fataria

За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Город Хартад » "Дом" Альвэри Фенрил - Жилая часть книжного магазина


"Дом" Альвэри Фенрил - Жилая часть книжного магазина

Сообщений 21 страница 40 из 144

1

[Книжный магазин]

Жилая часть книжного магазина, где живет и хозяйничает в свободное от работы, гильдийных дел и прочего, лоддроу, вмещает в себя все необходимые для проживания помещения: спальню с выходом на террасу (с видом на задний дворик, где раскинулся небольшой сад), гостиную, ванную комнату (самое маленькое помещение среди всех комнат с небольшим окном и необходимым для подобного места набором мебели да подручных средств), кухню.

http://s3.uploads.ru/t/RdysU.png

http://sd.uploads.ru/t/kwToK.png

http://sh.uploads.ru/t/gxNj7.png

http://s9.uploads.ru/t/2vQoy.png

Попав в жилую половину здания, гость очутится в просторном коридоре. Справа по оному находятся двери, ведущие на кухню и в ванную, слева – в гостиную, по центру  размещена дверь в спальню.

http://s7.uploads.ru/t/yYawR.png

http://s4.uploads.ru/t/LBlQo.png

Как и вся книжная лавка, интерьер жилой части здания выполнен в стиле минимализма и удобства, начиная от убранства стен да окон и заканчивая необходимой мебелью да утварью.  Если не считать гор книг, подпирающих стены то тут, то там, ибо шкафы уже забиты оными до отказа, то в целом здесь всегда царит относительный порядок. Задняя часть дома с садом и всеми вышеупомянутыми пристройками огорожена от улицы и любопытных взглядов. Ограда приличной высоты, здесь есть дополнительный вход, что ведет в дом со стороны переулка.

С 11 числа месяца Страстного Танца, 1647 года от подписания Мирного Договора, у Фенрил начал работать Роберт Уинс, в обязанности коего входит уход за садом и питомцами.


НПС

http://sg.uploads.ru/t/6YqE1.png Роберт Уинс.
http://sh.uploads.ru/t/H9Khw.png Маркус Дагрэ, лекарь, алхимик.

Отредактировано Альвэри (2018-03-23 03:28:47)

+1

21

13 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Поздний вечер.

Да, как и обещала, за лекарем дело не стало. Нет, она не бросилась опрометью за согильдийцем. В городе было и без того достаточно хороших знакомых, что в сим деле могли помочь. В частности, Магнус, судьба с которым свела ее, конечно, в стенах собственного магазина. Именно сие место уже можно было назвать сакральным по количеству полезных знакомств. Дом молодого человека и, по совместительству, "мини-госпиталь" находился не многим дальше книжной лавки, на одной из главных улиц. Благо, в сей день пациентов у знакомого не было и он, отпустив очередного страждущего, с охотой согласился осмотреть Бэйнара и, если сие было в его силах, помочь.
Когда новый пациент попал в его заботливые руки, Магнус полностью ушел в свою привычную роль целителя. Четкие, уверенные движения. Ни тени сомнения. Это был профессионал своего дела, что на абы как редко что творил. Сие внушало еще большую уверенность в том, что Бэй вскоре полностью поправиться. Напоследок вручив иштэ целебный настой, или что там было в том бутыльке, сделав напутствие на будущее, а также не удержавшись от комментария насчет молчаливости его временного подопечного, лекарь откланялся. Собственно, она тоже была не шибко многословна, но это дело привычное. Плату он не взял, отмахнувшись и уверенно направившись прочь, оставив ее посреди сада. Аль передернула плечами, чуть усмехнувшись. Так было всегда и этот случай не стал исключением.
Вздохнув, тем самым отложив на полочки прошлого еще одну решенную проблему, лоддроу неспешно вернулась в дом. Как оказалось, Бэйнар не стал спокойно сидеть, успев сменить рваные штаны на новые.
- Ну что, готов? – спросила Фенрил, успев только перешагнуть порог спальни.
За отсутствием забот, прошлое все упорней давило на сознание и с сим было все тяжелее справляться. Поэтому девушке хотелось максимально оттянуть момент привычного поглощения проблемами, найдя совершенно далекую от сего тему. И конечно же, почему этой темой не может стать ее питомец? Она буквально предвкушала уже удивление мужчины. Поди не столь дремуч, чтоб не знать, что за существо перед ним. Загадочно усмехаясь, она повела его вглубь сада. Оставив слова, брошенные им касательно наличия отдельного места отдыха лошадей, без ответа, Альвэри провела гостя внутрь.
- А это еще что за Тейаров конь?!
Лоддроу изогнула бровь, бросив взгляд через плечо.
- Ты все верно подметил, - проговорила девушка, подходя к варимару, который в ответ на восклицание глухо зарычал в сторону иштэ. - Это что ни есть, самый настоящий Тейаров скакун, или теневая лошадь, кому как нравиться. Не стоит боятся ее, она чувствует это, - Аль подошла вплотную к животному, что продолжало сверлить алыми глазами мужчину. - Бэй это Рейя, она кусается, в лучшем случае. Рейа, это Бэй и он...не кусается, кусать его тоже нельзя, - губы изогнулись в подобии улыбки. - Бывает вредничает иногда, но до тебя ему очень далеко, - поглаживая питомца и стараясь создать максимально пригодную атмосферу для безопасного "знакомства", беззлобно продолжала лоддроу, после снова обратившись к мужчине. - Не бойся, она поела, засим и настроение у нее больше шкодливое, нежели злобное. Но в одном твое удивление оправдано,  непонятно коим образом сие чудо признало во мне хозяйку, еще и умудрившись спасти жизнь в свое время. Она верная, несмотря на свой крутой нрав, - Фенрил все поглаживала мягкую шерстку, которая от прикосновения "рябила" мелкой дрожью. - Видимо, есть во мне что-то привлекающее такое существо, темное...
На сим девушка осеклась, чуть насупившись и поняв, что снова ее разворачивает в русло, от коего она так упорно убегала. Настроение моментально сошло на нет. Потрепав лошадь по вздутым ноздрям, лоддроу пошла прочь, не забыв проследить, чтоб Бэйнар, чего доброго, не "потерялся", а после и не заблудился вдобавок в четырех яблонях.
Уже смеркалось и сад начинал расцветать ароматами да ночными звуками. Цветы, что днем дарили легкий, весенний запах, в вечернюю и ночную пору буквально взрывались насыщенностью ароматов, словно соревнуясь, чей краше, пьянящее. Идеальная пора для того, чтобы просто залечь где-то в высокой траве, прислушиваясь к трелям сверчков, и помечтать. Только она уже и забыла, как это...Аль склонилась над кустом роз, ласково проведя по упругим лепесткам. Так хотелось стать вот таким вот беззаботным бутоном, просто радуясь каждому дню, не заботясь ни о прошлом, ни о будущем.

Отредактировано Альвэри (2015-12-02 13:15:04)

+1

22

- Ты все верно подметил, - ответила на его слова Альвэри.
«Да тут и подмечать нечего! Издалека понятно, что не Ильтарово творенье», - буркнул про себя Бэй, делая еще один шаг назад от стойл. А вот ледышка напротив отважно и без опаски зашагала вперед.
- Аль, отойди от нее! – Не на шутку перепугавшись за девушку, выдал мужчина.
Он сделал пасс вперед, вытягивая руку и стараясь ухватиться ей хотя бы за одежду лоддроу, но не успел.
- Это что ни есть, самый настоящий Тейаров скакун, или теневая лошадь, кому как нравиться. Не стоит бояться ее, она чувствует это.
«Да что ты говоришь?!», - Эйнохэил насупился, не сводя глаз наблюдая за каждым движением этого самого скакуна, - «Вот сейчас как пол руки тебе откусит и беги за своим магом опять. Да причитай по дороге, чтобы эта тварь оттяпанное переживать не успела».
- Бэй это Рейя, она кусается, в лучшем случае. Рейа, это Бэй и он...не кусается, кусать его тоже нельзя…
«О чем и речь! А в худшем что? Даже думать не хочу».
- Аль, я тебя прошу… - Едва ли не на одном дыхании проговорил иштэ, через силу делая шаг вперед, - Ну, хочешь, пухозаврика с тремя рядами зубов тебе заведем или еще какую не совсем здоровую живность?!
Однако, кобыла и не думала что-либо вытворять с девушкой, позволяя той беспрепятственно наглаживать ее и фырча лишь на Бэйнара.
- Не бойся, она поела, засим и настроение у нее больше шкодливое, нежели злобное, - продолжала тем временем Альвэри, не обращая на просьбы мужчины ровно никакого внимания.
- Спасибо, успокоила, - мрачно произнес тот, - Случайными прохожими небось покормила?
Но, так как реакции на его слова было ноль, то и оставалось что разве слушать. Конечно, поверить в то, что это отродье по имени Рейя когда-то спасло жизнь ледышке, было как-то трудновато, ведь она не являлась ни темным магом, ни кем бы там ни было схожим с ним. Хотя, каких только чудес на свете не бывает. Как бы там ни случилось на самом деле, а сам Бэй все же предпочел держаться от мрачной конины подальше. Меньше опасаться он ее после всего сказанного Аль не стал, да и доверия к подобным существам у него отродясь не водилось.
На последнюю реплику лоддроу Эйнохэил усмехнулся, представляя, чего же такое темное могло скрываться в этой особе. Разве что характер, далекий от сахара, но этим они все грешили. «Да брось. Во век не поверю», - мысленно проронил иштэ, с нескрываемой улыбкой глядя на подходящую ледышку, которая, кажется, всласть наигралась со своим питомцем и решила наконец-то обратить свое внимание на других. Но, видимо, с последним Бэйнар ошибся в последний момент замечая, как изменилась в лице Аль. «Ты это чего?», - он непонимающим взором уставился в спину выходящей из конюшни девушки, - «Ну, приехали. А я-то думал, что попустило». Бэй поспешил следом, заставая Альвэри около розового куста.
- Эй, - тихо позвал он, подходя ближе, - Да ничего темного в тебе нет, - мужчина мягко улыбнулся, - Быть может, с лихвой хватает упертости, своенравности и слепой веры в лучшее, что порой с детской наивностью и глупостью граничит, но никак не темноты и мрака.
Эйнохэил дураком не был и чтобы понять, в какую степь начинало уносить лоддроу, ему не пришлось прикапываться с этим вопросом к ледышке.
- Тебе просто надо научиться доверять и прислушиваться к другим, Аль, - Бэйнар обхватил подбородок девушки тремя пальцами, приподнимая его и заставляя Альвэри посмотреть на него, - По себе знаю, что это не пальцами щелкнуть и все получится, особенно если уже давно привык быть один, но поверь, это того стоит. Ведь не всегда те решения, что мы принимаем, полагаясь лишь на себя, оказываются верными. И от половины их и вовсе стоило бы отказаться. Не ты ли была той самой, что доказала мне это? Но, как бы там ни было, мы все совершаем ошибки. Никто из нас не идеален.
Все это Бэй говорил спокойным тоном, без тени упрека и тычков в ее сторону за то, что в свое время она предпочла «свое хочу» его просьбам и доводам. Сейчас он хотел первым делом не достучаться до девушки, а поддержать, не давая сорваться. Не лучшее место, да и час для подобных разговоров, но что было поделать?

