fataria

За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Игровые эпизоды » Слезы и Кровь.


Слезы и Кровь.

Сообщений 1 страница 20 из 28

1

http://uploads.ru/i/L/9/A/L9A15.png
Тема квеста: Слезы и Кровь [float=right]http://sh.uploads.ru/yAUp1.png[/float]
Ответственный: Фаерх
Режим игры: основа.
Статус активности: Окончен.
Участники: Морена
Место действия: Земли между Ледяным Поясом и Араидором. Тайный храм Аннаэль - Духа-Плакальщицы.
Краткое описание: Фаерх сдержал своё слово - Морена в действительности стала его неофициальным заместителем в плане представлении Стаи. И задание не заставило себя ждать.
От одного из гоблинских культов пришло предложение о договоре, по которому Стая получила бы благословение и поддержку культа взамен за разрешение проповедовать. К сожалению, чтобы заключить его, нужно было ехать в главный храм, где можно было обговорить детали. К сожалению воевода не мог поехать ибо и так упустил слишком много из виду, пока гонялся за провидицей. Но ведь есть заместитель. Так что не долго думая, Фаерх приказывает Морене собирать походный мешок и топать за проводником. В конце концов, там не должно было быть ничего сложного. Однако, прежде чем покинуть коммуну, колдунья имела возможность коротко пообщаться с вождем гоблинов Агнарком. Старик поймал её не за долго до отъезда и кратко изложил, чтобы самка была аккуратна и осторожна. Фанатизм культистов опасен всегда, будь то поклонники духа резни или поклонники духа прозрения. А уж когда речь идет о духе, который покровительствует акту самоубийства, ухо надо держать востро.

Отредактировано Фаерх (2015-08-18 14:06:14)

+1

2

http://uploads.ru/i/L/9/A/L9A15.png

[float=left]http://sg.uploads.ru/sIcFi.jpg[/float] -Ещё немного, темная леди, и мы будем на месте. Осталось пройти всего ничего- произнес гоблин, продолжая шагать одной ему единственно ведомой дорогой. При этом, не смотря на короткие ноги, шагал намного быстрее даже драконидицы и не уставал. Причем со всем. За всё то время, что они шли, этот зеленокожий ни разу не показал усталости от дневного перехода, когда спутники самой Морены например не раз предлагали небольшой привал. Даже пищу он принимал без особого энтузиазма, обходясь лишь небольшим куском хлеба и глотком воды раз в несколько часов. Голос у гоблина тоже был какой-то неправильный, не выражающий абсолютно никаких эмоций. Если бы его кожа была сделана из какого-нибудь камня, он на отлично сошел бы за голема, но нет, проводник явно был живой. Морена, как колдунья, могла отчетливо видеть, что в теле зеленого карлика теплится жизнь. Правда сама искра души этого культиста выглядела так, словно её накрыли стеклянным куполом. Вот и пойми, что с ним не так.
Однако, не смотря на все неясности, он их все таки довел до места назначения. Наверно. Ведь драконидица не знала, куда собственно направляется. Как и её спутники. Никто из них особо не ведал, что есть эти культисты Аннаэль и где у них главное место расположение. Впрочем, это касалось большинства сотни всяких культов, разбросанных по всему миру. Точный их счет и расположение знали только редкие кланы шаманов и хранителей знаний гоблинов, представителей которых сегодня здесь не было. Но так или иначе "тайная тропа" окончилась и вся небольшая группа путешественников вышла в небольшой лесок, окруженная большим количеством древних и высоченных деревьев, скрывающих землю от света солнца, так сплелись их кроны друг с другом.
-Вот мы и почти на месте, темная леди- известил Морену гоблин, который так и оставался безымянным для всех, после чего сделал пару шагов вперед  и словно как по команде отовсюду стали появляться ещё гоблины. И что ещё было интереснее, среди них показалось пара более высоких фигур, явно не принадлежавших к роду зеленокожих карликов. И хоть они и были одеты так же, как и другие культисты, то бишь во всё серое, скрывающие их лица, по запаху и внешнему виду обтягивающей стройные станы кожаных доспехов неизвестных, колдунья могла бы догадаться, что это эльфы.
-Не стоит волноваться, темная леди. Это лишь караул, чтобы показать наше почтение.- все тем же ничего не выражающим голосом произнес гоблин, после чего пошел вперед. Возникшие культисты пусть и окружившие вначале представителей Стаи, разомкнулись и предоставили драконидице и её спутникам свободный проход вперед. Никому из сопровождающих ящерку воинов это явно не нравилось, но они, пусть и с явным неудовольствием, опустили оружие и пошли дальше. А идти и впрямь оказалась не много. Через всего ничего времени, перед Мореной предстал вход в то, что по идее должно было быть храмом Духа-Плакальщицы.
-Мы на месте, темная леди. Вы стоите перед входом в священный храм Аннаэль - Дарующей Покой. Идем те, уже скоро должно быть служение и вы обязаны его увидеть.- сказал проводник и на этот раз Морена могла заметить, что в голосе зеленого послышалась возбужденность. Примерно как у подсевшего на пыльцу черного лотоса, когда ему обещают ещё одну щепотку. Вот только вот у неё самой вид "храма" явно не мог вызвать подобного ощущения. Это был вход, сделанный из камня и возможно когда-то он действительно был дверьми в прекрасный и величественный храм, но сейчас вся эта конструкция не иначе как ушла под землю и была поглощена лесом. Но несмотря на это, проводник с довольным видом направился прямо в темный зев этого недружелюбно выглядящего места.
http://sh.uploads.ru/gNzME.jpg

Выбор

Выберите сопровождение.

http://sg.uploads.ru/fNYaE.jpg

http://sh.uploads.ru/C7Pyt.jpg

Перевертыши: Гоблины из клана Волка среди хазар всегда славились храбростью и жестокостью. Могучие и яростные воины, они с радостью отдадут свою жизнь за своего вожака. Морена не их вожак, но Шонахан, вожак Клана, по просьбе старого друга, сказал четко - защищать колдунью даже от самого Тейара. И стоит поверить - они загрызут любого, кто рискнет угрожать драконидице. Плюс, как уверял сам Агнарк, Сыны Волка столь яростны, что силы Аннаэль просто не способны на них действовать, что может крайне пригодиться.

Черные Спины: Если кто и внушает ужас из воинов коммуны, кроме драконидов, так это Черные Спины - огромные крысолюды, своими размерами не уступающими людям. Их лапы бугрятся от огромных мышц, клыки остры и способны крушить камень, а лучшее вооружение и доспехи, созданные лично Владыкой Кузни, делают их достойными звания "Элитных Сил Коммуны". По приказу Фаерха эти, отобранные из самых дисциплинированных и храбрых черноспинных, крысолюды готовы стать для Морены живым щитом из стали и мышц, готовые отбить хоть атаку орков-берсерков, за благо что их глефы достаточные длинные, чтобы насадить любого врага на достаточно далеком от них расстоянии.

0

3

[ Коммуна ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png
1647 год от подписания Мирного Договора.
9 число Благоухающей Магнолии. День.

Приятных событий в жизни Мары становилось все меньше и меньше. И это "пробное", на первый взгляд, задание не являлось исключением. На самом деле отстаивать чьи-то интересы всегда тяжело, особенно в политике. Другие участники переговоров стремятся проявить все свои навыки, будь то красноречие с хитростью или превосходство своих сил над могуществом соперника, ради склонения чаши весов в свою пользу. По сути, это тот же поединок воинов, только борьба велась не с помощью мечей. И сейчас от драконидки зависело, вернутся ли воины Стаи домой без потерь, или им придется пробиваться в коммуну с боем, проливая свою кровь.
- Благодарю вас, мессир, – обратилась драконидка к сопровождающему их последователю культа, – ваше приглашение – честь для меня и воинов коммуны, – когда гоблин отвернулся, Мара взглядом заткнула крысолюда, который явно хотел что-то сказать. Еще не хватало, чтобы случайно брошенная фраза оскорбила последователей и сорвала даже не начавшееся обсуждение договора. Гости всегда должны вести себя вежливо по отношению к хозяину, пригласившего их на праздник. Если только они не хотят с позором покинуть его дом. Поэтому, пока ни слова о договоре, а вперед, на церемонию почитания богини. «Хоть бы они жертвоприношение на этом служении не устроили» Кстати, о богине. Если среди последователей были эльфы, значит, культ мог зародиться в их родных землях еще в древности. Хотя, что сегодня мешает простым людям изменить свою жизнь и стать частью… чего-то иного? Один из эльфов у входа в храм остановил Морену. В святилище она могла войти только в сопровождении нескольких воинов.
- Черные Спины, оставайтесь здесь, – драконидка жестом приказала крысолюдам остановиться на расстоянии от входа. Говорить им, чтобы они были готовы ко всему, не было нужды. Они прекрасно понимали, что в случае опасности, которая произойдет неожиданно, им придется достать оружие.
Выбор самки не случайно пал на гоблинов. Они не только смогли бы противостоять силе богине, но и предвидеть надвигающуюся беду. Да и просто могли намекнуть драконидке на ошибку в поведении или разговоре с последователем. Гоблин гоблина поймет издалека, как говорится. Да и элиту крысолюдов губить в бою не хотелось, особенно, если они не смогут сопротивляться бьющей ключом из храма магии.
Следуя за гоблином по темным коридорам, драконидка вспоминала все, что хоть как-то могло поведать ей об этом культе Аннаэль. Рассказы Агнарка были скудны и не обещали ничего хорошего. В нескольких книгах Отца так же были краткие и расплывчатые описания некой древней богини, требующей крови от своих последователей. Но ее имя не упоминалось, поэтому Мара считала эти тексты описанием Виры. До этого момента. А интересоваться Аннаэль, прямо говоря о собственном неведении, было опасно. Поэтому драконидка решила отложить расспросы о Духе-Плакальщицы до того момента, когда гоблин сам не начнет говорить о своем божестве.

