Вверх страницы
Вниз страницы

За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Оконченная история » Две напасти в одном флаконе


Две напасти в одном флаконе

Сообщений 21 страница 40 из 40

21

Коттон проснулся с явной неохотой. Ему снился очень... интересный сон. Затем наступил момент осознания того, что он находится в чужой кровати, полностью обнаженный,  да еще и не один. Прижавшуюся к нему девушку, уютно устроившую свою голову у него на груди, проклятый в первый момент принял за продолжение сна. Затем в его голову закрались подозрения, что события, принятые им за сновидения, на самом деле могли быть вполне реальными. От этих мыслей лицо стражника запылало. Помнил он далеко не все, но краткий пересказ его похождений выглядел примерно так: юноша  начал приставать к девушке в таверне, избил айрата, который за нее заступился, сбежал от стражи, при этом плюхнулся в сад той же самой девушки, попытался ее изнасиловать,  а когда это не удалось, все равно затащил ее в постель. Хотя, тут еще было непонятно кто кого затащил на самом деле, но этот факт не отменял основного вопроса: какого Тейара иштэ вообще себя так повел? Припомнив самые первые события в таверне, Коутон понял, что выпил всего один бокал вина, значит свалить все на пьяный угар он не мог. Танцор здесь тоже был не при чем. Выходит, все это он совершил по своей воле? Бред.  Коттон перевел взгляд на девушку, и его мысли пошли в ином направлении, обратившись к более поздним воспоминаниям, от чего проклятый и вовсе почувствовал себя неуютно. Нет, отрицать тот факт, что ему это все понравилось, было бы глупо. Но что ему теперь делать дальше? Выбраться из кровати и свалить? Не реально сделать это так, чтобы девушка не проснулась. Да и не в его духе были подобные поступки. Как вообще должен поступить мужчина, проснувшись утром в постели с совершенно незнакомой женщиной? Узнать, как ее зовут? Хотя нет, это ему как раз таки было известно.
-Рэн. Ты можешь звать меня так, Коттон Коутон. – в голове иштэ всплыли эти слова. О том, когда и как они были произнесены, стражник предпочитал не вспоминать лишний раз, особенно в такой близости от женщины. Это могло быть чревато новыми необдуманными поступками, о которых он потом будет сожалеть.
Глядя на спящую девушку, проклятый попытался понять, что в ней было такого, из-за чего он потерял голову? И почему она в таверне выглядела совсем иначе? Морок? Иллюзия? Или что-то еще? Но ведь набросился парень не на ту сексуальную красотку, а на эту вполне обычную, ничем не примечательную девчонку. Нет, назвать ее некрасивой иштэ не мог, но и ничего такого, что могло бы свести его с ума, в ней не было. Или все же было? Перед глазами Коттона вновь промелькнули отрывки ночных событий, вспомнив которые юноша уже не мог дать однозначный ответ на свой вопрос. К тому же, его смущала странная волна тепла, пробуждающаяся у него в груди, стоило ему только подумать о девушке.
Погруженный в эти сложные и противоречивые раздумья, Коутон  понял, что за ним наблюдают лишь тогда, когда случайно почувствовал на себе взгляд больших ярко-лиловых глаз.
Заранее заготовить хоть какую-то более менее  приличную фразу для этого случая проклятый даже не подумал, а потому выдал первое, что пришло ему в голову:
- Извини, что я так на тебя набросился вчера.

Отредактировано Коттон (2017-04-15 09:48:33)

+3

22

Воспоминания о прошлом вечере медленно, но верно вползали в сознание полусонной девушки. Травница улыбнулась, припоминая некоторые особо интересные моменты. В сонную голову девушки почему-то пришел отрывок из одной алхимической книги, в котором говорилось об одном из элементов Средоточия Жизни. "Соль" являлась первородной искрой, результатом соития мужского и женского начал. "Только какая же это Соль? Она больше похожа на Сахар, такая же сладкая..." - Абсурдность этой мысли окончательно пробудило Арэн. Она медленно открыла глаза и посмотрела на лежащего рядом иштэ. Тот как оказалось, уже не спал. На пунцовом от смущения лице отчетливо виднелись признаки нелегкой мысленной деятельности - вполне логичное явление, учитывая, что вчера парень находился под воздействием любовной ягоды. Все так же улыбаясь, таррэ скользила взглядом по лицу любовника. На шее отчетливо виднелся след от укуса. Рэн вспомнила когда именно она его поставила и сама залилась краской. Да, ночь весьма и весьма удалась. Арэн даже поймала себя на мысли, что не против еще раз опоить парня, чтобы повторить вчерашнее. Словно прочитав мысли девушки, иштэ посмотрел на нее. Аерэна вспыхнула еще сильнее и прогнала непрошеные мысли прочь.
- Извини, что я так на тебя набросился вчера. - Эти слова вывели девушку из некоторого оцепенения. Все правильно. Сейчас извинения, а потом пойдут расспросы, разборки и прочие не совсем приятные вещи. "А чего ты хотела? Романтики? Большой и чистой любви? Не смеши Богов, такое бывает только в заурядных сказочках для юных девиц. А значит надо заканчивать все поскорее..." - На этот раз голос разума был весьма убедителен. Таррэ вздохнула и отвела взгляд от любовника. Девушка села и оглядела измятую кровать и разбросанные вещи.
- Извиняю. - Таррэ нашла взглядом свой халат. - Только ты должен уйти. - Как можно более отстраненно проговорила девушка.
Арэн накинула халат и встала. Точнее хотела встать. Только вот ноги почему-то все еще были как ватные, так что Аерэна неуклюже села обратно на кровать и покраснела до кончиков ушей. Ладно хоть она оказалась спиной и недавний любовник не видел ее смущения. Собравшись с силами, травница все же встала и собрала валяющуюся на полу одежду. Все так же не глядя, Рэн протянула вещи парню, подождала пока тот оденется и молча проводила его к выходу из лавки. Когда дверь за парнем закрылась, таррэ устало плюхнулась на софу около входа и спрятала лицо в ладони.
- Ты все правильно сделала. - Шептала себе девушка. - Тебе это не нужно. Ты сильная. Ты справишься... Валерьяна и пустырник, хорошая книжка по алхимии и уже вечером ты забудешь о нем. - Рэн зажмурилась и взъерошила свои волосы.
В дверь настойчиво постучали. Рэн испуганно вздрогнула. Какая-то часть ее сознания ликовала от радости. "Неужели вернулся?" Девушка подавила беспричинную радость и сделала серьезное лицо.
- Что тебе еще надо? - Таррэ открыла дверь и замерла.

Отредактировано Аерэна (2017-04-15 23:35:59)

+3

23

Мысленно  юноша обругал себя последними словами. Наверняка от него ждали каких-нибудь комплиментов или еще чего в том же роде, но никак не извинений. Даже по его меркам это прозвучало поразительно глупо. Но теперь уже ничего исправить было нельзя, оставалось лишь пожинать плоды собственной дурости. Девушка села на кровати и Коттон отвернулся, дав ей возможность одеться.
- Извиняю, - голос Рэн был холоден, словно лед,  - только ты должен уйти.
Все верно. Разве можно было ожидать чего-то иного? «А что, ты ждал что она влюбится без памяти в тебя после того, как разок с тобой покувыркается в постели? Брось, Коутон, тебе не двадцать лет, чтобы верить в подобные вещи. Девочке просто захотелось развлечения на ночь, ты удачно подвернулся, сам получил удовольствие и она довольна. А теперь оделись и разбежались. И ничего такого в этом нет. А чувства… признайся, если бы она сейчас восторженно смотрела на тебя влюбленными глазами, все было бы гораздо хуже. Ты просто хочешь потешить свое мужское самолюбие, но вреда от этого было бы гораздо больше, чем пользы». Такие мысли занимали иштэ, пока он одевался и двигался к выходу, сопровождаемый молчаливой хозяйкой дома. Вежливо склонив голову на прощание и не позволив себе даже малейшей вольности во взгляде, Парень молча перешагнул порог лавки. Юноша сам не понимал, чем его так задела эта ситуация: то ли холодностью Рэн, то ли торопливостью и деловитостью, с которой она его выпроваживала, словно все было рассчитано заранее, но факт оставался фактом: покидая лавку, стражник испытывал какое-то скверное, неприятное ощущение.
Уйти далеко проклятый не успел: краем глаза он заметил, как к лавке подходит знакомая фигура. Присмотревшись повнимательнее, юноша опознал вчерашнего забияку-айрата. Непонятно что руководило Коттоном, когда он развернулся и пошел обратно, но решение было верным.
Мужчина стоял на пороге и орал на рыжеволосую девушку, обзывая ее последними словами и нисколько не заботясь, что эту неприятную сцену сейчас могла наблюдать вся улица. А любопытные зеваки, кстати, уже собирались на шум и с жадным любопытством взирали на происходящее.
- Ах ты дрянь, курва! Ты позоришь весь род айратов своим существованием! Ты хоть знаешь, с кем спуталась на этот раз? Или тебе это не важно?  Выставила меня на посмешище перед всем городом, а потом преспокойно побежала развлекаться со своим любовничком, я прав, а? Тьфу, и за такой потаскушкой я столько бегал, подумать только…
Должно быть, Рэн что-то сказала, отчего лицо айрата побагровело еще пуще, и он с размаху отвесил девушке пощечину.
Никакого желания наблюдать эту сцену дальше у Коттона не было. Даже если бы не было их ночной близости, иштэ не мог себе позволить так просто  пройти мимо подобного бесчинства. Отец всегда учил своего приемного сына уважать женщин. Даже словесные оскорбления он считал недопустимым, а уж о том, чтобы поднять на девушку руку… За такое следовало наказывать. Бросив гневный взгляд на прохожих, застывших в предвкушении продолжения и даже не подумавших прервать эту отвратительную сцену, Коутон подошел к айрату, схватил его за шиворот и резко вытолкнул на улицу. Развернув ошалевшего мужчину к себе, проклятый заехал ему кулаком в глаз. Гнев сейчас руководил сейчас поступками парня, никакой жалости, а тем более угрызений совести, он не испытывал.  Еще один удар прошел мимо, а затем стражник сам получил довольно чувствительный гостинец, прилетевший точно в нос. Что-то хрустнуло, и по лицу стражника потекла теплая жидкость.  Но его это не остановило. На этой маленькой победе везение айрата закончилось: от следующего удара в живот мужчина согнулся пополам, а пинок по ребрам опрокинул его на землю.
- Я… тебя… предупреждал… - каждое слово Коттон сопровождал новым пинком. Принцип «лежачего не бьют» в данной ситуации не учитывался. Грубиян пробормотал какие-то очередные угрозы, и иштэ в ответ расхохотался.
- Послушай меня, чмо, - яростно прошептал проклятый, наклонившись к самому уху негодяя, - ты просто не сможешь мне устроить проблемы. Еще раз увижу тебя рядом с этим домом – перережу глотку без всяких сомнений. И ничего мне за это не будет, понял? Ни-че-го. А знаешь почему? Потому что я сам из стражи. И знаю, какие имена назвать и кому на ухо прошептать, какой падалью ты был. Усек? А теперь проваливай. Считаю до десяти. – Коутон отвесил мужчине прощальный пинок, и теперь с наслаждением наблюдал, как тот с кряхтеньем и стонами поднялся на ноги, бросая на стражника полные ненависти взгляды, а затем поплелся в противоположную от лавки сторону, сопровождаемый насмешками толпы.
Коттон попытался стереть с лица кровь. Нужно было двигаться дальше.  Не то что бы он блефовал, и проблем со стражей действительно удастся избежать, по крайней мере в этом конкретном случае, но лучше все же не обострять ситуацию.