+1

23

Да-да, именно в ту степь ее и уносило. Все-таки она переоценила свои возможности, надеясь, что вернувшись домой достаточно быстро "перегорит" случившимся. Но не так случилось, как желалось. Ни понимание, ни принятие оного не помогало в борьбе с самоедством. Впору соскучится по тем временам, когда ей было ровным счетом плевать на всех и на вся. Или, если не столь категорично, по крайней мере получалось делать вид, что ей все-равно, не заморачиваясь,  и это получалось на "ура". Так что же изменилось за эти несколько недель? Этот вопрос, пока что, пришлось отложить немного, ибо в ее раздумья вмешался Бэйнар, отвлекая от созерцания розового куста и проблем насущных, созданных ею же самой.
-... Быть может, с лихвой хватает упертости, своенравности и слепой веры в лучшее, что порой с детской наивностью и глупостью граничит, но никак не темноты и мрака.
Губы чуть дернулись в подобии усмешки. Столь ненавязчиво и даже без права на обиду, ее еще глупой никто не называл. Даже не глупой...это было не совсем верное определение...От прикосновения лоддроу мысленно осеклась, подняв глаза на мужчину.
- Тебе просто надо научиться доверять и прислушиваться к другим, Аль...
Доверять? Она привыкла полагаться исключительно на саму себя, практически во всем. Так протекала вся ее жизнь, начиная с момента, когда она ушла из дома в поисках своего места в мире. Конечно, если собирается толпа на какое-то мероприятие по типу прошедшего, то сие стоит учитывать, ибо, если не веришь своим компаньонам, смысл общего дела теряется. Как показала практика, только ближе к концу что-то наладилось и то работало с перебоями. При чем именно она старалась с самого начала наладить все...Может именно в этом проблема?
Бэй продолжал ненавязчиво говорить о том, что она и так понимала, но легче от того не становилось. Что-то пошло не так и ей было тяжело с сим справиться. Нет, она не стремилась к идеалу, просто...Лоддроу вздохнула. Девушка не хотела, чтобы "проблема", коя существовала-то по сути только в ее сознании, коснулась кого-то еще. Особенно того, кто и стал стимулом для ее спонтанных, бездумных или плохо продуманных поступков. Поди, вины его в сим нет абсолютно. Достаточно того, что пришлось пережить.
Осознание того, что могло бы произойти, резко сменило русло мыслей, словно придушив все самоедство, пусть даже на время. Что такое чувство вины при всем понимании, что, возможно, по-иному не могло бы и быть, по сравнению с потерей того, кто в один прекрасный миг стал для тебя почти всем? Что было бы, если...? Об этом даже думать было страшно. Засим, внутренне поежившись от холода, что секундно коснулся сердца, Аль чуть заметно усмехнулась. Зачем портить минуты, кои можно провести наедине, призраками прошлого? Кто знает, что их еще впереди ждет...Девушка провела ладонью по мужской щеке.
- Пожалуй, ты прав, - тихо проговорила Фенрил. -  Правда, признаться в собственной неправоте весьма сложно, - лоддроу передернула плечами, словно сбрасывая невидимый груз. - На этом, пожалуй, стоит остановится. Чудный вечер, не находишь? - как ни в чем не бывало, сменила тему Фенрил. - У меня тут идея возникла...Идем.
И ничего не объясняя, девушка повела гостя в дом. Они прошли в гостиную, где Альвэри, покопавшись в шкафу, достала два пледа средних размеров и вручила свертки Бэю. Все так же молча, загадочно усмехаясь, она повела его на кухню. Покопавшись и там в шкафах, лоддроу извлекла на свет Ильтаров плетенную корзинку. Вскоре оная наполнилась всевозможной снедью, кою не постигла судьба быть поглощенными ранее. Далее, открыв люк погреба, что находился в самом дальнем углу кухни, Аль ненадолго скрылась в яме, после появившись с глиняным бутыльком среднего размера и победным выражением на лице.
- Думала, что может уже и нет...- проговорила девушка, выбираясь и закрывая за собой люк. - Я еще во время пребывания на болотах обещалась... - усмехнувшись, продолжая говорить загадками, продолжила девушка. - Обещанное надо выполнять. Идем, - бросив бутылек в корзинку, прихватив две чашки и большую, кухонную салфетку, выдала Фенрил.
Более ничего не говоря, отняв у Бэя пледы и вручив тому корзинку, Альвэри повела мужчину обратно. Они снова вышли в сад, где, попетляв ухоженными дорожками, Аль остановилась перед несколькими, неподалеку стоявшими друг от друга, деревьями.
- Здесь будет идеально, - произнесла лоддроу, сходя с тропинки и проходя сквозь низко опущенные, буйно поросшие листвой и цветами, ветви деревьев, что словно пытались обняться в своем рвении растянуться вширь. - Иди сюда.
Когда Бэйнар последовал за ней, продравшись сквозь ветки, очутился на небольшой поляне, полностью окруженной этой самой природной изгородью. Расстелив один плед посредине, второй бросив рядом, девушка растянулась на земле.
- Буду ждать падающую звезду, - с легким смешком в голосе проговорила девушка. Похлопав ладонью по месту рядом с собой, продолжила. - Присоединишься?
[mymp3]http://my-files.ru/Save/07j2us/fall-out-boy-immortals-(mp3-crazy.com).mp3|Immortals[/mymp3]

+2

24

Чего именно обещала им или именно ему, а может быть и вообще самой себе Альвэри еще на болотах Бэй и помнить не помнил. Да и мало хотелось вновь возвращаться в гиблые топи пусть и всего лишь мысленно. Тем более что обещаний и особенно самим себя там, под ликом праэсса, дано было неимоверное множество.
Так вот об этом, продираясь сквозь ветки, наверное, просто раскидистого по меркам многих «остальных» дерева, которое для себя в мыслях мужчина окрестил сверхкультяпистым, и размышлял Эйнохэил. «Обещаю себе сейчас, если тогда подумать об этом минутки свободной не представилось, что больше ни за какие коврижки с подобной нечистью связываться не стану! Мало того, что процент существования этой нежити лично для меня с нуля до ста вырос, так вся эта братия еще и нифига не дружелюбна!», - Он задумался, в уме прикидывая насколько адекватно рассуждал, - «Ну, на девяносто так уж точно. Под сказки и шальное воображение писак тоже место оставаться должно. А во всем остальном я считаю себя Тейаровски правым! Уж больно не похож был этот праэсса на того, кто с радостью тебе руку пожмет, в дом пригласит и волшебным печеньем накормит. Ай!». Бэйнар достал из-за ворота очередную сухую веточку, коя неведомым образом зацепилась за одежду, в ней и оставшись до поры-до времени. Выкинув сие «богатство», иштэ вернулся к теме внутреннего монолога: «Разве чтобы прикончить после! Причем без жалости и сожаления, что он нам и продемонстрировал с лихвой. Ну, все! От чего уходил к тому и вернулся, называется. Хватит с меня всяких там болот. Авось найдутся мысли и поприятнее».
И ведь нашлись. Приятные и даже сказать заставляющие немного удивиться. А все благодаря задуманному лоддроу. Честно признаться, Бэй мало рассчитывал увидеть когда-нибудь в холодной и, чего уж там, замкнутой особе, которой и являлась Альвэри, романтика. Однако пикник под звездным небом лишь был тому подтверждением.
- Буду ждать падающую звезду, присоединишься?
Полюбопытствовала девушка, словно раздумывала, убежит ли, услышав все это Бэйнар, или нет. А если и нет, то определенно в мозгу у ледышки мелькнула мысль, что уж точно останется стоять на месте как истукан. И в том была доля правды. Немного растерявшись от непривычности ситуации, мужчина для начала предпочел обвести небольшую поляну средь зеленой пущи внимательным взором. Он будто бы искал толику иллюзии или же подвоха. Но к чему бы все это? Да и тем более что догадаться о планах Аль с легкостью можно было еще в доме. Авось с таким набором добра она далеко ни в лес собиралась или до ближайшего рынка. Приятно удивленный и ни капли этого не скрывающий иштэ ступил вперед, опускаясь и устраиваясь около ледышки на спине.
- А я-то думал, сейчас будем согреваться как уже у нас то сложилось: среди сугробов, сосулек прямо с ветвей и прочего холодного убранства, - он хохотнул, изображая красоту, о которой говорил, на руках, прямо выставив их перед собой «в ночное небо», - Ну, все как ты любишь. Тем более что на сей раз у нас тут и для согрева вроде как что-то имеется, - Эйнохэил покосился на бутыль, - Кстати, что это? Не думаю ж, что ты решила дополнить такой момент редким сортом чая, выдержанного в глиняной таре? – Шутливо поддернул лоддроу мужчина.
И не дожидаясь ответа, привстал, беря в руку сосуд и откупоривая его. В нос сразу же ударил запах браги, кой Бэй считал весьма приятным, и яблок.
- Да неужели, Аль? – Смеясь, выдал он, поворачиваясь к девушке лицом, - Яблочный сидр у той, кто и капли в рот не берет?! А в тихом омуте то…
- Да ну тебя! - В шутку фыркнув, перебила иштэ ледышка, - Вечно ты в один конец все уводишь. Нет, - она повернулась набок, заложив руку под голову и с улыбкой глядя на Бэйнара, - я не… выпиваю, если ты об этом. А сидр достался мне от Виэля. Как-то он в гости наведывался да и приметил, что у меня кроме чая и кофе ничего горячительного для него и ни только  не нашлось, - пояснила девушка, - Мол, плохая из меня хозяйка, раз гостей только крашеной водой и встречаю, - передразнила, видимо, слова брата, Альвэри, коротко хохотнув, - Вот и вручил с наветом, чтоб этот чудный напиток его дождался. Может бы и дождался, так пообещала себе что выбравшись с болот целой – напьюсь, - она замялась, - Напьюсь, это образно, скорее попробую. И тебя угощу.
Девушка ловко выцепила бутыль из рук Бэя, сделав глоток и тут же поморщившись. Мужчина рассмеялся.
- Даже боюсь увидеть тебя, м-м-м, под сидром.
Он вернул себе напиток, отхлебнув и покосившись на девушку. С губ практически не сходила улыбка, настроение стремительно улучшалось, вот только алкоголь играл во всем этом далеко не первые роли.
- Расскажи о себе, - вдруг переводя тему, начал иштэ, - Ни обо всем же мне по кольцам угадывать. Можешь начать с самого начала.
Он улыбнулся, устраиваясь так же набок и делая еще один глоток.

+1

25

Явная растерянность Бэя несколько забавляла, вызывая легкую улыбку. Впрочем, стоило ли такой реакции удивляться, если, раз уж говорить по правде, знают они друг о друге слишком мало, чтобы можно было относиться к любой выходке, как к чему-то ожидаемому. Вот как сейчас стало неожиданностью для стоявшего мужчины ее, далекое от привычного, поведение. Впрочем, лоддроу даже и не думала что-либо объяснять иштэ. Каждый из них – книга, со своими слипшимися или потерянными, не дочитанными страницами, до которых стоит дойти и прочитать самому.
- А я-то думал, сейчас будем согреваться как уже у нас то сложилось: среди сугробов, сосулек прямо с ветвей и прочего холодного убранства…- Альвэри изогнула бровь, усмехнувшись на замечание с долей юмора.
Таки да, то что она любит, по-настоящему и без напускной мишуры ему еще только стоит узнать. Засим Фенрил только меланхолично и молча усмехалась, продолжая размышлять о насущном. Подобные размышления вызывали ностальгию в душе. За теми времена, что даже она позабыть успела…или поспешила «похоронить».
- Да неужели, Аль? – смех и удивление в одном «флаконе» оторвали девушку от мыслей, заставляя обратить внимание на объект оных, - Яблочный сидр у той, кто и капли в рот не берет?! А в тихом омуте то…
«Ну давай, начинай сочинять мне тут…» - проскользнула первая же мысль, а уж слова поспешили обрести весомую силу в объяснении наличии у нее столь необычайного для ее персоны напитка.
-…Напьюсь, это образно, скорее попробую. И тебя угощу.
Посчитав сие объяснение, пусть и несколько скомканное, достаточным, непонятно чем руководствуясь, она ловко выцепила бутыль из рук мужчины и попробовала содержимое. «Ну и гадость этот ваш…Фу, в общем» - поморщилась лоддроу, чувствуя, как внутри словно появился теплый ручеек, что медленно растекался по организму. Аль даже замерла, прислушиваясь к сему явлению.
- Даже боюсь увидеть тебя, м-м-м, под сидром.
Она задумчиво кивнула, не совсем отдавая себе отчет на что именно соглашалась, чувствуя в желудке приятное тепло.
- Расскажи о себе. Ни обо всем же мне по кольцам угадывать. Можешь начать с самого начала.
Альвэри отвлеклась от «познания» своего внутреннего самочувствия, снова обратив внимание на Бэйнара. Первой мыслью было нечто сродни – Зачем оно тебе? - привычно так, но девушка не озвучила сие вслух. Как бы не хотелось снова залезть в свой «кокон» или ракушку, кому как удобней, но в случае с Бэем она понимала, сколь пагубно это отразиться на обоих. И это понимание лишний раз подчеркивало, насколько дорог и близок он ей стал. Почесав переносицу и чуть поведя плечом, лоддроу, наконец, ответила:
- Долго и скучно рассказывать. Еще уснешь и мне придется все это, - потянувшись и отобрав бутыль, невинно улыбаясь, проговорила Аль. – Выпить самой. Ну или деревья полить, если не осилю, - казалось, Фенрил собралась отшутиться от заданной им темы, выдав сие и снова пригубив напиток, сделав небольшой глоток и вновь поморщившись. – Впрочем, могу быть краткой, - с легкой усмешкой вернула глиняный сосуд мужчине. – Ты знаешь, откуда я, знаешь, где мой отчий дом. Знаешь, что нет матери и почему. Есть отец и три родных брата, учитывая и Виэля, с коим довелось…познакомиться. Братья кто-где, иногда пересекаемся, хотя и не со всеми, - тень воспоминания чуть коснулась нахмурившихся бровей, девушка легла на спину, устремив взор в небо. – Когда-то я жила в Мандране, там же какое-то время состояла на службе доблестной стражи…
Аль не стала особо вдаваться в подробности, стараясь сократить до минимума историю своей жизни и касаясь лишь основных, переломных моментов. Жизнь ее не была полна авантюрных приключений и захватывающих событий, хотя и исключительно скучной ее назвать, наверное, нельзя было. Впрочем, кому как. Естественно, о своей «второй» работе девушка умолчала. Слишком рано ему сие знать да и стоит ли вообще…Она поведала и о учебе в разное время, и о длительном путешествии перед последним оседанием на постоянное место жительства в Таллеме, где они когда-то впервые и столкнулись. Не забыла подразнить фазанами. Видимо, сидр все-таки брал свое, ибо слова, что сначала нехотя и скупо слетали с губ, сейчас были похожи на нескончаемый речной поток, лениво текущий меж берегов, пока Аль продолжала изучать звезды, хотя мысли ее были в далеком прошлом.
Фенрил поведала и почему сменила город проживания, затронув противоборство гильдий и с усмешкой подметив, что они с его крылатой подругой по разные стороны баррикад, пусть последняя об этом пока не ведает. Впрочем, в нерабочее время и когда сие не затрагивает ее интересы, лоддроу на этот нюанс было ровным счетом плевать. Что она и подчеркнула в продолжение рассказа. Одно было в этом всем печально – разрыв отношений со старшим братом. На этом моменте девушка не стала заострять внимание, шуточно отмахнувшись, мол, семейные проблемы – с кем не бывает…Собственно, в момент разрыва с фениксами, хотя она не успела толком и скрепить себя «брачными» узами с ними, пришлось в какой-то момент уносить из города ноги. Тогда и появился у нее тейаров конь и как бы это странно не звучало, но именно благодаря животному удалось вернуться домой целой и невредимой.
Все рассказывалось без тени напряжения, злости или еще каких бы то ни было чувств. Альвэри действительно считала все произошедшее тогда забавным, хотя в тот момент смешно не было совершенно. Девушка поведала, как обосновалась в Хартаде. При каких, мягко говоря, смешных обстоятельствах познакомилась с Адель, когда очередной опыт Аерэны во время знакомства превратил ее лавку в чердак, в котором сажу с дымохода выскребли вовнутрь, а не как положено. Сама же Фенрил преобразилась из блондинки в брюнетку.  Да и на этом не закончились злоключения с упомянутой подругой, что любила алхимию и во всю проводила эксперименты, что зачастую оканчивались не всегда смешно…
- Жаль, что она куда-то повеялась, - с теплой улыбкой на лице, произнесла Аль, повернувшись к Бэю. – Тебе бы понравилось ее общество, а уж как любит опыты проводить…Приходилось быть подопытной, -  короткий смешок был окончанием повествования о подруге.
- Я не жила, как отшельник, Бэй, - тон резко поменялся. – Просто, мне так было проще носить в себе все то… - девушка сделала легкий жест рукой в сторону, словно это могло дать понять, что она имела ввиду. – Потом привыкла к сталому одиночеству…без обязательств и прочих мешающих идти вперед факторов. Думала, что так правильно и лучше, а оказывается, просто не попадался камень на пути, о который нужно было споткнуться, чтобы все перевернулось с ног на голову.
Изогнув бровь, девушка покосилась на Бэйнара.
- Скучно, не так ли, - протянула лоддроу, меняя положение и поудобней устраиваясь на боку. – Твоя очередь…