Отредактировано Морена (2015-05-12 18:22:31)

0

4

-Шинджи и его братья исполнять-нять!- согласно кивнул головой командир крысолюдов, приказывая бойцам Черных Спин встать лагерем неподалеку от входа в подземелье. Что же, наверно Морена поступила разумно - черноспинные с трудом бы согласились с тем, что им пришлось бы оставить оружие на входе. Перевертыши же всегда носили с собой оружие, которое нельзя было отделить от них. О правильности взять с собой в виде сопровождение именно их, альфа-перевертыш конечно же не преминул сообщить.
-Все верно. Там и без того достаточно крыс. Плакальщица не столь сильна, как Шестиглазый, но любого Духа не стоит оскорблять, приводя к нему домой банду блохоловок.- произнес нагло Пычахтах, вместе с остальными членами стаи следуя за драконидицей в темный проход храма. Хотя, не смотря на всю наглость в его голосе, от Морены не могло ускользнуть, что говорил перевертыш не особо то и громко, чтобы его не услышали стражи или проводник. Сын Волка был храбр, но отнюдь не глуп.
А путешествие тем временем продолжалось. Проводник повел поредевшею группу дальше, во тьму коридоров. К счастью, вскоре тьму стали освещать факелы, висящие на стенах сиего мрачного коридора. И чем дальше шествовала группа, тем более облагорожено казался коридор. Пыли становилось все меньше, стены смотрелись заново отстроенными, корни деревьев более не выглядывали из потолка извивающимися змеями и появлялось все больше коридоров. Становилось ясно, что похоронен здесь был явно не маленький храм. И все четче Морене слышалось, что из глубины этого подземелья слышны речитативы молитв.
[float=right]http://sg.uploads.ru/sIcFi.jpg[/float]-О нет, мы все же припозднились. Они уже начали...- расстроенно произнес проводник и ускорился. Колдунье и остальным так же пришлось прибавить шагу, чтобы не отставать от него, ведь иначе они рисковали заблудиться в этом лабиринте. Хотя уже только глухой не обнаружил главный зал храма. И стоило признать, культисты явно постарались, чтобы это место выглядело достойно для поклонения. Для начала зал был огромен и напоминал конус, ибо стены, выглядящие как свитые тела змей уходили высоко вверх, свиваясь между собой в точке над центром зала. В самом же центре этого помещения находилась статуя девушки из народа эльфов и по мнению многих людей, достаточно красивая, чтобы посчитать, что такая краса явно создана не природой, но волей сверхъестественной сущности. Статуя стояла посередине чего-то напоминающего бассейн и в принципе выглядела больше как фонтан. Это собственно и был фонтан, правда несколько своеобразный, ибо вода бежала только из глаз этого воплощения Духа-Плакальщицы и достаточно скромно, по сравнению с теми фонтанами, которые самка могла видеть в том же Вильдане. На небольших платформах, идущих из фонтана, стояли несколько девушек из народов эльфов и гоблинов, напевающих немногим громче остальных и изображавших вид убитых горем, закрывая свои лики руками. Кроме всего этого, пол зала был выложен каменной мозаикой, вот только сейчас оценить узор не представлялось возможным - помещение было забито множеством прихожан. Большинство были гоблины, но были заметны и более рослые фигуры, которые могли принадлежать как эльфам, так и кому-то ещё из человекоподобных рас. Говоря кстати о остроухих - фонтан окружало по меньшей мере семеро эльфов, но вот только в отличии от прихожан и тех, что встречали посланников Стаи, эти были обряжены в стальные доспехи и вооружены не луками, а куда более действенными в ближнем бою изогнутыми клинками, присущими для этой расы. И сейчас эти стражи неподвижно стояли, безэмоциональными лицами, словно на них надели маски, взирали куда-то в пустоту, даже не замечая толпящихся вокруг прихожан.
Возвращая своё внимание к происходящему действию, Морена могла наблюдать, что это поют как раз собравшиеся. Пели они не громко и жалобно, словно умоляли о чем-то. Впрочем, стоило ли удивляться этому, если объектом поклонения был Дух, которого не просто так звали "Плачущим". Но не смотря на такой приглушенный  хор, никто не мог услышать кроме колдуньи, как Волчьи Сыны насмешливо перерыкиваются между собой, явно не оценив происходящее. А священнодействие продолжалось. Из-за статуи неожиданно появился старый гоблин, обряженный не иначе как местный шаман, держащий в руках небольшую чашу. Обойдя фонтан, гоблин остановился практически напротив Морены и взглянул на толпу. Произнеся что-то на языке зеленокожих, шаман повернулся лицом к фонтану и почерпнул из него воды. Снова произнеся что-то, гоблин сделал пару шагов к толпе и вытянул в её сторону чашу. Тут же вперед начали выходить некоторые из прихожан, чтобы испить из чаши. Драконидица могла насчитать, что в общем количестве воды испили не меньше пятнадцати собравшихся с "лицевой" стороны прихожан, в числе которых был и её проводник. Тот каким-то неимоверно быстрым способом оказался рядом с шаманом и дрожащими руками взяв чашу, быстро прижал к своим темно-зеленым губам, дабы осушить всю чашу и вернуть её обратно. После этого он уже спокойно вернулся к темной колдунье, вставая рядом с ней. И вновь его лицо было словно не живое, как будто восковая маска, невольно напрашивающаяся на сравнение с такими же лицами эльфов-стражей и лицами тех, кто только что испил этой воды.
-Прошу простить меня, темная леди. Это важный ритуал для посвященных.- кратко и вновь без каких либо эмоций, произнес провожатый, чей взгляд был направлен в спины стоящих перед ним и Мореной собравшихся поклонников Аннаэль. Один из перевертышей прошептал что-то неразборчивое, но судя по оскалу его товарище, не иначе с оскорбительным подтекстом, но опять же, внимание на это обратили только сами представители Стаи, никто более.
-Сейчас Старший Жрец закончит ритуал и вы сможете поговорить с ним касательно соглашения.- продолжил говорить гоблин, обнадеживая драконидицу на быстрое окончание происходящего. Но когда казалось, что все подходит к логичному концу, шаман, или как его назвал только что проводник, Старший Жрец вложил чашу в руки одного из стражей и встав на край фонтана, что-то начал громко говорить. Внезапно повисла тишина и колдунья могла видеть удивление на лицах многих прихожан, конечно если они не пили из чаши. Эти даже сейчас, не смотря на явно не привычные слова жреца, были абсолютно отчуждены от этой реальности. Лишь её проводник смог заговорить, и то, видать чтобы объяснить ситуацию драконидице.
-Это странно. Эту часть давно не исполняли. Мои извинения, темная леди. Придется подождать ещё немного.- сказал зеленокожий, отчего некоторые из перевертышей переглянулись и обменялись парой рычащих реплик. Жрец к этому моменту взялся что-то распевать и общее оцепенение прошло. Внезапно для черношкурой самки все прихожане встали на колени, прижимая руки к груди, складывая их крест накрест. Стоящие же платформах девушки перестали изображать плачущих и добыли из своих широких юбок длинные кинжалы, после чего тоже сложили руки на груди. А песня Жреца становилась все громче и была менее жалобной, хотя и без перевода было ясно, что он продолжает о чем-то просить. Затем был взгляд в толпу и вопрос к ней. Спустя мгновения с колен поднялись двое. Эльфийский самец и самка человека. Эльф, совсем юноша, вряд ли ему было больше восьмидесяти лет, оказался рядом с гоблином достаточно быстро, в почтении склоняя перед ним голову и вроде как что-то бормоча в ответ на вопросительный взгляд Жреца. Человеческая женщина, которой можно было бы дать лет эдак сорок, но ещё сохранившая для её вида приличную внешность, подошла чуть позже, явно сомневаясь в том что она делает. Её зеленокожий тоже внимательно выслушал, после чего "каркнул" нечто вроде одобрения. За спиной Морены в ту же секунду тихо зарычали перевертыши. Обрати на них внимание драконидица, она могла бы заметить, что у некоторых удлинились клыки и когти, пускай и на несколько мгновений.
-Они хотят пустить себе кровь.- объяснил с едва заметной кровожадностью в голосе Пычахтах Морене происходящее и реакцию своих братьев. Но драконидице не стоило отвлекаться от дальнейшего, если она хотела хоть чуточку понять сказанное. Вот и эльф, и человечка обнажились до гола и вошли  в воды сиего источника. Когда они встали на колени, Старший Жрец вытащил из своих одежд два длинных кинжала, которые он и подал мужчине и женщине, затем отойдя на шаг от "фонтана" и начиная песнопения. Прихожане затянули слова вслед за ним, в то время как эльф в воде уже резал себе вены на обеих руках по очереди. Сделав это, он развел руки в стороны и замер, позволяя алой влаге сбегать с его запястий, окрашивая до того кристально чистую воду в багровые тона. Женщина колебалась дольше, и может быть это и было плохо видно, но по её щекам заметно бежали слезы, а грудь вздымалась от подавляемых всхлипов, хотя все же дело было сделано - её кровь тоже оказалась в воде источника. Песня становилась все громче и чем громче она становилась, тем сильнее багровела вода в фонтане. В какой-то момент все прихожане и девушки на платформах, по одному им ясному сигналу развели руки в стороны, как это сделали сейчас медленно умирающие в источнике эльф и человек. Тогда же вода из глаз статуи перестала бежать, но с её губ и запястий внезапно побежала алая влага, как сейчас бежала из вен двух самоубийц. А Жрец, продолжая распевать, забрал у эльфийского стража всю ту же глиняную чашу и почерпнул ею кровь из фонтана, делая в принципе тоже самое, что делал только не давно - предлагал испить из чаши всем желающим, что присутствовали здесь. И судя по тому, как несколько гоблинов и пара эльфиек встали с колен, желающие попробовать были.
Зал Духа Скорби

Отредактировано Фаерх (2015-05-12 20:43:58)

0

5

- Это важный ритуал для посвященных.
- Прошу вас, не извиняйтесь. Ведь это был, несомненно, важный для вас и вашей души момент.
Все время, пока длилась служба, Морена сохраняла спокойствие. До тех пор, пока эльф и человеческая женщина не принесли в жертву свои жизни. Жизнь и кровь, что дарует ее. Возможно, Пычахтах хотел сказать несколько слов вдобавок, но драконидка отогнула край плаща, жестом приказывая замолчать.
- Они хотят, чтобы мы это увидели, – как можно тише промолвила колдунья. «Это не странно, последователь. Твои жрецы открыто демонстрируют свою силу»
Самка хоть уже и не оставалась равнодушной к происходящему, продолжала сохранять лицо. Смерть двух мягкотелых не смогла изменить осанку и гордый вид драконидки. Мара с детства привыкла к виду крови. Не так давно привыкла к виду смерти. Но сам факт добровольного расставания людей с собственной жизнью заставил ее сердце биться быстрее: с подобным ей еще не приходилось сталкиваться.
«Ради чего они делают это? Лишь ради веры? Это же бессмысленно!»
К жрецу подошло уже не так много людей. Если в первый раз чашу была готова пригубить чуть ли не вся толпа, то теперь осталось лишь несколько человек, желающих испить смешанную с водой кровь. К счастью, от членов Стаи подобное участие в ритуале не требовалось. Драконидка боялась, что в воде мог присутствовать наркотик, мгновенно вызывающий у организма зависимость. Но помимо подобного физического воздействия, на жертву могли накладываться соответствующие чары. И ритуал лишь убеждал самку в правдивости своих догадок. Кровь всегда сопровождала ритуалы школы тьмы. Теперь главный вопрос – нуждалась ли Стая в подобных фанатиках, готовых принести в жертву своих собственных последователей?
«Так, спокойно, Фаерх прислал меня не просто обсуждать договор, а заключить его. Значит, Стая нуждается в новых союзниках. Да и Вече не позволило бы нам ступать на землю Аннаэль без особой нужды. Сейчас нужно выудить как можно больше информации у жреца, обсудить детали союза и проявить уважение к его вере»
Когда были прочтены последние молитвы, народ начал расходиться. Кто-то остался, чтобы убрать из воды уже мертвые тела. Только сейчас Морена вспомнила, что гоблин внимательно выслушал мужчину и женщину, перед тем как позволить им убить себя. Возможно, Аннаэль не покровительствовала самоубийству без особой на то причины. Проводник позволил драконидке и перевертышам подойти к старшему жрецу, когда тот отдал пустую чашу эльфу и переключил все внимание на самку.
- Мессир, – Морена начала диалог с официального приветствия. Имени жреца она не знала, а просто обращаться к гоблину по “должности” ей показалось немного оскорбительным, - позвольте поприветствовать вас от имени Фаерха Харда и всех жителей коммуны, – самка положила руку на грудь в области сердца и отвесила легкий поклон.
- К сожалению, господин Фаерх не смог явиться лично на ваше приглашение, поэтому прислал меня.
Выдержав короткую паузу, дракоидка представилась.
- Меня зовут Морена, мессир. И с вашего позволения, сегодня я буду представлять интересы предводителя драконидов и Вече.
Морена подняла голову и посмотрела на жреца, стоящего на краю каменной чаши фонтана.

