя.

http://s6.uploads.ru/TRFzI.png

Это лишь эфемерная, клубящаяся тьма под лунным лучом, который пробивает себе путь через старый, разбитый витраж. Краткие летописи, очерки прошлого и настоящего - что прах и иллюзия.
http://uploads.ru/i/P/a/u/Pau0q.gif

Отредактировано Шанталь Эвнике (2016-01-17 00:44:51)

+2

2

Нет. Уходи скорей. К восторгам не зови.
Любить? - Любя, убить - вот красота любви.
Я только миг люблю - и удаляюсь прочь.
Со мной был яркий день - за мной клубится
ночь.

http://funkyimg.com/i/21KFA.png
Согласитесь с нами, Гость, что все смертные существа вынуждены взять точку отсчета, и плавно покачиваясь, с каждым днем удаляться от неё, прямехонько к точке логичного завершения своего бытия; в уютную могилу. Вы смертны. Мы - подвержены распаду.
Все что было до этой абстрактной, но яркой, как полярная звезда, точки, не важно, рождение это, сломанный палец, или иное событие - всего лишь память. Все что есть перед вашими очами - уже - тоже она. Крупицы воспоминаний, живущие разве что в ваших головах, да на наших исписанных стенах. Но все, как не изощряйся доказать обратное, события, сколь бы бесконечно они исчезали из реальности и забывались, все же имеют свои предыстории. С одной из таких начнем и мы. 


Раскрывать секреты Министерства - ни в праве даже наши морозные залы. Будет достаточно того, что мы, двигая колесо времени вспять, можем всецело, не остерегаясь и капельки лжи, предположить: магия тяжелая наука. Порой на страницах древних манускриптов обнаруживаются неточности, порой - это приходится уточнять. Нужна сверка.
Не все существа, не все чернильные пятна характеров - имеют красивую, четкую форму. И далеко не со всеми индивидами, существа более умные, умелые и совершенные, желают беседовать.

Главу по таким вопросам не беспокоят, лишь приносят отчет о сложившейся ситуации. И глава разберется, кто виноват: недостаточно осведомленный и умелый сотрудник, или же принимавшая сторона. Гораздо важнее то, что в гости едет лицо многим более высокопоставленное, чтобы решить столь мелкий вопрос, однако, портящий давно решенные планы. И никто не поймет, почему все не решилось с помощью уполномоченных людей на месте назначения.
Что же, начнем?
Мы едем в Таллем.

http://funkyimg.com/i/21KTL.png
[float=left]http://s6.uploads.ru/Z6SY8.png[/float]Данный наряд Шанталь скомбинирован из множества неотделимых друг от друга слоев. Нижний, подразумевающий белье, отсутствует, что не позволяет снимать более, нежели верхний слой комбинации. Низ ансамбля представляют собой сшитые на заказ, подогнанные под мерки, штаны из ровдуги - замши, сделанной из оленьей шкуры. Её специально стесали, сделали максимально тонкой, и наложили термозаклинания, обеспечивающие комфортную температуру в любых условиях, независимо от погодных колебаний. Верхняя часть - почти прозрачная, белая батистовая рубашка, с довольно скупым кружевом на манжетах. Поверх - изумрудно-зеленый, как панцирь жука, плотный жакет, расшитый серебряными и золотыми нитями в виде цветочных узоров. Верхним слоем является кафтан мужского фасона, приталенный и расклешенный, из зеленого сукна с серебряным шитьем. Из рукавов видны манжеты рубашки, однако её воротник - скрыт и не виден глазу. Штаны заканчиваются на лодыжке, их конец заправлен в обувь. Как и кафтан, обувь мужского фасона. На носках ботинок изображен павлин, использованы тиснение и орнамент, а так же два вида кожи. Волосы распущены, но их часть собрана в косу на затылке, что лежит поверх остальной массы. До этого они были заплетены в косу, потому как до сих пор волнисты. Благоухает странным ароматом, помесью табака, лилий и лимона.
При себе имеет небольшой кожаный деловой портфель с бумагами, кошель с деньгами, походную сменную одежду, и "биди" - экзотические самокрутки, представляющие собой смесь необработанного табака, листьев дерева груши и персика, крошки базилика и корицы; все это завернуто в листья черного дерева. Из аксессуаров на данный момент одето всего три, что для женщины необычайно мало: два серебряных кольца с рубинами и серьги с изумрудами. Одно из колец и серьги, украшены россыпью бриллиантов.
Касаемо магических принадлежностей, взято всего лишь три вещи. Амулет Хорруда, обмотанный вокруг запястья и спрятанный там до необходимости, кинжал "Идис", упокоенный в утолщенных набедренных ножнах, и зелье "Жизненная энергия", в количестве одной штуки.