+1

26

Бэйнар внимательно слушал Альвэри, стараясь запомнить хотя бы часть рассказанного ему девушкой. Он вместе с ней улыбался и снова становился серьезным, переживал и силился понять. И последнее давалось ему особо легко, ведь если повториться, то они с лоддроу были сильно похожи в плане образа жизни и вопросе доверия к кому бы то ни было.
- Я не жила, как отшельник, Бэй. Просто, мне так было проще носить в себе все то… Потом привыкла к сталому одиночеству…без обязательств и прочих мешающих идти вперед факторов.
«Ой, ну да брось! Не жить как отшельник, но шугаться всякого прикосновения к тебе?!», - прокомментировал в мыслях мужчина касательно «вступления». Они были очень сильно похожи, а в свете последних событий Эйнохэил как нельзя лучше научился разделять настоящую жизнь от ее подобия, которое, как оглядываясь назад, он и вел. Да, жить можно было и на публику, как делали это они с ледышкой, но жить тогда получалось разве что в кавычках. Хотя с остальным иштэ оказался согласен. Да и где как ни в масках и притворстве, в тех самых кавычках, о которых было упомянуто, лучше всего прятать свои переживания, чувства, страхи? А потом ты просто привыкаешь существовать именно так: один. «Без обязательств, мешающих идти вперед факторов, с мнимой свободой за плечами и фальшивым чувством правоты своих действий».
- Скучно, не так ли? Твоя очередь.
- Да нет, - отозвался Бэй, улыбнувшись, - Всегда любил слушать, нежели рассказывать, - он протяжно выдохнул, словно застигнутый врасплох, но попытался продолжить: - Я… А что я?
Мужчина вопросительно приподнял брови, растерявшись и не зная, с чего мог начать. Мысли в один момент спутались с воспоминаниями, кои цепляли за душу каждое чем-то своим. Но вкупе, с чего бы он не начал свое повествование, все выглядело не очень-то и радужно.
- Я еще тем говнюком рос! – Бэй усмехнулся своим же словам, - Когда я понял, что меня не понимают родители, а их попытки мне хоть как-нибудь помочь заканчиваются полным провалом, а то и еще хлеще…
В памяти всплыли образы далекого прошлого: его мать, бессонные ночи проводившая возле его кровати с целым арсеналом травяных отваров и порошков. Привкус настоек, и по сей день неприятно щекочущий горло своей горечью, стоило лишь хорошенько припомнить. Призрачный аромат перемолотых в муку корений. Тихие, наполненные заботой и желанием убаюкать речи Аманды… Многое еще чего помнил о тех временах Эйнохэил, вот только и капли облегчения это не несло, а воспоминания о глубоком детстве, обычно служащие навевать светлую грусть и меланхолию о былом, ложились тяжелым осадком на душу.
Бэйнар замолк, на минуту-другую погружаясь в картинки, мелькающие перед глазами. Но, довольно быстро опомнившись, иштэ продолжил:
- …я замолчал, - он повел плечом, - Если хочешь, замкнулся. Мне тогда, м-м, лет пять было, наверное. А потом понеслось-поехало. Чем старше становился, тем больше «выходов» для себя находил. Кабаки, таверны, игорные столы, выпивка… Все, чем можно было бы отвлечь себя от мыслей, что скоро начнешь с ног валиться от усталости. Да и главное, чтоб на утро мало чего помнил о кошмарах, - Бэй усмехнулся, не скрывая от слуха девушки нотку проскочившей в голосе грусти, - А чего может быть лучше лошадиных доз алкоголя? Проще говоря, я шел вразнос как только мог и на что. Но! Таскал я исключительно из дома, так что за вора в мою сторону имею право требовать с тебя извинений, - мужчина тепло улыбнулся хотя и не надеялся, что в сумраке ночи Аль сумеет разглядеть эту улыбку, - Хоть чему-то, а жизнь всех учит.
Эйнохэил демонстративно потер правое запястье, припоминая и «жизненный урок», и как лихо щегольнул своим «боевым» перед ледышкой еще в таверне. Не мудрено, что тогда лоддроу приняла его за отпетое ворье, но донести-то Бэй пытался до нее совершенно противоположное!
- Помню, тогда от отца досталось по первое число, - иштэ хохотнул, - Он меня тогда с собой взял, должен был книги для своей лавки выкупить. Ну а я чтоб по улицам да постоялым с тамошней публикой не ошивался. Помню… поговорить со мной по душам пробовал, просил, чтоб одумался… А я только вид и делал… - Эйнохэил тяжело вздохнул, а в «осевшем» голосе проскальзывало сожаление, - Ну, вот так и рос, - он и вовсе запнулся, произнося уже следующее на выдохе и без тени улыбки, - Пока матери не стало. А еще чуть погодя и отец слег. Проблемы с жильем. Я ж тогда, наверное, совсем на подростка сопливого похож был, причем с характером, что не приведи Ильтар! Так еще и без медяка в кармане. Хочешь-не хочешь, а крутиться как-то пришлось. С горем пополам распродал отцовские книги, но дальше дело не пошло. Не мое это было, на рынке сиднем сидеть.
Да и молчать вдобавок. Хотя, Аль не глупая, должна была и без разжевывания понимать.
- Даже и не знаю, за чего еще зацепиться, - Бэйнар сделал паузу, припоминая особо въевшееся в память, - Как-то встретил бродячего фокусника. Он проходом у нас в Таллеме оказался. Подумал, почему бы и нет? Языком молоть не надо, к месту не привязан. Живи-не хочу! Услуга за услугу: я ему крышу над головой пока на дорогу не скопил, а он меня в ученики. Правда и тот из меня никудышней вышел. Запоминал я исключительно то, что мне самому интересно было, да и полегче. Ну а дальше… Дальше душа и жопа требовали приключений, азарта, пьянства, разврата и наркотиков, - Бэй рассмеялся, - Без двух последних, разумеется. И, признаться, девушек я похлеще незаконного боялся. Да и сейчас мало чего поменялось в этом плане, - он озорно посмотрел на лоддроу, - Просто кто-то сумел-таки стать исключением. Так вот о чем это я? О приключениях, значит. В квартире я не остался. И вряд ли вернусь туда постояльцем вообще когда-нибудь.
Надо ли говорить, что для Бэйнара это было слишком тяжело? Весь этот груз воспоминаний, которые разве что ни в буквальном смысле пропитывали собой каждый закуток в законных метрах, возвращая в еще одно мало счастливое прошлое.
- Зато приключений нахватался, что скоро можно будет о них по мне и впрямь как по открытой книге читать. Вот так и жил. А с Нериксом так вдвойне веселее. Кстати, надо будет разузнать про него, авось, глядишь и вернулся.
Мужчина замолчал, укладываясь поудобнее на спину поближе к Альвэри и укутываясь в плед. С какое-то время он так и лежал: просто глядя на девушку и давая ей возможность переварить услышанное.
- И знаешь, ты ведь права была, - вдруг снова заговорил Эйнохэил, меняя тему, - Ни «Кахара», ни праэсса, ни волшебные грибы с единорогами, ни чего бы там еще выходом для меня не станет, если я сам не захочу что-либо изменить.
Он понимал, что вновь поднял тему, от которой они так старались отойти, но и выговориться в полной мере тоже хотелось. Точнее, для мужчины то было практически необходимо.
- Так дай мне такой шанс: хотя бы попытаться измениться. И сделать это самому. Не надо больше никаких поисков сродни чуда в святилище духа, - Бэй сделал паузу, меняя голос со спокойного на более уверенный и жесткий, - И я не прошу тебя, Аль, я ставлю на таких решениях проблемы точку за нас двоих.
Он приподнялся на локте, заводя руку за шелковистые пряди ледышки, приобнимая Альвэри за шею и слегка упираясь лбом в ее:
- В конце-то концов, Аль, - иштэ снова сменил тон разговора, возвращая голосу былую мягкость, - мне ни с бутыльками под подушкой и оберегами над кроватью жизнь прожить хочется, а с тобой.
Подобное Бэйнар говорил впервые, а посему для него самого такое откровение было весьма волнующим и в тоже время дарящим легкость от его высказанности вслух.