0

6

[float=left]http://sg.uploads.ru/5FBqR.jpg[/float] Отдав последние распоряжения, Старший Жрец вытер руки о поданную ему полотенце и вновь спрятал кинжалы к себе под одежды. Служка, принявший полотенце тут же скрылся из виду, позволяя гоблину перевести внимание на подошедшею драконидицу. Сначала он был немного удивлен, но затем, судя по лицу, понял о чем ведет речь колдунья и дальше выслушал посланницу с почтением и вниманием на лице. И судя по его улыбке, возникшей когда Морена закончила представляться, зеленокожему понравился подход посла Стаи. Ответив вежливым поклоном, Старший Жрец стал держать ответ.
-Бикбулат, Старший Жрец Аннаэль, рад приветствовать посланника великой Стаи Возрождения в Храме Оплакивающей. Мне крайне жаль, что достопочтенный Фаерх, да не ослабнет его рука и копьё его никогда не будет знать промаха, да года дадут ему мудрость духов и Аннаэль никогда не услышит его последней просьбы. Но если вы говорите от его имени, значит достойны уважения не меньшего, чем он сам, да будет ваш ум ясен, а взор чист, пусть ваша красота не померкнет вечность и Аннаэль улыбается, услышав ваше имя.- вежливо поприветствовал гоблин драконидицу, без всякой запинки  перечисляя те блага, которые он желал Морене и Фаерху -Я крайне рад, что Вече, да не иссякнет их мудрость, решили ответить на наше предложение. Аннаэль готова помочь в великом деле Стаи Возрождения. Если вы согласны говорить, то прошу, дайте мне пару минут, чтобы все закончить и тогда мы все пойдем обсудим...- попросил было Бикбулат чуть-чуть подождать Морену ещё, как вдруг из одного из коридоров вышел эльф, уверенной походкой направляющейся в сторону разговаривающих. По меркам теплокровных он был в принципе хорош собой, если не считать то, что сейчас его лицо было искажено гневом. Одет он был просторные одежды и хоть и не нес с собой оружие, перевертыши тихо зарычали, подходя ближе к колдунье, ибо за спиной этого ушастого шествовало ещё несколько лисеухих из числа тех, что были с "каменными" лицами и при железе.
[float=right]http://sg.uploads.ru/B7JVI.jpg[/float]-Ты, сморщенный гриб! Как ты посмел провести ритуал крови? Ты же понимаешь, головастик, что нарушил достаточно многое, чтобы тебя можно было низложить? Да как ты вообще мог подумать, о том, что бы свершить подобное?- продолжал гневно высказываться в сторону жреца эльф, останавливаясь в трех шагах от гоблина и драконидицы. И только сейчас он заметил, что гоблин в этот момент разговаривал с чешуйчатой. Смерив её и сопровождающих более спокойным взором, эльф снова взглянул на Старшего Жреца. При этом Морена могла почувствовать, что когда лисеухий осматривал её, он успел прощупать её и с помощью колдовства. Лишь немного, только чтобы отдернуться, как только он понял, что драконидица сама колдунья.
-Это ещё кто такие? Не мог бы ты попросить их оставить нас наедине?- наигранно вежливо поинтересовался эльф у гоблина, видать не особо желая "мести сор из дома". Стражи за его спиной молча продолжали стоять. Все это стоявший с удивленным лицом Бикбулат наконец пришел в себя после такого "нападения", после чего подобрался, сморщился и насупился, принимая вид старого тигра, готового броситься в драку, где он или победит, или умрет.
-Я - Старший Жрец Аннаэль и даже ты не имеешь право со мной так разговаривать! В тем более в присутствии представителя великой Стаи Возрождения, многоуважаемой Морены, голоса ФаерхХарда, да будут века не властны над их телом и духом! Смири свою гордыню, как велит Аннаэль и поприветствуй наших гостей!- хмуро произнес гоблин, ставя наглого эльфа на место. Эльф же хоть и не смирился с этим высказыванием, все же принял уравновешенный вид и взглянул на Морену с большим уважением, чем в первый раз.
-Прошу простить меня, глас Стаи. Я право, не хотел нанести вам оскорбление и моя горячность сослужила мне плохую службу, но преступление этого старого гоблина не имеют оправдания. Позвольте представиться - Вэон, Хранитель Говорящей от имени Аннаэль. Крайне рад, что вы решили ответить на наше предложение. Заключить с вами договор честь для нашей общины и...- изливался Вэон, но старый гоблин решил, что ушастый слишком много на себя берет и влез в разговор.
-Спокойнее, Хранитель, а то мне кажется, что уже ты берешь на себя то, что не в твоих правах. Я сам обсужу...- начал было говорить Бикбулат, как уже эльф прервал его.
-Ты? Говорящая от имени Аннаэль только имеет право заключить этот договор...-
-Да вот только она не в состоянии, а значит пока она не поправиться, этот вопрос решаю я...-
-Уже нет, сморщенный гриб. Я принес тебе слова Говорящей от Имени Аннаэль - за твоё нарушения ты лишен сана. Отныне ты не больше, чем ещё один прихожанин, не более. Но если ты станешь противиться, то Скорбящая лишит тебя своей последней милости и ты будешь лишен возможности и приходить сюда!- словно приговор, произнес эльф с торжествующей улыбкой на губах. Удивлению гоблина не была предела. Казалось, старика сейчас хватит удар. Зеленый даже присел на фонтан, держась рукой за сердце, не имея возможности сказать и слова. Вэон же, видя сокрушенного противника, хмыкнул.
-Не убивайся, старик. Уверен у тебя есть хороший ученик, который сможет тебя заменить и быть более верным слугой Аннаэль. А теперь ступай и сдай регалии, которые тебе уже не принадлежат и подбери тех, кто сможет тебя заменить. От имени Говорящей я позже выберу подходящего кандидата.- жестко произнес остроухий, после чего взглянул уже на Морену и тут же его взгляд и голос изменились на более дружелюбные, словно он не только что практически уничтожил старого зеленокожего, пускай и за то, что тот провел кровавый ритуал -Прошу простить нас за все это "представление", мне крайне горько, что вы стали тому свидетелем. Но вы здесь для иного, потому я сейчас же прикажу организовать для вас комнату, где вы со своими спутниками могли бы отдохнуть, а затем мы все обсудим. К сожалению, Говорящая от Имени Аннаэль сейчас не здорова, ей будет нужно время, чтобы обсудить с вами столь важный договор. А сейчас прошу меня вновь простить, мне нужно идти. Я чувствую, что нужен Говорящей. Скоро увидимся, да улыбнется вам Аннаэль.- произнес Вэон, после чего поклонился Морене и развернувшись, отправился обратно же в тот тоннель, из которого пришел. Когда он исчез из виду, перевертыши недовольно зафыркали и зарычали.
-Гнусный тип.- прорычал один из Сынов Волка.
-Как и любой эльф- ответил ему второй перевертыш, но рыкнувший на них Пычахтах заставил всех заткнуться. В этот же момент оживился старый гоблин. Переведя дух, старик взглянул на драконидицу.
-Тысяча извинений, о прекрасная Морена, голос Фаерха, за все это. Позор мне и этому мальчишке, что зовет себя Хранителем, да не будет Аннаэль скорбеть по нему и не удостоит своей улыбки. И ещё раз простите меня, недостойного, но не могли бы вы помочь униженному старику дойти до его кельи?- вежливо попросил Бикбулат, становясь на пошатывающиеся ноги и глядя в один из входов в очередной тоннель.

0

7

- Конечно, господин Бикбулат, – драконидка опустилась на колени, чтобы взять ладонь старика, тем самым удерживая его от падения. Взглядом самка выбрала из толпы перевертышей самого спокойного гоблина и велела ему помочь уже бывшему жрецу. Тот в мгновение ока приблизился с Бикбулату. Мара, конечно, могла взять старика в руку и нести его до кельи, но гоблин, скорее всего, не обрадовался бы факту быть перемещенным в свое убежище, подобно младенцу. Он был слаб, но отнюдь не беспомощен. Последователь, что не отходил от драконидки и старика ни на секунду, снова указывал путь к келье жреца.
Пока они шли, Мара с тревогой в сердце смотрела на униженного гоблина. Почему она испугалась, когда ему вдруг стало плохо от слов самонадеянного эльфа? Почему она вообще испытывает эту странную симпатию ко всем гоблинам? «Я слишком много времени провожу в обществе шаманов. Да Тейрарово проклятие, они даже ворчат почти так же, как и мой Отец!» Входить в келью жреца Мара не стала, ибо последователь просил ее не делать этого. И его можно понять, ведь в большинстве храмов и монастырей был распространен единый свод правил поведения для священнослужителей и прихожан. А на посещение скромного жилища слуг веры и вовсе была посвящена чуть ли не отдельная глава.
- Простите, но теперь я вынуждена покинуть вас, господин Бикбулат, – произнесла самка, когда старый гоблин уже стоял в дверях без посторонней помощи, - Я бы хотела продолжить наш разговор, но не желаю утомлять вас еще больше. Но, если вам будет угодно, мы можем встретиться с вами, когда вы отдохнете и восстановите свои силы.
И так, за недолго длящейся беседой, посланников Стаи поймал молодой эльф. Пожелав гоблину крепкого здоровья и спокойного отдыха, группа последовала за остроухим в свои покои. «Похоже, не только дракониды стаи умудрились разделиться на два враждующих лагеря. Интересно, как долго длится конфликт в стенах этого храма?»
Комната для гостей не являлась покоями, достойных короля, но все самое необходимое в ней было. Видно, явились послы все же неожиданно, раз в помещении все еще оставались слуги, второпях застилающие кровати и завершающие последние приготовления. Впрочем, жаловаться никто не собирался. Эльф все равно выгнал всю прислугу, как только те завершили свою работу.
- Благодарю вас. Мы сообщим вам, если нам что-то понадобится. Но сейчас мы бы хотели отдохнуть и подготовиться к встрече с господином Вэоном. – таким образом драконидка пыталась вежливо прогнать надоедливого эльфа, во всех красках восхвалявшего духа Аннаэль, говорящую от ее имени деву и все прочее, хоть как-то связанное с культом.
- Да, разумеется. Не смею вас больше беспокоить, темная леди.
Эльф ушел, а драконидка положила на одну из кроватей походную сумку и приступила к распаковке вещей. Одной из них являлось добытое у Зарры платье. Огненная драконидка не без сожаления отдала наряд колдунье. Мара была безумно рада, что отделалась лишь обещаниями сохранить дорогую вещь в целости, сохранности, и со всеми камушками. Хоть посол и должен выглядеть соответственно, вторую клятву крови она давать никому не собиралась. Переодевшись, самка закрепила накидку бирюзового цвета с левой стороны так, чтобы она маскировала частичное отсутствие руки. Теперь нужно лишь ждать приглашения на официальную встречу.

