За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Блоги персонажей » Записки сумасшедшего иштэ


Записки сумасшедшего иштэ

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Иногда в жизни бывают такие моменты (будь то разговор, какая-то сцена или же просто рассуждения на отвлеченную тему), которые просто требуют, что бы их записали. Именно таким моментам и будут посвящены эти записи.

Отредактировано Коттон (2017-04-02 17:59:12)

0

2

Проклятье "Мистер Спам"

Вступительное слово

Все, написанное ниже - первоапрельский бред обкуренного иштэ, который не имеет ничего общего с реальными событиями и персонажами, живущими на просторах Фатарии

Коттон шел по улицам города, полностью погруженный в свои мысли и нисколько не обращая внимания на окружающих. Сейчас ему ничего не хотелось, окружающие вызывали лишь раздражение, а любой, обратившийся к нему с каким-то, пускай даже совсем пустяковым вопросом, становился врагом номер один. Такое мрачное, меланхоличное настроение посещало иштэ частенько, и бороться с этим смысла было ровно столько же, сколько и  в попытке отменить начинающийся, к примеру, дождь. Некоторые знакомые советовали пойти и как следует нажраться в такие моменты, и один раз проклятый последовал этому совету. Стало только хуже. И головная боль на следующее утро после попойки тоже не помогла поднять настроение.
И вот именно сейчас и именно в таком настроении, юноша столку с ни чем не примечательным с виду мужчиной.  Едва не сбив его с ног, Коттон бросил на случайного прохожего негодующий взгляд и пошел дальше, даже не подумав извиниться. «Смотреть надо, куда прешь, болван!»
Мужчина же лишь покачал головой, глядя вслед  уходящему парню.
- Тебе не мешало бы поучиться вежливости, друг мой, - пробормотал он, сделал несколько жестов руками и произнес что-то совсем непонятное. Более менее разборчиво прозвучали два слова: «Сеньор Спам».
Коттон об этом ничего не знал, и его очень удивило, когда его остановил молодой паренек почтальон.
- Простите пожалуйста, вам письмо, - с важным видом заявил он, даже не подумав узнать имя и фамилию получателя. Писем оказалась целая стопка. Присев на ближайшую лавочку, иштэ с изумлением принялся листать полученные бумаги. Примечательно было то, что нигде не было указано, что хоть одно письмо адресовано именно ему.
«Мой котенок…» - так начиналось первое послание. Имя Коттона в письме не упоминалось ни разу, и это было к лучшему.  Некая женщина обещала ему «море сладостей» и  «интересные эксперименты», сулящие открыть неизведанные стороны его натуры. «Не сопротивляйся, милый, тебе понравится» - гласила заключительная приписка. Некоторые места этого письма заставили юношу покраснеть, другие же – нервно рассмеяться и порадоваться, что обещанные эксперименты проводить будут над кем-то другим.
Следующая бумага представляла собой листовку, на которой был изображен довольно скалящий клыки драконид, на коленях у которого томно развалилась полуголая девица. Рядом на сундуке сидел крысолюд и пересчитывал монеты. «Вступай в стаю, и мы исполним все твои мечты о власти и богатстве!» - гласила надпись под рисунком. Коттон покачал головой: разбогатеть или править миром проклятый не мечтал, а значит в стае ему делать было нечего.
Далее шла многостраничная проповедь от какого-то полоумного, смысл которой сводился к утверждению «Фатария для иштэ!» Не то что бы Коттон был совсем не согласен с этим лозунгом, но вот другие разумные расы эту мысль вряд ли поймут, а уж тем более поддержат.
Рекламная брошюра за авторством некоего Герарда Гримма, увлеченно рассказывающего о новейшем слове в науке и технике – предмете под названием «Око Энвенэль» была безжалостно отправлена в урну. Подобных мошенников было пруд пруди, и тратить свое время на прочтение этой галиматьи иштэ не собирался.
Коротенькая записка от неизвестного адресата с приглашением на чай в «Белый  олеандр» не вызвала у него ничего, кроме недоумения, равно как и следующая, призывающая его ни в коем случае не посещать Трактир «Черный кот» вечером 31 числа  и подписанное некой Хозяйкой часов.
«Прочь из моей головы, оккупант!»  - под этой бумагой стояла подпись Танцора. На это иштэ лишь покачал головой.
Последнее письмо оказалось самым интересным: «Жду тебя у себя в кабинете. Есть дело. Эльрин.»
Прочитав его, юноша немедленно отправился к зданию стражи, кляня на чем свет стоит свое начальство. По пути ему встретились еще три почтальона, каждый из которых ему вручил внушительную стопку писем, которые Коттон даже распечатывать не стал. Хватит с него этого бреда.
Ко всему прочему,  прохожие словно с ума посходили.  Безумного вида старик подбежал к Коттону и начал допытываться, что произойдет если вдруг луна рухнет на землю и какова вообще вероятность подобного события.  Едва удалось отделаться от назойливого старикашки, как его место занял высокий желтоглазый качек, который  заинтересовался вопросом, почему маги воздуха не сходят с ума от того что не могут моргать. Он настолько увлекся рассуждениями, что даже не заметил, как остался в одиночестве: воспользовавшись моментом, иштэ незамедлил ускользнуть прочь от этого ненормального.
- А вот и ты! – радостно встретил своего подчиненного вампир. - Подзадержался ты, и Сайленсс отправилась решать ситуацию в одиночку. Иди в «Черный кот». Пьянка там. Приказываю узнать по какому случаю и присоединиться. И мало не пить! Еще не хватало, чтобы нас потом слабаками считали. А завтра утром доложишь, как все прошло.
У Коттона отпала челюсть. Он внимательно посмотрел на начальника и  убедился, что тот не шутит.
«Это все сон» - подумал юноша, - «я наверняка сплю. А раз так –во сне можно и нажраться по приказу начальства!»
В таверне во всю шла пьянка. С трудом отыскав стол, за которым  сидела Сай в компании двух развеселых молодцев, Коттон устало плюхнулся на стул.
- Явился, надо же, - змея выпустила изо рта очередную струю дыма, - я уже решила, что тебя по дороге огры сожрали, или еще чего похуже приключилось.  – С этими словами женщина одарила проклятого тяжелым взглядом своих зеленых глаз, и придвинула к нему кувшин с пивом.
- Это твоя доля, сладкий. Либо ты пьешь сам, либо мы тебе поможем. Не пытайся в этот раз отвертеться.
Змея откинулась с небрежным видом на стуле и принялась ждать. Проклятый пожал плечами и сделал несколько больших глотков, после чего последовало требование осушить кувшин до дна, вперемешку с угрозами в случае отказа запихнуть его нерадивому стражнику в одно место . Делать нечего, пришлось пить до дна. И это было только начало вечера…
Мужчина с усмешкой наблюдал, как черноволосый юноша, шатаясь и горланя песню, вывалился из таверны. Следом за ним последовала весело хихикающая девушка с трубкой в зубах.
- Вот и прекрасно, - прошептал незнакомец, наблюдая, как парень свалился и теперь пытался подняться на ноги, - заклятье подействовало даже лучше, чем я ожидал. А впереди еще целых шесть дней. Тебе повезет, если к этому времени ты умудришься не сойти с ума, парень.
Решив, что больше ничего интересного здесь не увидит, негодяй растворился в воздухе, чтобы появиться снова тогда, когда действие «Мистера Спама» войдет в полную силу.