+2

27

Видимо, ее ответное ожидание истории жизни иштэ, последнего ввело в некий ступор. Наверняка, он не думал, когда задавал ей вопрос, что придется и самому ответ держать. Но, если мужчина был хорошим слушателем, то она была плохим и скупым рассказчиком. Слишком многое не хотелось рассказывать, нагружая его ее прошлым. Слишком многое стоило оставить за пологом тайны. Пусть лучше считает ее беспечным, наивным в некой степени библиотекарем, с коим познакомился некогда в таверне, после совершив не очень удачный набег на фазанов…
Воспоминания легли улыбкой на губы. Бэйнар все-таки решил ответить, хотя и было заметно, что он немного нервничает. Впрочем, слушая его речь, не перебивая, лоддроу не могла его винить. Она лишь примерно могла себе представить с чем пришлось столкнуться ему с самого детства. Имея понимание природы его рождения, девушка осознала, что и родители понимали сей факт, но справиться с этим не смогли. Да и удивительно ли? Если посмотреть на нее, после болезни и смерти матери, почти тот же результат – никого не слушала, ничего не слушала…не хотела слушать. Проще было просто закрыться, заглушить боль. Какими бы разными они не казались во всем, но сейчас, слушая, приходило понимание, что в чем-то их судьбы похожи. Сие вызывало смятение и смешок одновременно, но отмахнуться просто так было нельзя. Каждый из них пытался прижиться в этом мире так, чтобы призраки прошлого иногда исчезали в суете, но, как показала практика, не всегда это получалось.
Аль мысленно одернула себя. Она привычно унеслась размышлениями слишком далеко отсюда, а упускать хотя бы толику рассказанного Бэем все же не хотелось. От этого зависело многое, в частности их взаимопонимание, что сейчас ходило по весьма хрупкой дорожке. Лоддроу продолжила внимательно слушать, не придавая значения сколь цепляла ее каждая неприкрытая эмоция, что скользила в голосе Бэя. Казалось, это уже само собой понималось – общее сопереживание. Конечно, она могла и сама догадаться, что не от хорошей жизни иштэ шатался по миру и жил где-попало, по сути, однако услышать из его уст детали прошлого было важно. Она не собиралась его ни обвинять в слабости, ни отчитывать в глупости, что сам виноват и прочее, ибо была ясна причина и со стороны лезть туда, что не испробовал на своей шкуре, как минимум дело неблагодарное. Тем более, что не столь уж безалаберным вырос сорванец, гонимый своими страхами вечно вперед. Могло быть многим хуже, многим…Вспомнилась ночь в Ацилотсе и она чуть не положила руку на горло, вовремя одернув себя. Могло быть многим хуже, да.
-… Дальше душа и жопа требовали приключений, азарта, пьянства, разврата и наркотиков,- мужчина рассмеялся. Она лишь улыбнулась, понимая, что это лишь необходимое в рассказе сравнение, что не стоило и объяснять, хотя он все-равно сделал это. -… Да и сейчас мало чего поменялось в этом плане. Просто кто-то сумел-таки стать исключением, - Альвэри изогнула бровь,словно понятия не имела о чем он вещал, пусть в уголках продолжала таится легкая усмешка.
Вслух же ничего она так и не проронила. Впитывая слова и чувства, коими словно полнился воздух вокруг пары, лоддроу будто бы переживала моменты воспоминаний вместе с Бэем. Это пугало и завораживало одновременно. Момент глубокого взаимопонимания, что не мог после не оставить и следа, связывал все теснее. Как же тяжело…Хорошо. Что хоть не один был какое-то время. Вспомнив вива Фенрил слегка качнула головой. Навряд ли бы она смогла с таким сдружиться, но не могла не согласится, что тот был подходящим другом в скитаниях для Бэйнара.
На какое-то время воцарилась относительная тишина, прерываемая только трелями сверчков в траве да поодинокими вскриками ночных птиц. Девушка лишний раз смогла прочувствовать все услышанное, утвердившись в своих выводах, но подходящих слов не находилось. Жалеть она не хотела – ему не нужна была жалость. Лоддроу нахмурилась.
- И знаешь, ты ведь права была, - девушка чуть удивлено вскинула брови, недоверчиво воззрившись на мужчину, - Ни «Кахара», ни праэсса, ни волшебные грибы с единорогами, ни чего бы там еще выходом для меня не станет, если я сам не захочу что-либо изменить.
Воспоминания о ее авантюре ложкой дегтя упали в общую бочку, казалось бы, спокойного настроения. Аль вздохнула. Как-то осознание своей правоты в этом ракурсе воспринималось, как насмешка. Однако, Бэй не дал возможности ей снова уйти в известные только ей одной дали, коими она не хотела делиться.
- Так дай мне такой шанс: хотя бы попытаться измениться. И сделать это самому…
Девушка поджала губы. Перебивать не спешила, хотя было желание сразу и выдать нечто, сродни – Зачем самому, почему? И хорошо, что ее горячливость, что пробуждалась только, когда она находилась рядом с близкими, в круг коих вошел и иштэ, в сей раз лишь нервно помахивала хвостом, а не лезла на рожон, доказывая свое. В противном случае не избежали бы скандала на пустом месте так уж точно.
Аль вздрогнула от жеста мужчины, замерев на мгновение.
- В конце-то концов, Аль, мне ни с бутыльками под подушкой и оберегами над кроватью жизнь прожить хочется, а с тобой.
Фенрил даже выдохнуть забыла, услышав подобное и несколько долгих минут даже и звука не выдала, пытаясь переварить услышанное. Нет, нельзя было сказать, что сие было тем, что ей бы услышать не хотелось, но почему-то не думала, что вызовет в душе столько смятения и некоего подобия страха. Она понимала, что он хотел донести до нее, хотя изнутри так и перло выдать что-то в противовес, доказав, что такая категоричность не правильна. Однако, она сдержалась. Не тот момент и не то место для спора. Вместо сего девушка лишь усмехнулась, ответно запустив ладонь в мужские волосы.
– Я не могу тебе обещать, что согласна с твоим категоричным решением, - чуть отстранившись, продолжила лоддроу спокойным тоном. – Но я понимаю и уважаю твое желание попытаться самому, поэтому могу обещать лишь, что не стану что-либо предпринимать без твоего на то ведома, - она провела большим пальцем по мужской щеке. – И не бутыльки я искала с обрегами, -  короткий смешок вырвался из  ее губ. - Но объясняться не хочется. Все настолько запутано и туманно…- вспомнилось видение, что минутной черной тенью легко на чело, но она быстро отряхнулась от неприятной дрожи, что сбежала по спине. – А жизнь со мной… Вы пожалеете, Бэйнар, и будете вскоре молить о пощаде, - снова со смешком выдала девушка, в следующий момент подавшись и запечатлев на его губах мягкий поцелуй.

+2

28

13 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Ночь.

Ответное прикосновение Альвэри, пусть и незначительное, но такое приятное будоражило, вызывая волну мелких мурашек, что теплым ощущением прокатывались по спине. А вот слова девушки грели многим меньше.
- Я не могу тебе обещать, что согласна с твоим категоричным решением… - В свою очередь заявила лоддроу спокойным тоном.
Бэйнар скорее показательно, чем удивленно вскинул брови. «А тут и обещать нечего, разве не ясно?». И он уже был готов произнести посетившие его мысли вслух, но ледышка продолжила, лишая мужчину такой возможности.
- …поэтому могу обещать лишь, что не стану что-либо предпринимать без твоего на то ведома…
«Нет, видимо, я все же недостаточно понятно все объяснил», - Эйнохэил разочаровано опустил глаза, уставившись в плед, который сейчас напоминал просто черное пятно под ними нежели какую-то вещь. Он убрал руку, высвобождая Аль из «объятий», и накрыл ей кисть девушки в тот момент, когда она дотянулась до его щеки. Бэй все так же слушал, однако, уже с куда меньшим желанием. Все его попытки донести до лоддроу его крайнее нежелание, чтобы она продолжала отыскивать решение проблемы с ночными кошмарами проклятого где-то в степях баек, легенд, духов и прочей мутотени всему этому подобной, в очередной раз разбивались о ее упрямство. «Да какая разница чего ты там искала?!», - с нотой досады протянул про себя Бэйнар.
Мужчина вновь поднял взор, ловя легкий поцелуй и заключительные слова Альвэри, переведенные в шутку, секундами ранее.
- Да я ведь тоже отнюдь не подарок, - произнес иштэ с ответной шуточной интонацией, но и без намека на улыбку, - Так что посмотрим, кто завопит первым. Тем более что твердолобости нам с тобой друг у друга тоже не занимать.
Ему ужасно не хотелось портить момент, коих у них с Аль и так по пальцами пересчитать можно было. И, тем более что прося ледышку остепениться и попробовать сделать что-либо самому, Эйнохэил не мог гарантировать девушке, что какой-то там результат вообще будет достигнут. Что он смирится или же поборет свои кошмары, научится жить с ними или же просто не предавать значения. Нет, такого Бэй никогда бы не пообещал ни лоддроу, ни себе. Никто из живущих идеалом не был, а следовательно, каждый мог оступиться, сорваться, переоценить себя… Возможно точно так же сорвется и он, рано или поздно. И то не будет считаться поражением, нет, так как без неудач или же с ними, а мужчина был готов идти до конца. Спотыкаясь, падая, но поднимаясь и не оглядываясь назад. И это будет его выбор. Его и только. Безо всяких вспомогательных, в погони за которыми и жизнь отдать не трудно. И раз уж он это понимал, то добивался того же и от Альвэри.
- Ни без ведома, Аль, а одобрения.
Бэйнар не сводил пристального взгляда с девушки, стараясь лучше разглядеть все эмоции, блуждающие на ее лице. «Да пойми же ты наконец».
- Я не хочу, чтобы ты впутывалась в подобные праэсса авантюры, рискуя своей и ни только жизнью ради меня. Раз я позволил, но на этом и ставлю точку, и тут нечего ни обещать, ни припираться.
«Вот тебе и романтика…». Иштэ привстал, усевшись на месте и потупив взор. Он не хотел, но, кажется, все испортил.
- Возвращаться к этой теме я больше не намерен. Надеюсь, ты меня поняла, - твердо заявил Эйнохэил, подводя свою речь к концу.
Мужчина скинул с себя плед, дотянувшись до отставленного в сторону сидра, и сделал пару больших глотков, будто бы запивая горечь им произнесенного. Воцарилась очередная пауза, наполненная лишь трелями ночных птиц и стрекотом кузнецов вокруг.
- А вообще знаешь что? – С напускной серьезностью и долей «предъявления» произнес Бэй пока что лоддроу собиралась с мыслями, чтобы парировать его слова, либо же просто осмысляла услышанное, - Мне вот интересно, почему это твой отец до сих пор не взял дело в свои руки и не выдал свою любимую дщерь замуж за какого-нибудь расфуференно-напыщенно-холодного беловолосого типка при титуле и состоянии? Ну, хотя бы при последнем, - иштэ комично изогнул бровь, снова отставляя от себя бутыль и разворачиваясь к ледышке полу-боком, - Или он не против того, что ты тут непонятно с кем шашни крутишь?
Надо было выправлять ситуацию, вот только фигово это умел делать Бэйнар, а простой язык был таким простым, но что уж поделать? Как привыкли. Да и не на светском рауте были, чтоб слова подбирать. «Да и там бы не стал», - фыркнул Эйнохэил, - «Точнее, меня бы туда никогда и не занесло. Никакими ветрами».

+1

29

13 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Ночь.

- Да я ведь тоже отнюдь не подарок…- ответил мужчина.
Со сказанным было тяжело не согласится и сие могло вызвать улыбку в очередной раз. Однако, явно повисшее в воздухе, пусть легкое и едва уловимое напряжение, пресекало данное желание на корню. В целом, она понимала недовольство иштэ, но против собственной природы не попрешь.  Врать же не хотелось. По крайней мере, не ему. Засим, внутренне вздохнув и приготовившись выслушать очередное «фе», девушка молча ждала.
- Ни без ведома, Аль, а одобрения, - начал Бэйнар.
Фенрил молчала. Ни один мускул не дрогнул на лице под пристальным взглядом иштэ. Хотя в спустившемся полумраке можно было и не заметить, если бы ее перекосило.
- Я не хочу, чтобы ты впутывалась в подобные праэсса авантюры, рискуя своей и ни только жизнью ради меня…- ей стоило многих усилий не выдать в этот момент нечто сродни раздраженного фырканья. Благо, держать в руках еще получалось.
Так и хотелось выдать – «Боги, Бэй, да на здоровье. Я пока не пойму, что видела, то и предпринимать ничего не буду. Это же очевидно.» Очевидно для нее, да. Может и он мог бы понять, если бы он знал о ее видении, но лоддроу прекрасно осознавала, что рано еще. Да и после последнего путешествия стоило сначала запастись достаточными аргументами, а не голыми фактами. Но сейчас даже ей сего не хотелось делать. Она была морально и физически истощена, хотя и грызло ее изнутри увиденное знание, но пока что сие было терпимо.
- Возвращаться к этой теме я больше не намерен. Надеюсь, ты меня поняла.
Лоддроу передернула плечами, откидываясь на спину. Отвечать не собиралась, собственно, он и не требовал ответа, решив и постановив. Девушка же уже выразилась на сей счет и была честна с собой. Пока что предпринимать ничего не станет. И само собой, при случае уведомит его о возможных планах. Так что, таки да, отвечать было нечего. Лениво размышляя о всем этом, девушка устремила взгляд в ночное небо, наблюдая как, нет-нет да пролетит пара-тройка звезд со скоростью света, оставляя едва заметный и быстро исчезающий след.
Кто знает сколько девушка так бы провела в молчании, но голос Бэя вновь привлек внимание. А уж услышанные слова вовсе изгнали все насущные мысли. Альвэри взглянула на мужчину, изогнув бровь. Было не совсем ясно, зачем он вдруг решил спросить о таком. И шутил ли он, или действительно ему было интересно, хотя сама Фенрил не видела в прозвучавшем чего-то особенного. Какое-то время она молчала и было непонятно, собиралась ли вообще ответить что-либо на это. Увы, в этом вопросе девушка не могла разделить своеобразного веселья. Аль чуть кашлянула, снова вперив взгляд в небо.
- Он не знает, - проговорила, наконец, в своей привычной манере. – Если Виэль не растрепал, в чем я сомневаюсь, ибо уже получила бы весточку. Это, что касательно «шашни с кем кручу». Что же до остального, - девушка сделала короткую паузу. – У нас не пристало насильно навязывать свою волю. Хотя разговоры были, врать не стану. Но на этом все и закончилось. Ты же знаешь, что с мужчинами в этом отношении мне сходиться тяжело…было, даже имея подпорье. Что уж говорить за чужака. Мало, кто бы согласился просто на «брак для вида», а другого не дано, - снова на какое-то мгновение воцарилась относительная тишина. -  Меня бы не все поняли, не все бы приняли и это отец прекрасно понимает. Закончилось бы не очень хорошо…- тон хоть и был спокоен, но чувствовался нарастающий холод в оном. – Так-то он может был бы и не против. Может даже настаивал, если бы знал наверняка, что это принесет какие-то плоды, кроме связей и денег. В последних, к слову, мы не особо нуждаемся, поэтому рассматривался бы лишь титул. Засим, пока что, этот вопрос остается открытым.
Девушка повернула голову, взглянув на темный силуэт подле. Все-таки пропала ниточка той тонкой, легкой атмосферы, за кою она пыталась ухватиться почти сразу. Темы, что они затрагивали, так или иначе касались «больного» места и она, скорее неосознанно, начинала закрываться, скупо выдавая факты и не желая развивать разговор далее. Будь на месте Бэя кто-то другой, он бы узнал в полной мере, что такое  холод, надменность, едва ли не злость лоддроу, ибо девушка не любила ни лезть кому-то в душу самолично, ни открываться перед кем-то так же.
Аль вздохнула, поднимаясь и показательно потягиваясь.
- Что-то подустала я немного, - произнесла девушка. – Видимо, мало отдохнула, хотя почти сутки проспала. Думаю, стоит возвращаться в дом. Мне то ничего не будет, могу и здесь встретить рассвет, а вот твое тело такого может не оценить, - с легкой усмешкой добавила Альвэри, театрально поклонившись и протянув руку мужчине. – Милорд, не соблаговолите ли провести меня в опочивальню и спеть колыбельную?
Не хотелось на сухой ноте заканчивать минувший вечер, пусть и магия оного как-то быстро рассеялась, поэтому лоддроу и решила свести все в тот же шуточный тон.