0

8

Сопровождающие драконидицу перевертыши тихо рычали, обсуждая происходящее, по быстрому занимая места поудобнее в предложенном для них помещении. На то, как драконидица переодевалась, никто и не обратил внимание - зеленокожие были больше заняты тем, что обсуждали на своем рычащем наречии местную расстановку власти и её явный проигрыш иерархической лестнице в "волчьих" культах. Мол, там подобного бы не случилось и посланников не заставили бы так долго ждать.
А ждать пришлось около получаса. За это время перевертыши уже несколько раз успели переругаться на тему того, что закуска осталась у крысолюдов, что надо бы устроить тут погром, дабы напомнить что хозяева о кое-ком забыли, после чего все зеленые по-волчьи разлеглись по комнате и засопели. Не спал лишь Пычахтах, взявший на себя роль караульного, дабы коли что, сразу поднять всю стаю на ноги. И он же первый почуял приближение. Навострив уши, перевертыш повернулся в сторону двери и тихо зарычал. Однако этого хватило, чтобы все остальные перевертыши так же подскочили на ноги, а некоторые успели даже на треть обратиться, отращивая небольшую шерсть, да удлиняя клыки и когти. Но это оказалось лишним - когда дверь открылась, внутрь вошел гоблин, наверно вдвое уступающий перевертышам в размерах, настолько он был щуплым даже для своего народа. Как и у многих из прислуги, его лицо было абсолютно "пустым", не выражающим не единой эмоции.
-Посланник Стаи, Хранитель говорящей от имени Аннаэль желает с вами встретиться. Прошу пройти со мной.- произнес зеленокожий и дождавшись когда драконидица окажется рядом, повел Морену за собой, через череду бесконечных коридоров. Перевертыши, естественно, поспешили за драконидицей.  Но вот когда они дошли до дверей, за которыми, если верить ведущему колдунью гоблину, её и ожидал Вэон, стоящие по обе стороны дверей стражи-эльфы сообщили, что пройти может только одна посланница, когда как её спутники должны были ожидать её снаружи. Спорить смысла не было, потому в помещение вошла Морена уже одна. Комната оказалась небольшой, но всё же ящерка могла при желании раскрыть свои крылья. Само же помещение выглядело достаточно аскетично - одна жаровня для тепла, пара факелов для освещения на стенах, да в центре комнаты стол и два стула. Ну и собственно эльф тут был, ожидая колдунью. Все в том же одеянии, что было на нем в первый раз, но уже собранный, без гнева в глазах и доброжелательной улыбкой, Вэон взглянул на драконидку и жестом пригласил её сесть за стол. [float=right]http://sg.uploads.ru/B7JVI.jpg[/float]
-Прошу присаживайтесь, посланник.- произнес Хранитель, сам занимая место за столом. Усевшись, эльф протянул руки к стоящему на столе кувшину и налил в одну из кружек, стоящих тут же.
-Ягодной настойки?- предложил остроухий, все таким же вежливым голосом. Затем же, когда кувшин оказался вновь на краю стола, Вэон продолжил говорить.
-Я крайне рад, что Стая Возрождения отреагировала так быстро на наше предложение. Нам казалось, что ответ придется ждать много дольше, чем оказалось. И это приятно нас удивило.- как и у всякого эльфа, речь остроухого была чарующей, журчащей словно ручей, что вкупе с пресловутой эльфийской же внешностью могло бы обеспечить Хранителю много женского внимания. Конечно, на драконидицу это вряд ли могло подействовать, но ведь она все едино оставалась самкой, да ещё и выросшей среди теплокровных.
-И так.- наконец-то решил перейти ушастый к главной теме этой встречи -Вот для чего мы вас позвали - Стая Возрождения поддерживает связь с Духами, разрешая поклонения им, как и в древности, в то время как все остальные народы сосредоточились на поклонении лишь двум Высшим Силам. Кроме того, Стая объединяет вокруг себя множество племен и народов, разрастаясь. И потому нам было бы крайне выгодно сотрудничать с вами, дабы нести слово Аннаэль. Как и вам с нами. Поклоняющихся всей душой Аннаэль не так много, как поклонников Хоруса или Тимур Хара, и среди нас мало хороших воинов. Но воинов у вас и у самих достаточно. Однако верующие Скорбящей смогут лечить их раны и в первую очередь не те, что были нанесены им огнем и сталью. Сила Аннаэль в том, что она способна излечить душу, забрать её боль. Тоже касается и вдов, что больше не увидят своих мужей, и матерей, потерявших в вашей борьбе своих сыновей. Вы ведь видели, как во время ритуала слез прихожане тянулись к чаше? Все они что-то потеряли, ибо эта жизнь крайне сурова, но небольшой глоток слез Аннаэль и боль уходит из их сердец, пустота в душе исчезает. Крайне полезно в вашем деле. И все что мы за это просим - разрешение установить храм или хотя бы часовню Аннаэль в коммуне, внести слово Скорбящей в Стаю, позволить творить ритуалы в её честь.- продолжал говорить Вэон, не забывая ни на секунду добродушно улыбаться, описывая пользу от такого взаимного сотрудничества -И конечно же мы бы хотели быть автономны. Нам не хотелось бы, чтобы нами управлял один из этих шаманских советов, что уже подчинили себе множества других, более слабых культов, лишив их собственных жрецов возможности говорить от лица самого духа. - добавил эльф, внимательно глядя на драконидицу своими изумрудными глазами.

0

9

- Вы очень любезны, – Мара взяла бокал и села напротив Хранителя, но пить настойку не спешила.
Да, симбиоз голоса Вэона с его внешностью, безусловно, смогут очаровать многих не только человеческих женщин. Но одной лишь внешней красоты да певчего голоса было недостаточно, чтобы сделать драконидку более сговорчивой. Если уж быть откровенным, то сейчас Вэон показался Маре самым настоящим дилетантом. Нет, она считала его неопытным мальчишкой, но он даже не попытался развеять о себе первое негативное впечатление, которое оставил после попытки “прочтения” самки. Во владениях детей ночи подобные действия в повседневной-то жизни считались признаком крайней невоспитанности, и упаси Ильтар проявить подобные манеры на официальных мероприятиях – позор на ближайшие месяцы обеспечен. В высшем обществе, по крайней мере. Мара выслушала Вэона и теперь настал ее черед подчеркивать достоинства будущего союза.
- Вы правы, Стая действительно не забыла древнюю веру в духов и прекрасно осознаем их могущество. И в этом наша сила. Мы всегда стараемся помогать друг другу, не зависимо от того, чья кровь течет в наших венах, и на каком алтаре желаем оставить подношение. Мы уважаем веру и традиции других народов этого мира. – голос Мары в сладости не уступал эльфийскому, и иногда становился чуть громче, выделяя важные моменты, - Поэтому в стенах коммуны вам не придется скрывать от окружающих, какой богине принадлежит ваше сердце.
Мара сделала вид, что отпила маленький глоток из кубка с настойкой, и поставила украшенный простым орнаментом сосуд на стол.
- Так же я понимаю, что вдали от главного Святилища вам и вашим последователям потребуется храм, чтобы возносить молитвы и проводить ритуалы в честь Аннаэль, но боюсь, что этот вопрос займет некоторое время. Ведь до начала строительства нам придется подготовить чертежи храма, для того чтобы учесть все расходы и пожелания Говорящей от имени Аннаэль и Вече. Разумеется, когда госпожа поправится и будет в полном здравии. Но уверяю вас, когда строителям выделят все необходимые средства и материалы, к работе приступит наш лучший архитектор Силентра. И он возведет храм, достойный великой Аннаэль.
Мара не боялась говорить о строительстве храма, ведь Агнарк заранее предупредил ее, что об этом может зайти речь. В письме с предложением союза так же вскользь упоминались и условия заключения договора. Конечно, сыпать обещаниями о выполнении всех пунктов колдунья не станет, у Стаи тоже существовали собственные интересы. Поэтому, сейчас драконидке необходимо найти компромисс между ее организацией и культом.
- Вопрос о вашей автономии так же требует рассмотрения, – Морена старалась тщательно обдумывать каждое слово, - и его решение уже зависит только от Вече. Ваше желание поддерживать собственную независимость похвально, ведь тогда вы сможете не опасаться вмешательства других культов в вашу жизнь и потерять возможность говорить от лица Аннаэль. Но, как я уже говорила, Стая всегда учитывает интересы своих союзников. Поэтому я уверена, что Вече придет к соглашению с вами и в этом вопросе, Хранитель Вэон.
Морена посмотрела на пламя жаровни. Все же, не смотря на явную выгоду, самка чувствовала подвох. Не нравились ей эти каменные лица испивших из чаши последователей. «Забирает боль и пустоту»
- Но позвольте узнать, господин Вэон, – драконидка оторвалась от созерцания пламени, снова обратившись к Хранителю, - только ли боль и пустоту забирает  великая Аннаэль, принося вместо них мир и спокойствие душе того, кто испытал великую горечь утраты? «Потому что мне кажется, что она забирает все чувства, даруя взамен лишь пустоту и забвение»

