За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » С миру по нитке » Окраина Шхааса. Дом семьи Триш'Эйкис.


Окраина Шхааса. Дом семьи Триш'Эйкис.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[float=right]http://s7.uploads.ru/2pQfS.png[/float]Нельзя сказать, что особняк как-то выделяется на общем фоне остальных домов, расположенных в округе. Простой трехэтажный дом с обширным подвалом, в котором оборудована лаборатория, с темным и немного мрачным чердаком, на котором можно найти множество ничего не стоящих сокровищ. Самая выдающаяся комната по мнению обитателей дома - библиотека, по совместительству являющаяся кабинетом главы семьи. Старинное здание держится в идеальном состоянии, не смотря на отсутствие всевозможных архитектурных украшений и показушного лоска. Его главная задача быть уютным и манить к себе после тяжелого дня или долгой дороги, и он справляется с этим, согревая теплом огня в каминах, утешая родной и домашней обстановкой комнат, интригуя множеством стеллажей наполненных книгами. И сад - он просто умоляет войти в него, побродить по тропкам среди художественно растрепанных кустов и деревьев, посидеть на лавке, спрятанной в тени одного из зеленых великанов, полюбоваться Шхааским небом, лежа на траве.
Особняк стоит на этой земле уже не одну сотню лет и хранит множество воспоминаний, невольно всплывающих на подкорке жильцов, хотят они того или нет. Он помнит и напоминает им, ведь забывать нельзя.

0

2

[ Квартира над лавкой травника. Вильдан. ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png
3 число Страстного Танца 1647 год, день

Как часто она представляла себе это место? Не счесть тех раз. Едва в ноздри ударил запах озона, смешанного с ароматом пачули, а на поднятое к небу лицо упали первые капли бушующей в округе грозы, как губы дрогнули в болезненной и кривой улыбке, а пальцы сжались едва не до хруста. Она зажмурилась на секунду, ощущая такой родной, такой забытый тропический дождь, смывающий накопившееся напряжение, уносивший частички страха и растерянности, подпитывая змею, словно иссохшее в пустыне дерево, своей силой и неуправляемой мощью. Она облизнула губы и огляделась, все так же приобнимая своих спутников за плечи. Не то, чтобы она хотела приплетать сюда Арэн, но выбора теперь не было. А стоит сейчас замедлиться и она откажется от этого решения, спешно ретировавшись обратно в тень своей нынешней жизни.
- Я не была здесь уже... Да почти семьдесят лет как, - асура криво ухмыльнулась и окинула сад тоскливым взглядом, - Последний раз перед тем, как меня на месяц заперли. Не думала, что захочу вернуться, но повод слишком уж заманчив.
Крепко держа обоих за руки, змея неторопливым шагом направилась к дому. Его кинжал она так и не вернула, заткнув его за пояс, рядом со своим и прикрыв полой куртки. Безрассудно ли вернуться сюда? Безусловно,  даже идти в заброшенный храм на ночь глядя было не так рискованно, как прийти сюда. Но она слишком устала, чтобы и дальше держать себя в руках. Слишком много событий произошло за последние дни, слишком много потрясений. Сколько раз за это время она стояла на грани, заглядывая в глаза Габриэль? Ещё один раз мало что изменит по сути.
Гроза все набирала обороты, и когда они подошли к задней двери, то уже были мокрыми насквозь. Девушка отпустила Арэн, все еще цепко держа проклятого, словно боялась, что он исчезнет как только она разожмет руку. Потертый старый ключ лежал там же, где и всегда, так что попасть в кухню не составило труда. В кладовой кто-то шуршал мешочками и постукивал баночками, но ассури это сейчас крайне мало беспокоило. Она приложила палец к губам, призывая ребят двигаться как можно тише, и двинулась к лестнице, ведущей на второй этаж. Чуткий змеиный слух позволял им останавливаться и таиться в нужные моменты, а тот факт, что дом за столько лет не претерпел никаких существенных изменений, способствовал беспрепятственному путешествию. Шум грозы так же заглушал любой неосторожный шум, вызванный ими. Только сердце колотилось где-то в горле, вынуждая Сайленсс то и дело его сглатывать.
Кабинет отца, по совместительству являющийся библиотекой и любимым местом Сай в родительском доме, встретил их немного спертым запахом старых книг и мягким полумраком, разбавляемым магическими светильниками. Хозяин дома никогда не позволял погружать эту комнату в полную темноту, частенько посреди ночи приходя сюда. С тех лет, по-видимому ничего не изменилось. Она целенаправленно двинулась к дальней стене, минуя многочисленные стеллажи и полки с книгами.
- Всегда любила его кабинет. Могла часами здесь пропадать, вчитываясь в очередную книгу, - девушка указала Коттону на небольшой тупичок, образованный тремя шкафами, - Вот здесь раньше кресло стояло маленькое. Удобно было спрятаться здесь с лампой. Отец всегда делал вид, что не замечает моих ночных посиделок, а я наивно верила, что невероятно хитрая и ловкая, раз ещё ни разу не попалась. И почему то меня совсем не удивляли цукаты в вазочке, спрятанные на соседней полке, - она закусила губу и осторожно отодвинула стоящий в этом месте толстый фолиант, - Вот здесь. Она всегда была полной.
Ассури провела ладонью по пустующей полке, но книгу на место не поставила. Казалось, стоит оглянуться, как можно будет разглядеть силуэт сидящего за столом отца, увлеченно записывающего что-то в толстой тетради, а за дверью раздаётся стук каблуков и мать, попытавшись напустить в голос побольше суровости, все равно ласково позовёт его в постель. Змея не удержалась и обернулась, судорожно выдохнув, когда разглядела очертания пустого стула. Они подошли к невысокому столику, стоящему в самом тёмном углу помещения. Ей не обязательно было смотреть на это, чтобы видеть. Видеть мысленным взором памяти то, что изображено на висящем над столом гобелене. Она неподвижно постояла несколько минут, до крови кусая губы и борясь с желанием разреветься, только крепче стиснув ладонь Кота.
- Сейчас, возьму лампу, - асура глубоко вздохнула, проглотив вставший в горле ком, и сходила за светильничком, - Собственно, это то, ради чего я тебя сюда и привела, пожалуй. Хотя, если быть совсем честной, то это наверное очень эгоистично с моей стороны.
Сайленсс подняла лампу повыше, освещая вышитый герб семьи Триш'Эйкис.
- Ещё вчера такой был изображен на моей спине. Змей, окруженный созвездиями и оплетающий все лунные фазы. Наш род всегда занимался алхимией, как минимум один наследник шёл по этому пути. Я в своё время верила, что тоже по нему пойду, несмотря на то, что не могу наследовать и вообще Фогорм слишком влияет на меня, чтобы позволить стать хорошим алхимиком и учёным.
Она опустила руку и свет упал на лежащие на столешнице предметы. Третий и последний кинжал отсутствовал. Змея достала из-за пояса кинжал иштэ и положила слева, идеально вписав его в имеющуюся вмятину. Чуть нахмурилась и, немного подумав, достала свой и положила справа.
- Ну, как то так, третий у отца должен быть, - вместо ожидаемой бури чувств, на неё накатила дикая усталость, поэтому Сай просто крепко сжала плечо проклятого, а затем села на пол, облокотившись спиной о стену, - Младший брат, - она усмехнулась и, откинув голову, закрыла глаза.
Время текло вязкой смолой, медленно перетекая в нижнюю половинку часов, поэтому змея не могла бы с точностью сказать сколько прошло времени, прежде чем в коридоре раздались негромкие ровные шаги, ритм и звук которых она узнала даже спустя столько лет. Заполонившие разум воспоминания развеялись в тот момент, а под сердцем что-то резануло, но на лице не отразилось никаких чувств, кроме усталого ожидания. Дверь кабинета скрипнула и в комнату вошла невысокая седовласая женщина. Еще несколько шагов и она увидела незваных гостей, а маленькая вазочка с цукатами, которую она несла в руках, звонко столкнулась с каменным полом, разлетевшись на осколки. Стражница медленно поднялась на ноги и повернулась к хозяйке дома, с тупой и отстраненной болью в груди сознавая, насколько она состарилась за все прошедшие годы. И насколько старше выглядит она сама, теперь явно могущая представить себя уже меньше, чем через сотню лет.
[float=left]http://s3.uploads.ru/7eSw1.png[/float]- Здравствуй, мама,- Сайленсс смотрела в стремительно наполняющиеся слезами глаза, сложив руки на груди и слегка наклонив голову,- Извини, что без приглашения, решила показать младшему братцу наш дом, предположила, что ты не будешь против,- она не дала матери даже секунды, чтобы что-то ответить или предпринять, а сразу продолжила,- Криссп все еще увлекается татуировкой? Коттону срочно нужна рунная, защищающая от ментальных воздействий. Полагаю, что такую малость для собственного ребенка ты устроишь. Может даже этим жизнь спасешь, откупая прошедшие годы,- сердце обливалось кровью так же, как заливалось слезами лицо Асшоры, но бывшая убийца держала свою маску крепко, не позволив дрогнуть ни единому мускулу на лице, и даже веки опускались и поднимались с привычной скоростью. У нее слез не было,- Я не осуждаю. Выбор ваш, а скорее всего отца. Можешь считать этот шанс прощальным подарком от меня,- змея грустно улыбнулась, все же выдавая истинную эмоцию, но едва пожилая женщина шагнула к ней, как асура отпрянула прочь. Нельзя, иначе она просто сломается и от змеиной души не останется ничего,- Береги себя, мама,- она оглянулась на ошарашенных друзей, забрала свой кинжал с подушки и вытащила свиток. Провела пальцем по руне, думая о своей захламленной и такой успокаивающей гостиной,- Твой внук, к слову, тоже иштэ.