+1

30

Вопрос, заданный Бэйнаром, явно ввел девушку в ступор, а на какой-то момент иштэ показалось, что Альвэри и вовсе отвечать на него не намеревалась. Однако лоддроу заговорила. Вот только с самого начала было как Ильтаров день понятным, что тема, кою коснулся мужчина, была выбрана ни столь удачно. Да и высказанное им всего какой-то минутой ранее накладывало свой отпечаток на весь разговор, заметно меняя настроения и выдаваемые эмоции.
По изложенному вкратце можно было понять и немного о традициях снежной расы (или это только ее семьи касалось?), и о предпочтениях родни, что касалось избранника сей ледяной особы.
- Что ж, как ни крути, а меня бы он скорее статуей в сад поставил, нежели с тобой рядом, - Эйнохэил хохотнул, пытаясь не заострять внимания на едва ли не ровном голосе Аль и сменившейся не в лучшую сторону ситуации, испорченной им же самим.
Иштэ пронаблюдал за ледышкой, до последнего оставаясь валяться на пледе и смотря на лоддроу снизу вверх. Ее действия были более, чем понятны и обоснованы, и в том, что Альвэри заторопилась с поляны винить бы ее Бэй не стал. Тем более что как и обычно, девушка обосновала свое решение логичными доводами, с которыми спорить было глуповато.
- Мне-то ничего не будет, могу и здесь встретить рассвет, а вот твое тело такого может не оценить, - с привычной для себя усмешкой проговорила ледышка.
На разыгранную ею сцену, Бэйнар улыбнулся, естественно, поддержав. Ведь когда еще можно будет лицезреть со стороны Аль нечто подобное?
- Из меня певун никакой, знаете ли, - потянул мужчина, театрально закатывая глаза и вообще ведя себя, как титулованная фифа, - Но раз миледи просит…
Он посмотрел на протянутую ему в поклоне руку, подавая свою и вставая с пледа. Так же наиграно Эйнохэил поправил упавшую на глаза челку, довольно улыбаясь и не сводя глаз с Аль.
- Ну что ж, докатим первым классом! – С большим, чем того полагалось энтузиазмом выдал иштэ, удало махнув при этом рукой.
За оставленные в саду вещи можно было не волноваться, а посему и особого значения тому, что для начала стоило бы собраться, Бэй не придал. К тому же всегда можно было вернуться. Благо после визита целителя грешить на ногу больше не приходилось.
- И так, добро пожаловать в экипаж, мисс-мэм! - И, более не разоряясь на долгие приглашения, мужчина намеренно неряшливо подхватил лоддроу на руки, - Прошу простить, нынче штормит!
Не сдержав смешка и поувереннее перехватив девушку, Эйнохэил сделал первый шаг. Он нарочито спотыкнулся, делая занос в бок и, мол, сам удивленный такому, воззрился на Альвэри.
- Каналья! Проклятый сидр, тысячу изнаночных исчадий!! И когда в последний раз у тебя братец был, говоришь? Выдержка так выдержка!
Бэйнар старался не захохотать, ибо тогда уж точно бы уронил своего ценного пассажира, но и сдерживаться от собственных же околесицы и кривляний становилось все труднее.
В такой «игровой» манере иштэ и довел их обоих до террасы, «пересаживая» ледышку себе на ногу и неуклюже открывая дверь в спальню, а после снова подхватывая.
- Следующая остановка «Кровать», - монотонным голосом объявил Бэй, проходя в комнату.
А еще через пару мгновений он стоял перед постелью, на которую и мягко уронил ледышку вместе с собой же. Почти сразу же откатившись вбок, мужчина подпер голову рукой и взглянул на Альвэри.
- Что там далее? – Эйнохэил бесцеремонно придвинул девушку к себе, оставляя меж ними каких-то жалких пару сантиметров свободного пространства, - Миледи, вы точно уверенны насчет колыбельной?

+1

31

Бэй подыграл, что лишний раз увело тему в далекое от нелицеприятных ситуаций русло.
- Из меня певун никакой, знаете ли, - манера изложения ответа смешила и она не могла сдержать улыбки, - Но раз миледи просит…
"Не просит, а настаивает,"- мысленно поправила девушка, наблюдая за мужчиной, что принял ее руку и поднялся, продолжая паясничать.
- Ну что ж, докатим первым классом! – она не совсем поняла, что имел ввиду иштэ, пока не оказалась на руках, глухо охнув.-… Прошу простить, нынче штормит!«Дак, поди, не на море!» хотелось крикнуть прямо в ухо, но мешал давящий на горло смех и штормовые движения Бэйнара, на кои тот не скупился почти всю дорогу.
За таким баловством, в котором  не каждый день, а то и не месяц-год принимала участие Фенрил, снова улеглись потревоженные минутами ранее раны, глухо саднящие и напоминающие о себе в самый неподходящий момент. Кроме того, и инстинкт самосохранения играл свою роль, ибо в какие-то минуты ей казалось, что Бэйнар таки уронит их обоих. Действие то сидра или просто распаленный весельем организм так себя вел, одному Ильтару известно, но на всякий случай покрепче цеплялась за мужскую шею, да.
Когда он все-таки доставил их до террасы в целости и сохранности, можно было уже почти вздохнуть от облегчения, но, видя настроение мужчины, было ясно – рано радуешься.
- Следующая остановка «Кровать», - лоддроу хохотнула не от радости осознания сего факта, не то все от того же паясничанья.
Очутившись мгновением спустя на мягкой кровати, девушка вытянулась, смачно так хрустнув косточками, после повернувшись к Бэю, который устроился подле и вел себя достаточно фривольно, в считанные секунды сократив расстояние между ними. Впрочем, не без ее молчаливого согласия.
- …Миледи, вы точно уверенны насчет колыбельной?
Альвэри склонила голову набок, чуть изогнув бровь.
- Я не то, чтобы уверенна, а даже настаиваю…милорд, - наигранно «сладким» тоном протянула лоддроу, не сдерживая открытую улыбку. – Вы себе просто представить  не можете, сколь велико мое желание услышать Ваш чарующий голос в таком исполнении. Думаю, благоухания вечерних цветов в сию прекрасную ночь должно быть дополнено великолепным исполнением, - Аль старалась подавить смешок, что так и рвался с горла, когда она толкала речь. Лоддроу чуть подалась вперед, не спуская с мужчины глаз, и едва слышно прошептала. – Спойте мне, мой «лорд».

Отредактировано Альвэри (2015-12-16 21:21:16)

+1

32

- Я не то, чтобы уверенна, а даже настаиваю…милорд. Вы себе просто представить не можете, сколь велико мое желание услышать Ваш чарующий голос в таком исполнении… - С нескрываемым довольствием подыграла Бэйнару Аль.
«О да, настолько чарующий, что птицы обратно в сад к тебе уже никогда не вернутся, а уши, свернувшись в трубочки, так и останутся. Кстати, ничего такие трубочки получатся!». Мужчина опустил голову, пряча широкую улыбку и некоторое смущение. Петь ему, конечно же, до этого доводилось и ни раз. Вот только в мыслях. А в мыслях то мы все и певцы, и поэты, и художники с монархами отменные. Ах да, еще и философы.
Тем временем девушка подалась вперед, заставляя Эйнохэила поднять взгляд на лоддроу и прислушаться к ее шепоту, в ночной тишине звучавшему даже как-то загадочно. Но… Ничего, кроме очередной подколки Альвэри не проронила, едва сдерживая подступающий к горлу смех. Иштэ рассмеялся, отводя взор в сторону и пытаясь подавить приступ хохота. «Мой лорд… Ну-ну, дожили. Лордам, между прочим, тоже поют. Но никак ни они сами».
- Я буду требовать ответного «подвига», - он медленно выдохнул, успокаиваясь, - если ты выживешь.
Бэй несколько раз хмыкнул, тройку раз откашлялся, настраиваясь на пение, и с умным видом профессионала в этом деле уставился на ледышку. В глазах читалась решимость и полная уверенность в себе, а вместе с тем с губ не сходила улыбка, менее всего остального подходящая под выдаваемую серьезность.
- Спи, моя эльфа, усни, - робко начал мужчина, тут же сорвавшись и закатившись смехом, - Нет, Аль, уволь, - сквозь хохот выдавил Бэйнар.
Это звучало как непривычно, так и довольно странно, забавно и с явным намеком, что великим менестрелем ему никогда не быть. В этой жизни уж точно. Хотя, если и сильно постараться, то все могло бы звучать не так уж и плохо. Все же в какой-то степени звучный и мягкий баритон был куда приятнее слуху, чем тот же бас, коим иштэ не обладал. «И так… Попытка номер два. Мы ж не сдаемся так просто!». Эйнохэил резко замолчал, возвращая себе былую серьезность и прочищая горло для нового «выступления на малую публику».
- Спи, моя эльфа, усни-и. В доме погасли огни-и, - на ум шла единственная известная ему с малых лет колыбельная, которую любила напевать ему Аманда, убаюкивая свое неспокойное дитя, - Дверь ни одна не скрипи-ит, мышка за печкою с-ПИ-И-И-т.
Мужчина не был уверен, что именно так пискляво пищали мыши, но попробовал передать весь колорит голоска хвостатых в распевном «пи-и». Бэй заулыбался, в какой-то момент было снова не оборвав себя, и стянул край одеяла, укутывая в него лоддроу, словно бы в кокон аж до самого подбородка и продолжая напевать колыбельную:
- Рыбки уснули в пруду-у, - он сделал комичное выражение лица в попытке подыскать подходящее слово, - Конь Тейаров дремлет в саду-у. Спи, моя эльфа, и ты-ы. В доме погасли огни-и, - он склонился над улыбающейся и закутанной в одеяло ледышкой, - Как-то вот так, - уже привычным для себя тоном проговорил в заключении иштэ, сводя голос к шепоту.
Не дожидаясь похвалы или же порицания за свое исполнение, он наклонился еще ниже, запечатлевая на губах Альвэри мягкий поцелуй, который через мгновение перевел в более глубокий, но не растерявший изначальной нежности. Мужчина отпустил край одеяла, позволив ледышке чуть больше свободы действий и запуская руку под постельное белье. Обняв девушку, Бэйнар крепко прижал ее к себе, медленно проходясь рукой по узкой спине вверх и замирая на лопатках. Даже сквозь легкую ткань платья (что надо было заметить, являлось самым закрытым из всего увиденного гардероба лоддроу) и рубашки ощущая теплоту ее тела. Одно лишь это обжигало сознание и будоражило похлеще чего бы то ни было еще. Эйнохэил прильнул ближе, едва ли не задохнувшись от волны тепла, что прокатилась по всему телу, оставляя приятное покалывание, но тут же прервал поцелуй, неспешно отстраняясь и делая вдох. Все-таки затронутые в саду темы и побеспокоенные воспоминания накладывали свои отпечатки. И от того-то мужчина и осторожничал, будучи окунутым в свое прошлое, рисующее параллели с его настоящим.
- Фиговый из меня родитель вышел бы, - с легкой улыбкой и стараясь не смотреть прямо на Аль, выдал Бэй в попытке увести тему в какое угодно русло, - С такими колыбельными, как мои, только кошмары сниться и будут.