0

10

[float=left]http://sg.uploads.ru/B7JVI.jpg[/float]Что же, первую часть эльф явно принял благодушно. Он конечно знал, что в Стае тот ещё рассадник верований, будь то множество различных духов, которым поклонялись гоблины, неясное и вполне возможно, что даже не существующее "божество" крысолюдей, прозываемое Матерью-Крысой, и конечно же вера в самого Ильтара, но услышать это из уст посланца было лишним тому доказательством, что выбор сделан правильно. Слова насчет того, что святилище будет построено чуть позже, никак не огорчили Хранителя, ведь это было ожидаемо, что чужаки будут аккуратно вести себя с новым для них учением. Однако, драконидица сказала, что все расходы на строительство будут взяты коммуной, как и само строительство. Эти слова нужно было запомнить и потом использовать, если Вече пойдет на попятную. Это было хорошо. Но вот слова о том, что автономия верующих Аннаэль будет рассмотрена лишь после того, как они присоединяться к коммуне. Вот это было плохо. Черношкурая ящерица "петляла" словами, то ли от того что сама не знала, что будет одобрено её руководством, а что нет, то ли специально хотела запутать его, дабы вытрясти из это договора больше плюсов для коммуны.
-О достопочтенная, но разве вы здесь не для того, чтобы как раз и решить этот вопрос самостоятельно?- с улыбкой на устах спросил эльф, решив узнать, пытается посланница хитрить или действительно юлит только потому, что не в состоянии дать решительный ответ -Вы ведь должны понимать, что без гарантий, что мы не станем подконтрольными чужим шаманам, этот договор не может быть заключен. Совет Духов давно жаждет объединить все культы под своим контролем и наш в том числе. И заключать с вами этот договор без гарантий, все равно что лезть головой в пасть волка.- покачал головой Вэон, показывая что он думает обо всем этом.
Последовавший же вопрос от драконидицы заставил остроухого вновь улыбнуться. Посол не иначе как сомневалась в способностях Аннаэль. Вполне возможно, если он сейчас покажет ей, на что способна Скорбящая, то колдунья будет более сговорчива.
-Да, конечно, посланник. Вы вполне имеете право знать об этом.- кивнул головой Хранитель -Слезы Аннаэль крайне полезная вещь, хотя сперва и кажется пугающей. Все из-за того, что чтобы забрать боль утраты, она на время гасит и вашу способность чувствовать. Наверно вас и поставило это в тупик, когда вы общались с некоторыми из наших верующих - их...не особая эмоциональность. Ничего страшного, это все просто от того, что они испили слез Аннаэль недавно. Их эффект временный, так что опасаться вам не стоит, что слезы навечно делают вас пропащим. Нет, лишь временно, пока боль не уйдет из вашего сердца. Но, как вы и спрашивали, это не все, на что она способна. Если позволите, я вам это продемонстрирую.- произнес эльф, после чего сделал легкий кивок головы и поднявшись из-за стола, прошел к двери выхода. Открыв её, он позвал в комнату одного из стражей. Пройдя вместе с ним в помещение, Вэон попросил воина снять капюшон и оголить плечо. После этого Хранитель взял кинжал воина и надавил лезвием на белую кожу бойца. Морена могла наблюдать, как лезвие не просто порезала кожу, но вошло на сантиметр в плоть, после чего кинжал был убран обратно в ножны. При всем этом, кровь из такой то раны бежала как-то вяло, словно это было не ранение, пусть и легкая, а лишь укол булавкой. На лице же ушастого стража не возникло ни единой эмоции, его взгляд все так же был устремлен куда-то в вечность. Сам же Вэон улыбнулся вновь, довольный демонстрацией и попросил бойца удалиться, после чего сел за стол обратно.
-Эти воины каждый день пьют очищенные слезы Аннаэль, дабы эффект не проходил и вы сами видите результат. Испивший слез будет нечувствителен к боли и будет сражаться тогда, когда раны его могли бы убить тролля. Он будет решителен и бесстрашен, но при этом исполнителен, а не глуп как обычный берсерк из поклонников Шестиглазого. Лишь глоток перед битвой и воины Стаи будут неодолимой силой. Думаю, такой подарок от Аннаэль позволит её жрецам проповедовать свободно, без опасений, что чужаки захотят убрать её избранницу от возможности говорить от имени Скорбящей.- произнес Хранитель, напирая на то, что его культу все таки нужен четкий ответ, касательно их неприкосновенности.

0

11

«Несговорчивое создание…» Эта мысль пронеслась в голове самки почему-то без чувства обиды или злости. Обещание построить храм, беря на себя все расходы, не умаслило эльфа. Что ж, придется петлять еще какое-то время.
- Да, вы правы, Хранитель. Великая Аннаэль действительно… способна сотворить чудо. Но поймите и нас, – поняв, что увиливать от ответа не получится, Мара решила стать более откровенной в надежде, что Вэон поступит точно так же. И что он покажет свои слабые места, - Мы живем не только с поклоняющимися духам гоблинами, но и другими культами. Некоторые из них преследуются из-за глупых предрассудков просто потому, что люди не хотят понимать их истинную суть. Другие же преследуются самой инквизицией. Например, ваш.
Драконидка провела пальцами по поверхности стола, осторожно, чтобы не ставить ни единого следа от когтей. Затем посмотрела на эльфа. Самке казалось, что улыбка Вэона уже не была такой искренней. Возможно, он рассчитывал, что демонстрация безразличия к боли со стороны своего подчиненного произведет более впечатляющий эффект. А может, драконидку просто опять подводило ее зрение.
- К сожалению в нашей, пока еще краткой истории, уже случались инциденты с культами, которым мы позволили сохранить свою независимость. Для последователей одного из них закончилось все… весьма печально.
Мара вспомнила случайно услышанную ею беседу двух гоблинов, входивших в Совет Духов. И судьбу тех, кто попытался распространить влияние своих богов в Стае во время зимнего голода. Шаманы не смогли приструнить их обычными способами, и им пришлось пойти на крайние меры. Мара не задавалась вопросом, что бы произошло со Стаей, если бы полдюжины священников не отправились в мир иной – ответ она знала слишком хорошо.
«И будь у них ваши воины, игнорирующих такие раны, пострадавших в коммуне было бы гораздо больше»
Хотя, с другой стороны, те же гоблины совершали множество ритуалов, объяснять суть которых часто не желали. Крысолюдам это очень не нравилось, особенно после ночи призыва духов, ревевших на всю округу. Да чего греха таить, почти все гарпии и дракониды, включая Морену, с тех пор не доверяют хитрым шаманам. И Костяной Двор стараются избегать при любой возможности.
- Но, с другой стороны, великой Аннаэль поклоняются не только гоблины. Среди почитателей Скорбящей есть эльфы, люди, и довольно много. В других же культах среди прихожан не так много иноземцев, – драконидка поднесла пальцы к кончику клюва, - Значит, Совет Шаманов может допустить большую ошибку, если интересы других рас посчитают попросту несущественным фактором. А это недопустимо.
Драконидка пребывала в раздумьях меньше минуты. И дураку понятно, что без обещания независимости Вэон не заключит союз. Но он просил слишком много. Его культ был не многочисленным, но силы, которую даровали слезы духа, таили в себе много опасностей. Слишком много. И плевать на этот “исцеляющий” эффект, помогающий со временем смириться с душевной болью. Кто знает, кому на самом деле будут служить испившие слез Скорбящей?
- Хорошо, давайте поступим следующим образом: вы сохраните независимость, Совет Духов не будет вмешиваться в вашу жизнь. Но взамен дадите обещание не сеять вражду в Стае, не разжигать конфликты между жителями коммуны и не перечить принятым Вече решениям.
Пока эльф раздумывал над словами посланницы, Морена не упустила момент для воодушевляющей речи.
- Представьте, что произойдет, когда Стая добьется своей цели. Лишь на мгновение, вообразите: свободная республика, в которой все, абсолютно все ее граждане будут свободны от власти правящего монарха людей. Вас не будут преследовать лишь за ваше нежелание почитать Ильтара и Ванесу. Возможно, нам придется покинуть земли Денаделора, и новый край будет так же суров, как Ледяной Пояс, но главное – мы получим свободу. Никто не будет угнетать нас. И мы будем сильны настолько, что даже силы инквизиции не будут властны на нашей земле, – Мара прервалась на миг, предоставив Вэону короткую передышку, - Вы хотите, чтобы люди приходили к вам не из отчаяния, а из уважения? Чтобы они полюбили Аннаэль всем сердцем и душой? Так и будет. Но чтобы добиться всего этого, нам нужно объединить наши силы и научиться взаимоуважению друг к другу. Свобода, независимость и право на жизнь – вот чего Стая хочет добиться в итоге. И мы добьемся.
Драконидка улыбнулась самой милой улыбкой, на какую только была способна. Она заметила, что при подобном выражении на ее мордочке большинство теплокровных всегда смягчаются и их внимание притупляется. Возможно, и эльф поддастся подобным... женским чарам.

0

12

[float=right]http://sg.uploads.ru/B7JVI.jpg[/float]Хранитель внимательно выслушал посланницу, сохраняя вежливое выражение лица на протяжении всего времени, что драконидица держала речь. Хотя конечно, в голове остроухого были явно иные чувства. Не смотря на все то, что Вэон слышал о полудраконах, большая часть теперь казалось вымыслом. Особенно та часть, где говорилось о глупости этого искусственного народа. Эта особь была крайне хитрой и разговорчивой, особенно разговорчивой. Под всей этой шелухой из слов она явно давала понять, что он не получит точного ответа, пока он не пойдет сам на встречу и не предложит чего-то ещё. Хранителю пришлось даже признать, что в этом плане Говорящая от имени Аннаэль здесь справилась бы куда лучше, но к сожалению она была пока слишком плоха, чтобы присутствовать на переговорах. Но все же, посланница решила пойти на мировую, хотя её слова и были при этом странными. Вэон с трудом удержался от смешка: "И как драконидица могла подумать, что они собираются подобным заниматься?".
-Что вы, что вы? У нас и в мыслях не было подобного. Все что мы желаем - это иметь возможность проповедовать. Потому мы конечно же дадим клятву, что ничего подобного не случится по нашей вине.- поспешил тут же заверить Вэон Морену -И приложим все свои силы, чтобы Стая добилась своего. Не только гоблинам и крысалюдам хотелось бы иметь дом, где их не осуждали за собственные взгляды на мир.- поддержал ушастый слова колдуньи о свободе и независимости. После этого была небольшая пауза, во время которой мужчина отпивал из своей кружки. Утолив жажду, Хранитель вернул своё внимание к посланнице Стаи.
-Что же, значит мы договорились? Если да, то я сейчас же пойду к Говорящей от имени Аннаэль и передам ей ваши слова. Она благословит это решение и тогда мы заключим соглашение. А пока я попросил бы вас немного подождать в комнате для гостей.- произнес эльф, после чего встал из-за стола и сделав вежливый поклон, давая понять что аудиенция окончена, прошел к двери. Раскрыв её, Хранитель пропустил колдунью вперед, после чего последовал за ней. В коридоре уже ожидали изнывающие от неопределенности и безделья перевертыши. Увидев же живых Морену и Вэона, они оживились и довольно зарычали, ибо доставать неподвижных эльфов им быстро наскучило. Мгновенно взяв драконидицу в кольцо, гоблины вместе с ней последовали вновь за ведущим их гоблином-прислужником, что и повел их обратно в их комнаты, ожидать, когда Говорящая благословит соглашение.
-Как хоть все прошло?- с интересом спросил Пычахтах, пока они топали по коридорам до комнаты для гостей. Вожак перевертышей крайне хотел узнать, судя по его виду, что же там решили ушастый с чешуйчатой.