+1

24

Естественно, за дверью был не Коттон. "Все правильно. Не стоило и надеяться на внезапное возвращение."
- Только тебя тут не хватало. - Аерэна разочарованно разглядывала вчерашнего надоедливого айрата. Надо сказать, вид у того был весьма потрепанный. Скорее всего ночь он провел, как и надеялась Рэн, за решеткой в обществе стражи. Презрительно усмехнувшись, девушка принялась закрывать дверь. - Убирайся, я не в том настроении, чтобы выслушивать твои жалобы.
- Нет, тебе придется меня послушать. - Айрат открыл дверь и встал на пороге, не давая девушке возможности запереть лавку. Рэн поплотнее запахнула халат. Пояс от него она так и не нашла, так что чувствовала себя сейчас, мягко говоря, неуютно. Пока мужчина распинался в обвинениях и приводил весьма красочные и нелестные эпитеты, Аерэна пустым взглядом смотрела на него. Мыслями она была далеко.
"Я голодная, как сотня волкодаков. Ну правильно, ела только вчера днем. Сейчас от хорошо прожаренного куска мяса я бы не отказалась. Но за ним нужно идти на рынок... Хмм... Кажется вчера Аса приносила печенье, интересно оно еще осталось или Кошак подъел? Наверное сперва чай попью, а потом в комнате стоит прибраться. А то после такой бурной ночи там тот еще бардак... А глаза у него были красивые. Так. Стоп. Прекратить подобные мысли... Кстати, рубашку забыла отдать. Что с ней теперь делать? Торжественно сжечь?... А этот придурок айрат превзошел сам себя - выглядит еще противнее, чем обычно. И пахнет соответствующе... Точно! Надо непременно в ванной поваляться сегодня. Прямо сейчас этим и займусь. Там же можно и чай попить... Добавлю в воду тмин и мяту. И книжку захвачу с собой... Главное, чтобы Фенька не вернулся, а то ведь задолбает своими ехидными замечаниями... Кушать хочется..."
Убедившись, что его гневная тирада не возымела никакого отклика на лице девушки, айрат наконец-то замолчал.
- Это все? - Травница демонстративно зевнула. - Как ты сам уже заметил, всю ночь я старательно позорила весь свой род. Так что будь добр, избавь меня от своего общества. Я устала. - Арэн попробовала выпроводить айрата, но тот даже не пошевелился. - Или тебе так хочется узнать все пикантные подробности о сегодняшней ночи? - Травница усмехнулась. - Так вот, это было просто божественно! Сначала мы...
Рэн не дали договорить. Айрат прошипел опять что-то не очень лестное и замахнулся рукой на девушку. Аерэна попыталась увернуться от удара, но зацепилась рукавом халата о ручку двери. И хотя пощечина получилась не такой сильной, металлическое кольцо на пальце мужчины хорошенько располосовало губу девушки.
"Ублюдок. Убить тебя будет мало..." - Арэн вытерла кровь с рассеченной губы тыльной стороной ладони и подняла ледяной взгляд на обидчика. - "Накачать парализатором так, чтобы ты все чувствовал, но даже кричать не мог. Потом медленно выколоть глаза. Налить в пустые глазницы трупного яда и оставить подыхать в сточной канаве, чтобы ты сгнил заживо... И я даже знаю, кто из моих должников может это осуществить."
Но не успела девушка опомниться, как ее обидчика кто-то бесцеремонно выволок на улицу. Каково же было удивление Рэн, когда этим человеком оказался именно иштэ.
- И что мне теперь делать? - Тихонько прошептала Арэн, озадаченно наблюдая за дракой. Вокруг уже столпилось немало зевак. "Вот не понимаю я этих людей. Хоть бы кто с места сдвинулся. Так нет. Им подавай кровавые зрелища, чтобы было о чем на рынке посудачить. И в результате за девушку заступился тот, кого эти же наблюдатели назвали бы проклятым. Забавно все это."
Айрат наконец-то ушел, гневно поглядывая то на Коттона, то на Рэн. Зритель ждали продолжения, а Арэн смотрела на иштэ и рассуждала. С одной стороны она понимала, что сейчас стоит просто закрыть дверь и закончить эту безумную историю. А с другой...
"Он заступился за тебя. Ты могла бы быть и поблагодарнее..." - Рэн лишь усмехнулась, не помнится, что она просила о помощи. "Он же всь в крови. А вдруг с ним что-то серьезное?" - Только вот парень не похож был на умирающего. "Люди смотрят. Не в твоем интересе создавать себе образ бессердечной девушки. Вредно для прикрытия." Таррэ вздохнула и окликнула иште.
- Заходи. - Девушка подождала пока проклятый зайдет и закрыла дверь. Как травница и предполагала, ее заступнику сломали нос. Но она не думала, что все настолько серьезно. Следовало немедленно предпринять меры. Поэтому пока они шли по лавке, Рэн захватила с полок парочку пузырьков и баночку мази.
На кухне Арэн поставила перед иште табурет и протянула одну из баночек.
- Выпей пожалуйста. - Было очень неловко разговаривать сейчас. В голову то и дело лезли воспоминания об их тесном общении. Поймав взгляд парня, Рэн решила, что стоит обьяснить что за зелье она предлагает. - Это обезболивающее. Тебе нужно будет нос вправить. И вот еще. - Травница намочила полотенце жидкостью из другого пузырька и протянула влажную ткань парню. - Около лестница есть ванна, умойся и приложи охлаждающий компресс. Он остановит кровь. Я пока переоденусь...
Рэн совсем запуталась в ощущениях. По идее она может тут хоть голой расхаживать - этой ночью они изучили чуть ли не каждый сантиметр тела друг друга. Но почему-то травницу смущал тот факт, что халат сейчас на ней не завязан. Около лестница, девушка все же обернулась.
- И... Спасибо тебе. - Так же резко Аерэна повернулась обратно и поднялась в комнату.