+5

3

Дезире написал(а):

Коттон, у тебя появилась уникальная возможность пустить нас в твою голову, это не может не радовать, правда? Не ведаю причин по которым это с тобой произошло, но внезапно ты смог поговорить с Танцором. Может тебя по голове ударили, может овощной образ жизни из моего задания Аерэне такой эффект дало, может маги постарались - но сегодня ты с ним мысленно встретился. Каким будет ваш диалог? Что случится в твоей черепной коробке и кто выйдет победителем?

- Перейдем сразу к делу, - Танцор одним большим глотком осушил стакан и с глухим стуком поставил его на деревянный стол. – Убирайся прочь из моей головы!
Абсурдность всей этой ситуации зашкаливала. Он, Коттон Коутон, сидит сейчас в портовом трактире, пьет дешевое пойло и разговаривает… сам с собой? Скорее всего, это был сон, но такой яркий и детальный, словно все это действительно происходило на самом деле!
Было в этом что-то завораживающее, смотреть на себя со стороны и словно видеть свое отражение в зеркале. Отражение, сохраняющее внешнюю правильность, но от того еще более лживое, искажающее внутреннюю сущность личности. Тяжелый недобрый взгляд, щетина на щеках, неприятная ухмылка, небрежная поза… У Коттона в голове не укладывалось, что он мог выглядеть вот так в глазах других людей.
- Тебя не существует, - смело заявил стражник, глядя прямо в глаза своему собеседнику, - ты даже не дух, а всего лишь тень, постоянно создающая мне неприятности, и это ты должен убраться и перестать превращать мою жизнь в кошмар
Ответом ему был резкий раздражающий смех.
- Так это Я доставляю тебе неприятности? – удивление, разыгранное Танцор было столь натуральным, что Коутон на мгновение невольно восхитился его актерскими талантами. – Так вот оказывается в чем причина всех бед! Все верно, это же Я в академии вляпался связался с дурной компанией, нарушил все возможные писанные и неписанные правила, забросил учебу и полез в изнанку, в буквальном смысле! Это же Я умудрился настроить против себя подавляющее большинство своих коллег по работе и прослыть ненормальным и неуравновешенным типом! Это же Я не думая о последствиях лезу в любую подвернувшуюся под руку авантюру и тащу за собой других! И да, ведь именно мне пришло в голову спереть из под носа у инквизиции шкатулку, являющуюся ценным вещественным доказательством, из-за чего меня едва не угробили, не говоря уже о том, сколько еще людей и нелюдей пострадало в результате этого «героического» поступка! А потом Я нажрался до потери сознания, вломился на ночь глядя в чужой дом и чуть не спалил его дотла!
Сказанные слова били не в бровь, а в глаз. Коттон слушал эту обвинительную речь, старался подобрать аргументы, опровергающие сказанное, и не находил их. Танцор был прав во всем, от первого и до последнего слова.
- Может быть хватит уже перекладывать на других вину за свои собственные поступки? – Танцор верно оценил молчание собеседника и ринулся в наступление, - давай признаем очевидное: все твои проблемы созданы тобой и только тобой. Причем ты даже не способен их решить, и все время ищешь того, кто сделает это за тебя. Вспомни, о чем тебе говорили все специалисты, к которым ты обращался? Мое появление не случайно! Боги ясно дали понять, что ты слаб и нуждаешься в защите. Так не лучше ли тебе облегчить мою задачу? – Танцор достал кинжал и протянул его собеседнику. – Посмотри на него, потрогай лезвие. Это оружие, оно предназначено для убийства и должно быть острое. Если оно затупится или поломается, его точат или выкидывают. Каждый из нас – такое же оружие в руках богов. Ты затупился, и бог, который держал тебя в руках, решил, что ему нужно новое оружие. Я. Уйди, Коттон, стань тенью, уступи свое место мне, иначе погубишь нас обоих. Ты считаешь, что это тело принадлежит тебе, но вспомни, я тоже живу в нем. Так почему же ты отказываешь мне в праве владеть им. Я более достоин его, верно? Или же тебе хватит смелости отрицать очевидное?
- Мерзавец, - проникновенная речь Танцора едва не возымела успех, лишь в последний момент иштэ вспомнил, с кем именно он имеет дело и какова на самом деле цель этого субъекта. Проклятый знал о способности своего второго «я» искажать истину и выворачивать ее наизнанку. Это… существо искажало все, к чему прикасалось, потому что само являлось искаженным, неправильным. Он мог сколько угодно давить на слабости своего оппонента, рассуждать о предназначении и богах, но все что ему было действительно нужно - тело, которое сейчас занимали они вдвоем. Больше этого пройдоху не волновало ничего. - Мерзавец, подлец, эгоист и негодяй, вот ты кто! Ты говоришь, что являешься защитником? Правильнее сказать, ошибкой природы! Возможно, в чем-то ты и прав, и мне не хватает мозгов, чутья или чего-то еще, но посмотри лучше на себя со стороны: ты паразит, который живет во мне, за счет меня, и ведешь себя соответственно. Везде ищешь только свою выгоду, не думаешь об окружающих, такие чувства, как честь и порядочность для тебя – пустой звук. Любовь, верность, жалость… В тебе ничего этого нет. Ты умеешь лишь презирать и ненавидеть. У тебя нет души, точно так же как нет совести. И ты хочешь, что бы я уступил тебе? Зная, что ты в любую минуту вонзишь нож в спину кому-то, кто мне дорог, если тебе за это хорошо заплатят? Ну уж нет. – Коттон с яростным блеском в глазах покачал головой и с силой вонзил кинжал в столешницу. – Если, как ты говоришь, какой-то бог решил, что тебе пора занять мое место, пускай придет и скажет мне это лично, без посредников. А ему отвечу то же, что и тебе: убирайся в изнанку, Танцор.
Проклятый вскочил, резко задвинул стул и направился к выходу. Он так спешил, что задел плечом одного из вошедших, но даже не обратил на это внимания.
Оставшись в одиночестве, Танцор нисколько не огорчился, налил себе пива и криво усмехнулся:
- Увидим, кто из нас раньше окажется в изнанке, друг.