0

13

- У нас и в мыслях не было подобного.
- Простите, я не хотела обидеть или оскорбить вас. Просто попыталась объяснить, почему мы проявляем такую осторожность.
Да, все действительно прошло хорошо. Не идеально, но хорошо. Пока на это указывали все обстоятельства. Но это был лишь один разговор. Теперь, когда переговоры с официальным лицом завершены, осталось провести беседу со жрецом Бикбулатом. С пониженным в звании, но все же жрецом.
- Как хоть все прошло?
- Довольно удачно, нужно заметить. Как только Хранитель получит благословение Говорящей с Аннаэль, мы подпишем договор.
Вернувшись в комнату, Мара осторожно спросила последователя о здоровье Бикбулата. Тот ответил, что гоблин все еще отдыхает и удалился. Что ж, видимо, судьба не позволит драконидке насладиться обществом бывшего жреца. А жаль, он ей понравился гораздо больше эльфа. Испытав небольшое разочарование, самка собралась вернуться к своей кровати, но расположившиеся вокруг небольшого стола с едой перевертыши заставили ее вспомнить о потребностях своего организма.
«А, была не была. Мы здесь гости, в конце концов.»
К счастью колдуньи, слуги не забыли про столовые приборы. Мара не привыкла есть руками, в отличие от гоблинов.
- Ну так как проходила встреча с этим уб… ммм…
Договорить Пычахтах не смог по причине материализовавшейся тени. Указательный палец черной руки осторожно коснулся его губ, призывая к сдержанности.
- Аккуратнее с выражениями, Пычахтах. У этих стен слишком много ушей, – почти шепотом произнесла Морена, развеяв свои чары.
- Лучше наслаждайся угощениями. Как тебе орехи в меду? По-моему, они удались на славу.
Лично Мара так и сделала. Обсуждать переговоры с эльфом ей не хотелось. Да подозрение о прослушивании стен тоже не исчезло. «О, Ильтар, я превращаюсь в параноика»
- Ну так… – любопытство Пычахтаха не угасло.
- О, да, конечно. «Пожалуйста, проникнись жалостью к своему желудку. Потому что я это уже сделала» Вкратце изложив суть беседы и ее итог, Мара вернулась к поглощению пищи.

0

14

Да, вожак перевертышей не успокаивался, пока наконец не услышал все, что обсуждали между собой эльф и драконидица. И он был настолько заинтересован, что даже к еде не притронулся, пока Морена пересказывала результаты переговоров. Затем Пычахтах поскреб пальцами свою щетину задумчиво и наконец бросил что-то пожевать в рот. Пережевав же, решил высказать своё мнение.
-В принципе, это было ожидаемо. Отдельные культы слишком сильно трясутся над своей независимостью. Особенно их жрецы. Они теряют не столько власть, сколько силу. Духи начинают сразу говорить с Советом и прислужники духа сразу теряют половину своих возможностей. Хах! Жалкое зрелище. Всегда нужно черпать силу из себя и на неё надеяться. Верно я говорю, парни?- последнее было адресовано собравшимся в комнате перевертышам. И те ответили своему вожаку боевыми возгласами и рычанием, подтверждая верность слов вожака. Пычахтах хотел сказать что-то ещё, но тут в дверь постучались.
-Быстро они.- пробурчал один из перевертышей, после чего спрыгнул со стула и пошел в сторону двери. Остальные же, хоть и продолжали сидеть кто где, подобрались и тут же нарастили себе клыки и когти. И их настрой не остыл, даже когда дверь была открыта и перед посланниками Стаи не предстал бывший жрец Аннаэль, Бикбулат.
[float=right]http://sg.uploads.ru/5FBqR.jpg[/float]-Прошу прощения у достопочтенных воинов Стаи Возрождения, да не будет их дело окончено поражением, за вторжение, но я хотел бы иметь возможность говорить с посланником Вече, да не иссякнет их мудрость.- вежливо обратился зеленокожий.
-Так ты же того, это, как его, вроде у себя, отдыхаешь. Нет?- с подозрением произнес открывший дверь перевертыш, бросая взгляд на вожака. Пычахтах же обменялся взглядами с Мореной и затем кивнул головой своему бойцу.
-Кабы всякий знал, о храбрый сын Волка, где я и чем занимаюсь, не занимал бы свой пост так долго.- с хитрой улыбкой ответил Бикбулат, проходя мимо перевертыша, что уже освободил дорогу для старика. А бывший жрец быстро прошел в комнату и уселся за стол, на освобожденный для него одним из бойцов стул. Усевшись же, старик взглянул на драконидицу.
-Еще раз прошу прощения, за то что отвлекаю вас, но я не мог не прийти. Правда, прежде чем я начал бы говорить, не соизволила говорящая от имени Вожака Фаерха, да будет он столь же силен как Кровавый Волк, рассказать глупому старику, как прошел её разговор с Хранителем. Может мне и не стоило бы задавать такие вопросы, но вы ведь должны понимать, что как верный слуга Скорбящей, я не могу переживать за то, за что отвечал столь долгие годы, что не сравнимы будут с вашей долгой жизнью.- изощрялся в красивых словах старый гоблин, а Морена же в этот момент могла чувствовать, как комнату накрывает каким-то заклинанием. При желании можно было даже понять, что это было одно из вариаций заклинания отводящих глаза, источником которой был бывший жрец. Чтобы сейчас он не собирался обсуждать с драконидицей, он хотел это оставить в тайне от тех самых "стенных ушей". Пычахтах тоже ощутил творящиеся заклинание, хотя как и колдунья, не мог разобрать к какой точно школе относится заклятье. Тем не менее он дал понять, что заметил это и ему это не нравиться, тихо рыкнув и удлинив свои клыки и когти.
-Вот уж какое тебе действительно до этого дело, старик?- прорычал вожак перевертышей, глядя то на драконидицу, то на зеленокожего культиста, ожидая что скажет колдунья - выгнать или может даже перегрызть старику горло.

0

15

По правде говоря, Мара не удивилась такому повороту событий. В глубине души она даже надеялась, что в тайне ее пригласят на личную аудиенцию с бывшим жрецом. Но все же, приход старца прямиком к ней был немного неожиданным для самки. Тем лучше, не придется снова пересказывать разговор вожаку перевертышей.
- Перестань, Пычахтах, прошу тебя, – Морена жестом не приказала, но попросила вожака успокоиться. Не хватало еще, чтобы в первый же день пребывания в Святилище плакальщицы по вине Стаи произошло убийство одного из членов культа, пусть теперь и простого прихожанина по статусу, - Ведь ты сам дольше всех из присутствующих живешь в гармонии с духом своего племени и умеешь понимать его. Бикбулат отдал служению Аннаэль если не всю свою жизнь, то большую ее часть. Он тоже научился понимать ее уже много лет назад.
Когда Пычахтах убрал клыки с когтями, драконидка полностью переключила внимание на старца.
- Простите нас, мессир. Ваш приход оказался неожиданностью для нас. Но должна признаться, я надеялась, что эта встреча состоится. Конечно, вы имеете право знать суть моего разговора с Хранителем Вэоном. Ведь не смотря на все события, в душе вы все еще остаетесь Старшим Жрецом великой Аннаэль.
И хоть годы отняли у гоблина его молодость, взамен они отдали старцу бесценный подарок – знание. И что-то подсказывало Маре, что Бикбулат умел мудро распоряжаться этим даром. А значит, с ним нужно быть такой же, как и Вэоном – максимально осторожной.
На этот раз повествование о переговорах оказалось более объемным. Жрец внимательно слушал драконидку, время от времени прося ее приостановить речь или расспрашивая о реакции эльфа. Самке казалось, что иногда гоблин словно знал, о чем в те моменты думал Вэон.
- …таким образом, мы пришли к соглашению.
Наступила тишина, прервать которую не решался никто. Странно, перевертыши даже не пытались дерзить или хоть как-то проявлять свою агрессию. Когти и те не отращивали. Мара кожей чувствовала царившее вокруг напряжение, но не осмелилась предпринимать какие-либо действия. На лице волшебника не отражалось ни единой эмоции. Он лишь слабо потирал подбородок да слегка нахмуривался.

Отредактировано Морена (2015-05-21 00:02:51)