+2

25

Удостоверившись, что айрат  действительно убрался куда подальше, Коттон собрался отправиться своей дорогой, но его внезапно окликнула Рэн.
«Как это мило.» - С раздражением подумал иштэ, - «пять минут назад она ни секунды не раздумывая выставила меня за дверь, и вот вдруг решила сменить гнев на милость.»
Раздражение было вытеснено приятной теплотой, когда проклятый поймал обеспокоенный взгляд девушки. Стражник безропотно позволил провести себя мимо лавки прямиком на кухню и усадить на табурет. Пока иштэ шел, он успел бросить любопытный взгляд по сторонам. Вчера, по понятным причинам, у него не было времени как следует осмотреться, и сейчас юноша старался наверстать упущенное. Чего только не было на стеллажах, полках, и витринах! Какие-то разноцветные пузырьки, большие и малые, пакетики с неизвестными порошками и травами, тюбики, баночки и коробочки… У ничего не понимающего во всем этом Коутона разбегались глаза при виде такого разнообразия. Но больше всего проклятого сейчас занимало ни это. Как он ни старался увести свои мысли как можно дальше от Рэн, у него ничего не получалось, и глаза молодого парня вновь и вновь возвращались к фигуре девушки. При этом, В памяти всплывали самые интересные моменты их ночной близости. Разумом Коттон понимал, что эти воспоминания и мысли ему ничего хорошего не принесут и следовало избавиться от них как можно быстрее, но почему-то сделать это было непросто.
- Выпей пожалуйста. - Голос Рэн вернул проклятого к действительности. Мужчина не сразу понял, чего от него хотят, и как идиот уставился на девушку, протягивающую какой-то настой. Видимо решив, что имеет дело с умственно отсталым, травница пояснила, что это обезболивающее.
- Тебе нужно будет нос вправить, - не терпящим возражения тоном заявила девушка пока парень пил оказавшееся не очень приятным на вкус зелье  и протянула  своему гостю мокрое полотенце. - Около лестницы есть ванна, умойся и приложи охлаждающий компресс. Он остановит кровь. А я пока переоденусь. - После этих слов стражник обратил внимание, что на девушке тот самый халат, только уже без пояса. Вспомнив, с каким трудом ему удалось избавиться от этого элемента одежды, парень едва не улыбнулся, сдержавшись в последний момент. Похоже, несчастный пояс улетел так далеко, что утром его не смогли найти. «Интересно, не в окно ли я его зашвырнул, случаем?» Подобное предположение все же вызвало на лице юноши улыбку. Но Коттон быстро спохватился, принял полотенце и отправился в указанном направлении.
Но не успел он сделать и нескольких шагов, как девушка вновь окликнула его:
- Спасибо тебе, - быстро произнесла она и направилась вверх по лестнице. В ответ на это иштэ лишь растерянно пожал плечами: на его месте так поступил бы любой нормальный мужчина.
Ванна нашлась быстро. И что было очень интересно, на пороге комнаты валялась рубашка проклятого.  Говорящий поднял ее с пола, но надевать не стал, опасаясь вымазать одежду кровью, и вновь усмехнулся, вспомнив теперь уже сцену в сарае. Кстати, он так и не узнал, как его знакомой удалось изменить свой облик и зачем ей это понадобилось. Ну да ладно, это было исключительно ее личное дело, куда ему лезть было не нужно совершенно.
С наслаждением умывшись прохладной водой и смыв с лица кровь, Коутон поймал себя на мысли, что не прочь был бы искупаться полностью. Приложив по совету Рэн к лицу компресс, парень вернулся на кухню и уселся на табуретку. В ожидании девушки, Коттон попытался хоть немного разобраться в собственных чувствах. Почему его так влекло к хозяйке этого места? Почему его так волновало ее присутствие? Неужели из-за проведенной вместе ночи? Но ведь в жизни стражника были и другие женщины, но ни одна из них не заставляла его чувствовать себя настолько неуютно. Так может быть, ответ крылся в чем-то ином? У иштэ были неясные подозрения на этот счет, но он предпочел бы считать их ошибочными. «Ты идиот, Коттон Коутон, если еще на что-то рассчитываешь.» - В который раз за сегодняшнее утро повторил сам себе парень, - «как только тебе вправят нос, убирайся из этой лавки, и забудь о ее существовании». После принятия такого решения, на душе стало немного легче, и юноша даже позволил себе немого расслабиться.

+2

26

Уже в комнате Арэн привалилась спиной к двери и попыталась отдышаться.
- Аррр... Что ты творишь? Какое к Тейару спасибо? - Рэн взлохматила волосы. - Просто веди себя как обычно.
Только вот как обычно ведут себя, если сначала ты переспала с парнем, потом выставила его за дверь, ну в завершении снова пригласила в дом? Рэн бросила взгляд на свое отражение в зеркале. Растрепанная, в каком-то нелепом халате и с нахмуренным личиком, да еще и разбитая губа опухла. "Мда... Без зелья на такую точно не взглянешь." - Рэн потрясла головой и направилась к шкафу с одеждой. На измятую кровать она сейчас старалась даже не глядеть.
Одеться оказалось той еще проблемой. Один наряд казался ей слишком откровенным, другой же наоборот - очень официальным. "Боги, ты словно на свиданку собираешься. Заканчивай поскорее, а то действие обезболивающего пройдет, пока ты тут копошишься." - Мысленно подгоняя себя таррэ остановила выбор на своей обычной одежде для лавки: штаны чуть длиннее колен и длинная зеленая туника с двумя разрезами до бедер. Критически оглядев свой новый вид, травница безрезультатно попыталась пригладить волосы рукой. Но они все так же торчали в разные стороны. Обреченно вздохнув, Арэн заглянула в лабораторию за еще одним зельем и спустилась на кухню.
Иштэ восседал на табурете с компрессом на носу. Вид у него при этом был весьма спокойный. "Видимо, только одна я переживаю, волнуюсь и не знаю как себя вести. А для него это обычное дело." Рэн недовольно фыркнула и подавила желание снова отлупить парня метлой и выпроводить вон. Раз уж она решила помочь, то следовало довести дело до конца. И поскорее. Подойдя к парню, она бесцеремонно ущипнула того за плечо.
- Я просто проверяю, подействовало ли обезболивающее. - С невинным видом проговорила Рэн. Конечно она знала, что болеутоляющее уже давно работает. Но лишать себя такого удовольствия девушка не стала. Убрав мокрое полотенце, таррэ в задумчивости разглядывала искривленный нос парня.  Одного четкого и резкого движения ловких пальчиков оказалось достаточно, чтобы все встало на свои места. "Никогда не подумала бы, что этот навык пригодится когда либо еще."
- Ну и последний штрих. - Девушка открыла баночку с мазью, добавила туда несколько капель из принесенной колбы, перемешала и намазала эту субстанцию на переносицу проклятого. - Только не чеши потом.
Травница отодвинулась и оглядела свою работу. Припухлость конечно еще оставалась, но к вечеру под действием лечебной мази и она пропадет. Еще немного бальзама травница нанесла себе на рассеченную губу. Она еще хорошенько подумает, достаточно ли пострадал ее обидчик или все-таки сделать айрату какую-нибудь пакость. Хотя с другой стороны, если бы не этот придурок, Коттон не вернулся бы. "Опять начинается! Скукожила свою фантазию и выпроваживай уже скорее парня." Девушка хотела что-то сказать, но ее наглым образом перебило урчание ее же голодного живота. Тот раскатисто возмущался долгому отсутствию хоть какой-либо еды. Девушка мгновенно вспыхнула и опустила взгляд. Она сейчас была готова провалиться сквозь землю, лишь бы избежать продолжения этой нелепой ситуации.
- Тебе наверное уже пора. - Тоько и смогла вымолвить Арэн.

+2

27

Размышления Коттона были прерваны щипком. Понятное дело, боли он не почувствовал, но все равно с недоумением воззрился на девушку, которая с простодушным видом  пояснила что проверяет действие обезболивающего. Такое объяснение не удовлетворило иштэ полностью, но никаких других мотивов для этого поступка юноша уловить не смог. Тем временем, женщина убрала компресс и осмотрела поврежденный нос. «Писаный красавец, ничего не скажешь». – Недовольно подумал парень. Вправить на место нос для травницы оказалось делом одной минуты, словно она всю жизнь этим занималась, а прикосновение ее мягких теплых рук к лицу было неожиданно приятным. В завершение девушка намазала переносицу какой-то мазью и осмотрела свою работу. Может быть проклятому показалось, но при этом он уловил во взгляде Рэн удовлетворение от результатов своего труда.
- Спасибо… - стражник хотел добавить еще что-то, но был прерван каким-то посторонним звуком, в котором он не без изумления опознал урчание живота. Поначалу Коттон стушевался, решив, что это его желудок подал признаки жизни, поскольку последний раз нормально поесть говорящему удалось только вчера утром, и сейчас он был зверски голоден. Но бросив взгляд на смущенную Рэн, лицо которой было покрылось густым румянцем, юноша все прекрасно понял. Похоже, не он один оказался голоден.
- Тебе наверное уже пора. - Проклятый не мог не обратить внимания на то, с какой настойчивостью хозяйка этого дома в который раз его выпроваживала. «Неужели я ей настолько противен? А ведь по ночным событиям этого не скажешь. Или же она просто не разглядела тогда меня как следует? А сейчас решила, что я не в ее вкусе. Проклятье, по всем писаным и неписаным законам, это ты должен стараться убраться отсюда как можно быстрее, Коттон Коутон. Так какого хрена ты сидишь и ждешь непонятно чего? Она тебя выгоняет? Ну и радуйся, значит у нее, в отличие от тебя, есть мозги, и девчонка умеет ими пользоваться, когда надо. А может быть у нее муж есть или любовник? Об этом ты не подумал? Или по твоему разумению все в этой жизни должно вертеться вокруг твоей драгоценной персоны?». Наверное, у проклятого в голове действительно было пусто, но в голову ему пришла шальная идея, которая поразила даже его самого. И вместо того чтобы подняться, вежливо попрощаться, развернуться и уйти прочь, он подавил свою гордость, широко улыбнулся и заговорил:
- Знаешь, похоже я голоден, как стая волколаков. Думаю, мне стоит собираюсь прогуляться до ближайшей таверны и хорошенько позавтракать. Лично я утром предпочитаю что-нибудь сладкое. Медовые яблоки, сладкий вишневый пирог, брусничные пирожные, покрытые шоколадной глазурью… - Стражник причмокнул губами и мечтательно закатил глаза. У него уже потекли слюнки, стоило ему представить все эти лакомства. На самом деле, подобную роскошь он мог себе не часто, но в данный момент это было неважно. -  А ты что любишь на завтрак? Может быть, составишь мне компанию? Я угощаю.