Отредактировано Коттон (2017-07-26 18:20:08)

+5

4

Маргарет написал(а):

Коттон, для тебя кое-что попроще и привычнее. Идёшь ты на работу. А с самого раннего утра ( то есть с первого гласа петухов) к тебе пристал призрак (не будем вдаваться в подробности кто и почему). Главное, что он НИ НА МИНУТУ НЕ ЗАТЫКАЕТСЯ! он говорит - говорит - говорит. Вообще в принципе не останавливается (ему то дышать не надо, язык не устает) и он искренне думает, что тебе всё это интересно. И на каждую попытку избавиться от него - реагирует так, словно ты просто стесняешься попросить рассказать еще. Ты просишь замолчать, а он вспоминает очередную историю "О, помню так говорил один герцог.." и вообще не вариант избавиться. заткнуть или вообще хоть секундочку побыть в дали от историй, которые с происходящим на данный момент ну никак не связаны от слова СОВСЕМ. Ты прогоняешь его. А он тут же появляется, вещая что-то вроде "о, ты мне напомнил одного молодого человека, который..."
Ах, да. Продержаться надо от первого крика петухов до третьего.. удачи)

21 число Месяца Благоухающей магнолии 1647 года
Коттон шел не спеша. Так получилось, что встал он сегодня рано, а собрался на удивление быстро, и времени у него было еще очень много. Чем не повод прогуляться по родному городу и подышать свежим весенним воздухом? Ранним утром на улицах Вильдана не было ни души, и это не могло не радовать предпочитающего  находиться в одиночестве иштэ.
- Хей, приветствую вас, друг, мой! – громкий радостный вопль сразу же дал понять, что мечтам проклятого о тихой спокойной прогулке сегодня сбыться не суждено. Крикуна юноша заметил не сразу – причиной этому была полупрозрачность и расплывчатость незнакомца.
- Да, я призрак, - подтвердил очевидный факт новоявленный компаньон Коутона, - и иногда это досадное обстоятельство вызывает уйму проблем. Окликнешь или вежливо поприветствуешь кого-нибудь, а от тебя с криками убегают прочь, словно ты из изнанки явился, представляете? Ужас какой! Ах, право слово, мне так повезло, что сегодня я встретил вас!
Может быть, разговорчивому призраку и повезло, но Коттона беспрерывная болтовня этой блуждающей души начинала раздражать. Самое скверное, что говорливый дух тараторил без передышки, не делая паузы между словами предложениями, отчего многие фразы было просто невозможно разобрать. Видимо, несчастный очень соскучился по общению с другими разумными существами, и теперь проклятый оказался жертвой, призванной облегчить страдания говоруна.
- Ах, что же это я, совсем забыл о манерах! Позвольте представиться: Барон Жако де Кадуак. – Хоть это было и невежливо, но стражник в ответ промолчал. Обмениваться любезностями он не желал, у него просто не поворачивался язык сказать что-то вроде «очень приятно» или «рад знакомству», потому что это было совсем не так.
- Да-да-да, я понимаю, вы поражены до глубины души, что вам повезло встретить того самого барона Жако. Мои произведения еще при жизни пользовались небывалым успехом, теперь же мои стихи наверняка стали общепризнанной классикой! – Призрак, нисколько не обиделся на молчаливое игнорирование и истолковал его по-своему. Теперь перед Коттоном стояла сложная моральная дилемма: стоит ли нанести непоправимый урон самолюбию этого болтуна и заявить, что ни о каком бароне де Кадуаке он и слыхом не слыхивал?
- Держу пари, вы никогда не слышали вот этот сонет:

В моей груди огонь пылает,
А сердце превратилось в прах -
Увы, Ваш образ расцветает
Лишь в моих сладостных мечтах!

Завывания призрачного поэта могли дать фору даже воплям банши. Сочинитель сонетов мог бы сделать неплохую карьеру в инквизиции – пусти такого в камеру к обвиняемому, и через пару часов несчастный сознается в чем угодно, лишь бы больше не слышать этих заунывных воплей. А куплеты следовали один за другим.

Я на костре невежества сгораю
Но память обо мне останется в веках,
О том, как смело вызов я судьбе бросаю
С презрительной усмешкой на губах.