Обувь и прическа.

http://s7.uploads.ru/X9ql8.png   http://s6.uploads.ru/RydsI.png

Серьги.

http://s2.uploads.ru/7WOGM.png

Кольца.

http://s2.uploads.ru/jz0yJ.png   http://s7.uploads.ru/eUMGV.png

Биди.

http://s6.uploads.ru/ISG9r.png

Отредактировано Шанталь Эвнике (2016-01-22 18:38:05)

+2

3

http://s3.uploads.ru/YIu43.png
Хронологический порядок образов.
I.
04'2015 - 01'2016

http://s6.uploads.ru/t/Nj8Zv.png      ●     http://s6.uploads.ru/t/wP9G5.png
http://s7.uploads.ru/t/jLKeb.png      ●     http://s6.uploads.ru/t/iwo8N.png
http://s6.uploads.ru/t/Ns7Gd.png      ●     http://s7.uploads.ru/t/FnYL8.png

Отредактировано Шанталь Эвнике (2016-01-17 01:12:55)

+2

4

Колёса будущего и прошлого – замыкаются в резонансе, и пожирают собственный хвост змеем вечности.
http://sh.uploads.ru/WPLMh.png
Хронология периода:
1647 год.
13 число месяца Благоухающей Магнолии.
Утро-день.