+2

28

Вместо того, чтобы спокойно покинуть лавку, как сделал бы на его месте обычный здравомыслящий человек, иштэ на мгновение задумался и добродушно улыбнулся девушке. Нет, он не потешался сейчас над нелепой выходкой живота Арэн, а именно искренне улыбался. Рэн это насторожило. Что она сейчас делает не так? Неужели своими действиями она дала какой-то намек на продолжение отношений? Таррэ еще раз прокрутила в голове все события сегодняшнего утра, вспоминая где именно могла допустить оплошность. Но нет, она не бросила ни одной лишней улыбки или теплого взгляда. Она всеми силами старалась поскорее выпроводить парня и обрубить эту случайную связь. Загнать подальше в недры памяти сегодняшнюю ночь и жить дальше спокойной жизнью. Так всегда было проще. Не будет зависимости от другого человека, от его желаний и мыслей. Не будет пустых переживаний. А главное, не будет боли от потери или предательства близкого человека.
- Знаешь, похоже я голоден, как стая волколаков. Думаю, мне стоит прогуляться до ближайшей таверны и хорошенько позавтракать. - Ах вот оно что! Проклятый просто решил поиздеваться над голодной девушкой. Арэн сжала ладони в кулачки. "Похоже тебе еще учиться и учиться разбираться в людях. И как можно говорить подобное с таким невинным выражением лица?" - Лично я утром предпочитаю что-нибудь сладкое. Медовые яблоки, - Рэн невольно сглотнула слюну, представляя сладкий и одновременно пряный аромат печеных фруктов, покрытых медовой глазурью. - сладкий вишневый пирог, - Парень продолжал бить по больному месту. "А в таверне неподалеку как раз пекут чудесный открытый пирог из песочного теста с крупными, вымоченными в ликере вишенками." - Арэн даже облизнулась, вспоминая вкус десерта. Не так часто она баловала себя подобными блюдами. - брусничные пирожные, покрытые шоколадной глазурью… - Живот казалось сейчас вот-вот начнет переваривать сам себя. Это было не просто подло, а крайне жестоко. Девушка прикусила губу от досады.
Она уже опустила взгляд и стала подбирать эпитеты, которыми послать парня на все четыре стороны, но тот неожиданно продолжил.
- А ты что любишь на завтрак? Может быть, составишь мне компанию? - Все заготовленные слова мгновенно улетучились. Она сейчас не ослышалась? Девушка изумленно хлопала глазами, пытаясь понять, где здесь подвох.
- Я угощаю. - Это было финальным ударом, сокрушившим всю осторожность травницы. Рэн растерялась. Несколько долгих секунд девушка изумленно вглядывалась в лицо проклятого. Здравый смысл кричал прогнать его и не вестись на это, надо отметить, весьма заманчивое предложение. Но перед голодным сознанием Аерэны, перекрывая все доводы и мысли, маячил вишневый пирог. "Это всего лишь завтрак, ничего такого." - Успокаивала себя девушка. "Завтрак после бурной ночи. Сама же будешь жалеть потом." - Парировал голос разума.
- Тут неподалеку готовят вкусный вишневый пирог. - Как можно спокойнее проговорила девушка. Но ей сейчас не терпелось броситься поскорее бежать за лакомством. - Ты ведь точно угощаешь? - Уже по пути к выходу решила уточнить Рэн.

+2

29

Похоже, такой выходки девушка от него точно не ожидала, и понятия не имела, что теперь делать, судя по повисшему на несколько секунд молчанию и недоуменному взгляду алых глаз, направленных на парня. Коттон не без удовлетворения подумал, что оказывается, способен удивить женщину. Оставалось только узнать, чем именно был вызван этот ступор — самим предложением или его неописуемой глупостью и наглостью?
- Тут неподалеку готовят вкусный вишневый пирог. - Как оказалось, иштэ поступил верно. «Даже здесь у тебя все шиворот навыворот.» - Мысленно усмехаясь, подумал проклятый. - «У нормальных людей вначале идут свидания, пирожные, мороженые и прочая романтическая дребедень, и лишь потом постель, а никак не наоборот. Хотя, теперь это совсем не важно. Ведь ты же не собираешься за ней всерьез ухаживать?» - Последняя мысль не на шутку обеспокоила стражника, равно как и поразила своей абсурдностью, - «Это всего лишь завтрак, простая дань вежливости. После этого ты попрощаешься, возьмешь ноги в руки и двинешь в Вильдан. Лишние заморочки тебе ни к чем, ты сам это прекрасно понимаешь».
- В таком случае, показывай дорогу в это сказочное место, - ответил юноша, закончив мысленный выговор самому себе. Парень запоздало пересчитал в уме все свои сбережения, и понадеялся, что этот вишневый пирог окажется не очень дорогим удовольствием, иначе горе ухажер мог попасть в неприятное положение.
- Ты ведь действительно угощаешь? - этот вопрос застал Коттона уже практически на пороге. Была в этом вопросе какая-то наивная непосредственность, которая не могла не тронуть проклятого. Больше всего сейчас Рэн напоминала ему маленького ребенка, которому купили красивую игрушку, а он прижимает ее к себе и просит разрешения ее оставить. Юноша улыбнулся. Судя по таким вопросам, девушку не так уж и часто приглашали на свидания. А значит не он один будет чувствовать себя неловко.
- Я угощаю. - Еще раз повторил  стражник, кивком головы подтверждая свои слова, после чего вышел из лавки.
Иштэ шел по улице и с наслаждением подставлял лицо теплым лучам весеннего солнца. Травница шла чуть впереди, и говорящий невольно залюбовался ее походкой. Разговор не клеился. Проклятый никогда не умел заводить светскую беседу, подходящей темы для разговора у него в голове не нашлось, да и Рэн не стремилась облегчить ему хоть чем-то задачу. Чувствовал себя сейчас Коттон как-то… странно. Вот так свободно прогуливаться по городу в компании красивой девушки для него было в новинку, и сейчас Коутон пытался понять, нравится ему это или нет.  Немного поразмыслив, он пришел к выводу, что нравится.
В таверне, по счастью, народу было мало — сказывалось слишком раннее время. Все нормальные люди еще спят, а все ненормальные — уже отправились на боковую. Выбрав понравившийся столик в самом дальнем углу, юноша заказал две порции вишневого пирога, две чашки какого-нибудь некрепкого горячего чая и пару десертов с каким-то непроизносимым названием. Продолжавшееся молчание заставило парня почувствовать себя неуютно, в отличие от Рэн, которая, казалось, наслаждалась тишиной. Сидеть и дальше в молчании проклятому показалось бессмысленно и он все же переборол себя самого и ляпнул первое, что пришло ему на ум:
- А знаешь, твоя лавка мне понравилась.

Отредактировано Коттон (2017-04-23 11:51:59)

+1

30

На улице стояла замечательная погода. Рэн торопливо шла в таверну, размышляя о происходящем. Тишина немного напрягала, так что таррэ украдкой повернулась и посмотрела на проклятого. Тот сейчас щурился, подставляя лицо утреннему солнцу. Девушка быстро отвернулась и заулыбалась. Арэн поймала себя на мысли, что этот парень начинает нравиться ей все больше. Ведь не каждый день за нее заступаются, да еще и угощают сладостями после этого. И это становилось большой проблемой.
В заведении к счастью было безлюдно. Выслушав заказ, сонная девушка удалилась за стойку и загремела посудой. Повисло неловкое молчание. Но лучше уж молчать, чем обсуждать их вчерашнее знакомство или сегодняшнюю ночь. Можно еще конечно поинтересоваться, как он себя чувствует или сказать что-нибудь о погоде. Ведь так обычно поддерживают разговор при встрече или свидании.
"Только помни, что ты сейчас не на свидании. Так что сиди и помалкивай." - Таррэ принялась увлеченно разглядывать узоры деревянной столешницы, стараясь не поднимать взгляд на парня.
- А знаешь, твоя лавка мне понравилась. - Рэн все же оторвалась от изучения поверхности стола и посмотрела на собеседника. "Это вопрос? Я должна что-то ответить? Или это он просто рассуждает вслух?"
- Мне тоже она нравится. - Арэн поняла, что сморозила глупость. Но от продолжения разговора ее спасла разносчица, которая водрузила перед парочкой чайник, две чашки, два кусочка пирога и две хрустальные вазочки. Посмотрела при этом работница на них весьма странно, словно есть сладкое по утрам было той еще глупостью.
Содержимое вазочки больше всего заинтересовало травницу. Этот десерт она еще не пробовала. Девушка успела только рассмотреть слои какого-то цветного желе, проглядывающие сквозь прозрачную стенки, и поскорее принялась за лакомстве, чтобы избежать продолжения беседы. Желе оказалось вкусное, в меру сладкое, но с каким-то странным привкусом.
Когда от десерта осталось уже меньше трети, Арэн поймала себя на том, что она улыбается. Да и вообще настроение ее было сейчас прекрасным, тело легким, а мысли исключительно позитивными. Девушка быстренько прикончила желе и посмотрела на вторую хрустальную вазочку. Парень едва попробовал ее содержимое и сейчас с серьезным видом поедал пирог. Аерэна тут же решила, что этот чудесный десерт просто не понравилось проклятому.
- Бартер. - Девушка подсунула свою порцию пирога Коттону, а сама забрала у него другое лакомство. Она даже подмигнула ему при этом. Или ей показалось? Парень выглядел озадаченным. Так что Рэн чуть не рассмеялась, вспоминая насколько выражение лица иштэ сейчас отличается от того, каким оно было ночью. Даже немного обидно стало, что тогда он был под действием зелья.
- Кстати. - Рэн отправила в рот очередную порцию желе. - А какого Тейара ты вчера выпил чужое вино?
Девушка осознала, что сама затронула тему от которой она так старательно уходила и замолкла. Даже рот ладошкой закрыла, чтобы больше не сболтнуть лишнего.