http://s1.uploads.ru/i/EgrZt.png [ Квартира над лавкой травника. Вильдан. ]

Отредактировано Сайленсс (2017-09-20 17:50:21)

+4

3

Коттн, Аерэна [ Квартира над лавкой травника ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png
3 число Страстного Танца 1647 год, день
Спасения от мучительной боли не было. Коттон был готов даже умереть, лишь бы избавиться от этого кошмара, но смерть не спешила к нему. Зато примчалась Сай. Видимо, его падение наделало слишком много шума. Женщина изумленно смотрела на него, потом что-то говорила, но разобрать слов не удавалась из-за оглушительного звона в ушах. Неизвестно, как долго могла продолжаться эта странная сцена, но внезапно иштэ ощутил невероятное облегчение. Боль ушла, а еще теперь он мог свободно дышать. Стражник вздохнул полную грудь воздуха. Никогда раньше он не дышал с таким наслаждением и не понимал, что можно получать удовольствие от такого простого и обыденного процесса.
Но счастье парня длилось недолго. Вдоволь надышавшись, Коутон ощутил на своей груди странную тяжесть. Повернув голову, говорящий обнаружил, что прямо на нем лежит…. Рэн? Он что, бредит? У него галлюцинации? Ехидный смех и комментарий Сай, про которую мужчина уже умудрился забыть, окончательно лишили его единственной надежды. Перед ним действительно была Аерэна, и выглядела она, мягко говоря, не лучшим образом. «Вот уж действительно свалилась, как снег на голову». Как еще отреагировать на это происшествие Коттон не знал, поэтому лишь изумленно хлопал глазами, пока девушка приходила в себя.
Не успел иштэ прийти в себя от одного потрясения, как за ним последовало другое.
- Где ты его взял? - неизвестно что удивило Коттона больше: резкий злой окрик только что смеющейся змеи или приставленный в мгновение ока к горлу свой же кинжал. «Да что с ней сегодня такое? Вначале убить угрожает, а потом пытается воплотить эту угрозу в жизнь? Видать, хорошенько по голове приложили, раз она себя ведет так неадекватно» Как ни странно, испуганным стражник себя не чувствовал - слишком велик был шквал обрушившихся на него в последнее время эмоций, и страху просто не осталось места. Отвечать на заданный вопрос мужчина тоже не спешил, потому что не сразу понял, о чем его, собственно, спрашивают. Она набросилась на него из-за кинжала? Мысль была нелепа, но другого объяснения всему этому говорящий не находил. А затем на юношу нахлынули воспоминания. Отец, аккуратно достающий кинжал и бережно вкладывающий его в руки своего сына. Негромко сказанные слова, которые не могли ничего изменить, но меняли все. Слова, которые на долгие годы лишили мальчика покоя. До тех пор, пока не стали всего лишь воспоминаниям. И вот теперь, так неожиданно и нелепо, старые, никому не нужные воспоминания были бесцеремонно выдернуты на поверхность его разума и вновь обрели над ним власть. А он на мгновение стал тем самым маленьким мальчиком, вокруг которого только что рухнул привычный мир, на руинах которого теперь следовало построить что-то новое. Но все это длилось всего лишь мгновение. Потом он снова стал самим собой. И ему угрожала смертью, прижимая кинжал к горлу, его напарница.  Отвечать на вопрос в таком унизительном положении не хотелось. Что она о себе возомнила? Почему позволяет себе разговаривать с ним в таком тоне? А если он не станет отвечать? Убьет его? Посмотрев в холодные змеиные газа, иштэ понял, что может быть и так. Но упрямство в который раз оказалось сильнее инстинкта самосохранения.
- Сначала убери оружие, а потом поговорим. Нормально. В таком положении, знаешь ли, не очень удобно вести беседу.
- Где ты его взял?! Я вс-с-скрою тебе глотку, ес-с-сли ты не ответиш-ш-шь мне.
Подозрения Коттона подтвердились. Змея была настроена более чем решительно, о чем ясно дала понять своей репликой. Надрез на коже юноша заметил значительно позже. Вот тут ему бы следовало остановиться и внять голосу рассудка, но Коутона уже понесло.
- Ну что же, хочешь резать, давай, режь, - иштэ ухмыльнулся, представляя, каким безумцем сейчас выглядит, - только интересно, как ты собираешься допрашивать труп? Или тебе не нужен ответ? А на самом деле ты хочешь лишь крови? Может быть, ты просто хочешь выпустить наружу свою злость и ненависть? Так чего ты ждешь? Давай! Всего лишь одно движение, и тебе станет легче!
- Ты скажешь мне правду. Ты хочешь ее сказать и сопротивляться желанию не выйдет. Скажи мне, Коутон, откуда у тебя этот кинжал? Расскажи же, когда ты впервые взял его в руки, у кого забрал, что сделал с тем, кому он принадлежал до тебя? Ты знаешь чьё это оружие, Коттон?
Как ни странно, змея его не убила. А всего лишь вновь повторила свой вопрос. Неужели она решила взять его упрямством? И это сработало. Если потом кто-нибудь спросит, почему проклятый решил все же уступить и ответить, он сам не сможет дать внятного ответа. Ничего удивительного, учитывая, что большинство его поступков вообще не возможно объяснить с точки зрения логики или здравого смысла.
- Отец отдал это оружие, когда мне исполнилось десять лет. Харло нашел его в корзинке, вместе со мной. По его словам, кинжал принадлежал кому-то из моих настоящих родителей. - Коттон говорил торопливо, стремясь как можно быстрее выдать запрашиваемую информацию. Ответив на вопрос, иштэ наморщил лоб, пытаясь вспомнить, не упустил ли он чего-нибудь важного или значимого? Кажется нет, но лучше все же в этом удостовериться:
- Ты удовлетворена ответом? Или же тебя интересуют еще какие-то подробности?

Под смех ассуры Рэн пыталась восстановить дыхание, а главное упорядочить мысли и логично объяснить себе происходящее. Вопрос к подруге про цацки отпал, стоило таррэ чуть повернуть голову у обнаружить на проклятом точно такую же красную капельку, как и на ней. Девушка даже сперва не поверила и дотронулась до кулона на шее - все верно, украшение, что она нацепила перед перемещением в дом было на месте. Так значит все дело в этой красивой безделушке? Но как она оказалась у нее? Арэн уже сделала медленный вдох, чтобы спросить об этом у проклятого, как ее бесцеремонно отшвырнула Сай. А потом между коллегами состоялся весьма странный разговор. Если не назвать это допросом. Ведь, если бы иштэ знал Сайленсс получше, то не увиливал. Шипящие нотки в голосе, да и ее интонация - все говорило о том, что змея сейчас вовсе не шутит. Только вот Рэн совсем не хотелось, чтобы та вредила Коттону. Девушка чуть качнувшись села, она подбирала слова, чтобы успокоить подругу, когда услышала песню. О да, она была прекрасно осведомлена о способности ассуры. Знала на что может быть способна ее песна, но не отошедшее после недавнего удушения сознание с жадностью впитывало магические слова. Таррэ поняла, что ей жизненно необходимо говорить исключительно правду. То что она думает и чувствует. Даже жаль, что змея куда-то ушла, но был еще проклятый. К нему Рэн и решила обратиться.
- Я ни фига не поняла, что сейчас произошло, но это меня не особо волнует. Ты жив - и это главное. - Торопливо проговорила травница, почувствовав облегчение от сказанных слов. - Меня больше интересует почему на тебе такая же побрякушка, и как попал ко мне этот амулет?