Появление уважаемой госпожи Эвнике на улицах града, нареченного Таллем, вызвало у неких групп лиц совершенно разноплановые эмоции, и вынудило их принимать определённые решения в срочном порядке. Птица высокого полета залетела в Таллемские края, и это никак не могло остаться незамеченным и упущенным из виду. Особенно, если учитывать то обстоятельство, что она являлась не самой ожидаемой персоной в филиале, и в иных местах, в равной степени. Так же сознательно можно поведать о том, что сама госпожа Архимаг не была счастлива по прибытию в вышеупомянутый город тринадцатого числа месяца Благоухающей Магнолии 1647 года. Он вызывал у неё совершенно неприятные воспоминания и ассоциации, особенно после бессонной ночи.
Однажды, ещё при первом посещении этого славного города, её придавило деревянной таблицей «Здесь убит человек», и в свои юные годы, задолго до нынешних событий, она сочла это злым, недобрым знамением. В следующий раз, когда она волей-неволей оказалась близ Таллема, ей знатно подпортили внешность, изуродовав ухо. Более того, тогда же,она оказалась на грани жизни и смерти, как и её близкий друг Эвель. В связи с этими трагическими обстоятельствами, странным образом, девица заимела спонтанные отношения с неким индивидом, с коим у неё теперь прочно ассоциировалось даже название сего места. А после всего вышеупомянутого, для полного счастья – подверглась пыткам. В целом, как мы с вами понимаем, даже когда дела вынуждали её отправиться в Таллем, она, несомненно, считала, что случится нечто дурное, и морально к тому готовилась.
Дурное началось аккурат в филиале министерства, где ей нагрубили прямехонько с порога, а потом, оправдываясь глупыми отмазками не желали выдавать ни документы, ни ведомости, ни отчеты, половина из которых была утеряна или вовсе не имелась в наличии. Шанталь не любила кричать, но в этот раз её гневные, яростные вопли запомнились всем поголовно. Вышла она оттуда крайне уставшая, с единственной мыслью – «снять всех с должностей, без выплаты увольнительных пособий». Это не в её полномочиях, но упомянуть в отчете о некомпетентных сотрудниках – она не забудет.
Усталость и головная боль вынудили её отправиться на поиск пропитания, конечным пунктом которого стало небезызвестное заведение «Золотой Феникс». Там она заказала алкогольный напиток, с целью расслабится, а в итоге страдала от все более нарастающего раздражения. Шумно, душно, нечем дышать! Когда ей показалось, что она задохнется, женщина по инерции подалась вперед, и наткнулась своим носом на полыхающую визуализацию феникса, которую сразу же окрестила «магической курицей». Данный трюк был ей хорошо знаком, и признать, где-то в глубине души она одновременно и вздрогнула и скривилась. Поганый Таллем! Поганый город, леший его побери!
Ей, конечно же, пришлось встать и подойти, поскольку игнорировать настолько прямой намек слишком кощунственно, и из вежливости – поздороваться. Она – высокопоставленное лицо, и он – тоже. Ей, впрочем, на секунду стало тепло, память мутными водами поднялась к горлу и напомнила о чудных мгновениях абсолютного взаимодействия. Конечно же, Шанталь быстро отмахнулась от ложных и иллюзорных порывов.
«- И я рад тебя видеть, Шанталь. Даже и не сосчитаю, сколько лет прошло с тех пор. Думаю слишком много, чтобы нас это беспокоило сейчас».
Тут женщина согласно кивнула, понимая рациональность мысли. Прошло слишком много лет, чтобы что-то имело цветное значение. Все что было – давно стало безымянным призраком, взывающим лишь к скептицизму. Впрочем, она действительно весьма рада, что он нашел себе достойную женщину, с которой связан взаимными и обоюднымичувствами: уважением и преданностью. Такой исход подходил к его судьбе гораздо краше иных вероятностей.
Так госпожа Эвнике знакомится с Шессой Салмон, и отмечает, что та невероятно хороша собой и ухожена. Как и опасна. Итак:
«Было в ней что-то почти каменное, но драгоценное. Влекущее. Острое и холодное. Она импонировала Шанталь. В чем-то они были похожи. Вероятно, в стремлении к совершенству во всем и всегда. Наверняка, она так же упряма, трудолюбива и жадна до магических открытий. И, вряд ли бы магистр Эвнике ошиблась бы, если бы сказала, что она полезный друг и опасный недруг».
13 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
День-вечер.
Вечер - глубокая ночь.

[float=right]http://sd.uploads.ru/mT26O.png
[/float]И вновь события принимают алогичный поворот. Нельзя сказать, почему госпожа Эвнике не отказалась от приглашения погостить у «золотистой пары». Вероятно, сочла отказ большим невежеством, но после думала, в этом можно не сомневаться, уверяем, что вернее было бы избежать посещения чужой обители, ссылаясь на срочные дела. Телепорт, созданный Шессой, окончательно выпил её силы, и Шанталь была вынуждена осесть на пол, спасаясь от болезненных ощущений. Мир раскачивался колыбелью.
Но ей пришлось и дальше выказывать благие намерения, стараясь подавить все нарастающее тревожное предчувствие. Она насмотрелась рабочих кошмаров, встретилась с Гектором – призраком своего прошлого, а теперь чувствовала что-то недоброе и неотвратимое. Но не могла сказать об этом, поскольку данное заявление звучало бы очень странно из её узких уст.
После трех суток беспрерывной работы она чувствовала истощение, и все больше считала себя чужой и в этом доме, и в этой атмосфере. Все больше возрастала напряженность. Шесса помогла ей прийти в чувство, предложив заговоренную воду, а сцена с их домашним питомцем – луном, немного скрасила общую темноту состояния. Но расслаблению было не суждено посетить белое тело и усталый ум; животное заволновалось, и Шанталь сразу перешла в повышенную боевую готовность. С этого события потянулась череда, которую уже не остановить. Ни сейчас, ни после.
«- Я... Кажется последние дни выдались труднее чем обычно, не так ли?»
«Что же, Гектор Велиус, я лишь могу предполагать, что с тобой происходит; это твоя доля, твоя участь, не моя. Я не буду в это вмешиваться» - думает Шанталь, и её интерес к чужому самочувствию угасает. Но предчувствие продолжает нарастать, бить её по позвоночнику, и женщина понимает, что суть настоящего беспокойства она узнает позже. Раздается стук в дверь, который Шанталь не может слышать, но именно в этот момент тревога достигает апогея. И все обрывается, привнося в эту композицию нового героя – отрешенность.
Слуга подходит к Гектору, приносит ему известия, и тот удаляется встречать гостей, оставляя Шанталь наедине с Шессой и своими размышлениями. Они вернулись вместе, втроем. Гости были вежливы, они ответили почтительным приветствием, скользящим во всем, почти неестественным уважением.
«- Темный мастер. Ох, простите. Госпожа Шанталь.
- Для меня честь быть представленным вам лично».