+1

31

Разговор завязать не удалось. На свое замечание Коттон рассчитывал услышать хоть что-нибудь внятное. Если бы у него целая была лавка, он бы нашел что о ней рассказать: как она ему досталась, много ли покупателей, какой товар пользуется спросом, с чего ему вдруг пришла в голову идея заняться торговлей…  А  Рэн лишь отделалась общей фразой и вновь уткнулась взглядов в стол, который, по всем признакам, интересовал девушку куда больше, чем сидящий напротив нее проклятый. «Все верно. Она пришла сюда завтракать, а не разговоры с тобой вести». От этого стало немного обидно, но виду Коутон не подал, хотя и разговор больше завести не пытался, злясь на себя, что вообще решился на всю эту затею.
К этому времени принесли заказ. Десерт как-то сразу не заинтересовал иштэ: он был голоден, как стая волков, и первым делом набросился на пирог, который выглядел сытнее. Травница не обманула, и лакомство действительно оказалось очень вкусным. Увлеченный пирогом, юноша даже не заметил, как его порция  подошла к концу. И почему  интересно они здесь такие маленькие? Или это он слишком голодный? Коутон уже с вожделением начал посматривать на десерт, как у него перед носом появилась вторая порция пирога.
- Бартер, - произнесла Рэн, забирая его десерт себе, и, к немалому изумлению проклятого, подмигнула ему.  Девушка широко улыбалась, в ее глазах сейчас был виден озорной блеск.  Можно было лишь диву даваться, как всего несколько ложек сладко смогли произвести в ней такую перемену. Коттон сразу не сообразил, как стоит на это реагировать, и стоит ли вообще, но его размышления прервала травница.
-  А какого Тейара ты вчера выпил чужое вино? – непринужденно спросила девушка, продолжая с увлечением поглощать десерт. Иштэ растерялся. О чем она говорит? Какое вино? Постепенно до него начало доходить. Конечно же речь шла о случае в таверне. Проклятый с недоумением посмотрел на собеседницу. Что-то в этом вопросе было не так.  События в «Золотой виверне» и так вызывали слишком много вопросов, а теперь еще и это…
- А с чего ты взяла, что оно было чужое? – Вкрадчиво поинтересовался стражник, наблюдая за девушкой, в поведении которой с каждой минутой замечалось все больше и больше странностей. Создавалось такое впечатление, что она была пьяна. Вот только пили они всего лишь чай. Или нет? В ожидании ответа на свой вопрос, проклятый с подозрением посмотрел на десерт.
Неожиданно ему вспомнился еще один странный момент вчерашнего вечера, о котором юноша даже и не вспомнил бы, не заставь странный вопрос девушки перебирать в памяти все произошедшие события.
- И что с тем айратом? Кажется, ты говорила, что он пытался тебя отравить? Тогда не представляю зачем ему был нужен букет цветов. Не иначе как они были ядовиты. - Это предположение заставило Коттона фыркнуть от смеха. Ему было очень интересно услышать ответ на столь нелепую идею.

Отредактировано Коттон (2017-04-23 19:46:40)

+1

32

Естественно парень ухватился за эту весьма интересную тему. Таррэ удивлялась, что до сих пор тот вообще не затрагивал ее.
- А с чего ты взяла, что оно было чужое? - Арэн мысленно выругалась. Отвертеться общими фразами сейчас было нереально. Был еще шанс просто взять и убежать, но это бы только усилило подозрения. Да и Рэн не была уверенна, что сможет легко скрыться от этого парня, учитывая, что вчера он благополучно сбежал от стражи. А значит надо хорошенько поразмыслить и выдать какую-нибудь версию произошедшего.
- Это был мой бокал. - Ляпнула девушка первое, что пришло в голову. "А что, даже не самый плохой вариант." Травница даже удовлетворенно хмыкнула, довольная работой своего воображения и наградила себя еще одной ложкой желе.
- И что с тем айратом? Кажется, ты говорила, что он пытался тебя отравить? Тогда не представляю зачем ему был нужен букет цветов. Не иначе как они были ядовиты. - Вопросы посыпались одни за другим. "Вот ведь, и что ему неймется? Не дает даже поесть спокойно. - Рэн нахмурила бровки и облизала ложку. - Вот бы заткнуть ему рот и прекратить все эти расспросы тем же способом, что и вчера." - Девушка даже заулыбалась, глядя на губы проклятого. Но потом до нее дошел смысл этих мыслей. Арэн потрясла головой от чего окружающий мир слегка пошатнулся. Что-то с ней творилось не так. Надо будет обязательно выяснить, что добавили в это вкусненькое желе. А пока придумать какой-нибудь ответ.
- Я заметила, что он подсыпал мне в вино что-то. И поэтому хитростью отправила его за цветами, пообещав за это... - Травница замолчала, пытаясь подобрать слова. "Поцелуй? Еще свидание? Выйти замуж? Вечную жизнь? Не убивать? Что вообще можно пообещать в такой ситуации? Кажется я слишком долго молчу... Ну и ладно, пусть сам воображает, что я там могла сказать." Молчание и правда начинало выглядеть подозрительно, так что Арэн продолжила воодушевленно врать. А точнее говорить полуправду. - Я уже хотела убежать, но увидела, что ты пьешь из этого бокала. Извини, я не успела тебя предупредить и вместо этого постаралась скрыться. - Травница даже вздохнула и потупила взгляд. - Так что можно сказать, что во вчерашнем виновата я сама. - Рэн уставилась в вазочку с лакомством и вяло поковыряла в ней ложкой. Если ты соврал, то не стоит внимательно следить за реакцией собеседника. Уж очень это подозрительно выглядит.
- Но как ты оказался в моем саду, после того, как отдал мне рубашку и убежал из сарая? - Травница вошла во вкус своего искаженного повествования. А ее состояние беспричинной легкости только способствовали этому. Арэн даже сама почти поверила, что вчера все происходило именно так.

+1

33

Значит Коттон выпил ее вино? Хорошее начало знакомства, ничего не скажешь. Тогда понятно, почему она на него так странно посмотрела, и дело было вовсе не в испуге. Представив, как это выглядело со стороны, проклятый едва сдержал рвущийся наружу смех. Что бы скрыть это, он быстро поднес к губам чашку с чаем и сделал большой глоток ароматного напитка и глянул на девушку. Мысленно иштэ отметил, что у Рэн была очень красивая улыбка. И губы. Губы, которые вчера так… нет, об этом лучше было не думать. К счастью, ход мыслей Коутона прервала сама травница, отвечая на следующий вопрос. Выслушав ее внимательно, Коттон  задумался. Слова о виновности Рэн проклятый предпочел не заметить. Во всем виновата  только его дурная голова и никак иначе. Будет ему урок на будущее. Да и вообще, все это звучало красиво и правдоподобно, но был один момент, который не давал мужчине покоя, о чем он и заявил вслух:
-Интересно, что же такого подсыпал айрат в вино? – Юноша вспомнил события прошлой ночи, губы его растянулись в глупой ухмылке, и парень выдал следующую разу раньше, чем успел понять, что именно он говорит:
- Уж не любовную ли ягоду этот тип туда добавил?
После этих слов проклятый прикусил язык. Собственно говоря, расценивать это его замечание можно было как оскорбление. Стражник почти что напрямую сказал девушке, что переспать с ней можно было только под действием зелья. Иштэ задумался, как можно теперь сгладить этот неловкий момент, но тут неожиданно сама Рэн пришла ему на выручку:
- Но как ты оказался в моем саду после того, как отдал мне рубашку и убежал из сарая?
В ответе на этот вопрос юноша проявил себя во наилучшим образом. Обычно не склонный к хвастовству и украшательству, сейчас проклятый почему-то захотел рассказать эту историю во всех подробностях. Он живо изобразил, как удирал от двух стражников, встретил по дороге целый патруль, который хитростью и обманом отправил по ложному следу. При этом парень очень комично изобразил важное надутое лицо командира патруля, уверенного в своем превосходстве над всем и вся.  Ну а закончил свое выступление Коттон рассказом о бегстве по крышам, не забыв приплести сюда охотящегося за ним лучника, от которого проклятый очень ловко скрылся, а затем приземлился во двор к Рэн, рассчитывая таким образом окончательно замести следы. Что на него нашло, и почему говорящий вдруг решил изложить эту историю именно таким образом, приукрасив ее так, что вымысла в ней стало куда больше, чем правды, иштэ и сам не знал. Равно как и не мог определить, насколько правдоподобно звучал весь этот бред.
- Раз уж ты затронула эту тему, скажи, а почему тогда в таверне у тебя был другой облик? - Спросил Коттон, после того, как окончил рассказ и немного перевел дух. - Это была иллюзия? Если так, могу только восхититься, насколько правдоподобно она выглядела. Сам стражник тоже умел создавать иллюзии, но они у него не часто получались достаточно убедительными — сказывалась нехватка практики и отсутствие опытного наставника в этой области. Да и работала его магия только с этим нелепым колпаком на голове, что тоже частенько доставляло неудобство.
- И почему во дворе ты меня встретила так недружелюбно? - проклятый осознавал, что сейчас ступил на опасную почву, но не смог удержаться от этого вопроса, и теперь ему оставалось лишь надеяться, что дальнейшие события их беседа не затронет.