Потребности змею не заинтересовали. Зато эстафету перехватила немного оклемавшаяся травница. Вопрос, заданный Рэн, застал Коттона врасплох. Не успел он ответить на все вопросы Сай, как его тут же взяла в оборот травница. Но в конце концов, из-за этой побрякушки происходит что-то странное, и девушка имеет право знать обо всем этом правду, верно? Ну или хотя бы большую ее часть.
- Я купил их в лавке ритуальных принадлежностей. Понимаешь, изначально я в тот район не собирался, но заглянул к лекарю, чтобы вылечить шрамы на руках. И что-то меня надоумило потом зайти в это странное место. Там я увидел на стене кинжал. Такой красивый, такой…- иштэ на мгновение задумался, пытаясь подобрать эпитеты, достойные «владыки страданий», - мрачный, опасный. Я не смог пройти мимо и купил его. Самое интересное, продали мне его чуть ли не даром. А затем… - как только в своем рассказе юноша добрался до странного разговора с продавцом и покупки амулетов, как в комнату вошла Сай. Беседу тут же пришлось прервать, потому что стражница бесцеремонно сгребла их с таррэ в объятия, молча сунула каждому из них в руки по свитку с телепортацией и куда-то телепортировала.

Любопытство травницы, так и не было удовлетворено. Ведь стоило проклятому коснуться интересующей ее темы, как объявилась Сай. И, пока таррэ непонимающе смотрела на врученный свиток, телепортировала их. В лицо тут же ударил влажный ветер. Запахло свежестью, а вскоре и полил теплый ливень. Но девушка была совсем не против таких погодных проявлений, так как после душного помещения, свежий воздух оказал весьма благотворное воздействие на самочувствие Рэн. Да и воздействие змеиной магии уже теряло силу, так что девушка пришла в себя и удивленно оглядывалась, пока они тайком пробирались по незнакомому дому. Что происходит что-то серьезное и весьма странное было понятно без слов. Но спросить что-либо пока не решалась, лишь молча следуя за Сайленсс и иштэ.

Коттон окончательно перестал понимать, что происходит. Тем более он не имел представления, что на этот раз взбрело в голову полоумной змеюке и куда она их всех закинула. «Пора дать понять этой женщине, что хорошо бы вначале спрашивать мнение окружающих, прежде чем совершать такое. Вот вернемся, я ей все выскажу. И пусть не думает, что только она одна умеет грозно махать острыми предметами». Не прибавляла хорошего настроения и гроза, разразившаяся над тремя путешественниками. Проклятый, одетый довольно легко, и никак не рассчитывающий отправиться ни с того ни с сего в путешествие, промок насквозь. Но свое недовольство Коутон до поры до времени оставил при себе. Иштэ краем глаза покосился на Рэн. По крайней мере внешне девушка казалась такой же растерянной, как и он. Значит это путешествие стражница планировала в одиночку. Или нет? Тейар этих женщин разберет!Для чего вообще ассура их сюда притащила? И что это за место? Хотя бы на второй вопрос ответ проклятый все же получил. Посыпавшиеся вдруг как из рога изобилия воспоминания дали ясно понять, что сейчас они все находятся в родном доме Сайленсс. «Это все, конечно очень интересно, но с чего это ты вдруг решила устроить нам экскурсию по родным местам?» Ответ на этот вопрос тоже прозвучал, когда напарница закончила возиться со столешницей и положила туда отобранное ранее у Коттона оружие. Причем такой, который проклятый ожидал услышать меньше всего.
- Младший брат, - с усмешкой произнесла женщина, глядя на него и сжимая плечо говорящего. Сперва юноша ничего не понял и решил, что упустил какую-то часть семейной летописи, но потом до него начало доходить, что именно имела ввиду стражница. Нет. Этого просто не могло быть. Сам не зная почему, Коутон упорно пытался отрицать имеющиеся факты. Все здесь увиденное — ложь, мистификация, разыгранная непонятно с какой целью.  Когда первая волна паники прошла, парень успокоился и признал очевидное. Похоже, змея оказалась права. И в конце концов, ему-то зачем теперь волноваться? Это пусть она теперь переживает, что у нее появился такой родственничек. Иштэ слегка приподнял уголок рта в едва заметной улыбке и покачал головой. После исчезновения Харло он совсем забыл, что это значит, иметь семью. Неужели теперь придется это вспоминать? Сбитый столку, мужчина еще немного помолчал, не зная как правильно реагировать на это неожиданное открытие.
От раздумий проклятого оторвал звон разбившей посуды. Вздрогнув и подняв глаза, Коттон увидел перед собой невысокую седоволосую женщину.
- Ну здравствуй, мама, - слова Сайленсс заставили проклятого вздрогнуть еще раз. Произнеся еще пару колкостей и что-то упомянув про какую-то татуировку, стражница просто напросто взяла и исчезла, оставив его и Рэн в чужом доме, рядом с совершенно незнакомой им женщиной.

Сказать что Арэн была в шоке - ничего не сказать. Происходящее просто выбивало почву из под ног. Уже на словах о младшем брате таррэ открыла рот и остановилась как вкопанная, переводя ошарашенный взгляд с ассури на проклятого. А на моменте встречи новоиспеченных родственничков с матерью девушка покачнулась и схватилась за ближайший стеллаж. У Арэн даже вырвался нервный смешок и, кажется, глаз задергался. Благо она стояла сейчас на другом конце библиотеки и никто на нее не обратил внимания. Но окончательно ее добила Сай, когда кинула напоследок фразу о сыне и благополучно смылась. Вот тебе и подруга! Ладно иштэ тут восстанавливал родственные связи, но она-то что здесь забыла? Хрен знает где, без вещей, лишь с парой монет, да с этими до жути непонятными амулетами. Еще и мокрая насквозь!
Сперва Аерэна решила, что от холода у нее замерзли и онемели руки, так что даже не обратила никакого внимания на легкое покалывание в пальцах, продолжая сверлить разъяренным взглядом место, где только что стояла ассура. От мыслей о достойной мести Сайленсс ее отвлекла огненная вспышка около руки. Девушка повернула голову и удивленно уставилась на весело полыхающие древние свитки. Тонкая бумага разгоралась весьма быстро, еще немного и огонь непременно перекинулся бы на книги. Арэн не долго думая просто сгребла бумаги рукой, скидывая их на пол. Правда от этого огненные язычки заплясали еще веселее и выше, радовало только, что уже на полу. Не придумав ничего лучше, травница активно принялась растаптывать костерок. Но тот и сам затухал без новой пищи, распадаясь под ударами ножек на веселые летающие искорки. Расправившись с последним тлеющим кусочком, Рэн подняла голову и и встретилась с обращенными на нее взглядами.
- И-извините. - Таррэ выдавила из себя улыбку, больше похожую на безумный оскал. И если раньше у нее был шанс остаться до какого-то времени незамеченной, то после этого огненного шоу он благополучно улетучился. Радовало только осознание, что ее неконтролируемая магия завязана на вспышках гнева. И не важно на кого этот гнев направлен.

офф

совместный пост с Аерэной

Отредактировано Коттон (2017-09-12 18:53:47)

+3

4

Глядя на растерянную Рэн, Коттон едва не рассмеялся. «Скоро у нее войдет в привычку поджигать все в пределах видимости». О том, что чаще всего «в пределах видимости» отныне будет находиться он, юноша старался не думать.
«Наверное я должен что-то сказать?» - Коутон даже не знал, как обращаться к стоявшей перед ней женщиной. Выходка травницы дала ему возможность собраться с мыслями, но толку от этого не было никакого. Сай поступила очень плохо, заварив всю эту кашу и свалив в неизвестном направлении после этого. В очередной раз пообещав себе высказать потом змее все, что он о ней думает, проклятый для начала решил ограничиться банальным «здравствуйте», но даже рта не успел открыть, как на него обрушилась новая напасть. В прямом смысле этого слова.
Кучка свитков, не пострадавшая во время поджогов, непроизвольно взлетела в воздух и врезалась в голову иштэ. Пока мужчина изумленно моргал, пытаясь сообразить, что могло пойти не так на этот раз, сбоку от него появился неясный силуэт.
- Убирайся! - тоненький визгливый голосок мог принадлежать только маленькой девочке. И его обладательница была явно чем-то рассержена. - Кретин! Увалень безмозглый! Это не твой дом! Убирайся! Тебе здесь не рады! - Каждый выкрик сопровождался новый порцией запущенных в стражника свитков. Но теперь уже парня было сложно застать врасплох, и от большей части «снарядов» он смог благополучно увернуться.
- И эту свою рыжую забирай! Приперлись без приглашения, так еще и чужое имущество портят! УУУУИИИИ!!! - Оглушительный визг, последовавший за метанием свитков, едва не заставил стражника упасть на колени. В первые мгновения говорящий ничего не понял, зато теперь ему стало понятно, что он имеет дело не с обычном ребенком, а с призраком. Очень невоспитанным призраком.