0

16

[float=left]http://sg.uploads.ru/5FBqR.jpg[/float]Молчание действительно было затягивающимся, но в конце концов пауза была окончена. Прокашлявшись, Бикбулат тихо усмехнулся.
-Да, Хранитель сделал все верно. Умный мальчик.- похвалил старик эльфа, хотя не стоило и сомневаться, что даже будь зеленокожему сорок, это было лишь треть срока, что прожил "молодой" Хранитель. Впрочем, осознающие это перевертыши промолчали, все так же напряженно наблюдающие за бывшим жрецом. Морена могла заметить, что хоть когти и клыки были убраны, некоторые изменения в стае были. Так у одного из гоблинов заметно огрубела кожа, покрываясь лишней растительностью, у другого ступни заметно удлинились, дабы можно было в любой момент сделать прыжок, не доступный для простого зеленокожего. Однако старый гоблин словно и не замечал это, продолжая улыбаться. И пусть его зубы не казались такими же внушительными, как у перевертышей, его улыбка не могла понравиться драконидице. Уж больно коварно она выглядела.
-Он все сделал так, как сделал бы я. Вот только вот он умолчал о том, что это лишь одна сторона Скорбящей. Вы ведь прибыли как раз вовремя, чтобы видеть ритуал крови, не так ли? Да. Вторая сторона. Если слезы Аннаэль заглушают чувства, то её кровь усиливает их многократно. Не ведаю я, знаете ли вы это, но иногда лучший способ избавиться от боли потери, это выплакать по нему все слезы, чем заглушать и ждать когда она вновь придет. Хранитель ведь не сказал этого, верно? Не сказал, что когда действие слез пройдет, все чувства вернуться обратно и лишь сильный духом сможет их побороть и жить дальше. Если же нет, то скорее всего он вновь обратиться к помощи слез.- сообщил старый жрец, уже не улыбаясь и не особо утруждая себя во множестве украшающих его речь словечках.
-Как "Слизепойло".- произнес в слух Пычахтах, имея в виду известное среди гоблинов напиток из слизи пещерных слизней, обладающий кроме множества полезных свойств ещё и способностью вызывать крайне сильную зависимость -Только один из пяти Сыновей Волка, раз испив его, может побороть тягу к нему.- при этих словах вожак глянул на одного из своих. Перевертыш тут же поморщился, словно попробовал на вкус испорченного мяса.
-Да, все верно, хотя эффект и не на столько разрушающий. Рано или поздно большинство отказываются от него, хотя чтобы вернуться в норму после длительного использования, нужно испить крови Аннаэль. Конечно, чего уж тут врать, испытав душевную боль, что она усиливает, бывают и те, кто приносят себя в жертву Скорбящей. Но ведь таков закон Духов, не так ли, сын Волка?- задал вопрос Бикбулат Пычахтаху. Тот лишь усмехнулся, оскаливая клыки.
-Да, старик, все верно. Сильный выживает, слабый становиться кормом.- ответил вожак перевертышей, понимая к чему клонил жрец.
-Именно так. Хоть это и не обязательно, но подобный жест веры насыщает кровь самой Аннаэль, предавая ей могущество. И именно это так пугает нашего Хранителя и Говорящею. Осторожно и аккуратно они подвели все к тому, что ритуал крови был запрещен. Им не нравиться "дикарские обряды". Они плодят слабаков, не способных победить собственное горе, собственную хилость духа, называя это милосердием, прикрываются тем, что хотят лишь увеличивать паству Аннаэль. Хах!- усмехнулся гоблин, словно каркнул ворон. Правда после этого старик закашлялся, но быстро пришел в порядок. И, не обращая внимания на хитрый взгляд Пычахтаха, продолжил.
-Именно затем я пришел к вам, посланница Стаи Возрождения. Ведь вы же делаете то же самое - собираете вокруг себя сильных, тех кто готов бороться. Вам нужны сильные духом. Прошу, помогите мне вернуть старые обычаи, вернуть Скорбящей её целостность и установленный порядок. - говорил Бикбулат и Морена могла наблюдать, как казавшийся стариком на смертном одре возле фонтана, затем показавшийся мудрым и не лишенным коварства жрецом, сейчас гоблин на глазах становился окрыленным верой фанатиком, позабывшим о годах на своих плечах. Драконидица видела разгоревшееся в его глазах пламя веры. Опасной в своей фанатичности веры. Если бы рептилия сейчас вспомнила свой разговор с эльфом, она могла бы припомнить, что Хранитель хоть и тоже был верующим в своё дело, но его взгляды явно были куда как более умеренные.
-Так чего ты хочешь от нас, Жрец?- прервал словоизлияния Пычахтах, выглядящий так, словно заглянул в голову старого гоблина и, узнав все его мысли и желания, теперь ждал когда тот озвучит их. Бикбулат бросил на вожака перевертышей хмурый взгляд, словно желая опалить его небритую морду, после чего взглянул на Морену.
-Всё что мне требуется, это лишь ваша поддержка. Я хочу ещё раз поговорить с Хранителем и Говорящей от имени Аннаэль, дабы они оставили мне моё место. Если при этом вы будите на моей стороне и замолвите слово, что хотите видеть меня на месте Старшего Жреца, то они передумают, дабы не идти против вас и истинной воли Аннаэль. Я же тогда, клянусь, поспособствую всей своей душой в том, чтобы Вече не пожалела о том, что они приняли нас под своё крыло.- изложил всю суть своего прихода Бикбулат и с надеждой взглянул на колдунью. Морена же могла краем глаза заметить, как Пычахтах хотел было что-то сказать, но сдержался. То ли оставлял решения за драконидицей, то ли подумал оставить своё изречение на потом.

0

17

- Хранитель ведь не сказал этого, верно?
- Да, он умолчал об этом. Но до этого я думала, что слезы, отнимая чувства, помогают смириться с болью сначала разуму, и лишь потом сердцу. А затем утрачивают свою силу без подпитки, вернув душе утраченные чувства.
Осознавать, что Вэон скрыл часть правды от посланницы, оказалось неприятно. Но чего еще ждать от столь смазливого на вид создания? Так же, к сожалению самки, итог переговоров Бикбулат порицать не собирался и более того, тоже остался доволен условиями заключения договора. Таким образом, отсрочить подписание “всех бумаг“, прикрываясь сокрытием информации со стороны Хранителя, невозможно. Времени на раздумья оставалось крайне мало. Не произнося ни слова, Мара лишь взглядом советовалась с Пычахтахом. Гоблин сначала смотрел на драконидку, затем куда-то перед собой, словно вглядываясь в пустоту. Брови его нахмурились, и спустя минуту, исподлобья он снова взглянул на Морену. Но ни одобрения, ни призыва отказаться от предложения жреца от вожака не последовала. Лишь когда его верхняя губа чуть дрогнула, желая сложиться в презрительный оскал, Мара поняла его чувства. Она тоже сомневалась.
- Позвольте узнать, милорд, почему Говорящая от имени Аннаэль не желает поддерживать ее могущество? Ведь когда богиня ослабнет, то госпожа потеряет если не все свои силы, то большую их часть. Ритуалы и слезы Скорбящей уже не будут так сильны. Зачем госпоже так поступать лишь ради паствы? Ведь это лишено всякого смысла.
Самка задумалась о том, кем могла быть эта Говорящая. Эльфийка, человек, ассури? Да хоть вампир или василиск мог в тайне общаться с духом, это не имеет значения. Гораздо важнее причина, по которой дева не могла вести переговоры лично. Официально посланникам сказали, что она больна. «И заболела она явно не обычной чихушкой»
- Господин Бикбулат, позвольте узнать причину слабости госпожи Говорящей. Если она, разумеется, не является тайной.
Морена не просто так задала этот вопрос. Вполне возможно, что слова таинственной леди исходили далеко не от нее самой. Либо говорила она далеко не по воле самого духа. В любом случае, на горячую голову принимать решение сейчас нельзя. Воины Стаи были сильны духом и способны справиться с любой душевной болью. Но как на счет обычных жителей, гражданских по-военному? Бикбулат верно заметил, что большинство людей принимают смерть близких спустя время. Но как быть с остальными? Теми, кто не может смириться и даже сходит с ума от горя? Возможно, слезы духа смогут спасти их. Если нет – то Стае ничего не останется, кроме как прекратить их страдания.

0

18

[float=right]http://sg.uploads.ru/5FBqR.jpg[/float]Старый гоблин, услышавший вместо ответа вопрос, явно оказался немного разочарован, но ему хватило выдержки не показать виду. Покусав нижнею губу, раздумывая над ответом, Бикбулат старчески прокряхтел, не иначе как уже потеряв дававший ему сил запал веры, вновь став тем кем и был - старым зеленокожим.
-Не совсем верно, дорогой посол. Даже без крови, Аннаэль остаётся достаточно сильна, возмещая нехватку ритуала количеством верующих. Конечно это не пик сил Скорбящей, но позволяет "оставаться ей на плаву", как сказал кто-нибудь из речных кланов. А её нежелание проводить ритуалы крови достаточно ясно - Говорящая от имени Аннаэль крайне молода и её решения исходят не от ума, но от сердца. Хранитель, её брат, поддерживает её в этом решении. Что поделать, оба дитя познали великую скорбь, от чего собственно и предприняли подобные меры, желая защитить других.- покачивая головой, произнес Бикбулат, всем своим видом показывая как он соболезнует эльфам. И колдунья могла заметить, как даже до того крививший губы Пычахтах тихо фыркнул, показывая всем своим видом, что он признает что старик и вправду сожалеет об участи своих соперников. Бывший жрец сделал вид, что не заметил этого знака, продолжая отвечать на вопрос драконидицы.
Если быть точнее, старый гоблин для начала долго размышлял и бросал задумчивые взгляды на драконидицу, словно прикидывал, можно ли ей доверять и рассказать то, что так скрывалось. Эта борьба шла не то чтобы долго, но пауза неизменно затягивалась, что в сей напряженной обстановке было плохим знаком. Потому, дабы не ухудшать положение, бывший жрец все же решил что-то в своих мыслях и заговорил.
-Да, вы можете узнать. Все строится на доверие, не так ли?- зеленокожий улыбнулся -Говорящая от имени Аннаэль не просто заболела. Она была отравлена. Яд был хорош, но его разрушительных сил не хватило для того, чтобы одолеть покровительство Скорбящей. Потому Говорящая лишь слегла и сейчас находиться в сонном состоянии, пробуждаясь лишь по просьбе Хранителя, от чего он и говорит уже от её имени и не подпускает к ней никого другого, в том числе и меня. Отравителя мы так и не нашли, но мало ли врагов у нас? Я же, глупый старик, надеялся провести ритуал крови, дабы придать ей силы и даже размышлял о том, что смогу напоить несчастную кровью Аннаэль, чтобы ускорить излечение, но как вы поняли, Хранитель не доверяет мне и не желает слышать о моей помощи для собственной же сестры.- старый гоблин вновь покачал головой, при этом доставая из-за ворота своих одежд небольшой стеклянный пузырек, в котором находилась алая жидкость, от которой заметно исходила колдовская сила. Та самая кровь Аннаэль, как было легко догадаться. Не иначе как старый гоблин успел зачерпнуть её, прежде чем магия ритуала покинула воду фонтана. Снова издав кряхтящие звуки, старик повозился на стуле, пряча склянку обратно и вернул своё внимание посланнице Стаи.
-Так что я вынужден вновь просить вашей поддержки. Лишь с вашей помощью я смогу надавить на Хранителя, дабы он пропустил меня к Говорящей и я мог напоить её кровью Скорбящей. Уверен, это должно ей помочь. Это не лекарство и не противоядие, но это даст ей силы бороться.- в очередной раз попросил зеленокожий о поддержке посланников Стаи Возрождения.