Отредактировано Коттон (2017-04-24 18:32:52)

+1

34

Осоловевшим взглядом Рэн смотрела на иштэ, пока тот распинался и в красках рассказывал о вчерашнем побеге от стражи. Арэн широко улыбалась, кивала, смеялась и даже задавала какие-то вопросы. Но если бы ее попросили пересказать, о чем говорил проклятый, девушка не вспомнила бы и слова. Ей просто нравилось наблюдать за парнем. За тем как он говорит, нравилось слушать его голос. В голове то и дело при этом всплывали всякие разные картины вчерашнего дня. "Боги, такое ощущение, что я пьяна. Но ведь этого просто не может быть - я ничего кроме чая не пила. Только ела этот вкусненький десерт. Но это кощунство какое-то готовить алкогольное желе. Людям не хватает обычной выпивки что ли?" Коттон в этот момент заканчивал свое выступление, рассказывая о лучнике. Рэн только диву давалась как могла выйти так, что парень оказался именно у нее в саду. Не иначе высшие силы решили подшутить.
Заслушавшись, травница сама не заметила, как доела желе и стащила у парня остатки вишневого пирога, которым сама же с ним и поделилась. Девушка увлеклась, совсем забыла о манерах и принялась есть пирог прямо руками. В результате чего Аерэна благополучно перемазала вишневым сиропом рот и пальцы. Раскрасневшиеся щеки, взъерошенные волосы и осоловевший взгляд лиловых взгляд прекрасно дополняли получившийся образ.
- Раз уж ты затронула эту тему, скажи, а почему тогда в таверне у тебя был другой облик? Это была иллюзия? Если так, могу только восхититься, насколько правдоподобно она выглядела - Парень закончил рассказ и вопросительно уставился на Арэн. Девушка вздохнула. И что ей ответить? Что она айрат? Только вот это меньше всего похоже на истину. И вариант с иллюзией казался бы более правдоподобным. Когда говорят об айратах и их форме монстра, обычно представляют немного другую картину. Крылатые, рогатые, сильные создания. Некоторые могут легко перемещаться по воздуху на своих крыльях. Элита их расы. И на их фоне, Рэн чувствовала себя весьма неуютно. До своего весьма позднего обращения, травница даже сомневалась, что она является чистокровным айратом.
- Если с любовной ягодой ты угадал точно... - Таррэ сначала замешкалась, осознав что сболтнула лишнего. Надо было срочно придумать откуда она могла знать, что именно подсыпал кавалер ей в вино. - Дело в том, что я весьма хорошо разбираюсь в травах и догадалась об этом. - Арэн удовлетворенно кивнула, довольная своим ответом. - Но с иллюзией ты ошибся. Это несколько иное... - Девушка замялась, пытаясь подобрать слова. При этом она стала в задумчивости облизывая пальцы от липкого сиропа. Как на зло в ее легкой голове куда-то подевались все подходящие мысли. Таррэ сейчас было бы проще перевоплотиться, чтобы избежать дальнейших вопросов.
- Я могу показать. - Рэн уже хотела привстать, но в этот момент в таверну зашла какая-то большая и шумная компания. Арэн смутилась и уставилась на пустые тарелки. - Но давай не здесь.
- И почему во дворе ты меня встретила так недружелюбно? - Парень тем временем продолжил задавать вопросы.
- Просто кустарник Лории начинает цвести только на третий год, а ты потоптался хорошенько по нему. - Рэн слегка растерялась и покраснела. В опьяненное сознание непрошено ворвались воспоминания, как иштэ прижал ее тогда к забору и... "Нет-нет. Это все было под действием любовной ягоды, помни. Тебе еще повезло, что ее эффект не начался там в сарае, когда ты так опрометчиво решила переодеться в его рубашку, чтобы избежать преследования."
- Ты забыл у меня рубашку. - Осенило Рэн.

+1

35

Пока Коттон увлеченно рассказывал, остатки его вишневого пирога перешли в руки Рэн.  Как она умудрилась измазать в вишне рот и руки, для проклятого осталось тайной, но вид у нее после этого был презабавный. И девушка явно опьянела, судя по глупой ухмылке и мутному взору. Похоже, все же десерт оказался с сюрпризом.  При мысли об этом, юноша не смог сдержать улыбки. И что ему теперь делать с пьяненькой девицей, сидящей напротив?
Улыбка его померкла, как только Рэн заговорила. Слова стражника про любовное зелье были всего лишь шуткой, а как оказалось… Но может быть травница тоже шутила? Коутон скептически посмотрел на рыжеволосую девушку. Нет, это вряд ли. Да и такой поворот событий исчерпывающе объяснял все вчерашние события. Коттон едва не схватился за голову. Каким же идиотом он вчера выглядел! Вот поэтому его и стремились выставить за дверь как можно быстрее, пока одурманенный зельем стражник ни о чем не догадался. Парень окончательно помрачнел и перевел свой взгляд на довольную жизнью Рэн, не ведающую, какую бучу подняла она в душе проклятого своими словами. Больше всего иштэ раздражало то, что при воспоминании о вчерашних событиях, в груди у него поднималась сладкая истома. Ему нравились те выходки, которые он творил под влиянием зелья, и стражник глубоко в душе понимал, что не прочь развлечься так еще раз… Говорящий помотал головой. Нет, это наверняка сказывается остаточное действие зелья. Нельзя быть уверенным, что он сейчас полностью контролирует свои поступки, тем более, когда рядом эта особа. При мысли о травнице, на Коттона нахлынула новая волна раздражения. Она все знала и даже не попыталась ему ничего объяснить или как-то помочь, а просто воспользовалась удобным моментом чтобы развлечься. Это было похоже на изнасилование. Иштэ усмехнулся этой своей мысли, вспомнив сцену в саду. Как же  все запуталось. Но одно было ясно наверняка: пора прекращать весь этот балаган.
- Ты забыл у меня рубашку, - ответ девушки прозвучал как нельзя вовремя, заставив Коттона отказаться от мысли встать и уйти прямо сейчас. Конечно, ему было интересно что она собиралась продемонстрировать, но ему не хотелось ни одного лишнего мгновения оставаться наедине с Рэн. Это было чревато непредсказуемыми последствиями. Или предсказуемыми, но нежелательными. Или желательными, но, ненужными. Да, именно так ненужными.  Коутон снова посмотрел на травницу. А имел ли он право бросить ее сейчас одну в таком состоянии? Как она пойдет домой пьяная и совсем одна? Юноша разозлился на себя окончательно.  «Вечно ты лезешь куда, а потом не можешь разгрести последствия своих действий. Давай, дерзай, но держи свои чувства в узде. Тем более, теперь ты прекрасно знаешь, чем именно они вызваны».
- Позволь мне проводить тебя до дома. Заодно и заберу свою рубашку. – Коттон сопроводил свои слова вежливой улыбкой, немного мягчившей холодный тон сказанных слов.

Отредактировано Коттон (2017-04-29 16:54:36)