Сонм самых разных мыслей грянул в голове и женщина пошатнулась, теряя связь с реальностью. Слишком быстро, внезапно, сильно. Она не была готова даже к малой части того, что произошло за последние десять минут. Асшора оперлась о стоящий рядом шкаф и прикрыта глаза, собираясь с силами. В конце концов, она привыкла всегда держать себя в руках и делала это не в пример лучше старшей дочери. Ассури глубоко вздохнула и подняла взгляд на иштэ. Однако, от необходимости что-то говорить ее избавила рыжеволосая незнакомка. Весьма оригинальным способом, что невольно вызвало на губах тень улыбки, которая оформилась в более настоящую, когда смущенная девушка пробормотала извинения.
- Не страшно. Сомневаюсь, что мой супруг когда-нибудь заметит пропажу своей крайне ценной макулатуры,- голос женщины оказался мягким, текучим, не в пример звонче чем у Сай и никак не связался с почтенным возрастом,- Удачно, что он как раз отбыл по делам.
Продолжить столь дикое и странное знакомство в том же плавном ключе не удалось - на парня свершилось таинственное нападение оставшихся целыми свитков. Судя по взгляду в сторону, он явно видел причину этой диверсии. Асшора изумленно проследовала за его взглядом, но ничего не обнаружила.
- Коттон, что случилось?- голос сорвался на шепот, назвать имя собственного ребёнка вслух оказалось тем ещё испытанием, после стольких лет молчания и притворства.

- Кое-кто не слишком рад нашему появлению в этом доме,  - Коутон поморщился, когда девчонка, явив себя все-таки во всей красе, показала язык и издала неприличный звук, стараясь заглушить его голос. - в доме ничего странного не происходило последнее время?
- Происходило. В мой дом приперлись какие-то недоумки. Мой дом, мой дом, мой дом, МОЙ МОЙ! МОЙ!!!
Очередного потока визгливых оскорблений говорящий дожидаться не стал. Призрачная горлопанка показалась и осторожничать не собиралась, значит еще не поняла, с кем столкнулась. Это хорошо. Мужчина пошевелил пальцами, сотворив простейший знак и бросил короткую формулу. Изгонять надоеду он пока не собирался, желая ее просто припугнуть и проверить на прочность. Результат был удручающим: заклинание не подействовало, а значит перед ним был довольно таки не слабый субъект.
- Грубиян!!! Маленьких бить!? Уууу я все маме расскажу!!! - Поступок стражника возмутил девчонку до глубины души, и свое возмущение она громогласно высказывала, кружась по комнате у над головой и продолжая кидаться всякой мелочью. Причем доставалось не только Коутону, но и Аерэне. Коттон искренне надеялся, что «мама» - не еще один призрак, особенно если у нее при жизни был такой же скверный характер, как и у ее дочурки.
Оставив на некоторое время беснующееся чудо в покое, проклятый решил для начала собрать как можно больше информации о своем потенциальном клиенте.
- Вам знакома маленькая девочка с короткими черными волосами и большими глазами, имеющая очень скверный характер? - Описание было так себе, но более подробно обрисовать призрака Коутон просто не мог. - Ах да, еще родинка вот здесь. - Иштэ ткнул себя пальцем в щеку и вздрогнул, потому что в эту самую секунду несносное привидение подлетело к нему сзади и заорало прямо в самое ухо:
- БУ!

Женщина окончательно запуталась в происходящем. Что может быть более странным, чем то, что уже произошло за этот вечер? Разве что мальчик имел ввиду нечто более сверхъестественное и менее объяснимое. Ассури растерянно посмотрела на рыженькую девушку, словно ища у той некой подсказки, но та помочь ей не смогла. Асшора собралась было ответить отрицательно, как Коттон задал следующий вопрос и удивиться пришлось ещё больше.
- Не совсем, похоже на младшую сестру мужа, я видела на картинах. Но она умерла ещё в детстве...- женщина озабоченно разглядывала сына, понимая, что происходящий вокруг хаос не его рук дело и не его подруги, - Прости, но я не понимаю...
Впрочем, во всем были свои плюсы, даже в воцарившемся в кабинете бардаке - сердце немного успокоилось и перестало грозить пожилой женщине скорым инфарктом от нахлынувших переживаний.

Иштэ попытался поставить себя на место стоящей перед ним женщины и мысленно усмехнулся. Должно быть, со стороны все это выглядит очень дико.
- У вас дома обитает призрак этой девчонки. Похоже, раньше он сидел тихо, но наше появление его обеспокоило. Теперь эта сущность начала проказничать. Впрочем, собой опасности душа не несет, если только, для свитков вашего мужа. - То что сейчас он говорит о своем настоящем отце, Коттон понял не сразу. Как только этот факт дошел до него, проклятый ненадолго замолчал, пытаясь справиться с обуревавшими его эмоциями. - Я могу либо изгнать ее, либо узнать, что ее держит здесь. Скорее всего, малютка просто не осознала своей смерти. В таком случае отправить душу в изнанку будет легко, но мне нужно знать ее имя. Да, я умею разговаривать с призраками. - Стражник прочел в глазах женщины немой вопрос и ответил на него, криво ухмыльнувшись.
- Бяка! Бяка! Эй, я с тобой разговариваю, не смей меня игнорировать! Это не честно! - Полупрозрачное существо зависло между Коутоном и женщиной, которая являлась его матерью. Призрачная девчонка недовольно топнула ногой, грозно уперла руки в бока и явно готовилась опять завизжать.

Она никогда не думала, что ей до ведётся поговорить с ним. Или хотя бы просто увидеть вблизи. Ассури внимательно слушала проклятого и невольно искала какие-то общие черты, неосознанно подмечала манеру разговора и губы силились улыбнуться ему, несмотря на ситуацию.
- Ее звали Сайленсс, - она все же мягко улыбнулась, поймав его удивленный взгляд,- Он очень любил свою сестру и назвал дочь в ее честь, словно это могло вернуть частичку той любви.
Женщина отвела взгляд и поджала губы, смущаясь своего желания расплакаться. Вместо этого она подошла к девушке и ласково приобняла ее за плечи, давая понять, что бояться ее точно не стоит, да и вообще сейчас всем лучше успокоиться. Асшора подняла  серые глаза на сына и в них мелькнула искра интереса, так часто сверкавшая в глазах ее старшей дочери. Она с некой, пусть и незаслуженной, гордостью ждала, пока Коттон справится с этой нежданной трудностью.

Услышав имя призрака, Коттон невольно вздрогнул и удивленно посмотрел на ассуру. Женщина смотрела на него, и в ее глазах Коутон уловил какую-то потаенную тоску и что-то еще, чему иштэ не смог подобрать правильного определения. Чем были вызваны эти эмоции? Воспоминаниями о прошлом? Или его присутствием в этом доме? Проклятый не знал ответа. Да и не время сейчас сентиментальничать. Следовало как можно быстрее отправить в изнанку душу, слишком задержавшуюся в этом мире. Говорящий не по наслышке знал, как опасны могут призраки, на первый взгляд кажущиеся безобидными. Поэтому юноша сосредоточился на своем «клиенте».
- Сайленсс, - обращаться так к духу  умершей девочки было очень непривычно, - почему ты злишься на меня?
- Ты плохой! Тебя здесь быть не должно! Ты вломился в мой дом! Мой дом, мой дом, мой, мой, МОЙ!!! Я все расскажу маме!
Значит призрак интуитивно чувствовал исходящую от него опасность, отсюда и неприязнь, граничащая с ненавистью. Вторым фактором стало вторжение проклятого на территорию, которую душа считала своей.
- Очень хорошо. Могу я поговорить с твоей мамой?
Девчонка замолчала. Похоже, она что-то пыталась вспомнить.
- Ее сейчас нет. Она ушла. - Ему показалось, или в голосе призрака проскользнули нотки неуверенности?
- А когда она вернется? Понимаешь, мне очень нужно с ней поговорить.
Ответа не было очень долго.
- Я не… Я не знаю. Она мне ничего не сказала… - Классический, самый простейший прием возымел успех. Девчонка оказалась растеряна. Конечно, ведь она жила в своем собственном воображаемом мире, который сейчас трещал по швам, столкнувшись с суровой реальностью, в которой эта Сайленсс была мертва.
- Послушай, - юноша изобразил на лице притворное удивление и ткнул пальцем в ассуру, - а кто эта женщина? И что она делает в твоем доме?
- Здесь никого нет. Только ты и эта поджигательница! - брови девочки гневно нахмурились. - Ты специально тянешь время! Мама говорила, что нельзя разговаривать с незнакомцами! Они могут притвориться добрыми, а потом украсть и сделать что-нибудь плохое! - Девчонка вновь стала подниматься над землей, явно потеряв интерес к беседе, и Коттон понял, что теряет контроль над ситуацией.
- Принесите мне зеркало. Быстрее! - Резко скомандовал он, нисколько не задумываясь, будет ли его приказ выполнен. Все мысли парня сейчас были сосредоточены на призраке. Говорящий уже был готов заняться непосредственно изгнанием, если его попытка уговорить душу добровольно отправиться в изнанку окончится неудачей.
- Сайленсс, я хочу помочь тебе. Посмотри сюда, что ты видишь? - Как только в руках у проклятого оказалось зеркало, он поднял его на уровень глаз призрака. - Скажи мне, что?
Хвала Ильтару, ему вновь удалось завладеть вниманием души. Несколько томительных мгновений девчонка вглядывалась в зеркало, после чего растерянно пробормотала:
- Ничего. Почему я там ничего не… ГДЕ МОЕ ОТРАЖЕНИЕ?
Сейчас момент был самый подходящий.