Замешательство, словно логичная, ответная реакция смазанной полутенью прошлась и по её лицу, тут же сменившись недобрым прищуром. Почему то ей не понравилось, что её узнали в лицо. Таковое обычно сулило проблемы. Даже если оба они - педагоги. Это не личное знакомство.
Память услужливо подкинула ей тонкое острие воспоминаний, лицо, виденное ею в Академии. Обращение, привычное в кругу студентов, но непривычное из взрослых уст. Странные глаза, в которых отражалось что-то знакомое. Потому, она едва подняла уголок губ, в остальном сохраняя беспристрастность и обездвиженность, однозначно признавая одну вещь, кою тут же и озвучила:
«-Приятно видеть коллег, господин. Несомненно, приятно, Карл Волах».
Карл Волах и Гектор Велиус удаляются в другую комнату, решать некие личные вопросы, а Шанталь, считая, что уходить сразу же не очень красиво, решает задать тонкие, с подвохом вопросы. И Шессе, и некоему Джасперу Мателлу. Однако, немного поразвлекшись, госпожа Эвнике не находит ничего лучше, чем откланяться перед уважаемыми господами, как лишняя фигура в этой партии, сообщить Люциусу, вновь, из приличия, чтобы он передал своему господину несколько ничего не значащих фраз. «Скажите Гектору, когда он освободится, что я была рада посетить его дом и покорно благодарю за гостеприимство. Так же, прошу его понять причины моего ухода, и не воспринимать их как оскорбление. Я слишком вымотана, потому отправляюсь в трактир, где высплюсь, а потом, вероятно, покину Таллем. Мои ему наилучшие пожелания».
Вдыхая ночной воздух, Шанталь отправилась по своим делам, навстречу сну и сомнительному отдыху.

14 и 15 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Утро-День-Вечер-Ночь.

Прибыв в трактир, Шанталь сняла комнату на ночь, а так же посредством телепортации получила забытую в спешке на одной из станций сменную одежду. Сказать на ночь – будет не совсем правильно, потому что ещё раз изучив полученные бумаги и найдя в них недочеты, она уснула только к середине дня, а проснулась ночью, ближе к утру пятнадцатого числа.

+2

5

http://s7.uploads.ru/OiMIV.png
[float=left]http://s2.uploads.ru/Z9mPX.png[/float] (флешбек)
Обрывок из письма, события, описанные в котором, датированы 2-ым числом месяца Прощания Журавлей 1633 года.
***
«-Ты веришь в то, что кто-то смог попасть в исследовательские подвалы? Говорят…
- Да ну, брось. Наши преподаватели не особо любят доставать скелеты из собственных шкафов».

Разговор между двумя студентами. Следующий день после эвакуации.

Лишь каменные, холодные стены были свидетелями того, как писалось это письмо. Только они видели те события, что в нем описаны. И если бы у стен были не только уши, но и рты: они бы многое поведали внимательному слушателю.
Итак, в предоставленных ниже убористых строках нет лжи; ищущий, конечно, наткнется на их субъективизм, но не более. Время многогранно, и тысяча его причудливо-уродливых форм искажает любую правду-неправду. Но мысль – не может быть ложью; кто, впрочем, писал бы заведомую клевету своему близкому другу, не ища потехи?