«Отравленный ядом любовного зелья безумец», «Затонувший в пучине слез и страданий корабль», «Затерявшийся средь алчущих злата и славы скиталец», «коронованный ложью император несчастий» … Все они взывали, страдали, молили, лили потоки слез, вина, и крови. Их убивали, топили, сжигали, вешали, пытали, но они все равно продолжали страдать и вопить. Устами проклятого барона Жако де Кадуака.
Хуже бездарного поэта только бездарный поэт, считающий себя гением. После очередного «шедевра» об «одиноко парящем над горами драконом»  иштэ всерьез подумал, что  изгнание такого жуткого монстра – затея благородная и будет по достоинству оценена потомками.
- А что это вы все молчите, мой дорогой друг? – Кажется, запас сонетов барона иссяк, по крайней мере, на некоторое время. -  О, вы мне сейчас напомнили одного молчаливого молодого человека, который, как оказалось, писал научный трактат. Вы, случайно ничего такого не пишите? Ну и правильно, инквизиция такого не одобряет. Тот писатель, кстати говоря, плохо кончил. Сожгли его. Это же надо, заявить, что драконы произошли от обычных ящериц, а все остальные расы являлись побочным продуктом их экспериментов. Тьфу, ну и ересь! Интересно, как бы этот умник объяснил существование призраков?
Столь сложный философский вопрос заставил барона задуматься и (о чудо!) на несколько мгновений замолкнуть. Иштэ поспешил воспользоваться таким удачным стечением обстоятельств:
- Эммм… это все конечно интересно, но понимаете ли, мне нужно торопиться, я опаздываю…
- Нет-нет-нет, дорогой друг, даже не думайте меня покидать. Знаю, вы боитесь, что злоупотребляете моим вниманием. Не беспокойтесь, ваше общество меня нисколько не обременяет! Кроме того, подумайте сами, когда еще вам выпадет возможность пообщаться с живой легендой?
Коттон покорно вздохнул. Кажется, общество болтуна ему придется терпеть вечно. Если только не отправить барона в изнанку. Но стражник придерживался негласного кодекса, запрещающего изгонять безвредных духов, если они сами не попросят об этом. А может этот чудак уже заболтал кого-нибудь до смерти и его можно изгонять с чистой совестью?
- Помню, один герцог говорил, что поэтом нельзя стать, им можно только родиться! Великий был человек, и в поэзии толк понимал, и вино у него было отменное, однако…
Закричал петух, и Коттон с ужасом осознал, что провел в обществе неугомонного барона уже несколько часов. Еще немного, и живым стражник до работы точно не доберется. Ну а если ему удастся выжить, значит он повредится рассудком.
... - Однако, прошу меня извинить. Уверен, что я вам уже надоел со своей болтовней. Благодарю за интересную беседу! – последние слова призрак выкрикнул, улепетывая в неизвестном направлении. Коутон, изрядно удивившийся столь неожиданному спасению посмотрел вслед удаляющемуся призраку, и все встало на свои места: вдалеке по улице шла высокая хорошо сложенная брюнетка в форме страже. Кажется, коллеге сегодня не повезло. Иштэ мысленно посочувствовал новой жертве призрачного барона, усмехнулся и на всякий случай прибавил шагу.

+5

5

задание
Аерэна написал(а):

Коттон, прошло какое-то время. Мы все еще скованы. Только вот меня поразило тарритовское безумие. Болезнь прогрессирует быстро, так что уже скоро я представляю опасность и для тебя и для себя.
Как ты поступишь в этой ситуации?

- Привет, - Коттон улыбнулся и присел на корточки. Ответом ему, как обычно был нечленораздельный рык. Улыбка исчезла, словно ее и не было. Юноша вздохнул. А на что он рассчитывал? Сколько времени уже прошло? Год, два, пять? Мужчина пододвинулся поближе к раскрытой настежь двери.
- У меня есть конфета, хочешь? - на раскрытой ладони проклятого действительно лежала вкусняшка, и сейчас иштэ осторожно протягивал ее через порог. В этот раз послышалось заинтересованное урчание, но Коутон не расслаблялся: он был готов отдернуть руку в любой момент. Это его и спасло. Решив, что ей удалось усыпить бдительность кормильца, рыжеволосая бестия с диким воплем бросилась вперед, и  ее зубы впустую клацнули в воздухе. Там, где всего мгновение назад была рука стражника. В бессильной ярости Аерэна била себя хвостом по бокам, царапала коготками пол и что-то шипела. Из ее рта на пол капала слюна вперемешку с кровью. Видимо, несчастное создание вновь прокусило себе язык.
Вот и поговорили. Коттон поднялся на ноги и закрыл дверь. У него не было больше сил смотреть на то чудовище, в которое превратилась его любимая девушка. Грязные, спутанные волосы, цвета ржавой меди. Жуткие лиловые глаза, потерявшие свое прежнее очарование и горящие безумным, звериным огнем.  Лицо, вечно искривленное хищной, злобной гримасой.  Тонкие руки, на которых кожа была расцарапана и искусана до мяса…
- Боги… - прошептал юноша, спускаясь вниз, - за что вы так с ней? Что она вам сделала?
Первое время, когда девушку окончательно поразило безумие, иштэ еще пытался с этим бороться. Пытался достучаться до ее рассудка, звал лекарей, целителей, психологов — всех, кого только можно. Но они лишь разводили руками и пожимали плечами.
- Тарритовское безумие неизлечимо. Это общепризнанный факт. - Говорили они. И советовали отправить девушку в лечебницу, где ей обеспечат надлежащий уход. Об ужасах, творящихся за стенами таких лечебниц, стражник был наслышан. И отправлять туда Аерэну не собирался. Нельзя сказать, что он пожалел о своем решении в тот день, когда женщина устроила у него дома пожар, но определенные меры принять пришлось. Так на ноге безумной таррэ появился браслет из ханлона. За одно девушка была посажена на цепь, потому что иначе передавать ей еду становилось опасно для жизни. Когда усыпленную Аерэну заковывали, в глазах парня стояли слезы. Когда же он сидел внизу и слушал, как безумная тварь, поселившаяся в теле его возлюбленной, мечется в ярости на чердаке, глаза его были абсолютно сухими. Но сердце разрывалось от боли.  Как выдержать весь этот кошмар и не сойти с ума самому?
Один раз Коутон оказался на грани срыва. Когда пришел на чердак забрать миску, и обнаружил лишь Аерэну, сидящую в луже крови, окруженную разбросанными алыми щепками и остатками зубов. Но что было хуже всего, она смеялась! Смеялась с полным ртом, набитым алой массой! Смеялась и улыбалась, а ее собственная кровь стекала на пол. Этот жуткий безумный смех еще долго преследовал Коттона ночами. Ничего более жуткого он не видел и  не слышал за всю свою жизнь. И не услышит, даже в изнанке.
А ведь они до сих пор были скованы. Тейаровы побрякушки! Поначалу это казалось всего лишь злой шуткой богов, но теперь эта шутка окончательно перестала быть смешной, и превратилась в еще одну неразрешимую проблему. Каково это, быть скованным с безумной  таррэ? Каково это годами не высыпаться, просыпаясь по пять раз за ночь от безумного воя, стука или скрежета над головой? Каково это, хранить верность призраку былой любви? Каково это, годами жить отшельником, из-за невозможности лишний раз выйти на улицу, не озаботившись перед этим многочисленными мерами предосторожности? Каково это, каждый раз выходя из дома, тащить за собой на невидимом поводке накаченное наркотиками тело, едва способное перебирать ногами? Коттон Коутон многое мог бы вам рассказать об этом. Спросите его, если у вас  хватит на это смелости. И если вам надоело жить.
Прервав размышления о прошлом, мужчина подошел к зеркалу.
- Я так больше не могу, - пожаловался он собственному отражению, - сколько еще можно ждать?
Два месяца назад проклятый предпринял последнюю попытку что-то изменить. Два месяца назад он отправил послание одной знакомой исследовательнице. По слухам, она когда-то занималась исследованием тарритовского безумия. На  сколько ему было известно, никаких выдающихся успехов в этой области Карни не достигла, но это была последняя призрачная надежда изменить хоть что-то. Которая таяла с каждым днем, пока иштэ ждал ответа. Проходили дни, недели, а затем счет пошел уже на месяцы.
- Она не ответит. Прошло уже так много времени. Не стоит тешить себя ложными иллюзиями, - ответило отражение, - ты знаешь, что должен сделать. И как прекратить этот кошмар.
Коттон знал. До последнего он надеялся, что к этому прибегать не придется, но все его мечты обратились в прах. Но разве это могло кого-нибудь удивить? Только наивного паренька, до сих не до конца осознавшего всю суровость окружающей его реальности.
Найти самый быстрый и безболезненный яд не составило труда. Подмешать его в пищу, отнести наверх и не дрогнувшей рукой поставить еду на пороге и уйти оказалось гораздо сложнее. Парень взял в руку магический кулон. Интересно, ведь вещица должна подействовать? Один раз она уже спасла его от смерти, но ведь для этого нужно желание. Сам по себе кулон был всего лишь обычной побрякушкой.  Не в этот раз - подумал мужчина и спрятал артефакт под рубашку.
Сколько прошло времени, иштэ не знал. Он боялся идти наверх и посмотреть на дело своих рук. Юноша знал, что рано или поздно придется это сделать, но как мог, оттягивал этот страшный момент. А может быть она еще не притрагивалась к еде? Такое уже бывало раньше. Может быть, у него еще есть возможность изменить свой выбор?
Резкий короткий стук  в окно испугал Коттона и заставил его вздрогнуть. За окном билась сова, и ей явно было что-то нужно. Впустив птицу в комнату, говорящий обнаружил привязанное к ноге короткое послание.