+2

33

Атмосфера, что потихоньку восстанавливалась после тем,  затронутых на поляне, склоняла и далее на веселый лад. Сие не могло не радовать, ибо именно непринужденности так не хватало порою в отношениях, особенно ихних, когда две личности с относительно тяжелым характером и своим мировоззрением смотрели на мир и пытались пнуть другого в сторону, что понравилась конкретному ему.
- Я буду требовать ответного «подвига», - девушка изогнула бровь, ожидая продолжения, но его не последовало, а сам мужчина явно готовился к выступлению, прочищая горло и настраиваясь на необходимую «волну».
- Спи, моя эльфа, усни, - неуверенно начал петь.
Альвэри подавила смешок, готовый вот-вот сорваться с губ и со всех сил состроила самую заинтересованную особу в сим спектакле. Пришлось пожертвовать нижней губой, конечно, ради такого дела, но это были мелочи, ибо она ни в коем случае не хотела перебить вдохновения мужчины. Тот и без нее запинался, к слову. И когда она уже не надеялась на продолжение, иштэ все же вновь взял себя в руки.
- Спи, моя эльфа, усни-и. В доме погасли огни-и, - лоддроу улыбнулась, больше прислушиваясь к мягкому голосу, нежели к исполнению, впрочем без эксцессов не обошлось, ибо Бэй решил прямо  с душой подойти к делу, сымитировав едва ли не все звуки в колыбельной. - Дверь ни одна не скрипи-ит, мышка за печкою с-ПИ-И-И-т.
Девушка сделала шуточный жест, словно в попытке закрыть уши ладонями, но мужчина сделал паузу. Как оказалось для того, чтобы не просто спеть, но еще и уложить «дитя» поудобней, авось быстрее и крепче уснет. Подобного проявления заботы, пусть и в шуточной манере, Аль тоже не ожидала, порядком притихнув и молча взирая на Бэйнара, который продолжил петь:
- … Конь Тейаров дремлет в саду-у, - ну как же без этого. Губы снова сложились в подобие улыбки. - … Как-то вот так.
казалось бы, простые слова, коими мужчина закончил свою песнь, но  что-то в этом шепоте заставило словно бы застынь на мгновение. Если бы она не знала, что Бэй не владеет магическими способностями, то заподозрила бы его в чаровании мгновения.  Впрочем, ни высказать сие вслух, ни сделать годный комментарий Альвэри не успела. Мягкий поцелуй, коим одарил ее Бэйнар в следующее мгновение изгнал из головы все имеющиеся на тот момент мысли, оставив лишь чувство, что нарастало с каждым ударом сердца. Последнее же не скупилось на эмоции, реагируя на глубокий поцелуй, прикосновения и жар от мужского тела, что невообразимым образом чувствовался сквозь весь ворох одежды и постельного. Выпутавшись немного с простыней, девушка чуть приобняла его за шею, теряясь в нахлынувших ощущениях, словно человек, попавший в ледяной водоворот.  Сколь невообразимыми были пьянящие ощущения, столь и велико разочарование от прерванного момента.
Аль выдохнула, пребывая еще под влиянием охвативших тело и душу чувств и смятения. Она молча воззрилась на мужчину, не находя подходящих слов в сей момент и пытаясь справиться с собой. Сказать по правде, получалось из ряда вон плохо.  Лоддроу нахмурилась. Голос Бэя, казалось, долетел с какой-то дали, хотя мужчина находился по прежнему рядом.
- Фиговый из меня родитель вышел бы. С такими колыбельными, как мои, только кошмары сниться и будут.
Фенрил не совсем осмыслила столь резкую смену настроения, хотя некие подозрения скребли из задворок подсознания.  Мысли путались. Разум и привычное поведение пыталось взять свое, но чувства в сей раз оказались упорней былого. Причину можно было искать в той парочке глотков спиртного, что сейчас разгуливал в крови, внося свои коррективы. С этими нужно было делать, ибо в таком случае ей оставалось сейчас просто завалиться спать, так и разъяснив кое-что сему упрямому мужчине. Ибо, как она порою слепо видела свое, судя по всему и ему мешало нечто подобное просто прожить момент до конца, без мыслей, ассоциаций и предрассудков. Они оба этим грешили, но это не повод не пытаться исправить.
Аль внезапно ухмыльнулась. Пришедшая в голову мысль была сумасбродной и глупой, наверное, но…Подавшись вперед и ухватив Бэйнара за ворот, лоддроу потянула его на себя. Буквально в паре сантиметров от лица, она проговорила:
- Дурак ты, - беззлобно и тихо, без тени насмешки, прозвучали слова. – Глупо говорить о том, о чем не ведает…Вот будешь родителем, тогда и посмотрим, а так…твое пение меня не на кошмары подвигло, а на иное, - загадочно усмехнувшись и отпустив ворот рубахи, девушка легко соскочила с кровати и направилась прочь из комнаты, оставив мужчину молча недоумевать.
Собственно, Аль слукавила. Не пение Бэйнара ее подтолкнуло на последующее, а столь непонятное состояние, когда она не могла с собой толком совладать, что мешало ей мыслить здраво. Не сказать, что ее шатало из стороны в сторону, видать мало приняла на грудь, но мысли путало знатно и чувства явно преобладали в выводах. Девушка дошла до ванной и сделала то, что посчитала едва ли не панацеей в ее положении – нырнула в холодную воду с головой и не особо думая о одежде. Проведя  под водяной толщей добрую минуту, лоддроу вынырнула, глубоко выдохнув.
- Немного, но лучше, - проговорила Фенрил, выбираясь с ванны.
Ткань платья тяжелым пологом прилипла к телу, сковывая движения, засим и избавиться от помехи стоило тут же. Стянув с полки большое полотенце и обернувшись им, Аль пошла обратно, уже многим лучше себя чувствуя. Вернувшись, она не стала объяснять свое отсутствие, пусть и короткие, как и свой вид, что говорил сам о себе. Забравшись на кровать и едва ли не всем весом бухнувшись на возлежавшего там мужчину, она проговорила:
- Так вот, о чем это я, - передразнивая иштэ, начала Аль. – Думаю, что твоя колыбельная не столько напугает, сколь насмешит детвору. Возможно, это не способ усыпить, но уж развеселить чадо так уж точно, что тоже хорошо. Засим, как ты там говорил, не желаю слушать более подобные глупости, не подкрепленные фактами, и точка, - она вновь беззлобно передразнила Бэйнара. – Что же касательно меня, увы, не уснула, но Вы исполнили мое желанием, милорд, засим слушаю какой такой подвиг должна свершить в угоду Вам.
Альвэри говорила размеренно-вкрадчиво, стараясь придать своему тону побольше серьезности, словно не баловством они в сей момент занимались, а решали жизненно-важные вопросы.

+2

34

- Дурак ты, - все так же, если и не шутливо, то уж точно безо всякого умысла обидеть или задеть, произнесла Альвэри, - Глупо говорить о том, о чем не ведаешь…Вот будешь родителем, тогда и посмотрим…
Бэй усмехнулся. «А кто сказал, что я им вообще буду?». Ни то, чтобы ему совсем не верилось и не хотелось, просто до самого этого момента мужчина ни разу и не задумывался о вопросах, связанных с женитьбой, семьей, детьми… Его, именно его семьей и детьми. А теперь это как волновало, так и пугало одновременно. Да и честным Эйнохэил предпочитал быть с самим собой. Ну вот какой из него, к примеру, муж? Без нормальной постоянной, так сказать, работы и с квартиркой на окраине, куда возвращаться не собирался чуть ли ни под предлогом смерти. Что он мог предложить? Разве что разделить с ним комнатушку на постоялом дворе и обещания быть рядом и в печали, и в радости, и в болезни, и в здравии… «М-да уж. Как говорится – не думал и не начинать не стоило. И это ведь только начало долгой и «счастливой» жизни со мной. Интересно, а как сошлись мои родители? Вряд ли отец маме золотые горы обещал и кормил пустыми надеждами разбогатеть на продаже книг». Становилось интересно, любопытно и… обидно. Обидно за то, что подобным Бэйнар интересовался лишь сейчас, когда ни на один из вопросов, касающихся жизни его родителей до его появления на свет, он ответить был не способен. И вряд ли бы нашелся хоть кто-то, кто смог бы ему это поведать.
Иштэ еще долго, наверное, мог рассуждать о том, как глуп и эгоистичен он был, не занимаясь и не замечая ничего и никого вокруг, заботясь лишь о себе. Мог, но цепочку размышлений так удачно оборвала лоддроу. И то было к лучшему. Девушка не давала возможности мужчине зарыться в свои проблемы, самокопания. Почувствовав, что хватка Альвэри ослабла, и за ворот рубахи его больше никто не держал, Бэй взглянул на спрыгнувшую с кровати и зашагавшую прочь из комнаты ледышку. Честно признаться, уйдя в свои мысли, он не свосем расслышал последние слова Аль, упоминая лишь то, что они были связаны с его пением. «Эй!».
- Что, так фигово вышло, что ты до мусорного ведра заспешила?? – С долей искреннего разочарования в себе любимом, но больше, конечно же, в шутку крикнул иштэ вслед уже улизнувшей из спальни лоддроу, - Нет, я, конечно, представлял, что певун из меня тот еще, но чтоб до рвоты… - уже спокойным и тихим голосом добавил Эйнохэил в пустоту.
Он ухмыльнулся, откидываясь на спину и устремляя взор в темный потолок. Мысли касательно всех недавно затронутых тем снова потекли в голове. Закрыв глаза и теперь же «изучая» темноту, в объятиях которой оказался, мужчина так и пролежал до самого возвращения Альвэри, не замечая хода времени.
Бэйнар глухо ухнул, в прямом смысле слова принимая на себя ледышку, и вопросительно-укоризненно воззрился на лоддроу. Догадаться, куда все же уходила Аль, особого труда не составляло. Это можно было с легкостью определить по мокрым волосам девушки и полотенцу, что заменило собой длинное платье, и по которому заскользили руки иштэ в попытке удержать девушку на себе.
- …Думаю, что твоя колыбельная не столько напугает, сколь насмешит детвору. /…/ не желаю слушать более подобные глупости, не подкрепленные фактами, и точка.
А любителями передразнить оказались они оба.
- Ну уж слава Ильтару! А то я тут себе надумать успел, понимаешь ли!
- … засим слушаю какой такой подвиг должна свершить в угоду Вам.
- О-о-о, дайте же мне подумать, - Эйнохэил состряпал лицо великого мыслителя, - Ни каждый день такое счастье выпадает. М-м-м, даже и не знаю… сплясать, стоя на ушах? Пустить кота на варежки? – Мужчина хитро прищурился, - Или сову на перья для подушки?
Он рассмеялся, в который уже раз за этот вечер, крепче обнимая Альвэри.
- Пожалуй, приберегу твой подвиг для особого случая. А сейчас, - Бэй аккуратно перекатил лоддроу на кровать, вставая с постели, - Если ВЫ не против, - иштэ нарочно сфамильярничал, улыбнувшись наблюдавшей за ним ледышке, - В кое-то веке я хотел бы приготовиться ко сн… к кошмарам, как полагается.
А в понимании мужчины то было не напиваясь до поросячьего визга, не загоняя себя до предела, рухая от усталости, и засыпая без одежды, в которой весь день до этого и проходил.
Стянув рубашку, справившись с обувью и штанами и закинув вещи на кресло, Бэй присоединился к девушке.
- Быстро засыпать не гарантирую, а вот побыть стражем снежных снов готов, - с теплой улыбкой произнес иштэ, - Полотенце не лишним будет?
Он быстро шмыгнул под одеяло, наблюдая, как Аль проделывает то же самое, устраиваясь рядом.

+1

35

- О-о-о, дайте же мне подумать, - Аль в ответ скорчила такое лицо, словно ее вот-вот на плаху должны были отвести.
Впрочем, надолго ее не хватило, тем более, что мужчина был забавен в своей манере «нацепил шкуру лорда».  Вскоре сменив кротость на показное негодование, заслышав, что хочет сделать Бэй с ее питомцами, лоддроу фыркнула.  Вот же злопамятный. Подумаешь, разок  своровали чего или лишний раз зарычали…Однако, было ясно, что сказано сие не со зла, тем более, что впоследствии мужчина искренне рассмеялся, обнимая ее, засим и все злобные мыслишки разбежались прочь.
- Пожалуй, приберегу твой подвиг для особого случая. А сейчас…Если ВЫ не против…
Да куда уж против. Хотя слова о кошмарах и резанули по слуху, но девушка не стала концентрировать на этом внимание, продолжая наблюдать за мужчиной. И соврала бы самой себе, если бы сказала, что сие занятие ей не нравилось, как и не нравился «вид».  Так молча и сопроводила того обратно в кровать.
- Быстро засыпать не гарантирую, а вот побыть стражем снежных снов готов, -девушка усмехнулась в ответ, - Полотенце не лишним будет?
«Ну как сказать…»- мысленно замялась лоддроу, но уже в следующее мгновение, лихо отбросив сей предмет «одежды» прочь, забралась следом. Альвэри прильнула к теплому мужскому телу, довольно прикрыв глаза и едва не заурчав от удовольствия, кое принесло окутывающее ее тепло, оно же и стало внезапно убаюкивающим.
- Ты там не особо-то…сторожи, - проговорила лоддроу. – А то еще не выберусь из оных…
Как ни странно, но уже в следующее мгновение Фенрил провалилась в благодатный сон, не слыша ответа Бэйнара, если тот последовал после.


14 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Рассвет-утро

Альвэри поднялась достаточно рано. Солнце только-только начало окрашивать в предрассветные краски горизонт и звуки ночи едва успели затихнуть. Девушка выскользнула с постели, стараясь не разбудить спавшего рядом мужчину. В кои-то веки ей удалось выспаться и отдохнуть, пусть и после баловства, непонятно, подогретого ли некой дозой алкоголя или спадающим напряжением. Набросив на себя, что попало под руки, лоддроу попервах поставила готовится завтрак. Покрутившись еще какое-то время, приведя себя в относительный порядок, Фенрил наведалась во вторую часть дома. В лавке было привычно тихо, спокойно и убрано. Братья хоть и были в каком-то смысле шебутными по жизни, но свое дело знали хорошо, или просто не хотели разочаровывать ее персону. Не суть. Обойдя «владения», Аль осталась весьма довольна увиденным. Более того, девушка поняла, что соскучилась по этой, казалось бы, пыльной, монотонной и безопасной работе.
- Нужно будет продлить им отпуск, - проговорила лоддроу, поправляя какую-то книгу, что выбилась из общего ряда на полке.
Но это стоило немного отложить. По крайней мере, сегодня она не собиралась представать пред глаз парней. Пребывая в относительно хорошем расположении духа, девушка вернулась обратно. Как раз вовремя, чтобы снять с огня закипевший чайник и не остаться с углями вместо горячих бутербродов, которые слепила на быструю руку. Неспешно заварив чая, переложив нехитрый завтрак на тарелку, не забыв прихватив несколько яблок, Фенрил вернулась в спальню. Оставив поднос на прикроватном столике, девушка забралась в постель, растянувшись на боку рядом то ли с еще спавшим, то ли уже с дремавшим мужчиной. Тормошить его она не спешила, ибо ароматы, что витали по комнате должны были это сделать за нее. Сама же Альвэри какое-то время просто смотрела на мужчину, словно искала в его профиле что-то ему несвойственное или какую-то разгадку. Спустя какую-то минуту, она протянула руку, проведя кончиками пальцев по контуру лице и в последствии чуть убирая взлохмаченные во сне волосы. Девушка мягко улыбнулась, подавшись вперед и слегка кусая за мочку уха.
- Соня, – тихо выдохнула после, чуть отстранившись.
Солнечные зайчики вовсю уже играли занавесками на пару с легким ветерком.