0

19

Так-так-так, а вот это уже попахивает самым настоящим заговором. Попытка отравления, не найденный отравитель, точащие клинок на Бикбулата Вэон с сестрой во главе культа и, собственно, сам Бикбулат, якобы желающий помочь Говорящей. Проклятье Тейара, откуда драконидке знать, что в сосуде с алой жидкостью действительно находится только кровь Аннаэль!? Что мешает гоблину добавить в склянку яд, который будет очень медленно убивать сестру Вэона? Нет, не может быть, след силы, исходящий от фонтана во время ритуала, совпадал с бушующей в сосуде энергией. Мара это чувствовала. Такой след подделать безумно трудно, если невозможно вообще. Яда в сосуде нет. Видимо, Бикбулат говорил правду и действительно хотел помочь эльфийке.
«Вэона тоже можно понять. Наверняка эта парочка пытается изменить устоявшиеся традиции уже давно, естественно кому-то это не понравится. И чтобы предотвратить подобные изменения, кто-то принял не менее традиционный способ решения данных вопросов – яд»
Обычно отраву подмешивают в напитки и пищу. Дегустируют блюда сначала на кухне, затем вышестоящим лицам их несут слуги. Разумеется, нельзя забывать и о доверенных господам людях. Это лишь малый перечень подозреваемых людей при условии, что отравили именно пищу и что ее доставляли по вышеописанной схеме. Но как всегда, все гораздо сложнее.
- Это действительно очень прискорбно, – ответила после недолгого молчания самка, - Мне очень жаль, что в столь трудные времена на всех вас обрушилось такое несчастье.
Морена уже представляла, как отреагирует эльф, держащий в руках заветный свиток с текстом и разметками для подписей. Или, что-то вместо него. Ведь ритуал с наличием крови проводить в качестве символа заключения союза двух организаций не собирались, нет? «Надеюсь, не собираются»
- Хорошо, я поговорю с Хранителем Вэоном. Если кровь Аннаэль действительно поможет госпоже бороться со смертью, то необходимо использовать эту возможность. «Правда, чью сторону мне следует принять, я решу только когда вы оба сцепитесь друг с другом. Ведь лишь в этот момент вы будете близки к тому, чтобы показать свои истинные натуры»
Мара не забыла о леди Сильвер, чья сила способна исцелить чуть ли не каждого, кто уже был одной ногой в могиле. Но молчала. Полукровка пока являлась одним из козырей, припасенных в рукавах драконидки. А главными картами, как известно, разбрасываются только в конце игры. Сейчас же проходила лишь вторая партия.

0

20

[float=left]http://sg.uploads.ru/5FBqR.jpg[/float]Старый гоблин был крайне рад услышать слова согласия драконидки поговорить с эльфом о его "поспешном решении. Глаза старика буквально загорелись и на его лице появилась довольная улыбка.
-Отлично!- буквально воскликнул бывший жрец, заставив одного из было успокоившегося перевертыша вновь оскалить клыки -Я рад, что вы услышали мои слова, о прекраснейшая из змеиного рода, посланница Вече, не затронет их злая воля недругов.- вновь вернулся к своему менее "деловом говору" Бикбулат, показывая свою радость и то, что по его мнению, деловая встреча окончена -Лишь об одном прошу вас, о благочестивая Морена, голос Фаерха, да сокрушит его кулак горы, не забудь о своих словах, когда мы встретимся с Хранителем.- тут гоблин чуть прищурил глаза, словно подозревал, что хитрая драконидица могла дать слово только сейчас и промолчать, когда будет нужна её поддержка. Но не успел на это Пычахтах ещё рыкнуть, как старый зеленокожий тут же сменил взгляд и вновь улыбнулся.
-Что же, тогда старику нет смысла более отвлекать высоких гостей от их отдыха. Оставляю вас, ибо и сам должен подготовиться в разговору с Хранителем. - произнес старый жрец, после чего достаточно быстро вышел из комнаты, не забыв на прощание низко поклониться и преисполненным радостью видом отправился восвояси.
Когда дверь за Бикбулатом закрылась, напряжение среди перевертышей заметно спало и все они вновь приняли свой первоначальный, зеленокожий вид. Лишь Пычахтах оставался при волчьих зубах и когтях, одним из которых и постукивал сейчас по столу, ожидая когда сфера, поставленная жрецом Аннаэль исчезнет. Морена даже могла почувствовать, как вожак перевертышей использует неразвитые колдовские способности, чтобы проверить, не осталось ли чего ещё от их гостя. Но как могла бы подтвердить сама колдунья, "подарков" здесь не осталось, если конечно сила жреца не была таковой, что он смог укрыть своё заклятье и от её внимания. [float=right]http://sg.uploads.ru/1g8ol.jpg[/float]
-И так, что мы имеем? Закостеневший в старых обрядах старик и самоуверенный и наглый молокосос-эльф.- пробурчал Пычахтах, скребя когтем столешницу и произнося последние слова так, что даже было нельзя понять что считать за большее ругательство "Молокосос" или "Эльф" -Принципе, я скажу сейчас слова своего Вожака, женщина - "Чхать я хотел на обоих". Скорбящая не тот дух, от помощи которой мы получим очень уж большую помощь, иначе бы они уже были в общем круге духов под присмотром Совета Шаманов, без всякой необходимости в их собственных шаманах-жрецах. Что уж там говорить об этих двух собаках. Сколько бы они не лаяли, Аннаэль дохловата вне зависимости от того, насколько много у её главного жреца бородавок. И единственная польза от этой "старой жабы" для нас - он может при нашей поддержки держать этого остроухого на коротком поводке. Впрочем, пара Сынов Волка справятся с этим даже лучше этого мешка с костями. Хотя не скрою, старая гадюка имеет больше яда в клыках, чем показывает. Фанатик может быть проблемой.- выдал свою краткую оценку сложившейся ситуации Пычахтах, оставляя на столешнице уже не первую царапину. Верный знак, что перевертыш крайне серьёзно задумался, особенно вкупе с тем, что его подчиненные перестали издавать рыки и ворчание, позволяя вожаку подумать в тишине.
-Вообще по-хорошему, грохнуть бы их обоих, взять за волосы эту Говорящею и хорошенько встряхнуть, чтобы глазенки открыла и поняла, в какой заднице она оказалась.- пробурчал гоблин из волчьего клана, продолжая свои размышления, не задумываясь даже, нужна ли Морене слушать их -Глядишь, быстро бы выздоровела и дала добро на нашу дружбу. А там бы поставили своего шамана обряды проводить и срать, что и кто там думает. Нам польза и ладно. Неплохая идейка, а?- спросил Морену Пычахтах и усмехнулся, довольный своими размышлениями. Его маленькая стая согласно закивали головами и тут же заспорили меж собой, как быстро бы у них получилось устроить подобное.

Разговор с Бикбулатом занял не больше минут десяти. После его ухода прошло ещё полчаса. Морена могла наблюдать, как перевертыши, если не засыпали, то от безделья перекидывались из одной формы в другую, а их вожак все больше и громче ворчит, возмущенный столь долгим ожиданием. Выходить же самим из гостевой казалось немного безрассудным, ибо здесь было достаточно много коридоров, в которых могли бы запутать и перевертыши. Да и мало ли, выйди они из комнаты, не проморгали они наконец-то пришедшего гонца с сообщением, что их ожидают.
Но гонца все не было, как и каких-нибудь ещё внезапных гостей. И вот когда казалось бы, что от Пычахтаха можно будет ожидать ещё один "взрыв", когда он начал бы просить небеса обрушить свой гнев на проклятых эльфов, как внезапно один из перевертышей, пребывающий сейчас в волчьей форме, внезапно поднял от пола голову и навострил уши. На это никто не обратил внимание, если бы только тот не зарычал предупреждающе. Остальные гоблины просто инстинктивно зарычали в тот же момент собрату в унисон, поворачиваясь к двери и отращивая клыки и когти.
-Чего там такого?- произнес вожак, так же прислушиваясь, для общего удобства обращаясь в волка, из-за чего теперь на столе находился пускай небольшой, но крайне лохматый волк, слепой на один глаз. В наступившей при этом тишине и сама драконидица могла расслышать странный шум, идущий из коридора. А когда один из перевертышей открыл дверь, каждый из измененных гоблинов зарычал ещё громче.
-Пахнет кр-р-р-ровью...- раздалось из глотки Пычахтаха-волка. Дальше слов было не нужно. Вся стая тут же встала на все четыре и собралась вокруг вожака и колдуньи, исполняя клятву защищать драконидицу.
-Пр-р-р-рикр-р-рывай...- прорычал альфа-волк Морене, после чего одним прыжком оказался в проёме дверей затем трусцой направился вперед. При этом он даже не поинтересовался, хочет ли заниматься этим самка или нет. Ей это просто было сказано как данность. Самое время было подумать, если конечно драконидица не подумала об этом раньше, что менее многословные и послушные крысолюды здесь себя показали лучше. По крайней мере сломя голову не рванули в драку. Хотя, хоть стая и волков и рванула вслед за своим вожаком, трое перевертышей остались рядом с колдуньей, дабы прикрывать её саму.

Четко идя на шум битвы и запах крови, перевертыши достаточно быстро вышли в центральный зал с фонтаном, практически не заплутав при этом. И сейчас, скрываясь в тени мрачного тоннеля, могли наблюдать за тем, что и вызвало этот переполох. Стоя возле фонтана и медленно отступая от него, находилась небольшая группа жрецов, возглавляемых Бикбулатом. Разодеты они были почти так же как и сам бывший жрец, разве что менее ярко и богато, что говорило что вероятно это были его ученики и послушники. И сейчас все они, творя волшбу, старались отбросить от себя нападающих. А нападающими были стражи. И стоило заметить, что были среди них не только эльфы, но и гоблины, как впрочем и среди жрецов были представители обоих народов. И сейчас все они, вооруженные и облаченные в сталь, пытались добраться до жрецов, явно желая выпустить им кишки. Но жрецы этого не хотели и отбивались как могли. Из их рук вырывались огненные кнуты стегающие нападающих, вода из фонтана бросалась на стражей мешая им, пол под ногами бойцов колыхался будто дряблое брюхо огра, так же мешая пройти. Сам Бикбулат не использовал колдовство, лишь наблюдал, сжимая в руках окровавленный кинжал. И наверно это объясняло то, что среди стражи можно было увидеть Вэона, сжимающего рану в боку, из которой достаточно заметно бежала кровь. Однако не смотря на своё ранение, эльф продолжал руководить нападением. Хотя ситуация пока складывалась патовая. Не смотря на силу заклинаний, все они разбивались о стражей яркими искрами и брызгами, не нанося им никакого урона. Но и воины не могли добраться до жрецов, ибо не смотря на свою невозможность убить, заклинания все же отталкивали стражников, не подпуская их на дистанцию удара клинком. И только духам было известно, кто же выйдет победителем. Обе стороны были явно готовы драться на смерть.
Все это время наблюдающие перевертыши скалились, но не рвались вперед. Им казалось забавным, если обе стороны перебили бы друг друга. Так же думал и Пычахтах, хотя в его голове и проскальзывала мысль о том, что помоги они сейчас кому-то, то после из этой стороны можно было бы вытрясти более выгодный для Стаи договор.

Отредактировано Фаерх (2015-05-25 19:12:04)

0


Вы здесь » За гранью реальности » Игровые эпизоды » Слезы и Кровь.