Коттон, прости, что я так долго тебе не отвечала. Неотложные дела заставили меня отправиться практически на другой конец света, и лишь теперь, вернувшись домой, я получила твое послание. Надеюсь, ты еще не принял никаких поспешных и необдуманных решений. Лекарство от безумия таррэ существует! Оно уже опробовано и действует. Но у Аерэны слишком запущенный случай, что бы  утверждать наверняка. Нужно будет сделать сперва полное обследование. Завтра я навещу тебя, а пока не теряй надежды!
Карни.

Едва только до Коттона дошел смысл написанного, как он выбросил бумагу на пол и опрометью бросился наверх.

+6

6

Кантэ написал(а):

Коттон. Внезапно ты король фатарийский. Фатария, любим, помним, скорбим. Вводную коварно не даю, сам решай, с какой дури. А можешь и не решать, сразу проснуться в пуховых перинах, шелковых простынях и с короной на макушке. Дел королевских у тебя невпроворот. У принцессы свадьба на носу, дворяне, уморенные крестьянскими бунтами по поводу повышения налогов, рвутся на аудиенцию, а еще парочку новых указов издать надо в срочном порядке. В общем, рабочие королевские будни в самом разгаре. Дерзай.

- Этот камешек способен исполнить любое желание. Раньше их было десять и они составляли браслет, но это все, что осталось. - Дух, притащивший Коттона к этому «сокровищу» в очередной раз уныло вздохнул и заунывно протянул:
- Ну так что, по рукам?
- По рукам, - подтвердил кивком головы сделку иштэ, с недоумением глядя на небольшой черный камешек, валяющийся в пыли. Вот эта хрень исполняет желания? И почему у него возникает стойкое ощущение, что его обманули?
Процесс отправления блуждающий души был до безобразия прост и обычен. Призрак не сопротивлялся, и все завершилось в считанные минуты, после чего Коутон подобрал с каменного пола свое «сокровище» и крепко сжал в кулаке.
- Значит исполняет одно любое желание, говоришь? Ладно, в таком случае, хочу быть королём фатарийским!
Двадцать лет спустя.
Его величество Коттон I Был ужасно недоволен. Мало того, что его сегодня разбудили ни свет ни заря, из-за предстоящей встречи с какими-то недовольными недоумками, так еще и вместо утреннего чая подали какую-то бурдду!
- Чайханщика на плаху. - Велел Коутон, предварительно выплеснув содержимое бокала в окно. Потом поморщился и покачал головой. - Нет, на плаху это через чур. В тюрьму его. Пожизненно.
- Что там у нас запланировано на сегодня?
- Дворяне, сир. - Дворецкий как всегда с невозмутимым видом держал в руках камзол. - Они недовольны и требуют аудиенции, сир. Прибыли послы далекой заморской державы, сир. Их владыка Гролх Свиперый был очарован красотой принцессы и теперь хочет просить ее руки, сир. Кроме того, пришло официальное уведомление из инквизиции. Ваши советники сейчас как раз заняты его обсуждением.
- Дворян приму их после обеда. Первым делом следует решить вопрос с инквизицией, потом поприветствуем послов. - С важным видом решил король всея Фатарии, - но сперва мне  нужно позавтракать. Негоже решать дела государственной важности на пустой желудок.
Вкусный и обильный завтрак немного поднял настроение его королевскому величеству. Яства оказались изумительны, все было приготовлено правильно и в должном количестве. Правда пирог, на вкус Коттона оказался чуть слаще, чем требовалось, но такая мелочь не стоила даже упоминания. Хотя, выговор повару сделать следовало. Закончив трапезу, проклятый направился прямиком в Зал Совета. Переступив порог комнаты, король привычно нахмурился. До чего же мерзкие у них рожи! Вот уж кого бы Коттон отправил на плаху не дрогнувшей рукой, так это их, вот только тогда не на кого будет сбросить самую нудную работу, и все придется делать самому.
- А где Карлуша? - поинтересовался Коттон, перебив на полуслове одного из советников и с недовольным видом оглядываясь по сторонам. Проклятый уже привык, что каждое заседание Совета сопровождалось едкими (иногда даже через чур) замечаниями несносного шута. Без его общества переносить присутствие советников было особенно тяжело. - С самого утра его не видно. Это странно и вызывает у меня беспокойство.
- Карлуша сбежал ночью, ваше величество. Вот здесь его дневник, - один из советников показал маленькую потрепанную книжку, - из которого следует, что он вообразил себя великим темным магом и отправился строить некий заговор, с целью свержения существующей власти и воскрешения Тейара.
- Снова он за свое. Прошлый раз его что, ничему не научил? - Коттон вздохнул и махнул рукой, - отправьте побыстрее кого-нибудь на его поиски, а то ведь инквизиция найдет и пришибет еще ненароком и разбираться не станет. Будет жалко, если несчастного по ошибке на костер отправят.
- Кстати, об инквизиторах. Один из членов ордена решил почтить нас своим присутствием и прибудет на днях, о чем и уведомляет в официальном письме, адресованном Вашему Величеству.
- Приготовьте три мешка с пряниками. И один с печеньем. Неужели вы с такими мелочами не можете справиться без моего участия?
- Увы, но вместо Алариха фон Виндека в этот раз к нам прислали некоего Ричарда Вэрола.
- Ну  так узнайте, что его интересует и приготовьте все к его приезду! - Бестолковость советников начинала раздражать.
- Похоже, больше всего его интересуют  еретики и пытки. - Советник водил длинным кривым носом по какому-то свитку и выдавал избранную информацию вслух, - желательно эти две вещи совместить, но возможно и по отдельности.
- Найдите несколько недовольных, обвините их в ереси и посадите в темницу. Пускай дожидаются там инквизитора. - Коттона всегда удивляло, почему этим остолопам все всегда нужно было разжевывать?!
- К сожалению, недовольных больше не осталось. Из последних, посмевших прилюдно высказать свое недовольство вашим правлением, вы сформировали посольство и отправили к драконидам. Кажется послы должны были от вашего имени пригласить всех наиболее влиятельных членов Стаи посетить Фатарийский зоопарк в качестве особо ценных экспонатов. - Советник замолк, наткнувшись на разъяренный взгляд короля, шумно сглотнул, нервно постучал костяшками пальцев по столу, раздумывая о сложившемся положении вещей, после чего продолжил свою речь:
- Хотя, есть один астролог… Не так давно он попытался составить ваш гороскоп. Так вот, этот наглец посмел утверждать, что вы не можете быть королем, и не имеете на престол никаких прав. Согласно его расчетам, вы — обычный стражник, причем далеко не лучший. По его мнению, в ближайшем будущем у вас должны случиться крупные неприятности. Сейчас этот кретин схвачен, и мои люди его допрашивают, пытаясь узнать, кто проплатил всю эту галиматью. Если обвинить эту с...сомнительную личность в ереси, мы одним махом разрешим кучу проблем.
Выслушав советника, иштэ одобрительно кивнул. Советник понял все правильно и тут же направился к выходу, готовясь привести свой гениальный план в исполнение.
- Разбудите принцессу, - велел проклятый, бодро шагая к тронному залу, где приема уже ожидали заморские гости, - мне бы хотелось, что бы она лично поприветствовала иноземных послов.