+1

36

- Ты там не особо-то…сторожи, а то еще не выберусь из оных…
- Так я же страж, а не тюремный надзиратель! – Возмущенно поправил лоддроу Бэйнар.
Однако, кажется, Альвэри этого уже и не слышала, в одно мгновение провалившись в царство снов. Иштэ мягко улыбнулся, приобнимая устроившуюся на нем ледышку и поудобнее откидываясь на подушки. Как и предчувствовал Эйнохэил, он еще долгое время не мог заснуть, то рассуждая о чем-то, то размышляя о дне грядущем, то просто изучая комнату, погруженную во мрак. Как бы он не крутился и не настраивал себя на отдых, а сон так и не шел. За остатки этой ночи мужчина успел и жизнь спланировать, и подняться, натянув на себя штаны и неспешно прогулявшись по саду, в коем собрал-таки оставленные там вещи и занес их в дом, и снова улечься. В итоге, глаза Бэй сомкнул лишь к рассвету ближе.

14 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Рассвет-утро.

И, если последние ночи можно было назвать относительно спокойными, то на сей раз отдохнувшее сознание работало на полную катушку, выдавая такие яркие и красочные ночные картины, что любой художник мог позавидовать плещущимся в них краскам. Ко всему прочему, полностью погруженный в иллюзорную реальность, мужчина никак не мог выбраться из нее, как бы не старался. Увы и ах, но такое явление имело место быть вне зависимости от того, не спал ли до этого Бэйнар несколько суток подряд либо же вдоволь выдрыхся накануне. И Ильтар его знает, сколько бы еще часов такого «благодатного» сна ушло у иштэ на то, чтобы, в конце концов, разлепить глаза, отделываясь от навязчивых кошмаров, если бы не вмешательство Аль. Казалось бы такое незначительное, но полностью перечеркивающее идущий по своему сценарию сюжет.
Вырываясь из объятий страха и ужасающих отголосков прошлой жизни, Эйнохэил подсознательно принял реальность за продолжение ночных сновидений, продолжая отмахиваться и отбрыкиваться от самого же себя, как ему то казалось.
- Прочь!! Убирайтесь!! – В голос, полный отчаяния и отвращения, заорал иштэ, подрываясь с постели и пятясь в сторону от лоддроу.
Он даже умудрился выставить вперед руку на тот случай, чтобы если и не вдарить хорошенько видению, что последовало бы за ним, так уж наверняка отмахнуться. Бэй чудом не задел девушку, которая скорее всего на такое пробуждение мужчины уж точно не рассчитывала. Да и в упор не видел Альвэри проклятый, все еще прибывающий в своих кошмарах. И лишь поняв, что никто за ним по пятам не следовал, а сам он никого за горло не держал, Бэйнар проморгался, пытаясь успокоить бешено-колотящееся сердце и выровнять учащенное дыхание. Еще через секунду он опустил руку, оборонительно выставленную перед собой, и опустил голову, потирая еще заспанные глаза. Ему потребовалось некоторое время, чтобы прийти в себя и осознать-таки, в какой реальности он находился и что происходило вокруг. И, как только мужчина сообразил что к чему, он поднял взор на малость перепуганную его выходкой ледышку.
- Прости, - тихо произнес Эйнохэил, снова зарывая лицо в ладонях.
Иштэ шумно выдохнул, приводя мысли в порядок и отгоняя от себя призрачные картины кошмаров, еще мелькающие в голове.
- Надеюсь, не задел?
В голосе его слышалась обеспокоенность произошедшим. «Просто шикарное начало утра!». Бэй снова посмотрел на Аль. До обоняния начали доходить разгуливающие аппетит запахи, и мужчина перевел взгляд, концентрируя его на прикроватной тумбе позади девушки, на которой стоял поднос с горячими бутербродами, чаем и такими «любимыми» яблоками. По губам пробежала несмелая улыбка.
- С такой заботой и впрямь себя лордом скоро ощущать начну.

После неспешного завтрака и еще какого-то времени, проведенного в постели с лоддроу, Бэйнар окончательно поднялся, одеваясь и прихватывая из своей сумки грушу, кою предпочел принесенным ледышкой фруктам. Наведавшись в ванную и приведя себя в порядок, иштэ вернулся в спальню.
- И какие планы у нас на сегодня? – С любопытством поинтересовался он у Альвэри.
«Если таковые имеются». Эйнохэил помнил, что было прописано ему целителем, но и в четырех стенах находиться было уже невмоготу. Тем более что в Таллеме, пусть и не первой важности и не по работе, но тоже ждали дела, к которым стоило бы вернуться и закончить. Но и осознавая это, торопиться с возвращением не очень-то и хотелось.

+1

37

Что же, к столь кардинальному повороту событий, что повлекло за собой пробуждение Бэйнара, лоддроу явно была не готова. Мужчина явно не понял, где находится и что вокруг происходит, спрыгивая с кровати, приправляя все криком да красноречивыми жестами. благо, успела отпрянуть, а то точно бы не легким испугом отделалась. Девушка не стала что-либо предпринимать, ожидая, когда он придет в себя, потому что уже сталкивалась с подобным и рисковать ни собой, ни им не стала. В любом случае, это должно было скоро пройти.
Тем временем, пока Бэй пытался справится с собой и своим страхами, у Аль была возможность лишний раз задуматься о том, что какова бы ни была жертва, глядя на его мучения воочию, забывалось прошлое и снова в голову лезли сумасбродные идеи. Ну, это по чьему-то мнению – сумасбродные. Кроме прочего вернулись воспоминания о видении. Фенрил задумалась. Возможно, действительно стоит искать разгадку там, где все началось? Избавление проклятья в городе проклятых…Как бы банально сие не звучало, но имело место быть. «Надо будет в гильдийской библиотеке посмотреть старые манускрипты…и в подвале есть парочка,» - все так же наблюдая за мужчиной, думала девушка. Хотел того или нет, а именно он был тем раздражителем, что двигал ее замыслы. Впрочем, вслух об этом никто говорить не стал, конечно же.
- Надеюсь, не задел? – Аль задумчиво качнула головой, откидываясь на подушки.
Девушка не стала заострять внимание на произошедшем, что и так уже подпортило утренний настрой. Сдержанно усмехнувшись на комментарий иштэ в сторону завтрака, она сделала пригласительный жест и вскоре они принялись за трапезу, коя хоть казалось непринужденной, но толика напряжения все так же витала в воздухе. И в этом не малую роль играли вернувшиеся к ней мысли, коим она позволила себя захватить, пока Бэй приводил себя в порядок. Их действие было пагубно, но об этом ведь никто не знал и думать не запрещал. Аль холодно усмехнулась, прикрывая глаза и растянувшись на кровати. Вскоре послышались шаги возвращающегося мужчины.
- И какие планы у нас на сегодня? – прозвучал его голос. Заставляя обратить на себя внимание.
Девушка села, устремив взор в стену напротив и чуть поболтав ногами, кои свесила с кровати, поудобней устраиваясь. Какое-то время она задумчиво взирала вперед, не спеша с ответом, но спустя несколько минут, произнесла совершенно беззаботным тоном, взглянув на Бэйнара.
- Могу провести экскурсию городом. Ты же толком и не видел его, все пробегом, - губы изогнулись в легкой усмешке. – Так что есть возможность прогуляться. Мои заботы еще подождут какой день, парни справляются в лавке. Так что я полностью в Вашем расположении, милорд, - Фенрил шуточно поклонилась. – Может что прикупим, мало ли. После надо будет еще попробовать мою сумку вернуть все же, но это ближе к вечеру. Так что, если не против таких «планов» позвольте переоблачится.
Перестав паясничать, и не дожидаясь позволения, лоддроу поднялась, прошествовала к шкафу и быстро нашла там одежду на смену своему, домашнем платью. Последнее вскоре полетело в сторону кровати, а сама Аль неспешно переоблачилась, не особо задумываясь о том, что не одна в комнате. Во-первых, она у себя дома, во-вторых, ничего нового Бэйнар для себя не открыл уж наверняка. Подобные мысли вызвали очередную улыбку в уголках губ. Одевшись и поправив распущенные волосы, Фенрил повернулась к мужчине.
- Готов? Тогда идем, - прихватив с собой деньги,  лоддроу повела мужчину прочь из дома, готовясь рассказывать о всех красотах Хартада, если у Бэйнара будет на то настроение и интерес.

+1

38

- Так что, если не против таких «планов» позвольте переоблачится, - поведала анонс дня и подвела итоги Аль.
- Ну, коль обещаете экскурсию в комфортабельном экипаже с обещанием перекуса в центральных харчевнях города и пешей прогулкой в парке, не могу Вам отказать! – Бэй, широко улыбаясь и при этом стараясь придать себе более статусного видка, взглянул на лоддроу, - Мы же – милорды, те еще птицы высокого полета. Ни какие-нибудь там курицы и павлины!! – Он показушно зачесал челку назад, заложив руки за спину и представляя на глазу монокль, - Орлы! Ястребы!!
Он плюхнулся в кресло прямо на свою же сумку. Менее вальяжно, чем обычно расположившись и закинув одну ногу на другую, а руки положив на подлокотники, мужчина пронаблюдал, как ледышка подошла к шкафу, из коего извлекла пришедшийся ей по душе наряд и без тени стеснения принялась переодеваться. И рад был бы Эйнохэил хотя бы для простого приличия отвести глаза, да вот только мужское начало брало свое. Иштэ бесстыдно скользнул взором по точеной фигуре, чуть задержавшись на округлых бедрах. «А может и ну ее эту прогулку?». И если бы девушка помедлила еще какие-то минуты две-три, то мужчина задумался бы над этим вопросом всерьез. А если бы она в сию секунду и вовсе находилась рядом… Он тихо цокнул языком, обрывая свои разгулявшиеся на момент воображение и фантазии.
- Готов? Тогда идем.
Бэйнар кивнул, поднимаясь из кресла и позволяя Альвэри увести себя прочь из дома. Сумку иштэ предпочел оставить. Никаких затрат он не планировал, а посему и походный рюкзак брать с собой было ни к чему.

14 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
День.

Еще только выйдя на улицы города, ледышка начала рассказывать Эйнохэилу о местных достопримечательностях, кои, по ее мнению, ему стоило увидеть.
- … Замок «Дракон», главная площадь – «Площадь Пяти Висельников», городской рынок, но, это так, скорее просто для того, чтобы знал. Есть еще сквер и, знаешь, он довольно-таки неплох, особенно в эту пору, - лоддроу улыбнулась, - Разумеется, к замку тебя и на порог не подпустят. Если только полюбоваться со стороны. Но то, что это одно из самых привлекаемых к себе вниманий строение в Хартаде это уж точно!..
Обо всем Аль старалась говорить спокойно, с присущей ей расчетливостью, практичностью и быть может холодностью, но и проскакивающей ноты позитива и горделивости за свой город, ставший для нее вторым домом, не заметить было сложно. Девушка еще с несколько минут рассказывала о том или ином, что напрямую или косвенно касалось городских стен и жизни за ними, неспешно двигаясь вдоль одной из главных улиц и увлекая за собой Бэя. Тот же в свою очередь старался как слушать, так и осматриваться вокруг, дополняя слова лоддроу мыслями. «А для меня еще и постоялый двор своеобразной достопримечательностью стал, и пункт телепортации, где я почаще всех прочих мест бываю». Мужчина не стал перебивать ледышку, делая поправку на то, что в Хартаде то он бывал и не пробегом, что был на той самой площади, ею упомянутой, и, быть может, еще чего видел. Но вот было это настолько давно, что теперь же без карты он и не упомнил бы в какую сторону следовало бы двигать, захоти он прогуляться по мощенной эспланаде.
- …Так куда же изволите, мой лорд? – На сей раз не удержавшись от короткого смешка, выдала Альвэри, в полной мере рассказав о чем только хотелось и беря иштэ под руку.
- Пожалуй, прогуляемся по площади. Погляжу, чего там изменилось, - отозвался Бэйнар, - и прошу Вас, просто Бэй, миледи.
По губам скользнула улыбка, но и от напускной деловитости он не избавился, для пущего вида вздернув подбородок, держа осанку и чуть ли не чинно зашагав вперед.
До желаемого места они с ледышкой так и добрались, никуда не спеша и поддерживая непринужденную манеру общения, на этот раз обоюдно стараясь обходить нежелательные темы и просто наслаждаясь проводимым в компании друг друга временем. За день пара успела обойти «Висельников» чуть ли не по три круга, сделав перерыв на легкий перекус и уже под начинающийся вечер направившись до сквера, где расположилась на одной из лавочек.

14 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Вечерело.