Женщина вздрогнула, услышав, как Коттон обращается к пустоте именем ее дочери. Она верила его словам, не могла не верить, но от этого слушать происходящее было ничуть не легче. Она не задумываясь сняла со стены небольшое зеркало и отдала юноше, так и не отойдя от него больше. Стоять вот так, рядом, было невероятно радостно и печально одновременно.
- Ты мертва, Сайленсс. И это теперь уже не твой дом. Тебе здесь не место. Уходи в изнанку, позволь мне помочь тебе обрести покой.
Асшора дернулась как от удара и зажала рот рукой. Да, он говорил это другой девочке, умершей уже давно, но Тейар подери, как ужасны были эти слова. Сердце пропускало удар за ударом, но продолжало неумолимо биться о ребра. Вокруг них происходило что-то значительное, но она не могла этого увидеть, просто, молча, глядя на сына. Ей было не важно, останется здесь неведомый призрак маленькой девочки или нет. Это не имело ровным счетом никакого значения.

-Нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет! Ты все лжешь! Я тебе  не верю! Нет, нет, нет! Это неправда! Неправда, неправда, неправда, неправда, неправда, НЕПРАВДА!!! - Случилось то, чего Коутон боялся больше всего. Душа отказалась принимать реальное положение вещей и мириться с фактом собственной смерти. Теперь, когда ее так тщательно выстроенный мирок рухнул, она упорно цеплялась за осколки, не желая принять очевидное.  Что ж, такое бывает. Теперь придется ее изгонять силой, что займет гораздо больше времени и потребует огромных затрат энергии. Однако это было необходимо. После неудачной попытки договориться призрак может озлобиться, и тогда неприятностей от него будет куда больше, нежели куча разбросанных свитков. Но прежде чем проклятый успел начать процедуру, девчонка с воем в очередной раз пообещала все рассказать маме, и исчезла.
Просто прекрасно. Теперь ее еще и ловить придется. Хотя, призраки подобного рода долго прятаться не умеют. Скоро она проявит себя, и тогда останется только нанести удар.
- Договориться по хорошему не удалось, - пожав плечами и усмехнувшись прокомментировал Коттон все это представление для тех, кто не имел возможности наблюдать его целиком.

офф

Совместный пост с Сайленсс

+3

5

«Просто прелестно! А ты умеешь быть незаметной.» - Таррэ недовольно хмурилась и смущалась под взглядом хозяйки дома. И пусть голос и речь пожилой ассуры были весьма дружелюбны, Рэн все равно чувствовала себя неуютно. Еще и Коттон разве что в голос не ржал над ней. Девушка раздраженно повела плечом и отвела взгляд. Она опять была недовольна, а так и до нового проявления ее замечательной неконтролируемой магии не долго. Такими темпами она спалит себя во сне, если ей плохой сон привидится. Потребность в магическом обучении все возрастала, но не идти же ей в академию? И как тогда искать наставника? Поняв, что мысли увели ее в еще большую пучину отчаяния, Арэн решила отвлечься, рассматривая названия фолиантов на стеллаже. Изучив несколько корешков, травница тут же забыла обо всем происходящем вокруг и круглыми от удивления глазами принялась бережно водить пальцами по кожаным переплетам. Сайленсс конечно рассказывала, что ее отец интересовался алхимией, но, Тейар подери, откуда у него все эти редкие экземпляры? Или он еще одну дочь продал за обладание этими книгами?
Одна небольшая книжечка в черной потрепанной обложке заставила Рэн благоговейно замереть. Дрожащими руками девушка осторожно вытащила том с полки и уставилась на обложку. Ни названия, ни автора. Только три основных алхимических символа выведены золотыми чернилами на черной коже. Но дальнейшее наслаждение своей находкой было грубо прервано каким-то свитком, ударившим в плечо травницы. Арэн ойкнула и бросила злобный взгляд на иштэ, так как не сомневалась, что это его рук дело. Ну а кого же еще? Она как-то не могла себе представить, чтобы почтенная хозяйка семейства вдруг вытворяла такие вещи. Но проклятый сейчас и сам был атакован всевозможными летающими предметами. Удивляться и разобраться в происходящем ей так же не дали. Неизвестный запустил в нее очередным бесценным свитком. А когда травница увидела летящий в ее сторону подсвечник, то решила спрятаться от всех этих снарядов за креслом. Из своего укрытия она и наблюдала за разворачивающимися событиями, бережно прижимая обнаруженную книгу к груди.
«Призрак?» - Девушка даже высунулась из-за кресло, но естественно она ничего не увидела, только стала свидетелем весьма странного разговора проклятого с пустотой. - «Сай, магия, родственники, теперь еще и призрак! Что же дальше? Инквизиция свалится на голову? Мэг из шкафа выпрыгнет? Или может Тейар с Ильтаром воплотятся и станцуют кан-кан на потолке? Ну или все это вместе...» - Арэн подавила смешок, пока буйное воображение рисовало радужную картину. Но услышав легкие шаги в сторону своего укрытия девушка вовсе посерьезнела и встала из-за кресла. К ней направлялась седовласая ассура. Рэн почему-то машинально спрятала книгу за спиной, решив что женщина решила отобрать ценный фолиант у нее. Но вместо этого ее просто обняли. От внезапного проявления нежности, таррэ впала в ступор. Ей совсем не нравилось, когда кто-то незнакомый ее вот так фривольно касался. Причем по неизвестной причине. Неужели она выглядела настолько испуганной этим призраком, что у женщины возникло желание ее успокоить? В любом случае, эта пытка долго не продлилось, и уже через миг женщина просто встала рядом и устремила свой взгляд на Коттона. Стоя чуть позади, таррэ наблюдала за ней. Рэн невольно подметила некоторые общие черты в мимике и жестах у Сайленсс и матери. Только вот это совершенно не могло изменить отношение травницы к этой ассури. Рэн хорошо помнила историю подруги, и уже тогда не понимала, как мать может поступить так со своим ребенком. Ну а теперь открылось еще одна занимательная глава истории этого чудесного семейства. В которой неугодного для рода младенца выкидывают, словно мусор. Радовало только, что они не застали отца Сайленсс. Неизвестно, смогла ли тогда травница сдержать себя в руках и не подпалить эту библиотеку к Тейаровым псам.
- Договориться по хорошему не удалось, - Слова проклятого заставили отвести взгляд от женщины. Девушка слегка встряхнула уже подсохшими волосами. У нее было нестерпимое желание поскорее покинуть это уютное семейное гнездышко. Не дожидаясь хоть какой-то реакции от хозяйки дома, Арэн прошла по библиотеке и остановилась возле иштэ.
- Я надеюсь, что ты не планируешь задерживаться, бегать за призраком и применять свою темную магию для изгнания? - Девушка серьезно посмотрела в глаза Коттону. - Я конечно безумно рада, что ты нашел человека, который тебя родил... - «А потом бросил.» - Таррэ кинула осуждающий взгляд на ассуру. - Но если ты помнишь, нам надо разобраться с этими артефактами. - Девушка дотронулась до висящей на шее парня алой капельки. - К тому же дома у меня остался фенек, который может погибнуть от моего долгого отсутствия. И именно туда я спешила, пока вы не устроили свои выяснения родственных связей.
Высказав все это, девушка скрестила руки на груди и посмотрела на ассуру.
- Ах да, забыла представиться. - Таррэ кивнула головой, продолжая сверлить женщину взглядом. - Меня зовут Аерэна. Я давняя подруга вашей дочери.

Отредактировано Аерэна (2017-10-01 12:54:04)

+3

6

«Как-будто об этом можно было забыть». И почему в последнее время все вокруг решили, что могут им командовать и указывать, что делать? Вначале змея, решившая, что будет очень весело вначале поугрожать, потом портануть тейар знает куда, и исчезнуть под шумок. А теперь еще и Рэн решила повторить опыт своей подруги. Вот только из-за последних событий иштэ и так был на взводе, и травница выбрала не лучшее время, чтобы напомнить ему о существовании еще одной проблемы. Неужели таррэ не видит и не понимает, что на самом деле для него значит эта встреча? Или же ей просто опять приспичило обратить на себя внимание?
- Можешь не сомневаться, я ни о чем не забыл. - Тон  Коттона был довольно резок, но женщина сама была в этом виновата, - но если ты не заметила, я сейчас немного занят. И решать, гонятся за призраком или нет, решать мне. Впрочем, сейчас это делать бессмысленно — найти эту вредную девчонку все равно не получится, пока она сама этого не захочет. И потом, я собираюсь серьезно потолковать с этой женщиной. Нам есть что обсудить, и лучше бы это сделать в спокойной обстановке. Поэтому пожалуйста, постарайся в этот раз ничего не поджечь.