«Здравствия тебе, мой дорогой Эвель! Доброго дня и тихой ночи! Пишу тебе снова; в этот раз не с дискуссией, а с вопросами, да в поисках ответов. Пишу, с весьма любопытным рассказом, кой приведу чуть ниже.
Вспомни-ка, добрый друг, ведь мы, не так давно, были юными. Не так давно, как кажется, мы допускали за собой всевозможные оплошности, не разбираясь, кто более мудр для своих лет (смотрит на поступки других), а кто более глуп (не замечает и собственных).
Вспомни, мы позволяли себе неуравновешенные шутки над однокурсниками, или теми, кто помладше нас. Мне больше всего запомнилась та история, с синюшной рукой покойника, которую ты подложил своему соседу по комнате. Его, вроде бы, звали Нейген, и над его бровью красовался багровый шрам-звездочка. Он был не из самых пугливых, кого я знавала; но даже его измучили многомесячные кошмары. Он ведь не так тесно общался с темным факультетом, как ты, да и не был студентом МА. Ему подобного рода подлянки были в новинку, хотя будет ложью сказать, что со временем к ним вообще возможно привыкнуть.
Но, вспоминая тебя и себя, я силюсь понять, на почве чего у молодых людей берется такое бесстрашие, самоуверенность и глупое желание постичь различные тайны? Глупость ли, сила ли, или просто черта юности эта мечта, что именно ты узнаешь то, чего не знают другие, превзойдешь великие умы своих наставников и авторов скучных памфлетов, удовлетворив собственное эго? Почему только со временем, оглядываясь назад, ты вдруг осознаешь, сколько погибает магов, исследователей, студентов в тщетных поисках неведомых головоломок? Какова же главная головоломка студентов МА? Слово, думая о котором, я начинаю ощущать тошноту – так часто доводится слышать его и денно, и нощно. «Изнанка». Что-то же влечет их к ней, верно? Как же властна эта черная дыра над человеческим сердцем и ученым умом, особенно, когда он шаток и не окреп в должной степени!
И знаешь, что самое смешное? Порой даже мне, прожившей не так уж мало, невозможно понять, с чем я имею дело. С храбростью или глупостью, с предосторожностью или паранойей. Однако  случай, вызвавший у меня эти бурные размышления – не совсем обо мне. Он о юности и студентах!
Как сказали бы мои адепты, это «случай неуёмного любопытства столичанского студиозуса». Как скажу тебя я – так оно и есть. И втянулись мы в эту историю 2-ого числа минувшего месяца, то есть Прощания Журавлей. А том я тебе и поведаю, коль ты простишь меня за нелепый юмор, коим я периодически заражаюсь от своих же учеников…».

Вы же знаете, как говорят? Большие города полны людей и одиночества. И если бы обе леди, которые принадлежали к добровольным узникам Магической Академии, не пересеклись именно в ней, то, как знать, свела ли бы их жизнь когда-нибудь ещё. Первая леди была молода и получала знания, вторая леди была взрослой и ими делилась. Но как часто случается, все пошло кувырком, и положило начало случившейся истории. В то время у студентки было «высокое самомнение, множество поклонников и сомнительная тяга к знаниям». Потому жестокая шутка магистра, не признавшая положение Адель, кое она сама себе присвоила, нанесла тарритовскому сердцу весьма глубокую обиду, вероятные следы которой читались на одной из парт кривым, карикатурным портретом. Сама Адель Кьюртен решила собственных подвигов не повторять, и, сочтя месть более чем удовлетворительной, явила свою высокочтимую персону на магистерские занятия только чтобы оскорбиться и исчезнуть. Похоже, что честь лицезреть местную красавицу постигла магистра Шанталь единственный раз в жизни, и оной же последний.
Конечно, нетрудно было понять, почему ранимая девица не приходит на магистерские факультативы:
А) Они были ей изначально не интересны;
Б) Неприятно оказаться посмешищем перед всей группой, промахнувшись мимо вытащенного преподавателем стула, в результате шлепнувшись на пол.
Однако, факультативы  - занятия не обязательные, и если не приходишь, то тебя никто и не ждет. Заметка на полях: «Эвель, ты бы сказал, что я поступила не педагогично, и так оно и есть».
В тот день, когда последствия их экзотического знакомства дали о себе знать, в полномочиях Шанталь была проверка при эвакуации. Здание было пустынным, а все встреченные двери плотно закрытыми.  И разве в таких случаях всё может пройти как по маслу, дамы и господа? О, нет, особенно когда ваша любимая адептка исчезает в направлении исследовательских подвалов!  Устав академии издавна гласит: вход туда запрещен. И вовсе не потому, что там хранятся ужасы изнанки или всемогущие артефакты, как думают студенты. Причина куда как проще – внутри проводят эксперименты, которые опасны для неподготовленных магов и без должной защиты.
Когда магистр Эвнике последовала за студенткой, как обычно случается, у неё нашелся непредвиденный «помощник», захлопнувший за её спиной дверь и загнавший обеих леди в ловушку. Не теряя представившуюся  возможность и продолжая общение в стиле знакомства, Шанталь решила оказать Адель услугу, проведя ей индивидуальное занятие. И началось оно с очень хорошего и действенного метода – запугивания. Страх всегда был сильным стимулом, а умение его подавлять – не малым достоинством, спасающим жизнь.