- Боюсь это невозможно, - один из оставшихся советников низко поклонился, - ее высочество еще час назад отправилась в город в сопровождении вашей сестры.
- Что? Почему я узнаю об этом только сейчас?! - Негодованию короля не было предела. - Кто позволил отпустить мою дочь с этой безответственной женщиной?! - Поправив царственным жестом мантию на плечах, Коттон остановился как вкопанный и обвел присутствующих суровым взглядом. Сейчас он как никогда был близок к тому, чтобы отправить всю эту надоевшую до отрыжки ораву идиотов на плаху. Ну или хотя бы в изгнание куда-нибудь на другой конец света.
- Немедленно пошлите лучших агентов узнать, чем занимается  моя сестрица. В первую очередь  пускай обратят внимание на трактиры и иные питейные заведения, а потом пройдутся по магазинам. И если моя дочь по ее милости окажется в борделе, пеняйте на себя! Всех отправлю к палачу следом за этой… - договаривать иштэ не стал. Всем и так было понятно, что он имел ввиду.
***
Заморские послы оказались настоящими дикарями в прямом смысле этого слова. Чернокожие гиганты в набедренных повязках, увешенные огромным количеством золотых украшений прибыли скорее с торговым соглашением, нежели с предложением руки и сердца. Во всяком случае именно такое ощущение и возникло у Коутона в тот момент, когда ему зачитывали обращение Гролха Свирепого к «своему царственному брату». Неожиданно иштэ порадовался тому что его дочь не присутствовала сейчас в тронном зале. Вряд ли ее порадовал бы тот факт, что Император Страны Палящего Солнца оценил свою «невесту» в три табуна лучших скакунов. При этом каждую лошадь обязались нагрузить мешком с алмазами. Кроме того, «царственный брат» мог рассчитывать на «вечную дружбу» и «протянутую руку помощи» в случае нужды.
Предложение было заманчивым, что и говорить. Но продавать свою дочь каким-то немытым дикарям? У него имелась идея получше. Рассыпаясь любезностями, проклятый вежливо выпроводил вон чернокожих дикарей. Сегодня же лучшие маги Королевства получат приказ найти какую-нибудь крестьянку и сделать ее как две капли воды похожей на его дочь. Этот Гролх получит свою принцессу. А когда обман раскроется, возмущаться будет уже поздно.
***
- Ваше величество, крестьяне недовольны. Ваш последний указ вызвал определенные… волнения. - Молодому графу было определенно не по себе. Он стоял перед королевским троном, бледный, словно мертвец, заикался и трясся от страха, но все равно продолжал свою речь. Было очевидно, что настоящие инициаторы этого прошения остались в тени, послав этого глупца на убой. Опытные интриганы не сомневались, что король отправит на плаху несчастного, дерзнувшего вот так выразить свое недовольство его правлением.
- Какой именно указ, по вашему мнению, я должен отменить, граф? - Любезно осведомился Коттон. Любой, знающий привычки правителя посоветовал бы смельчаку незамедлительно откланяться и отправится в какое-нибудь отдаленное поместье на несколько месяцев. К несчастью для него, молодой дворянин не был знаком с характером своего короля.
- Указ о введении налога на воздух. За пользование принадлежащим Королевству воздухом вы обязали подданных платить по одному медяку в день. Для большинства крестьян в год выходит поистине неподъемная сумма.  Жители бунтуют, уходят в леса, отказываются работать и платить другие налоги. От лица всего вашего сословия я прошу вас отменить этот налог.
- В темницу его! - Не задумываясь, отдал страже приказ Коттон. Любой, посмевший усомниться  в правильности изданных короной указов должен быть наказан. - И советников ко мне!
- Этот указ был издан два месяца назад. -Казалось, советник не был ни капли не удивлен странными вопросами своего короля, - подписывая его, вы как-то странно ухмылялись и говорили, что, дескать, теперь эти оборванцы поймут, где им самое место.
Тот отрезок времени, когда был подписан злосчастный указ, для Коттона был сплошным черным провалом. Он не мог вспомнить ничего, происходящего в это время. И введение такого налога тоже было странным. Не мог он додуматься до такой глупости и не просчитать всех последствий своего поступка. Но не отменять же его теперь в самом деле! Пойти сейчас на уступки означало показать свою слабость. Сейчас они требуют отменить один указ, через год они заходят создать парламент, а через два — заговорят об отмене монархии и формировании республиканского правительства. Нет уж, подписанный указ будет продолжать действовать, а несчастный граф отправится на плаху вместе с теми, кто надоумил его высказать вслух свое недовольство. Узнать имена этих «серых кардиналов» не составит большого труда.
***
Спустя пять лет.
Коттон с отвращением посмотрел на кусок черствого хлеба. Может быть даже и хорошо, что это его последняя трапеза. Кому захочется умирать, вкусно позавтракав? Другое дело, что после краюхи черствого хлеба смерть можно было воспринимать как избавление от всех этих ужасов тюремной жизни.
Свергнутый правитель в очередной раз задумался, что же он сделал не так. Ну в самом деле, кто же мог подумать, что этот тейаров инквизитор решит пытать астролога так мерзко и прилюдно? Кто же мог знать, что проклятый еретик успел сделать копии королевского гороскопа, и все они были разосланы главам большинства дворянских домов. Законность королевской власти тут же была поставлена под сомнение, а методы, которыми эта самая власть цеплялась за трон, вызвали всеобщее отвращение.
Как можно было предугадать, что дикари так сильно обидятся на подделку, что решат пойти на Королевство войной? Более того, кто мог ожидать, что их нападение окажется успешным, и страна окажется втянута в длительную изнуряющую войну, которая началась по вине недальновидного правителя? Ситуацию усугубляли провалы в памяти, которые стали появляться с пугающей частотой. В это время Коттон творил и вовсе безумные вещи, из-за чего пошли слухи о его одержимости какой-то изнаночной тварью. Дело довершили озверевшие от непосильных поборов крестьяне. Вспыхнувший, словно лесной пожар, бунт перерос в настоящее полномасштабное восстание, которое возглавил тот самый молоденький граф, которого так опрометчиво бросили в тюрьму, откуда пройдоха каким-то чудом умудрился сбежать.  А закончилось все это кровавой бойней и свержением королевской власти. И вот теперь он, Коттон Коутон, законный король Фатарии, сидит в  темнице, жует черствый хлеб и ждет своей казни.
- Кажется, у тебя проблемы? - Из стены вдруг материализовалась темная фигура и издала ехидный смешок. - Тебе ведь совсем не хочется умирать, не так ли? А что бы ты сказал, если бы тебе предложили начать все сначала? С того самого момента, как все пошло наперекосяк? Но торопись, времени у тебя осталось не так много.
Таинственная фигура исчезла, а на полу перед Коттоном лежал маленький смутно знакомый черный камешек. Кажется он уже его видел, но это было так давно… Тем не менее, иштэ точно знал, что с ним нужно делать.
***
- Ну так что, по рукам?
Иштэ стоял и с недоумением смотрел на небольшой черный камешек, валяющийся в пыли. Вот эта хрень исполняет желания? И почему у него возникает стойкое ощущение, что использовать его – плохая идея?