Неприязнь, сквозившая в каждом взгляде и слове этой незнакомой рыжей девушки, болезненно била по Асшоре, но едва она представилась, как ассури покорно приняла сочившийся в ее словах яд. Аерэна знала, как глубока ее вина перед собственной дочерью, а теперь увидела, что та намного глубже и по отношению к сыну. Не так она видела свою старость, выходя замуж за любимого мужчину. Совсем не так. Коттон был прав - вместо того, чтобы быть матерью, она стала всего лишь этой женщиной и у нее не было права не то чтобы просить, но даже надеяться. Она могла лишь попытаться помочь своим детям, раз уж это было в ее силах.
- Пойдемте со мной.
Они не стали поднимать излишнего шума, хоть им и не приходилось красться, шагая по коридорам. Однако, пожилая женщина не хотела доносить происходящее сейчас до посторонних ушей и глаз, если этого можно было избежать. Не потому, что стыдилась, а потому, что боялась. Они прошли на кухню и хозяйка сама поставила на огонь чайник, даже не задумавшись о том, чтобы вызвать прислугу.
- Никто не должен знать, что Сайленсс была здесь, - она глубоко вздохнула и сцепила пальцы в замок.- Никому не говорите об этом и Крисспу тоже, когда он придет.
Да, прошло много времени, но еще оставались те, кому ее старшая дочь была как кость в горле. Спасало лишь то, что никто не знал жива она или нет. Теперь это могло стать проблемой для нее, и Асшора надеялась всеми силами оградить ее от возможной беды. Хотя бы от той, от которой могла. Она поставила чай завариваться и вышла в коридор, чтобы написать письмо племяннику и вызвать его сюда.

Тон, которым заговорил Коттон, ей совсем не понравился. Лицо дрогнуло и исказилось в ухмылке, а ноготки впились в черную кожу книги. Девушка почувствовала себя ненужным балластом. И правда, кто она такая, чтобы встревать в столь важный разговор? Всего лишь случайно захваченная с собой свидетельница происходящего. Что ж. Если они так хотят поговорить, то она предоставит эту возможность. Только принимать участие в этом трогательном моменте она не собиралась. И все что для этого требуется - просто избавиться от артефакта.
Когда ассура пригласила пойти куда-то, Арэн даже не шелохнулась. Лишь проводила взглядом иштэ и потянулась к замку на цепочку кулона. Но застежка не поддавалась. Травница нахмурилась, села в кресло и уже двумя руками пыталась расстегнуть злополучный замок. Безрезультатно. Тогда девушка сменила тактику и потянула украшения вверх, стягивая его с головы, только вот цепочка оказалась слишком короткой, чтобы провернуть этот фокус. Аерэна уже начала волноваться. Разорвать шнурок тоже не получалось, а от дальнейших попыток ее отвлекла волна удушья. Рэн оставила все попытки и испуганно встала в кресле, придерживая книгу. Переживать недавний весьма болезненный опыт она не собиралась, а потому стиснув до скрипа зубы поплелась по коридору в поисках Коттона.
Мокрая, уставшая после тяжелого дня и магических выкрутасов организма, таррэ медленно шагала по коридору. Ладно хоть долго плутать ей не пришлось - она зашла на кухню как раз, когда ассура сказала о дочери и ушла. Дождавшись, когда шаги женщины стихнут в коридоре, таррэ скрестила руки на груди и посмотрела на Коттона.
- Уж извини, что порчу вашу идеалистичную обстановку для разговора своим присутствием, но мне не снять эту штуку. - Рэн криво усмехнулась и подцепила пальцем кулон, чуть потянула его, так что цепочка врезалась в кожу, устало вздохнула и отпустила алый камень.

«Умение исчезать в самый неподходящий момент – это семейное, что ли?»  Быстрое исчезновение ассуры не могло вызвать в душе Коттона ничего иного, кроме очередного приступа раздражения. Тем более, что на сцене вновь появилась Рэн, которую (кто бы сомневался!) не волновало ничего, кроме тейарового кулона.
По хорошему, иштэ должен был сказать Сайленсс спасибо за устроенные разборки. Весь этот бардак отсрочил момент объяснения, который Коутон всеми силами пытался оттянуть. И вот сейчас травница стояла перед ним, и в ее глазах читалась тревога. Раздражение понемногу отступало: девушка имела право беспокоиться. И ее желание избавиться от этой штуковины было вполне понятным. «Не будь эгоистом, Коутон. Попробуй наконец разобраться с этим».
- Что значит не можешь снять? – иштэ почувствовал, как у него по спине пробежал неприятный холодок: сам он тоже пытался снять побрякушку, и у него ничего не вышло. Но тогда парень все списал на излишнюю торопливость и нехватку времени. Может быть, стоило попробовать еще раз? Надо ли говорить, что все попытки делать хоть что-нибудь не увенчались успехом? Ни открыть замок, ни снять цепочку не удалось. Оставалось только попробовать чем-нибудь перерезать или перекусить металл, но прибегать сейчас к этому способу было бессмысленно: для этого под рукой не было надлежащих инструментов.
- Послушай, - Коттон старался говорить как можно спокойнее, несмотря на то что тревога Рэн частично передалась и ему, - подожди еще немного, я закончу здесь свои дела, и мы кое-куда сходим, где нам должны будут помочь с этим вопросом. Идет?
Конечно, проклятый имел ввиду лавку. Пора вернуться к продавцу и задать ему пару вопросов. Пускай этот фокусник разберется со своим «подарком», иначе от его заведения не останется и камня на камне.

Молча понаблюдав за попытками Коттона освободиться от амулета, Арэн облокотилась о стену и взъерошила свои волосы. В голове травницы усталость боролась с тревогой. Сонмы мыслей роились и жужжали. Рэн хмурилась, пыталась найти хоть какой-то выход из сложившейся ситуации, пыталась проанализировать и понять что стоит делать сейчас, а какая проблема может и подождать. Чайник закипел. Таррэ машинально подошла к плите и сняла его с огня. Процесс приготовления чая всегда действовал на нее успокаивающе. Поэтому девушка даже не заметила, как ополоснула заварочный чайничек из тонкого фарфора кипятком и открыла дверцу шкафа в поисках трав. Несколько секунд она непонимающе смотрела на незнакомое содержимое полок, прежде чем до нее дошло, что она сейчас не дома. Оглядевшись, Аерэна поймала внимательный взгляд серых глаз. Девушка тут же смутилась и отступила в глубь кухни.
- Я просто устала и, кажется, схожу с ума. - Невнятно проговорила таррэ и выдавила из себя подобие улыбки. - Слишком много всего произошло за последние несколько часов. Вся эта магия, амулеты, Сай со своими путешествиями в неизвестность и ты… - Рэн вовремя сообразила, что чуть не сболтнула лишнего. Ее щеки тут же запылали, так что она поспешила отвернуться от проклятого.

- Знакомое чувство, - невесело усмехнулся Коттон в ответ на речь рыжеволосой таррэ. И почему вдруг ему захотелось обнять девушку, как только она отвернулась? Иштэ нахмурился, отгоняя прочь это неуместное желание, и чтобы хоть как-то отвлечься от ненужных мыслей и заодно уйти от опасной темы, задал вопрос, который уже давно вертелся у него на языке:
- Интересно, почему Сайлесс так быстро сбежала отсюда, заставив меня разгребать последствия своего поступка? - Несмотря на все его старания, в голосе проклятого прозвучали нотки какой-то детской обиды. - Такое ощущение, что ей было неприятно находиться в обществе своей матери или оставаться в этом доме.

- Боюсь, что твоя догадка оказалась верна. - Рэн вздохнула и подошла к окну. Ливень на улице потихоньку стихал. - Фисташка конечно поступила подло, бросив нас тут. Но в каком-то смысле я ее понимаю. Я бы и сама предпочла забыть дорогу домой, если бы узнала, что твои родители не те кем кажутся. А брак, на котором настаивал твой отец, оказался самой обычной сделкой, где тебя продали как какую-то вещь, только чтобы и дальше иметь возможность заниматься своими исследованиями.
Таррэ уставилась на стекающие по стеклу капельки. Может поэтому она с Сай так хорошо сдружилась? Ведь обе они оказались разочарованы в своих родных.
- Возможно это и хорошо, что тебя воспитывал кто-то другой. - Тихонько проговорила девушка и горько улыбнулась. В каком-то смысле эта фраза относилась и к ней.

Асшора вернулась на кухню, почти неслышно ступая по каменным плитам пола. Женщина не удивилась разом воцарившемуся молчанию, лишь немного опустила голову и принялась разливать по кружкам чай. Она придвинула посуду к своим нежданным, но таким желанным гостям, и присела недалеко от Коутона, на расстоянии вытянутой руки.
- Криссп скоро придет, - взгляд серых глаз то и дело виновато опускался к столешнице, но женщина упрямо заставляла себя смотреть на сына. - Я знаю, что ты никогда меня не простишь, Коттон. И я даже не стану просить об этом, я понимаю. Только хочу, чтобы ты знал - если бы это зависело от меня, я никогда бы не отдала тебя.