«Эвель, помнишь ли ты, каким замогильным и страшным становился мой голос, когда мы шутили над очередным первокурсником? Так вот, совсем как в былые времена я положила руку ей на плечо, и выдала что-то вроде «Привет от Тейара, красавица». И знаешь – сработало лучше некуда! Ух, как она перепугалась. Её же словами: «Так и окочуриться можно». Эгей, да не только! Так что моё хвастовство на этот раз всецело заслужено.
Конечно, ты наверняка уже успел подумать о том, что я продолжила над ней всячески измываться. Да не со зла, конечно. Самоутверждение за счет собственных студентов никогда не входило в мои планы и тем более не приносило никакого наслаждения. Первая проблема заключалась в том, что моя студентка не была подготовлена к тому, с чем ей предстояло столкнуться. Вторая проблема заключалась в том, что я пыталась дать ей понять, что её ложь раскрыта с самого начала, а она все повторяла что-то о том, что не гуляла по коридорам, а искала убежище…как бы ни так! В исследовательском отделе находились прототипы магических предохранителей. Мало того, что мне было сие давным-давно известно, очень тяжело не заметить уже с верхних ступеней, как недружелюбно фонит внизу. И чем глубже мы спускались, тем агрессивнее становилась среда, в которой мы должны были вот-вот очутиться. При более близком знакомстве, представляющем собой философский диалог, Адель оказалась истинной гуманисткой и защитницей неупокоенных мертвецов. И спорила со мной – просто очаровательно.
Имея талант к общению с призраками, да и как я успела понять, контактируя с неким из них с самых юных лет, леди Кьюртен привыкла считать отношение привидений к своей персоне весьма дружелюбным. Но уж поверь мне, под влиянием подобного магического фона, ни о каком дружелюбии не могло быть и речи! И, к моему сожалению, она обратила внимание только на то, что в подвале есть другие призраки, помимо того к которому она привыкла и ласково называла «Джей», но в упор не замечала того, что не сможет сотворить ни одного заклинания. Даже того, которое было первым в её жизни.
В помещении, которое стало концом нашего недолгого пути, летали характерные изумрудные искры, похожие на иллюзорных мотыльков. Мутное и непрозрачное свечение исходило от медных кулонов, разложенных в ряд. Как известно, медь мягкий металл, но, уверяю, прикоснись ты к ним, то ощутил бы, что эти изделия прочнее камня. Их ровная пульсация приносила успокоение, свежесть, запах моря, соли и песка. И это было обманом с самого начала, как то, что нет когтей под шерсткой на кошачьей лапке. Комната, которая стала концом нашего недолгого пути была и уродлива, и очаровательна, а предохранители и манили, и отталкивали, будто бы выдыхая с наигранным прискорбием «Уж стоило ли оно того, что ты отдал?». А потом накатывало опустошение, будто магия отвернулась от тебя, напоследок хмыкнув с гулким презрением. Ты терял себя, ощущая предельную слабость. И уж я знаю – не было ничего закономернее этого. Мы пришли туда, где не осталось магии, мы пришли к самому эпицентру бури и стали никем: душами, костьми и мясом.
Как думаешь, что произошло дальше? То ли я, то ли гнетущая атмосфера подвалов запугали студентку настолько, что она решила, будто бы я затаила на неё некую обиду, или по своей природе являюсь злодейкой. Она даже всерьез думала о том, что я решила «слить» её под шумок, «убрать с дороги», или использовать в качестве жертвы для свершения кровавого ритуала. Мне пришлось прочитать ей не только длинную, поучительную речь, но и провести простейший анализ ситуации. То есть, объяснить, что заманить её в подвал преднамеренно было бы занятием трудным и неблагодарным. Благо, она все же сумела взять себя в руки, но стала нести такую непотребную ерунду о том, что подхватит чихушку…ох, помилуйте меня Боги!
А потом, она, конечно же – попыталась узнать, хотелось ли мне в изнанку. Мне не оставалось ничего, кроме того, чтобы сказать ей правду. Все кто занимался подобного рода экспериментами – плохо кончили. За этими разговорами Делия так и не смогла заметить затаившуюся опасность, и эта угроза, конечно же, предстала пред нами. Это был призрак, очень древний, и его кости проступали сквозь подгнившую плоть. Призрак-маньяк. Тот, который убивает людей ради удовольствия, сейчас бился о антимагическую стену за нашими спинами. И весь парадокс был в том, что предохранители спасали нам жизнь, но без них я бы смогла его изгнать. Спасение и наказание заключалось в одном предмете.
Призрака должны были уничтожить пару дней назад, поскольку держать его долгое время рядом с таким количеством учеников было бы опасно. Потому если бы Адель, образно говоря, решила бы заглянуть направо, вместо того, чтобы пойти налево, то все прошло бы без каких либо эксцессов и помещение не сегодня так завтра было бы зачищено.
Я указала своей студентке на ломики и ключ-активатор для старой двери. Увы, мы бывали в разных передрягах, и ты наверняка помнишь, что ломики не более чем временная мера, лишь рассеивающая призрака на короткий срок. Дверь же, могу тебя уверить, с трудом поддавалась открытию. Соли у нас не было, магии тоже. Мы были как самые простые люди, которых застали врасплох. Думаю, леди Кьюртен была не в восторге от того, что могла оказаться столь беспомощной.
Мне не нравилось учить её жизни, вторгаться в её юное мировоззрение, но ситуация вынуждала меня совершать обратное. Не знаю, подействовали ли мои речи, или быть может, сыграли исключительно свойства её характера – она не предалась отчаянью и бездействию. Она боролась за свою жизнь как могла. Судьба, впрочем, итак сыграла с ней злую шутку, которая, увы, напугала её лишь на ближайшие полчаса. Её призрак-друг стал в одночасье её временным врагом, и, несмотря на это, в разговоре со мной она пыталась его оправдать. Этим же, кстати, убеждая саму себя в собственной правоте. И это же происшествие заставило её действовать крайне решительно. Ключ-накопитель, с её своевременной помощью, попал в паз».