Присев, Эйнохэил вытянул ноги и откинулся на каменную спинку. Оглядываясь по сторонам, можно было признать правоту девушки. Место и впрямь являлось стоящим: приятным глазу и умиротворяющим сознание, красивым в своем исполнении и обилии зелени, в коем практически утопало.
- С полной уверенностью могу заявить, что прогулка удалась на славу. Я и не припомню, чтобы вот так рассматривал какой-либо город, в котором бывал, - Бэйнар взглянул на севшую рядом Аль, - С меня ответный «поход» по всем злачным местам Таллема, - он улыбнулся.
Но затронутая им же самим тема быстро стерла улыбку с лица. Как бы мужчина того не хотел, а навострить уши в сторону родного ему города рано или поздно все-равно бы пришлось.
- Наверное, и мне стоило бы возвращаться, - сказав это, иштэ замолчал. Конечно, ледышка и без его слов понимала, что остаться здесь он не может, но и подвести к этому как-то тоже надо было, - Аль, я понимаю, что у тебя тут дела, магазин, гильдия, я не знаю, но, - «Как же это лучше сказать?». И лучшим вариантом было сказать так, как он думал, - Я просто боюсь, что стоит нам разбрестись по разным сторонам, и ты непременно загонишь себя, оставшись наедине со своими тараканами. Чего-чего, аж уж эту «способность» я у тебя с первых дней нашего общения заметить успел, - Бэй повернулся к лоддроу, все так же не спуская с нее пристального взгляда, - Поэтому я хотел бы, чтобы ты пошла со мной, - он поднял вверх указательный палец, как бы показывая, что еще не закончил и она могла высказать свое «фи» чуточку позже, если того желала, - Я не прошу тебя пропадать со мной в «Пьяном паладине» или же сидеть рядом, пока я фокусы на площади показывать буду. Дай мне немного времени, чтобы закончить то, что не успел, сорвавшись за тобой. Про того же блудного кота разузнать, - мужчина усмехнулся, - А после всего пару-тройку дней, и если не захочешь оставаться там ни часом больше, я настаивать не стану. Зато на немного, но буду более уверенным в том, что ты снова не замкнешься в себе, едва ступив на платформу телепорта.
И то было правдой. Эйнохэил говорил так, как думал и чувствовал, волнуясь и переживая за ту единственную, которая не была ему безразлична. Но и упрашивать, удерживать или же попросту настаивать в том случае, если Аль все же откажется, он не собирался. Ему не хотелось, чтобы единственными, чем он мог привязать ее к себе, были весомые аргументы быть рядом. Он хотел видеть доверие и собственное желание, подкрепленное лишь эмоциями, и ничего боле.

*Все действия и слова согласованы с игроком.

Отредактировано Бэй (2015-12-18 19:26:19)

+1

39

14 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Вечер.

День в такой знатной прогулке быстро начал клонится к концу, а ведь она показала лишь основное. От беспрестанного рассказа о городе немного першило горло, поди не являлась лектором и столь много не болтала. Но так, как Бэйнару, судя по всему, было интересно, то девушка принесла столь незначительную жертву во благо внедренному плану о экскурсии и познанию неведомого для мужчины.
Но по правде сказать, оказавшись в сквере, лоддроу вздохнула с облегчением. Все-таки не ее это – профессия гида. На постоянной основе подобным заниматься бы точно не стала. Присев рядом с Бэем и с облегчением облокотившись о прохладную, каменную спинку, Аль прикрыла глаза. Она с улыбкой кивнула на слова иштэ, оставив при себе уточнение, что с Таллемом знакома не хуже его. На сим приятности заканчивались, как оказалось. И хотя внешне казалось, что девушка и дальше продолжает прислушиваться к легкому, вечернему ветерку, что играл ее волосами, но внутри уже все было по-иному.
Альвэри все так же не спешила реагировать на произнесенное Бэем, молча слушая. Да, она понимала, что это все рано или поздно  должно было закончиться. И хотя он не был привязан к своему месту постоянного обитания такими обязательствами, как она, но сие не уменьшало значимости оного для мужчины.  Фенрил вздохнула, словно воочию наблюдала, как рассыпается идиллия последних часов.
- … ты непременно загонишь себя, оставшись наедине со своими тараканами. Чего-чего, аж уж эту «способность» я у тебя с первых дней нашего общения заметить успел…
Вот такой поворот речи не оставил ее равнодушной. Открыто воззрившись на мужчину и изогнув бровь, словно тут же говоря – Да неужели?! Сама наблюдательность, вы посмотрите…а сам-то хорош. Но пока что мысли, как и нарастающее негодование, оставались невысказанными, ибо суть речи Бэя, пусть и со столь странными и дерзкими аргументами, дошла до сознания раньше, нежели праведный гнев.
-… Дай мне немного времени, чтобы закончить то, что не успел, сорвавшись за тобой. Про того же блудного кота разузнать, - лоддроу отвернулась, снова облокотившись о спинку и прикрыв глаза, стараясь подавить раздражительный осадок от сказанного и дальнейших его слов.
Когда Бэйнар умолк, Аль не спешила с ответом. Более того, могло показаться, что она и вовсе не станет ничего говорить на сей счет или, чего доброго, и вовсе уснула от его скрытых нареканий на ее нрав.  Прошло добрых минут пять, когда девушка внезапно шевельнулась, потянулась, запрокинув руки за голову, и вперила взгляд в темнеющее небо.
- Я, право, польщена таким проявлением заботы, - наконец, выдохнула девушка, но в тоне ее голоса нельзя было прочесть с сарказмом ли говорила, или искренне. Он был знакомо…безэмоциональным, да.
Альвэри взглянула на мужчину и какое-то время изучающе блуждала по его лицу. После, чуть изогнув бровь, вновь произнесла:
- Давай мы не будем на столь…спорном аргументе и камнями в мой огород зацикливаться, м? Я могу быть с тобой и хочу, ты это знаешь, где-угодно и когда-угодно, если тому нет весомых препятствий, - продолжила она, поднимаясь. – Мои поступки продиктованы именно этим желанием и еще желанием сделать все, чтобы ты жил настоящим и смотрел в будущее без оглядки в прошлое. Не больше, не меньше, - она снова потянулась. – Если я малость перестаралась – получила должное. И даже, если оно меня снедает изнутри, это не повод нанимать няню, - сие сказано было беззлобно, с легкой усмешкой на устах.
Лоддроу склонилась. Положив ладони на мужские плечи и упершись своим лбом в его.
- Я люблю тебя и это все, что мною руководит, несмотря на последствия, Бэй. Не нужно меня оберегать, не хрустальная, да и от всего не уберечь. Мне нужно иное, - голос звучал тихо, слегка срываясь.
В следующее мгновение девушка подалась вперед, запечатлев на мужских губах легкий поцелуй, после чуть отстранившись.
- Я пойду с тобой хоть в саму Изнанку только потому, что не могу по-другому, но не надо примерять на себя роль моего отца, - на эти словах губы изогнулись в усмешке, а на лице появилось театрально-страдальческое выражение. – Поэтому да, я могу пойти с тобой…но не сегодня. Во-первых, мы еще не везде побывали, в частности ты там заикался о желании перекусить по-королевски. Во-вторых, утро вечера мудренее, не так ли?
Засим, выдав это, пускай на душе еще скребли кошки, девушка ждала ответа, если тот последует.
-Я не… Что? –  почти тут же выдал в ответ Бэйнар, слегка отстранившись и явно растерявшись ото всего сказанного ею, - Да я никакие роли примерять и не думал. В особенности твоего отца. Я что, просто не могу переживать за тебя как… Как Бэй? Или мне надо наплевать и запихнуть свою заботу к Неру под хвост? – Слова его яно зацепили, чего уж там. Да то и в полной мере можно было понять по тону, с коим говорил иштэ, - И Боги упасите кидать камни в твой огород, да и был бы с того толк. Я говорил за характер, который, к сожалению или счастью, переделать невозможно. И я стараюсь с ним мириться, как и ты с моим, но и очевидные стороны и склонности твоей натуры игнорировать не могу, - он замолчал, видно решив, что мало чего был способен добиться, так как почему-то почти каждое его слово вызывало у лоддроуотнюдь не те эмоции и мысли, на которые он рассчитывал, - Давай к дому, там поедим. Я что-то подустал.
То, что мужчина мог столь остро отреагировать, стоило предположить, ибо непонимание в их паре всегда шло в ногу с остальными чувствами, так уж сильно разнились взгляды на ситуации. Каждый из них видел оную со своей, подтвержденной жизненным опытом или понукавшей страхами, позиции. Так и сейчас. Она увидела иную сторону медали, он среагировал соответственно. И стоило ли на него злится? Нет. Как ни странно, но недавнее, давящее на душу раздражение сошло на нет. Девушка передернула плечами, кивнув.
- Извини, - проговорила лоддроу, особо не расшаркиваясь на детали. - Хозяин – барин.
Поведя рукой в пригласительном жесте, направленным прочь из сквера, закончила Альвэри. Выйдя на улицу, она остановила экипаж, который вскоре привез их к книжной лавке. Так и закончилась экскурсия. Аль усмехнулась, покачав головой, параллельно отворяя калитку, ведущую в сад. Все их начинания в итоге сводились к своеобразному «скандалу». Она даже привыкать начала, уже не ожидая ничего хорошего от очередной попытки побыть наедине и просто порадоваться этому. Такое положение вещей удручало и навевало мысли, нужно ли в таком случае вообще ее присутствие рядом, раз она так же являлась раздражающим фактором. Ну поволнуется немного да, раз в этом основная проблема, и забудется со временем. Аль запустила ладонь в волосы, проведя по их длине и чуть нахмурившись. Да, по поводу того, что она способна сама себя угробить мыслевыводами – спорить не стоит, прав таки, да. Но они имели под собой основание, как ни крути...
Войдя в комнату и бросив на столик кошель с монетами, девушка все так же молча и быстро переоделась в платье, что было на ней утром. Не проронив так и не слова, лоддроу ушла готовить ужин. Ведь он же устал, зачем лишний раз напрягать страждущего.

Отредактировано Альвэри (2015-12-18 19:16:42)

+1

40

14 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Вечер.

В полной мере высказавшись, мужчина замолчал. Хотя, нет, без обмана и врак – Бэйнар еще многие свои мысли на счет ответа Альвэри поведать ей вслух мог, но не стал. Основное, что ему хотелось донести – он донес, а понимание (которое у них с девушкой всегда хромало) сего лежало уже на ледышке. Эйнохэил нахмурился, выказывая свое недовольство и сводя губы в тонкую линию, хотя и признаться, не рассчитывал на слова извинения, прозвучавшие после его пламенной речи. Это в очередной раз выбивало из колеи, но и былого спокойствия с общим умиротворенным настроением не возвращало. Вставая с лавки и краем глаза наблюдая за Аль, Бэй поймал себя на мысли, что цепляется за ее настрой, который последние два дня особо яро скакал из одной крайности в другую и был более присущ ему самому. Как бы там ни стало, а всю обратную до книжного магазина дорогу они проехали молча. Видимо, каждый предпочел разжевать все услышанное еще раз у себя в голове и не открывая рта. Что ж, иногда то было занятием полезным.

В дом вслед за Альвэри иштэ не поспешил, умышленно сбавив шаг еще в саду и пропуская вперед девушку, коя еще секундами позднее скрылась на террасе. Бэйнар развернулся, засовывая руки в карманы брюк и неспешно прогуливаясь обратно до калитки, после чего и вовсе свернул куда-то вглубь. Проходясь меж деревьями и не особо замечая красот сего дивного закутка, если не брать в расчет собственные ноги и едва видимую тропку под ними, мужчина всеми силами пытался уйти от мыслей, что касались слишком уж разных характеров и вопреки попыткам становились лишь назойливей. Это, признаться, злило. Всплывал вопрос: «Тогда зачем это все? Не проще ли было распрощаться друг с другом и поминать теплыми словами, когда перегрустишь?». Кроме сильных чувств, которые и вовсе могли оказаться фальшивыми (ведь всяк бывает в этой жизни), их ничего не связывало. Ни обязательства, ни клятвы быть рядом и защищать друг друга ценой собственной шкуры, и тем более уж ни брак и дети. Так почему бы и нет? Авось, нашла бы себе принца на белом ледяном коне, а ни чету трактирному фокуснику, к тому же и проклятому. Ну, а он бы как-нибудь дальше да жил. Так не проще ли покончить со всем этим сейчас? Только вот почему-то задаваясь этим самым вопросом уже в который раз, в голове отчетливо звучало: «Нет!». Как бы они не были похожи, как бы сильно не различались характерами и не сходились в общении, а потерять все это Эйнохэил ужасно боялся.
- Да чтоб меня! – Раздраженно выпалил иштэ, подойдя к одной из яблонь и смачно махнув рукой по ветке.
Та в «должниках» не осталась, отвесив нехилого леща в обраточку прямо по щеке ее обидчику.
- Ай!! – С еще большей неприязнью отозвался Бэй.
«Видимо и правда, чтоб меня». Продолжая бурчать в мыслях и отходя от кроны дерева, мужчина приложил руку к ушибленному месту, что неприятно саднило. «Хорошо хоть по хилой втащил».

Зайдя наконец-таки в спальню и прикрывая за собой дверь, ведущую на террасу, Бэйнар осмотрелся и, сразу заметив, что Альвэри тут и не пахло, зашагал в коридор. Обнаружил он девушку на кухне за приготовлением ужина. Не говоря ни слова, Эйнохэил подошел к ледышке, обнимая ее со спины и зарываясь носом в распущенные волосы. Руки прошлись по ее животу, замирая на чересчур легкой ткани, а вот сам мужчина все же добрался до заостренного уха эльфийки, едва касаясь его губами сквозь густые пряди.

Отредактировано Бэй (2015-12-18 21:59:39)

+1


Вы здесь » За гранью реальности » Город Хартад » "Дом" Альвэри Фенрил - Жилая часть книжного магазина