После истории, рассказанной Рэн, поведение змеи сразу стало понятным. Вряд ли он смог бы разговаривать с родным существом, которое продало его, словно какую-то зверушку. Хотя, с ним поступили не намного лучше - выбросили, словно приблудного котенка. Коттон усмехнулся. Похоже, у них с Сай гораздо больше общего, чем казалось на первый взгляд.
его так называемая мать была права: простить такое он не был готов. И лицемерное раскаяние женщины, которая до этого дня даже не вспоминала о существовании своего сына, не вызывало в его душе ничего, кроме чувства глубочайшего отвращения.
- Если бы? Так может быть расскажешь мне, что могло заставить любящую мать бросить своего сына на произвол судьбы? Суеверие? Общественное мнение? - Юноша кивнул головой, словно признавая серьезность подобных причин. - А рассказать тебе, каково это, знать, что твои настоящие родители отказались от тебя и гадать, почему это произошло и думать, кем они были? Каково это, слышать на улице каждый день перешептывания за спиной? Каково это, когда тебя считают заведомо хуже других только потому что ты подкидыш, отмеченный проклятьем и приносящий несчастье?
Изначально парень не собирался говорить ничего подобного. Но внезапно его понесло, да так, что вся его злость, боль и негодование, копившиеся последние несколько дней, вылились на эту женщину, сидевшую сейчас перед ним с растерянным видом и явно не имеющую ни малейшего представления, как реагировать на эту внезапно разразившуюся бурю.

Женщина поджала губы, удерживая неуместные слезы, подкатившие к горлу. Он имел полное право выговаривать ей это все и она обязана была слушать. Что тут можно было возразить. Она не хотела оправдываться тем, что ее любимый супруг был категоричен в своем решении не опорочить "доброе" имя их семьи, а она всю жизнь подчинялась его решениям и не представляла, что можно как-то иначе.
- Ты не хуже других, никогда не говори так,- голос все же немного сорвался, выдавая отчаянные нотки. - Видят боги, я не хотела тебя отдавать, ни на секунду у меня не появилось этого желания, ни на мгновение я не пожалела о том, что ты родился. Я так радовалась, когда ты пошел учиться в академию, когда пошел по стопам Харло и стал стражником. А когда ты лежал в больнице искалеченный теми тварями, у меня чуть сердце не остановилось, Коттон. Мне никогда не было наплевать, прошу тебя, поверь мне, - пожилая ассури резко выдохнула, останавливая этот неуместный поток откровений и отвернулась от сына, силясь взять себя в руки.

И вопреки здравому смыслу и своим же собственным словам, Коттон поверил. Нельзя было не поверить, глядя на женщину, которая явно уже была готова расплакаться. К тому же, выплеснув весь свой гнев, иштэ растерял весь свой пыл, и выступать безжалостным обвинителем ему больше не хотелось. Кто он такой, что бы судить женщину, которая старше его во много раз? В конце концов, за свои поступки ассура уже оказалась наказана сполна — теперь у нее не было ни сына, ни дочери — а разве не самое страшное, что может случиться в жизни - это остаться в старости практически в одиночестве и знать, что тебе не на кого опереться?

Неловкий разговор был своевременно прерван до лучших времён - в коридоре раздались шаги и в помещение вошёл высокий молодой мужчина с такими же зелеными, как у Сайленсс глазами.
- Доброго вечера всем, - если незнакомцы его и смутили, то парень этого никак не продемонстрировал, вежливо кивнув гостям этого дома. - Тетя, что случилось? Извини, что долго, портанулся сразу, как только записку получил. Ты в порядке?

офф

Совместный пост с Аерэной и Сайленсс

Отредактировано Коттон (2017-10-12 18:57:37)

+3

7

Сперва Рэн молчала из вежливости. Но чем дальше развивался диалог между нашедшими друг друга родственниками, тем сильнее было желание травницы слиться с интерьером. Поэтому девушка всеми силами вжималась в подоконник и старалась даже не дышать, чтобы ненароком не получить от разгневанного иштэ порцию лестных слов или, упаси Ильтар, не стать вновь объектом для объятий от пожилой ассуры. Еще раз мысленно прокляв злополучный артефакт, из-за которого ей не удалось отсидеться в библиотеке, таррэ прижала к себе книгу, словно отгораживалась ей от происходящего, и старательно отводила взгляд.
Но последние слова женщины заставили девушку изумленно уставиться на говоривших. Арэн почему-то смутил тот факт, что мать Коттона была в курсе всех значимых событий его жизни. Аерэна нахмурилась, совершенно не понимая мотивов этой женщины. Девушка искренне не понимала, почему ассура даже не пыталась хоть как-то связаться с уже взрослым иштэ. Тайно следить за проклятым, оставаясь для него в тени, было как-то... эгоистично?  Да именно так. Рэн почему-то сразу представила, что за ее жизнью вот так же наблюдает ее настоящий отец, о которым таррэ не знала ровным счетом ничего. Девушке почему-то стало мерзко только от одной этой мысли.
Обстановку разрядил еще один гость, вошедший на кухню. Травница облегченно выдохнула. И не только из-за прерванного разговора. Она если честно даже не рассчитывала на столь скорое появление Крисспа, а следовательно и завершение всех дел в этом доме. Таррэ мысленно успокаивала себя, обещая вознаградить за терпение какой-нибудь вкусняшкой. А еще лучше было бы хорошенько поспать. Вот только что при этом делать с привязанным амулетом Коттоном? Рэн тяжко вздохнула и прикрыла глаза. Похоже отдых придется отложить до более подходящего времени.

Асшора поспешила успокоить взволнованного племянника и объяснить тому, зачем он понадобился так срочно и скрытно. Сказать, что мужчина удивился, значит промолчать. Установка ментального блока какому-то незнакомому парню, да еще вот так, с бухты барахты. Криссп окинул мальца заинтересованным взглядом, после чего внимательно посмотрел на пожилую женщину.
- В общем-то не вижу проблемы, хорошо, тем более раз ты просишь, - взволнованность тети бросалась в глаза, вызывая множество вопросов, но мужчина отложил выяснение причин до более подходящего времени. Мастер повернулся к Коттону и на этот раз одарил его профессиональным взглядом. - Полагаю, что афишировать ее ты не планируешь. Выбери место для основного рисунка. Ты волосы убираешь? Если да, то ключ на основании черепа, если нет, то просто на шее, чтобы волосы не сбривать сейчас. Выбирай в общем, а я за инструментами пока. Тетя, нужна чистая комната, куда никто посторонний не зайдет.
Действительно, тянуть не стоило. Как бы не было радостно и больно ей видеть Коутона, тем не менее ассури тоже хотела оборвать ту неловкость и тяжесть развивающихся событий, что так стремительно раскрутились с появлением дочери. Она ненадолго задумалась, отсеивая неподходящие помещения, где был существенный риск постороннего вторжения. Губы дрогнули в слабой улыбке.
- Ты еще помнишь, где комната Сай? Туда никто не зайдет.
Криссп на секунду нахмурился, с подозрением вглядевшись в лицо Асшоры, но молча кивнул и не мешкая начертил руну телепортации. Упоминание сестры ожидаемо выбило его из колеи. Асур нервно дернул плечом, гадая, связана ли она как-либо с происходящим. Ему, как одному из немногих, кто не точил зуб на змею, а искренне скучал и любил ее, вся эта история, слишком подозрительная для случайных совпадений, едко подтачивала привычное хладнокровие.

К счастью, этот нелегкий разговор оказался прерван внезапным появлением молодого парня. Должно быть это и был тот самый мастер. Честно говоря, идея с татуировкой не вызывала у Коттона большого воодушевления. Иштэ не любил татуировки и искренне удивлялся людям, которые их носили. Наносить себе на тело какой-то рисунок, словно дикарь? Проклятый никогда бы в жизни добровольно не согласился на подобное. Но в этот раз его согласие значение не имело. Каким бы безалаберным по характеру Коутон не был, просто так отмахнуться от столь серьезного вопроса он не мог. Кто знает, что могло случиться в будущем, и не поблагодарит ли он Ильтара через год или два за эту вынужденную меру предосторожности? Идея сбрить часть своих волос  ради татуировки вначале привела  стражника в ужас, и Коуттон собрался было твердо и решительно отказаться от этого, но сегодня был воистину необычный день, и парень прежде чем брякнуть очередную глупость, глубоко задумался, решив взвесить все «за» и «против». Здравый смысл победил и на этот раз.
- Лучше ключ сделать на основании черепа, - сказал он немного погодя, когда они уже входили в комнату Сай. Пока мастер делал кое-какие приготовления, у иштэ было немного времени, что бы осмотреться. Взяв в руки случайно попавшуюся на глаза тетрадку, Коутон был изрядно удивлен: все страницы там были исписаны какими-то алхимическими формулами и заметками. И таких тетрадок здесь было не мало! Помимо тетрадок и свитков, на столе лежали какие-то инструменты. Стражник плохо разбирался в алхимии, но у него почему-то не возникало сомнений, что  пинцеты, горелки, странные маленькие чашки и даже песочные часы – все это имело непосредственное отношение к алхимии.  Сай и Алхимия? Проклятый усмехнулся и покачал головой. Как-то даже в голове такое не укладывалось. Коттон недоуменно покосился на стоявшую неподалеку Рэн, поднял руку с тетрадкой и вопросительно выгнул дугой бровь. В конце концов, они же подруги. Должна же травница знать что-нибудь о ее увлечениях. Тем более, что сама она уж точно имеет непосредственное отношение к этой науке.