Едва накопитель зашел в положенный паз, что-то таинственно мигнуло. Снопы искр полетели в разные стороны, и влево, и вправо, и вверх, и на пол. Похожие на бенгальские огни, они прыгали по полу и затухали с треском, шипением, смрадным дымком. Следом за этим комнату наполнило яркое свечение, и даже не крича «Ложись», Шанталь повалила Адель на пол, лицом вниз, за момент до того, как над их спинами прошла первая магическая волна. Она отскочила от одной стены, встретила другую, и заметалась между ними, словно бумеранг. Ограничители активировались один за другим, частично рассеивая её и разряжая магический фон. Сначала взорвался один амулет, затем второй. Паз превратился в оплавившийся кусок металла, что, впрочем, сняло защиту. И не смотря на «поразительную» удачу, Шанталь была по прежнему уверена, что ржавчина крепко спаяла раму с дверью, и едва ли она поддастся напору двух барышень. Тем временем волна обратилась множеством зигзагов, двигавшихся в хаотичном порядке. Они, как маленькие молнии, метались всюду, ударяя возле ног и голов лежавших девиц, попадая в магические ограничители и съедаемые ими, проходили разрядами сквозь призраков. Вспышки смазали все перед глазами, не давая ориентироваться в бесконечном мигании света и тьмы. Собравшись клином, они нанесли свой последний удар – в стену. Стена выдержала, но камни, передавая импульсы и вибрации, заставили гудеть добрую половину здания. Поднимаясь от пола, они уходили вниз, в землю, и поднимались вверх, на волю. С потолка посыпалась крошка, затесавшись в волосах и покрыв одежды серым слоем. Мелкие камешки застучали по полу.