+6

7

Дневник этот лежит в доме у Коттона и служит напоминанием об одном жутком преступлении, в расследовании которого ему довелось принять активное участие. История, которую поведал этот дневник, произвела на Коутона неизгладимое впечатление. Не все записи можно прочитать – многие странницы заляпаны кровью, в некоторых местах дневника почерк автора становился неразборчивым, а кое-где страницы были выдраны или разорваны. Ниже приведены те записи, которые удалось разобрать после долгой и скрупулезной работы.

1 число Месяца Долгих Туманов 1643 года.

Сегодня ночью я слышал во сне Голоса. Разобрать их бормотание мне не удалось, но они явно что-то от меня хотели. Я рассказал об этом отцу, но он лишь посмеялся и велел перестать придумывать всякие байки.

3 число  Месяца Долгих Туманов 1643 года.

Голоса вновь приходили, на этот раз наяву. Теперь они были настойчивее. А еще они были злы, очень злы. Я не хотел их слушать, и тогда они заставили меня взять нож и порезать палец. Обещали, что будет хуже, если я не буду их слушаться.

5 число  Месяца Долгих Туманов 1643 года.

Я не хочу их слушать, они говорят страшные вещи! НЕ ХОЧУ!!! ПРОЧЬ ИЗ МОЕЙ ГОЛОВЫ!!! ПРОЧЬ!!! ПРОЧЬ!!! ПРОЧЬ!!! ПРОЧЬ!!! ПРОЧЬ!!! ПРОЧЬ!!! ПРОЧЬ!!! ПРОЧЬ!!! ПРОЧЬ!!! ПРОЧЬ!!! ПРОЧЬ!!! ПРОЧЬ!!! ПРОЧЬ!!! ПРОЧЬ!!! ПРОЧЬ!!! (остаток листа исчеркан и изорван)

6 число  Месяца Долгих Туманов 1643 года.

Сегодня я сказался больным и целый день не выходил из своей комнаты. Голоса не беспокоят, но я знаю, что это временно. Как же мне быть? Сказать отцу? Он не поверит, или отправит в лечебницу, где я проведу остаток своих дней. Уж лучше смерть. Начинаю подумывать о самоубийстве.

(следующие несколько листов вырваны с корнем)

22 число Месяца Долгих Туманов 1643 года.

Голоса снова разговаривали со мной. Они сказали мне, что отец собирается избавиться от меня, и я склонен им верить. Этот жирный боров постоянно кричит на меня, называет сумасшедшим и запирает на чердаке. Каждый день он повторяет, что с радостью сдал бы меня в лечебницу, но это бросит тень на его репутацию. Зато ничто не мешает ему убить меня, как бешеного пса, и забыть о моем существовании. Ну ничего! Сейчас я тоже заперт здесь, но рано или поздно этот старый дурак явится сюда. Он каждый день приходит ко мне, что бы принести еду, ни разу не доверил это дело слугам. Но в этот раз все будет иначе. Голоса сказали мне, что нужно делать.