Вяло и безропотно плетясь в хвосте их весьма странной процессии, таррэ полностью погрузилась в свои мысли, даже не пытаясь разглядывать убранство помещений по пути. В комнату она зашла последней. И тут же поймала вопросительный взгляд проклятого. Тот держал какую-то тетрадь и смотрел на Рэн с таким видом, словно откопал ее девичий дневник. Аерэна непонимающе нахмурилась, забрала записи и открыла на первой попавшейся странице. Ровный, старательно выведенный ряд алхимических формул смотрел на нее с чуть пожелтевшей от времени бумаги. Формулы как формулы. Самые основы, что с упоением заучивала сама травница в самом начале обучения у наставницы. Все еще не понимая, что так удивило проклятого, Арэн подняла взгляд, огляделась и на ее лице отобразилась догадка. Похоже они дошли до места, где можно было спокойно сделать татуировку Коттону, а именно до комнаты Фисташки. И учитывая обстановку, сразу стало понятным недоумение иштэ. Аккуратный столик с всевозможными записями и алхимическим оборудованием. Трюмо, заваленное книгами. Судя по названиям, там пылились томики с поэзией. Ну и самое странное - платяной шкаф из которого выглядывали платья жизнерадостных светлых оттенков. Все это совершенно не вязалось с образом нынешней Сай. Взгляд травницы упал на кровать, зацепился на плюшевой игрушке, гордо восседающей среди горы всевозможных подушек и думок. Кажется это был вив-волчонок. Слегка потрепанный, но все еще милый и пушистый. Рот таррэ невольно расплылся в ухмылке, а в голове уже замаячила одна безумная идея.
Пока мужчины были заняты делом, Рэн не торопясь прогуливалась по комнате, то и дело бросая взгляд на кровать подруги. Расчет был прост - незаметно подобраться к кровати, а потом так же незаметно стащить игрушку для Сай. Аерэна уже видела озадаченное лицо ассуры, когда она протянет ей этого чудо-зверя. И сперва все шло по плану. Но стоило девушке сесть на мягкую кровать, как он поняла насколько устала. Ничего ведь не случится, если она тут немного посидит? Арэн сама не заметила, как через несколько минут накатила дрема. Она села поудобнее, а вскоре уже прилегла. В результате таррэ благополучно уснула, прижимая к себе словно добычу книжечку и мягкую игрушку.

Процедура обещала быть болезненной, но не слишком долгой. У асура был значительный опыт в любимом деле нанесения татуировок, а уровень магистра позволял оперировать магическими потоками так же с достаточной скоростью, не умаляющей их качества. Парень усадил иштэ перед собой и с азартом человека, принимающегося за любимое дело всей жизни, начал работу. Волосы были аккуратно срезаны, а оставшийся ежик чисто сбрит, открыв будущее полотно. Криссп принципиально не пользовался обезболивающими заклинаниями, свято веря, что татуировку нужно прочувствовать изначально, чтобы ее суть въелась не только в кожу, но и на подкорку носителя, пусть даже и через боль. Иглы мелькали быстро, сосредоточенность на лице змеелюда граничила с одержимостью вдохновенного фанатика, а потоки магии при должном уровне фантазии можно было практически увидеть искрящимся фейерверком. Несмотря на сложность и тонкость работы, прошло всего несколько часов прежде, чем мастер последний раз протер исходящую кровавыми каплями кожу чистой тканью и отодвинулся от мальчишки.
- Заряжать не реже чем раз в две недели, это стандартный срок. Тебе понадобиться рунник, который не побежит докладывать об этом первому знакомому законнику. Если у тебя нет таких знакомых, то вполне можешь вернуться сюда, это процесс быстрый, много времени не займет, - мужчина размял пальцы, с любопытством оглядывая мальчишку и рыженькую девчонку. Змей не стал запрещать своему любопытству проявляться в полной мере, попутно принявшись обмазывать свежие рисунки специальным составом, призванным защитить травмированный эпидермис от гуляющей вокруг заразы. - А вы кто такие? Не думаю, что тетя первым встречным такие услуги оказывает, - он нахмурился, приглядываясь к спящей девочке, так по-свойски расположившейся на постели Сай, и быстро начертил руну, устанавливая слабый барьер на комнату, не пропускающий звуки наружу. - Вы что-то знаете о Сайленсс?

Процесс нанесения татуировки занял немало времени. Мастер во время работы не разговаривал – его дело требовало полной сосредоточенности. Если бы не боль, стражник уснул бы от скуки. И боль мешала ему абстрагироваться от окружающей его действительности и погрузиться в размышления, что бы хоть как-то занять тянущееся и тянущееся время. Когда работа подошла к концу, иштэ ощущал себя так, словно просидел в этой комнате не несколько часов, а как минимум пару десятилетий, из-за чего мужчина чувствовал себя не лучшим образом и хотел как можно скорее покинуть это место.
Но вместо этого ему пришлось выслушивать инструкцию о том, как лучше перезаряжать татуировку. «Еще одна морока мне на голову. Как-будто и без этой фигни проблем мало было». Озвучивать свои мысли вслух юноша не стал, а вместо этого покивал головой и вежливо поблагодарил. Но вот следующие слова рунника застали Коутона врасплох.
- Сайленсс жива и здорова, - осторожно ответил проклятый, благополучно проигнорировав первую часть вопроса. – А большего я тебе сейчас не могу сказать. - Было непохоже, что бы змея стремилась держать родственников в курсе всех своих дел, а значит не следовало говорить про нее ничего лишнего. – Если хочешь узнать более подробную информацию, можешь попробовать поискать Сайленсс и расспросить ее.
Коттон замолчал и равнодушно пожал плечами, дав тем самым понять, что считает эту тему закрытой.

«Лучше бы я и вовсе не спала…» - Таррэ проснулась от весьма громкого разговора мужчин. Тело совершенно не почувствовало отдыха, даже наоборот - от неудобной позы ломило спину. Еще и голова налилась давящей свинцовой тяжестью, пульсирующей при каждом резком звуке или движении. Рэн села на кровать и зябко поежилась - все же спать в непросохшей одежде было не самым правильным решением. Смысл продолжающегося диалога окончательно разогнал клочки сонливости, как раз в тот момент, когда иштэ ответил про Сай. Девушка сейчас совершенно не была уверена, что стоило хоть что-то сообщать про подругу, тем более незнакомцу. Складывалось впечатление, что Коттон просто мстил напарнице таким образом. Ладно хоть ничего конкретного не рассказал.
- Вы ведь закончили? - Арэн потерла лицо и пристально посмотрела на парней. - Мы можем теперь идти?

Он надеялся, что парень ответит нечто подобное, но все равно его слова на минуту ошеломили змея. Нахмурившись, он пристально разглядывал мальчишку и в голове сумбуром мелькали возможные варианты, кем он приходится его сестре, много ли знает о ней и насколько опасным может быть это знание для самого мужчины. Выражение лица Коттона явно говорило о том, что на этом разговор можно считать законченным, так что для начала Криссп решил поговорить с тетей. Из нее информацию будет вытащить гораздо проще. А дальше действовать он будет уже по обстоятельствам. В конце концов теперь, зная, что найти этого парня будет возможно, вариант впоследствии выйти на Сай переставал быть абсурдным. Оставалось разобраться в том, не будет ли подобное во вред сестре. Детали.
- Мы закончили. Проводить, или найдете дорогу сами?
По просьбе Кота он начертил им две руны на взятых со стола листках бумаги, дождался, пока они исчезнут из комнаты и вышел, плотно закрыв за собой дверь. Нужно было ловить момент, пока Асшора не поймала знаменитое ассурийское хладнокровие и попытаться узнать как можно больше.

http://s1.uploads.ru/i/EgrZt.png [ Улицы Вильдана l Флешбек ]

Отредактировано Аерэна (2017-11-10 18:55:48)

+2


Вы здесь » За гранью реальности » С миру по нитке » Окраина Шхааса. Дом семьи Триш'Эйкис.