«После случившегося разгрома, я была уверена, что помимо сигнала, который я подала моей подруге, магистру Лэр, нас заметят и другие преподаватели. В связи с тем, что наше положение стремительно ухудшалось, я сказала Адель, чтобы мы поднимались вверх, к двери, вынужденные отступать и обороняться. Впрочем, леди Кьюртен до последнего не сдавалась, разум её остро функционировал все это время, поэтому я была ею довольна, и если бы это «занятие» являлось официальным, я бы поставила ей высокий балл.
Я оказалась права. Подмога пришла совсем скоро.  В отряде нашего спасения можно было насчитать пять человек: одного исследователя с ключом, мою подругу рунолога, магистра Хальда, который, как выяснилось, и был тем, кто закрыл дверь, и магистра Нэнхе с её ассистенткой. До того, как они освободили нас, мы находились в критическом состоянии. С самого начала угроза была далеко не фантомной, и многократно возросла, когда призраки ощутили себя полными хозяевами положения, и вознамерились устроить над нами жестокую расправу.
Я не испытывала страха, но поддалась тревожности. Не стоит забывать, что я была в ответе за юную леди, и за её здоровье, и за её жизнь! Какое бы пятно образовалось на моей репутации, если бы с ней что-то случилось! Немедля ни секунды, призраки перешли в нападение. Весь свет погас, и мы, вдвоем, очутились в кромешном мраке, отражая атаку за атакой.
Так что, когда дверь открылась снаружи, что полностью соответствовало нашим ожиданиям и надеждам, свет, исходящий из проема, показался нам ослепительным. Отделавшись легкими ранениями, мы рванули наверх, оставляя за спиной холод и шлепки падающей эктоплазмы. Когда мы поднялись, я действовала наиболее рационально. Сперва – изгнала призрака, после – совсем не спешила с благодарностями. Вместо этого я пожурила исследователя, сказав следующее:- Я понимаю, что такова ваша специальность – работать с очень опасными вещами и добывать для нас знания, но все же, не стоит забывать, что двери нужно закрывать. Боюсь, уважаемый Эдвард Корнуэл и не подозревал, что в его Академии учеников будет поджидать такая опасность. Даже не хочу представлять, как теперь он ворочается в гробу с отменным недовольством.
Вот так и закончилась эта невеселая история, начинавшаяся, казалось бы, весьма безобидно. За минувший месяц после тех событий, я мало виделась с Адель, но похлопотала, чтобы выговор, который ей могут сделать, был наименее строгим. Остается лишь надеяться, что с ней все в порядке, и случившееся не нанесло ей моральных травм, а напротив, повлияло благотворно, углубив познания и опыт. Практика по-прежнему остается лучшим учителем.

Видишь, Эвель, все студенты чем-то похожи, а опасности могут подстерегать даже внутри Академии, в которой, казалось бы, проводишь целые дни. Так что – храни себя и будь осторожен, куда бы ни лежал твой путь».

Отредактировано Шанталь Эвнике (2017-02-21 15:02:24)

+1


Вы здесь » За гранью реальности » Пристанища игроков » Призрачные чертоги.