26 число Месяца Долгих Туманов 1643 года.

Слуги беспокоятся. Они считают, что граф давно должен был вернуться, и все больше сомневаются в моих словах. Мое «чудесное исцеление», совпавшее с «внезапным отъездом» отца вызывает у них недоверие. Ну и плевать. Все равно все будет так, как хочу я. Голоса это обещали.

27 число Месяца Долгих Туманов 1643 года.

Вчера ночью голоса разбудили меня и сообщили, что слуги хотят обратиться в стражу. Они догадываются, что я убил отца, и хотят связать меня. Кроме того, эти негодяи отправили письмо моему дяде, с просьбой приехать и разобраться с происходящим. Что нужно делать, я знал и без подсказок голосов. Все эти свиньи получили по заслугам….
(далее несколько листов слиплись от попавшей на них крови)… Даже захлебываясь собственной кровью он бранился и проклинал меня до тех пор, пока я не вырвал ему язык. После этого он просто издавал нечленораздельные вопли. О, как же мне ласкали слух его крики!

28 число Месяца Долгих Туманов 1643 года.

Больше всего мне не дает покоя взгляд той девчонки, которую я оставил напоследок. Она кричала, что ни в чем не виновата и до самого конца повторяла одно и то же. Так возможно, она действительно невиновна, и нужно было убить ее быстро, а не заставлять есть собственные пальцы перед смертью? Хотя Голоса остались мной довольны, и больше в тот день не заставляли себя истязать.

1 число Месяца Звёздного Инея.

Сегодня явился он. Почему, даже после смерти, этот ублюдок не желает оставить меня в покое? Старый хрыч видимо не желал, что бы его узнали, поэтому натянул на себя какую-то нелепую робу, из-под капюшона ничего не было видно, кроме темноты, но я знал, что там была его мертвая ухмыляющаяся  рожа. Мне пришлось спрятаться и подождать, пока он нагуляется по моему дому и отправится обратно в изнанку. Голоса говорили, что он еще вернется, пока не утащит меня за собой. И что теперь делать? Как убить того, кто уже мертв?


На этом записи в дневнике обрываются. Что стало с его владельцем, спросите вы? Ответа на этот вопрос никто не знает. Тело молодого человека, обвиняемого в зверском убийстве собственного отца и пятерых слуг, при обыске найдено не было. Никаких следов, указывающих на то, куда он мог деться, тоже не обнаружилось. Сумасшедший убийца словно сквозь землю провалился…

Отредактировано Коттон (2017-11-09 10:55:27)

+5

8

Той странной ночью Коттон ночевал в заброшенной избушке где-то в окрестностях Таллема. Днем юноша был вынужден преодалеть на своих двоих немалое расстояние, из-за чего сильно вымотался и уснул, как убитый.
Проснулся парень внезапно посреди ночи. Долго он не мог понять, что же его разбудило, но затем проклятый услышал за окном какие-то звуки. Чьи-то голоса, отзвуки невероятно красивой мелодии и смех. Заинтересовавшись, иштэ выглянул в окно, но ничего не смог разглядеть. Сам не зная зачем, Коутон оделся и вышел из дому. Он шел, ориентируясь на звуки, и вскоре вышел на небольшую поляну.
Под звуки незнакомой мелодии, вокруг костра, полыхающего голубым пламенем, смеясь и переговариваясь,водили хоровод полупрозрачные фигуры. Ночь была лунная, и холодный серебристый свет, освещающий необычное представление, придавал этому месту какое-то сказочное очарование. Не задумываясь над своими дейсвиями, Коттон сделал несколько шагов вперед, приближаясь к костру. Хоровод остановился, звуки мелодии стали немного тише, и круг разомкнулся, словно приглашая нежданного гостя принять участие в этом веселье.
Наверное, со стороны все это выглядело настоящим безумием, но в тот момент никаких сомнений в голове иштэ не возникло. Встав в круг, говорящий сжал полупрозрачные ладони своих соседей, и музыка заиграла с новой силой…
Ходило множество легенд о таких призрачных хороводах. Говорили, что живой, осмелившийся сплясать с мертвецами, обречен на скорую смерть. Рассказывали, как люди, плясавшие с призраками всего лишь несколько минут, возвращались домой через несколько месяце, лет, а то и не возвращались вовсе. Ходили слухи, что у таких смельчаков отнимались ноги, или наоборот, всю оставшуюся жизнь им приходилось прилагать огрымные усилия, чтобы сдержаться и не пуститься впляс.
Коттон ни о чем этом не думал. Он просто плясал и смеялся вместе со всеми. Вокруг него проплывали чьи-то лица. Девушка с печальным взглядом, лукаво улыбающийся парень, безобразный горбун, чье-то безголовое туловище, слепая старуха, мужчина с огромным, в пол лица шрамом, рыцарь в латах, сестры-близняшки в простых деревенских рубашках…. Проклятый смеялся, запрокинув голову, все печали и заботы уходили на втрой план, и вокруг не было ничего важнее этого танца и звучащей непонятно откуда мелодии. Не было вообще ничего, кроме смеха, костра и лунного света.
Живой, мертвый, крестьянин, колдун иди король, какая в сущности разница? Ты здесь, ты счастлив, ты можешь плясать вечно. Ты можешь быть счастлив вечно. Пока горит костер, звучит песня и льется лунный свет. Нет тоски, нет печали, боли и смерти. Прочь тревоги, прочь сомненья, прочь злые думы. Зачем помнить? Сбрось груз тяжких мыслей со своих плеч и просто танцуй здесь, с нами. Танцуй вечно…
Когда Коттон проснулся, на небе ярко светило солнце. Юноша лежал на поляне, и все тело гудело, словно ночью ему пришлось таскать камни. Как он здесь оказался? Последнее что помнил иштэ – как он укладывался спать в хижине. Коутон с недоумением покосился по стронам и медленно поднялся на ноги. Внезапно ему почудилось, что он слышит отзвуки какой-то мелодии и чей-то далекий смех. И от этого у него на душе почему-то стало неимоверно тоскливо.

Отредактировано Коттон (2017-11-09 10:55:48)

+4


Вы здесь » За гранью реальности » Блоги персонажей » Записки сумасшедшего иштэ