+1

36

Рэн уже окончательно развеселилась. Мысли путались. Глупая улыбка не сходила с ее лица, а щеки то и дело покрывались румянцем от внезапно всплывающих подробностей проведенной ночи. Девушка уже плохо отдавала себе отчет о происходящем. Да, она прекрасно понимала, что пьяна. Ни с чем другим такое состояние перепутать было невозможно. Ей бы сейчас встать и бежать со всех ног в свою лавку за отрезвляющим зельем. Но Арэн сейчас была занята совсем другим, а именно разглядывала руки иштэ, припоминая все те будоражащие прикосновения, что дарил он ей этой ночью. Доже нечестно было, что все это он делал под действием зелья. Как будто без алхимического воздействия, Рэн не смогла бы его обольстить. И плевать, что у нее в этом было не так много опыта.
- Позволь мне проводить тебя до дома. Заодно и заберу свою рубашку. - Девушка приподняла бровь и прервала свое бесстыдное любование. Надо ли говорить, что опьяненная таррэ даже не заметила изменения в настроении парня? Ее лишь позабавил серьезный тон его речи и ничего более.
- Конечно я позволю тебе... и не такое. - Аерэна так и не поняла сказала она последние слова вслух или лишь подумала. Девушка уставилась в серые глаза, ожидая какой-либо реакции, но никакого ответа вроде как не последовало. - Идем?
Довольно улыбнувшись, Рэн резко поднялась с места, так что тяжелый дубовый стул жалобно процарапал ножками по полу, пошатнулся и по инерции завалился назад. На весь зал таверны раздался грохот опрокинутой мебели. Даже шумная компания в противоположном конце помещения притихла и обернула голову, наблюдая за странной парочкой. А около стойки замерла нахмурившаяся разносчица, присматриваясь, стоит ли этот инцидент того, чтобы позвать охрану или нет.
Стараясь исправить ситуацию, Арэн сделала неуверенный шаг в сторону и наклонилась, пытаясь поднять валяющуюся мебель. Пол как-то подозрительно быстро стал приближаться к лицу, а в голове на долю секунды возникло ощущение полета. Слишком поздно девушка осознала, что не справилась со своим захмелевшим телом и падает. Но уже в следующий миг таррэ поняла, что она больше не рискует впечататься носом в деревянный настила, так как ее кто-то сейчас бережно придерживает. Приняв более-менее устойчивое вертикальное положение, травница повернулась к спасителю и одарила проклятого лучезарной улыбкой.
- Наверное лучше будет пойти так. - Не долго думая, травница схватила иштэ под руку и неуверенно направилась в сторону выхода.
Всю недолгую, к огромному сожалению Рэн, дорогу девушка буквально висла на руке Коттона. Она то и дело старалась ненароком дотронуться до его предплечья и погладить. Ладно хоть Арэн не отличалась болтливостью, так что по пути таррэ молчала и лишь слегка щурилась от удовольствия. Ну и глупо улыбалась конечно.
Когда в поле зрения парочки показалась косметическая лавка, травница резко свернула в боковую улочку и потянула за собой Коттона. Завернув за угол и пройдя по пустынному переулку несколько метров, Рэн, пусть и не сразу, но открыла небольшую калитку.
- Прошу. - Нарочито вежливо, подражая интонации иштэ в таверне, Рэн пригласила парня во внутренний садик. Но так долго быть серьезной у девушки сейчас не получалось, так что она все же засмеялась и запнулась о какой-то камень, когда проходила в дверь. Не удержав равновесия, Арэн резко подалась вперед и зацепилась руками за идущего впереди парня, чтобы не упасть.

+1

37

- Конечно я позволю тебе… - Судя по интонации, Рэн собиралась сказать что-то еще, но в последний момент передумала и вместо этого просто улыбнулась. Девушка неуверенно поднялась, умудрившись опрокинуть на пол стул, от чего на них обратили внимание все немногочисленные посетители этого почтенного заведения. Травница, и так нетвердо стоящая на ногах, сделала несколько шагов, покачнулась и стала падать. Вовремя подоспевший Коттон предотвратил казавшееся неизбежным падение, подхватив Рэн за талию. Прикасаться к ее телу было приятно, но иштэ не собирался потакать своим чувствам. К несчастью, девушка все решила за него, буквально повиснув на руке проклятого, при этом активно перебирая ногами в сторону двери, что заставило Коутона последовать за ней. Юноша напоследок бросил взгляд на тот стол, за которым они сидели. При виде остатков десерта, парень порадовался, что ему не довелось попробовать это лакомство, иначе сейчас бы на полу барахтались два в зюзю пьяных тела. Представив эту картину, говорящий не выдержал и тихонько засмеялся.
Дорога оказалась веселой. Вести домой пьяную девушку оказалось нелегким испытанием: некоторые выходки травницы  временами вызывали на лице стражника легкую улыбку, а ее неловкие попытки дотронуться до него заставляли смущаться. К облегчению Коттона, дорога до лавки оказалась короткой, но из-за Рэн на преодоление этого расстояния ушло вдовое больше времени, чем положено. Почему травница проигнорировала главный вход и решила войти через калитку, ведущую в сад, наверняка не знала даже она сама. При этом девушка умудрилась обо что запнуться, и едва не рухнуть на землю, от чего ее вновь спас проклятый, в которого Рэн вцепилась в последний момент. Происшествие ее развеселило, от чего дамочка начала пьяно хихикать, даже и не думая продолжать движение в сторону дома. На этом терпение Коутона закончилось. Ему хотелось как можно быстрее закончить с этим глупым представлением и отправиться по своим делам. Кроме того, юноша боялся, что такая близость женщины может повлиять на его желания, которые с каждой секундой все сильнее о себе напоминали. Во многом этому способствовали вновь всплывшие в памяти вечерние события, когда он тоже обнимал девушку, но уже совсем не так, как сейчас…
Коттон решительно отогнал все посторонние мысли. Все равно эти чувства не его и навеяны всего лишь зельем, во всяком случае, парень на это надеялся. Не мог же он так откровенно желать эту особу или все же мог?
Поскольку сама Рэн не собиралась двигаться в дом, иштэ решил ей помочь. Подхватив травницу на руки, проклятый пошел по тропинке, ведущей к входу. В голове мелькнула мыль, что носить девушек на руках ему еще не доводилось. Тем более, пьяных девушек. Хихикающих пьяных девушек, щекочущих носом его шею. Но проклятый с честью выдержал выпавшее на его долю испытание. Где что находится, он примерно понял и знал куда идти. Труднее всего ему дался подъем по лестнице – Коутон не отличался выдающимися физическими данными, и провернуть подобный трюк ему было проблематично. В комнате Коттон старался ни о чем не думать. Ему просто нужно было уложить пьяную беспомощную девушку на кровать и уйти. Увы, но исполнить этот план без сучка и задоринки говорящему не удалось. Нет, уложить Рэн на кровать он сумел. А вот уйти у него не получилось. Нога зацепилась за что-то, оказавшееся на поверку поясом от халата, и парень потерял равновесие, едва не упав. Но полностью устоять на ногах ему не удалось, и проклятый был вынужден опереться руками о кровать. При этом мужчина обнаружил, что его лицо находится в опасной близости от губ Рэн.

+1

38

- Вау! - Рэн рассмеялась. Ей только и оставалось, что поудобнее схватиться за шею иштэ, когда земля в очередной раз покачнулась из под ног, а она сама каким-то чудом очутилась в объятиях проклятого. Происходящее перемещение в пространстве настолько развеселило девушку, что она даже ножками принялась болтать в воздухе, что совсем не способствовало их передвижению в сторону дома. Девушка еще раз взглянула на лицо иштэ и снова захихикала. И почему он такой серьезный? Надо его как-то рассмешить. Ничего более оригинального, чем просто пощекотать парня, опьяненное сознание не выдало. Но тут была одна небольшая загвоздка - руки девушки сейчас выполняли очень важную функцию по удержанию травницы в относительно нормальном положении. Да и Арэн просто не хотела размыкать свои объятья. Подумав с секунду, а это было очень много, учитывая ее состояние, Рэн нашла выход из этого положения. Таррэ хищно улыбнулась, приблизилась лицом к шее Коттона и принялась медленно водить кончиком носа по коже. В какой-то момент Аерэна увлеклась так, что даже поцеловала парня в шею. А потом еще раз, и еще. Рэн поняла, что ей это нравится. Так же как и ночью, когда она оставила на шее проклятого отметину от слишком страстного поцелуя. Девушка прервалась и осмотрела иштэ. Кажется след должен быть с другой стороны. А это непорядок! Для симметрии просто необходимо было поставить еще один. Чем травница и решила заняться. Но в тот момент, когда ее губы уже прикусили кожу на шее, Арэн хорошенько тряхнуло - парень уже нес ее по лестнице. Продолжать в таких условиях Рэн не решилась, а поэтому просто положила голову на плечо иштэ.
Кажется, она слегка задремала. Во всяком случае, когда девушка ощутила спиной жесткую кровать, а вокруг сгустился пьянящий запах трав, таррэ уже считала все происходящее сном. Ведь с ней просто не может такого случится в реальности. А значит это сон. И прошедшая ночь тоже была сном. Красивым и ярким сном, от которого не хочется просыпаться, ведь в жизни тебя ждет только пустота и одиночество. Горьким сном о счастье, за который ты цепляешься всеми силами, но он улетучивается словно дым, оставляя после себя лишь сладкое, но печальное послевкусие. А значит эти серые глаза сейчас растают и исчезнут навсегда.
Почему лицо иштэ оказалось так близко, Арэн даже не задумалась. Она вновь протянула руки, обхватывая одной за шею, а пальцы второй руки запустила в волосы парня и с каким-то упоением принялась перебирать их. Взгляд Рэн затуманился и вместо былой веселости в лиловых глазах проскальзывала грусть. Девушке показалось, или иштэ хотел высвободиться из ее объятий? Аерэна медленно моргнула и вновь заглянула в глаза цвета пасмурного неба. Так хотелось раствориться в них без остатка, пока этот чудесный сон не закончился.
- Пожалуйста, не исчезай. -  Прошептала Рэн, притянула иштэ к себе и нежно поцеловала.
Но то ли таррэ не рассчитала свои силы, или злую шутку сыграл алкоголь. В итоге этого движения парень пошатнулся и окончательно свалился на кровать рядом с Рэн. Чем травница незамедлительно воспользовалась. А именно покрепче обняла проклятого, уткнулась лицом в его грудь и уснула.

Отредактировано Аерэна (2017-05-10 21:53:47)

+1

39

Неожиданно Рэн обняла  стражника за шею, от чего парень окончательно растерялся. С огромным усилием Коттон переборол свое собственное желание впиться в ее губы  поцелуем, но освободиться от рук девушки ему не удалось.
- Пожалуйста, не исчезай, - прошептала травница, притянула юношу к себе и поцеловала. При этом она резко потянула его на себя, мужчина, который и так находился не в самом устойчивом положении, потерял равновесие и окончательно рухнул на кровать, прямо в объятья Рэн. В памяти вспыли отрывки из ночных событий. Такие откровенные, такие яркие… Руки проклятого сами собой забрались под одежду девушки и вскоре оказались там, где их быть не должно, а губы не насытились одним поцелуем и принялись блуждать по лицу травницы. Не сразу иштэ сообразил, что именно он делает. А когда сообразил, то, одурманенный страстью, поначалу не смог остановиться. Да что с ним твориться? Коутон всегда гордился тем, что никогда не терял голову из-за женщин, но сейчас его словно подменили. Никогда раньше парень не испытывал такого сильного влечения. Или же дело было в любовном зелье? Когда же закончится действие этого тейарова напитка и закончится ли оно вообще? При случае нужно будет знать, сколько длится действие снадобья. Тем временем, пока разум Коттона говорил одно, тело вытворяло совсем другое, да и могло ли быть иначе? В груди проклятого сейчас словно пылал пожар, и потушить это жгучее рвущееся наружу пламя можно было лишь одним способом, да и Рэн вроде бы не возражала против действий стражника. Во всяком случае, Коттон не встретил никакого сопротивления своим действиям. Хотя, никакого положительного отклика так же не последовало. Пойдя наперекор пробудившимся первобытным инстинктам, парень перестал раздевать девушку и отстранился. Оказалось, что травница самым настоящим образом уснула. Вот тебе и раз. Коутон не выдержал и улыбнулся. «Великолепный из тебя вышел любовник. Мало кто из мужчин может похвастаться тем что ему удалось своими ласками убаюкать девушку. Тебе определенно есть чем гордиться. Проклятый понимал, что Рэн была пьяна, и это тоже сыграла свою роль, но неприятное ощущение от этого никуда не исчезло. Хотя, наверно даже и к лучшему, что все вот так получилось. Сам Коттон остановиться был не в состоянии, и если бы Рэн как-то поощряла его действия, они бы снова… Стражник замотал головой. Сейчас ему совсем не хотелось думать о том, чем бы они с рыжеволосой красавицей могли бы заниматься в такой ситуации. Осторожно высвободившись из объятий травницы, юноша встал с кровати. Привести себя в порядок ему удалось достаточно быстро. Стараясь не смотреть на полуобнаженную женщину, говорящий поискал глазами хоть что-то похожее на одеяло. Искомый предмет лежал свернутый в углу на стуле. Иштэ развернул его и аккуратно накрыл Рэн, после чего спустился вниз по лестнице. Уже у самого выхода из лавки, в памяти проклятого вспыли последние слова травницы: «не исчезай». Стражник замотал головой. Она была пьяна. Нельзя слушать, что говорит женщина в таком состоянии. Потом они оба пожалели бы о произошедшем. Коттон знал, что если уйдет сейчас, потом будет жалеть всю оставшуюся жизнь, но так было правильнее. У них не могло ничего получиться, лишь мимолетная интрижка, развлечение на одну ночь. Тем более, что он жил в Вильдане, а она в Хартаде. У него была своя жизнь а у  нее — своя. А даже если между ними и могло что-то возникнуть… Танцор. Этот тип наверняка все испортит. Он появится в самый неподходящий момент и  в мгновение ока  разрушит все то, что удастся создать за это время, как уже случилось однажды. Доводы разума оказались очень убедительными, и Коттон почти поверил, что в действительности он не пытается убежать от самого себя, испугавшись разгорающихся в груди чувств. Почти поверил. Отбросив все сомнения, Коутон перешагнул порог и направился прочь, в сторону выхода из города. Впереди у него был долгий путь в Вильдан. И пускай воспоминания обо всех этих событиях еще надолго тяжким грузом лягут ему на сердце, иштэ надеялся, что повседневная суета поможет ему в конце концов избавиться от ненужных сомнений и сожалений и забыть это мимолетное увлечение. «Не исчезай» Вздрогнув, Проклятый не замедлил, а даже наоборот, ускорил движение. Проклятый боялся, что если он сейчас даст слабину, дрогнет под натиском своих сомнений, его выдержка треснет по швам, и говорящий рванется обратно в лавку на всех парах послав к Тейару все доводы разума.
Уже на полдороге юноша вспомнил, что так и не забрал свою рубашку. Особо не раздумывая, парень просто махнул на это рукой. Возвращаться — плохая примета.

+1

40

Как всегда, Рэн проснулась резко. Воспоминания, словно водопад обрушились и захлестнули сознание. Смяли, закружили ворохом образов и погрузили на дно отчаянья. Девушка простонала и зажмурила глаза. Хотелось с головой укрыться под одеялом, уснуть снова и проснуться совсем при других обстоятельствах. Но лежать оказалось еще хуже - запах трав, который еще недавно так чудесно убаюкивал ее перед сном и дарил светлые грезы, сейчас навевал совсем другие воспоминания. Воспоминания от которых сердце сладко ныло, а щеки то и дело заливал румянец. Надо было поскорее прекращать это мысленное безумие.
Арэн резко села на кровати и откинула одеяло. С интересом травница обнаружила, что на ней отсутствует часть одежды. Рэн нахмурилась и вздохнула. "Неужели я была настолько пьяна, что не помню, как мы снова... Нет-нет-нет. Не может быть. - Девушка вскочила с постели и осмотрелась. - Он ведь не мог просто воспользоваться мной пока я спала? Ведь так?" Девушка замерла, прислушиваясь к ощущениям, но ничего, кроме сильной жажды она сейчас не испытывала. Арэн даже зарычала от досады и взлохматила свою голову, пытаясь восстановить события вчерашнего. Но после того, как ее несли на руках, воспоминания туманились. Кажется она целовала иштэ. Или это он ее? Девушка потрясла головой.
Внизу послышался какой-то шум. Сердце с огромной силой ударило в грудь и учащенно забилось, гоня кровь к уже пылающим щекам. Вот сейчас она все и узнает. И выскажет все, что думает об этом типе. Непременно выскажет. Только надо перестать так глупо улыбаться. Одеваясь на ходу, Арэн стремительно сбежала по лестнице и замерла на пороге кухни. Сердце тоже замерло и свинцовым камнем упало куда-то вниз.
- Он ушел около семи часов назад. - Феанор сидел около окна и старательно вылизывал свою шерстку, сияющую в лучах закатного солнца.
"Вот и все." - Мелькнула мысль в голове. На глаза почему-то стали наворачиваться слезы. Рэн закусила нижнюю губу и часто заморгала, стараясь не расплакаться. Было обидно, жалко себя, но самое главное, у таррэ сейчас было чувство, что она потеряла что-то важное. Упустила шанс, который дается лишь один раз в жизни. И вот уже ничего не вернуть, прошлого не изменить и остается только сожалеть о несбывшемся. Рэн понимала, что это все глупости, но боль от этого меньше не становилась. Мириады мыслей раздирали грудь на части и шипели, извивались клубками змей в голове. "Ты сама виновата." - Проползла и ужалила одна мысль. "Разве не ты так хотела его выпроводить?" - Поспешила следом вторая. "Без любовного зелья ты никому не нужна." - Еще одна больно укусила, впрыскивая яд. Фенек тут же почувствовал настроение хозяйки и прервал свое умывание.
- Днем заходила Аса и принесла печенье. Не хочешь попить чай и рассказать, что произошло вчера? - Арэн вытерла пальчиком уголки глаз, кивнула и загремела посудой. В горле стоял ком, но привычные действия успокаивали. Вскоре таррэ сидела за столом с чашкой обжигающего чая и нехотя рассказывала феньку всю историю. А заодно и себе, всматриваясь в ситуацию под другим углом. Словно это все происходило не с ней, а какой-то другой травницей. Надо отметить, что той еще безрассудной идиоткой. Под конец Арэн даже слегка развеселилась и то и дело вставляла едкие комичные замечания по поводу своего нелепого поведения.
- И чего ты расстроилась? - Фенек выслушал сбивчивый рассказ девушки и теперь недоуменно уставился на свою хозяйку янтарными глазами. - Ты воспользовалась им, он воспользовался тобой. Все получили удовольствие. Расслабься и живи дальше. - Зверек недовольно фыркну, а потом с сомнением посмотрел на Рэн. - Или дело в другом? Неужели он так тебе понравился?
- Нет! - Выпалила Арэн, но вновь покрасневшие щеки говорили об обратном.
- Милая, но ты же совсем его не знаешь. Ты сама говорила, что не веришь в любовь с первого... эммм... взгляда. - Кошак скривился. - Все это сродни действию любовной ягоды и скоро выветрится. Вот увидишь. Послушай опытного и умудренного в этом деле фамилиара. И даже лучше, что все так закончилось, до того как ты разочаровалась в нем. - Фенек встал и выгнул спину дугой. - Не забывай себе голову. Я бы посоветовал тебе сходить в дом утех, чтобы перебить эти воспоминания, но ты ведь не послушаешь этот мудрый совет.
- Все в порядке. - Таррэ шмыгнула носом. Фамилиар почти всегда оказывался прав. Да и травнице заметно полегчало после того, как она выговорилась. - Я лучше пойду в лабораторию. Спать все равно неохота.
Девушка встала и потянулась. Уже около лестницы она заметила валяющуюся на полу рубашку и спешно отвернулась от нее. Она займется этим позже, когда на всякие глупые мысли просто не будет сил.

+1


Вы здесь » За гранью реальности » Оконченная история » Две напасти в одном флаконе